0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Трудный фант, или Жена за проигрыш (эл. книга) » Отрывок из книги «Что наша жизнь? Игра! Трудный фант, или Жена за проигрыш (#1)»

Отрывок из книги «Что наша жизнь? Игра! Трудный фант, или Жена за проигрыш (#1)»

Автор: Кутузова Елена

Исключительными правами на произведение «Что наша жизнь? Игра! Трудный фант, или Жена за проигрыш (#1)» обладает автор — Кутузова Елена . Copyright © Кутузова Елена

Утром Денис проснулся от странного бубнежа, словно кто-то крутил плохую аудиозапись. Отмахнулся, но звуки стали громче. Пришлось открывать глаза.

На экране планшета хаотично мелькали чьи-то голые задницы, руки и ноги. Люди ржали, словно происходило что-то очень веселое.

— Рехнулись? У меня выходной! — Денис попытался отделаться от назойливых приставал.

В ответ послышался смех, и сверху тонкой струйкой полилась вода.

— Да все, все, проснулся! — Денис оттолкнул руку со стаканом и уселся, протирая глаза. — Что за кипишь?

Ему снова сунули под нос планшет. После сна собрать мысли в кучу было непросто, но Денис узнал вчерашнюю оргию.

— Ну, и?

— Что — и? Давай, выполняй!

— Погоди! — Денис помотал головой, приводя себя в порядок, и поставил видео сначала.

— Твою мать!

Гаджет ударился о стену и рассыпался на части. Осколки стекла и металлические детали начинки поблескивали на солнце.

— Вы рехнулись?

— Так! Стоп! — Степан подвинул стул и уселся, закинув ногу на ногу. — Что значит — рехнулись? Игра была честной, за язык тебя никто не тянул...

Денис схватился за голову. Она кружилась. То ли от осознания произошедшего, то ли просто от похмелья. Хорошо еще, не болела.

— Попить дай, — попросил у друга.

Тот ухмыльнулся и протянул стакан. На дне исходила пузырьками газа растворимая таблетка.

— Совсем паршиво?

— А ты уже опохмелился? — Денис залпом выпил лекарство и поморщился. — Гадость.

Вчера он заснул прямо в саду, в шезлонге. Ночи стояли жаркие, так что даже после купания простуда не грозила. Но комары... Несмотря на обработку сада и фумигаторы, воткнутые везде, где только можно, кровопийцы умудрялись прорвать заслоны.

Волдыри чесались так, что хотелось содрать кожу.

— Ладно, просыпайся! — Степан похлопал друга по плечу. — Твои вещи в гостевом домике. И приходи завтракать!

— Угумс... — сил не хватило даже на кивок.

Вода почти обжигала. Денис уперся руками в стену и терпел, пока по плечам и спине били тугие струи массажного душа. Больно, неприятно... но помогало. Еще несколько минут — и от похмелья останется только небольшой дискомфорт и желание спать. А вот голова заработает, как надо.

Проклятье!

Кулак ударил по кобальтовой мозаике. Раз, другой... Боль в руке не привела в чувство, стало только хуже. Хотелось забиться в самый уголок и провести так день, неделю, месяц... Да хоть вечность! Только бы не видеть во взглядах окружающих эту насмешку пополам с жалостью.

Но как раз этого Денис позволить себе не мог. Вытерся, пригладил руками влажные волосы, проигнорировав фен и натянул чистые футболку и шорты. Скользнул взглядом по зеркалу и направился по мощеной плиткой дорожке к главному дому.

— Так что решил?

Степан дождался, пока домработница отойдет от стола.

— Чего молчишь?

Денис тщательно, словно от этого зависела его жизнь, пережевывал яичницу с беконом. Его мутило, но показывать слабость он не собирался. Даже перед другом. Чтобы оттянуть время, глотнул апельсинового сока. И только потом ответил:

— Не молчу, а завтракаю. А что касается фантов... проиграл — так проиграл. Правда, — он указал на истерзанное комарами лицо, — с таким фейсом только о свадьбе думать!

— Да ладно тебе! Подумаешь, комарики покусали.

— Слушай, — Денис отложил вилку и нож, — я не отказываюсь. Но о сроках в условиях ничего не говорилось! Так что...

— Уууу... — протянул Степан. — Умный больно, да?

— Угумс, — самодовольно ухмыльнулся Денис и потянулся к бутылке с минералкой. — Может, пивка? Холодненького?

— Нет. Пить с утра все равно, что вбивать гвозди в гроб свой судьбы! Так что... минералочка самое то будет!

Несмотря на тошноту Денис доел все, до крошки, поболтал с другом и поплавал в бассейне. Не в садовом, тот сейчас приводили в порядок: чистили, меняли воду и фильтры, а в домашнем. Хотя из-за огромных окон от пола до потолка разницы не замечалось.

Прохладная вода и движение выветрили остатки хмеля, но садиться за руль Денис не решился: с собственной безопасностью он никогда не шутил. Вызвал водителя.

Настроение было — хоть святых выноси. Понимание абсурдности происходящего накрыло с головой. Сохранять личную свободу до двадцати восьми лет и вот так бездарно...

— Да чтоб вас всех приподняло и шарахнуло!

Переднее кресло вздрогнуло, получив удар кулаком. Водитель, привычный ко всему, даже головы не повернул.

— А ну, поглядим получше, кого мне там напророчили!

Оставалось вспомнить, в каком магазине они тогда видели бывшую одноклассницу. Перебрав все свои маршруты за последние три дня, Денис велел:

— Едем на Полевую. Там кинотеатр старый, не помню, как называется. Увидишь.

— К кинотеатру? — уточнил водитель.

— К остановке. Покажу, к какой.

Белый сайдинг с серыми полосами въевшейся пыли на стыках; красно-коричневая крыша «под черепицу»; яркие баннеры рекламы... Пятно мокрого асфальта у самой стены — кондиционер работал на износ. Обычный продуктовый магазин «шаговой доступности». Денис заходил в такие разве что за минералкой, если больше купить было негде. И теперь долго стоял у входа, не решаясь войти. Оттягивая неизбежное, несколько раз прочитал расписание, нанесенное на двери через трафарет.

Магазин работал с восьми утра до двух часов ночи. Без выходных. Без обеденного перерыва.

Неожиданно стало интересно, а как продавцы выдерживают такой график? К тому же вряд ли в тесноте павильона имелись комнаты для персонала. Наверное, перехватывают что-нибудь из дома и едят, скрывшись за прилавком. Дебелые тетки с вытравленными пергидролем волосами, обгрызенными ногтями, покрытыми ярко-красным лаком. Денис уже забыл, как выглядела та Ира, которую он видел всего несколько дней назад. Перед глазами вставал только низкий пучок волос и фартук густого синего цвета. И вот это он должен соблазнить и взять в жены?

Но отступить невозможно. Всем известно, что Денис Соболев от данного слова не отступается. Оттого и доверяли ему партнеры, и бизнес шел в гору. А значит...

Тихо закрылась подхваченная доводчиком дверь. Кондиционированный воздух пах рыбой, печеньем и какой-то химией. Но сам магазин приятно удивил.

Чистые прилавки, на стеклах витрин — ни пятнышка. На полках самообслуживания аккуратно выставленный товар. И продавцы... Молодые женщины. Не ухоженные модели, но опрятные. Никаких грязных ногтей или вызывающе-пошлого макияжа. Скорее, поражало его отсутствие у некоторых. Даже пудры на лицах не было! Не то, что теней или накладных ресниц.

Денис быстро схватил с полки первую попавшуюся бутылку с минеральной водой. Подумал и добавил в корзинку пачку печенья. И мороженое. Почему-то вспомнилось детство: в жаркий день не было вкуснее лакомства, чем вот этот простой вафельный стаканчик с пломбиром. Особенно купленный втайне от взрослых.

Иры Денис не заметил. А спрашивать не стал. И, усаживаясь в машину, почувствовал облегчение: встреча не состоялась по независящим от него причинам.

— Держи, — протянул водителю покупки.

Себе оставил только мороженое. Жестко захрустела под пальцами прозрачная пленка, и Денис не удержался: как в детстве облизал внутреннюю сторону бумажки, прилепленной сверху рожка. И зажмурился: показалось, что сейчас получит по рукам от строгой гувернантки — вести себя подобным образом было неприлично. Да и есть не за столом — тоже. Но для мороженого иногда делали исключение.

— Домой! — велел Денис и откинулся на спинку кресла. Выходной не выходной, а кое-что сделать надо.

Но снова замутило, и он изменил решение. Заехал в ресторан и заказал большую порцию ухи.

Крупно порезанная картошка лежала на дне глубокой миски. Ее покрывал прозрачный бульон с плавающими на поверхности солнышками жирка. И посреди этого великолепия айсбергом возвышался большой кусок белой рыбы.

Острая. Пряная. В меру соленая. То, что надо было есть с самого утра вместо яичницы-глазуньи. Такая уха хорошо убирает похмелье и наполняет желудок приятным теплом.

Зеленый чай завершил трапезу, и окончательно избавившись от плохого настроения, Денис поспешил домой.

Квартира в элитном жилом комплексе сияла чистотой: помощница по хозяйству приходила трижды в неделю. Убиралась, стирала, гладила, относила-приносила вещи из химчистки. Раз в квартал обращалась в клининговую компанию для глобального светопреставления. В такие дни Денис предпочитал задержаться в офисе. Или, вот как вчера ,повеселиться с друзьями. Правда, в этот раз чистота дорого ему обошлась.

Но думать о плохом не хотелось. Настроившись на работу, он вытащил из сейфа флешку и погрузился в хитросплетение схем и графиков. И то, что он видел, ему очень нравилось. Игра, которую их компания планировала выпустить в следующем сезоне, обещала покрыть все мыслимые рейтинги. А значит...

Денис резко оборвал мечты. Планировать, на что можно потратить еще не заработанную прибыль, он считал плохой приметой. Работать надо, а не мечтать. А удовольствие получать от итогов!

Но отбросить посторонние мысли не получалось. О чем бы Денис ни думал, все равно возвращался к проклятым фантам. Это же надо было до такого додуматься! Пересмотреть еще раз запись и голову оторвать придумщику!

Денис распалял себя, как мог, однако в этот раз злость не помогала. Ругнувшись, он отложил ноутбук и пошел в кабинет.

Найти школьные фотографии оказалось непросто — за все эти годы их ни разу не смотрели. Но при переезде обязательно брали с собой и бережно хранили. Денис сам не понимал, зачем он это делает: прошлое оставалось в прошлом, и нельзя войти в одну воду дважды.

Чуть замирая от непонятного волнения, Денис открыл синий альбом, украшенный золотым тиснением.

На первой же фотографии — он сам. Гордый мальчишка в строгом костюме. С галстуком. Тогда он носил его не снимая. Зато теперь ненавидел шелковую удавку всеми фибрами души. Но носил по-прежнему: положение обязывало.

Фотографии школы. Фасад. Маленький садик вокруг. Ученики обновляли его каждый год. По традиции — после выпуска из младшей школы. Перед этим убирались больные и погибшие деревья, выкапывались ямки... Каждый выпускник высаживал по дереву. Его березка прижилась, и он с гордостью показывал её друзьям.

В горле появился ком. Денис поспешно перевернул страницу.

Фотографии «из жизни». Вот он стоит между Мишкой и... как звали этого паренька? Кажется, Олег... После выпускного их пути разошлись, вот уже и имя почти стерлось из памяти... А тогда дружили. Вон, как обнимают друг друга за плечи.

Денис за партой. Денис у входа в школу. Денис на сентябрьской линейке. Только каждый раз мальчик на фотографии — немного старше.

Он не выдержал. Захлопнул альбом и снова открыл, только теперь уже с конца. Там, занимая весь разворот, глянцево блестела общая фотография. Портреты в овальных «окошках». И подпись под каждым. Фамилия и имя.

Вот этот снимок Денис не любил. Овалы напоминали фотографии на кладбищенских памятниках, не хватало только дат рождения и смерти. Но сейчас именно эти надписи помогли не ошибиться.

Ира смотрела с фотографии чуть насмешливо. А может, так казалось из-за подслеповатого прищура: ради снимка она сняла очки. Да, скорее всего, именно так — на губах ни тени улыбки. Брекеты скрывала?

И все же... В карих глазах словно солнечные зайчики прыгали. Или это бумага так блестит? Денис провел рукой по странице. Взгляд девушки не изменился. Задорный. Веселый. Полный надежд.

Она уже тогда не отличалась красотой. Странно-светлые волосы. Не блонд, скорее — сивые, невзрачные. Они съедали краски на лице, делая его... никаким. И все же — не уродина. Обычная. На такую не оглянешься в толпе, а столкнувшись лоб в лоб, уже через пару минут забудешь, как она выглядела. Не удивительно, что Денис её не запомнил. Но это и пугало: он не мог представить, как она стала выглядеть с возрастом. Хотя, если как те продавщицы, то не все так плохо. Приодеть, сводить к косметологу и визажисту... Вставить линзы... Но червячок сомнения продолжал подгрызать изнутри.

Чтобы хоть как-то отвлечься, Денис открыл холодильник. Уха в ресторане была хороша, но с тех пор прошло немало времени — время шло к ужину. Денис горько рассмеялся, увидев часы, подмигивающие ему красными цифрами: выходной снова прошел бездарно! Вместо полноценного отдыха он сначала маялся с похмелья, потом работал... А под конец ностальгировал.

— Ну, не жили красиво, нечего и начинать!

На сковородке зашкварчало мясо. Стейк средней прожарки, обильно сдобренный специями. Денису нравилось готовить, хотя чаще обедать и ужинать приходилось вне дома — время поджимало.

Салфетка, вилка, нож... Денис любил красивую сервировку. Чтобы приборы — сверкали, стекло — блестело, еда радовала не только вкус, но и глаз...

Но почему-то сегодня он то и дело смотрел на часы. Красные цифры подмигивали и менялись. А перед глазами стояло нарисованное на стекле расписание.

Кусок не лез в горло. И бутылка местного вина, привезенного по случаю из Португалии, осталась не распечатанной.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям