0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Успей меня спасти (эл. книга) » Отрывок из книги «Успей меня спасти (#1)»

Отрывок из книги «Успей меня спасти (#1)»

Автор: Регул Алекс

Исключительными правами на произведение «Успей меня спасти (#1)» обладает автор — Регул Алекс . Copyright © Регул Алекс

 

***

- Лена! Дочка, ты собираешься сегодня в школу?

Нехотя Лена выглянула из своей комнаты и крикнула отцу, который готовил на кухне завтрак:

- Папуля, а можно я сегодня немного опоздаю?

- Конечно, дочь! А я можно тогда немного опоздаю с подарком? И подарю тебе ролики не на день рожденья, а на Новый год?

- Это не честно! День рождения у меня через два дня, а Новый год через три месяца. Да и потом, зачем мне ролики зимой? - неспешно брела Лена по коридору в сторону кухни.

Завидев своё чадо, Егор улыбнулся.

Его дочка была копией… нет, не матери, которой с ними не было уже пятый год, а именно отца. «Папина дочка» во всех смыслах. У Лены была короткая стрижка с длинной чёлкой, которая ещё выразительней делала её большие карие глаза. С цветом волос девушка предпочитала не экспериментировать. Поэтому он был родной, простенький, тёмно-русый. Для своих почти шестнадцати лет Лена была высокого роста. И имея худенькую, стройную фигуру, она на вид была уже далеко не ребёнком. Именно это обстоятельство доставляло отцу дополнительные переживания. Морально он не был готов, что его девочка может нравиться представителям мужского пола. И не важно, что эти самые представители, ещё совсем недавно с сопливыми носиками бежали на свою первую школьную линейку. Мальчики ведь тоже повзрослели, как и его девочка.

На прошлой неделе Егор заезжал за Леной в школу, чтобы забрать её после занятий и отвезти в гости на выходные к своей сестре, которая с мужем жила в пригороде, и всегда очень радовалась, когда её любимая племянница, и конечно, любимый братик, приезжали погостить. Припарковав машину напротив входа в парк перед школой, Егор во всей красе имел возможность пронаблюдать, что собой представляют парни-старшеклассники. Егор пришёл к выводу, что их можно охарактеризовать одной фразой - громадная энергия без вектора. Гормоны, начавшие свой бег по организму, частично блокировали связь мозга и остальных частей тела. Особенно Егора возмутил тот факт, что когда его дочь проходила мимо шайки школьников-переростков, двое из них проводили её оценивающим взглядом.

Странная по своей природе, но колоссальная по эмоциональной силе ревность отца. Отца, готового свернуть башку любому, кто представляет потенциальную опасность, посягая на честь его дочери. Но при этом сыновей отцы не ревнуют, не опекают по отношению к противоположному полу. Совсем наоборот, даже относятся с долей гордости за своё чадо, которое оказалось оценено и востребовано у дам. Есть в этом доля парадокса. Хотя понять, почему это происходит нетрудно.

Егор для Лены был единственным родителем, его никто не сдерживал в вопросе контроля над ней. Но тотальный контроль с его стороны, дочку совсем не напрягал. Лена старалась не расстраивать отца, а быть ему помощником. Дискотеки и другие развлечения в распорядок её недели не входили. Но она не сокрушалась. Отчасти потому, что девочки, у которых нет мам, раньше взрослеют. И дело тут не в том обременительном объёме бытовых обязанностей, который они начинают разделять с папой, а в том, что им не перед кем быть маленьким ребёнком. Отцы в этом плане зачастую сами нуждаются в ласковом слове, сострадании и понимании.

Иногда Лене казалось, что девочки взрослеют, а мужчины всё равно так и норовят остаться детьми, за которыми нужно ухаживать и заботиться. Но при этом у них, у мужчин, в частности у папы Лены, и в мыслях не возникнет желания расстаться с ролью главнокомандующего в семье. Он всегда командует парадом.

- На роликах по снегу глупо кататься, - подойдя к отцу и посмотрев на его старания приготовить кофе, тихо произнесла Лена.

- И какой вывод? - уточнил отец.

- Отправляюсь в школу! И без опозданий!

- Умница! - он поцеловал дочь в щёчку.

- Пап, а что ты делаешь?

- Кофе готовлю.

Лена отобрала у отца кружку и вылила её содержимое в кофейную турку.

- Пап, это не тот молотый кофе, который добавляют прямо в кружку. Этот надо варить.

- Да? Не заметил.

Лена зажгла конфорку под туркой и стала контролировать процесс приготовления кофе. 

- Сейчас всё исправим, - спокойно сказала она.

Егор присел на стул рядом с окном и, посмотрев на просыпающийся город, поинтересовался у дочери:

- Я заметил, что ты как-то без инициативы начала этот учебный год. Всё время с надрывом собираешься в школу. У нас проблемы, о которых я не знаю? Тебе что-то мешает? 

Лена стояла спиной к отцу. Но по её напрягшейся позе он понял, вопрос для дочери болезненный.

- Нет, пап. Всё нормально.

Соврала, догадался Егор.

- В эту пятницу родительское собрание. Меня сюрпризы там не ждут? – на всякий случай уточнил он.

Лена налила приготовленный напиток в кофейную чашку и подала её отцу.

- Спасибо, дорогая.

- Пап, у меня всё нормально с учёбой. Не придумывай себе проблемы.

- Ты случайно не... - он замялся, боясь произнести слово "влюбилась" и в последний момент изменил свой вопрос, - не передумала поехать вместе с одноклассниками на базу отдыха на эти выходные?

- Нет, не передумала. Тем более что ты уже оплатил моё пребывание там.

- Деньги это не причина. Главное, чтобы ты хотела там быть.

- Папуля, опять ты себе придумываешь проблемы. Я хочу поехать с одноклассниками на базу отдыха. К тому же, едут не все, а Ольга Петровна просила от коллектива не отрываться.

- А кроме неё самой, кто ещё будет за вами присматривать?

- Борис Петрович, наш физрук. Потом, будет ещё отец Тимура Громова и отец Алины Васильевой.

- Бедная ваша Ольга Петровна. На что она рассчитывает, полагая, что сможет проконтролировать не только вас, своих учеников, но ещё трёх взрослых мужиков, которые будут на природе, к тому же, вдали от жён?

Лена улыбнулась.

- Дочь, может, мне всё-таки отменить встречу со Ждановым и в субботу присоединиться к вам?

- К нам с Ольгой Петровной присоединяйся. Я возражать не стану. Но если планируешь, присоединиться к отцам и физруку, то лучше не надо.

- Это когда я смущал тебя своим поведением?

- Никогда! И дальше себя также веди! Пап, я, наверное, всё же опоздаю в школу. Ты меня заболтал!

- Лишь бы не заколебал, - уже уходящей по коридору дочке, улыбаясь, сказал Егор. 

Лена остановилась перед дверью в свою комнату и с нежностью во взгляде посмотрела на отца.

- Я тебя люблю.

- И я тебя тоже, доченька.

 

***

Она не опоздала. И теперь, сидя за партой, ждала начала уроков.

Или не их?

Это началось первого сентября. Когда для всех наступил просто очередной учебный год, для неё начался один большой кошмар. Виноватой в котором, была отчасти её подруга Леся, которая, закончив девятый класс, простилась со школой и поступила в мед. колледж. Оставив тем самым Лену без дружеской поддержки, а главное, освободив половину парты. Именно это вакантное место и было занято новым одноклассником, Андреем, по фамилии Буров. Рослый, крепкого телосложения, он сразу привлёк внимание женской половины класса. Лена же, которая всегда старалась избегать "популярных вещей", на которые велась общая масса, поневоле оказалась в центре событий. Одни одноклассницы в укор ставили, что сманила новенького, другие с критикой контролировали её корявое общение с соседом. А Вика Рубальская, староста, спустя несколько дней после того, как появился Андрей в классе, выловила Лену в коридоре на перемене и предложила ротацию посадочных мест. Но, несмотря на то, что присутствие Андрея напрягало, сидеть с грубияном Сорокиным, Лене вообще не улыбалось. Она отказала Вике. За что получила новый виток сплетен и подколов. 

Да и он, сосед, каждый день из кожи вон лез, чтобы обратить на себя внимание. То он фатально проваливал контрольную работу по алгебре, и Лена, из сострадания, дала ему правильные варианты ответов. Он жадно ловил её подсказки и в результате незаметно грудью прижался к её плечу, в то время как его рука уже давно лежала на спинке её стула. По закону невезения это было замечено математичкой. Она на весь класс сделала замечание, что нужно контрольные задания решать, а не зажиматься на последней парте. И если Лену такое замечание ужасно пристыдило, то Андрея только повеселило, и он бодрым голосом пообещал учителю, что постарается сдерживать свои эротические желания, по крайней мере, на уроках алгебры. Класс грохнулся от смеха. Лена сжалась в комок и подумала о Сорокине. И уже не как о грубияне.

Но на следующий день, когда была физкультура, очередная выходка Бурова, заставила переключиться класс на пересказ нового анекдота.

Нужно было построиться в две шеренги, девочки и мальчики. И потом разбиться по парам. Все стояли, как всегда, по росту. Самому высокому мальчику досталась самая высокая в классе девочка. Нехотя Лена подходила к Андрею. Предыдущий опыт общения с соседом подсказывал, нужно быть начеку. Да и любопытные взгляды одноклассников, ожидающие шоу, не вселяли в Лену оптимизма.

- А теперь, - скомандовал физрук, - когда вы разбились по парам, выполняем упражнение для укрепления мышц живота. Один из партнёров занимает позицию лежа на спине, руки за голову, и осуществляет подъём корпуса. Другой партнёр фиксирует его ноги за лодыжки и ведёт отсчёт. Мальчикам три раза по тридцать, девочкам два раза по двадцать. Вопросы есть?

Класс, зная суровый характер физрука, монолитно молчал.

- Приступаем! Парни, первый круг ваш!

Андрей принял позу лёжа на спине. С опаской Лена положила свои руки на его лодыжки. Упражнение началось. Физически Андрей был развит на «отлично». И не нуждался в помощи, как на алгебре. Чего не скажешь про Лену. Она старалась изо всех сил, однако, на втором подходе в конец вымоталась. Но "партнёр" делал вид, что не понимает её состояние и упорно требовал от неё подъёма.

- Пятнадцать... Пятнадцать. Давай ещё немного! Умница, - Лена упала в позицию лежа. - Шестн... Шестнадцать. Ты чего лежишь?

- Я устала. Больше не могу.

- Можешь!

- Нет.

- Михеева, я с тебя не слезу пока ты двадцать раз не поднимешься.

Рубальская Вика, которая отжималась поблизости, захихикала, и было ясно, реплика Бурова ушла в массы.

- Не замерзай! - требовательно просил Андрей, пристально смотря в глаза Лене. - Я не привык, чтобы девушка так бесполезно подо мной лежала.

Вика кайфовала. Ещё бы! Её рот так и хотел поделиться с остальными одноклассниками услышанным.

Приложив усилия, Лена сделала ещё три подъёма. Мышцы ныли. Андрей улыбался и продолжал придерживать её ноги.

- Ещё два раза и я с тебя... 

- Заткнись! - прорычала Лена и сделала ещё один подъём.

Мышцы живота свело судорогой. Ни о каком двадцатом разе речи быть не могло. Андрей отпустил ноги и, склонившись над ухом Лены, тихо прошептал:

- Если закончишь упражнение, я на весь спортзал крикну, что я гей.

- Тебе не поверят. Хотя предложение очень заманчивое, – сухо произнесла Лена.

- А хочешь, я нашего физрука поцелую?

- Андрей, отстань от меня. Ничего я не хочу. Целуйся ты, с кем хочешь. Меня только не позорь и не выставляй на посмешище. С твоим появлением в классе я на всеобщее обозрение, как на витрину, выставлена.

Довольным взглядом Андрей прошелся по Лене, прилёг рядом и спокойно произнёс:

- Будем считать, что ты упражнение выполнила. Вставай, теперь твоя очередь мне ноги держать. Или ты забыла, что мне ещё один подход нужно сделать?

Лена, приложив усилия, встала. Разогнулась и, подарив вымученную улыбку «партнёру», зафиксировала его ноги. 

Одно радовало, на базу отдыха Андрей не ехал. Ольга Петровна подходила к нему на прошлой неделе перед занятиями, чтобы узнать причину его отказа ехать, и Лена невольно слышала, как сосед по парте ссылался на какую-то ерунду:

- Поехать не могу. На выходных буду занят. В планах генеральная уборка в моей комнате. Перенести уборку не могу.

Классная руководительница, удивлённая подобным признанием, отстала от парня. А через день, когда она вновь подошла к их парте, чтобы всё же уговорить поехать, Андрей для неё доработал легенду и, встав из уважения к подошедшей учительнице, сообщил:

- Кажется хомяк, что сбежал из клетки в прошлом месяце, ещё жив и живёт своей жизнью где-то в диване. В субботу последний срок его найти. Иначе мать грозится выкинуть диван на помойку. А спать на полу мне не хочется, - слегка наклонившись к Ольге Петровне, он тихо добавил. - Такая половая жизнь меня не привлекает.

Ольга Петровна, будучи далеко не пенсионного возраста, отшатнулась от парня, и с этого дня старалась с ним не встречаться взглядом. 

Вот с таким соседом теперь и соседствовала Лена. Поэтому собираясь с утра в школу, она старалась собрать себя не только внешне, но и морально.

"Что его заставило выбрать место рядом со мной? – не раз задумывалась Лена. - Мест свободных в классе было несколько. На второй парте с Тимуром мог сесть. В соседнем ряду вообще было три полупустые парты. А он нет, сел ко мне! Может потому, что моя парта самая дальняя, плюс к стене. Я вообще, практически в углу сижу. Благодать! Но пришёл Буров, как снег на голову! И моё тихое местечко, сразу же утратило статус "Камчатки".

Откуда он вообще взялся?"

Но остерегаясь вопросом привлечь внимание Андрея, Лена у него ничего не спрашивала. Вообще. Сведя их общение к приветствию и лаконичными на все его вопросы ответами, типа; да, нет, не знаю, не помню, забыла, спроси у другого.

В таком ритме они с Андреем и существовали.

 

***

Отгремел скромный день рождения Лены и наступил день родительского собрания.

Егор припарковал машину, как мог ближе к школьному парку. Вышел из машины, поставил её на сигнализацию и пошел по аллее. Погода в тот день выдалась великолепная. В такие вечера Егору хотелось отправиться в какой-нибудь ресторанчик, имеющий террасу, чтобы сидя за столиком в компании приятного собеседника, а лучше собеседницы, и попивая какой-нибудь горячительный напиток, наслаждаться волшебной атмосферой золотой осени, аккумулируя энергию ускользающего теплого времени года.

Войдя в кабинет классного руководителя, преподавателя географии, Егор поздоровался со всеми родителями, присутствующими на тот момент в кабинете, и прошёл в уголок, где стояла парта его дочери. Присев, он отметил скудное количество пришедших. Кто-то ещё не пришёл, кто-то и вовсе не смог вырваться на столь радостное мероприятие. А некоторые, как в частности отец Леси, бывшей соседки по парте Лены, больше и не появятся. 

Спустя пару минут, озабоченно в класс впорхнула Ольга Петровна. Как всегда с кипой бумаг. Она что-то бурно объясняла вошедшей с ней высокой, стройной женщине, одетой в строгую, элегантную одежду. Тёмно-синий пиджак, надетый поверх бежевой блузки, имел приталенный покрой. Юбка того же цвета, что и пиджак, заканчивалась ниже колен, но не могла полностью скрыть великолепные стройные женские ножки, обутые в чёрные туфли на высоком остром каблучке. И это при её-то росте под метр семьдесят пять.

Но больше всего Егора поразило лицо незнакомки. Красивые огромные карие глаза, бесподобный носик и живые губы, реагирующие улыбкой на фразы Ольги Петровны. А стрижка боб каре на её темных волосах средней длины усиливала строгий, и в то же самое время, сексуальный вид. Лёгкий макияж делал женское лицо ещё выразительней.

Незнакомка полностью завладела вниманием Егора. Он жадно наблюдал за ней. Неожиданно Ольга Петровна жестом руки указала собеседнице в сторону именно Егора. От чего волна удивления в нём вызвала напряжение осанки.

"Неужели Лена настолько недоработала по какому-то предмету, что учительница самолично пришла указать мне на пробелы знаний моей дочери?"

Незнакомка стала идти в сторону Егора. Он приподнялся со стула, ожидая "разборок". Но подойдя к нему, она произнесла слова, которые принесли ещё больше сумятицы.

- Добрый день. Разрешите? - указала она на стул.

Егор отошел и она присела. Внимательно посмотрев на шикарную женщину, которая теперь сидела за партой его дочери, Егор присел и, решив внести хоть немного ясность, произнес:

- Простите, мы незнакомы.

Она смущённо посмотрела на него.

- Я мама Андрея.

- А… - Егор искренне хотел выглядеть умным, но почему-то у него это не получилось. – Ещё раз прошу прощение, а Андрей это кто?

Внимательно посмотрев на Егора, женщина, немного смутившись, тихо произнесла:

- Мне Ольга Петровна сказала, что мой Андрей сидит на этом месте.

- Андрей, Ваш сын, сидит за этой партой? Здесь?

- Да.

Мама Андрея уже хотела встать, но Егор улыбнулся и сказал:

- Давайте знакомиться.

Он протянул руку, и как назло ту, на фалангах которой красовалась татуировка "ЖОРА", набитая много лет назад в одном из филиалов пенитенциарной системы страны, созданной специально для малолеток.

Завидев надпись, незнакомка панически отшатнулась, как если бы ей протянули змею.

- Извините, - тихо произнёс Егор и убрал руку.

- Вы меня тоже.

Она провела правой рукой по своей щеке, и спрятала руку опять под столешницу. Егор обратил внимание, что левая рука мирно лежала на парте, а та другая была намеренно соседкой спрятана. Но Егор успел заметить, что обручального кольца на правой руке не было.

"О-па!" - раздалось в его душе и теплой волной радости покатилось по всему телу.

- Я мама Андрея Бурова. Меня зовут Александра, - сухо произнесла соседка по парте, украдкой взглянув на Егора.

- Я отец Лены Михеевой. Егор.

Александра слегка улыбнулась, подарив едва заметную улыбку, и стала внимательно слушать, начавшую ораторствовать Ольгу Петровну.

Спустя час родительское собрание приблизилось к завершению.

- Вопросов ко мне нет? - замучено спросила Ольга Петровна, - Тогда всем спасибо, все свободны!

Родители засуетились, разбегаясь по домам. Но решительно приближающаяся Ольга Петровна к парте Михеевой и Бурова, привлекла внимание Егора и его соседки, заставив задержаться.

Когда большинство родителей, покинули кабинет, классный руководитель обратилась к маме Андрея:

- Я совсем забыла, Александра Наумовна, тут такое деликатное дело, не могли бы Вы разрешить Вашему сыну поехать с классом на базу отдыха на этих выходных?

- Я не против. Пусть едет.

- Да? - удивилась Ольга Петровна такому быстрому согласию.

- Конечно. 

- О, я так рада, что он не будет отрываться от коллектива, пока идёт период его адаптации в новом классе!

- Я понимаю, Ольга Петровна, это очень важно. Но, наверное, поездка сколько-то стоит?

- Да, тысяча рублей. И оплатить нужно сегодня. Сейчас. Выезд завтра. В девять часов, автобус со школьной площадки заберёт детей, и отвезёт их на базу отдыха "Зори".

- Тысяча рублей? - уточнила Александра.

- Да.

- Но у меня с собой нет такой суммы.

Егор, молча наблюдавший эту сцену, не мог больше находиться в стороне.

- Ольга Петровна, - он достал из кошелька тысячерублевую купюру и протянул её классному руководителю, - возьмите за мальчика.

- Не надо! - запротестовала Александра.

- Мы потом сочтёмся, - заверил Егор, - А Вы, Ольга Петровна, деньги сейчас возьмите.

Не обращая внимания на протест соседки, Егор всё же вручил деньги классному руководителю, которая, скорей всего, специально подстраховалась таким финансово-стабильным свидетелем, как папа Лены Михеевой, беседуя с мамой Андрея. Простившись, Ольга Петровна быстро вышла из кабинета.

- Зачем Вы это сделали? – загнанно, спросила Александра.

- Вы же сами согласились, что Андрею лучше не отрываться от коллектива.

- Согласилась, но денег-то у меня с собой не было.

- Разве это проблема? Если долг напрягает, я могу Вас довезти домой, и Вы мне вернёте деньги?

- Это всё крайне неудобно.

- Вы не хотите, чтобы я Вас довёз домой?

- Не в этом дело.

- Тогда поехали?

- Поехали, - нехотя, согласилась она.

 

***

Машина Егора ехала по указанному Александрой адресу. Пассажирка несколько раз извинялась за неудобства.

"А какие это неудобства?

Красивая женщина едет в моей машине. Я везу её домой. Правда, не к себе. Ну, в смысле, не в гостиницу. Да и к ней, на чай, невелика вероятность напроситься.

Тогда что получается, я только довезу её до дома? И всё?

Думай, Егор!

Думай".

- Так Вы говорите, живёте на проспекте Космонавтов? - посмотрев на свою пассажирку через зеркало заднего вида, Егор отыскал её глаза.

Садиться на переднее сидение Александра не стала, и теперь Егор был вынужден, общаясь с ней, прибегать к зеркалу. Однако он заметил, что Александра не смотрит ему в глаза и на все его вопросы отвечает хоть и вежливо, но сухо. 

- Да. Дом 48. Он находиться рядом с кадетской школой.

- А, кадетская школа! Тогда я понял, как доехать. Это в том же районе находится ресторан "Привал"?

- Да. Где-то неподалёку есть такой.

Она бросила тревожный взгляд на Егора. Он ухватился за него.

- Александра, Вы не подумайте ничего дурного, но дело в том, что кое-какие дела вынуждают меня обратиться к Вам за помощью, - Александра всё ещё смотрела ему в глаза. Расценив это как шанс, Егор решил рискнуть. - Мне нужно быть сегодня в ресторане «Привал». Прошу Вас, окажите услугу, составьте мне компанию. Это не займёт много времени, но Вы меня чрезвычайно выручите.

Она молчала. Но продолжала на него смотреть через зеркало. Егор вырулил на обочину, остановил машину, повернулся, чтобы видеть глаза пассажирки и спокойно спросил:

- Александра, я Вас напугал своим предложением?

- Нет, - произнесла негромко она.

- Я, - он всё ещё надеялся добиться от неё согласия, - прошу Вас, составьте мне компанию. А после я Вас, в целости и сохранности, доставлю до двери в Вашу квартиру.

- А со своей женой Вы не могли бы пойти? - уже более серьёзным голосом спросила она.

- Я овдовел пять лет назад. Постоянной любовницы не имею. Для похода в ресторан Ваша кандидатура меня полностью устраивает. Если моё предложение Вас оскорбило, я прошу прощение.

Александра перевела взгляд с его глаз на свои наручные часы, а потом обратно.

- Ладно. Можете располагать моим обществом до двадцати ноль-ноль.

Егор быстро посмотрел на свои часы.

«Полседьмого.

Всего полтора часа.

Нет! Целых полтора часа!»

- Спасибо, - искренне обрадовавшись, он улыбнулся Александре и стал отъезжать от обочины.

 

***

Мечты сбываются.

Егор привез красивую женщину в ресторан.

Завидев его чёрный Audi Q5, охранник парковки ресторана "Привал" поспешил поднять шлагбаум. Припарковавшись на стоянке и выйдя из машины, Егор подошел к своей даме и поинтересовался:

- В зале или на террасе посидим?

- На террасе. Пока погода балует, грех томиться в помещении.

- Согласен. Пойдёмте, выберем столик.

Им было предложено на выбор несколько вариантов. Выбрав столик в глубине террасы, они расположились и стали изучать меню. От Егора не утаилось, что его дама весьма быстро сделала свой выбор из относительно недорогих блюд.

- Александра, не обижайте меня скромностью своего заказа.

- И в мыслях не было, - лукаво улыбнулась она.

- Что будем пить? - спросил Егор после паузы.

- Вы же за рулём?

- Я машину с парковки завтра заберу.

- А так можно?

- Александра, я с таким трудом Вас сюда заманил, у меня в распоряжении чуть больше часа, такое неудобство, как перемещение на такси, не остановит меня, от возможности полноценно насладиться этим вечером с Вами.

- Что ж, в таком случае я буду... - она задумалась над своим выбором, изучая винную карту ресторана.

- Шампанское?

- Только не его! Коварнее напитка нет.

- Тогда предлагаю обыкновенный шотландский виски.

- Егор, Вы проскочили коллекцию вин! – шутливо заметила Александра, перестав изучать карту вин. Она внимательно посмотрела на сидящего напротив неё Егора и невольно улыбнулась. - Я понимаю что, будучи ограниченным во времени, Вы хотите быстрее дойти до стадии беззаботной беседы со мной. Но, как мне кажется, мы с Вами "накидаться" всё равно не успеем. Нужно ли тогда алкогольным напитком форсировать события?

- Нужно! - пристально смотря ей в глаза, констатировал Егор.

- В таком случае "Баллантайнс".

- Прекрасный выбор! - обрадовался Егор. - Какую выдержку будем брать? 12, 17, 21, 30 лет?

- Ваша кредитоспособность не нуждается в проверке. Поэтому, если не возражаете, пить будем "Файнест".

Егор привлёк внимание официанта и заказал литровую бутылочку "Баллантайнс Файнест". Официант метнулся, и через минуту на столе стоял выбранный алкогольный напиток и кое-что из еды.

- Предлагаю первый тост, "за знакомство!"

- С удовольствием.

И был первый тост, и второй, и не только третий.

- Александра, а какими судьбами Вашего сына занесло в школу моей дочери?

- Нашалил он в кадетской школе, где учился раньше. И меня попросили его перевести. Я бы его в техникум отправила, но мои финансовые возможности, на тот момент не готовы были к такому оттоку средств. А отец Андрея, возмущённый выдворением сына из кадетской школы, слышать не захотел о поступлении Андрея в колледж или техникум. Он давно решил, что Андрей должен идти по стопам родителя и непременно стать сотрудником милиции. Тьфу ты, полиции. Георгий, хоть и при высокой должности, но требует от сына самостоятельного продвижения к намеченной отцом цели.

"Приехали!

Так есть у неё муж или нет?

Хотя, в любом случае, тот факт, что «отец её сына» состоит при «высокой должности» в полиции, как-то неприятно напрягает.

А я, наивный, губу раскатал!

Тут надо по рыхлому выбираться на менее опасную глубину, пока дно ещё чувствую.

Но отчего же так не хочется включать заднюю скорость и расставаться с этой красивой женщиной?"

- Вам, наверное, нелегко воспитывать дочь одному? - выдернула Александра Егора из раздумий.

- По-разному. Я уже, наверное, привык и об этом не задумываюсь. О! Кстати, родился лирический тост. «За наших детей!»

- Прекрасный тост!

Соприкоснувшись, со звоном, бокалами, они сделали по глотку терпкого приятного напитка.

- А как же Ваши родители, Егор? Помогают?

- У нас с дочкой нет никого, кроме моей сестрички. Но она живёт с мужем в пригороде, и сами понимаете, особо к нам не наездится… Возник тост. Предлагаю выпить «За родителей». Которых уже нет в живых.

- Давайте помянем. У меня тоже родители оба уже… там. А сестричку или братика я в своё время так и не выпросила у них.

Пустые бокалы тихо опустились на бордовую скатерть ресторанного столика. Принесённые горячие и холодные блюда сдерживали градус в организме, но о полной нейтрализации алкоголя речи не шло. Егор, сославшись на необходимость переговорить с администрацией ресторана, отлучился, оставив Александру в компании приятной живой ресторанной музыки, которая играла здесь же, на импровизированной уличной сцене.

Понимая, что нужно с пользой провести минуты уединения, Александра достала свой сотовый и набрала номер сына.

- Алло, - раздался голос Андрея.

- Алло, Андрюш, я немного задерживаюсь, но ты не беспокойся, к приходу отца я буду дома. Да, кстати, ты, завтра едешь с классом на базу отдыха.

- Мам, это дорого, не нужно было платить. Ты извини, я нарочно умолчал о поездке. Не хотел, чтобы мы влезали в долги.

- Выкрутимся, сынок.

- Да-да, знаю я, как мы выкрутимся.

- Перестань, всё будет хорошо! В крайнем случае, займём у соседки, тёти Зины. Она нам пока ещё ни разу не отказала. Не думай об этом, а лучше начинай-ка готовиться к завтрашней поездке на базу отдыха. Сбор утром в девять у школы. Ты знаешь, что нужно с собой взять?

- Конечно, знаю.

- Прекрасно! Андрюш, ровно в восемь позвони мне, пожалуйста. А то я во времени плохо ориентируюсь. Ладно?

- Ладно.

- Всё, отбой.

Отключив телефон, она посмотрела на часы. Полвосьмого.

- Моё время ещё не вышло! - раздался сбоку встревоженный голос Егора.

Александра посмотрела в его сторону и удивилась, увидев в мужских руках большой букет красных роз.

- Это для тебя, - Егор протянул цветы, и Александра растерянно приняла их. - Надеюсь, теперь я заслужил один танец с тобой?

- Мы перешли на "ты"?

- Да, но «на брудершафт» выпьем позже, а сейчас танец, - он протянул руку и Александра, отложив цветы на край стола, поднялась со стула.

- Мне кажется, что танцевать без музыки – странно, – уточнила она.

Музыканты действительно молчали, но почему-то внимательно наблюдали именно за их парой. И когда Егор вывел Александру на середину танцевального круга, расположенного под тенью огромного клёна, полилась музыка.

Её не узнать было невозможно. 

Егор уверенно обнял свою даму. И почти сразу прижал её к себе. Теперь, глядя на неё сверху вниз, он стал задавать медленный ритм движения их тел. Женские руки легли на плечи сильные его.

«Радовать, хочу тебя сегодня радовать.

Одну тебя любить и радовать,

Хочу, чтоб нас пути нечаянно свели.

Радовать, твои печали перекладывать,

Твои тревоги перекладывать

На плечи сильные свои».

Казалось, Егор прожигает взглядом. Александра сначала смутившись, опустила глаза, а потом, под действием расслабляющей атмосферы, поддалась искушению и тоже стала пристально смотреть в глаза партнёра по танцу.

«Выдумать, хочу тебя сегодня выдумать.

Хочу тебя как песню выдумать,

Весь мир тобою заслоня.

Выдумать, чтоб самому себе завидовать,

Почти не верить и завидовать,

Что ты такая у меня».

Егор склонился над ухом Александры и одновременно с исполнителем произнёс очередную строчку песни:

- Баловать, хочу тебя сегодня баловать.

От уха, до самых пят, волна огня обожгла её тело.

«Одну тебя на свете баловать.

О самом дорогом с тобою говорить.

Баловать, могу весну тебе пожаловать,

Могу судьбу тебе пожаловать,

Что скажешь, то и подарю».

Последние слова звучали для неё как в тумане. И только его сильные руки, прижимающие к его тёплому телу, не давали ей полностью выпасть из реальности.

«Выдумать, хочу тебя сегодня выдумать,

Хочу тебя как песню выдумать,

Весь мир тобою заслоня.

Выдумать, чтоб самому себе завидовать,

Почти не верить и завидовать,

Что ты такая у меня».

Александра едва сдерживала набежавшую слезу, когда закончилась песня.

- Спасибо, - искренне улыбнувшись тому, кто ей подарил эту песню, этот танец, этот вечер, она развернулась и пошла в сторону столика, но дойдя до него, она не стала присаживаться, а взяла цветы, сумочку и тихо сказала Егору, который, как стражник, уже стоял рядом. - Спасибо. Мне пора домой.

- Подожди, я только оплачу счёт и на такси тебя отвезу домой.

- Не надо, Егор. Больше ничего не надо. Я же не железная. Отпусти меня, - попросила она и это притом, что он в этот момент её даже пальцем не касался.

Не дожидаясь ответа, Александра стала отходить от столика. Быстро подозвав официанта, Егор сунул ему свою визитку, показал пальцем на свою машину, которая теперь стала почти в залоге у ресторана, и поспешил догонять свою Золушку.

Он настиг её, когда она садилась в такси, караулившее отгулявших клиентов перед рестораном. Но вытаскивать Александру из машины Егор не стал. Он присел рядом с ней, и попросил таксиста ехать по указанному пассажиркой адресу.

- Я могла и сама доехать. Не потеряюсь.

- Теперь точно не потеряешься, – спокойно сказал Егор, пожирающим взглядом смотря на неё.

Таксист, внимательно смотрящий за дорогой, только на светофоре заметил, что его пассажиры молчат, но при этом появилась какая-то странная возня на заднем сидении. Он посмотрел в зеркало, ища своих пассажиров и, улыбнувшись, заметил, что они уже не сидят, а жадно впились поцелуем друг в друга. Розы пали жертвой их страсти. Их лепестки опадали и теперь устилали всё-то пространство, которое было в распоряжении этих двоих.

Рука таксиста потянулась к магнитоле и, выбрав наиболее подходящею романтическую мелодию, водитель прибавил громкость, но сбавил скорость, чтобы продлить наслаждение пассажиров, а самое главное, чтобы сделать их поездку комфортной. Во всяком случае, точно без тряски по отечественным городским дорогам.

Уже подъехав по указанному адресу, таксист медленно притормозил, но голоса не подал. Зачем мешать людям? Он бы вышел из машины, но из опасения потревожить своих пассажиров щелчком открывающейся двери, остался сидеть неподвижно. Тем более что солидный возраст пассажиров не позволяет предполагать, что они как озабоченные малолетки будут реализовывать свои желания здесь и сейчас.

«Ну, поцелует он её ещё пару раз и всё закончится», - рассуждал водитель.

Прошла минута.

Не закончилось.

Неожиданно интимную атмосферу салона разрушил взывающий к ответу призыв сотового телефона, лежащий в кармане женского пиджака. Александра вздрогнула, и начала отстранять от себя нависшего над ней Егора, который подчинялся, но с трудом.

- Егор, мы всё-таки умудрились накидаться, – всё ещё не достав свой телефон из кармана, констатировала Александра.

- Виски тут не причём. Не надо на него перекладывать наше с тобой обоюдное желание.

- Возможно, ты прав… Где же этот телефон!? А, вот он. Тихо! – и уже нажав на кнопку ответа, она ровным голосом произнесла. – Спасибо, Андрюш. Я уже около подъезда. Скоро буду.

Отключив телефон, Александра убрала его обратно в карман пиджака и стала приводить себя в порядок. Егор, любуясь ею, старался тоже дышать ровней. Сам, удивляясь своей наглости, он извлёк из её кармана телефон, и набрал свой номер. Александра заметила, что делает Егор, но пресекать его действия не стала. Через пару секунд зазвонил телефон Егора. Он достал его и убедился, что это он сейчас сам себе звонит. После чего, также по-хозяйски, вернул чужой телефон обратно в карман синего пиджака, при этом свой телефон всё ещё держа в руке.

- Так будет надёжней, – указал Егор на экран своего телефона, на котором высветился номер телефона Александры. – И ещё!

 Он достал свою визитку и протянул её Александре. Визитку она приняла. Читать не стала, но взяла. Положила листочек с его координатами во внутренний карман своего пиджака.

- Провожать не надо, меня дома у дверей уже ждут. Прощай! - забрав свою сумочку, Александра тихо вышла из машины и, не оборачиваясь, скрылась в подъезде.

- Вас куда отвезти? – поинтересовался водитель у Егора.

- Ворошиловский проезд, дом 159.

- Будет сделано.

- У тебя в машине курят? – обтерев лицо руками, спросил Егор.

- Да, – сказал водитель, выруливая машину из жилой зоны.

Егор достал сигарету из пачки, прикурил, сделал пару глубоких затяжек. И только после этого заметил, что сидит в окружении лепестков роз.

- Брат, извини, мы тут немного хаоса создали, - извиняясь, обратился он к водителю.

- Пустяки.

«Пустяки…» - про себя повторил Егор, слова водителя.

 

***

Александра поднялась в лифте на девятый этаж и подошла к двери своей квартиры, но достав ключи, не успела ими воспользоваться. Дверь распахнулась, и сын впустил её. Тихо, как провинившийся подросток, Александра прошмыгнула вовнутрь. Скинула туфли и уже хотела пройти в свою комнату, как её остановил Андрей. Он, взяв за локоть, повернул лицом к себе, и стал её рассматривать.

- Так, так, – понял он, что она выпивши. - И когда ты только успела? Ты же вроде на родительское собрание ходила? Это теперь так они проходят? – Александра, опустив голову, молча, выслушивала замечание сына. Он улыбнулся и обнял ее. – Видишь, а ты не хотела школу менять. Я же тебе говорил, в обычной школе гораздо больше плюсов. Отправляйся в душ, а то сейчас наш благодетель заявится.

Александра поцеловала сына в щечку и пошла в свою комнату за вещами, чтобы потом, следуя инструкциям, отправиться в душ. Через пятнадцать минут её на кухне ждал горячий травяной чай, заботливо заваренный Андреем.

- Спасибо, сынок.

- Мам, ты уверена, что нам по карману моя поездка на базу отдыха?

Вместо ответа она ахнула, вспомнив, что забыла вернуть Егору деньги.

- Деньги! – невольно вырвалось у неё.

- Так, и я про них.

- Андрюш, ты насчёт этого не переживай. Всё нормально, я уже оплатила. Вернее… - она замолчала, подумав, зачем сыну знать все обстоятельства этого дела. – В общем, всё нормально.

- Ну, хорошо. Ты пей чай, не отвлекайся, – напомнил Андрей, зависшей в раздумьях матери. Она стала пить чай, а сын продолжил задавать вопросы, – Где же ты успела побаловаться спиртным? Правду скажешь?

Александра подняла на сына весёлые глаза и отрицательно покачала головой.

- Я так и думал. Но на всякий случай решил проверить, вдруг ты дашь слабину и расколешься.

- Может, мне тебя выпороть? – улыбаясь, спросила она.

- Интересное предложение, но запоздалое. Вот лет десять назад я бы испугался. А сейчас мне и самому интересно, как это ты меня выпорешь?

- А тогда я на тебя буду психологически воздействовать.

- Каким образом?

- Рыдать начну. Тебе станет меня жалко, и ты больше не будешь отчитывать меня, как малое дитя.

- Мам, так я тебя и сейчас не отчитываю. Мне просто любопытно, где это в нашей школе наливают? В каком кабинете?

- Не в школе я выпивала, а в ресторане «Привал».

- Одна?

- Ну, ты скажешь! Откуда у меня деньги по ресторанам ходить! Нет, я была там не одна, а с одним мужчиной. Он меня туда пригласил, и я согласилась пойти.

- Сочувствую, – с трагизмом в голосе тихо сказал Андрей.

- В смысле? Чему ты сочувствуешь?

- Как же, такой вечер сорвался! Если бы не визит отца, ты бы сегодня весь вечер была свободна. А так тебе пришлось срываться из ресторана и мчаться домой. Да и кавалер твой, видимо расстроился, что рандеву скомканным получилось.

- Андрюш, если ты не перестанешь молоть чушь, я на тебя обижусь.

- Можешь обижаться, но я всё равно тебе сочувствую. Ты впервые за столько лет в ресторан попала, а тут такой косяк!

- Андрюш! - пытаясь усмирить весёлый сарказм сына, грозно сказала Александра.

Но его весёлое настроение было на взлёте:

 - Нет! Ну, обидно! Честное слово. Пойду, позвоню тёте Ирме, пусть тоже тебя пожалеет.

- Стоять! – крикнула Александра, уже выходящему из кухни сыну.

Андрей остановился, повернулся и расхохотался.

- Мам, ты бы видела своё лицо! Давно я тебя так не разыгрывал. Ты же действительно поверила, что я тебя подставлю. Ну, ты даёшь!

Она не сводя взгляд со смеющегося сына, только сейчас подумала, что он, в сущности, прав.

Вечер действительно мог закончиться по-другому. Только нужно ли расстраиваться, что всё случилось так, как случилось? Егор наверняка предложил бы после ресторана куда-нибудь поехать. Ясное дело, для чего! Вообще людям, которым далеко за тридцать, а вернее даже под сорок, полунамёки, наверное, уже не нужны. Поэтому питать иллюзии насчёт длительного цветочно-шоколадного периода, глупо.

«Тогда что же получается?

Он бы сегодня предложил, а я…

А что я?

Ой, дура я! Зачем только согласилась идти с ним в ресторан. Повелась на картинку! Ещё бы! Весь такой с иголочки, высокий, статный. Ухоженные руки. Голос приятный, спокойный, даже нежный. Так, стоп! Что-то я опять не туда качусь.

Итак, что мы имеем?

Егор, конечно, был хорош, но больше такие ошибки делать нельзя. В конце концов, Андрею в этой школе ещё два года учиться. А мне на родительские собрания ходить. И с какими бы глазами я смотрела на Егора, случись между нами то, что могло случиться? А главное, как бы он на меня смотрел, после того, как мы бы переспали?

Боже мой, как стыдно, даже сейчас!»

- Мам, перестань плакать, – просил Андрей, склоняясь над ней и гладя её по плечу своей большой, уже не мальчишеской ладонью. – Не расстраивайся, и прости ты меня дурака, что расстроил тебя.

Перестав всхлипывать, она посмотрела на сына и грустно улыбнулась.

- Андрюш, неужели я такая пьяная?

- Сам удивлён! Я тебя такой не видел с… никогда!

- Баламут. Налей-ка мне ещё чайку.

- С удовольствием! - радостно отозвался сын.

 

***

В половине девятого раздался трелью дверной звонок.

Они знали, кто пришел. И хотя его здесь не ждали, в общепринятом понятии этого слова, но ожидали, поскольку сегодня была первая пятница месяца.

- Сиди мам, я сам открою.

- Андрюш, только умоляю, не пререкайся с ним, а то будет, как в прошлый раз.

Но Андрей не ответил матери, он уже подошёл к двери и теперь, открывая её, впускал отца.

- Привет.

- Здравствуй, сын.

- Проходи на кухню, мама там пьёт чай. А мне нужно срочно перезвонить Пашке.

- Можешь не спешить на кухню, у меня к тебе на сегодня вопросов нет.

Андрей, получив разрешение не присутствовать при беседе родителей, удалился в свою комнату, а гость, не разуваясь, прошёл в кухню. Он вообще относился без особого уважения к их новому дому. Вернее к тому месту, в котором бывшая жена и сын проживали уже больше двух лет. До этого их окружала куда более шикарная обстановка загородного особняка, а не эта убогая серость двухкомнатной квартиры на последнем девятом этаже панельного дома на окраине города. Но здесь у Александры был один неоспоримый бонус - воздух. Атмосфера самостоятельной жизни, в которой есть место на самоуважение.

Конечно, было трудно с деньгами. Её зарплаты едва хватало на продукты и оплату коммунальных услуг. Вещи покупались редко, и то самые необходимые. Но они с сыном не унывали. Но каждый раз, когда приходил тот от кого они, в сущности, ушли, неприятным эхом разносилось в душе - была другая жизнь. Другая! Хотя воспоминания о ней Александру больше пугали, чем вызывали тёплые эмоции.

- Здравствуй, Жора, – тихо сказала Александра, завидев своего бывшего мужа.

- Привет, Саш.

Георгий присел на стул и Александра, подорвавшись, стала готовить для гостя кофе. Георгий пил свежеприготовленный и поэтому бывшая жена не спрашивала, что он будет. Она насыпала в турку молотые зёрна, добавила воды и, стоя спиной к бывшему мужу, стала контролировать процесс приготовления напитка у кухонной плиты.

- Как дела у сына в школе?

- Всё нормально. Я сегодня ходила на родительское собрание. Андрюша справляется по всем предметам. Даже по алгебре написал контрольную на четыре.

- Конечно! – гневно обрушился Георгий, - В этой-то школе и требования к ученикам не такие строгие, как в кадетской. Что с них взять!? А что он дальше будет делать с такими поверхностными знаниями? Ты об этом подумала!? Радуется она, что он четвёрку получил! Сын бестолочью растёт, а она его хвалит!

- Твой кофе, - тихо сказала Александра, ставя полную кофейную чашку перед Георгием.

- Это всё ты виновата! Сначала из дома ушла, прихватив сына, потом он из кадетской школы ушёл. Что вы творите!? Я столько сил потратил на вас, а ты всё разрушила за один день!

- Прости, вот такая я слабая, не смогла больше терпеть, как ты об меня ноги вытираешь.

- Сашка! Я тебе уже говорил, у меня с Юлей ничего серьёзного не было.

- Как скажешь, - не желая дискутировать на эту тему, согласилась Александра.

Да и что она могла ему сказать?

Что Юленька неоднократно «случайно» забывала свои интимные вещи в его машине? Или о том, что он задерживался допоздна на работе, а когда приходил то от него пахло… нет, не спиртным. Женскими духами. Вообще, зачем любовницы столько выливают на себя парфюмерной продукции? Это что, такая изощрённая пытка для жён? Ну, развела ты чужого мужа на секс, зачем же об этом намекать его жене? Да и нежные СМСки, зачем посылать? Приедет он к тебе, не беспокойся, захочет потрах*ться с молоденькой и приедет. Зачем же изводить законную супругу терзаниями? Но передовичка Юленька пошла дальше всех. Она решила непросто быть очередной подстилкой для Георгия, она захотела стать его новой женой.

А старая?

А старая, пусть идёт на все четыре стороны! У жён, видите ли, есть одна неприятная особенность - они стареют. А любовницы нет. Они всегда такого возраста, какого их хотят видеть мужчины.

Юленька набралась смелости, хотя речь идёт всё же о хамстве, и позвонила Александре, чтобы сообщить от имени благожелателя-анонима, где и с кем будет её муж сегодня вечером. Александра выслушала её, не перебивая, но никуда не поехала. Она весь вечер умирала в одиночестве. А когда вернулся Георгий, не стала устраивать сцен с истериками. Она его просто попросила отпустить её. Он удивился, но догадался, что ей всё известно.

Потом был скандал.

Он кричал, она молчала. Аргумент, что не она первая, не она последняя жена, которой муж изменяет, не дал результата. Георгий называл её заевшейся стервой, которая возомнила, что она пуп земли, и строго-настрого предупредил, либо она навсегда заткнёт свои амбиции оскорблённой жены в глубине своей душонки, и они продолжают жить как прежде, либо может катиться на все четыре стороны, но без ничего. Даже без сына.

Можно ли женщине причинить большую боль, чем ту, которую она начинает испытывать при угрозе потери ребёнка?

В ту самую минуту Александра осознала, что она никто в этой жизни. Ещё вчера у неё была семья, муж, пусть уже не столь любимый, но всё же, был. Дом. Большой дом, каждый уголок которого она поддерживала в чистоте и порядке. Благоустраивая быт, она незаметно стала его частью. Удобной для мужа. А тут такая наглость! Его собственная жена не хочет быть его собственностью. У неё, оказывается, есть амбиции! Чувства!

Но последней угрозой об отъёме ребёнка, он её сломал до конца. Всё-то хорошее, что она ещё испытывала к мужу, хлестануло её по всё еще живой душе.

Она замолчала. И только слёзы выдавали её эмоции.

С того дня она стала собственной тенью. Что-то в доме делала ещё по инерции, но перестала замечать, что происходит вокруг. И молчала. Даже на телефон не отвечала. Георгий сначала чувствовал свою вину, но вскоре его там, на стороне, утешили, и он перестал чувствовать себя таким уж несчастным. А потом и вовсе открыто стал разговаривать по телефону с Юленькой при жене.

Александру спас её отец.

Он однажды приехал к ним в гости и ужаснулся, увидев дочь. Недолго думая он забрал её и внука к себе. Разгневанный Георгий потребовал вернуть ему сына. Андрей на тот момент уже понявший, что происходит в его семье, категорически отказался возвращаться в дом отца. А через полгода чета Буровых развелась. Александра взяла свою прежнюю фамилию Кулагина. Андрей остался Буров, но приложил усилия, чтобы в ходе развода родителей на законных основаниях остаться с матерью. Георгий с боем всё же дал развод, но не поделился нажитым. Его юридических знаний, а главное знакомств, хватило, чтобы Александра ушла налегке. Эта была, своего рода, месть Георгия. Показать, что она никто без него.

Однажды, уже дав развод, он сказал Александре, что она может вернуться. Но на его условиях. Александра впервые, более чем за полгода, улыбнулась и, глядя в глаза уже бывшему мужу, спокойно сказала, что ей не интересно его предложение. Георгий, теряя надежду вернуть Александру миром, залепил ей пощёчину. Потом он это делал каждый раз, когда приезжал выяснять, как у них с сыном дела. Отца Александры на тот момент уже не было в живых. Он не дожил до развода дочери три дня. Но оставил ей в наследство свою двухкомнатную квартиру.

Таким образом, получив развод, Александра не избавилась от Георгия. В конце концов, он был отцом её сына. Георгий вначале навещал бывшую семью часто. Особенно он любил приезжать к ним, когда Андрея не было дома. Физических сил в нём было больше чем в Александре, поэтому её сопротивление он ломал быстро. А насладившись физически бывшей женой, уходил, довольный собой. Синяки на теле Александры не проходили месяцами. Она бы его не впускала в квартиру, но он пару раз выламывал дверь.

Неожиданно спасителем Александры стала соседка тётя Зина. Она сразу обратила внимание на шумного гостя, ломящегося в квартиру новой соседки. Долго не вмешивалась, а потом, поняв, что и Александре он в тягость, стала приходить на помощь. И по загадочному стечению обстоятельств, при приходе Георгия в соседнюю квартиру, и у тёти Зины, вдруг появлялась острая необходимость пообщаться с Александрой.

 Первый раз, когда соседка пришла в неурочный час, Георгий был взбешён, что ему помешали реализовать просроченное супружеское право. Но он отступил, выпуская Александру, словно настигнутую жертву, из своих когтистых лапок. А ему очень хотелось в тот момент насладиться ею. Постепенно его визиты стали реже. И цель их стала несколько иной. А именно, контроль. Узнать, не погрязла ли его бывшая семья в бездну нищеты? Чтобы в случае чего, победоносно поднять их и вернуть в гнездо, из которого они осмелились выпасть.

А уж там он бы нашёл способ их подчинить! Особенно Александру.

Но прошёл год, затем ещё один, а бывшая жена и сын не просились обратно. Это Георгия бесило. Помогать им финансово он не старался. Об алиментах сама Александра не заводила речь. И лишь изредка, когда Георгий окончательно выносил мозг, что так убого жить нельзя, он доставал из портмоне забитого купюрами большого достоинства, одну две банкноты и триумфально клал их на стол, со словами, чтоб вы с голоду не сдохли. И уходил, громко хлопнув дверью.

Но сегодня на все его нападки Александра отвечала спокойно, иногда даже загадочно молчаливо, смотря куда-то в окно. Георгию это не понравилось и, улучив момент отсутствия сына на кухне, он быстро подошёл к Александре, заломил женскую тонкую руку за спину, тем самым подавляя её возможное сопротивление:

- Ты где и с кем напилась?

- Это тебя не касается, - попыталась уйти от ответа она, за что получила острую боль в руке.

- Я могу и повторить вопрос! Но ты не должна повторять ответ. С кем ты пила? И не смей мне врать, что это твоя грёбаная подруга Ирма составила тебе компанию. Потому что я чувствую, что это был мужик! Ты что, совсем страх потеряла и завела себе ёб*ря?

- Жора, пусти, мне больно.

- А ты думаешь, мне не больно от мысли, что ты траха*шься с другим!?

- Прости, но согласно документам, мы с тобой чужие люди. Никто.

- Ты за базаром-то следи! Ещё хоть раз это скажешь, я тебя заставлю свидетельство о расторжении брака сожрать! Поняла!? – дополнительно он рывком заломленной руки донёс силу своей угрозы. – Не слышу? Поняла?

Вместо ответа Александра, зажмурив от боли глаза, кивнула.

- Какая же ты всё-таки, сука! - он выпустил её из своей хватки. – Значит так, кто бы он ни был, чтобы я его больше не чувствовал рядом с тобой. Иначе ты об этом очень сильно пожалеешь. И ещё! С этого дня ты будешь мне оказывать определённого рода услуги. От тебя много усилий не требуется. Всего лишь нужно будет спускаться ко мне в машину по первому моему требованию. Звонить часто не стану. Но два-три раза в неделю, думаю, мне будет достаточно. Я буду приезжать после заката, так что далеко тебя отвозить у меня необходимости не будет. Ты будешь нужна минут на двадцать-тридцать. Максимум на час. Учти, и тебе будет выгода от такого сотрудничества. Помимо секса ты будешь получать солидное пособие от меня. Даже можно сказать зарплату. Её размер будет варьироваться от твоих личных стараний. Но в любом случае, сумма будет не меньше твоей ежемесячной зарплаты, что ты получаешь в своей никчёмной конторке, просиживая в ней полный рабочий день, – Георгий вернулся за стол, и сделал пару глотков кофе, прежде чем уточнить у застывшей Александры, поняла ли она его.

Вместо ответа она подошла к окну и, упершись лбом в холодное стекло, стала вглядываться в ночной город. Она представила, как уже скоро он начнёт её срывать по ночам своими звонками, для того чтобы окончательно растоптать и унизить завладевая её телом.

«Насилие, поставленное в ранг работы!

Бесконечное унижение. И полная безысходность.

Хотя нет! Выход есть. Перерезать себе вены или таблеточек каких-нибудь употребить. Одна беда, Андрюшка будет вынужден вернуться к нему. Простит ли он меня за это? Хотя с другой стороны, может быть, сыну будет лучше с финансово обеспеченным отцом? Уж новые кроссовки он точно не будет по полмесяца ждать, да и куртку к зиме отец ему быстрей купит, чем я бы это смогла сделать. Так что, возможно, в моей смерти будут плюсы не только для меня.

Жаль, что не успела перед смертью хотя бы разок оказаться в постели с Егором. Хоть на день, хоть на ночь, хоть на час себя бы почувствовала желанной женщиной.

Женщиной, которую хотят баловать!

А мне ведь сегодня цветы подарили… Розы. И не три, и не пять, а огромный букет.

Нет, всё-таки сегодня я была счастливой».

- Мам, ты опять плачешь. Отец ушел. Он деньги оставил на столе. Удивительно, неприлично много. Он столько никогда не оставлял. Даже странно, чем мы заслужили такую милость?

Александра, обтёрла ладонью мокрые от слёз щеки и, грустно улыбнувшись, посмотрела на сына.

- Андрюш, возьми деньги себе. Купи, что захочешь. Единственная просьба, учись грамотно тратить деньги и помни, не бывает лёгких денег. За всё нужно чем-то платить.

 

***

Андрей бодро подходил к автобусу, который через несколько минут должен был отвезти школьников на базу отдыха. Одни ребята уже заняли места в автобусе, другие вальяжно ошивались у дверей. Уже подойдя к одноклассникам, Андрей со всеми поздоровался и пожал протянутые ему для приветствия руки.

- О, Бурый, а ты какими судьбами? – удивлённо спросил Тимур, у Андрея. – Ты же не собирался?

- Планы изменились.

- Кайфово!

- Сам в восторге! Ладно, пацаны, пойду, место своё найду.

- А что его искать? Приземляйся на любое свободное.

- Так не интересно, – загадочно улыбнулся Андрей и зашел в автобус.

Лена мирно сидела одна у окна. Но заметив Андрея, хищно улыбающегося ей, вскочила со своего места и, мгновенно выбрав себе соседа в лице Сорокина, перебралась к нему. Сорокин, не поняв, откуда столько прыти в Лене, молча, позволил ей занять свободное место рядом с собой у окна. Уже вздохнув с облегчением, Лена не удержалась и показала наблюдающему за ней Андрею язык. Он спокойно подошёл к Сорокину, поздоровался с ним за руку и, вытащив из кармана дорогие сигареты, протянул распечатанную пачку.

- Сорока, ты ведь у нас курящий?

- Да.

- Так иди, покури.

- Замётано, – забирая всю пачку сигарет себе в карман, радостно сказал парень, вставая со своего места.

Не успел он сделать пару шагов в сторону выхода, как Андрей приземлился на его место, блокируя Лене выход.

- Соскучилась? - улыбнувшись, тихо спросил Андрей у неё.

Вместо ответа она накрыла лицо руками и издала звук похожий на вой.

- Вот и славно, - Андрей дружески похлопал Лену по плечу и удобнее разместился в мягком сидении автобуса.

А через полтора часа они прибыли на базу отдыха. Школьников разместили в кемпинговых домиках, рассчитанных на двоих. Лена заселилась с Мариной Орловой. Они нормально уживались в классе, а стало быть, и на отдыхе не должно было возникнуть проблем. Андрею в соседи достался Сорокин, готовый за пачку сигарет и здесь уступить своё место, чтобы Лена оказалась в одном домике с Андреем. Но сделки не произошло. Пресекая даже шутки на эту тему, Ольга Петровна грозно показала им кулак.

Уже разместившись в домике, Андрей прилёг на кровать и, улучив момент перед общим сбором на обед, позвонил матери. Ему вообще не понравилось её подавленное настроение, появившееся с уходом отца.

 Или может быть с его приходом?

 Андрей винил себя, что не присутствовал при их разговоре. Возможно, отец опять нагрубил матери, и поскольку его, Андрея, не было поблизости, в этот раз за мать некому было заступиться. А, наверное, надо было…

Вообще поведение матери, сына удивляло. Она на все нападки отца молчала и не защищала своё мнение. А вчера после разговора с отцом, так и вовсе, перестала реагировать на окружающий мир. Но самым страшным было то, что у неё, как будто, взгляд погас. Андрей, тонко чувствующий свою мать, утром предложил отказаться от поездки на базу отдыха, но мать настоятельно просила его всё-таки поехать. И заверив, что ей хочется побыть одной, чтобы как следует отдохнуть, все же отправила сына. И теперь, лёжа на кровати, Андрей в который раз набирал номер её телефона. В ответ получал лишь длинные гудки. Он отложил телефон на тумбочку и стал разглядывать потолок. Спустя несколько минут мать сама перезвонила.

- Алло! – закричал в трубку Андрей.

- Привет, сынок.

- Ты где была? Не мог до тебя дозвониться полчаса!

- Андрюш, я купалась. А до этого убирала в комнатах, возможно, что когда ты звонил, я пылесосила. Ты за меня не переживай. У тебя как дела?

- Всё нормально. Скоро позовут на обед, потом по планам поход к каким-то водопадам, а потом осмотр еще нескольких местных достопримечательностей. Вечером ужин и песни у костра.

- Андрюш, ты сегодня вечером не звони. Я, наверное, не смогу ответить. Да и ты будешь занят.

- Мам, у тебя голос какой-то грустный. Ты как себя чувствуешь?

- Всё нормально.

- А чем сегодня собираешься заниматься?

- К тёте Ирме поеду. Не переживай за меня… Да и потом, всё что не делается, всё к лучшему. Всего тебе хорошего сынок.

- До встречи, мам.

- Береги себя. Я тебя люблю.

Александра трясущимися руками отложила телефон на край стола и пошла в ванную комнату. Уже подойдя к зеркалу, она посмотрела на себя внимательно и подумала, где же та весёлая улыбающаяся девочка с длинными косичками, что смотрела с той стороны зеркала полжизни назад?

 

***

Егор был в своем кабинете, когда у него зазвонил сотовый телефон. Едва взглянув на экран, он сразу же узнал номер абонента. Сегодня с самого утра он несколько раз набирал его, но каждые раз в ответ ему были лишь гудки. Его не сбрасывали, но и не отвечали. И вот этот абонент сам звонит.

- Алло, - взволновано сказал Егор, отвечая на звонок.

- Алло, - тихо повторила Александра.

- Я тебе сегодня звонил, а ты не отвечала.

- Я думала, отвечать или нет.

- Рад, что ты выбрала вариант, в котором мы можем слышать голоса друг друга. Но я хочу тебя ещё и видеть. Это возможно?

- Не знаю.

- Ты сейчас дома?

- Да.

- Через час я буду у твоего подъезда. Предлагаю поехать пообедать куда-нибудь, куда ты пожелаешь.

- Куда я пожелаю?

- Да.

- Тебе интересно моё мнение?

- Конечно.

В телефонном аппарате возникла тишина, но спустя несколько бесконечных секунд, Егор услышал:

- Запоминай, девятый этаж, квартира 107.

Услышав приглашение, он даже не поверил сразу в реальность слов Александры. Но боясь, что она передумает, Егор в ответ быстро сказал одно только слово «выезжаю» и отключил телефон.

Через сорок минут Егор с букетом роз стоял у дверей квартиры Александры. Нервно нажал на звонок и теперь ждал. Через пару секунд из соседней квартиры выглянула старушка и оценивающим взглядом стала осматривать Егора. Он, почувствовав на себе взгляд, посмотрел в сторону соседки Александры и спокойно поздоровался. Старушка растерянно улыбнулась в ответ и быстро скрылась за дверью своей квартиры.

Раздался щелчок замка, дверь квартиры 107 открылась. За ней стояла Александра. Немного встревоженная, неловко улыбающаяся. Сегодня на ней был красивый сарафан, длина которого скрывала даже ступни.

- Ты позволишь мне войти? – спросил Егор, пристально наблюдая за Александрой.

Она кивнула в знак согласия, и робко сделала шаг назад, впуская гостя.

- Это тебе, - протянул он букет. Александра цветы приняла, прижала к себе и вдохнула их приятный аромат. – Ты сегодня ещё красивей.

Мельком она взглянула Егору в глаза.

- Куда ты хочешь поехать, чтобы пообедать?

- Может, никуда не поедем, а покушаем дома? - слегка улыбнувшись, тихо предложила Александра, - У меня уже всё готово.

- С удовольствием.

- Тогда проходи на кухню.

- Давай я разуюсь, для начала. У тебя тапочки для меня найдутся?

- Конечно, - Александра поставила перед гостем тапочки сына и, дождавшись, когда он переобуется, проводила на кухню. - Присаживайся, пожалуйста, а я поставлю цветы в вазу и вернусь к тебе.

Он в ответ кивнул и присел на стул. Александра зашла в свою комнату и посмотрела по сторонам в поисках чего-нибудь, что можно приспособить под вазу. Как таковой вазы у неё не было. Внимательно посмотрев ещё раз, она заметила кубок сына по рукопашному бою, который он получил пару лет назад. Одна беда, кубок стоит на шкафу. Подставив кресло, Александра залезла на него и стала тянуться к кубку. Ещё немного, ещё чуть-чуть… Неожиданно на бедра легли чужие руки. Александра вздрогнула, покачнулась, и от этого сильнее стала ощущать силу рук того кто к ней подошёл сзади.

- Позволь я тебе помогу, - услышала она мягкий голос Егора.

- Помоги, - невольно вырвалось у неё.

И Егор помог, только не так как изначально предполагалось ситуацией. Он не стал доставать кубок. Зачем он ему? В его руках уже находился приз, и его Егор не желал выпускать. Пока Александра спускалась с кресла, его руки скользили по её телу. А когда её ножки коснулись пола, он крепко обнял её и прижал к своей груди. И в эту же секунду слегка склонился, чтобы почувствовать мягкость женской кожи на шее своими губами. Александра не сразу поддалась, предоставляя своё тело в полное распоряжение Егора. Но как только это произошло, она невольно начала терять контроль над собственными мыслями. Над собственным телом и поведением.

Егор подхватил её на руки и отнёс на кровать. А когда уложил, не оставил ни на минуту, ни на секунду. Все его прикосновения она впитывала, как завороженный зритель, более чем, из первого ряда. С её стороны не было протеста, только смущённо-встревоженный взгляд.

Раздев Александру, Егор быстро скинул вещи с себя, и начал осыпать женское тело поцелуями. Немного забывшись, Александра позволила себе расслабиться и почувствовать, как это приятно получать ласку от мужчины. Любую ласку, ибо прикосновения Егора, где бы они ни были в данную секунду, были нежными и дарили тепло его тела.

Не сопротивляясь, она позволила Егору делать с ней всё, что он пожелает. А желал он многого. Егора уже начала подводить выдержка, когда он проникал в её тело. Она изогнулась, плотнее прижимаясь к нему бёдрами, и издала тихий продолжительный стон. Ещё несколько движений внутри её тела и женские пальцы, коснувшись мужских ягодиц, стали скользить в сторону рёбер, груди, затем шеи, и вот они уже на его щеках. Егор нагнулся к манящему женскому лицу и впился в соблазнительные губы страстным поцелуем. Именно такой поцелуй Егор и Александра дарили друг другу вчера в такси, с той лишь разницей, что сегодня им уже никто не мог помешать и остановить.

Спустя несколько минут отрешённости от окружающего мира, когда они в полной мере насладились друг другом и, обмякнув, упали в обнимку в облако помятых простыней, Егор поинтересовался:

- Сашенька, ты почему такая тихая в постели? Ты жалеешь, что я тебя сюда принёс?

- Нет, не жалею.

- Тогда почему у тебя взгляд потерянный? Будто ты где-то далеко-далеко, не со мной.

Она на миг посмотрела ему в глаза. Неспешно провела по его выбритой щеке своей ладонью и уткнулась в его грудь, жадно вдыхая запах его тела. Чужого, но такого родного, теплого и нежного.

- Егор, мне было хорошо с тобой. Правда.

- Ты позволишь надеяться, что наши отношения продолжатся?

Александра приподнялась и, не сводя с него взгляд, уточнила:

- Ты хочешь продолжения?

- Да. На любых твоих условиях!

- На любых?

- Да.

Грустная улыбка коснулась женских губ, блеск глаз усилился, и она в шутку спросила:

- А замуж возьмёшь?

- Да.

«Зачем он так ответил, - испугалась Александра. – Ладно, я, дура, пошутила, что с меня взять, ещё вчера думала покончить с собой, а сегодня уже напрашиваюсь в жёны!

Надо объяснить ему, что я пошутила…

А может, он это понял и тоже пошутил? Тогда почему не улыбается? И продолжает на меня смотреть серьёзным взглядом, от которого мурашки по моей коже».

- Егор, я пошутила.

- Не могла ты шутить на такую тему. Ты хотела меня об этом спросить, хотела и боялась. Боялась услышать, что я от тебя откажусь. Я прав?

Она не ответила. Взгляд её стал виноватым и вскоре опустился в никуда.

- Эй! Сашка, ты чего? Я же согласился. Ты мне нужна, вся без остатка, - он обнял её и притянул к себе.

- Но, у меня же сын… – растерянно сообщила она.

- А у меня дочь!

- Зачем нам это?

- Чтобы по ночам обнимать друг друга, лёжа в нашей спальне, на нашей кровати, на наших простынях.

- Ты сумасшедший…

- Но мы в ЗАГСе об этом никому не скажем!

- Егор, скажи правду, зачем я тебе? Мы же друг друга совсем не знаем. А вдруг я не та, кто тебе нужен? Вдруг, ты ошибаешься?

- Тебя только это интересует?

- Да.

- Видишь, Сашенька, ты сама только что проговорилась. Я-то тебя устраиваю во всём! То есть, ты меня успела узнать за такой короткий промежуток времени. Неужели ты думаешь, что я хуже тебя разбираюсь в людях?

- Нет, я так не думаю.

- Тогда поверь, и я вполне успел тебя разглядеть. И мой вывод - ты мне подходишь.

- Что, прямо на роль твоей жены? Может, для начала, ты меня подержишь в качестве очередной любовницы?

- Очередной? Ты боишься, что я ходок?

Она промолчала.

- Значит, боишься. Я не изменял своей жене. И после её смерти у меня долгое время никого не было. Да и то, что было, так, в угоду своему телу, не душе. А ты мне понравилась, очень. Я когда тебя увидел вчера, просто обалдел. А сегодня с утра, сам не свой. Всё вспоминал нашу поездку в такси. Теперь же, когда испытал наслаждение близости с тобой, так и вовсе не хочу с тобой расставаться.

- Егор, но так не бывает. Нам же не по восемнадцать лет, чтобы очертя голову влюбляться и менять свою жизнь? У тебя, как впрочем, и у меня, взрослый ребёнок. Более того, наши дети учатся в одном классе. Наши отношения им совсем не нужны! Мы причиним детям страдания.

- Почему ты думаешь, что они за нас не порадуются? У меня адекватный ребёнок. Она сама не сегодня-завтра влюбится. И мои проблемы уйдут у неё на второй план. Стоит ли ради спокойствия детей жертвовать собственным счастьем? Ну, откажешься ты от меня, что твой сын скажет, вот ты, мать, молодец, теперь в знак признательности я тоже не буду жениться! Так?

- Нет, конечно.

- Тогда не думай о проблеме, которой пока нет, и может, и не будет в будущем.

- Егор, тут такое дело, не знаю, как и сказать. У меня кроме сына есть ещё один человек, который… - она замолчала, не зная всё ли ему выкладывать о бывшем муже.

- Не понял. У тебя кто ещё есть? Ещё один ребёнок, или ещё один мужчина?

- Ни то, ни другое. В общем, мой бывший муж считает, что он не бывший.

- Вы с ним спите? – неожиданно быстро для Александры, спросил Егор.

- Нет! То есть… я с ним не сплю.

- Но он с тобой спит? Не понял, это как?

Александра, не желая причинять Егору боль, очень пожалела, что начала весь этот разговор. Да и потом, стыдно было говорить о таких вещах.

- Подожди! - стал догадываться Егор. – Он что, сюда приходит…

Она всё же решила договорить:

- Да. Когда сына нет дома, он приходит и насилует меня.

Такого мата, который произнёс Егор, она ещё не слышала в своей жизни. Да и вряд ли осмелится повторить когда-либо. Как впрочем, и Егор, повторить такое не сможет.

- Но ведь сегодня, - опять в голове Егора задачка решилась, с неутешительным ответом, – сегодня твой сын ночует на базе отдыха, и значит, эта гнида явится?

- Не явится, он придумал новую пытку для меня, а именно рассчитывает, что я буду сама к нему приходить в машину, по первому его звонку.

- И он уверен, что ты будешь к нему приходить?

- Да. Вчера, когда он пришёл вечером проверить, как дела у сына, он мне так и сказал, будешь приходить, иначе очень пожалеешь. И ещё он каким-то образом догадался, что я… в общем, что у меня кто-то появился. Это он о тебе так подумал. Взбесился и запретил мне к тебе приближаться.

- А ты, я вижу, послушная девочка.

- Двум смертям не бывать, а одной не миновать. К тому же, уж лучше за дело погибать, чем просто так. А ты, Егор, мне понравился… прям, очень. Я думала, таких как ты не бывает. И рада, что ошиблась. Спасибо, что ты был у меня.

- Твои слова в прошедшем времени, мне совсем не нравятся. Кем бы ни был твой бывший муж, я смогу тебя от него защитить.

- Не надо Егор. Я умру, если с тобой что-то случится. Пожалуйста, уходи из этой квартиры. Забудь про меня.

- Сколько ж в тебе страха?

Егор встал с постели и начал одеваться. Александра молча, наблюдала за ним и едва сдерживала слёзы. Но неожиданно услышала слова, сказанные спокойным голосом:

 – Так, я не понял, ты меня кормить будешь?

- Что?

- Сашенька, я сейчас голоден, как не знаю кто, и такой же злой. Так что, ты меня, пожалуйста, покорми, пока я ещё могу нормально мысли свои излагать.

Понимая, что он прав, и она действительно ему обещала обед, Александра выскользнула из-под одеяла, собрала свои вещи и умчалась в ванную комнату, чтобы уже через пять минут ублажать гостя домашней едой. Он кушал молча, отмечая для себя, что, как кухарка она его удовлетворяет не меньше, чем как женщина в постели. Когда же он сытый, домыслил решение возникшей проблемы, решение его даже порадовало.

- Саш, у меня к тебе только один вопрос.

- Слушаю, – без надежды произнесла она.

- Сколько тебе нужно времени, чтобы собрать свои вещи необходимые на первое время, чтобы уже сегодня переехать ко мне?

- То есть как это?

- Очень просто. Выбирай, или ты будешь моей женой, или ты остаёшься его женой.

- Ты серьёзно? – растерянно, уточнила она.

- Да.

Он ответил, но от этого понятного больше не стало. И мысли Александры продолжали, кружась, разбегаться, пугаясь самих себя.

- Сашенька, ты меня боишься?

- Пока, нет.

- Ты мне доверяешь?

- Пока, да.

- Собирайся. А терзаться сомнениями будешь потом.

- Но я не могу уйти без сына.

- Считай, я его усыновил. Собирайся. Часть его вещей можешь тоже сейчас взять. Остальное мы с ним сами перевезём завтра, когда он вернётся с базы. Да, кстати, дети когда возвращаются?

- В десять, после завтрака, они выезжают. Приедут около двенадцати.

- Замечательно! Мы их встретим у школы. Там и поговорим.

- Егор, позволь мне с сыном переговорить наедине. Он парень решительный. К тому же в таком пограничном возрасте. Мало ли, как отреагирует. Я не хочу, чтобы его реакция рикошетом пошла по вам с дочкой.

- Хорошо, поговоришь наедине, но в школу мы поедем вместе.

- Может, ты меня завтра сюда привезёшь, ближе к обеду. Андрюша очень удивится, если я его встречать буду у школы. Да и в любом случае, если он меня поймёт, ему нужно вещи свои самому собрать. Он точно обидится, если без его ведома, его переселят. А когда я с ним переговорю, позвоню тебе и сообщу результат. Ты приедешь к нам и с Андрюшей познакомишься. Так ему будет легче принять ситуацию.

- Хорошо, уговорила, так и поступим. Ну, а с моей дочкой тебе придется знакомиться завтра. Потому что вне зависимости от решения наших детей, ты с сегодняшнего дня живёшь у меня.

- Егор, ты уверен, что мы поступаем правильно?

Улыбнувшись растерянной Александре, он встал из-за стола, подошёл к окну, и уже глядя на вид города с девятого этажа, тихо произнёс:

- Саш, я тоже понимаю, что будет непросто. Но в жизни всегда нужно принимать сложные решения, надеясь на положительную перспективу этих самых решений, – Егор развернулся и, глядя Александре в глаза, продолжил. - Ты мне нужна. Я тебе тоже. Признайся в этом, хотя бы себе. И ещё, я решительный, отчаянный, но никогда не захожу на второй круг. Сомневаться в принятом решении я не стану. Но и уговаривать любить себя, тоже не буду. Так что, выбирай сейчас, с кем ты, со мной или с бывшим мужем будешь разделять постель?

Конечно, Александру пугала перспектива остаться наедине с бывшим мужем. Пугала своей незащищённостью и фатальностью таких отношений. Но и сломя голову отдаться на милость Егора, она тоже боялась. Кто он? Она ведь не знала о нём ничего. Даже фамилию его не запомнила. А как её примет его дочь? А Андрюшка нового папу? Одно радовало - сам Егор. Он был здесь, предлагал всё, о чём можно было только мечтать. Хотя о таком Александра даже не мечтала. Поэтому сейчас и не верила в реальность происходящего. А вдруг он исчезнет, растает без следа?

- Егор, пообещай мне две вещи.

- Слушаю тебя.

- Пообещай не поднимать на меня и моего сына руку.

- Конечно, обещаю. Что ещё?

- Обещай, если я тебя перестану устраивать, как женщина, ты не будешь искать ласку на стороне, а позволишь мне сначала уйти из твоей жизни. Чтобы я не чувствовала боль предательства.

- Обещаю. Изменять не стану, - Егор подошёл к Александре, обнял одной рукой, а второй, едва касаясь, стал гладить по плечу. – А мне можно тебя кое о чём попросить?

- Конечно.

- Переступи через выводы прошлых лет и позволь себе заново довериться. Не жди, что твои надежды обманут. Не бойся полюбить.

Он нагнулся и нежно коснулся её губ своими. Она ответила на его поцелуй, и в этот миг ей очень хотелось верить, что всё будет хорошо.

 

***

Уже стемнело, и подростки собрались у костра. Часть из них, образовав шумную компанию, обсуждали наперебой насущные мега проблемы, локального распространения.

Лена сидела неподалёку и смотрела, как языки пламени струятся вверх. К ней подошла соседка Марина и, нагнувшись к самому уху, тихо попросила:

- Лен, у меня к тебе просьба, не возвращайся в наш домик до одиннадцати.

Лена, не поверив в просьбу, посмотрела в упор на Марину.

- Пожалуйста, - вымаливала соседка. – Я бы не стала об этом просить, если бы на твоём месте был кто-нибудь другой. Но ты же нормальная девчонка и не будешь языком трепать. Лен, я буду твоей должницей. Прошу.

- Ладно. До одиннадцати.

Марина улыбнулась, поцеловала в щёчку Лену и помчалась в сторону домиков. Уже когда её и след простыл, Лена достала мобильный телефон и взглянула на дисплей.

«Полдесятого…

И где же мне всё это время быть?

Сидеть у костра? Что-то не хочется. Я здесь смотрюсь, как светофор в пустыне. Тогда куда податься? А пойду я, наверное, к озеру, там сейчас наших не будет, и мне на бережку никто не помешает. Благо, что меня ещё «соседушка» не обнаружил, а то и здесь бы меня донимал своим обществом. Мало ему, что на водопады меня сопровождал, и когда на пещеры ходили, тоже рядом шёл. Хорошо хоть молча шёл, не приставал с вопросами. Он вообще сегодня после обеда, как подмененный. Молчаливый и не улыбчивый. А в автобусе было вроде всё, как всегда, шутил и приставал с нелепыми предложениями.

А где он вообще? Куда пропал?

Я его с ужина не видела. А вдруг с Маринкой? В нашем домике… А ну и пусть! Мне-то какое дело с кем он?

Вот зараза, пусть только опять попробует заявить на меня права, я ему… А что я ему?»

Она дошла до озера, прошлась по пирсу, присела на край и стала смотреть на освёщенный фонарями берег базы отдыха. Тихо зазвучала мелодия её телефона. Звонил отец.

- Привет, пап.

- Как твои дела?

- Всё нормально.

- Чем занимаешься?

- Спать ложиться собираюсь. А ты?

- Я, в общем, тоже собираюсь ложиться.

- Как прошла встреча со Ждановым?

- Я её перенёс на понедельник. Возникли более важные дела.

- Ясно, - безрадостно сказала Лена.

- Дочь, я тебя очень люблю.

- И я тебя тоже. Пап, у тебя всё хорошо? Ты какой-то встревоженный. Что-то случилось?

- Лен, мне нужна твоя помощь, я за неё тебе всё, что ты пожелаешь, добуду.

- О, как! Видимо тебя сильно скрутило. Что там у тебя? Выкладывай.

- Сейчас не могу, я должен тебе в глаза смотреть, когда об этом буду говорить.

- Тебе машину поцарапали? – пыталась шутить Лена.

- Не совсем.

- Другую купил?

- Это ближе к истине.

- Ну-ка, ну-ка, сознавайся, что там у тебя стряслось?

- Дочь, я завтра за тобой к двенадцати к школе подъеду, и мы всё обсудим. Хорошо?

- Не переживай, пап. Всё что нужно от меня, всё сделаю.

- Спасибо, дочь.

- Спокойной ночи, пап.

- И тебе, дочка, спокойной ночи.

Она отключила телефон и спрятала его в кармане жилета.

«О чём это он сейчас намекал? Что там у него случилось?»

 

***

Егор отложил телефон и подошел к двери в ванную комнату. Тихо отрыл её и зашёл. Александра принимала душ.

Несколько часов назад, когда он привёз её к себе, она была очень удивлена, увидев его трёхкомнатную, обставленную по высшему разряду. Смутилась и уже стала отступать к выходу, чувствуя себя не в своей тарелке, но Егор её подтолкнул в сторону своей спальни и велел размещать вещи по собственному усмотрению. Но как только она переоделась и прошла на кухню, чтобы приготовить чего-нибудь вкусненького, Егор не выдержал и уволок её в постель. Там они и провели большую часть дня. А когда наступил глубокий вечер, он выпустил Александру из постели и, улучив момент, позвонил дочери.

Александра стояла, закрыв глаза, под струями душа и наслаждалась теплом воды. Егор скинул халат и зашёл в душевую кабинку. Александра вздрогнула, поняв, что уже не одна, но увидев рядом Егора, а не кого-то другого, тут же расслабилась,. Улыбнулась и стала намыливать его тело.

Спустя полчаса они пили чай с бутербродами на кухне.

- Хорошая у тебя квартира, Егор.

- У нас.

Ей такая корректировка показалась странной, но не желая казаться неблагодарной, она промолчала. А через пару минут не выдержала и задала вопрос:

- Егор, а где ты работаешь?

- В магазине автомобильных запчастей.

- А кем?

- Директором.

- Ой, - невольно вырвалось у Александры.

- Я так понимаю, мою визитку ты совсем не читала?

- Не читала, – улыбаясь, призналась она. – Но в своё оправдание, хочу напомнить, что ты тоже обо мне мало что знаешь.

- Согласен. Давай исправим эту ситуацию?

- Каким образом?

- Сыграем в игру. «Вопрос-ответ». Кто отвечает на вопрос, задаёт следующий вопрос. Согласна?

- Согласна.

- Задавай вопрос.

- Егор, я прошу прощение за свой вопрос, а какая у тебя фамилия?

И тут он понял, ночь наступит у них не скоро. Ибо вопросов действительно много.

 

***

Лена посмотрела на часы, половина одиннадцатого. Еще полчаса. Но она настолько продрогла, что больше не хотела быть рядом с водой. Поднялась и пошла по пирсу в сторону берега. Образ костра грел, и ноги сами привели к нему. Огня уже не было, только большая кучка раскалённых углей. Лена присела поближе к теплу и, выставив руки, стала греть замёрзшие пальцы. Через пару минут стало почти тепло. Не отогрелась лишь спина.

 Лена расслабилась и не заметила, как к ней подошел кто-то из темноты и присел на корточки сзади. Когда чужие руки обняли и притянули к мужской груди, Лена невольно пошатнулась и, испугавшись, вскрикнула. Мгновенно ей на рот, зажимая, легла чужая рука. И тихий голос в самое ухо кто-то спросил:

- Михеева, что ж ты такая пугливая?

Локтём она ударила захватчика, туда, куда дотянулась. Видимо удар был болезненным и, вскоре Лена вырвавшись, уже стояла в паре метров от Андрея.

- Конечно, кто же ещё это может быть!? – возмутилась она.

- А ты кого-то другого ждала?

- Я вообще никого не ждала!

- А чего ты тогда тут делаешь?

- Не скажу. Это тебя не касается.

- Твой секрет, для меня, уже не секрет. Ты здесь, потому что Маринка в вашем домике с Ромкой.

- Я не знаю с кем она там. Это не моё дело.

- И не моё, но я об этом знаю.

- Значит, Ромка трепло. И Маринке надо в следующий раз думать, с кем встречаться.

- Напрасно ты решила, что Ромка растрезвонил, куда он идёт.

- Тогда откуда ты знаешь, что он у Маринки?

- А ты не догадываешься? – Андрей сделал пару шагов в сторону Лены.

- Нет, - она сделала шаг назад.

- Я полчаса назад был у вас в домике.

- И тебя тоже туда приглашали?

Её сарказм Андрей проигнорировал.

- Нет, я тебя искал.

- Зачем? – ещё один шаг назад.

- Скучал, - два шага вперёд.

- Буров, отстань от меня.

- Не хочу, - два шага и она в его объятьях.

- Пусти, иначе буду драться.

- Драться? Не кричать?

- Криком я только свидетелей соберу, а мне это совсем не нужно. Ещё один концерт для одноклассников, где мы с тобой в главных ролях, меня не прельщает.

- Тебе стрёмно со мной?

- Пусти, пока в пах коленкой не получил.

Андрей её отпустил и сделал шаг назад.

- Ленка, чего ты, как лёд? Обрати на меня внимание.

- С какой стати?

- Хотя бы с той, что ты мне очень нравишься.

- Весомый аргумент. Но меня не впечатляет.

- Лен, одно твоё слово, и я буду таким, как ты захочешь.

- Без приколов и подстав?

- Да.

- Какая щедрость!

- Не щедрость, сделка.

- И какова цена?

- Поцелуй.

- Обалдел?

- Как хочешь, - Андрей развернулся и стал отходить от Лены.

- Стой.

Он повернулся, в несколько шагов преодолел разделявшее их расстояние, и уже подойдя вплотную, быстро обнял и притянул к себе.

- Ленка, я просто хочу вызвать твой интерес, а ты постоянно динамишь. Даже не спрашиваешь, в какой школе я раньше учился? Почему оттуда ушёл?

- Бурый… - она не знала, что ему хочет сказать.

 Андрей был слишком близко, чтобы она могла думать. Он быстро нагнулся и попробовал девичьи губы на вкус. Такие манящие. Лена неосознанно стала отвечать на его призывы. Растворяясь в его ласках. И лишь когда его руки проникли ей под майку, жадно изучая обнажённую спину и постепенно перебираясь на грудь, Лена всполошилась и прикусила губу Андрея. Боль остановила его разгулявшееся возбуждение. Он прервал поцелуй, но не выпустил её из своих рук.

- Ленка, нельзя быть такой… соблазнительно-вкусной.

- Ты просил лишь поцелуй, а сам руки распускаешь. Так нельзя.

- Согласен, мой косяк.

- Теперь-то ты не будешь, своим поведением, меня в идиотское положение ставить перед одноклассниками?

- Постараюсь.

- А теперь отпусти меня.

Он молча насладился последними секундами прикосновения к ней. Потом сильнее обнял, нагнулся к её шее, вдохнул запах невинного тела и отпустил. Полностью.

- Я тебя провожу до домика?

- Чтобы нас кто-нибудь увидел?

- Ладно, иди одна, но помни, я где-то рядом. Наблюдаю за тобой. И в случае опасности, приду на помощь.

Она не стала ему ничего отвечать. Развернулась и пошла в сторону плохо освещённых домиков. Когда вошла в свой домик, было пятнадцать минут двенадцатого. Марина была одна, но не спала.

- Я тебя ждала, Лен.

- Что, опять нужно уйти?

- Нет, не надо. Я про другое хотела поговорить.

- Говори, - переодеваясь ко сну, равнодушно сказала Лена.

- Тут сегодня твой был… - Лена на секунду замерла, от слов Марины. Такое простое слово «твой» её пугало и сладким теплом грело низ живота. - Ромке в челюсть заехал. – Лена присела на свою кровать. – Андрей подумал, Ромка тебя в постели обнимает. А когда схватил, не стал разбираться, сразу зарядил Ромке кулаком в лицо, меня шлюхой обозвал. Я свет включила, он наши лица увидел и долго молчал. Потом, правда, всё же типа извинился и ушел. Ты слышишь, что я тебе говорю, Ленка!?

- Слышу, не кричи. Марин, давай договоримся, я молчу, что у тебя гость был, а ты никому не говоришь, что Андрей приходил и сделал.

- Конечно, я буду молчать, это и в моих интересах. Я только одного понять не могу, у вас с Андреем что всё так серьёзно? Он же из-за тебя сегодня драку устроить. Честь твою, типа, защищал. Ну, или из ревности. Сама выбирай.

- Не знаю я, что между нами.

- Не знаешь!? Послушай, что я тебе скажу, ты либо слепая, либо фригидная.

 

***

После завтрака подростки покидали базу отдыха. Автобус уже открыл свои двери, и шумная толпа ринулась вовнутрь. Хаотично школьники занимали свободные места. Лена села у окна, но рядом с ней никто не садился. Пришло пять минут, уже почти всё зашли в автобус, а Лена так и продолжала сидеть одна. Андрея не было. Она глазами искала его, но не находила. Водитель автобуса завёл двигатель, и беспокойство девичьего сердца усилилось, эхом пульса ударяя по вискам. Не желая быть рассекреченной в своём переживании, Лена надела солнцезащитные очки и отвернулась к окну. Через пару минут вид за окном медленно поплыл.

«Это автобус поехал! А как же Андрей!? Нужно хотя бы Ольге Петровне сказать, что его нет в автобусе!»

Лена уже привстала со своего места, но уперлась взглядом в высокую фигуру Андрея. Он стоял в проходе. Точнее неспешно продвигался по салону вглубь, туда, где его Лена сидела.

Подошёл. Улыбнулся и сел рядом.

- Соскучилась? – тихо спросил.

«Соскучилась!?

Совсем ошалел, что ли?»

Она хотела его ударить!

Он ведь действительно смог приручить! Как Маленький принц Лиса или роза Маленького принца…

Лена не ответила. Отвернулась к окну и стала злиться на него, на себя. Андрей больше ни о чём не спрашивал. Мирно сидел рядом и смотрел куда-то в окно.

 

***

- Привет, пап!

- Привет, дочка.

- Как дела?

- Садись в машину, поговорим.

Лена закинула свои вещи в машину и присела на пассажирское сидение. Потянулась к щеке отца, поцеловала и улыбнулась.

- Пап, что случилось?

Егор медленно стал отъезжать от обочины, вклиниваясь в плотный поток машин.

- Лена, у меня появилась женщина. Любимая женщина.

- О, как, – дочь почувствовала что это ещё не всё, хотя начало её тоже шокировало. – Она беременна от тебя?

- Не знаю. Вряд ли, - теперь жутко напрягся сам Егор.

Он только сейчас задумался о такой перспективе. И хотя за прошедшие сутки неоднократно предпринимал меры предосторожности, в этом плане, от подобного развития событий, 100% гарантии у него не было.

- Пап, объясни, в чем проблема.

- Лена, она будет жить с нами.

«Неприятно, но не смертельно, - подумала Лена. – В конце концов, он слишком молод и красив, чтобы жить один. Вот именно один! Я всего лишь дочь, ребёнок, а любимая женщина - это совсем другое. Это ещё хорошо, что она не побоялась связаться с мужчиной, у которого есть взрослая дочь».

- Её не смущает, что у тебя есть ребёнок?

- У неё тоже есть ребёнок.

- Её ребёнок тоже будет жить с нами?

- Думаю, да. То есть, конечно, да!

- Понятно… Съездила на базу отдыха, называется! А у меня тут родственников наплодилось!

- Лена, дочь, ты была и остаёшься моим любимым человеком. Александра - это другое. Она мне нужна, я ей тоже. Прошу тебя, прими её. Я для тебя на всё пойду, но без неё я тоже не смогу.

Лена посмотрела на отца, зачем-то на свои руки, потом опять на отца.

- Хорошо. Давай попробуем. В конце концов, я же не всю жизнь буду возле тебя. А она, я так понимаю, на всю твою жизнь?

- Надеюсь.

- Тогда тем более, стоит ли мне капризничать, - улыбнувшись отцу, тихо сказала Лена.

- Спасибо, дочь, за понимание.

 

***

Александра сидела на кухне в своей старой квартире.

Вокруг неё был хаос. Перевёрнутая мебель, разбитая посуда, просыпанные крупы. В комнатах был такой же хаос. Одежда вышвырнута из шкафчиков. Осколки цветочных горшочков и умирающие цветы валялись на полу. След мужской обуви, оставленный на кучке, просыпанной земли, словно угрожающий протектор, подтверждал догадки Александры, кто был у неё в гостях.

Да и кто ещё это мог быть?

Вчера ночью, когда она проигнорировала от Георгия три телефонных звонка, её другое не ждало. Разгневанный столь явным невниманием к своей персоне, бывший муж поднялся в её квартиру и громко постучал. Ему не открыли. Ну, и не надо. Не впервой. Он выломал дверь. Но там его не встретили перепуганные глаза. Александры не было дома. И это ночью! Гнев выплеснулся в разрушения. Георгий ломал и крушил всё вокруг. Хорошо ещё, что ушел. И что, когда Александра пришла домой, её не ждал разгневанный тиран, жаждущий отмщения. Одно только плохо, что во время погрома Георгий ещё попутно проводил обыск.

И нашёл, что искал. След другого мужчины.

Слетевший с вешалки синий пиджак, неудачно упал и из внутреннего кармана показался уголок визитки Егора. Конечно, Георгий визитку заметил. Очень осторожно, испытывая садистское удовольствие, вытащил он находку и стал её изучать:

«Егор Дмитриевич Михеев, магазин автомобильных запчастей, адрес, телефоны».

- Ну вот, ты и попалась, Сашка…

Он забрал визитку и ушёл.

Тетя Зина, заметившая, что Александру накануне увёз «незнакомец с цветами», ночью не мешала Георгию крушить всё в соседней квартире. А сегодня, когда Александра вернулась, лишь посочувствовала и предложила написать заявление в милицию.

Александра, понимая нелепость предложения, не стала разрушать веру соседки в правоохранительные органы и, поблагодарив, проводила до дверей. Оставшись наедине с бардаком, она не знала с чего начать.

«Пожалуй, стоит вызвать слесаря.

Дверь в любом случае, нужно ремонтировать».

Александра позвонила в ЖЭК и сидя на кухне, теперь ждала не только сына, но и слесаря.

Первым пришел сын.

- Не понял. Что тут произошло?

- Сынок, успокойся. Всё нормально, все живы.

- Что случилось, мам?

- Андрюш, присядь, пожалуйста. У меня к тебе несколько новостей. Какие из них хорошие, какие не очень, решай сам.

Андрей подобрал с пола стул, поставил его на ножки, присел напротив матери и внимательно стал на неё смотреть.

- Начинай, мам.

Она глубоко вздохнула и с надеждой посмотрела на сына.

- Андрюш, в моей жизни появился один человек. Очень хороший человек. Он предложил переехать жить к нему. Я согласилась. Прошу тебя, не делай выводов сейчас! Понимаешь, у меня с твоим отцом очень сложные отношения. Мне тяжело тебе объяснить, но поверь, мне страшно оставаться в этой квартире. Посмотри вокруг и ты увидишь, на что способен отец в своём желании контролировать меня. Егор не такой, во всяком случае, мне хочется в это верить. Он надёжный и мне с ним не страшно. Вернее страшно, что я проснусь в этой квартире, а Егора рядом нет, и никогда не было. Что он мне только приснился… Андрюш, Егор хочет, чтобы мы жили все вместе в его квартире. У него тоже есть ребёнок. Дочка. Ты её знаешь, она учится в твоём классе, сидит с тобой за одной партой. Лена Михеева.

Последние слова заклинили мысли Андрея, он встал, подошёл к раковине, открыл кран и подставил под холодную струю руки. Спустя несколько секунд, набрал немного воды и, нагнувшись, ополоснул своё лицо. Выключил кран. Обтёр мокрое лицо рукой и посмотрел на мать, терпеливо ждущую его слов.

- Мам, когда ты только всё это успела?

- Андрюш, так получилось.

- А с этим Егором, ты давно знакома?

Александра опустила виноватый взгляд, и стала рассматривать зёрна гречки, рассыпанные на кухонном полу.

- С родительского собрания, - тихо призналась она.

- Это с ним ты была в ресторане?

- С ним.

- Ну, ты, мам, даёшь! - Андрей замолчал, и посмотрел на просыпанные крупы, потом на мать. - Что ж, я не буду мешать вашим отношениям. Но и ты меня пойми. Жить в квартире Михеевых я не смогу. Хочешь жить с ним - живи. Я потом буду вас навещать. Буду приходить на все торжества. Будет нужна моя помощь, зовите, приду. За меня не волнуйся, я вполне могу себя обслужить… В общем, мам, вот такой мой ответ.

- Я без тебя не уйду.

- Уйдёшь! Я настаиваю!

- Я буду несчастлива там без тебя.

- Мам, ты уходишь к мужчине, это понятно. Я каким боком там сдался?

- Ты мой ребёнок. Я тебя одного не оставлю.

- Я уже не ребёнок. И поверь, в доме Михеевых мне будет не по кайфу.

- Давай ты для начала с Егором познакомишься? И пообщаешься. Я ему сейчас позвоню, он приедет, и вы увидите, друг друга, – Александра достала телефон и позвонила Егору.

Егор приехал через полчаса. На тот момент слесарь уже заканчивал вставлять новый дверной замок, а Александра с сыном только начали наводить порядок в квартире.

- Саша! – подойдя к входной двери, крикнул Егор.

- Проходи, Егор.

Он вошёл и встревожено посмотрел сначала на слесаря, потом на последствия погрома. Затем на высокого юношу стоящего рядом с Александрой, а уже после и на неё саму.

- Саша, что тут происходит?

- Егор, не переживай, когда я пришла меня здесь уже никто не ждал, - Александра сделала паузу, и Егор понял, что при сыне она не хочет говорить на эту тему. – Все живы и здоровы. Позволь тебе представить, это мой сын, Андрей. Андрей, это Егор Дмитриевич.

Мужчины обменялись рукопожатием, и оценивающе посмотрели друг на друга. Они были почти одного роста, телосложения. У обоих темные волосы, карие глаза. Игроки одной лиги. С той лишь разницей, что их разделяли двадцать лет жизни.

- Здравствуй, Андрей! Рад познакомиться.

- Здравствуйте, Егор Дмитриевич. Очень неожиданное знакомство.

- Понимаю. Но надёюсь на дружбу межу нами.

- Аналогично.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям