0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Училка для плохого папы » Отрывок из книги «Училка для плохого папы»

Отрывок из книги «Училка для плохого папы»

Автор: Сладкая Любовь

Исключительными правами на произведение «Училка для плохого папы» обладает автор — Сладкая Любовь Copyright © Сладкая Любовь

Так получилось, что даже закончив с отличием школу, а потом - получив красный дипломом столичного педуниверситета (по специальности учитель младших классов), я все равно осталась дурой.

Потому что, во-первых, дни и ночи просиживая над учебниками, так и не нашла времени на то, чтобы подыскать себе жениха (конечно же, из местных), а во-вторых, ни разу даже не задумалась о том, что буду делать ПОТОМ. И вот, когда это "потом" наступило, взбудораженная и растерянная, стоя с двумя сумками на пороге общежития, из которого меня только что выселили, потому что я как бы уже не студентка, я только и могла, что хлопать ресницами и вертеть головой в надежде...

 А действительно, на что я могла надеяться?

Тощая и прыщавая, с бабушкиной гулькой на затылке, в коричневых туфлях на шнурках и квадратном каблуке, черной юбке ниже колен? Я вообще не понимала, что же мне делать и куда идти, а диплом... я могла его разе свернуть в трубочку и засунуть в ... между тетрадок и книг, которыми была плотно набита одна из сумок. Во второй было штопанное бельишко, спортивный костюм и куртка на все случаи жизни, из добротного дермантина. Всю остальную одежду я отдала волонтерам - двум женщинам, подозрительно напоминающим цыганок, что трясли перед моим носом какой-то бумажкой, отчаянно вопя, что если я не помогу обездоленным и бедным больным, то как смогу жить дальше? И я отдала им всю свою одежду, а еще - единственные золотые сережки, все деньги и даже старенький телефон Nokia5656 на кнопках, так что теперь невозможно было позвонить родителям в деревню. Но зато совесть моя была чистой, и я могла спать спокойно. Только вот где?

 Поразмышляв эдак часа два, я тяжело вздохнула, поправила пальцем огромные очки, что так и норовили сползти с носа и, подняв сумки... простояла с ними еще полчаса.

Меж тем время двигалось неумолимо - на город опускался вечер.

Поставив сумку с книгами на асфальт, я почесала свободной рукой нос, а потом, до хруста в шее, повернула голову назад, в надежде, что произойдет какое-то чудо, и тетя Дуня позовет меня обратно, сказав, что я могу жить в общежитие сколько захочу, да хоть и до пенсии - все равно.

Дверь и вправду открылась, и я даже растянула губы, чтобы приветливо и благодарно улыбнуться, как вдруг...

- Екатерина, ты что, до сих пор еще здесь? - выплескивая за порог ведро, вахтерша немного не рассчитала, и мои ноги, до колен, оказались забрызганы помоями.

- Ой, извините,  - побормотала я,стряхивая из туфель капли мутной вонючей жидкости. - Я не нарочно.

- Иди уже, хватит здесь торчать, скоро стемнеет!

- А может быть... - начала я.

- Нет! Иди!

И я пошла, волоча за собой сумки.

***

Ноги сами привели меня на автобусную остановку. Но у меня не было денег даже на билет хоть куда-то. Поэтому, заметив пустую лавку, я подошла и, смахнув краем юбки пыль, села, сумки поставила на заплеванный и усыпанный шелухой от семечек асфальт.

Когда сумерки опустились на столицу, я все еще сидела на остановке и в растерянности жевала губы. В моей голове все время крутились какие-то умные мысли - фразы из лекций, цитаты великих философов, заученные назубок термины и их расшифровки, прочий мусор, который, как оказалось, был совершенно непригодным материалом для решения главной проблемы: что делать дальше?

Не придумав ничего лучшего, я уже даже решила, что так и заночую на остановке, свернувший в клубочек.

А что? Какая-никакая крыша над головой есть, напротив - фонарь, да и красть у меня особо нечего.

Поэтому так и поступила. Вытащив сумку с одеждой, я подложила ее под спину, вторую, с книгами и конспектами, засунула под лавку. Затем, ощутив, что холодает, достала спортивный костюм и куртку и оделась.

"Ладно, - подумала я, протягивая ноги, - утро вечера мудреней. Авось все как-то решится само собой?"

Но только сомкнула веки, как вдруг яркая вспышка озарила все вокруг, послышались хлопки петард, а потом - смех и свист. Безумно распахнув веки, я заметила группу парней, они то и забросали меня петардами.

Не дожидаясь того, что будет дальше, я в ужасе вскочила с лавки и, забыв даже про сумки, помчалась куда глаза глядят, сопровождаемая улюлюканьем и диким хохотом.

***

Утро встретило меня в куче строительного мусора, в который я залезла.

Отбросив от себя кусок стекловаты, я еле оторвала голову от пенопласта, потом отклеила от волос скотч и, отплевываясь, встала на ноги, потягиваясь и осматриваясь по сторонам.

Это была заброшенная площадка, какой-то недостроенный дом.

Вспомнив, почему я здесь, я тут же села обратно, обхватив голову руками. Послышались шаги. Боясь, что это какой-то бомж или хулиган, я вся напряглась.

- Здравствуйте, - меж тем мужской голос прозвучал довольно вежливо. - Вы-то мне и нужны.

- Я? Здравствуйте, - сощурив глаза, я еле рассмотрела сквозь мутные стекла высокого мужчину. Быстро сняв очки, я протерла их капюшоном куртки, а когда надела опять, увидела, что незнакомец одет во все черное - строгий деловой костюм, рубашка, туфли. И только галстук полыхал красным цветом, словно расцветший пион, как и губы, приветливо мне улыбающиеся.

- Да, именно вы.

- Но... вы, наверное, обознались. Это не я, - быстро закручивая гульку, я громко высморкалась, потому что пыль набилась мне в нос, а потом утерлась рукавом.

- Екатерина Дудищева? - спросил мужчина.

- Да, это я, - от неожиданности я даже икнула. - А вы кто?

- Позвольте представиться, управляющий делами лорда Шорна Хрусталинова, Гед.

- Приятно познакомиться, - хрустнув костяшками пальцев, как делала это, когда сильно нервничала, я попыталась встать. Но тут же грохнулась обратно, утонув в мусоре с головой.

- Давайте я вам помогу, - склоняясь надо мной, Гед протянул руку.

- Нет, я сама, - ломая пенопласт, отрывая скотч и цепляясь пальцами за обломки досок, я кое-как выбралась на ровную поверхность.

- А вы настойчивая, - ухмыльнулся мужчина, когда, шатаясь, я продолжила отряхиваться от цемента, держась рукой за кирпичную кладку. - Такой вас себе и представлял.

- Именно такой? - почувствовав, что нестерпимо хочу по-маленькому, я перекрестила ноги, отчаянно вращая глазами.

- Итак, идем?

- Нет, подождите! - еще миг, и я могла бы поставить жирную точку в своем позоре - помочившись в штаны. Когда я это поняла, меня просто бросило в жар. Поэтому, ничего не объясняя, закусывая губы, я рванула в ближайшую дыру в стене. Прыгнув куда-то, в почти кромешную тьму, задрала юбку, быстро стянула штаны вместе с трусами  и, присев, даже застонала от облегчения, пустив себе под ноги целый поток, такую упругую струю, что даже пена пошла, заливая мне туфли и все вокруг.

И только когда последняя капля упала на цементный пол, до меня дошло, в каком чудовищно невыгодном свете я предстала перед этим Гедом.

Только что уже было сожалеть?

- Все, теперь я готова вас выслушать, - сказала я, выходя из темноты и стыдливо пряча глаза за толстыми линзами очков.- Что вы хотели мне сказать?

- А вот что! - сбивая с ног, мужчина вдруг набросился на меня и, прижав к стене, впился в мои губы долгим и страстным поцелуем.

Я даже задохнулась - от неожиданности и новизны ощущений: ведь меня никогда и никто не целовал. Я вообще была целомудренно-невинна и наивная до такой степени, что несмотря на то, что мне исполнился двадцать один год, до сих пор краснела, прикрывая рукой глаза, когда видела что-то непристойное. Если читала роман, и там попадалась откровенная сцена, тут же с возмущением отбрасывала от себя книгу. Что уже говорить о вульгарных картинках, где женщины в купальниках, или, например, реклама. Да у меня верхнее веко дергалось всякий раз, когда что-то подобное мелькало перед глазами!

А тут...

- Что вы себе позволяете?! - вскричала я, когда Гед, насытившись поцелуем, наконец-то оторвался от моих губ.

- А что? - меж тем не выпуская меня из объятий, зловеще прошептал он. - Просто не удержался. Ведь не каждый день встретишь такую красотку.

- Красотку??? - понимая, что все это не может быть правдой (к тому же моя одежда и место, в котором мы встретились, никак не способствовало тому, чтобы я выглядела красивой), я посмотрела с недоверием.

- Да, Екатерина, простите меня.

- Хорошо, прощаю, только отпустите меня и отойдите подальше. А потом поговорим.

- Как вам будет угодно.

- Так что вам от меня нужно, дворецкий лорда Хрусталинова?! - спросила я, испытывая смешанные чувства и краснея: все-таки первый поцелуй с мужчиной, как-никак.

- Вы получили красный диплом , и мой господин приглашает вас к себе на работу.

- Меня?.. - я вдруг подумала, что это сон.

"Наверное, я уснула, на остановке, а потом меня забросали петардами, взорвали и, возможно, что даже изнасиловали, потом избили... или сначала избили, а потом уже изнасиловали, и у меня шок. Я брежу, у меня галлюцинации, белая горячка, делирий... Нет, я в шоке, под наркозом... Нужно позвать на помощь..."

- Помогите!!!!! - закричала я, усиленно щипая саму себя за руку, так что стало больно, но видение никуда не исчезло. - Ааааа!!!!

- Успокойтесь, Дудищева, вам ничто не угрожает, - и крепкая ладонь легла на мое плечо.

- Вы еще здесь? - изо всех сил вглядываясь - сквозь вспотевшие стекла очков - в глаза Геда, я постепенно все вспомнила и осознала, что это обычный стресс. Вдохнув и выдохнув три раза подряд, как учили на медико-санитарной подготовке, я с возмущением отбросила от себя поглаживающую меня руку.

- Но вы кричали, - мужчина сделал шаг назад. - А потом... Я не могу возвратиться в замок без вас.

- В замок?.. -услышав такое, я чуть снова не заистерила, но потом еще раз подышала.

- Конечно, в замок. И вообще, Екатерина, я еле вас нашел! И как это вас угораздило забраться в развалины?

- А куда мне было деваться?

- Ладно, пойдем. Мы и так уже сильно опаздываем, лорд Шорн такого не любит.

- Постойте, какой лорд Шорн? Какой замок? Какая работа? И почему я? - расстегнув молнию на куртке, я с наслаждением вдохнула прохладный утренний воздух. - Вы что, может быть, хотите меня обмануть и затащить в какой-нибудь притон? Только не думайте, что я наивная дурочка или какая-то бомжиха! Просто так сложились обстоятельства. А вообще-то у меня есть диплом, красный.

Засунув руку в нагрудный карман куртки, я извлекла пластиковый квадратик - мой счастливый билет во взрослую жизнь. Как я думала.

- Да знаю я о вашем дипломе, - хмыкнул мужчина, - и обо всех ваших достижениях тоже: первое место по бегу на длинных дистанциях, лучшая исполнительница одиночного танго на льду, хрустальная сова в клубе знатоков, три года волонтерства в детских домах и приютах для животных, призер по скоростному надуванию воздушных шариков...

- Как? - ахнула я, не дослушав список, а ведь там еще было - победитель поэтических турниров, мастер по вышиванию бисером, и даже отличница по бесплатной уборке аудиторий. - ВЫ все знаете?

- Вы - лучшая, - делая шаг в мою сторону, Гед резко сложил губы в трубочку, так что я попятилась, рискуя снова завалиться назад.

- Ой, простите, я совсем забыл о вашей вопиющей целомудренности, - отступая, мужчина выразительно сомкнул веки и сложил на животе руки.

- Да, я такая! - гордо вскинув подбородок, я тряхнула головой, так что шпилька вылетела из гульки и волосы, взметнувшись, свободно рассыпались по моим плечам. - Ой...

- Ах, я просто ослеплен, - простонал Гед.- Ваша красота - просто немыслимое искушение. И я даже не знаю... Ведь вас рекомендовали как скромницу и простушку, а вы...

- А я?... - сама не понимая, что на меня нашло, я вдруг начала соблазнительно накручивать локон цвета спелой пшеницы себе на палец, а кончиком язычка облизнула губы.

- А вы... Вы красотка, Дудищева!!! - взревел Гед, и не успела я глазом моргнуть, как была брошена им в кучу мусора.

Навалившись сверху, мужчина начал страстно покрывать мое лицо, шею и даже грудь горячими поцелуями. Затем его руки потянулись ниже, и я поняла, что дело совсем нешуточное и принимает опасный оборот.

- Нет! – вскричала я, дрыгая ногами, так что куски пенопласта полетели вверх, подо мной угрожающе затрещал гипсокартон, в воздух взмыла цементная пыль, зашелестела клеенка, посыпался кирпич, грозя обрушиться нам на головы.

- Ах, что же вы со мной сделали? Я совершенно погиб, - прилагая неимоверные усилия, Гед все-таки сумел совладать с собой и, оставляя следы последних поцелуев на моих руках и ногах – даже сквозь штаны – пропустив между пальцами волосы, так что они заструились, словно шелковый поток, резко отпрянул.

Я думала, что уже все, и сейчас последуют извинения, а потом мы поговорим. Но как только мужчина встал на ноги, а я выдохнула, собираясь тоже подняться, запутавшись ногами в строительном скотче, Гед полетел обратно вниз, впечатав меня в звонко хрустнувший гипсокартон.

 И так получилось само собой, что, конечно же, от перепугу и неловкости ситуации, мы еще минут пять молча целовались, чтобы прийти в себя.

***

- Я прошу меня простить, - извинившись в очередной раз, Гед помог мне встать и, учтиво поклонившись, показал рукой в сторону выхода. – Нам нужно немедленно спешить. Иначе я потеряю должность, а вы, Екатерина, возможность выгодно трудоустроиться.

- Ответьте мне на единственный вопрос, - снимая куртку, потому что из-за всего этого просто истекала потом, серьезно спросила я.

- Да, я слушаю вас. Только умоляю – быстрее! Поторопитесь!

- То, что это именно меня берут на работу, это… правда?

- Правда! Истинная правда. Впрочем, встретившись с лордом Хрусталиновым, вы сами во всем убедитесь.

- И вы меня не разыгрываете?

- Нет!

- А что если я попаду в бордель?

- Клянусь вам, Дудищева! Вас ждут в замке! Вам предлагают работу, согласно специальности, записанной в вашем дипломе.

- Тогда ладно, идем.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям