0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Только я в твоей голове » Отрывок из книги «Только я в твоей голове»

Отрывок из книги «Только я в твоей голове»

Автор: Лукьянова Виктория

Исключительными правами на произведение «Только я в твоей голове» обладает автор — Лукьянова Виктория Copyright © Лукьянова Виктория

Глава 1.

 

Я просыпаюсь от того, что чувствую, как по моей спине скользит теплая ладонь. Словно перебирает длинными горячими кончиками пальцев бусины позвонков, обводит разведенные в стороны лопатки, очерчивает тонкие линии, возвращается к пояснице и осторожно подхватывает и стягивает одеяло.

- Руки убери, - сонно мычу, пытаясь вернуться в царство Морфея.

Одеяло застывает на месте, как и тот, кто пытается вторгнуться на мою территорию, когда стража спит. Но длится затишье недолго. Вскоре в критической близости от моего разнеженного тела прогибается матрас, и я чувствую, как Демьян касается губами мочки уха. Выдыхает горячий воздух, от которого мурашки стройными рядами разбегаются по всей правой половине тела.

- Вредина.

- Дай мне поспать.

От хрипоты его голоса тело внутри начинает оживать и разгораться пламенем. Я же стараюсь сохранить видимость, иллюзию своей неприступности и холодности. Но Демьян усмехается и вновь посылает моему телу заряд, который, кажется, высекает не только искры, но и отбирает остатки воздуха. Его пальцы возвращаются к исследованию, жар дыхания сжигает мочку, а я мысленно заставляю себя вспоминать таблицу с отчетами, а не то, что мы творили накануне.

Интересно, когда нам надоест это? Надоест заниматься сексом, пробовать новые позы и порочные игры. Желать друг друга. Сгорать друг по другу. И, кажется, скучать. Я отчаянно вытравляю из головы мысли об эмоциях, которые будит Демьян, но он ядовитыми шипами врастает в мою кожу, рвет ее на лоскутки и заменяет собой. Я даже пахну им. Сколько раз не пытаюсь отмыться своими дорогими гелями и лосьонами, но то и дело обнаруживаю его парфюм на себе. И каждый раз я жду, когда Лидия или Даша заявят мне, что от меня несёт Савицким, а Ира растрезвонит на весь офис о нашей интрижке.

Черт! Моя паранойя выходит из-под контроля.

- Ну же, Лана, расслабься и получай удовольствие.

- Я получу его, если вздремну еще полчаса. Но нам скоро вставать. - Жмурюсь, разглядывая часы. Да, будильник сработает меньше, чем через десять минут, а это значит, что можно уже вставать и отправляться в душ, чтобы попытаться в очередной раз смыть его. Вывести Савицкого с кожи и пропитаться им вновь через мгновение.

- Я разрешаю тебе сегодня опоздать, - усмехается он, отводя в сторону одеяло и явно рассматривая меня похотливыми темными глазами. От его взгляда кожу обжигает.

- А я не планирую опаздывать. Не в моей привычке.

- Тогда возьми отгул. Скажем, - тянет он, прикасаясь губами к позвонкам, - тебе стало плохо.

- От твоих пальцев? Возможно, - улыбаюсь, чувствуя, как Демьян замирает.

Уверена, сейчас он скалится. Его не задевают слова. У него иммунитет на мои колкости. Впрочем, я тоже вырабатываю иммунитет. Пока дается сложно, но уже многое не замечаю. Или он начал вести себя по-джентльменски? В последнее верится с трудом, но я хочу дать ему шанс. Вроде бы заслуживает. Не зря же старается и терпит мои заскоки и переклины.

Месяц... Нет, почти два. Я прогоняю все наши общие дни в голове и все еще не могу поверить в то, что решилась. Это же отчаянный, сумасшедший шаг, который мне не свойственен! А в итоге я получила мужчину, обожающего оказываться между моих ног и предпочитающего игнорировать любые возмущения.

- От моего члена, - он находится с ответом и, не дожидаясь моей очередной колкости, подхватывает под бедра и разводит ноги в стороны, чтобы удобнее вклиниться и провести пламенной от желания головкой по влажным складкам.

Вот это самое я тоже ненавижу в себе. Уже не так сильно, как месяц назад, но все еще с трудом принимаю. Я возбуждаюсь как нимфоманка от любого его касания или грязного словечка. Мне становится жарко от взгляда или ухмылки. На собраниях я стараюсь держаться как можно дальше от него, лишь бы не чувствовать парфюм или не слышать отчетливо голос Савицкого. Он слишком крепко зацепился за мою голову, отчего я просто так не могу выгнать его оттуда.

- Например, вот так, - произносит и уже вторгается в мое расслабленное тело.

Я не пытаюсь напрячься и оттолкнуть его. Тоже бесполезное дело. Он побеждает всегда. Каждый чертов раз. У меня нет дней, когда болит голова или мне рано вставать. Для него этих дней не существует. Была передышка неделю назад во время менструации, но он как коршун кружил и выжидал, а как дорвался, так все выходные не слезал с меня.

Кажется, нимфоманка это Савицкий, а не я. Потому что ему все время мало.

- Какой же ты надоедливый, - усмехаюсь, подстраиваясь под неторопливый ритм. Даже нежный и в чем-то робкий. Он словно пробует меня, исследует каждый миллиметр, хотя я уверена — знает вдоль и поперек.

Я не хочу думать об анатомии в такие моменты, но отчетливо представляю, как стенки влагалища, будто шелковая перчатка, обхватывают член, который незадолго до финала увеличивается в размере и уже царапает крупной головкой. Мне нравится эта наполненность. Нравится то, как он ускоряется и кончает, рыча в спину. Я выдыхаю и кусаю губы, ощущая, как стенки сокращаются и пульсируют в ответ.

Теперь я пью таблетки. Демьян категорично отказывается использовать презервативы. Со мной он хочет быть максимально близко, кожа к коже. Но мне кажется, ему доставляет особое удовольствие наблюдать, как из меня сочатся его соки. Словно он вновь и вновь берет неприступную крепость. И я как та чертова крепость раз за разом сдаюсь...

- Теперь точно всё, - мычу, пытаясь приподняться на локтях.

Спихиваю его чуть влажное от напряженного труда тело и переворачиваюсь набок. Между ног громко хлюпает. Я кривлю гримасу, Демьян хохочет в голос.

- Я в душ, - игнорирую его смех и пытаюсь встать, но ловкие руки моего личного наказания перехватывают за талию и тянут к себе.

- Ну же, Лана, не злись. Я обожаю тебя.

Шепот, который раздается над самым ухом, пробирает до костей. Только ему так удается — проникать в самую сущность парочкой фраз, будто зачитанных из специальной тайной книжки, написанной только для мужчин. Что-то вроде «Как охмурить самую неприступную». Должна признаться, слова Демьяна цепляют. Однако я каждый раз молчу, потому что до сих пор не знаю, как отвечать. Не могу найти нужные слова, чтобы выразить свои чувства. Да и в чувствах я так и не разобралась...

Меня тянет. Я не могу без него... Но внутри словно что-то бунтует.

- Я не злюсь, - пытаюсь сохранить спокойный голос и давлю раздражение, пряча его за полуулыбкой. - Но нам действительно пора вставать.

Руки Демьяна расслабляются, и я выскальзываю, получая долгожданную свободу. Веду плечом, потираю шею и, лениво перебирая ногами, направляюсь в ванную. Между ног глухо хлюпает и течет, но я не обращаю внимания, потому что все мысли сосредоточены ровно между лопаток — именно там обжигает взглядом Демьян. Он замечает, что со мной что-то творится. Уверена, он не такой лопух, каким может показаться со стороны. От его проницательности, а что хуже, продуманности каждого шага может стать дурно. И как я не пытаюсь его обмануть, тем самым лишь загоняю себя в угол.

 

Вода и гель не могут смыть его запах и память прикосновений. Я провожу мокрой ладонью по волосам, скольжу ниже и останавливаюсь на животе. Вчера наш разговор неожиданно перешел на тему, которую я хотела бы избежать. По крайней мере, в ближайшим будущем. Тема семьи и детей. Нет, Демьян ничего не говорит об этом и даже не намекает, но его отношение к столь серьезному шагу немного настораживает.

«У меня есть племянница», - вдруг узнаю спустя два месяца нашего тесного общения. И понимаю — я ни черта не знаю о нем. Ни кто его родители или есть ли братья, сестры, бабушки, дедушки. Ничего. А теперь рассеяно хлопаю ресницами и задумчиво поднимаю в памяти полученное от собственной младшей сестры сообщение. Возможно, и мне пора кое-что рассказать ему о себе. Иначе все наши отношения сводятся сугубо к горизонтальному положению и иногда экстремально-вертикальному.

Из душевой я выбираюсь через положенные десять минут. Еще столько же трачу на зубную щетку, фен и прочие мелкие штучки, из-за которых приходится выбираться из постели раньше, чем делает это Демьян. В этот раз он не беспокоит меня, что тоже выглядит удивительным. Но с другой стороны он получил свой утренний трах «на дорожку» и моя миссия на сегодня закончена. Точнее на часть дня. Уверена, вечером он окажется на пороге моей квартирки и будет недвусмысленно предлагать заглянуть в спальню, проверить новое постельное белье.

Я смотрю в зеркало и вижу свое отражение с глупой ухмылкой. Белье хорошее, но от него натирает кожу. Пожалуй, стоит сменить, иначе мой зад превратится в красное натертое до мяса пятно.

- Ну вот, опять все о том же. - Еще раз провожу расческой по волосам и, затянув пояс на легком халате, выбираюсь наружу.

В спальне Савицкого не нахожу, но слышу его шаги в коридоре. Он выглядывает и машет мне рукой. Опять его фирменная улыбка-ухмылка и обнаженный торс. Пожалуй, стоит предложить перевезти ко мне немного вещей.

- Торопись, Лана-Банана!

Я замираю и киваю в ответ.

- Сейчас иду, - тяну носом горьковатый аромат кофе и прячу раздражение. То, что тревожит, не дает покоя несколько дней. Если покажу свое смятение, то нарвусь на разговор. А разговоры по душам у меня никогда не удавались.

Глава 2.

 

До работы мы добираемся по отдельности. Да, теперь я вновь за рулем. Демьян настоял на том, что мне все-таки нужна машина. Мол, как можно руководителю нового объединенного отдела ходить своими ножками или кататься на такси, когда собственные подчиненные предпочитают пользоваться личным транспортом. Мне приходится согласиться с ним, потому что в противовес он предлагает свои услуги водителя. На такое я пока не готова, потому что все еще храню наш внезапный роман в секрете. И да, меня служебная интрижка, которая переросла в нечто более откровенное и личное, волнует не меньше.

Благодаря Демьяну я въезжаю на парковку перед офисом на вполне приличной КИА. Он уговаривал приобрести новую машинку, но я все еще в сомнениях относительно компании, в которой тружусь восемь лет. А вот приобрести подержанную, но в отличном состоянии машинку не отказываюсь. И опять же Демьян помогает с выбором. Позапрошлые выходные мы провели в бесконечных разъездах, пока мое сердечко не ёкнуло. Белоснежный седан покоряет, и вот я вновь автоледи. Все складывается отлично, помимо одного «но».

Нет, не так. НО!

Напрягает вот что — Демьян следует за мной как по пятам. Даже от моего дома он едет строго в той полосе, в которой я следую, и пока мы оба не оказываемся за пару кварталов до компании, он не перестраивается. Однажды мне надоест, и я объявлю о нашем бурном романе, чего видимо и добивается Савицкий, заполняя собой все свободное время и пространство.

- Привет, Лана! - машет рукой на парковке, оставляя свой черный автомобиль через три от моего.

Я вынуждена подыграть и взмахнуть рукой. Слышу, как до меня доносится смешок. Его забавляет, как я реагирую на эти «знаки внимания», о чем Демьян, конечно же, сообщает позже. Кажется, и ему нравится наше показное противостояние на работе.

В лифт мы входим не одни. Демьян занимает место позади и я готова поклясться — в моем затылке уже дыра от его внимательного взгляда. Не сегодня, так завтра он заставит меня говорить, даже если придется пытать.

Мы расходимся в коридоре. Я направлюсь дальше, слыша, как за ним хлопает дверь. Наконец-то могу вздохнуть и на мгновение зажмуриться. Но тут же подпрыгиваю, когда слышу приветствие от коллег. Черт! Если я не соберусь, то к вечеру заработаю инфаркт.

В кабинет вхожу на деревянных ногах и устало опускаюсь на стул. Смотрю на черный глянцевый монитор и хмурю брови, разглядывая смазанное отражение. Там я прежняя: те же глаза и нос. Те же волосы, собранные в неряшливый пучок, и та же розовая помада. Но что-то неумолимо и незаметно меняется во мне. И я до сих пор не могу понять что именно. Это пугает...

Первая половина рабочего дня проходит относительно буднично. Отчеты, совещания и прочая волокита, от которой меня больше не вставляет, как бы выразилась Ира. Да и сама Ира все реже заглядывает, теперь выполняя распоряжения не только босса, но и Савицкого. Второму по статусу пока не положена секретарша, и мысленно я радуюсь этому. Отчего-то мысли о наличии какой-нибудь как «Леночка из бухгалтерии» рядом с Демьяном напрягают и раздражают. Вероятно, это и есть та самая ревность, столь несвойственная мне.

- Светлан, привет.

В кабинет после короткого стука входит Лидия. В руках у нее папка с документами, которые я должна подписать. Вот только удивительно то, что главный бухгалтер лично пожаловала, а не Леночка. Значит, меня ждет важный разговор, а бумаги лишь предлог удалиться из своего кабинета в мой.

- Привет. - Одариваю улыбкой и наблюдаю, как Лидия располагается напротив и протягивает папку.

- Как дела? - первой в диалог вступает она, и я вынуждена поддержать его, при этом принимаясь за первопричину нашей встречи.

- Нормально. Вот работенку подкинули. - Киваю на распоряжение Савицкого. Его очередной крутой бизнес-план добавит мне седых волос.

Я даже пыталась возмутиться на прошлой неделе, на что получила щелчок по носу и его пожелания оставить рабочие вопросы за порогом. Согласившись, что работу не стоит приносить домой, я позволила Демьяну утащить меня в спальню, когда он без предисловий закинул меня на плечо как дикарь, выбравшийся из леса и впервые увидевший женщину за долгие годы воздержания. Тогда я хохотала как безумная, а теперь разгребала очередной завал.

- Да, слышала. И мне досталось, - хохотнув, отвечает Лидия, отклоняясь немного назад. - Слушай, я тут не из-за этого.

- Я уже поняла. - Поджав губы, улыбаюсь и жду продолжения.

- Так вот, признавайся. У тебя кто-то есть?

Я ахаю от неожиданности и смотрю на Лидию. Она смотрит в ответ. Сверлит проницательным взглядом, я же качаю головой и давлю улыбку.

- С чего такие вопросы? - Пытаюсь взять ситуацию под контроль и понять, что она знает. Неужели видела меня с Савицким?

Лидия удобнее располагается на стуле и, сложив перед собой руки, начинает перечислять симптомы.

- Ну, начнем с того, что я трижды предлагал тебе встретиться с другом моего мужа. И ты трижды отказалась.

- У меня нет времени на свидания.

Пожимаю плечами, мысленно соглашаясь с ее заявлениями. Теперь точно нет. Да и не позволит мне Савицкий даже говорить о других мужчинах, не то что бы встречаться с кем-то, даже если это дружеские посиделки в баре. Он и на деловые поездки косо смотрит. Собственник до корней волос и кончиков аккуратных ногтевых пластин. Вспоминая его пальцы, которыми он ласкал меня утром, я невольно перевожу взгляд на свои руки. Что же, маникюр теперь отличный. Я нашла нового мастера.

- Хорошо, но это не причина отказываться. Второе. - Лидия загибает палец, а у меня на затылке волосы дубом встают. Жду тех самых пугающих слов: «Ты трахаешься с Савицким!». Но вместо этого звучит иное: - Свет, ты весь месяц летаешь в облаках. Вот вчера утром и вовсе меня не заметила. А я ведь махала тебе и звала!

- У меня прибавилось работы. - Киваю на стопку бумаг. - Это все аргументы?

- Ты ставишь подписи не в тех строчках, - хохочет Лидия, указывая пальцем на бумаги.

Я ошарашено перевожу взгляд на лист и замираю. Холодок скользит по коже и пробирается в нутро.

Ну вот, я сдала себя с потрохами. Смотрю на свои закорючки и пытаюсь сдержать сумасшедший смех. Мои подписи стоят напротив фамилии Савицкого. Какого черта я творю?!

- Вот видишь, летаешь где-то. - Улыбается Лидия, наблюдая за мной.

Я же молчу и просматриваю ранее подписанные бумаги. Не могла же я везде так оплошать?! Может, только здесь? Но вспыхнувшая надежда тут же истлевает как уголек. Я осматриваю десяток бумаг и вижу одно и то же — мои подписи и фамилия Демьяна на одной строчке.

Черт! Он слишком глубоко засел в моей голове!

- Не волнуйся. Савицкий не узнает, что ты метишь на его место, - сквозь хохот произносит Лилия, вот только мне не до смеха.

Плевать на его должность. Плевать на эти чертовы бумаги. Я хочу просто отмотать время и еще раз все обдумать.

- Так, ты явно не в духе. Давай сюда бумажки. Пришлю Ленку, чтобы принесла новые экземпляры. А пока выкладывай, что тебя так беспокоит.

Я поднимаю глаза на Лидию и с удивлением наблюдаю, как она ловко отбирает документы и складывает обратно в папку. При этом ее лицо больше не выражает насмешки. Она полностью сосредоточена и настроена на серьезный разговор.

- Ладно, ты права. Кое-что меня волнует. - Я выдыхаю и отклоняюсь назад. Спинка кресла неприятно скрипит. - Ты помнишь мою семейку?

Лидия сдавлено хмыкает и кивает. Еще бы ей не помнить. Она стала одной из тех немногих, кому я смогла довериться еще в пору своей зеленой юности. Именно тогда, когда я искала работу и Лидия помогала мне осваиваться на новом месте, взяв под свое заботливое крыло. Даже с жильем на первых порах помогала, за что я безмерно ей благодарна.

- На днях вот что получила.

Для подтверждения своих слов я тянусь к телефону и, сняв блокировку и отыскав нужное сообщение, показываю его женщине. Та протягивает руку, подносит смартфон ближе к себе, вчитывается в пару строчек, от которых мне дурно несколько дней, и хмурит темные брови.

- Ну надо же, - ворчит она, возвращая мне смартфон. - Вспомнили о твоем существовании. Они же обиделись на тебя.

- Как и я на них, - пожимаю плечами. - Но теперь сестренка настоятельно требует встретиться со мной. И еще день рождения матери... Что-то мне совсем не хочется туда.

Лидия молчит. Лишь ее чуть пухлые пальцы с аккуратным коротким маникюром постукивают по столешнице. Переводит на меня взгляд, изгибая при этом изумленно брови.

- А что тут думать, Светлан? Раз хотят встретиться, так встреться. Ты теперь не та девочка, оказавшаяся за бортом, потому что не угодила им в чем-то. Взрослая, самостоятельная. У тебя отличная работа и хорошая должность, которую ты заслужила. Посмотри на себя. Ты шикарная молодая женщина! Так что хватай ноги в руки и топай к ним. Покажи себя, красотка!

Я шумно проталкиваю ком в горле и выдыхаю. Возможно, в ее речи недостаточно мотивации, но я вынуждена согласиться с ее словами. Я больше не обиженная девчонка, которая ушла из дома в никуда, громко хлопнув дверью. Теперь мне есть куда уходить и к кому... От осознания последнего, становится тяжело дышать и щемит в груди.

Глава 3.

 

- Кстати, - Лидия хлопает ладонями по папке, вызывая во мне приступ паники. Что еще?! - Про Савицкого, раз уж упомянули его имя, - хитро щурится и видимо не замечает, как от моего лица отступает кровь. - Вот у него точно кто-то появился.

Лидия ухмыляется, совершенно не подозревая, как она чертовски права. Зрит в чертов корень. Прямо в яблочко. Десять из десяти! Вот только ее меткость нисколько не радует меня. Я набираю в грудь воздух и стараюсь сохранить прежнее невозмутимое лицо, даже если теперь оно под цвет моей белоснежной блузки

- Вот как, - отвечаю и пожимаю плечами. - И откуда информация?

Голос звучит вполне убедительно. Перебираю пальцами листы ежедневника и слушаю, как Лидия сначала усмехается, а после, подавшись немного вперед, начинает торопливо рассказывать последние слухи, которые бродят по офису. Кажется, у Иры появился серьезный конкурент в лице главного бухгалтера.

- Ты может в курсе или нет, но наша Ленка за Демьяном бегала. «Савицкий то, Савицкий сё». Меня аж корежило от ее восторженных эпитетов! Я все гадала, когда она решится к нему подойти.

- Да, я видела. - Припоминаю случай, когда сама влетела в кабинет Демьяна, подозревая, что он переключился на новую жертву для своих игр.

- Так она решилась. - Хлопает вновь ладонями по бумагам, и мое сердце отзывается бешеными ударами в груди.

Я что-то упустила?

- Когда? - нервно подрагивающие губы не слушаются, когда я пытаюсь поинтересоваться, не выдавая своей прямой заинтересованности.

- Да уж неделя как прошла. - Разводит руками Лидия. - Я все до тебя дойти не могу и рассказать. В общем, он ответил, что у него есть девушка. Кажется, что-то обронил про невесту. Я как услышала, захохотала, если честно. Сложно представить, чтобы у него были серьезные отношения, и кто-то вообще мог вытерпеть его характер.

Я киваю как болванчик и слышу биение сердца в ушах. Надо же, как пульсирует во мне кровь! Голова начинает гудеть как пчелиный улей. Невеста? Какого, мать его, он задумал?! Говорить такое лишь для того, чтобы его не доставали влюбленные дурочки? Потому что сам Демьян предпочитает стервозных ледышек...

- Да, верится с трудом, - подыгрываю Лидии, и давлю из себя усмешку.

Ох, Савицкий, держись! Кровь приливает к лицу, но Лидия, кажется, не замечает моих эмоциональных «приливов-отливов».

- Так, Светлан, я побежала, - подмигивает, собирая бумаги в охапку. - Пришлю Ленку попозже. А ты пока соберись и поговори с сестрой. На твоем месте я бы показала им, что не пальцем деланная.

Лидия поднимает большой палец вверх и усмехается, когда я благодарю ее за поддержку. Она покидает кабинет, оставляя после себя приторный запах ее парфюма и толику горечи черного кофе. И, конечно же, тонну мыслей, которые лезут в голову и вытесняют рабочие моменты. Я поднимаюсь из-за стола и прохаживаюсь по кабинету, пока не понимаю — нужно поговорить сейчас, ибо до вечера моего терпения не хватит.

Я подхожу к небольшому зеркалу, висящему на боковой стороне стеллажа с папками, проверяю свой макияж и, убедившись в том, что все в порядке, выбираюсь из убежища.

По пути меня окликает Даша. Просит поставить срочно подпись. Сглотнув, я трижды проверяю нужную строчку и только потом оставляю короткую закорючку. Даша нетерпеливо посматривает на меня. Надеюсь, не думает, что со мной что-то не то? Если Лидия заметила, то и моя помощница могла... Ох, не к добру все это.

Предупредив о том, куда иду, я получаю короткий кивок в ответ и тихий выдох. Даша до сих пор считает, что я сполна получаю от Савицкого, пусть он и стал более сдержанным после повышения. Если бы она знала, что все это показное...

Мысленно поправляю себя, защищая собственную безопасность и спокойствие, выбираюсь в коридор и приближаюсь бесшумным шагом к двери с табличкой «Заместитель генерального директора Савицкий Д.В.» и стучу трижды. Наш шифр. И когда мы только придумали это?!

Слышу приглашение войти и толкаю дверь, вдыхая полной грудью. На лице сдержанная улыбка. А если не один? Я даже не предупредила о своем желании пообщаться, но оказавшись в залитом светом кабинете, моя улыбка становится шире.

Демьян что-то усердно подписывает. Его стол завален бумагами.

- Приветик, Лана-Банана, - улыбается в ответ, не поднимая головы.

Я закрываю дверь с глухим щелчком и неторопливо приближаюсь к нему. Опускаю на посетительский стул и жду, когда Демьян закончит со своими важными делами.

- Что-то случилось?

Он наконец-то поднимает голову и одаривает меня мягкой улыбкой. Той самой, после которой невольно начинаешь улыбаться, даже если не сильно-то и хочется. Его арсенал на улыбки полон различных вариантов, но именно эта мне нравится больше всего. Потому что я знаю — у Демьяна отличное настроение, и он не задумал какую-нибудь гадость.

- Нет, не случилось. - Пожимаю плечами, складывая руки на колени. - У тебя как обычно бардак.

Он ошеломленно смотрит на меня, после на свой стол и хохочет.

- Я просил помощницу у босса. Но мне отказано, - уныло отвечает, откидываясь назад. - Но я буду не против, если ты мне поможешь немного прибраться, - чуть тише добавляет, поигрывая бровями.

Я отрицательно качаю головой. Он не исправим.

- У нас уговор...

- Да, помню-помню, - ворчит под нос. - Может поужинаем сегодня или в выходные?

Я киваю и начинаю перебирать блюда, которые мы еще не пробовали из ресторана с доставкой, как Демьян неожиданно меня перебивает.

- Нет, Лана. Я хочу наконец-то сходить с тобой куда-нибудь.

От неожиданности я теряюсь и глупо моргаю. Наверное, выгляжу совсем по-идиотски, потому что Демьян, не дождавшись моего ответа, заявляет вполне серьезным и леденящим душу тоном свои намерения относительно нас.

- Да, нам уже пора. Два месяца как затворники. Пора бы перестать прятаться. Ничего смертельного не случится, если узнают.

Я шумно запихиваю в глотку ком и воздух.

- Пожалуй, обсудим это после.

- Лана...

- Нет, не здесь, - поднимаю руку в жесте, требующим от Демьяна заткнуться. Кое-чему я все-таки научилась. Моя раскрытая ладонь, которая повисает между нами, отлично помогает закрыть его рот. - Я пришла обсудить кое-что.

Поднимаю глаза и вижу, как Демьян в молчаливом бешенстве кивает. Его глаза горят, губы плотно сжаты, а желваки ходят с такой устрашающей скоростью, что впору задуматься о том, что улыбки Савицкого иногда обманывают.

- Во-первых, я не против того, чтобы выбраться куда-нибудь, но не сегодня, - поджимаю губу и хочу погладить себя по голове. Лицо Демьяна светлеет в тот же миг, как только я произношу слова, которые дают ему надежду. Ох, где бы взять смелости побольше? - Так как у меня сегодня немного другие планы, если ты вдруг забыл.

Демьян хмурит брови, и впервые я вижу его настолько озабоченным и рассеянным. Я громко хмыкаю и усмехаюсь.

- У меня доставка сегодня на семь. Не ты ли требовал, чтобы я наконец-то поменяла матрас?

Да, я немного шокирую Демьяна, потому что то, что он обронил неделю назад как шутку, я восприняла серьезно. Он оказался прав — матрас давным-давно пришел в негодность, особенно после того как в моей постели появился неутомимый кролик в вечном брачном сезоне. Выскочившая пружина помогла мне решительно заняться вопросом, однако когда я обронила пару слов о своем решение, кое-кто был занят очень важным делом между моих ног.

- Савицкий, ты хоть изредка слушай, что я говорю.

- С тобой очень сложно сосредоточиться, - парирует он, расслабленно падая назад. Напряжение, которое сковало его тело, исчезает также стремительно, как и появилось. - Значит? - он хищно улыбается и мне приходится покачать головой, чтобы успокоить жадного зверя и не позволить ему наброситься на меня здесь, наплевав на уговор.

- Я же сказала, все вечером, - подмигиваю и вдыхаю. Проталкиваю воздух в легкие и резко меняю тему. - Я пришла поговорить не о матрасе. И не о работе. Моя сестра хочет, чтобы я провела эти выходные дома. У матери день рождения. И меня пригласили.

Произношу на одном дыхании и поражаюсь тому, как легко удается сказать те слова, которые долго застревали в горле. Даже с Лидией поговорить по душам так не получается, как сейчас признаться Демьяну.

- Значит, ужин в субботу отменяется, - сухо произносит он, складывая перед собой руки. - Как и твой день рождение?

Я глотаю вязкий ком и киваю, опуская глаза. Голос Савицкого звучит слишком отстранено. Неужели он что-то придумал? Нет, такого просто быть не может... Ведь его предложение поужинать в выходные было произнесено не просто так?

- Демьян, я...

- Поговорим вечером.

 

Я возвращаюсь к себе. Осторожно закрываю дверь, потому что боюсь сорваться и хлопнуть со всей силы. Опускаюсь на стул и прокручиваю в голове безумные мысли, жужжащие потревоженными пчелами.

К черту матрас, ужин, встречу с сестрой и день рождение матери. Да мой день рождения к черту! Тем более я уже и не помню, когда отмечала его как свой праздник, не зацикливаясь на взрослых гостях, которые всегда были в нашем доме, пока я жила с родителями. Меня волнует кое-что другое. То, в чем я не могу признаться даже себе.

Я с опаской посматриваю на телефон и вздрагиваю, когда он в тот же миг оживает коротким сообщением. Рука тянется против воли, скорее по инерции, нежели потому что я хочу проверить и убедить себя в том, что ошибаюсь. Игра воображения, не более. Но с обреченным выдохом смотрю на открытое приложение с почтовыми ящиками.

Он пишет вновь. Мой «тайный - не тайный» незнакомец продолжает штурмовать ящик, который я так и не решилась удалить. И я впервые после нашей встречи ответила ему.

 

Глава 4.

 

 

- Привет! - Мне машет рукой высокая конопатая девица с буйной шевелюрой из золотистых кудрей.

Я поднимаю руку и делаю ответный жест, хотя стараюсь сохранить невозмутимое лицо и не позволяю улыбке скользнуть по губам. С трудом узнаю в девушке сестру, поражаясь тому, как быстро летит время и как кардинально меняются люди. Сегодня сестра выглядит несколько иначе, чем я помнила. Я стараюсь не следить за жизнью родственников, после того как они вычеркнули меня из своей, стоило мне открыть рот и поставить на место зажравшихся теток, возомнивших, что могут указывать мне как себя вести. Однако наше военное положение нисколько не отменяет ежегодное приглашение от матери на день рождения, и ей как обычно плевать, что и мой праздник в этот же день. Впрочем, ничего не меняется, если только видоизменяется. Но навсегда остается прежним, пусть и в новой оболочке.

- Привет! - Запыхавшись, Леся подлетает ко мне и бросается на плечи, обнимая и пытаясь оставить поцелуи на щеках.

- Привет. - Я осторожно отталкиваю руки сестры и отступаю назад. Ее лицо на миг меняется — становится темным и нечитаемым, но лишь секунда, не более. После в глазах появляется прежний огонек, на губах счастливая улыбка, а ноги пританцовывают на месте.

- Как дела? - говорит Леся, не обращая внимания как я приподнимаю руку и касаюсь щеки, надеясь что ее ярко-розовая помада не оставила на моей коже следов. - Я немного опоздала. Долго такси ждала, пришлось дважды заказывать. Сюда без приключений не доберешься, - тараторит она, посматривая то на меня, то на окружающий нас мир — вокруг снуют люди, гудят машины и воздух наполняется шумом, смешанными запахами и суетой, от которой уже трещит голова.

- У меня все в порядке, - отстраненно отвечаю, указывая на вход в кафе, в котором мы договорились встретиться. - Нам сюда.

Сестра быстро кивает, первой вбегает по ступенькам и входит в помещение, в котором в отличие от центральной улице довольно тихо и прохладно. Но, главное, здесь я наконец-то могу сесть и вытянуть ноги. Новые туфли натерли до мозолей пятки, но не это главное проблема для меня. Да и встреча с сестрой тоже не беспокоит так сильно как то, что произошло накануне.

Кажется, я задела Савицкого. Не понимаю, как так произошло и что приключилось с Демьяном, но он отказался протестировать новый матрас. Сославшись на внезапные дела, Демьян просто помог затащить покупку в спальню и, водрузив его на место старого, так же спокойно ушел, бросив меня в растерянности и непонимании. Но когда я попыталась с ним связаться, получила смазанные ответы и извинения, а сегодня он вовсе проторчал на встречах весь день. Да, я точно задела Савицкого. Ох, не думала, что он такой... Живой, что ль... С чувствами. Черт! И что теперь делать?

- Эй, ты меня слушаешь? - Леся врывается в мою голову уязвленным голоском и кривит гримасу, надув губы.

- Да, слушаю, - киваю, посматривая то на сестру, то в книжечку меню, в которой так и не перелистнула ни одной страницы.

- Говорю, что уже выбрала. А ты?

Я бегло заглядываю и тут же с хлопком закрываю меню. Обойдусь чашечкой кофе, аппетита все равно нет.

Через минуту перед нами вырастает официантка, которая берет заказ и обещает вскоре вернуться. Когда официальная часть нашей встречи заканчивается, мы переходим к личным вопросам, потому что засиживаться и болтать с Олесей о пустяках не входит в мои планы.

- Так о чем ты хотела поговорить?

- Ой, Свет, давай не будем. - Она отмахивается и усмехается, встречая мой настороженный взгляд. - Да, я написала, что о маме и о ее дне рождение. Но если честно, мне плевать на то, как она его будет отмечать.

Я ошарашено открываю рот и пытаюсь произнести хоть что-то, но Леся отмахивается вновь.

- Не смотри так. Я уже выросла и представь себе начала думать сама. Вот этим самым местом. - Она указывает на голову и попутно заправляет пряди за ухо. - Ты же сама прекрасно знаешь, какая наша мама.

Я киваю и хмурюсь.

- И знаешь, если что-то вобьет себе в голову, оттуда даже клещами не вытащишь.

Я вновь киваю и не понимаю, что здесь вообще происходит.

- Так вот. - Леся усмехается и хитро щурится. - У мамани юбилей и она собирает всю родню в ресторане. Арендует целый зал. Держи, - сестра ловко достает из сумки небольшой прямоугольник и протягивает его мне. - Мама всем разослала приглашения. А это для тебя. Сказано: передать лично в руки.

Я хмыкаю, но принимаю приглашение. Раз уж собралась, то нужно довести дело до конца.

- Тетки там тоже будут?

- Ага. - Кивает Леся, принимая от официантки наш заказ. - И еще, в твоем приглашении «плюс один». Ну, мало ли, - сестра пожимает плечами, а я замираю и насторожено смотрю на кусок картонки. - Моя идея, если что. Не злись, ладно? Мама на такие вещи вообще не обращает внимания.

Я кривлю гримасу, из-за которой Леся хихикает и гримасничает в ответ. На мгновение мне кажется, я вернулась в тот момент, когда между нами не было пропасти, вырытой семьей, но я одергиваю себя и возвращаюсь к кофе и разговорам ни о чем. Сестра сообщает о предстоящем празднике, который мать планирует провести с размахом. Рассказывает про отца, который терпеливо выносит все заскоки матери; про теток, которые перемывает мне косточки каждый раз, стоит всем родственницам собраться за одним столом. Я, поражаясь тому, как легко воспринимаю рассказ сестры, и к концу нашей встречи во мне уже нет сомнений — я поступаю правильно. Пора поставить точку в прошлом и двигаться дальше.

- Тебя подбросить?

Мы выходим из кафе, и Олеся ловко закидывает лямку сумки на плечо, тряхнув при этом гривой шикарных золотых кудрей. Когда-то и у меня были такие, а после я предпочла избавиться от естественного оттенка, заглушив его темными тонами.

- Неа. - Она отрицательно качает головой, и кудряшки забавно подпрыгивают от каждого движения. - Я еще с подругой хотела встретиться.

Я понимающе киваю, отмечая, что внутри все же немного неприятно. Я лишь один из пунктиков в списке сестры. Мое чувство собственного достоинства ущемлено, но не уничтожено.

- Хорошо, - отвечаю, вынимая попутно из сумки ключи. - Тогда до субботы.

Леся кивает и прощается, быстро разворачивается и стремительным шагом мчится вперед, оставляя меня продолжать сжимать брелок в подрагивающих пальцах.

«Что же, все прошло хорошо», - мысленно глажу себя по голове и разворачиваюсь, направляясь к своему автомобилю. Забираюсь в салон, выдыхаю и угрюмо посматриваю на сумку, в которую небрежно затолкала приглашение. Тянусь к замку зажигания и замираю, когда мой взгляд падает поверх приборный панели. На улице, среди снующих прохожих идет миниатюрная блондинка. Не знаю почему, но она привлекает внимание. Очень красивая и какая-то воздушная что ли... Но не это меня заставляет напрячь зрение и вцепиться взглядом в незнакомку. Рядом с ней, обняв за талию, идет мужчина... И в нем я узнаю того самого... Моего незнакомца…

Ошарашено открываю рот и поражаюсь увиденному: он нежно касается щеки блондинки в невесомом поцелуе, его рука скользит по ее пояснице. Она смеется и что-то шепчет ему на ухо.

Мои глаза болят от напряжения. Я продолжаю наблюдать за ними и пораженно выдыхаю, понимая, что обозналась. Нет не он, но чертовски похож... Но, несмотря на то, что я ошиблась, провожаю их взглядом. Они довольно быстро проходят мимо и приближаются к автомобилю, стоящему через один от моего. Я поворачиваю голову и наблюдаю за ними дальше. Опять обнимашки, шептания и поцелуи.

- Ну не дура ли я? - раздраженно вырывается возмущение, и я отворачиваюсь. - Вот же идиотка! - Ругаю себя, заводя мотор и трогаясь с места. - Вот ты «лана-банана»! Мозги в заднице! Есть же мужик нормальный! А все по сторонам смотришь, тупая баба...

Я осыпаю себя проклятиями и выжимаю педаль газа. Почему со мной всегда так? Ну почему?!

Глава 5.

 

Я глушу мотор и дважды сверяюсь с навигатором и записной книжкой в телефоне. Вроде бы приехала правильно, но сомнения все еще есть. Потому что к моему удивлению я оказываюсь на парковке перед элитной многоэтажкой и мне чертовски везет в том, что вход не по пропускам. Потому что иначе я бы не попала сюда. С сомнением оглядываю открытую парковку и, набравшись решительности, выныриваю из салона, преследуя единственную цель — отыскать для начала автомобиль Савицкого. И лишь после того, как я убеждаюсь в том, что он, скорее всего будет дома, я направляюсь на ватных ногах к подъезду и караулю, когда кто-нибудь выйдет.

Мне вновь везет, потому что двор оказывается очень живым в вечернее время, и уже через пару минут я попадаю в приятный и светлый холл и, отыскав лифт, нажимаю кнопку дрожащим пальцами. Все-таки я нервничаю как школьница, которая первый раз идет к парню домой. Без приглашения.

- Сумасшедшая, - усмехаюсь, ловя собственное отражение в начищенном зеркале кабины лифта.

Следующие пару минут я пытаюсь привести дыхание в норму. Выдохнув, приближаюсь к двери. К черту страх!

Пальцем вдавливаю кнопку звонка и жду... Жду… Жду…

- Да ладно? - Воздух со словами вырывается из груди. И когда я уже намереваюсь развернуться и ретироваться как поверженный воин, дверь перед моими носом открывается, и я отшатываюсь, чудом не схлопотав металлом по лицу.

- Лана? - ошарашено шепчет Демьян. - Что ты здесь делаешь?

Кажется, он точно не ждал меня здесь. Никогда. Потому что по его выпученным глазам я замечаю, как он напуган и поражен одновременно. Что же, Демьян, один:один. В прошлый раз напугал также.

- Как дела? - Игнорирую его вопрос и жду, когда он выпустит из ладони ручку двери и впустит меня внутрь.

- Эээ, - тянет мужчина, отступая назад. Догадался?

- Я тут проездом. - Пожимаю плечами и вхожу, чувствуя себя намного увереннее. Все-таки видеть Демьяна таким для меня в радость. - Решила заглянуть на огонек. Раз ты игнорируешь меня целый день.

- Я не игнорирую, - слышится из-за спины притихший голос. - Я был занят.

- Ну да, ну да, - повторяю, сбрасывая с ног ненавистные новенькие туфли. - Впервые за два месяца ты занят для меня? - Оборачиваюсь через плечо и встречаюсь с его темным тяжелым взглядом.

Демьян пожимает плечами в ответ и обходит меня. И лишь сейчас я замечаю, как блестят влагой волосы и что на груди и боках футболка, видимо наспех натянутая, прилипает.

- Я тебя отвлекла? - Указываю на криво надетую одежду.

Демьян торопливо одергивает.

- Недавно вышел из душа, - бубнит он. - Но как? Как ты узнала, где я живу?

Да, кое-что ему все-таки не дает покоя. Я беру паузу, нахожу взглядом тумбочку, на которую аккуратно водружаю сумку и поворачиваюсь по-прежнему стоящему посреди просторного коридора Демьяну.

- Точно так же как и ты. Воспользовалась своим служебным положением и порылась в документах отдела кадров.

- Шалунья. - На губах Демьяна расползается ядовитая улыбка.

Я подыгрываю ему, зеркаля ухмылку, и приближаюсь, больше не чувствую себя незваным гостем. От его взгляда мое тело объято пламенем. Так происходит всегда, стоит нам посмотреть друг на друга. Но сейчас несколько иная ситуация, и как бы я не хотела перейти в горизонтальное положение, заставляю себя стоять на месте и продолжать говорить.

- Ты же не приглашал в гости.

- А ты и не напрашивалась, - парирует Демьян, но я замечаю — не договаривает. В какой-то миг его лицо темнеет, но после вновь обретает прежнее выражение человека, который полностью контролирует ситуацию. - Я же вижу, как тебе сложно показывать себя, свои эмоции вне стен квартиры, в которой ты привыкла жить.

Я ошарашено слушаю признание Демьяна и хлопаю ресницами, прогоняя возникшие словно по мановению волшебной палочки слезы.

- Поясни-ка.

- Лана… - Савицкий делает пару шагов ко мне навстречу. Замирает в полуметре, но не решается приблизиться вплотную. - Там, у себя, ты раскованная. Ты не смущаешься и показываешь себя. Там ты честная в своих эмоциях, но стоит нам оказаться за пределами твоей квартиры, как ты сразу же ныряешь в свой панцирь и скалишь милые зубки.

Я открываю рот, пытаясь возмутиться, но тут же закрываю и опускаю глаза. Черт! Какого хрена?!

- Нет.

- Да, Лана, так и есть.

Он делает еще один шаг. Совсем крошечный, но достаточно, чтобы сократить между нами расстояние. Его руки поднимаются вверх, осторожно опускаются на мои плечи, и лишь в этот миг я понимаю, как стою перед Савицким: плечи поникли, голова опущена, а глаза ищут полоски и точки в темной паркетной доске.

- Вспомни: на работе ты держишься от меня на расстоянии пушечного выстрела. Когда мы едем куда-то, ты делаешь вид, будто я только твой знакомый или на худой конец просто друг. Коллега, - тут его голос меняется и вновь становится более решительным. - Я не хочу нарушать твои границы.

- Ты все время их нарушаешь.

- Ты вынуждаешь меня так поступать, - парирует мужчина. - Потому что иначе до тебя вообще не достучаться.

- Неужели я? Я...

- Нет, Лана, ты нормальная. Просто перестань бояться и трястись от каждого шороха, звука или слова.

Я шумно сглатываю и поднимаю глаза. Уверена, сейчас я выгляжу как побитый щенок. Лучше бы ретировалась раньше, чем он успел открыть дверь. По крайней мере не чувствовала бы себя так: раздавленной мухой под свернутой газетой.

- Ну вот, опять забиваешь голову. - Демьян усмехается и притягивает меня к себе. Я впечатываюсь в его грудь и чувствую аромат шампуня и мыла. - Просто отпусти себя в кои-то веки. Перестань думать круглосуточно. Ты даже спишь беспокойно: то дернешься, то ворочаешься. Тебе пора начать жить, а не отсчитывать день за днем.

Слушая Демьяна, я рвано дышу, потому что иначе не получается. Я задыхаюсь в его запахе, задыхаюсь в своем теле. Оно слишком тесное. Мне слишком мало места в самой себе. Он прав. Черт! Как же он прав...

- Демьян? - Мой голос подрагивает, когда я поднимаю голову, скользя мокрой щекой по его телу. Интересно, это потому что он из душа и его футболка мокрая или мои щеки влажные от слез? - Я... Я...

- Да, Лана?

- Можно я поцелую тебя?

Демьян удивленно изгибает темную бровь, но впервые молчит. Нет язвительных замечаний, колкостей или усмешек. Он наклоняется вперед, позволяя мне самой приподняться на пальчиках и прикоснуться губами. Почти невесомо. Очень нежно. Наверное, такой поцелуй между нами впервые. И он нравится мне так же сильно, как и наши страстные, порой на грани ярости поцелуи.

Ладони Савицкого опускаются вниз, скользя по плечам, рукам, и замирают на талии. Демьян притягивает меня еще крепче, словно сращивая наши тела в единое целое. Я тянусь вверх, обвиваю его шею и висну на нем, не в силах удержать себя на подрагивающих ногах. Демьян удерживает меня на весу, подхватывает и поднимает в воздух.

- Моя Лана. - Слышатся вырывающиеся с воздухом слова, когда наши губы перестают испытывать друг друга на прочность. - Как же я хочу тебя.

Хмыкаю и льну к щеке, пока Демьян легко и быстро уносит меня из коридора в комнату, которую я не успеваю разглядеть, потому что вскоре моя спина соприкасается с мягкой тканью и твердым матрасом. Как раз в духе Демьяна.

- Если бы ты знала, как я...

- Давай потом? - вновь обнимаю его за плечи и притягиваю, раздвигая ноги и позволяя ему устроиться в его любимой позе. - Всё потом. Пока я не хочу думать.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям