0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Только ты в моей голове » Отрывок из книги «Только ты в моей голове »

Отрывок из книги «Только ты в моей голове»

Автор: Лукьянова Виктория

Исключительными правами на произведение «Только ты в моей голове» обладает автор — Лукьянова Виктория Copyright © Лукьянова Виктория

Глава 1.

 

Я вылетаю из приемной начальника на одеревеневших ногах, стараясь держать спину прямой, а на лице сохранять прежнее невозмутимое выражение. Я не проиграла. Черт возьми! Я не сдамся так просто!

Миновав первую дверь, я начинаю ненавидеть это место.

- Лана, подожди! - Меня одергивает женский писклявый голосок, и я замираю, реагируя на собственное имя. - Ты куда так спешишь?

Напротив меня останавливается Ира, наш секретарь и по совместительству моя местная подруга, хотя в это ранг она возвела себя сама. Я же не сопротивлялась, понимая, что даже для такой как я нужны такие как она — глуповатые, симпатичные и болтливые подружки, которые смягчают твою собственную стервозность и закрытость, которой, увы, но изначально я страдаю.

- Я не спешу, - отвечаю, натягивая улыбку на дрогнувшие губы, и осторожно поворачиваю голову.

Из кабинета Георгия Вячеславовича выходят остальные начальники отделов, но того, кто выбешивает почти полгода, пока не появляется. Поэтому у меня есть лишняя минута на то, чтобы избавиться от Иры и вернуться к себе. Желательно, закрыться там и не принимать никого. Но вновь, увы, я не могу позволить себе прятать голову в песок, как чертов страус, пережидая надвигающуюся угрозу, пока он пристроится сзади и поимеет меня. Впрочем, он уже это делает, и за последний месяц нагибал меня прилюдно трижды.

- Как все прошло? - насторожено интересуется Ира, вертя в руках ламинированную папку.

- Нормально, - лгу, не чувствуя в себе раскаяния.

Ей не стоит знать, как меня принижает каждый раз этот выскочка.

- А он? - Ира прекрасно понимает, кто именно из всех начальников-коллег беспокоит меня больше остальных. Я сдавленно улыбаюсь, хотя внутри все закипает до предельного градуса.

- Как обычно. Как не было манер, так ими и не обзавелся.

- Ох! - Ира выдыхает и смотрит себе под ноги. - Прости, Лана, я думала, что он хоть чуток сдержаннее станет. Но, кажется...

- Не кажется. Этот, - я глотаю ругательство, замечая проходящих мимо коллег. - В общем, мне пора.

- Свет, - секретарь вновь одергивает меня, вызывая приступ дикого желания послать ее как можно дальше. Но я вновь глотаю проклятия и смотрю на бледные щеки Иры.

- Да?

- Удачи тебе, - шепчет она и кивком прощается, направляясь в кабинет начальника.

Я же резко разворачиваюсь на каблуках и вылетаю прочь. Прочь и подальше, пока он появился в коридоре и не застал меня врасплох. Еще одну порцию унижений и издевок я не переживу.

Вбегая в свой кабинет, я чувствую, как до меня наконец-то доходит то самое ощущение — тело начинает знобить, зуб на зуб не попадает, а в глазах собираются слезы. Плюхаясь на стул, я не замечаю момента, когда случайно или нарочно скидываю с гладкой светлой столешницы ручку и блокнот, зарываясь пальцами в волосы, и сдерживаюсь, чтобы не выдрать клок. Внутри не просто кипит, там разрывает от чувства потери и незащищенности. Чувство топит меня. Топит и он, намерено разрушая мою карьеру.

Черт! Я проторчала здесь восемь лет. Восемь самых сложных и самых плодотворных лет в моей жизни. И один ушлёпок пытается все разрушить! Кажется, из-за него начинает трещать моя броня, которой я обрастала все эти годы, придя в компанию совсем зеленой стажеркой на полставки и обивая пороги руководства, постепенно выстраивая свою карьерную лестницу. Но мы еще сразимся! Пусть броня и трещит, но стальные яйца все еще при мне. Ни один мерзавец  не посмеет уничтожить мои труды. Тем более «этот» выскочка!

Стукая ладонью по столу, я прогоняю панику и стараюсь взять себя в руки. Не хватало, чтобы кто-то вошел в кабинет и увидел меня такой — подавленной, разбитой и со слезами на глазах.

Растирая влагу ребром ладони, я хаотично пытаюсь отыскать зеркальце во втором ящике стола, наклоняясь и зарываясь чуть ли не с головой, когда до меня доходит обрывочное оповещение. Новое сообщение, пришедшее на электронную почту, заставляет также резко разогнуться и уставиться на экран телефона.

- Только этого мне еще не хватало, - хрипло выдыхаю, но не тороплюсь просматривать сообщение.

Наверное, в сотый раз за месяц я обещаю себе снести к чертовой матери этот почтовый ящик, который создала будучи наивной студенткой. «BrunetkaLANA@» – мозгов мне явно не хватало, тем более использовала тогда ящик для всего — и пока работу искала, и для регистрации на различных сайтах. В итоге почтовый ящик превратился в мусорку для спама. Пока однажды не пришло новое уведомление, которое я намеревалась стереть как и прочие рассылки, но в тот миг рука дрогнула, и вместо кнопки «удалить» я нажала на «просмотреть».

С тех самых пор что-то в моей жизни шло не так. И нет, я не про работу.

Дело в письмах, которые сыпались на меня каждый день. Кто-то без имени и каких-либо опознавательных знаков обхаживал меня, пока я сдуру не решилась поддержать беседу. Так все и началось. Поэтому занося руку в очередной раз, я замираю и прислушиваюсь к себе. Что я хочу увидеть там? Привычное «Привет» или что-то большее?

Сдавлено выдыхая, я все же открываю приложение и провожу пальцем по последнему письму. Для его писем у меня есть отдельная папка. Его! Смеюсь над собственной глупостью и чувствую, как злость оставляет меня, замещая собой расслабленностью. Как вовремя!

Нажимаю на «просмотреть» и вчитываюсь в строчки, расплываясь в улыбке.

«Привет, Лана. Сегодня особый день. Ровно пять месяцев. Возможно, нам пора начать отмечать наши даты?»

На губах играет улыбка. И как ему так удается? Удается парой слов или двумя строчками поднять настроение и заставить выбросить из головы Савицкого.

- Черт! - рычу сквозь стиснутые зубы и ругаю себя. Ну, вот же, я пыталась забыть. Но Демьян Савицкий прочно засел там и никакие мои ухищрения не помогают выгнать ублюдка.

Я закрываю письмо, убираю на край стола телефон и стараюсь больше не прикасаться к нему. Хватит! Нужно брать себя в руки, иначе я только все испорчу. Но новое сообщение спустя пять минут заставляет меня подпрыгнуть на месте и схватить смартфон.

«Так как тебе идея встретиться?»

Я выдыхаю и пишу свой ответ «НЕТ». Специально выделяю крупными буквами, что бы он перестал докучать мне с этим бесконечными «встретиться». Первое предложение взглянуть друг на друга я получила после недели нашей яркой и плодотворной переписки. Но так и не решилась увидеться с ним: вначале был банальный страх, а после я осознала — так лучше. Я не разочаруюсь в своем таинственном незнакомце, он не разочаруется во мне. Потому что все мои отношения обычно летят коту под хвост со скоростью сверхзвуковой боеголовки. На поражение.

Он молчит, и это дает мне шанс на передышку и возможность не думать о нелепой «годовщине». Я возвращаюсь к работе, как тихий, но настойчивый стук в дверь вновь вынуждает меня подпрыгнуть на месте. Что-то действительно происходит со мной. И это явно не из-за рабочего стресса.

- Да, - говорю громко и отчетливо. Поднимаю глаза и вижу на пороге того, кого не хотела бы видеть даже за деньги.

Демьян Савицкий открывает дверь и делает уверенный шаг, сокращая между нами расстояние. В один миг воздух накаляется, электризуется и искрит. На губах мужчины появляется самодовольная улыбка, а за его спиной маячит Дарья — одна из сотрудниц моего отдела и верная соратница-помощница. Демьяна она тоже не переваривает. Я вижу, как на ее лице отражается величайшая скорбь и сожаление — значит, мужчина не послушал ее или проигнорировал, а Даша не смогла или не успела предупредить.

- Можно? - интересуется мужчина, хотя дверь за собой уже плавно закрывает.

- Входите, Демьян Витальевич, - с тяжелым выдохом произношу ненавистное имя, давая коротким кивком отмашку для Даши. Девушка кивает в ответ и вскоре ее лицо исчезает, а дверь за спиной Демьяна закрывается с характерным щелчком.

 

Глава 2.

 

- Вы что-то забыли мне сказать? - На губах дежурная улыбка.

Я сдерживаю порыв, чтобы не швырнуть в ублюдка степлер, который как раз оказывается под рукой.

Демьян скалится и присаживается напротив, не спрашивая и не дожидаясь от меня предложения. Да и не дождется! Мне проще переломать все стулья в кабинете, а не позволять ему сидеть тут.

- Нет, я сказал все, что хотел, - произносит он, складывая руки на мой стол.

Я перевожу взгляд на длинные пальцы с ровными ногтевыми пластинами и невольно начинаю завидовать. Мои пальцы в ужасном состоянии — нервы дают о себе знать. На мизинце воспаленный заусенец, на среднем пальце чуть надтреснутый ноготь, да и отросший гель-лак не красит мои руки. Я прячу ладони под столом и медленно наклоняюсь назад. Прислоняюсь спиной к кожаной поверхности и слышу, как скрипит спинка. Словно кошка скребет по стеклу когтями. Невольно морщусь и замечаю, как улыбка на лице Демьяна расцветает. Ему нравится видеть меня такой — на грани.

Черт, мне пора брать себя в руки!

- Тогда в чем дело? - шиплю сквозь зубы, наблюдая за тем, как мужчина наклоняется вперед и, подняв руки, переплетает пальцы в замок и складывает на них подбородок. Расстояние между нами катастрофически сокращается. Но я терпеливо выжидаю, косо посматривая на степлер. Туда же падает хитрый взгляд Демьяна.

- Да, ладно, Лана-Банана, остынь, - усмехается мужчина, одаривая меня самой благодушной и миролюбивой улыбкой, на которую только способен.

- Остыну, когда твое тело остынет в сточной канаве, - произношу уверенно, игнорируя чертово прозвище, которое прицепил ко мне мужчина как ярлык, и теперь за глаза меня только так и называют.

- Ох, Лана, не скаль милые зубки, - усмехается, прищурив глаза. - Ты мне нравишься.

От признания, которое оказывается слишком неожиданным, я теряю способность здраво мыслить. Лицо искажает гримаса отвращения, а улыбка Демьяна расползается до невозможных размеров.

- Лана-Банана, неужели подумала, что я в том самом смысле? - смеется мужчина, на мгновение закрывая глаза.

Я же резко отворачиваюсь, выдыхая спёртый в груди воздух.

- Говори, зачем пришел или проваливай, - отвечаю, чувствуя, что вновь проиграла. С ним иначе не бывает. Уже полгода изводит и никак добить не может, а я барахтаюсь, сопротивляюсь, хотя вся компания гудит как улей — Савицкий скоро дожмет стерву.

- Не шипи, - говорит он, наклоняя голову чуть вбок. Темные глаза сканируют меня, скользят по коже, оставляя обжигающие следы там, где задерживаются надолго. И я могу начертить эту карту по памяти, потому что так происходит всегда. Он изучает меня, каждый раз, каждый чертов раз, от макушки и до пяток. Но сейчас его взгляд останавливается на моей шее. Уверена, видит, как бьется жилка и работает горло, продавливая тугой ком из тошнотворной липкой слюны и застрявших ругательств.

- Ну же. - Выдыхаю и смотрю в ответ. Добился своего. Получил мой взгляд, полный решимости. Осталось прикупить шпаги и можно фехтовать на радость офисному планктону.

- Давай поужинаем, - вдруг предлагает, выбивая из легких воздух в очередной раз.

Я открываю рот и пытаюсь дышать, но ощущение выброшенной рыбы на раскаленный берег не покидает даже тогда, когда Демьян наклоняется вперед, тянет ко мне свои руки и касается подбородка, вынуждая сомкнуть губы.

- Да-да, Ланочка, прикрой, - шепчет, насмехаясь. - Иначе кое-что попадет в твой милый ротик.

Я отталкиваю его руку и подскакиваю.

- Пошел вон! - рычу, указывая на дверь. - Если ждешь, что я напишу заявление на увольнение после сегодняшнего, то хрен тебе! - показываю ему фигу. - Я не уйду!

Он усмехается и медленно выпрямляется, пряча ладони в карманах брюк. Его рубашка на мгновение натягивается, и плотные мышцы на руках бугрятся. Но когда Демьян расслаблен, можно усомниться в крепости его худощавого тела. Однако я наверняка знаю — эта походка ленивого кота или непринужденная поза даже на собраниях — маскировка. Он как хищник — голодный и кровожадный — ждет свою жертву. И сейчас я отлично играю по его правилам. Но я сама загоняю себя в ловушку каждый раз, не выдерживая его натиска и позволяя сомневаться в себе. Он нашел брешь в броне, и давит на нее, ковыряет своими аккуратными пальцами, вытаскивает мои страхи и обнажает кошмары.

- Хорошо, Ланочка. Я уйду. Но предложение все еще в силе.

- Лучше я сдохну, чем сяду с тобой за один стол, - бросаю вслед его спине.

На миг Демьян замирает около двери. Его рука выскальзывает из кармана и поднимается вверх. Дотрагивается до ручки, но там и останавливается.

- Зря ты так, Лана-Банана. Я же дружбу предлагал.

Савицкий, не прощаясь, выходит. Дверь за его спиной закрывается, а через мгновение следом летит степлер и ударяется о стену, оставляя небольшую вмятину.

- Черт! - рычу и падаю на стул, пряча лицо в ладонях.

Я вновь не сдержалась. Но почему так происходит каждый раз, стоит Савицкому заявиться на порог моего кабинета? Он выводит меня, бесит, раздражает. Он обнажает меня, заставляет испытывать самые отвратительные чувства к своей непробиваемой персоне.

Я качаю головой, пытаясь прогнать его прочь. Безуспешные попытки прерывает короткое сообщение. Рука тянется к телефону.

Опять сообщение от него.

Гневно посылая Савицкого, я открываю входящее письмо и замираю с телефоном в руке. На губах невольно подрагивает улыбка.

Почему? Почему, черт возьми, Демьян не может хотя бы чуть-чуть быть похожим на него?

- Ужасно, - выдыхаю, понимая, что сравнивать черное и белое бесполезно.

Две противоположности, от которых я стараюсь держаться как можно дальше. И если с Савицким понятно почему так обстоят дела, то с ним все иначе. Я просто боюсь, что он разочаруются во мне. Увидит, какой вспыльчивой могу быть, а после обращаюсь в бесчувственный камень. Чертова глыба льда вместо сердца!

Дрогнувшими пальцами строчу в ответ привычное «Прости, я на работе. Нет времени на разговоры, давай позже» и сворачиваю приложение. Нужно работать и стараться не думать о том, что меня слышали сотрудники. Но вскоре я разочаровано смотрю на Дарью, просунувшую голову в дверь.

- Может кофе? - предлагает она, посматривая то на меня, то на брякнувший под дверью степлер.

- Да, пожалуйста, - улыбаюсь в ответ, и Дарья понимающе кивает.

Пожалуй, выпишу девушке премию в этом месяце. Она заслужила. Терпит мои вспышки гнева, превращаясь в некий буфер между мной и остальными. Да и с Савицким периодически помогает, не подпуская его ко мне. Невольно сравниваю ее с маленькой собачкой, которая пытается облаять матерого волчару. А кто я в этой игре?

Облезлая кошка с шальными глазами и поломанным хвостом.

Такое сравнение нисколько не утешает меня.

 

Глава 3.

 

- Ну и что у вас опять случилось? - Лидия Николаевна опускается на тот самый стул, который я начинаю тихо ненавидеть, и протягивает мне ламинированную папку. - Вот, как ты и просила. Весь отчет за год готов.

Я улыбаюсь, принимая ее руку помощи, радуясь тому, что отдел бухгалтерии пошел мне на встречу и подготовил запрашиваемый отчет раньше, чем планировалось. У меня есть запас по времени, чтобы подготовиться к защите, если Савицкий продолжит нападать и топить мой корабль своим ледоколом эгоцентризма и нарциссизма, ну и бескрайним морем самовлюбленности.

- Все как обычно. - Пожимаю плечами, просматривая первую таблицу.

Лидия Николаевна, старший бухгалтер и та, с кем я работаю в компании все восемь лет. Мы пришли практически в один и тот же момент, и женщина оказала мне хорошую поддержку, став наставницей и коллегой, в которой никогда не сомневаешься. Увы, она осталась одной из немногих, остальная часть, кому я могла доверять, давным-давно разбежалась.

- Послушай, Свет, поговори со мной. Вдруг я смогу тебе помочь. Я же вижу, что он пытается тебя достать, но действует так, что и не подкопаешься.

- В том то и дело, что не подкопаешься. И в чем-то он прав, - признаюсь и чувствую, как сама подношу к лицу ружье.

Лидия отмахивается, наклоняясь назад. Смотрит на потолок и выдыхает.

- Между вами каждый раз искрит, - смеется она, а вот я роняю папку и смотрю на женщину, непонимающе моргая.

- Ты о чем?

- О том самом. - С ее лица не сходит улыбка.

- Пожалуйста, оставайся хотя бы ты на моей стороне. Думаешь, я не слышала про все эти споры за моей спиной и ставки? Уверена, не сегодня так завтра начнут принимать деньги.

С лица Лидии сходит улыбка.

- Не переживай так. Наш босс не дурак и так просто тебя не отпустит. Даже если Савицкий попытается порвать задницу, чтобы добиться своего. И еще, - она неожиданно поднимает руку вверх и тыкает в меня пальцем. - Я устроила тебе свидание.

Я безмолвно открываю рот и глотаю воздух. Черт! Я совсем и забыла о ее планах на мою скромную убогую персону.

- Да-да, не качай так головой. Завтра пятница-развратница, и мой троюродный братец будет ждать тебя в «Золотой рыбке! Так что натягивай своё мини и шевели прелестными булочками навстречу тестостерону.

Я отрицательно качаю головой, догадываясь — это не остановит Лидию.

Женщина смеется и покидает мой кабинет, подмигивая, перед этим оставив у меня записку с номером братца, который по ее словам скрасит выходные одинокой и красивой женщины. На мой намек о сутенерстве, чем это знакомство выглядит со стороны, Лидия отмахивается, сознаваясь, что давно мечтала нас познакомить.

- Вы идеально друг другу подходите, - говорит она, прикасаясь ладонью к ручке.

Перед моими глазами вспыхивает картинка, которая все еще отчетливо хранится в памяти — примерно так же замер на пороге Демьян. И почему он вновь оказывается в моей голове? За какие грехи Всевышний решил меня наказать им?! Что я сделала не так, когда Демьян оказался в нашей компании...

- Так что? - Лидия вопросительно смотрит на меня.

- Ой, ладно, - я отмахиваюсь, рассматривая записку с номером. - Так уж и быть, схожу и поболтаю с твоим братцем. Но берегись! Если он попытается съесть мой мозг, я откушу его голову.

- Ты кровожадная, Светик.

- Увы, жизнь делает меня такой.

- Особенно кое-кто? - вновь ее подмигивание, от которого мой собственный глаз нервно дергается.

- Даже не смей напоминать, - шиплю сквозь зубы, на что получаю тихий смешок. Лидия поднимает руки и прощается со мной, желая удачно отработать оставшиеся до выходных дни. Она выходит из кабинета, плотно прикрыв дверь, а я тихо выдыхаю, закрывая глаза.

На столе вновь оживает телефон. Еще одно сообщение от моего незнакомца.

«Желаю хорошо поработать», - отвечает он, и я чувствую себя неловко.

Однажды ему надоест общаться со мной, и тогда я стану никому ненужной. Даже таинственному мужчине, который общается со мной учтиво и не переходит границ, о которых каждый раз забывает Демьян. Черт! И опять он!

Я хватаюсь за голову и рычу. Он сведет меня в могилу. Посылая к чертовой матери Савицкого, я берусь за работу — погружаюсь в отчеты, готовя ответ для того самого негодяя, который прочно засел в голове. Поэтому в четверг я ухожу с работы поздно. Очень поздно. Впрочем, после его появления в компании, я стала все чаще задерживаться. Еще один минус от его появления. Кажется, скоро он изведет меня не морально, так физически. И однажды утром я просто не смогу встать и приехать на работу. Но, не теряя надежды, я возвращаюсь домой, а на утро устало плетусь обратно. Воюю с отчетами и заканчиваю к шести.

 

Пятница для меня продолжается в баре. Я стою перед «Золотой рыбкой» в мини и сверлю собственное отражение взглядом полным ненависти. Вот же до чего доводит годичный недотрах между ног и бесконечное насилие в голове. Я благополучно попадаю в бар и занимаю место за барной стойкой. В руках держу сумочку, в которой молчит телефон. Заказав слабый коктейль, я листаю ленту приложений и просматриваю входящие звонки и сообщения. Братец Лидии почему-то молчит. Смотрю на время — черт! Я слишком рано.

Раздосадовано глянув на бармена, я принимаю напиток и цежу его по чайной ложечке в час, в надежде что Антон — брат Лидии — не опоздает на встречу, и к тому моменту я не накачаюсь в стельку.

Телефон оповещает меня о входящем сообщении через двадцать минут после того, как я с грустью в глазах рассматриваю собравшихся в баре посетителей. Хватаюсь за смартфон и с непониманием смотрю на сообщение.

Антон даже не удосужился набрать меня. Лишь пара строк о том, что он опаздывает. Встрял в пробке на въезде в город. Я открываю по инерции карту и вижу — действительно пробка на мосту. И тут же начинаю себя ненавидеть. И почему во мне нет ни капли доверия к людям? Даже сейчас я ищу какой-то подвох и не могу понять, заслужил ли он моего сомнения, потому что я не знаю Антона. Или потому что я такая — недоверчивая и осторожная.

Набирая поспешно ответ, я даю мужчине шанс. Если он действительно опаздывает из-за пробки, то я могу потерпеть. Ничего же со мной не случится, пока я посижу здесь, попробую пару напитков, и если он так и не появится, то закажу такси и вернусь домой. Всего-то дел! Главное, продержаться и не психануть, посылая Антона как можно дальше.

Я вновь поворачиваюсь к бармену и прошу повторить. Заведение наполняет громкая музыка и голоса — самый разгар вечера. Получив новый бокал с зонтиком, я прикасаюсь к кромке стекла губами, чувствуя, как слабый алкоголь делает свое дело — медленно наполняет сосуды и тело начинает наполняться теплом и расслабляется. Перекинув ногу на ногу, я продолжаю прислушиваться к музыке и наслаждаться коктейлем, как неожиданно рядом со мной возникает высокая тень.

На мгновение уверена — Антон оказался на месте быстрее, чем я рассчитывала. И поворачиваясь к нему, я ловлю на себе внимательный прожигающий взгляд.

Взгляд человека, который скалится хищной улыбкой и будто подносит ко лбу пистолет. Неверное движение или неправильное слово — и Демьян Савицкий растопчет меня своей подавляющей, уничтожающей энергетикой.

- Ну привет, - говорит он, складывая перед собой руки. Его любимый жест — будто учитель, который готов отчитать провинившегося ученика. Не хватает поцокать языком и выпороть.

От неожиданной мысли, которая поселилась в голове, я изумленно изгибаю бровь и смотрю на Демьяна. Он смотрит в ответ, будто зеркалит мое выражение. Так мы и пялимся друг на друга, пока мой рот не начинает говорить.

- Генерал Кеноби!

 

Глава 4.

 

- Так, ей больше не наливать, - произносит Демьян, косясь на бармена.

Тот смотри в ответ и непонимающе моргает. Уверен, с двух коктейлей не набраться до отключки, а вот у Демьяна другие мысли на этот счет.

- Ты какими судьбами тут? - опережает меня мужчина, скользя липким взглядом по коже: сначала лицо, после шея. Сверлит ключицу и декольте, явно огорчаясь тому, что вырез тут демократичен. Зато то, что располагается ниже, его явно радует. Он смотрит на мои ноги и цепляется взглядом. Как репейник, вроде бы и не больно, но чувство дискомфорта и раздражения нарастает.

- Аналогичный вопрос.

Я отставляю от себя полупустой бокал и гипнотизирую в ответ, пусть мне и неприятно видеть его таким — расслабленным, самодовольным и охренительно симпатичным... Так! Черт! Что это со мной?

Вновь смотрю на Демьяна и ищу в нем изъяны. Где же эти чертовы идеальные рубашки, которые бесили своей безупречностью? Или костюм, сидевший на его теле как влитой. Даже классические часы, дорогая и узнаваемая марка, от которых сводило скулы. Я не вижу офисного тирана. Я вижу другого человека. Демьян изменился, и должна признать, даже в лучшую сторону. Ему идет серая футболка с небольшой помятостью в области живота, скорее от сидения, с наклоном вперед. Идет легкая спутанность темных волос. Какой у них цвет? Черт! За полгода я так и не рассмотрела его так — вблизи и в ином ключе.

Я качаю головой, прогоняя мысли. Это коктейли и моя усталость. Больше ничего. Потому что Демьян Савицкий априори не может привлекать женщин, которые дружат с головой и умеют контролировать то, что у них находится между ног.

- А ты? - Он наконец-то перестает сверлить мои коленные чашечки и поднимает взгляд темно-серых глаз. Интересный оттенок. Красивый, хоть и кажется простеньким. Но у него все кажется не таким, каким должно быть.

- Я первая. - Упрямо поджимаю губу. Мужчина усмехается и подзывает бармена. Заказывает себе выпивку и, не дожидаясь, когда перед ним опустится бокал, вновь смотрит на меня.

- Я здесь с друзьями. - Кивком указывает на дальний столик, за которым собрались молодые мужчины. Все как на подбор, отчего другая дамочка (не я) закапала бы слюной. Я же скольжу взглядом в направлении троицы, которая явно увлечена беседой, и возвращаюсь к Демьяну. - Теперь ты.

- А я здесь пью. И очень надеюсь, что ты уйдешь и не будешь портить мне пятничный вечер своим слишком довольным лицом.

Демьян качает головой, но он не взбешен, даже не задет моими словами. Ему нравится. Получает особое удовольствие. Я будто подпитываю его каждый раз, и морда Савицкого светится от счастья.

- Значит, от ужина отказываешься, а сама не прочь провести вечерок в шумном местечке? - Подмигивает он. - Может, тогда присоединишься к нам? Мы не кусаемся.

Я изумлено изгибаю бровь и выставляю перед собой руки.

- Пощади! Если кто-то из них хоть чем-то похож на тебя, я не выдержу. Пожалей мои нервные клеточки и исчезни.

- Нет, Лана-Банана, - усмехается мужчина, принимая от бармена свой напиток. Надеюсь, на дне плещется яд. Если нет, то готова добавить свой. От этой мысли во рту собирается слюна. - Так что ты тут делаешь? - вращая бокал в руке, Демьян смотрит на отблески стекла, но я чувствую, что его взгляд то и дело возвращается ко мне. - Мне всегда казалось, что ты предпочтешь сериал и пиццу в пятницу, а не вот это все. - Он кивает на шумную толпу, заполнившую модный бар.

Я пожимаю плечами, расплываясь в улыбке.

- А мне всегда казалось, что ты предпочтешь отвалить от меня и не портить мне вечер. Тем более сегодняшний. - Подмигиваю, готовя для него веский аргумент. Знаю, играю на грани, потому что от Савицкого можно ожидать чего угодно, но рискую. - У меня здесь свидание.

Демьян на миг замирает с приоткрытым от удивления ртом. Смотрит выжидающе, будто я должна ему доложить все в подробностях, но, не получая ответа, усмехается. Его лицо, до этого момента кажущееся относительно дружелюбным (не безобидным) искажается в кривой гримасе. Ну вот, кажется, я проиграла. Выльет на меня ушат помоев и будь таков. И я готовлюсь, обрастаю броней, судорожно припоминаю язвительные высказывания, но всё что произносит Демьян так простое «Удачи».

- Не буду тогда мешать. - Продолжая скалиться, он забирает свой бокал и уходит.

Я же остаюсь на барном стуле и провожаю взглядом мужскую прямую спину. Вижу, как он взмахивает ладонью, парни — его друзья — отвечают тем же. Встречают его смехом и каким-то фразами, которые я, конечно же, здесь не услышу. Демьян что-то отвечает, не оборачиваясь. Но я уверена — речь обо мне. Потому что троица косо посматривает на меня и вновь взрывается смехом.

Поджав губу, я отворачиваюсь, чувствуя себя ужасно нелепо. Он наплел им гадостей про меня, впрочем, все как обычно. В этом весь Демьян Савицкий — мерзкий и лицемерный. И то, что на миг показался мне относительно дружелюбным — мое чутка захмелевшее воображения и самая глупая ошибка, которую совершила с момента встречи с ним.

Погружаясь в дурные мысли, я вздрагиваю от входящего звонка. Антон. Ну что же, как раз вовремя. Надеюсь, ты не добьешь меня и окажешься нормальным парнем с офигительной внешностью, чтобы заткнуть гнилой рот моего личного врага!

Мысленно усмехаясь, я прикладываю телефон к уху и отвечаю.

- Привет. Я на месте. Сейчас паркуюсь и приду. Как тебя найти? - бодро произносит мужчина на том конце. И даже искаженный звук и музыка бара не портит впечатления. Голос у него приятный, звонкий. Никакой чертовой хрипотцы, как у того чудака, который больше не смотрит в мою сторону. А вот я намерено поворачиваюсь к их столику и отвечаю, рассказывая Антону где меня искать. Покачиваю ножкой, с острой коленкой, на которую так долго залипал Савицкий, и жду своего спасителя.

Антон входит в бар спустя пару минут. Я замечаю его и понимаю, Лидия не солгала, описывая в подробностях этого Аполлона. Он действительно хорош — светлые волосы, чуть курчавые на кончиках, длинные мощные руки, крепкие ноги, обтянутые модными джинсами. На нем светлая футболка, и каждый мускул очерчен так, будто кто-то высекал парня из мрамора.

«Черт! Да мне сегодня везет!» - я невольно сравниваю Антона и Демьяна, понимая, что второй проигрывает по всем фронтам. Да, он такой же высокий, но мышц ему явно не хватает. Да и волосы темные и слишком длинные, да еще взъерошенные, будто Савицкий потерял расческу и орудует пятерней. Даже его футболка кажется ужасной, по сравнению с одеждой моего Аполлона, который стремительно приближается ко мне и занимает тот самый стул, на котором недавно протирал штаны Савицкий.

Я улыбаюсь, приветствуя Антона, но краем зрения замечаю, как Демьян оборачивается и замечает нас — красавца-мачо и меня, расплывающуюся в улыбке и светящуюся от счастья. Жаль, что все это показное.

- Прости за задержку, - произносит он, подзывая бармена.

Заказывает себе безалкогольный напиток, и вновь смотрит на меня, явно оценивая мини и коленки, вот только его взгляд не сверлит и не гипнотизирует. Быстро скользит, нигде не задерживаясь. Я чувствую себя неловко, пытаясь прогнать мысли о Савицком из головы. Но почему-то то и дело сравниваю их, и с каждой минутой мои плюсы, щедро подаренные Антону, начинают таять. Он с упреком косится на мой бокал, явно не одобряя выбранный напиток. Хотя странно, мы же в баре. Я здесь не за чашечкой кофе, как и он.

- Хорошая была идея встретиться здесь. - Проверяя теорию, пытаясь убедить себя — это все мое воображение разыгралось из-за встречи с Демьяном. Он умеет выбить из колеи.

Антон хмурит светлые брови и качает головой.

- Я не выбирал это место. Думал, твоя идея.

Я глотаю воздух вместо коктейля, поражаясь тому, что не подавилась и выдыхаю, припоминая Лидию.

- Кажется, это твоя сестра, - усмехаюсь, а вот внутри как-то дерьмово попахивает. Все мое свидание сведется к пустой болтовне и косым взглядам.

Антон согласно кивает и приступает к той самой болтовне, о которой я только что подумала. Мне приходится подыгрывать ему, но стойкое ощущение, что Демьян продолжает сверлить тяжелым взглядом мою спину, не пропадает на протяжении пары часов, что мы торчим в «Золотой рыбке».

Самые отвратительные пара часов в моей жизни. Демьян прав. Лучше бы я сидела дома и смотрела сериалы. Пользы было бы больше.

 

Глава 5.

 

- Тебя подвезти? - Антон смотрит то на меня, то на свой автомобиль, которым он успел похвастаться за вечер раз пять. Я нахожу взглядом его красную спортивную машинку и мысленно морщусь — не в том я возрасте, чтобы кидаться на такое, да и не в том статусе.

Мне двадцать девять и я не старая. Но что-то во мне неминуемо изменилось после того, как пришлось крутиться и строить карьеру. Не было времени на развлечения и на вот таких парней. Лидия права — он ходячий тестостерон, но меня воротит от этих мышц и белоснежных зубов. Штормит от его придирчивого взгляда. Возможно, это я придираюсь, по крайней мере, с остальными. Но Антона чувствуя как себя — нам явно не по пути.

- Подвезти? - наигранно переспрашиваю, глупо хлопая ресницами. - Не нужно. Я тут живу недалеко. Пара кварталов и я дома, - тончайшим образом намекаю, что ему пора сваливать. Как и мне.

Антон не дурак — дважды свои услуги не предлагает. Прощаемся там же на парковке. Он идет уверенным и размашистым шагом к игрушечной машинке; я торопливо разворачиваюсь на каблуках и примечаю себе скромный уголок в тени. Оттуда и позвоню, закажу такси, когда лощенный несостоявшийся бойфренд пропадет с глаз долой.

Я приближаюсь к намеченному месту и поворачиваю голову, ожидая когда Антон покинет наконец-то парковку. Он не заставляет себя долго ждать — красная машинка плавно движется между рядов других автомобилей и вскоре срывается с места, вклиниваясь в бурный поток. Я выдыхаю и вынимаю из сумочки смартфон. Торопливо всматриваюсь в экран, пытаясь отыскать номер службы такси, как неожиданно подскакиваю и чуть не роняю гаджет из рук.

- Приветик еще раз, Лана-Банана! - Савицкий растягивает самодовольную улыбку, пряча руки в карманах брюк. - Я уж подумал, этот перекаченный хмырь увез тебя.

- Не твое дело, - возмущенно шиплю, напрочь забывая, что нужно поторопиться заказать такси и избавиться от компании, которая мне точно не по душе.

- Опять кусаешься, - усмехается мужчина, приближаясь слишком близко.

- Лучше отойди. А то...

- А то что? Укусишь?

- Нет, - качаю головой, рассматривая ненавистного коллегу. - Сыграю в бильярд, - для убедительности приподнимаю правую ногу и покачиваю в воздухе туфелькой.

Савицкий следит за моим взглядом и продолжает усмехаться. Его явно не пугают мои угрозы перейти к физической расправе, раз ему позволительно изводить меня морально. Но я замечаю, как растягиваются его губы в иной улыбке — что-то меняется в нем. На мгновение мне кажется, что вижу перед собой реального Джокера, вот только без макияжа и костюма. Безумного и одержимого.

- Эй, перестань так делать, - ворчливо отвечаю, пряча страх под маской безразличия. Лениво зеваю и заглядываю в телефон, намереваясь все-таки закончить то, зачем тут торчу.

Демьян переступает с ноги на ногу и сокращает между нами расстояние до критической отметки.

- Чем занимаешься, Лана-Банана? - Заглядывает в экран, - Такси? Неужто домой собралась? А как же свидание, которое судя по всему, не увенчалось успехом.

- А ты чертовски внимательный. - Злюсь, но терпеливо тыкаю пальцами, вбивая адрес. - Было бы замечательно, если бы ты скрылся с глаз моих, Савицкий.

- Ну уж нет. - Качает головой. - Как я тебя тут оставлю одну такую.

- Какую? - Изумленно хлопаю ресницами, ожидая очередной порции гадости, но Демьян улыбается — мягко и как-то по-особенному. В такие моменты его лицо не выглядит зловещей маской и даже появляются на щеках еле заметные ямочки.

Черт! Кажется, я перемешала коктейлей. Потому что смотрю на него так, как не должна. Замечаю детали, которых видеть отказываюсь. А он хорош... Вот, меня уже понесло не в ту степь! Ну же, Свет, очнись. Он пытается тобой манипулировать и задеть. Подловить и после упоминать каждый раз, когда ему будет удобно. Перед тобой не симпатичный парень, а настоящий злодей. Но вместо того чтобы послать его, я смотрю в глаза Демьяна и вижу там восхищение... Кажется, я пьяна в стельку.

- Красивую, - шепчет он, протягиваю руку. Касается щеки, очерчивает длинными пальцами чуть прохладную кожу, оставляя после себя обжигающие следы. - Есть в тебе что-то такое.

Я нервно заглатываю слюну, неосознанно прикусывая губу. Хочу задать новый вопрос, но теряю способность говорить. Точно также как это происходит со мной на собраниях. Демьян заливается соловьем, я же выгляжу глупой курицей.

- Да, вот это. - Его палец скользит по щеке и опускается на губу. - Именно это.

Продолжать я не позволяю. Отпихиваю его руку и бросаю гневный взгляд.

- Заканчивай уже иметь мне мозги, Савицкий. Тебе пора к друзьям.

- А мы уже закончили.

- Так время детское, - усмехаюсь, а сама мысленно тороплю такси. Ну же!

- Самое время провести его вместе, - подмигивает Демьян, вновь пряча руки в карманах.

- Не дождешься, - улыбаюсь, замечая, как на парковке перед баром появляется белое такси с желтой шашкой. Киваю, указывая Демьяну, что мне пора. Карета подана, кретин!

Он следит за мной, сжав челюсти. Гипнотизирует приближающуюся машину и мои торопливые движения в сторону. Видит, как я уношу ноги прочь и явно не намерен отставать.

- Подожди, Лана-Банана! - Смеется, догоняя меня в паре метров от заветного спасения. Я вынуждена притормозить, чтобы заткнуть Демьяна. Не хватало, чтобы вся парковка слышала, как он меня называет.

- Ну что еще? - рычу сквозь зубы, сжимая пальцами сумочку. Не было бы лишних свидетелей, съездила бы клатчем ему по самодовольной морде.

- Я с тобой, - произносит мужчина и, обогнув меня, открывает дверь и услужливо кивает.

Я ошарашено смотрю на него и просто качаю головой. Это бесполезно. Бесполезно бодаться с ним. Полгода активных военных действий изматывают даже отличных бойцов. Я же ощущаю себя как выжатый лимон, который только что пропустили через мясорубку. Наплевав на страхи и ненависть, я делаю уверенный шаг к автомобилю, занимаю место и не смотрю, как рядом опускается Демьян, но чувствую, как салон заполняется его дьявольской энергетикой. Даже воздух электризуется, пропитанный смешанными запахами сигарет, алкоголя и парфюма. Сигареты не его. Я точно знаю — Демьян не курит. Но вот его друзья, скорее всего, да, потому что должна признаться хотя бы себе — я несколько раз бросала беглый взгляд на их столик. Невольно, неосознанно, но я следила за ним, потому что впервые не почувствовала его взгляда на себе. Обычно все происходило несколько иначе.

- Так куда? - водитель привлекает наше внимание, и прежде чем я уточняю адрес, Демьян произносит первым. И нет, не мой домашний.

- Какого? - Шиплю, посматривая на водителя, который уже выруливает с парковки и вклинивается в общий вечерний поток машин.

Демьян наклоняется ко мне и шепчет, обжигая кожу дыханием и нотками терпкого алкоголя. Я теряюсь, пытаясь их различить, но на ум приходит лишь виски. Он стойко ассоциируется с ним.

- Так время-то ранее для сна, Лана-Банана! Давай я покажу, как надо его проводить, - отвечает он, усмехаясь. А я судорожно ищу пути отступления, жалея, что не настолько бесстрашна для того, чтобы выпрыгнуть из салона автомобиля на ходу.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям