0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Ты - моё желание » Отрывок из книги «Ты - моё желание»

Отрывок из книги «Ты - моё желание»

Автор: Кистяева Марина

Исключительными правами на произведение «Ты - моё желание» обладает автор — Кистяева Марина Copyright © Кистяева Марина

ГЛАВА 1

 

Мальчик по вызову.

Бл*ть.

Докатился.

Марк Тойский – мальчик по вызову.

Просто шикарно. А что ещё?

И никак не откажешься. Подвязался? Вперед.

Как называют таких мужчин? Проститут? Отчего-то стало смешно, и Марк оскалился. На «проститута» он явно не тянул. Хотя кто их знает… Альфонсов сейчас пруд пруди, с радостью предлагают свои услуги.

Но у него проигрыш! Долг чести, мать его ети.

- Марта, давай деньгами.

- Не-не-не. Проиграл – плати.

- Я и заплачу.

- Эй, Тойский, хорош ломаться.

Кто-то хохотнул. У Марка мгновенно зачесались кулаки.

- Одна лишь ночка…

- Пара часиков.

- Зато какие воспоминания.

- Марта…

Он смотрел на давнюю подругу, которая лениво закинула ногу на ногу и сделала глубокую затяжку кальяна.

- Тойский, ты же знаешь, как я сильно тебя обожаю. Игра есть игра.

- Дурацкое условие.

- Эй, Марк, да что тебя смущает? Поедешь, развлечешь барышню. Марта, что ты там сказала: обязательное условие - оргазм?

- Ага.

- Воооот.

- Все свои. Марк, так что не суетись.

- Может, тогда ты меня и подменишь? – огрызнулся Марк, посмотрев на приятеля.

Данил покачал головой и кивнул в сторону Марты. А потом выразительно провел по шее».

Марту Марк прижал уже потом.

- Рассказывай, - потребовал он.

- Что рассказывать-то?

Несмотря на всю выдержку холеной и сдержанной, порой даже стервозной Марты, в глазах её появилась легкая растерянность.

Интересно…

- Как мне партнершу будешь подбирать?

- Я что-нибудь придумаю.

Ну-ну…

И поэтому снова в глаза не смотрит. Марта, что славилась хитростью и изворотливостью.

- Марта, не дури. Тут только ты и я.

- А что мне дурить, дорогой ты мой?

- Ничего. Хочешь сказать, что отправишь меня к…

Он не договорил, а она с легкостью продолжила:

- У меня два варианта. Я всегда могу с кем-то поспорить на ночь с тобой. Это первый, как ты понимаешь. Второй… Хм, думаю в моем окружении найдутся девушки или даже женщины, которые пожелают остаться инкогнито, проведя ночь в объятиях брутального красавца.

Почему в тот момент Марку захотелось сомкнуть ладонь на тонкой шее давней подруги?

Марта была и оставалась Мартой при любых обстоятельствах. Скучающей дочкой своих так рано почивших этот славный мир родителей. Став обладательницей миллионного состояния в восемнадцать лет, она умудрилась его не только не растратить на шмотки, выпивку и фешенебельные курорты, но и приумножить, открыв два отеля. Кто бы мог подумать! Такая на первый взгляд холеная, молоденькая девочка, а внутри железный стержень, который хрен кто сломит. За это Марк её и уважал.

Они общались с детства. Последние годы часто пересекались в одних и тех же местах, постепенно сужая круг знакомых и тех, с кем хотелось бы проводить редкие свободные вечера. Перед кем не надо играть. Где все на равных и понимают друг друга, если не с взгляда, то с полуслова.

Каждый из них, безусловно, с характерами и своими тараканами в голове. Но подлецов и ублюдков среди них не водилось. Имелись свои тайны, какие-то предпочтения, но ничего криминального. А если кто-то и выходил за рамки закона, то делал это очень аккуратно.

Пятничный вечер в доме Марты ничем не отличался от других. Та самая узкая компания, ни одного человека из вне. Никто не привел нового друга или подружку. Так сложилось. Марта отделала новую сауну и пригласила друзей с ночевкой. Выпили, расслабились. Марк пропустил пару стаканчиков виски. Превышать норму он не собирался. Да если разобраться, то на пальцах можно вспомнить разы, когда он напивался. Его приучили, что пить следует аккуратно, зная грань. Хочется напиться до беспамятства – отключай телефон, запирайся в квартире и гуляй, чтобы дурь не выказывать. Марк всегда прислушивался к умным советам.

Ребята расслабились. Он в том числе. Сходили в сауну, поплавали в бассейне. Он любил бывать у Марты ещё и потому, что тут все настолько друг к другу привыкли, что уже стерлись границы полов. Никаких сексуальных сальных шуточек. Все свои.

Поэтому продолжить вечер, развлекаясь за игрой «Вопрос или желание» все восприняли адекватно. Некоторые с воодушевлением. Марк – ровно.

Первый вопрос… Второй. Кто-то отвечал, кто-то выполнял дурацкие поручения. Развлекались, кто как мог. Марк развалился на диване, вытянув руку на спинку.

И тут прозвучал вопрос про Милославу.

На который он не стал отвечать.

Милослава это его навязанная в детстве невеста, которую он никак не видел в роли жены, воспринимал не иначе, как сестренкой. И когда их помолвка, состряпанная предками, развалилась, он выдохнул.

Но скандал и интерес к их истории остался.

Только ни он, ни Мила, ни Глеб Алашеев – муж Милославы, не будут обсуждать то, что произошло. Ни с кем.

Поэтому он проиграл.

Марта поиграла глазами и выдала:

- Ок, Тойский. Лапушка мой, - от её обращения мужчина скривился, - тогда ты проводишь ночь с незнакомкой. Нет, не так. Ночь. Отель. Незнакомая женщина. Полная анонимность. И ты… играешь роль мальчика по вызову. Оргазм - не только твой – в смету вписан.

Казалось бы, что тут такого? Он молодой и здоровый мужик. Поедет. Развлечется. Только его интуиция была категорически против.

Противно.

Он никогда не испытывал дефицита в женском внимании. Особенно после официального разрыва с невестой. Марк завидный жених. Перспективный. Финансовый аналитик в крупной компании. Пока своей не озадачился. Нужно поднабраться опыта и связей. Алашеевы ему такую возможность дают. Он присматривается, изучает. Ему интересно – и это главное.

Девушки всегда были в его жизни. И это тоже нормально.

А вот от этой ситуации… Противно и всё тут. Ничего с собой не мог поделать.

Воротило.

Но проигрыш есть проигрыш.

И Марта… Ох темнит, зараза хитропопая.

Ничего…

Марк прищурился и вырулил к отелю. Адрес он получил сегодня днем сообщением от той же Марты. Его так и подмывало подойти к ребятам Алашеева и уточнить на предмет интереса старинной подруги. Ни за что он не поверит, что Марта столько лишних телодвижений делает ради того, чтобы он отработал проигрыш. Хотела бы поразвлечься – вызвала бы любую эскортницу. Да мало ли что можно придумать.

Отель он знал. Не самый худший в городе. Соответственно и не дешевый. Уже хорошо. По крайней мере, можно не опасаться грязных простыней. Марк скривился. Н-да, отличнейший у него настрой, ничего не скажешь.

Встал бы, черт побери.

Проблем с потенцией у Тойского никогда не было. Но он ни разу и не попадал в подобную передрягу. Мать вашу, у него только по юности случался пару раз секс, когда он был сильно пьян. Потом – ни-ни. Контроль и только контроль над ситуацией. Иначе…

Иначе он где-нибудь потерялся бы. Пусть не снаркоманился и не спился, но и того, что имеет сейчас, не имел бы.

Марк вырулил на охраняемую стоянку, взял портмоне и вышел, поставив любимый «мерс» на сигнализацию. Идти в здание он не спешил. Огляделся по сторонам. Всё, как и должно быть в отеле, что почти на окраине. Пара машин, помимо него, лениво прогуливающаяся дама с собачкой, скучающий охранник.

Прежде чем тронутся в путь, Марк проверил наличие «глушилки» в портмоне. Марте он доверял, а вот девице, что будет его ожидать, – категорически нет. Поэтому никаких случайно всплывших записей не будет. Лучше подстраховаться.

Что ж… Он готов.

Марк вошел в вестибюль гостиной и приятно удивился. А вот тут уже чувствовалась рука дизайнера. Кто-то хорошо постарался.

Его встретила приветливая девушка-администратор в строгой блузе с галстуком.

- Добрый вечер. Чем могу помочь?

- Для меня снят номер.

- Ваш паспорт. Минуточку, сейчас уточню. Да, всё верно. Проходите.

Ключ не выдала… Значит, дверь будет открыта.

Пока поднимался на третий этаж, ни о чем не думал.

Тойский, хорош париться! Как тебе сказали? Расслабишься, получишь удовольствие. Особенно если девочка-женщина будет ничего себе так. На хорошенькую он не рассчитывал. В любом случае, всегда можно выключить свет. Лишь бы тело завело его.

Пройдет неделя, и Марк сам будет глумиться над этой ситуацией. Рассказывать кому-то точно ничего не станет, а сам посмеется.

Сейчас же…

Захотелось сплюнуть. Прямо на ковровое покрытие.

Вот и комната 312.

Отлично.

Стучать он не стал.

Принципиально.

Его же ожидают?

Ожидают.

Так чего размениваться?

Ему не нравилось, что он накрутил себя. Марк мог бы сказать, что ожидающая его девушка не виновата. Никто её сюда, в это номер 312, не затаскивал насильно.

Сама пришла.

Почему?

Захотела потрахаться. Пощекотать себе нервы.

Поиграться.

Отлично, милая…

Поиграется и он.

Агрессию Марк немного приглушил, но адреналин гулял в крови бешено, расшатывая его максимально. Марк поймал себя на том, что предвкушающе скалится.

Кем он там должен быть?

Мальчиком по вызову.

Без проблем.

Исполнит всё безупречно. По высшему разряду.

Он толкнул дверь и вошёл.

Первое, что не могло не броситься в глаза, – полумрак. Точнее, едва ли не стопроцентная темнота. Даже штора была завешана на три четверти, вот одна оставшаяся часть и давала иллюзию освещения.

Второе – он видел предметы. Распознал кровать. Гостья, или кем она себя считает, основательно подготовилась. Стоит отдать ей должное. Он ни на что не наткнется.

Третье – её образ на той самой пресловутой кровати. Она сидела вполоборота, явно подгадывая позы.

Под финал и самое ошарашивающее – запах.

По комнате витал едва ощутимый аромат лаванды и мяты. И ещё чего-то, что он не мог разобрать.

Но его пробрало.

Марк всегда остро реагировал на запахи девушек. Бывало такое, что раздевал и… накатывало такое отвращение, что пропадало всё желание. Одевал красоток и отправлял домой. Случались обиды, истерики, требование объяснить. Марк отшучивался. Что он мог сказать? Что его захлестывает отвращение? Что запах кожи партнерши ничего, кроме негатива, в нем не пробуждал?

Тут же…

Марк мотнул головой, сам себе напоминая быка, которого выпустили на арену, на потеху зрителям.

Запах – это ещё не всё.

Хотя бонус и приятный, чего уж тут.

- Добрый вечер.

Марк решил придерживаться официальной линии поведения. Как там себя ведут альфонсы? Есть у него парочка знакомых упырей, приходится сталкиваться периодически. Вот с них и возьмет пример.

От него ждут учтивости и оказания сексуальных услуг.

Значит, получат.

Агрессия снова заклокотала в горле. Ничего… Он с ней справится. Справлялся всегда и на сей раз всё пройдет безупречно.

- Добрый.

Он едва расслышал её.

Играет роль стесняшки? Что ж, такое тоже он успел допустить, увидев полумрак. Значит, милая хочет сохранить не только инкогнито, но уже и выбрала сценарий для ночи.

Марк прошёл вглубь комнаты, остановившись в метре от кровати.

Теперь он имел возможность рассмотреть «заказчицу» лучше. Вернее, её силуэт. Первое – она миниатюрная. Совсем. Худенькая и невысокая. Для Марка это непринципиально. Волосы собраны. Марк не стал вдаваться в подробности.

- Я от Марты. Давайте сразу кое-что уточним. Мы на «ты» или на «вы»?

Девушка завозилась на кровати, заерзала. Его вопрос смутил её?

- Лучше на «ты».

- Отлично. Какие-то пожелания? Требования?

- Особых… нет.

- Тогда я в ванную.

Он развернулся, безошибочно определив, где находится ванная. Освежиться не помешает.

- Подождите… Подожди.

Голос у неё тоже оказался приятным.

Ещё один бонус.

- Да, слушаю?

- Мы не будем включать свет. Я хотела бы сохранить конфиденциальность.

Значит, замужем.

Или есть парень.

- Ок.

То легкое влечение, которое появилось от запаха, голоса, приятных очертаний тела развеялось, как только он услышал про конфиденциальность. Марк сам не собирался «светить» лицом, но теперь хлестнуло полным отторжением. Лучше бы вообще ничего не говорила.

В ванной он прикрыл за собой дверь. Свет включил и огляделся. Ни одной лишней вещи. Все то, что полагалось в гостиничном номере: шампунь, белоснежные полотенца, свежие халаты. И ничего личного от незнакомки.

Тоже хорошо.

Со своими вещами Марк не церемонился. Сдернул пиджак, футболку. Дальше джинсы с боксерами. Под душем находился тоже минимальное количество времени. Всё-таки неприлично заставлять даму долго ждать.

Она и так готовилась. Организовала, подсуетилась. Следы умеючи подчистила.

С другой стороны, ему не всё равно? У него спор.

Всё.

Сделает дело и уйдет.

Пока вытирался полотенцем, снова пришло чувство полного отторжения происходящего. Сам Марк спокойно относился к тому, чтобы материально помочь понравившейся девушке. Ситуации бывают разными, он всё понимал. Разводить себя не позволял, всегда четко видел, что от него хотят.

А тут…

Твою ж мать!

Оказывается, когда платят тебе за секс – это другое.

Марк отшвырнул полотенце в сторону и усмехнулся. Взлохматил волосы и посмотрел на своё отражение.

Фактически речь о деньгах не шла. Марта ни разу не упомянула о них даже, если только тогда, когда он пытался откупиться. Но чувствовал он себя именно купленным.

Довести незнакомку до оргазма…

Марк любил секс, как и любой нормальный молодой мужик. Это в крови у сильного пола. Он любил доставлять удовольствие партнерше. Ему нравилось чувствовать, как партнерша дрожит под ним, над ним. Видеть, как глаза закатываются в предоргазменном предчувствии, как капельки истомы выступают на лбу и по всему телу. Ему важно было знать, что любовнице с ним не просто хорошо, а охрененно.

Марк вообще любил девочек.

И чертовски не любил, когда его использовали.

По факту, его и не использовали. Здесь и сейчас. Та незнакомка с чарующим запахом и низким вибрирующим голосом…

Он проспорил. И только.

И его злость неуместна. Абсолютно.

Одеваться Марк не стал. К чему?

Откинув прочь полотенце, он предусмотрительно взял презерватив и выключил свет. Незнакомка создала интимность, значит, и он её нарушать не будет. Не хочет показывать лицо – отлично. Хорошо, что хоть маски не припасла, тогда бы у него точно была неординарная реакция. Тойский в маске дерет «хозяйку». Тушите свет. Маску он бы точно нацеплять не стал! Это в договор не входило! За более специфическими играми и наслаждениями добро пожаловать в соответствующие клубы и сообщества, благо сейчас можно найти на любой вкус и кошелек. Стоит лишь немного напрячься.

Марта напряглась. И снова возникал вопрос: для чего? У этой заразы по-любому были мотивы.

Марк вышел, прикрыв за собой дверь.

Всё.

Все мысли оставляем на потом.

Сейчас секс.

Стоит у «хозяюшки» уточнить, какой любит она?

Он прищурился.

Не-е. В кровати он предпочитал доминировать. Место первенства уступать не намерен и в данных обстоятельствах.

Она по-прежнему находилась на кровати. Где же ещё. Лишь немного сменила позу. Ножки поджала.

 - Как мне к тебе обращаться?

Она замялась с ответом:

- Давай без имен.

- Я не настоящие имена имел в виду.

- Давай без… всего.

И снова ему почудилось напряжение в словах барышни.

- Без всего - так без всего.

Может, и правильно. Они видятся первый и последний раз.

 

ГЛАВА 2

 

Она задрожала, как только он поставил колено на кровать.

Напряглась.

Странно…

К черту! Это его проблемы? Нет.

И ещё раз нет.

- Иди ко мне.

Не будет же он бегать за ней по всей кровати?

- К тебе?

- А тут ещё кто-то есть?

Тело Марка реагировало на присутствие этой женщины рядом.

Неожиданно остро.

Стоило ему приблизиться, как аромат её духов, мягко наложившийся на естественный природный запах тела, проник под его кожу. Проник капитально, возбудив рецепторы. Член отозвался мгновенно, появилась тяжесть в яйцах.

Её близость будоражила.

На девочке – Марк для себя решил, что она девочка, а не взрослая женщина за сорок - был черный пеньюар, выгодно подчеркивающий грудь, собирая полусферы вместе.

Он их видел. И сразу же захотел потрогать, сжать. Прикоснуться.

Девочка мотнула головой и негромко сказала:

- Я немного растеряна и… Не возражаешь, если будешь вести ты?

Брови у Марка медленно поползли кверху.

Может, он всё-таки ошибся, и девочка из «тематиков»? Тогда что она тут делает? И почему пошла на уговоры Марты? Что за игру затеяли девчонки?

Его это должно волновать? Он уже определился – нет. И какие вообще могут быть рассуждения и гадалки, когда член стоит, как каменный, а тело сводит от желания?

- Не буду, - выдохнул он, подаваясь вперед и оказываясь с ней рядом.

Марка снова накрыло с ещё большей силой. Чертовщина какая-то! Разве можно так реагировать? Что даже кровь в висках начинает стучать с утроенной силой, и нутро скручивает. Ни во что подобное Марк не верил. Девочка, как девочка. Да, чувствовалось, что химия у него к ней зашкаливает, с ног сшибает, но она не перекрывала потребительского отношения.

Глухой выдох сорвался с губ незнакомки, который он поймал своими губами. Поймал интуитивно, не смог устоять. Мягкие губы прижались к его губам, погружая ещё сильнее в пучину тягучего возбуждения.

Вот тебе и раз…

Марк голодным не был, на днях только встречался с Кирой. У них на протяжении нескольких лет секс по дружбе. Когда кому-то одиноко и хочется потрахаться без заморочек и обязательств, без ухаживаний и танцев с бубнами, без соблюдения каких-то правил, они созванивались. И если ни у одного, ни у второй не было на тот момент регулярных партнеров – встречались.

В последнее время звонки со стороны Киры участились…

Девочка отвечала.

Несмело. Тоже пробовала его.

Марк ещё подался вперед, положив презерватив на тумбочку. Дотянется позже.

Сейчас же… Ему хотелось её попробовать. Всю. Неожиданно, но факт.

Он постарался расслабиться. Отпустить себя.

Он уже тут. Она рядом. Такая ладушка. Мягкая, ароматная - такая, что крышу напрочь сносит.

Были бы при других обстоятельствах – давно завалил бы на спину и ножки ее себе на плечи закинул бы. Отодвинул бы трусики в сторону и ворвался бы по самые яйца. Сразу же, без прелюдий.

У него по спине пошла судорога.

Её губы оказались вкусными. Он пробовал и пробовал их. Приглушенно застонав, углубил поцелуй, проникнув языков внутрь.

Девочка несмело приоткрыла губы. Ему показалось, или она на самом деле пропустила покрывало между пальцев? Зажала в ладонях…

Чтобы она от него никуда не делась, Марк распластал руку ей на позвоночнике. Вот так, милая. Что там Марта про тебя сказала? Сделать хорошо? Сделает.

И себе тоже сделает.

Он аккуратно положил девушку на спину, попутно отметив, что белье на ней не из дешевых. Приятная ткань ласково льнула и к его разгорячившейся коже. Он сразу подметил завязки спереди. Хорошо, что не корсет. А тут удобно – потянул за тесемки, и полы пеньюара распахнулись, обнажив красивое тело.

Марк сжал зубы с такой силой, что послышался легкий скрежет. Спокойствие… Хочет девочка поиграть, пощекотать нервы – будет. Лицо - ещё не главное. Если бы он напрягся и повертел бы её по кровати, то в конечном итоге смог бы уложить так, чтобы немного разглядеть. Но это уже подло. Она не желает – он не настаивает.

Его дело заключается в другом.

Марк сжал грудь, губами припав к шее.

Незнакомка волновалась. Под ладонью в ускоренном ритме билось ей сердце, да и пульс на шее учащенный. Марк провел по шее языком, пробуя.

До чего же вкусная, зараза!

Нетерпение взыграло в крови мужчины с новой силой. Появилась странная жажда обладания, которую он сразу подавил.

Не к той… Ой, не к той…

Она затрепетала под ним, выгнулась, подставляя тело для поцелуев.

- Нравится?

Ему не требовалось ответа.

Она раскинула руки, позволяя трогать себя. Отдавала ему тело, не проявляя никакой инициативы. Сначала Марка подобное бездействие смутило, он предпочитал, чтобы партнерша была более активной, ласкала его в ответ.

А потом ему зашло.

Её нежная податливость, полное подчинение. То, как она выгибалась и льнула к нему.

Робко и между тем так доверчиво, что Марк выпадал из реальности.

Ему было мало.

Ему хотелось вертеть и крутить её.

Исследовать.

Всю.

Попробовать так, чтобы извивалась в его руках и кричала, кусая губы.

Он снял с неё пеньюар, поддел трусики, не преминув заметить, как она дернулась, пытаясь свести бедра. Он пресек в последний момент – мягко, но настойчиво.

А потом снова накрыл её губы своими, нашёл презерватив. Был вынужден оторваться, чтобы зубами разорвать упаковку.

- Поможешь?

Она всё время, пока они ласкались, молчала. Иногда глухо стонала, иногда выдыхала, подаваясь вперед, словно что-то хотела сказать и передумывала в последний момент. Ему нравилось наблюдать за её реакцией. Вернее, чувствовать. Наблюдать не получалось. Отчего Марк снова начинал злиться.

Потому что, мать вашу, он хотел видеть её лицо.

Когда разводил бедра в разные стороны.

Когда трогал мягкие складки. Сначала едва влажные, потом более горячие и сочные. Позволяющие ему спокойно скользить между ними. Туда, внутрь. Где было довольно узко. Её мышцы сжимали его чертовски плотно.

Девушка мотнула головой.

- Нет… Нет, я… - она замолчала и быстро добавила: - Не умею.

Брови Марка помимо воли взметнулись кверху.

Не умеет помогать раскатывать презерватив? Девочка, какие партнеры у тебя были до него?

В голове Марка промелькнула мысль: уж не девственница ли она? Но он сразу откинул её прочь. Слишком нереально. И… слишком знакомо. Судьба не может настолько не любить его, чтобы посмеяться в лицо подобным образом.

Отточенным движением раскатал презерватив на члене, что подрагивал от нетерпения. К тому же, незнакомка продолжала ждать его с разведенными ногами. Как он развел, оставил - так и лежала.

Лишь за ним наблюдала, хотя что она могла видеть в темноте?

Его оскал?

Он лег на партнершу, расставив руки по ширине плеч. Подался вперед. Ещё… Но девочка заерзала, словно пыталась выбраться из-под него. Вот тут у Марка уже оскал появился настоящий.

Тяжело дыша, молодой мужчина замер и выдохнул сквозь плотно сжатые губы:

- Передумала?

Он не был уверен, что сдаст назад и сможет остановиться. Грудь распирало от убийственного коктейля, где страсть смешалась с вновь поднявшейся яростью. Ему не нравилось, что с ним играют. А с ним снова играли – именно так и никак не иначе он воспринимал происходящее. Его потряхивало от нетерпения, на лбу выступила испарина.

Он убьет Марту, если сейчас эта барышня включит заднюю.

- Нет… Конечно же, нет…

Она позволила лечь между бедер и войти.

Марк входил плавно, хотя потребность была иной.

Он уже понимал, что партнерша будет узкой, и всё же тягучее ощущение тесноты пронеслась по нутру, задевая и подхлестывая к дальнейшим активным действиям.

Она задышала часто-часто.

И впервые дотронулась до него.

Вцепилась в плечи, выпуская ноготки под кожу. Первым порывом Марка было оборвать её, рыкнуть, сказав, чтобы была осторожнее. Он терпеть не мог, когда оставляли следы.

Но тут… промолчал, лишь двинулся глубже, точно в небольшую отместку.

- Ах…

Да твою ж… Как узко. Горячо. Крышесносно.

Даже через презерватив он чувствовал её необычайно ярко. Она замерла, привыкая к нему. Подалась, прижалась.

И лицо близко-близко оказалось. А рассмотреть - никак. Марк даже зрение напряг, но уловил лишь общие черты.

Ругнувшись про себя и послав всё к черту, задвигался уже более яростно. Толчок и ещё толчок.

- Тише… Тише, пожалуйста.

- Тише?

Он мотнул головой, словно бык, не понимая, что от него хотят. Сердце грохотало в груди, оглушая.

- Медленнее, вернее, - её легкое дыхание касалось его шеи, и он не устоял.

Медленнее - так медленнее.

В таком ритме была своя прелесть. Девочка оказалась права – её надо чувствовать именно неспешно, тогда она открывалась.

Она отдавала, а Марк жадно принимал.

Каждое её движение навстречу ему. Её тихие стоны.

Он сотни раз занимался сексом. Было хорошо, было охрененно.

То, как чувствовалось сейчас, не подходило ни под одно определение. Его уносило при каждом толчке, при каждом проникновении.

Первой задрожала она. Сильнее вцепилась в его плечи и зашептала:

- Пожалуйста… Пожалуйста…

Тогда он задвигался быстрее, проникая на всю глубину, воспроизводя влажные пошлые шлепки, разносящиеся по комнате вместе с её глухими дрожащими стонами.

Его накрыло через несколько секунд. Оргазм был чертовски ярким и сильным. Марка уносило снова и снова. Тяжело дыша, он пытался вернуться в реальность, но выходило плохо.

Ему требовался дальнейший контакт. Вот такое противоречивое желание. Оттолкнувшись от матраса, Марк вышел из партнерши. Та снова охнула и поспешно свела бедра.

Зараза…

Ни улыбки, ни какой-либо другой довольной эмоции на лице Марка не отразилось. Он рухнул на подушку рядом и прикрыл глаза. Надо презерватив снять. Больше по инерции, он завершил начатое, замотав резинку.

Незнакомка лежала рядом, тоже пытаясь выровнять дыхание, и старательно молчала. Марк усмехнулся. Который раз за вечер…

Как только схлынуло удовольствие, на его место пришел привычный скептицизм. Марк не относился к любителям поболтать после секса, но в данном случае у него были кое-какие обязанности.

- Мы продолжаем или на этом всё?

Он слегка поморщился, когда понял, что вопрос задал слишком грубо. Да и цинично вышло.

Но надо полагать, с ним рядом сейчас лежала вполне взрослая и самодостаточная барышня, раз она решилась на подобную затею. Встретиться и отдаться незнакомцу - может позволить себе не каждая.

Ответила она не сразу. Марк заметил, что она старалась практически не двигаться. Как лежала в одной позе, успев натянуть на обнаженное тело покрывало, так и замерла.

- Всё.

Не сказала – выдохнула.

Соизволила.

Марк резко сел, снова не понимая своих эмоций. Он отработал спор, к чему лишние сантименты?

Да, он бы продолжил. И даже, как вариант, на всю ночь. На один заход минут через пятнадцать и на утреннее продолжение его точно хватило бы.

Даже хотелось…

Тойский, тормози. Не туда уносит.

Он кивнул, больше не посмотрев на партнершу.

- Я в ванную. Так понимаю, инкогнито сохраняем. Поэтому я могу быстро сполоснуться и уйти. Или, давай, ты первая. Я отвернусь. Подожду, пока ты уйдешь.

Он выдвинул предложение, а у самого в голове мелькнула шальная мысль: потом запросить видео с камеры в холле. Он запросто его получит. У него близкий друг в ФСБ, организует. Есть и другие возможности, без вмешательства правоохранительных органов.

Марк оборвал себя. Ему это надо? Девочка явно не настроена на продолжение. И как он, интересно, отреагирует, если узнает, что этот отель для неё давно является облюбованным любовным гнездышком?

Поэтому всё до банальности просто: он встает, уходит и забывает о таинственной любовнице.

- Давай, ты.

- Хорошо. Как скажешь.

Он не сомневался в её ответе.

Поднялся и, не оглядываясь, прошел к ванной, где швырнул использованный презерватив в урну. После чего подошёл к зеркалу, уперся руками в раковину и посмотрел на своё отражение.

А на журнальном столике остались ещё два неиспользованных…

Он может вернуться. И продолжить.

То, что может – не сомневался.

Но… зачем? Вот в чем вопрос.

Да затем! Что понравилось! Дьявольски. Как льнула. Как давала.

Тормози, Тойский.

Он уже не смог бы вспомнить, сколько раз за последние минуты себя обрубал. Сегодня это его коронная фраза.

Оттолкнувшись от раковины, Марк решил, что обойдется без душа. Намочив полотенце, обтер себя и принялся одеваться. Пора сваливать. Поразвлеклись и ладно. Чем быстрее он уйдет, тем меньше вероятность, что он сделает то, о чем будет потом сожалеть.

Его нечаянная любовница сидела, прижимая покрывало к груди. Явно ожидала своей очереди. Во время секса волосы у неё растрепались и теперь красивыми волнами падали на плечи. Интересно, какого они цвета? На ощупь - как шелк. Это он запомнил.

Нахер…

- Прощаемся?

- Да.

- Всего доброго.

- И тебе.

Ему показалось, или её голос дрогнул?

Показалось. Сто процентов. Девочка до конца сыграла роль скромницы. Роль ей превосходно удалась.

Он кивнул, зная, что она не увидит его жеста. После чего открыл незапертую на ключ дверь – а вот это было беспечно с их стороны – и вышел в коридор. А дальше к лифту и вниз.

 

ГЛАВА 3

 

- Ты сегодня пойдешь в клуб?

- Пока не решил.

Кира усмехнулась в трубку:

- Тойский, так решай. Тебе ещё за мной заезжать.

Молодой мужчина усмехнулся в ответ:

- Я подумаю.

- Дразнишься?

- Давай до связи. Я сброшу смс через пару часов.

- Договорились.

Марк нажал на отбой и отложил телефон на стол. Оттолкнувшись от пола, он отъехал на кресле на небольшое расстояние и завел руки за затылок.

Задолбался он что-то малость.

Последние две недели выдались адски насыщенными. Полет в Питер, потом - в Прагу. Несколько важных встреч, после которых он падал замертво на кровать. В последнем случае ещё и связано с тем, что пришлось пить. И много. Ему, как человеку, выпивающему по-минимуму и привыкшему контролировать ситуацию и происходящее вокруг, было тяжело. Голова раскалывалась и отказывалась соображать.

Зато по итогу у него контракт, суливший лично ему существенное обогащение.

Приятно, черт возьми.

Марк прикрыл глаза. Сегодня пятница. Можно расслабиться. Кира в клуб зовет. Соответственно, с последствиями. Ночь с ней обещает быть бурной.

Есть и другой вариант. Позвать парней и устроить мужские посиделки с пивом перед теликом. Посмотреть футбол, в сауну сходить. И если уж потом приспичит – пригласить Киру. Или других девочек.

Стук в дверь прервал его размышления.

Он успел только открыть глаза и не дал ответа, как дверь отворилась, и в кабинет вошла Марта.

- Я без приглашения.

- Вижу, - уголок губ невольно дернулся кверху.

Марта выглядела так, словно собиралась покорить всех мужчин, что повстречаются на пути. Она умела преподнести себя - что есть, то есть. Высокая и худая, с идеально черными волосами, она двигалась, как пантера. Походка от бедра, высокие каблуки, делающие её стройные ноги бесконечными.

Шикарная.

Плюс сегодня она и лицо «сделала» безупречным, идеальным. Явно из салона красоты.

- Привет, красавчик.

Она подошла к столу, потянулась. Марк приподнялся, и её губы слегка скользнули по его щеке. У мужчины сразу же сработал инстинкт - он поднял руку и провел внешней стороной ладони по своей щеке, убирая возможные следы от блеска для губ.

- Ничего нет, не парься, - Марта подмигнула ему, обогнула стол и грациозно опустилась в кресло, закинув ногу на ногу, обнажая бедро и резинку для чулок.

Марк усмехнулся. Интересно, к чему это зрелище?

- Чем обязан?

- Как у тебя дела, Марк?

- Марта, - он наклонился вперед, сцепил руки в замок и положил их на поверхность стола.

- А что сразу Марта?

- Со мной можешь не кокетничать.

- Не действует?

- Нет.

- А жаль.

- Итак, пробуем повторно. Чем обязан визиту?

Марта едва заметно прищурила глаза, выражая легкое недовольство.

- Она готова заплатить ещё за одну ночь.

О, как даже…

На лице Марка не дрогнул ни один мускул.

Уточнять, про кого говорила Марта, он счел лишним. И так понятно.

- И какая же у меня цена?

- Марк!

- Марта.

- Я серьезно.

- Неужели?

- Да.

- И в чем проблема, Марта? Сыграй ещё с кем-то в «Вопрос и желание».

Подруга демонстративно поморщилась.

- Слушай, давай не будем паясничать и ходить вокруг и около. Я, конечно, всегда подозревала, что от тебя девки прутся, но тут…

- И что «но тут»? Договаривай.

Марк не заметил, как напрягся. Он знал, что ничем не выдает своего напряжения. Тренировки давали о себе знать. В его деле нельзя эмоции показывать. Порой даже перед друзьями.

- А то! – внезапно воскликнула Марта и резко поменяла положение ног. – И прекрати усмехаться!

- Я даже не начинал.

- Знаю я тебя, Тойский.

- Мы сейчас меня будем обсуждать, Марта? Если так, то давай перенесем разговор на сегодняшний вечер. Встретимся в клубе, выпьем коктейль.

- Издеваешься? – она уже не стесняясь, гневно прищурила глаза.

- Немного.

Он как сидел, так и продолжил, забавляясь тем, что, пожалуй, впервые видит Марту в таком взъерошенном состоянии. Она не находила себе места. Если бы он её не знал, даже посочувствовал бы. Но это же Марта. Шаронская. Светская львица и чертовски уверенная в себе молодая дама.

- Давай вернемся к разговору.

- Давай. Я не против. Очень жажду услышать сумму.

- Снова паясничаешь? Я тебя понимаю. Не была бы за рулем, попросила бы налить что-нибудь крепкое.

Он ничего не ответил на её реплику, продолжая буравить Шаронскую взглядом. Действенный метод.

- Радуешься, да? Я же вижу, что ты доволен, как хрен знает кто. Ты даже ликуешь. Марк, может, иначе как-нибудь, а?

- Что «иначе», дорогая?

- Я знаю, что ты на меня злишься. Я затронула тему ваших отношений с Милой. Прости. Я не должна была. Проклятье! Хорошо-хорошо, признаю, я специально готовила вопрос для тебя, была уверена, что ты не ответишь и выберешь желание.

- А сейчас?..

- А сейчас… Сейчас мне хочется что-нибудь сделать этакое, чтобы с твоей морды лица сошло довольное выражение.

- Например, плеснуть воды?

Марта скривилась.

- Да.

- Но воды нет. Могу принести.

- Марк, она хочет снова с тобой встретиться.

- Я это уже слышал, - жестче, чем требовали обстоятельства, ответил он. – И мой ответ – нет.

- Почему? – тотчас завелась Марта и подалась корпусом навстречу ему, показывая приятную ложбинку в вырезе блузы.

- Что «почему»? Ты серьезно? Марта, ты меня за кого держишь, детка? За альфонса?

- Не злись. Я тебя понимаю, - она даже вскинула руки вперед, показывая, что на его стороне.

- И почему я тебе не верю, а, Шаронская?

- Если ты ко мне обращаешься по фамилии, значит, злишься.

- Хорошо же ты меня знаешь.

- Не думаю.

- Марта, - он демонстративно посмотрел на часы-скелетоны и даже постучал пальцем по ним. – Ты слышала мой ответ. Давай не будем терять время. Ни своё, ни моё. У меня ещё дела есть. Сегодня пятница, хотелось бы закончить пораньше.

- Поэтому я и пришла, зная, что тебя потом можно и потерять. Из цепких лапок Киры не выцепишь.

Марк напрягся сильнее. А вот это плохо. Значит, про него и Киру уже идут разговоры. Не только последние две недели были насыщенными. Последние пару лет – точно. Работа и ещё раз работа. Самоутверждение на первом месте. Он даже девушку себе постоянную не заводил. Не до отношений было. Провели вместе ночь и разбежались – идеальный сценарий.

Киру он тоже давно знал.

Или… не достаточно?

- Марта, давай на чистоту. Зачем тебе всё это надо? Ты свахой ещё решила заделаться? Не с того тогда начала.

- Марк, ты прекрасно знаешь, что дело не в деньгах.

Он откинулся назад и скрестил руки на груди.

- В том-то и дело, что ничего не знаю. А ты не объясняешь.

- В общем, - она шумно выдохнула, – говори, что я должна буду сделать для тебя, чтобы ты согласился снова поехать в отель. Назначай время. День. Она на всё согласна. Вернее, как согласна. Подстроится. Уже под тебя.

Марк медленно покачал головой.

- Не дури! Марк, она же красивая девочка…

- Марта, а мне откуда знать, красивая она девочка или нет?

Девушка снова вскинула руку.

- Без подробностей. Это ваши дела.

- Да неужели? – теперь Марк не скрывал яда в голосе. – Я, как посмотрю, ты отлично осведомлена.

- Не злись.

- Я ещё не начинал.

Их перепалку прервал звонок. Марк посмотрел на подругу, та встала, кивнув на соседнюю смежную комнату.

- Попудрю носик.

Разговор затянулся. Марта несколько раз высовывала любопытный нос и снова скрывалась.

- Марта, выходи. Извини, разговора не получится. Мне надо уехать.

- Это я уже поняла. До встречи в клубе?

- Ничего не могу обещать.

У каждой компании есть место, где они встречаются чаще остальных. Где могут увидеть друг друга без звонка.

Они – не исключение.

Марк промотался до вечера, потом заскочил к себе на квартиру, помылся, переоделся и позвонил Кире.

- Одевайся. Еду.

- Трусики надевать не буду.

Вот зараза мелкая. Знает, как завести мужика с пол-оборота.

Пока ехал за любовницей, попал в пробку. Пятница-развратница, мать её ети. Все куда-то рвутся. Кто на дачу, кто в клуб. Кто по-быстрому заскочить в супермаркет, набрать жрачки и пойла - и домой, на любимый диван.

Может, и ему всё же выбрать последнее? Если подобные мысли его посещали вторично за день – стоит прислушаться.

Пробка как раз рассосалась в тот момент, когда Марк готов был передумать, нырнуть в образовавшееся «окно», развернуться и набрать Киру, сказав, чтобы брала такси и ехала к нему.

Не Судьба.

Кира блистала. Он подниматься не стал.

- Спускайся.

- Бегу.

Ещё одна молодая женщина сегодня основательно подготовилась к встрече с ним. Попахивает заговором.

- Привет, Марк.

- Привет.

Он обнял девушку, и та с готовностью прижалась к нему. Марк слегка нахмурился. Может, он упустил момент, когда их дружеский секс Кира начала воспринимать, как нечто более серьезное?

- Ты хмурый. Что-то случилось?

- Затрахался.

- О, и с кем?

- С работой.

- Алашеевы тебя ухайдохали, милый. Ничего, сегодня развеемся, я тебе массажик сделаю. Ванночку примем, шампусик возьмем с собой.

Марка внутренне передернуло. Он терпеть не мог, когда взрослые девушки начинали изъясняться уменьшительными выраженьями. Воспринималось пошло и отталкивающе.

Мужчина включил машинное стерео погромче. Говорить не хотелось. Да и Кира тоже не стремилась узнать, как у него дела и рассказать про свои. Она села, максимально задрав и без того короткое серебристое платье, показывая Марку, что белье всё-таки надела. Белое и кружевное, фактически сеточка. И если он сейчас склонит голову и немного напряжется, то увидит половые губы.

В паху заныло.

Они прибыли в клуб и сразу же прошли в чилаут-зону. Пока свободных мест было достаточно.

- О, смотри. Твои, - Кира, вцепившись в его локоть и постоянно дразня прикосновением бедра к его ноге, указала тонким пальчиком с длинным ногтем в сторону дальних диванов. Там уже расположилась Марта с Даниилом и Степан. Последний курил кальян.

А Марта… Эта хитропопая дамочка устроилась таким образом, чтобы видеть зал и, соответственно, всех, кто входит. Сразу же помахала ручкой. Лениво так. Мол, милый, я тут, и очень жажду видеть тебя рядом; и разговор-то у нас не окончен.

Марк чуть заметно прищурился.

- Солнце, как ты смотришь на VIP-кабинку?

- Отрицательно, Марик. Я целую вечность никуда не выбиралась, не тусила. А с твоей компанией всегда весело. Пойдем.

Вечность в понимании Киры – это сутки. Максимум, двое.

Подруга была настроена на веселое времяпровождение, и даже перспектива заняться сексом в ближайшие десять минут её не прельстила…

Марта с готовностью подвинулась, демонстративно похлопав по дивану рядом с собой.

- Милый, я тебя ждала.

- Не сомневаюсь.

- Мне начинать ревновать? – Данил привстал, здороваясь с Марком за руку.

- Бессмысленно, дорогой. Место Марку Тойскому в моем сердце обеспечено. Ты сегодня пьешь?

- За рулем.

- Тойский, ты становишься занудой. Верните мне того шального Марка, который балагурил и любил выпить за компанию.

Он не стал уточнять, что к алкоголю у него всегда было предубеждение. Хватило ему в своё время отца, что любил прикладываться, и несостоявшегося тестя. Насмотрелся и наслушался.

За слова, брошенные даже под воздействием алкоголя, надо отвечать. По крайней мере, такая позиция была у Марка.

Он расслабился, откинувшись на спинку дивана. Хорошо…

Кира убежала танцевать одна, поняв, что Марк к ней не будет присоединяться. Он танцевал редко. Больше предпочитал наблюдать, как двигаются девочки. Обычно выцеплял взглядом одну и вел её до момента, когда можно познакомиться, угостить выпивкой и пригласить поехать куда-нибудь в более тихое место.

Случалась с ним и классика жанра – секс в клубном туалете. Но, кажется, через это проходили все. Как и секс в самолете. Только ленивый не попробует. Беседа за столиком текла в обычном не напряженном русле, пока Данил ни кивнул Марку.

- Дело есть.

- Какое?

- Мой отец хочет с тобой перетрещать.

- По поводу?

- Марк, ты становишься крутым челом среди финансового мира. О тебе уже разговоры ведут.

- Надеюсь, не о том, что я лох?

- Напротив. Говорят, у тебя чуйка охрененная. Вот видишь, даже мой батя изъявил желание познакомиться.

Марк кивнул.

Иметь в знакомых судью никогда не помешает.

Минут через сорок появилась Кира. Запыхавшаяся и счастливая.

- Сегодня что-то нереальное творится на танцполе. Такой драйф! Просто в отрыв уходишь! Марик, пошли!

Ещё он терпеть не мог, когда его называли Мариком.

- Я отдыхаю.

- Смотри, вот уведут меня, сам потом локти будешь кусать.

Марта едва не подавилась коктейлем и посмотрела на Марка куда более внимательно. Даже бровь слегка вздернула кверху. Он знал, девочки не особо любят друг друга. Несмотря на то, что Кира из семьи влиятельных адвокатов, девочка решила, что учёба и работа не для неё. Лучше весело проводить время, потом удачно выйти замуж. Кира милая и безобидная. Не подлая и не расчетливая. Родители хорошо её обеспечивают, да и любовники - тоже.

Он, в том числе, не жадничал, когда дело касалось шопинга.

- Я – пас.

- Ок. Марк, ты сегодня скучный до неприличия. Ладно, сейчас горло промочу и снова вас оставлю скучать.

Она присела рядом, потерлась по привычке о Марка, а того повело.

Лаванда…

Одна из причин, по которой он имел долгие отношения с Кирой, была не только её любовь к сексу и полная ненавязчивость к Марку. Ему нравился её запах. Всегда свежий, бризом отдающий.

И тут…

Этот.

Во рту мгновенно образовалась слюна. Марк даже головой повел и потянулся к вороту футболки.

Запах Кира, скорее всего, принесла от танцующих рядом. Иногда такое бывает. Появляется нечаянная партнерша в танце, и запахи смешиваются, ложатся на кожу.

Девушка прижалась сильнее:

- Ещё немного, и я буду готова принять твоё предложение по поводу ВИПа. Так что готовься. Хотя… Ты у меня всегда готов, да?

Она скользнула рукой по его бедру. Если бы они были одни, он не сомневался, что её рука поднялась бы куда выше.

Марта что-то сказала Даниле, и они поднялись.

- Мы проветримся.

Марк остался один. Чтобы не скучать, поднялся и подошёл к перилам. Осмотрел танцзал, нашел Киру. Та тоже его увидела, подняла руку и помахала. Он кивнул в ответ. Красивая же девушка… И танцует красиво. Чувство ритма у неё в крови. Марк осмотрел тех, кто рядом с ней. Два парня, но они больше друг с другом, несколько девушек, но никакого контакта с Кирой. Она сама по себе.

Значит, просто кто-то в толпе…

Случайно…

Марк вцепился сильнее в поручни.

- Нравится?

Марта подошла и встала рядом. Подалась немного вперед, тоже окинув зал ленивым взглядом. Он не помнил, чтобы она когда-либо танцевала. За напускной беспечностью, порой грубостью, скрывался тонкий ум и добрая душа. Которую Марта, по её же словам, умело прятала.

Они подружились по одной причине – схожести. Оба прокладывали себе дорогу, иногда примеряя маски.

- Завтра, - сказал Марк, не поворачивая голову в сторону подруги.

Она поняла его без лишних уточнений.

- Завтра. Так быстро?

- Да. Потом рабочая неделя.

- Место?

- Ничего не будем менять.

- Деньги?

- Марта, не заставляй меня усомниться в твоих умственных способностях.

За что получил легкий толчок в плечо и почти что ласковое:

- Да пошёл ты.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям