0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. У смерти две руки (эл. книга) » Отрывок из книги «У смерти две руки»

Отрывок из книги «Тайны Магсквера. У смерти две руки (#1)»

Автор: Коротаева Ольга

Исключительными правами на произведение «Тайны Магсквера. У смерти две руки (#1)» обладает автор — Коротаева Ольга Copyright © Коротаева Ольга

Пролог: 10 лет назад

Борис потирал сухие ладони, глаза его горели от предвкушения, кончики ушей покраснели.

         – Это будет сегодня вечером, – таинственно прошептал он. – Ты придёшь?

         – Разумеется, – томно проговорила Маша, закидывая ногу на ногу так медленно, чтобы показать богатому наследнику кружевной край шёлковых чулок. – Я ни за что не пропущу!

         Борис сглотнул, не отрывая взгляда от её длинных стройных ног. Щёки его заалели, пальцы судорожно сжали край стола. Маша довольно улыбнулась, опустила ресницы и скромным жестом одёрнула задравшуюся юбку.

         – Борис! – Строгий голос преподавателя вернул парня из грёз на грешную землю. – Займите своё место!

         – Так он на месте! – на всю аудиторию крикнул Николай. – У ног своей богини!

         Воздух задрожал от взрыва смеха, лицо Маши покрылось розовыми пятнами. Она оттолкнула мямлящего оправдания Бориса и встревоженно покосилась на Даниила. Лицо юноши, словно высеченное величайшим мастером из слоновой кости, было бледным, чёрные глаза смотрели перед собой, правильный подбородок слегка подёргивался. Казалось, он не слышит ни смеха, ни иных звуков, находясь в своём, одному ему понятном мире.

         Плечи Маши расслаблено опустились, на лице появилась очаровательная улыбка, розовые щёки заиграли милыми ямочками. Пунцовый Борька уже исчез из поля её зрения, смех затих. Начинался томительно долгий урок магии денежного потока. Длинные тонкие пальцы Марии поигрывали ручкой из красного дерева, так подходящей под её новый трёхмерный лак для ногтей. На белоснежном листе вместо нудных формул возникали цветы, облака и море.

         Мария мечтательно улыбнулась и вновь незаметно покосилась на Даню. Тот смотрел в окно, так что ей были видны лишь его блестящие чёрные волосы, собранные в длинный хвост, да нервно подрагивающие плечи. Конечно, он переживает! Кто бы остался спокоен? Никому не известный сирота, чудом просочившийся в Академию Магсквера, сегодня вечером станет членом закрытого клуба «Два меча», попасть в который светит лишь самый избранным! Но самое главное: ночью красавчика ждёт замечательный сюрприз…

         Даниил, словно ощутив её горячий взгляд, резко обернулся. Маша вздрогнула и поспешно отвела взгляд, ругая себя за малодушие. Да что она делает? Самая красивая студентка в Академии, она должна была просто улыбнуться. Обычно этого хватало, чтобы любой парень упал перед ней на колени и молил о свидании. Но всё перевернулось в тот день, когда в тяжёлые двери вошёл высокий стройный брюнет с блестящими, словно от годами сдерживаемых слёз, печальными глазами. Сердце её дрогнуло, кожу щёк опалило румянцем. В тот самый миг она решила, что именно ему суждено стать её второй половинкой.

         Препод что-то бубнил, Маша вздохнула, ручка выскользнула из её пальцев и, брякнувшись о гладкое дерево скамьи, утонула в пышной шевелюре сидящего ниже Пети. Толстяк обернулся и, выудив из волос упавший на него предмет, протянул Маше.

         – Держи, богиня! – без тени иронии произнёс он.

         Маша брезгливо, двумя пальцами, приняла свою ручку и поспешно отвела взгляд от узких карих глаз парня. Лишь бы не заметили, что она общается с Петром! Затравят же. Этот нескладный парень, словно состоящий из двух шаров: круглого тела и круглой шевелюры, – привлекал к себе ненормальное внимание почти всех девушек Академии. Маше было невдомёк, почему девчонки бегают за ним. Да, он из богатой семьи, отличник и даже член их закрытого клуба. Но он же урод! Невероятно толстый, с лоснящейся кожей и короткими, похожими на сосиски пальцами. К тому же, от него постоянно несёт какими-то лекарствами, словно парень живёт в аптеке.

         – Изменник! – театрально вскрикнула Таня. – Да как ты можешь? При мне-то!

         Маша растерянно повернулась к подруге и гадливо скривилась, наблюдая, как та игриво кидает в Петю карандаши и тетради. Брови Тани нахмурились преувеличенно строго, непропорционально крупная нижняя губа оттопырилась так, что подруга стала походить на обиженную мартышку.

         – Кто богиня? А? Говори! – сурово спрашивала она у смеющегося парня.

         Тот закрыл голову пухлыми руками, пытаясь увернуться от сыпавшегося на него канцелярского града. Исчерпав свои карандаши, Таня схватила Машины. Аудитория снова заколыхалась от смеха.

         – Тишина! – грозно рявкнул преподаватель.

         Маша боязливо покосилась на Даниила, неподвижный парень всё ещё смотрел в окно. Лежащий перед ним лист был абсолютно чист. Маша представила, как запускает пальцы в чёрные пряди, вдыхает запах его тела, как Даня проводит пальцем по её влажным губам, и судорожно вдохнула, непроизвольно сжав колени. Скорее бы вечер!

         ***

          Свет факела вырывал из дрожащей темноты тёмные молчаливые фигуры в широких серых балахонах, разбрасывал оранжевые блики на стеклянной поверхности пузатых бутылей. Живое пламя зло шипело и плевалось, заполняя едким дымом небольшое помещение кладовой Академии.

         – Ведите жертву! – зычно гаркнул один из присутствующих.

         Парочка фигур метнулась к двери, втаскивая длинного сопротивляющегося парня. Из-под кляпа вырывалось невнятное мычание, руки крепко связаны за спиной, расширенные глаза в свете факела блестели, словно чёрные бусины. Даню протащили в середину комнаты и поставили в нарисованный мелом круг. Громко лязгнул металл. Фигуры отступили за белую линию, пропуская невысокую фигуру в алом балахоне, в руках которой сверкали лезвиями два острых меча. Тело Даниила крупно задрожало, мычание стихло. Он ждал.

         Красный обошёл его, нарочно лязгая оружием. Даня ощутил, как холод коснулся его запястий, кожу на голове стянуло от страха, но незнакомец лишь разрезал верёвки, удерживающие его руки. Даниил тут же вытащил кляп изо рта, собираясь что-то сказать, но тут одна из серых фигур, маленькая и тонкая, метнулась к нему и прижала к его разгорячённым губам холодную ладошку. До его слуха донёсся лёгкий шёпот:

         – Ночью я стану твоей…

         Даня вздрогнул всем телом и замер. Его тут же окружили семь серых фигур, оттеснив узнанную им Машу. Парень распрямил плечи и смело взглянул на алого. Чтобы сейчас ни произошло, он всё выдержит. Ради неё.

         Незнакомец поднял вверх скрещенные мечи и прокричал:

         – Во имя луны!

         Даня с изумлением уставился на месяц, сияющим серпом зависший над остриями. В руках каждого из окруживших его серых фигур возник блестящий в свете луны сосуд.

         – Коснись каждого зелья, жертва! – проговорил алый, не опуская мечей. – Поворачивайся через правое плечо и повторяй за мной слово в слово! Колавироп…

         – Колавироп, – нараспев проговорил Даня, окуная указательный палец в алую жидкость первого сосуда.

         – Дущукер, – подсказал алый, когда Даня коснулся оранжевого зелья.

         Парень послушно повторял чудные слова, произнося их как можно медленней. Он почти пел, полностью сосредоточившись на звуках. Сердце колотилось, как сумасшедшее, губы предательски дрожали. Даня старался держать в голове воздушный образ красавицы Марии, не давая недугу, поразившему его ещё в раннем детстве, испортить этот вечер.

         Каждый раз, когда он окунал палец в цветное зелье, кожа его начинала немного светиться. Но когда он поворачивался к следующему сосуду, свет испарялся. Напряжение сковало его плечи, горло саднило, скулы сводило от постоянного контроля. И вот последний сосуд, в котором мерцала ночным небом тёмно-фиолетовая жидкость. Даня выдохнул с некоторым облегчением.

         – Нагокупегош! – истерично крикнул алый, мечи противно заскрежетали над его головой.

         ̶  Нагокуп-п-п…

         Спина Дани покрылась липким потом, недуг схватил его за горло, вырвавшись из-под контроля в самый последний момент. Парень заикался, он никак не мог выговорить последний слог. Свечение на его пальце разгоралось всё ярче и ярче. И вот уже фиолетовое пламя затмило тусклый свет факела, выхватив из темноты над алым старую лампу в виде полумесяца.

         Даня уже не пытался выговорить непослушный слог. С бьющимся сердцем он смотрел, как фиолетовое пламя поглощает палец за пальцем. Странно, но боли не было. Как не было и ощущений в объятых пламенем пальцах. Его кисть словно перестала существовать. Серые балахоны замерли, словно изваяния. Мечи выпали из рук алого, наполнив осветившуюся каморку пронзительным лязганьем. Это словно вывело людей из ступора.

         Вопли перекрывали звон разбитой посуды, фигуры лихорадочно заметались по комнате, у выхода возникло столпотворение. Крику боли протяжно вторил стон. Даня подумал, что в панике кого-то затоптали. Сам же он был неестественно спокоен и не отрывал заинтересованного взгляда от разрастающегося пламени. Данина одежда сжималась и тлела, словно бумага. Фиолетовые капли падали на пол, разливаясь по дереву потухшими чернильными кляксами. Магический огонь перекинулся на правую стопу, и пламя разгорелось с новой силой. И вот уже он не ощущает ноги до колена и руки до локтя.

         – Даня, нет, – судорожно рыдала в углу маленькая серая фигурка.

         Маша и не собиралась убегать. А может, попросту не могла подняться на ноги. Парень равнодушно посмотрел на неё.

         – Это ради тебя, – горько проговорил он. И добавил шёпотом: – Это из-за тебя!

         В каморку ворвался ещё один странный балахон, на сей раз белый. Это оказался преподаватель магии искусств. Его белоснежная ночная сорочка развевалась, словно парус, седые волосы топорщились, будто наэлектризованные. В его спину врезалась маленькая фигурка преподавательницы стихийной магии.

         – Что вы стоите? – завизжала она, вытаращив глаза на объятого пламенем студента. – Его нужно спасать!

         Седой удержал женщину, прошипев сквозь зубы:

         – Необратимая магия! Его уже не спасти…

         – Можно попытаться спасти оставшуюся часть! – яростно крикнула женщина и уверенно вырвалась из рук коллеги.

         Словно ведьма, возрождённая из древних сказок, в чёрном одеянии и с распущенными волосами, она прыгала вокруг Даниила. Руки её совершали резкие махи, оставляя в воздухе туманный след ломаных линий. В уши Дани ворвалось её завывание, она пела неизвестные ему заклинания. Фиолетовое пламя постепенно затихало, оседая на растрескавшейся коже парня чёрной гарью.

         Седой преподаватель осторожно помог Марии встать. Лицо её, освобождённое от балахона, было смертельно бледным. Вой преподавательницы нарастал, он неприятно резал слух, но огонь быстро таял. Над головой Дани взорвалась старая лампа в виде полумесяца, на плечи посыпались пыльные осколки. Стихийница замерла, звуки умолкли, Даня упал, как подкошенный. Под его телом недовольно звякнули мечи.

         Он повернул голову вправо и с изумлением посмотрел, как лезвие вонзилось в его почерневший локоть. Но не было ни боли, ни крови. Словно это была не рука, а обгоревшая в костре деревяшка.

         – Он жив, жив, – услышал он успокаивающий говор преподавателя.

         И судорожные всхлипы Маши растаяли в темноте забытья.

Глава 1

         – Джо!

         Я вздрогнула от неожиданности. Горячий кофе обжёг мне пальцы. Оглянулась на дверь.

         – Джо, спаси!

         – Ать за ногу! – выругалась я, отставляя кружку с кофе.

         – Джо! Тащи сюда свой пятый размер!

         – Да иду я, иду! – рявкнула я, нехотя поднимаясь с мягкого кухонного диванчика.

         Раз уж старушка намекнула на мои формы, значит дело действительно худо. На пороге беззвучно возник Андрей. Обе его руки были заняты пухлыми пакетами. Маленькие чёрные глазки мужчины смотрели на меня снизу вверх с немым вопросом. Как всегда, извиняющаяся улыбка тонула в его бороде.

         – Кошки! – страдальчески простонала я, заломив руки.

         Наш штатный ангел понимающе кивнул и тенью скользнул на кухню, водрузив пакеты со снедью на стол. Я обречённо потопала наверх.

         – Джо, спаси!

         – Я иду! – грозно проговорила я, отдуваясь. – И та тварь, которая не спрячется, лишится завтрака!

         Я поднялась на второй этаж и, зло расписывая в стороны многочисленные подушки, быстро пересекла огромную комнату по направлению к некогда узорчатой двери. Потянула на себя изодранную в хлам панель и грозно сверкнула глазами.

         – Гав! – выдала я.

         В ответ раздалось привычное шипение. Кошки, проникшие в комнату своей любимой хозяйки, тут же бросились врассыпную. В стороны полетели разноцветные мотки, на пол с грохотом повалились многочисленные шкатулочки, щедро осыпая блестящий пол загадочными приспособлениями и предметами, больше похожими на орудия для особо изощрённых пыток.

         Несколько пушистых интервентов метнулось мимо меня в двери, большинство когтистых злодеев беспрекословно покинуло мастерскую. Но я заметила ещё одну рыжую тварь на качающейся занавеске, плюс к ней мелкого пятнистого хулигана, который невесть как умудрился забраться на люстру.

         – Гав-гав! – гортанно пророкотала я.

         И последние диверсанты исчезли из святая-святых мисс Фёклы. Я обвела взглядом разгром, который здесь устроили эти наглые твари. Дорогущие рамки валялись на полу, канва с них была беспощадно сорвана, мотки эксклюзивных ниток с диким названием «мулине» спутаны в разноцветные комки. Похоже, кошки порезвились на славу.

         – Ну всё! – гаркнула я, кулаки мои сжались. – Жрать не дам!

         – Джо! – жалобно простонала Фёкла, вылезая из шкафа. – Они же не нарочно…

         – Вы шутите, мисс? – взвилась я, разводя руками. – Они точно специально! Я узнаю эту рамку! Она пришла на прошлой неделе. Я заплатила за неё двести баксов на ебей! А теперь она годится только на растопку!

         – Ангел всё починит! – старушка умоляюще сложила свои маленькие ладошки и посмотрела на меня прозрачным цветом небесных глаз.

         Сердце моё дрогнуло, руки беспомощно опустились.

         – Если ещё хоть одна тварь ворвётся в вашу мастерскую, – упрямо проворчала я, – утоплю, чесслово! Давайте я вас причешу, а то волосы как облако… Эти шкодники вас не поцарапали?

         – Ну что ты, Джо! – Тихий шелест её смеха меня успокоил. – Я сразу спряталась в шкаф!

         – А дверь Грыз открыл? – недовольно спросила я, проводя бежевой щетиной расчёски по серебряному шёлку волос Фёклы. – Наверняка  его Васька подбил! И зачем вы тащите в дом всех колдовских котов в округе? От них, наоборот, избавиться все пытаются…

         – Вот именно, Джо, – мягко проговорила Фёкла. – Горе-маги испортят жизнь животному да норовят избавиться. Это неправильно!

         – А рисковать деньгами, домом и вашим здоровьем правильно? – возмущённо воскликнула я.

         Впрочем, злость моя была бесполезной, поскольку этот спор был давним и неразрешимым. Фёкла стояла на своём: коты будут жить здесь. Старая мисс не поддавалась ни на уговоры передать их в приют магических тварей, ни раздать обычным людям, которым даже такая непокорная частичка магии – радость и спасение от обыденности.

         – Вы их слишком балуете, – не сдавалась я. – Сами же позволяете садиться вам на шею, а потом вот…

         Я многозначительно махнула рукой на разгром.

         – Животным нужна дисциплина! – поучительно заявила я. – Если не показывать им, кто в доме главный, можно этого дома вообще лишиться…

         – Но у меня же есть ты. – Прозвучал последний, самый надёжный аргумент Фёклы.

         Я хмыкнула. Конечно! Твари меня боятся, я и работу-то эту получила только благодаря своему незаурядному авторитету среди колдовских котов. Уж не знаю, за что мне такое счастье, ведь кошек я не особо люблю. Возможно, именно моя бытность метловой гонщицей внушает им уважение.

         Размышляя об этом, я уложила волосы мисс Фёклы и помогла старушке облачиться в её вечный шерстяной костюм, который она не снимает ни зимой, ни летом. Кажется мне, у неё спрятано не меньше десятка одинаковых костюмов, поскольку каждое утро серая мышиная ткань была свежей, выглаженной и вкусно благоухающей ванилью.

         Фёкла спустилась к завтраку, а я задержалась в кошачьем зале, выискивая глазами ту самую тварь, появление которой в доме вызывало чуть ли не ежечасную катастрофу. Васька, величественно растопырив блестящие подушечки передних лап, драл когти о старый диванчик. Хотя, не такой уж он был старый, этот диван. Вся проблема состояла в том, что он приглянулся наглому чёрному коту с разодранным ухом в первый же день, как его притащила к нам некая фермерша, родственница мисс Фёклы. Дескать, он задрал у неё несколько кур за одну ночь.

         Я прошла к диванчику, не сводя глаз с кота. Тот старательно делал вид, что ему вообще нет дела до моего присутствия, и не прерывал своего медитативного занятия. Но стоило мне подойти на расстояние шага, он опустил лапки на пол, развернулся к мебели задом и мелко потряс хвостом, напоминая другим котам, что есть его собственность. И я не позавидую тем животинам, кто водрузит на диванчик свои когти.

         Склонившись, я схватила обмякшего кота за шкирку и повернула к себе мордой. Взгляд зелёных глаз был одновременно обречённым и терпеливым. Васька знал, что убегать бесполезно. За месяц обитания в нашем доме он понял, что наказание неминуемо. Но всё равно не переставал хулиганить.

         – Ты на сутки лишён еды, – сурово заявила я. – А если ты ещё раз посмеешь вскрыть замок в святая-святых мисс, то я из тебя самого фарш сделаю!

         Кот раскрыл пасть, выдавая длительно шипение.

         – Ну и что, что я не ем мяса! – парировала я. – Продам в столовку Академии. После гранита науки кошачий фарш у студентов пойдёт на ура…

         Кот издал жалобный мявк.

         – Последнее предупреждение! – сурово заявила я, опуская кота на диван.

         Тот мгновенно стал вылизываться, словно это не он, а я всю ночь по помойкам скакала и посмела схватить его светлость немытыми руками! Я погрозила наглецу пальцем.

         – И не забывай, Васька…

         Тут раздался звонок. Кошки мгновенно навострили уши, парочка поспешила к лестнице проверить, кто пришёл. Я хотела было продолжить запугивание вожака кошачьей стаи, как услышала голос Андрея.

         – Мисс Евгения!

         Я болезненно скривилась, по шее поползли мурашки. Андрей предпочитал называть меня по полному имени. Но он и понятия не имел, что каждый раз я снова и снова слышу: «Мисс Евгения приближается к финишу! Что с её метлой? Она падает!». Я глубоко вздохнула и отогнала неприятное видение.

         – Я же много раз просила, – простонала я. – Просто Джо!

Андрей уже поднимался на второй этаж, в руке он держал рулон мусорных пакетов и тряпки для ликвидации разгрома, учинённого кошками.

         – Я уже много раз говорил, мисс Евгения, – привычно ответил он, – что не привык фамильярничать с милыми девушками.

         И с бесстрастным лицом прошёл в разгромленную комнату. В спину ему я буркнула, что никакая я не мисс, да и милой меня трудно назвать, но он, конечно, не слушал. Вздохнув, я спустилась вниз.

Меня не так уж интересовало, кто меня спрашивает. Родственники мои проживали очень далеко от Магсквера, а так называемые друзья исчезли из моей жизни вместе с победами на гонках. Скорее всего, это просто какой-нибудь невезучий сосед, который пострадал от нашей линяющей гвардии. Или принесли новый заказ для мисс Фёклы. Какие-нибудь австралийские ниточки по сказочной цене. Но в холле меня ждал сюрприз.

         – Джо! – радостно воскликнула Лада и бросилась ко мне на шею.

         Я остолбенела, изумлённо глядя на бывшую подругу. Она была такой же стройной и красивой, как и в тот вечер, когда мы виделись в последний раз. Когда я и не предполагала, что он будет последний…

         – Ты совсем не изменилась! – воскликнула она, хватая мои руки, которые выглядели связкой сарделек на фоне её изящных пальчиков.

         – Ты тоже, – с завистью проговорила я, рассматривая свежее личико и лучащиеся голубые глаза. – Разве что, причёска… Зачем ты обстригла свои прекрасные золотые локоны?

         Она весело рассмеялась, слегка запрокинув голову, отчего полностью стали видны её белоснежные ровные зубки. Я сильнее стиснула губы.

         – А ты забыла? Я же всегда хотела причёску, как у тебя! – отсмеявшись, проговорила она. – И вот сбылось, наконец-то! А как удобно в полёте! Ничего в глаза не лезет… Ой, прости!

         Она прижала белую ладошку ко рту, а сама уставилась на меня глазами испуганной лани. Я понимающе хмыкнула:

         – Да ладно! Одно время я жутко переживала, а теперь смирилась с неизбежным.

         – Это так грустно, – её пальчики сжали мою ладонь почти до боли, а голубые глаза наполнились слезами. – Ты была лучшей из всех, кого я знаю! Я давно хотела сказать… Ты прости меня, трусиху! Я каждый день собиралась приехать к тебе в клинику, даже два раза топталась под окнами. Но так и не решилась зайти. Мне страшно даже приставить, что ты чувствуешь…

         – Всё уже в прошлом, чесслово! – перебила я её. Ощутив, как защипало глаза, я поспешила переменить тему. – Ты же пришла не за тем, чтобы излить душу? Что-то случилось?

         Лада отдёрнула руки, словно внезапно обожглась. Ей овладела несвойственная суета, взгляд её заметался.

         – Да, у меня щекотливое дело, – неуверенно проговорила она. – Случилось нечто странное и страшное.

         – Лада, ты меня пугаешь, чесслово, – голос мой задрожал.

         Да, мы давно не общались с подругой по мётлам, но от этого я не перестала любить её. Я всегда заботилась о Ладе, как о младшей сестре… до того злополучного момента, пока мне не пришлось заботиться исключительно о себе.

         – Нет, – Лада, ощутив моё волнение, снова бросилась ко мне на шею. Порывисто обняла и проговорила: – У меня всё в порядке! Это… с моим другом беда!

         – Другом? – насторожилась я. – Ать за ногу, Лада! Ты опять связалась с каким-нибудь проходимцем? Что такое? Ему срочно нужны деньги? Или он просит у тебя почку?

         – Да нет же! – Лада топнула своей крохотной ножкой. – Он хороший!

         – У тебя все хорошие, – мрачнея, ответила я. – У меня совсем немного денег, но я, конечно, помогу…

         – Да нет же! – Лада по-детски махнула кулаками. – Ему нужна помощь, а не деньги! Денег у Антона и так много…

         – Его зовут Антон, – терпеливо проговорила я, усаживая подругу на скользкий гостевой диван. – И что у него случилось?

         – Его хотят убить! – с расширившимися от ужаса глазами прошептала Лада.

         – А, понятно, – не сдержавшись, хихикнула я. – Его жена узнала о вашей дружбе и хочет отрезать ему голову? Ну, или то, что тебе в нём так понравилось?

         – Джо! – протестующе воскликнула покрасневшая Лада. – Я серьёзно…

         – И я, – теряя терпение, рявкнула я. – Ты бы не просила, не будь он твоим любовником…

         – Да, мы спали! – крикнула она, из глаз брызнули слёзы. – Но это не то, что ты думаешь! Я люблю его и собираюсь замуж…

         – Ать за ногу, – потрясённо произнесла я, ладони мои вспотели. – Я надеюсь, ты познакомишь меня с человеком, который уговорил на брак метловую гонщицу?!

         – Да он здесь, у порога, – Лада метнула беспокойный взгляд на входную дверь. – Но боится зайти…

         Я понимающе усмехнулась, а Лада обхватила мою ладонь холодными руками и быстро произнесла:

         – Джо, все мои мечты могут рухнуть из-за какого-то маньяка, который решил убить моего Тошу…

         Я поперхнулась, услышав, как Лада называет своего любимого. Впрочем, это их дело.

         – Пожалуйста, упроси ведьму Фёклу принять его! – взмолилась Лада.

         – Тссс, – я испуганно прижала ладонь к её рту. – Мисс! Мисс Фёкла! Иначе, уговаривать будет некому… как и принимать некого.

         – Мисс, – пискнула Лада. – Уговори, Джо! Молю тебя, спаси моё счастье!

         – Попробую, – буркнула я, вытирая с ладони её алую помаду. – Богатый, говоришь? Давай его сюда.

         Лада радостно бросилась к выходу, а я тяжело поднялась с дивана. Предстоял тот ещё разговорчик с мисс Фёклой. Но при всём нежелании уламывать старушку, я ощущала растущее чувство восторженной тревоги. Словно пёс, который почуял скорую прогулку по парку. Сердце отбивало чечётку, а руки подрагивали от нетерпения заняться делом. Настоящей работой, а не тявканьем на кошек! Давненько у мисс Фёклы не было клиента. Давненько я не откладывала в волшебную коробочку свою часть гонорара.

         У лестницы я разминулась с Андреем, который осторожно нёс поднос с дымящейся чашкой. До меня донёсся аромат мяты.

         – И как ты угадываешь, кто что любит? – привычно изумилась я. – Лада действительно пьёт зелёный чай с мятой! Но придётся тебе принести ещё чашечку, с ней друг…

         – Предположу, что джентльмен предпочтёт виски, – чопорно заметил Андрей, а губы его дрогнули в извиняющейся улыбке. – Несмотря на ранее утро.

         – Не сомневаюсь, – хмыкнула я и побежала вверх по лестнице.

         Фёкла к этому времени позавтракала и наверняка находилась в своей мастерской. Отвлекать старушку до двенадцати не стоило, но у меня было некоторое преимущество. Утром я спасла её от нашей когтистой стаи. Так что за мисс должок.

         Кошачья комната встретила меня тишиной и резким запахом. Я поморщилась: Андрей ещё не успел прибрать за любимцами хозяйки. У парня столько хлопот с утра! Царское место пустовало: Васька изволил прогуляться. А за ним увязалась почти вся ватага. Лишь белоснежная Дашка вальяжно развалилась у огромного окна на золотистом квадрате нагретого утренним солнцем паркета. Дверь в мастерскую была немного приоткрыта. До меня донеслись рваные диалоги из очередного корейского сериала. Я страдальчески вздохнула: опять эта чёртова дорама! Отвлечь мисс будет сложнее.

         – Мисс Фёкла! – громко позвала я, открывая дверь.

         И замерла на пороге, изумлённо оглядывая абсолютно чистую комнату. От утреннего разгрома не осталось и следа. Чудесник Андрей за короткий срок умудрился привести всё в божеский вид. Вот уж действительно ангел!

         – Не мешай, – раздражённо буркнула Фёкла, не поднимая седой головы от полотна, правая рука её быстро мелькала над рождающимся шедевром, левая скрывалась под рамкой.

         – Я на минуточку, – терпеливо проговорила я, мягко ступая по тёплому ковру. – Вы уже посмотрели счета за нитки, которые я ещё позавчера положила на стол? – невинно поинтересовалась я.

Длинные прозрачные шторы не мешали яркому солнцу наполнять мастерскую дрожащими лучами.

– Нитки, уникальные оттенки которых вы заказывали индивидуально…

         – Да помню я про эти счета, – недовольно отозвалась Фёкла.

Она склонилась ещё ниже, словно стараясь спрятаться за рамкой. Из динамиков вогнутого телевизора раздался жуткий женский крик. Старушка тут же вытянула шею, словно встревоженная цапля, рука её замерла над вышивкой, взгляд приковался к экрану.

– Как банально! – восхищённо пробормотала Фёкла. – Он пьёт её кровь…

– А вы пьёте мою! – Я воздела руки к потолку. – Ать за ногу! Вы знаете, что мы и так уже едва сводим концы с концами, и всё равно заказываете свои финтифлюшки!

– Джо, это не финтифлюшки! – возмутилась Фёкла, рука её опустилась на полотно, светлые глаза смотрели укоризненно. – Эти нитки мне жизненно необходимы…

– А ещё вам жизненно необходим свежий творог каждый день! – парировала я. – А ещё нам приходится кормить целую стаю наглых кошек! Андрей всю голову себе изломал, что ещё вкусного можно сделать из макарон и морковки! Если так пойдёт и дальше, то в ход придётся пустить кошачьи котлеты…

Фёкла содрогнулась, комнату вновь наполнил женский крик, на сей раз самой мисс Фёклы, которая неловко дёрнулась и уколола себе палец.

– Из-за тебя я испортила свой шедевр! – прошипела она, прижимая к повреждённому пальцу маленькую тряпочку.

Я насмешливо посмотрела на багровую капельку, попавшую на канву.

– Ничего страшного, – заметила я. – Вы легко спрячете это вышивкой. – А вот спрятаться от счетов за электричество, которые придут со дня на день, вам не удастся!

– Гнать бы тебя поганой метлой, – зло ответила Фёкла. – Чего ты добиваешься, Джо? Испортить мне утро? У тебя получилось!

В дверях показалась любопытная мордочка Дашки. Кошка решила посмотреть, что же делают с хозяйкой, что та шипит и плюётся, словно десять разъярённых фурий. Но внимание животного отвлёк алый моточек пряжи в ногах Фёклы, не замеченный Андреем. Кошка тут же пригнулась к полу, быстро переступая задними лапками.

– Я хочу, чтобы ваши беззаботные утра продолжались, – возразила я и быстро захлопнула перед злодейкой дверь. – Но для этого нам нужны деньги! А вы гоните всех клиентов… поганой метлой!

– Деньги, деньги, – тихо проговорила Фёкла, рука её снова замелькала над вышивкой. – Опять эти деньги… Да, ты права. Спокойствие можно только купить.

– Да, да, купить, – довольно повторила я и невольно улыбнулась. Фёкла сдалась быстро, даже слишком. Значит, старушка и сама думала об этом. – На деньги, которые пришли к вам сами!

– Какие шустрые, эти деньги, – усмехнулась Фёкла, в голубых глазах заиграли ироничные блики. – Только позови, а они тут как тут!

Я бросила взгляд на телевизор, судя по целующимся молодым людям, скоро конец серии. Так что самое время приступать к главному.

– В холле вас дожидается посетитель, – деловито начала я. – Это жених моей сестры по мётлам.

– Жених? – Фёкла изумлённо приподняла седые брови. – У метловой гонщицы?

– Богатый жених! – с нажимом заметила я. – Прошу вас, мисс, выслушайте его!

Фёкла ничего не ответила, рука её потянулась за ножничками. Щелчок, и новая нить уже лезет в ушко иглы. Если она приступит к вышивке, клиент будет ждать ещё минут десять-пятнадцать. Я не знала, насколько тот терпелив. А вот нервная Лада, если я сильно задержусь, точно устроит скандал. Внешне милая и привлекательная, гонщица обращалась в фурию, стоило ей выйти из себя.

– А кошки отправились гулять, – словно невзначай обронила я, искоса наблюдая, как старушка завязывает узелок на конце нити. – Видимо, вдоволь наигрались утром…

Фёкла раздражённо передёрнула костлявыми плечиками. Нить упала на канву. Я довольно улыбнулась, положив ладонь на ручку двери. Конечно, теперь старушка будет ворчать до самого вечера. Но аргумент сработал, а это главное.

– Хорошо, – сквозь зубы проговорила Фёкла, осторожно отодвигая громоздкую рамку с метровой вышивкой. – Я поговорю с ним. Сейчас спущусь.

Я кивнула и быстро ретировалась за дверь. Подхватив под мышку отирающуюся у мастерской Дашку, быстро сбежала вниз по ступенькам. Покосилась на бледное лицо Андрея, который растерянно топтался на пороге кухни, и поняла, что терпение моей подруги уже исчерпано.

В холле от стены к стене кидалась тонкая фигурка Лады. Короткие волосы её стояли дыбом, невидящие глаза сверкали бешенством, растопыренные пальцы нервно касались стен, мебели, пола. На краю диванчика сжался невысокий джентльмен с лицом, неудержимо похожим на крысиную морду. Он даже втянул голову в плечи, заметив кошку на моих руках. Взгляд его стал ещё более затравленным.

– Метла, метла, мне нужна метла, – смятенно пробормотала Лада.

Она беспорядочно металась по комнате до тех пор, пока не врезалась в меня. В глазах её возник свет узнавания, подруга схватила меня за предплечья, а я крякнула от неожиданной силы в изящных пальцах. Пушистый хвост кошки, которая сидела на моих руках, тоже оказался в тисках метловой гонщицы. Дашка возмущённо мявкнула и вцепилась когтями в кисть Лады. Но та даже бровью не повела.

– Метла! – умоляюще проговорила подруга, не отрывая от меня безумного взгляда. – Дай мне метлу!

– Прости, – горько усмехнулась я. – Я могу дать тебе только мой скутер. Это единственное, на чём я сейчас перемещаюсь.

– Пойдёт! – мрачно пробормотала подрагивающая Лада. – Где он!

– Во дворе, – отмахнулась я. – Иди, развейся, а мисс Фёкла пока переговорит с джентльменом.

         – Спасибо, – прошептала Лада, руки её расслабились, хвост кошки оказался на свободе.

         Я грозно посмотрела на Дашку, та виновато втянула когти и сделала вид, что она молчаливая муфта в моих руках. Исцарапанная в кровь Лада тут же исчезла за дверью. Андрей осторожно высунулся из кухни, оценивая обстановку, и тут же исчез. Через минуту он появился, уже со спокойной миной прошёл к гостевому столу, в руках его золотился новенький веник. Раздался звон осколков чашки, заметаемых на совок. Я посмотрела на посетителя.

         – Мисс Фёкла скоро примет вас, Антон, – деловито проговорила я.

         Агромаг ещё больше втянул голову в плечи, тело его пронзила крупная дрожь, словно присутствие Лады его успокаивало, а теперь он остался без моральной поддержки невесты. На столе стоял пустой стакан.

         – Виски? – невинно предложила я, делая вид, что не замечаю его состояния.

         Джентльмен нервно закивал, сцепленные пальцы его исчезли между коленями. Посетитель словно старался занимать как можно меньше места. Андрей бросил на меня выразительный взгляд и театрально бросил веник на пол. Он прошёл к бару и, подхватив пузатую бутылку, приблизился к агромагу. Я сразу поняла причину его недовольства: бутылка была опустошена уже на треть. Судя по всему, наш штатный ангел не раз подливал Антону виски. Но спокойнее тот не становился.

         Когда стакан вновь опустел, а Андрей исчез со всем инвентарём из чистой комнаты, спустилась старая мисс. На голове её красовался розовый шёлковый платок, который делал глаза Фёклы ещё более пронзительными. Поскрипывая по полу пушистыми домашними сапожками, она прошла к креслу, расположенному в светлой части холла, и суетливо устроилась на подушках. Посетителю пришлось неудобно развернуться к ней.

         – Слушаю вас, – просто сказала Фёкла.

         Антон раскрыл рот, но зубы его предательски клацнули. Посетитель смущённо нахохлился. Дашка вырвалась из моих рук и медленно прошла к хозяйке, мимоходом она пренебрежительно мазнула хвостом по брючине мужчины. Посетитель словно по мановению волшебной палочки расслабился, спина Антона выпрямилась, глаза посмотрели на Фёклу без тени царившей в них прежде паники.

Дашка прыгнула старушке на колени, сухая ладонь Фёклы ласково провела по белой шёрстке. Старушка вежливо поблагодарила магокошку за проявленную к клиенту магию целительства. Дашка довольно затарахтела на всю комнату, глаза её смежились. С кухни донёсся звон высыпаемых в урну осколков чашки.

         – Меня зовут Антон, – ровно начал джентльмен. – Я агромаг. Вывожу новые сорта, и весьма успешно. Я с отличием закончил Академию Магсквера пять лет назад…

         – Поздравляю, – раздражённо перебила его Фёкла. – И чего вы хотите от меня?

         – Я не хвастаюсь, – смущённо пробормотал Антон, пальцы его пробежались по чёрному стеклу гостевого стола, оставляя мутные отпечатки. Я порадовалась, Андрей не видит непристойного, с его точки зрения, обращения с мебелью. – Я хочу объяснить, с чего всё началось.

         – Хорошо, – милостиво кивнула Фёкла, зябко поджимая ноги, кошка перебралась на стопы старушки и снова замурлыкала. – Объясняйте, раз нельзя это пропустить.

         – Нельзя, – серьёзно кивнул Антон. Он весь вытянулся в струнку, гордость прошлых достижений добавляла ему значимости в собственных глазах, он словно стал выше и даже немного привлекательнее, перестав походить на запуганную мышь. – Это имеет прямое отношение к делу. Так вот, я закончил Академию Магсквера пять лет назад. В Академии я состоял в закрытом клубе «Два меча», вы наверняка знаете о нём.

         Фёкла отрицательно качнула головой, лицо её приняло скучающее выражение, взгляд скользнул к лестнице. Я поняла, что она сожалеет, что позволила себя уговорить выслушать гостя вместо того, чтобы смотреть свой любимый сериал. Антон растерянно моргнул, не зная, как отреагировать на невежество старушки, и решил пояснить:

         – Это закрытый элитный клуб для самых одарённых и…

         – Это тоже имеет отношение к делу? – не сдержалась Фёкла.

         Старушка терпеть не могла выскочек и хвастунов, которые кичатся полученными бумажками и тратят время на разглагольствования о собственной значимости. Больше потому, что у самой мисс диплома не было, поэтому маги снисходительно обзывали её ведьмой, опуская до уровня шарлатанов.

         – Не очень, – смутился Антон. – Но возможно… В принципе, нужно знать лишь то, что членов клуба не так уж много. И мы каждый год встречаемся в загородном поместье Академии. Последняя встреча проходила недели три назад и закончилась весьма печально. Один из моих друзей трагически погиб…

         С лица Фёклы мгновенно слетела вся скука, глаза расширились, тонкие губы жадно приоткрылись.

         – Насколько трагически? – деловито уточнила она.

         Антон растерянно моргнул, лицо его побледнело, под маленькими глазами обозначились серые подпалины.

         – Это ужасно, – содрогнулся он, глядя перед собой невидящими глазами. – Николай висел в воздухе, вместо головы у него был светильник в виде месяца, который пронзали два меча. Его адвокатская мантия пропитана кровью. Красные струи текли по рукам и ногам. Головы так и не нашли…

         – Светильник, пронзённый мечами? – недоверчиво сощурилась старушка. – Вы не шутите?

         – Какие уж тут шутки, – мрачно ответил позеленевший Антон. – Я видел всё это собственными глазами!

         Фёкла нетерпеливо опустила ноги на пол, пригревшаяся Дашка свалилась на пол, и, возмущённо подёргивая пушистым хвостом, прошествовала к лестнице. Старушка подалась вперёд, скулы её напряглись.

         – А почему светильник? – напряжённо спросила она. – Видится мне, что вы знаете ответ.

         Антон поёжился, бледные губы его скривились.

         – Это символ нашего клуба, – пробормотал он и добавил громче: – То есть, не светильник, конечно! Полумесяц и два меча.

         – Ага! – резко отозвалась Фёкла.

         Старушка откинулась на спинку кресла, её узловатые пальцы потёрли острый подбородок.

         – На мечах была кровь? – осведомилась она.

         Посетитель отрицательно покачал головой.

         – Нет. Я понимаю, вы думаете, что ему отрезали голову. Но это не так. Судя по шее, голову оторвали…

         – Не вам судить о том, что я думаю, – резко заявила старушка. – Так что вам от меня нужно? Найти убийцу?

         Антон снова качнул головой.

         – Нет. Убийца известен…

         – Вот как? – подняла брови Фёкла. – Его уже поймали? Хорошо. Так что вам нужно?

         Антон вскочил с места, ударился об стол, тот покачнулся, пустой стакан, дребезжа, покатился по полу. Но посетитель словно и не заметил этого.

         – Убийца известен, но не пойман, – сказал он, нервно шагая из стороны в сторону. – И это не единственная его жертва. Через две недели ещё один член нашего клуба был обнаружен мёртвым в своём собственном доме…

         – Дайте угадаю, – подала я голос. – Со светильником вместо головы?

         Антон остолбенел, глядя на меня крысиными глазками. Тут я заметила, что белки болезненно-розовые, словно агромаг не спал неделю.

         – Да, – тихо отозвался он. – Юра великолепный художник… был художником и руководителем галереи. Говорят, все его холсты плавали в крови…

         – Врут, – сурово оборвала Фёкла. – В теле человека не так много крови. Так что же убийца? Сбежал?

         Челюсть Антона задрожала, колени подкосились. Хорошо, что он стоял рядом с диваном, иначе бы джентльмен попросту рухнул на пол. Агромаг сел и поспешно затараторил:

         – Нет, убийца не сдвинулся с места. Он так и живёт в своей маленькой квартирке, смеётся нам в лицо и угрожает убить всех!

         – Что?!

         Лицо мисс Фёклы вытянулось. Антон быстро закивал, продолжив:

         – Да-да! Он убьёт нас всех! И я уже неделю не могу ни есть, ни спать! Я трясусь от страха при каждой движущейся тени, я не могу больше так! Помогите мне!

         Я изумлённо уставилась на посетителя. Теперь понятно, почему на него не подействовал вискарь! Не спать неделю, дрожать и ждать жуткой смерти. Это может сломать любого.

         – Помочь привлечь убийцу к ответственности? – деловито уточнила Фёкла.

         Антон замотал головой, нервно хихикая.

         – Нет-нет! Конечно, нет. Помогите мне избежать смерти. Только мне. Я не хочу умирать!

         – А как же остальные члены вашего клуба? – растерянно моргнула старушка. – Они что, не боятся?

         – Шутите? – скривился Антон. – Да все уже обосрались от страха! Но они заслужили это… Даня вправе убить их всех! После того, что они с ним сделали.

         – Ать за ногу! – не сдержалась я.

         Мне стало противно в обществе этого субъекта, я не понимала, как Лада смогла клюнуть на это убожество. Даже если прибавить к нему пару сотен миллионов!

         – А что они с ним сделали? – заинтересовалась мисс Фёкла.

         – Сломали ему жизнь, всего-то! – истерично рассмеялся Антон. – Это было десять лет назад…

         Я слушала рассказ посетителя, не отрывая от него внимательного взгляда. По поведению Фёклы я решила, что старушка заинтересована. Поэтому важна была любая деталь, любая мелочь, которая смогла бы помочь пролить свет на загадочное дело о кровавой люстре.

         В холле появился Андрей, тихой тенью прошмыгнул он по комнате. В моей руке задымилась чашка свежесваренного кофе, на столе появился чистый стакан с виски, а у Фёклы её неизменный отвар из особых трав.

         Когда Антон рассказал о светильнике, исполняющем в обряде мистический образ, я невольно вздрогнула. Теперь стало понятно, почему все так уверены, что убийца именно Даниил.

         – Но он же стал инвалидом! – воскликнула я. – Калека не смог бы оторвать голову здоровому человеку. Даже маг! Правда?

         Задав этот вопрос, я покосилась на Фёклу, старушка задумчиво потирала подбородок.

         – В Академии учат стандартной магии, для исполнения которой нужны обе руки, – строго ответила та и добавила тише: – Но в истории существовали и однорукие маги. Чем занимается этот молодой человек? Как он зарабатывает на жизнь?

         – Ему не нужно работать, – некрасиво скривился Антон. – С тех пор он не нуждается в деньгах. Каждый год, на встрече клуба, мы скидываемся, кто сколько может… и хочет отдать калеке. В итоге получается немалая сумма, на которую можно прокормить небольшую армию. Или жить весь год на широкую ногу, что Даня и делал все эти годы. Он пишет ужасные рассказы…

         – Так он писатель? – заинтересованно уточнила Фёкла. – И пишет ужасы? Успешно?

         – Да не особо, – равнодушно пожал плечами Антон. – Но он много лет отдал своему увлечению. Сам пишет, сам издаёт, денег-то много. А ещё он изучает древнейшую историю магии.

         – Угу, – отметила я, понимающе посмотрев на посетителя. – Поэтому вы и решили, что он мог найти способ творить магию без второй руки?

         Антон подскочил и резво подбежал ко мне, снова опрокинув стакан, на полу появилась продолговатая клякса, в воздухе распространился аромат жжёных шин. Я машинально отпрянула от безумного взгляда мужчины. Тот приподнялся на носки, стараясь смотреть мне в глаза.

         – Не только! – восторженно проговорил он. Я подумала, что неплохо было бы вызвать магдока, специализирующегося на психах. – Он сам это подтвердил!

         – Ать за ногу, – пробормотала я, отступая от неадекватного посетителя.

         Пронеслась мысль, что я даже не успею вызвать скорую, если этот сумасшедший накинется на меня. Мобильный остался в моей комнате. А что, если он действительно чокнутый и вся эта история – бред? А Ладу он приворожил. Мужик сам признался, что выращивает какую-то травку. Но мисс Фёкла была абсолютно спокойна и внимательна.

         – Каким образом он это сделал? – спросила она.

         – Даня разослал всем мейлы. – Антон вдруг поник, словно вспышка выжала из него последние силы. Спина его сгорбилась, руки повисли плетьми, веки почти смежились. Он практически навалился на меня, не в силах сам стоять. Возможно, резко подействовал вискарь. А если он отключится? Что с ним делать? Но джентльмен упрямо бормотал: – И после первого убийства, и после второго. И обещал, что так будет с каждым.

         Я осторожно взяла его за плечи и препроводила к дивану. Снова бесшумно возник Андрей. Бросив на буйного посетителя укоризненный взгляд, он принялся за приборку. Я усадила Антона и покачала головой, давая знать ангелу, что нести чистый стакан не нужно.      

– А как же полиция? – Мисс Фёкла потёрла горбинку на носу, что означало крайнюю степень удивления: – Что они думают по этому поводу? Странно, что при подобных фактах, калека ещё не арестован.

– Они его арестовывали, – безжизненно ответил Антон. – Но отпустили. Магослед ничего не показал, а письма разосланы из центрального офиса Академии, их мог послать любой преподаватель и даже студент… если постарается.

– Хорошо! – Фёкла стукнула ладонями по поручням кресла. – Подведём итог. Вы не хотите, чтобы я помогла привлечь убийцу к ответу. Вы не хотите, чтобы я спасла жизни других членов клуба. Вы только хотите спастись сами. Правильно?

– Я заплачу сто тысяч, – просто ответил посетитель.

Я радостно улыбнулась: хорошие деньги! Я присоединю к своему накоплению целых десять кусков, а делать почти ничего не придётся. Мы просто спрячем дядьку в подвале, а когда всё утихнет, отпустим. Или нет, будем вытягивать из него по сотне в месяц за защиту и проживание. Тогда мы все долгое время будем в шоколаде! А я быстро соберу нужную сумму на покупку мечты…

– Нет, – ответила Фёкла, и сердце моё упало.

– Ать за ногу, – злобно прошипела я, мысленно расставаясь с образом новенького мотоцикла.

– Двести тысяч! – чуть громче сказал Антон.

Я облегчённо вздохнула: мисс набивает цену. Это хорошо! И правильно, мужик в таком состоянии, что грех не воспользоваться. А двести тысяч намного лучше, чем сто. В два раза лучше!

– Нет.

Услышав ответ мисс, я уставилась на неё, очень выразительно вращая глазами. Но старушка не отреагировала, она спокойно смотрела на посетителя.

– Триста тысяч! – крикнул он. И тут же добавил тише: – Пятьсот!

– Нет.

Я сглотнула, перед глазами всё поплыло. Да как она может?! Пятьсот тысяч! Я сжала кулаки, сдерживая желание придушить старушку.

– Чесслово, – простонала я. – Пятьдесят кусков!

Фёкла саркастично усмехнулась, едва глянув в мою сторону, и снова холодно посмотрела на посетителя. Тот заломил руки.

– Но почему?

– Не думаю, что вам грозит реальная опасность, – покачала головой старушка. – Во всяком случае, не сейчас. Давайте поступим следующим образом. Вы напишете сейчас мейлы всех членов клуба, кто получил письма от Даниила. Это возможно?

Антон дрожащими пальцами вытащил из кармана смартфон. Фёкла кивнула и продолжила:

– Если в течение месяца ваше состояние не изменится, я соглашусь на ваше предложение.

Антон растерянно посмотрел на возникшего Андрея, тот с извиняющейся улыбкой подсовывал посетителю чистый лист и карандаш. Машинально приняв всё это, он перевёл сокрушённый взгляд на мисс Фёклу.

– То есть вы даёте мне месяц, – хрипло отозвался он. – А вы можете гарантировать, что меня не попытаются убить за этот месяц?

– Не могу, – качнула головой Фёкла и тут же подалась вперёд всем телом, проговорив: – Но я могу утверждать, что в течение месяца вас не попытается убить калека Даниил!

Джентльмен вздрогнул, оставляя на листе ломаную линию.

После того, как Антон написал мейлы членов клуба, Фёкла попросила переслать на наш мейл те два письма, которые он якобы получил от Даниила. Я недоумевала, зачем старушке всё это, если она отказалась от дела. Посетитель впал в аморфное состояние и бесспорно выполнял всё, что от него требовали. Глаза Антона опустели, словно окна старого дома, в котором старики уныло ожидают смерти.

Я поспешно вытолкала его и заперла дверь. Подумав, отключила звонок и наказала ангелу ни за что не открывать дверь. Да, это малодушно. Но я сейчас не смогла бы посмотреть в глаза Ладе. Пусть это будет ответ на её отсутствие, когда я вся переломанная валялась в клинике. Имею право мстить… К тому же, я обещала, что мисс Фёкла примет его, так она и приняла. Я ни слова не сказала, что мы займёмся этим делом!

Успокоив совесть подобными размышлениями, я вбежала по ступенькам наверх, справедливо полагая, что Фёкла вернулась в мастерскую. Каково же было моё удивление, когда я обнаружила в комнате лишь Дашку, гоняющую алый моток по ковру. Подхватив урчащее создание, не выпускающее добычу из пасти, я плотно прикрыла дверь мастерской. Бросив кошку на подушки, спустилась вниз и заглянула на кухню.

– Ангел, где мисс?

Андрей не обернулся. Руки его с закатанными по локоть рукавами были белы от муки. Он изо всех сил нажимал на бежевый комок эластичного теста, раскатывая его по доске, и тут же скручивал обратно.

– Мисс Фёкла прошествовала в кабинет, – отдуваясь, пробурчал Андрей. – А ещё кто-то барабанил в дверь. Но я следовал вашим указаниям, мисс.

Я благодарно улыбнулась и на цыпочках прокралась через весь холл: вдруг Лада подслушивает у двери. Прикрыв двери кабинета, я обвела любопытным взглядом полутёмную комнату. В носу засвербело от книжной пыли, с которой не удаётся бороться даже ангелу!

Что Фёкла забыла здесь? Не в её привычках читать до наступления темноты. Но кресло-качалка пустело, тёплый клетчатый плед одиноко висел на деревянной ручке. Я заглянула в альков и лицо моё вытянулось.

– Вы здесь?! – поражённо воскликнула я, обнаружив Фёклу.

Старушка пялилась в мерцающий монитор, сухая рука её нервно дёргала мышку.

– Джо! – раздражённо воскликнула она. – Как включить этот ваш интернет?

Я склонилась над мисс, положив свою широкую ладонь на её костлявые пальцы.

– Я же показывала вам, – с лёгким недоумением проговорила я. – Вот нажимаете тут, открывается браузер. А что вы хотите? Включить одноклассников?

– Нет, покажи мне почту, – нетерпеливо отозвалась старушка, не отрываясь от экрана. – Я хочу прочитать эти письма.

– Письма от калеки?

Возмущение моё росло. Оно подкреплялось мыслью о пятидесяти тысячах моей доли, которые пролетели мимо, словно недосягаемая стая воробьёв над голодной кошкой. Зло выдернув мышь из рук мисс, я щёлкнула клавишей, экран мелькнул, показав несколько новых писем. Я нажала на то, которое переслал нам Антон. Прикольная у него тут фотка. Лучше, чем в жизни…

Фёкла, щурясь, принялась читать вслух.

Вы посмеялись надо мной,

Над бедным круглым сиротой.

Мне обещали чудеса,

А лишь толкнули в небеса.

Но я – живой. И да, я зол!

И час расплаты ваш пришёл.

И первый заплатил сполна,

Пав от хромого колдуна.

Он, избранный в смертельный клуб.

И кто же следующий труп?

По моей спине поползли мурашки, взгляд скользнул по напряжённому лицу Фёклы.

– Какой жуткий тип! – проворчала я. – И как же его отпустила полиция? Калека же практически признался в убийстве!

– Чушь! – фыркнула Фёкла. – Кто-то написал жуткие стихи и разослал их членам клуба с мейла Академии, да без подписи. Это не доказательство. Открой второе письмо.

Я послушно щёлкнула мышкой. Сердце колотилось, я и сама хотела прочитать, что же сочинил неизвестный после второго убийства.

Наш элитный смертный клуб

Пополнил новый свежий труп.

Сияет гордо на плечах

Знак месяца да при мечах!

Расплата скоро к вам придёт,

Хромой колдун вас всех найдёт.

Не спрячется и не уйдёт

Круг семерых, он весь падёт!

И напоследок к вам вопрос:

Теперь кто будет без волос?

Рука моя, сжимающая компьютерную мышь, задрожала. На душе словно заскреблись кошки. Перед внутренним взором маячил пустой взгляд отвергнутого посетителя. Мисс Фёкла отказала ему, а значит, отправила на верную смерть! Этот Даниил явно маньяк и не остановится на достигнутом.

– Без волос, – задумчиво пробормотала Фёкла, перечитывая стих.

– Написал бы уж сразу, что без башки! – возбуждённо отозвалась я. – Вам не стыдно, мисс? Как вы могли отказать этому человеку? Вы же обещали…

Я выпрямилась и сурово посмотрела на старушку сверху вниз. Губы мои сжались.

– Я обещала выслушать его, я это сделала, – парировала Фёкла, я недовольно скривилась: она оправдывалась точно так же, как и я. – Распечатай мне эти письма, Джо!

– Для коллекции? – иронично осведомилась я. – Ладно, сделаю. Но вы совершили непростительную глупость, отказавшись от пятисот тысяч! И это в тот момент, когда нам так необходимы средства…

– Глупость?! – Лицо Фёклы потемнело, глаза сузились, у меня даже язык к нёбу прилип. – Ты забываешься, Джо!

– Ать за ногу, – пробормотала я, не в силах сдерживаться. – Да чёрт с ними, с деньгами! Неужели вы сможете спокойно спать, зная, что сумасшедший калека зажигает лампочки вместо голов?

– Не обсуждается, – строго отрезала мисс. – Я же сказала этому джентльмену, что он сможет получить от меня требуемое…

– Через месяц! – воскликнула я. – А члены их клуба мрут по штуке в неделю! И судя по второму письму, первыми погибнут именно те семеро, что держали чашки на ритуале. А значит, и Антон! Или вы предполагаете, что маньяк сначала займётся другими?..

– Я уверена, что именно так! – перебила меня Фёкла. – Антон явно тот, кто был в красном плаще. И предположу, что если его не убили первым, то оставят на сладкое.

У меня оледенел затылок от такого «десерта». Но в словах Фёклы была логика, и сердце моё немного успокоилось. Месяц жизни у посетителя скорее всего оставался. Старушка поднялась и потянула меня за рукав лонгслива.

– Садись, – твёрдо приказала она. – Набери письмо.

Я послушно опустилась на стул и уныло приготовилась набивать очередной заказ каких-нибудь ниточек. Фёкла опустилась в качалку и легонько оттолкнулась, взгляд её был прикован к люстре, белеющей на потолке.

– Уважаемые члены клуба «Два меча», – начала Фёкла и руки мои, опущенные на клавиатуру, невольно дрогнули. Я поражённо уставилась на мисс. Та же невозмутимо продолжала: – Тех из вас, кто ещё имеет голову на плечах, я приглашаю на внеочередную встречу закрытого элитного клуба «Два меча», которая будет проходить через неделю, в следующее воскресение пополудни. Мисс Фёкла, известная многим как ведьма Фёкла. Разошли по всем мейлам, которые нам любезно предоставил Антон.

Старушка замолчала, не отрывая глаз от потолка. Я уважительно посмотрела на её сухую фигурку. Раз уж мисс упомянула нелюбимое прозвище, настроена она весьма серьёзно. И тут меня осенило.

– Гениально! – воскликнула я. – Какая же я дура, что сомневалась в вашем уме! Гораздо практичнее потребовать деньги со всех членов клуба, чем брать их только у одного…

Я с энтузиазмом сделала рассылку и развернулась к Фёкле, уточняя:

– Только как мы их всех разместим в нашем подвале?

– Этого не потребуется, – скрипуче рассмеялась старушка. – Помоги мне подняться, Джо!

Я бросилась к мисс и, бережно поддерживая её под руку, сопроводила в мастерскую. В кошачьей комнате нас ожидала пушистая гвардия в полном составе. В воздухе витало напряжение, словно сейчас снова наступила весна. Даже животные почуяли, что мы снова в деле. Мисс остановилась и обвела их нежным взглядом, немного задержавшись на довольной морде Васьки. Лишённый домашнего завтрака, тот явно не расстроился, а восполнил эту незначительную потерю удачной охотой.

– Василий! – манерно произнесла Фёкла. – У меня к тебе задание. Сегодня приходил клиент, присмотри за ним, но не приближайся. На смену тебе наша целительница Дарья, она его сегодня видела и даже немного пообщалась…

Дашка развалилась на той же подушке, на которую я её недавно бросила. Она лениво приподняла свою белую мордочку, рядом алел спутанный моток нитей, которые она стащила из мастерской мисс. Я перевела взгляд на Ваську, но тот уже исчез, и покачала головой. Фёкла всё продумала!

Старушка заняла своё место у деревянного станка, а я нажала кнопку пульта. Экран осветился синим. Подождав, пока телик соединится с инетом, я подключила дораму. Мисс Фёкла заслужила свои спокойные часы!

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям