0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » В академии поневоле » Отрывок из книги «В академии поневоле»

Отрывок из книги «В академии поневоле»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «В академии поневоле» обладает автор — Романовская Ольга . Copyright © Романовская Ольга

ГЛАВА 1

 

Расчесав копну вьющихся смоляных волос, потянулась за косметичкой, чтобы поправить макияж. Пусть клиент немного подождет, лишние несколько минут погоды не сделают, а я предстану в лучшем виде. Сам виноват, нечего приходить за завтраком. Я как раз пила кофе и строила планы на день, когда в дверь настойчиво позвонили. В столь ранний час заходил только молочник, вот и отправила служанку открыть, а там клиент. Будто на двери конторы неясно написано, что до десяти мы закрыты. Сейчас девять, я завтракаю дома, а Агентство услуг Эльмиры Флин, то есть мое, через дорогу. Но нет, не поленился, нашел. В кого такой настырный?

Из зеркальца на меня смотрела женщина во всей естественной красе. Симпатичная, между прочим, никогда не прибегавшая к магической помощи, чтобы улучшить внешность. Природа одарила щедро, к тридцати годам лицо оставалось свежим, кожа — гладкой, а едва заметные морщинки возле глаз появлялись только, когда щурилась. При моей работе внешность — одна из составляющих успеха. Я трудилась в сфере услуг, чем нанесла жуткое оскорбление как родителям, так и пансиону благородных магесс, куда они меня определили за очень большие деньги. Увы, общество наследниц аристократических семейств не вытравило низость породы из дочери банкира, и, получив аттестат, я не нанялась на государственную службу, даже не вышла замуж, а бессовестно открыла собственное агентство. Чтобы не опозорить фамилию Флин в родном городе, пришлось уехать в это захолустье. Ладно, положим, Арвил не деревня, тут даже колледж имелся, но не столица, однозначно, не столица, зато аренда дешевая, и никто не спросит, не дочь ли я Ореста Флина.

Контора у меня скромная, зато на первом этаже, престижно. Сначала вела дела сама, потом, когда агентство пошло в гору, наняла помощницу и курьера. Год назад и вовсе потратилась на позолоченную табличку, видимо, она и привела клиента в столь ранний час, будь он неладен! Интересно, зачем пожаловал и отчего такая срочность? Нужно сыграть очередную невесту, чтобы она понравилась родителям? Девушка часто волнуется или недостаточно образована, а я помогаю получить согласие на брак. Или просят взглянуть, что за артефакт достался в наследство от бабушки. Словом, любой мелкий магический каприз за ваши деньги.

Ну вот, носик припудрила, переоделась, можно идти — не принимать же клиента в халате, пусть он безумно шел к моим ореховым глазам. Они у меня миндалевидные, ресницы длинные — словом, была бы первая красавица выпуска, если бы не острый подбородок. Такой никакими кремами не уберешь, а обращаться к мастерам красоты не хотела. Может, они и профессионалы, но с искусственной внешностью много хлопот, придется регулярно тратить круглую сумму на поддержание чар.

Служанка провела посетителя в гостиную и принесла утреннюю газету, чтобы не скучал. А тут уже вошла я, поздоровалась и, извинившись за долгое ожидание, расположилась в одном из кресел. Потенциальный клиент занял второе. Он с первого взгляда привлек внимание. Ради такого мужчины можно хоть в пять утра встать! Высокие скулы, тонкий рот, орлиный нос, умные, манящие темной бездной глаза — если он человек, съем свой аттестат. Одет с нарочитой небрежностью, которую позволяют себе только аристократы; в руках трость. Дерево отполировано до зеркального блеска. Что же брюнету понадобилось в моем агентстве? Сомневаюсь, будто такой важный господин испытывает какие-либо сложности.

Взгляд поневоле остановился на руках утреннего гостя — иногда они способны сказать больше, нежели визитная карточка. Увы, меня постигло разочарование: мужчина надел перчатки, дорогие, под цвет песочного костюма-тройки.

Не люблю мужчин, которые заставляют женщин чувствовать себя замарашками на их фоне, тут схожий случай: домашнее платье со старомодным белым воротничком, дань уважения семейным традициям, казалось убожеством на фоне пошитой на заказ, явно у столичного портного одежды брюнета. Да кто же он такой, я скоро умру от любопытства.

— Доброе утро! — на правах хозяйки поздоровалась первой.

— Доброе, — немного подумав, согласился гость. Голос его обволакивал, заставлял сердце биться чаще. Теперь понимаю, откуда он узнал мой адрес: вряд ли кто-то мог отказать обладателю столь волнительного баритона. — Вижу, — брюнет едва заметно усмехнулся, — вас не зря рекомендовали как хорошего специалиста.

— Кто рекомендовал? — живо уцепилась за его слова.

Может, так выясню, откуда взялся в Арвиле столь блистательный господин. Вероятно, друг или дальний родственник одного из клиентов.

— Вы посмотрели на руки, — мужчина нагло проигнорировал вопрос. — Любой другой смотрел бы на лицо, вы — нет. Совершенно верно, госпожа Флин.

Легкая улыбка вновь скользнула по его губам, вроде, безобидная, а, вроде, нет.

По спине пробежал холодок. Уж не демон ли пожаловал ко мне из Нижнего мира?

Брюнет медленно, словно издеваясь, стянул перчатки. С облегчением выдохнула — пальцы и ногти оказались обычными. Не демон и не вампир, хотя… Приглядевшись, поняла, передо мной действительно не человек. Обыватель не заметит разницы между обычными ногтями и ногтями гостя, бледно-розовыми, идеальной вытянутой формы. Однако определить по ним расу по-прежнему не могла. Десятки вариантов роились в голове, тех же демонов насчитывалось множество видов, а ведь существуют еще полукровки и банальные темные, которые и не люди, и не вампиры, и не обитатели Нижнего мира.

— Интересно? — незнакомца явно забавляли мои попытки угадать его происхождение.

— Чрезвычайно. Надеюсь, вы представитесь, — не терплю подобные игры.

— Это необходимо? — мужчина поднял смоляную бровь. — Достаточно, что я плачу деньги за работу.

Гость так и сидел, закинув ногу на ногу. Немного поднаторев в языке жестов, понимала, для него хозяин дома он, а не я. Желание избавиться от возмутителя утреннего спокойствия лишь окрепло, но бизнес обязывал улыбаться любому клиент. Вот и я растянула губы в искусственной улыбке и пропела:

— Не желаете ли чаю или кофе?

— Не желаю, — брюнет начинал бесить беспардонной наглостью.

Зачем он пришел, зачем оторвал от завтрака, лишил размеренного утреннего отдыха, если кормит одними загадками и ухмылками.

Я уже открыла рот, чтобы призвать незнакомца перейти к делу, но перехватила его взгляд и осеклась. По телу пробежала дрожь. Белый воротничок платья душил, пришлось расстегнуть верхнюю пуговку, чтобы не задохнуться. А еще… Что же это такое? Хотелось стянуть с себя одежду и устроиться на коленях мужчины. Раньше подобных желаний за мной не водилось, я предпочитала традиционные отношения, а не случайные связи, тем более столь спонтанные.

На лбу выступили капельки пота.

Стиснув ладони, не позволяла пальцам осуществить задуманное.

Глаза незнакомца затягивали, губы манили. Тело болезненно ныло, требуя определенного внимания.

— Все верно, — повторил клиент голосом, от которого мышцы превратились в желе, — я не человек, а инкуб, в чем вы только что убедились.

Наваждение спало словно по мановению руки, я снова дышала нормально и не стремилась устроить публичный стриптиз.

Инкуб. Это все объясняет. Тут любая забудет о благоразумии, противостоять чарам данного вида демонов без иммунитета или специального артефакта невозможно.

— Давайте сразу проясним, — застегнула пуговку и мельком глянула на истерзанные ногтями ладони, — я оказываю только услуги по профилю агентства.

— Никаких других не потребуется, — заверил мужчина, продолжая изучать чуть насмешливым взглядом, — я не рассматриваю вас в качестве любовницы или пищи.

Волнение и раздражение улеглись, их сменило любопытство. Какая надобность занесла в наш, скажем прямо, захолустный городок демона, пусть даже инкуба? Жители Нижнего мира предпочитали решать проблемы сами, в крайнем случае привлекали сотрудников местных агентств. Сомневаюсь, будто я столь известна за пределами Арвила.

— Итак, — чуть подалась вперед, вся обратившись в слух, — чем Агентство услуг Эльмиры Флин может вам помочь?

По щелчку пальцев в руках оказались блокнот и ручка — в нашем деле важна точность, нельзя упустить ни детали.

— Всего лишь вернуть невесту, — огорошил инкуб. — К несчастью, она сбежала и укрылась там, куда мне вход заказан. Вы же легко проникните на территорию академии и уговорите упрямицу вернуться. Как видите, задание несложное, но я щедро заплачу.

В подтверждение своих слов клиент вынул полный купюр кошелек. Новенькие, хрустящие, они подталкивали ответить согласием, только вот я не первый день в профессии и понимала, такие деньги за простую работу не платят.

— Простите, господин…

Выжидающе уставилась на клиента и с виноватой улыбкой добавила:

— Понимаю, среди жителей Нижнего мира не принято называть себя, но это чистая формальность для контракта.

— Отчего не принято? — инкуб положил деньги на столик и широко улыбнулся, щедро источая феромоны. — Знаете, я передумал и не отказался бы от чая. Черный, одна ложка сахара, заваривать ровно три минуты. И, — очередной взгляд, от которого стало тяжело дышать, — можете называть меня лордом Лукасом. Не сомневайтесь, имя настоящее, титул тоже.

— А фамилия?

Гулко сглотнула, прогоняя наваждение. На смену ему пришел голос разума, который советовал присмотреться к незнакомцу. То, что он пустил в ход обаяние, неслучайно, оно призвано усыпить бдительность, заставить подписать договор. Только дочь банкира не так легко провести, отец сызмальства учил деловой хватке.

— О, — лорд покачал головой, — уже не припомню, когда ее кто-то произносил вслух.

— А все же? — рискуя вызвать раздражение, настаивала на своем.

— Вар, — вопреки ожиданиям, быстро сдался инкуб и напомнил: — Чай. За ним обсудим детали, разумеется, если вы согласны.

— Посмотрим, — уклончиво ответила я и, извинившись, вышла.

Напиток готовила лично, памятуя о вспыльчивом характере всех демонов. У них потрясающее чутье, подать двухминутный чай под видом трехминутного не выйдет.

Когда я вошла обратно в гостиную, инкуб сидел в той же позе; полупустая кофейная чашка источала едва заметный аромат. Зачем ему понадобился чай? Загадка.

— Благодарю, — лорд Лукас привстал и забрал чашку с подноса. — И не изводите себя пустыми мыслями, госпожа Флин, я банально не люблю кофе.

Посмеялась над собственной подозрительностью и извинилась за неправильно выбранный напиток.

— Ничего страшного, у меня своеобразные вкусы. Итак, — инкуб задумался, словно решая, сколько мне можно рассказать, — мою невесту зовут Каролина Шарп. Она юна и, разумеется, прекрасна, блондинка с зелеными глазами. Сами понимаете, в Нижнем мире девушки с такой внешностью долго одни не остаются, поэтому, когда Каролина обратилась ко мне за помощью, я решил не ограничиваться кратковременным участием в ее судьбе.

— Простите, — оторвавшись от записей, уточнила я, — госпожа Шарп обручилась с вами по собственной воле?

Ответ крайне важен, если нет, придется отказаться.

— Да, — не раздумываясь, кивнул лорд, выходит, не лгал, — она приняла мое предложение, узнав, что ждет ребенка. Ей нечем было расплатиться, и Каролина добровольно подпитывала мои силы, проще говоря, стала любовницей. Я стал ее первым мужчиной и, узнав о беременности, решил жениться.

— Благородно.

Среди демонов подобная мораль не в почете, выходит, невеста зацепила лорда Лукаса, раз он жаждал подарить ей свою фамилию, а не выставил за дверь. Зато теперь понятно, отчего бедняжка сбежала: без опыта и сразу с инкубом. Если он тратил много энергии, Каролине пришлось туго.

— Итак, предысторию вы знаете, — вернул к реальности голос посетителя, — полагаю, она прояснила многие моменты. Поверьте, я действительно хочу видеть Каролину женой, а не источником пищи, убедите ее вернуться. В конце концов, упирайте на материнские чувства. Ребенку нужен отец.

— Оплата? — сентиментальность сентиментальностью, а без вознаграждения не останусь.

— Десять тысяч. Три дам в задаток, остальные получите после возвращения Каролины.

Не раздумывая, выкрикнула:

— Согласна!

Десять тысяч, да еще банкнотами Нижнего мира — баснословная сумма, на нее можно безбедно прожить пару лет и еще останется. Я эту Каролину за косы притащу, поработаю и свахой, и родной матерью.

— Чудесно! — сверкнул идеальными зубами инкуб. — Рад найти понимание в вашем лице.

— О да, конечно, — постаралась прикрыть собственную алчность благородным порывом, — я знаю, как важна для демонов семья и продолжение рода, печально, если бы досадная размолвка привела бы…

— Ах, оставьте! — невежливо оборвал на полуслове мужчина. — Нам обоим известно, почему вы согласились. Я хорошо изучил людей, госпожа Флин, и предлагаю им то, чего они хотят, чтобы получить то, чего хочу я. Вам надлежит отправиться в Академию магии и прикладного чародейства имени магистра Крайтоса. Это в Брайте, в Срединных землях.

— Но послушайте, туда допускают…

— Нет, — снова не дал договорить лорд Лукас, — за стены академии могут проникнуть только студенты и преподаватели, остальных задержит защита. В Срединных землях действительно мирно уживаются разные расы, но магистр Крайтос в свое время установил строгие правила. Они работают по сей день. Единственное исключение — родительские дни, но беседовать с невестой под присмотром дежурного преподавателя я не желаю, у вся надежда на вас.

Очевидно, академию основали в стародавние времена, когда магов недолюбливали, и подобным нехитрым способом основатель обезопасил юных питомцев от народного гнева. Не прояви он осторожность, студентов бы перебили одной темной ночью. Однако путешествие в Брайт затратно, неплохо бы потребовать оплаты накладных расходов. Пусть гонорар велик, торг при заключении сделки никто не отменял.

Вопреки ожиданиям, инкуб воспринял мои требования спокойно и согласился включить соответствующий пункт в контракт.

Заручившись моим устным согласием и обговорив детали, перешли в контору. О, это мое царство, там я ощущаю себя госпожой, пусть кабинет мал и наполовину завален бумагами, которые никак не подошьет для архива помощница. Мебели мало, но она подобрана со вкусом. Предпочитаю кожу: солидно. В прочей мебели ценю минимализм, никаких стульев с лировидными спинками и пузатых дубовых шкафов — открытые стеллажи, сосна, простые, ясные линии. Заодно значительно экономит средства.

Усадив инкуба на стул для посетителей, сама чинно устроилась за столом в том самом кожаном кресле. Такие стояли в офисе отца и с детства ассоциировались с респектабельностью. Блокнот с наметками для договора положила перед собой и быстро набросала черновик соглашения.

— Прошу, ознакомьтесь, выскажите замечания и пожелания, — протянула его лорду Лукасу.

Клиент кивнул и углубился в чтение. Через пару минут он поднял голову и попросил ручку, чтобы внести ряд исправлений.

— Вот, — инкуб вернул бумагу, — в таком виде меня устроит. Шаблон договора можете оставить стандартным, я с ним знаком.

— Пользовались услугами схожих агентств раньше?

Откуда же лорду Вару известно обо мне, отчего он не хочет признаться?

— Разумеется, — кивнул мужчина, но не стал вдаваться в подробности.

Демоны всегда остаются демонами, темнят и хитрят. Но меня инкуб не обманет, я оформлю все по закону, чтобы потом не отвертелся.

Пересчитала деньги, выданные на накладные расходы, и занесла их в приход. После выписала лорду Лукасу расписку в получении энной суммы. Копию оставила у себя, оригинал передала клиенту. Пусть он заверял, будто доверяет, деньги любят счет, а я не желаю проблем, отчитаюсь за все.

В соседней комнате, совмещавшей приемную и архив, звенела посудой Герда. Она только что пришла и собиралась выпить чаю. Милая девушка, мы сразу нашли общий язык.

Чирикали птички за окном, с улицы доносились редкие гудки самодвижущихся повозок, а я скрипела ручкой, заполняя два экземпляра того самого столь знакомого лорду Лукасу договора. На все про все ушло полчаса, за это время инкуб ни разу не пошевелился, не издал ни единого звука, словно его и не было — еще одна неприятная особенность демонов.

— Милорд, — промокнув написанное, пододвинула бумаги к краю стола, — пожалуйста, подпишите и внесите аванс. Его размер указан в подпункте два пункта три.

Лорд кивнул и, даже не взглянув на содержание, по очереди подписал каждый лист и оставил расшифровку подписи на последнем. Для легитимности сверху приложил личную печать с гербом. Она оказалась интересной — дракон кусающий собственный хвост. Постаралась запомнить ее, после гляну в справочнике, вдруг узнаю что-нибудь интересное о роде Вар. Раз фамилия односложная, то древняя, времен Первого Царства. Тогда еще на людей и нелюдей наводил ужас Темный Властелин. От его мавзолея не осталось и следа, царство давно распалось, а обитатели Нижнего мира влились в нашу жизнь, получили равные возможности с прочими расами, хотя у себя на родине по-прежнему придерживались собственных законов.

— Все еще сомневаетесь, госпожа Флин?

Подняла голову и встретилась с омутом темных глаз. Определенно, инкубов нужно изолировать от общества, а то сотни девушек навеки останутся незамужними, вздыхая по таким красавчикам. Повезло Каролине! Положим, любой демон — тот еще фрукт, но умелая хозяйка приготовит из него хорошего мужа.

— Всего лишь проверяю подлинность подписи. Расплатитесь чеком или наличными?

Всем хороши обитатели Нижнего мира, но ретрограды, до сих пор таскают пачки купюр, доверяют только своим банкам, а они с нашими неохотно контактируют.

— Чеком, — удивил лорд Лукас. А как же кошелек, полный денег, неужели они на личные расходы? Шикует инкуб! — И немного на непредвиденные случаи и разные мелочи. Купите билет на поезд, доберетесь до Брайта с комфортом. До Срединных земель путь не близок, жестоко подвергать столь обаятельную леди пыткой дилижансом.

Одарив ослепительной улыбкой, слишком идеальной, чтобы ей поверить, клиент вытащил знакомый кошелек… и передал мне. Удивить меня тяжело, но инкубу удалось. Сидела, не в силах вымолвить ни слова, уставившись на пачку банкнот. Ничего себе накладные расходы!

— Сколько тут? — облизнув губы, поинтересовалась я.

— Достаточно, — обтекаемо ответил лорд Лукас. — Не последние. Затем отчитаетесь и вернете остаток. Разрешаю купить пару нарядов — женщина всегда остается женщиной.

Непостижимая доброта инкуба вновь заставила засомневаться, но договор подписан, отступать некуда, можно лишь уточнить, чтобы некоторые не питали иллюзий:

— Я не сплю с клиентами. Бывшими тоже.

— Что вы! — замахал руками инкуб. — У нас чисто деловые отношения. Просто я привык щедро одаривать…ммм… исполнителей, но и не менее строго спрашиваю. Удачи, госпожа Флин, не подведите. Жду от вас писем и приятных известий.

На стол легла визитка на черной атласной бумаге — последний писк моды. Надпись нанесли не тушью — выжгли огнем: имя, фамилия и адрес. Спрятала ее в стол и поднялась.

— Рада была познакомиться, милорд, — по традиции обменялась с клиентом рукопожатием, мысленно отметив, какие сильные у инкуба руки. — Постараюсь решить вашу проблему как можно быстрее.

— Надеюсь, — неожиданно мрачно ответил лорд и вышел в приемную.

Я поспешила следом. Такому клиенту лучше открыть дверь самой и попрощаться не в кабинете. Внутри недовольно ворочалось непонятное предчувствие. Списала его на расу клиента: демоны всегда ассоциировались с опасностью, они ее буквально излучали.

Герда подскочила, едва не расплескав чай на белую блузку. На лице застыла дежурная улыбка. Вот за что ее ценю, в любой ситуации верна кодексу общения с клиентом. Вижу ведь, инкуб обаял, сама поправляю ворот, когда вижу его походку, спину и все остальное, но держится, не растеклась лужицей. Скольких девиц я просмотрела, пока на объявление не откликнулась Герда!

— Доброго утра и спасибо, что воспользовались услугами нашего агентства! — пропела помощница и поставила многострадальную чашку на стол.

Лорд неспешно обернулся к ней, изучил и многозначительно заметил:

— Благодарю, возможно, я еще чем-нибудь воспользуюсь.

Тут я не смолчала, вежливо, но строго напомнила: здесь не Нижний мир.

— Что вы, — деланно удивился инкуб; в глубине глаз мелькнул огонек раздражения, — ничего такого! Я имел в виду прогулку по вашему чудесному городу.

Так я и поверила! Нужно проинструктировать Герду, а то попадется. Магии в ней ни капли, зато милое личико и фигурка — идеальная игрушка. И ладно, если просто переспит, так выпить может. Обычный отъем энергии во время близости безобиден, инкуб в обмен отдает свою переработанную, однако пригодную для людей, а вот трапеза заканчивается для девушек печально. К счастью, представители данного вида редко доводят себя до истощения и ограничиваются поддержанием баланса сил.

— Надо же, — клиент внезапно очутился за спиной, хотя, ручаюсь, мгновеньем назад его там не было, — провинциальное образование не хромает на обе ноги. — Как же, провинциальное, столичное! — Передавайте привет директрисе и примите мое почтение, госпожа Флин, вы действительно магесса. Справитесь, подарю жемчужное ожерелье.

Пальцы инкуба скользнули по моей руке, завладели пальчиками.

— Черный жемчуг — большая редкость. — Казалось, пространство приемной сузилось до нас двоих. — Тридцать жемчужин на тончайшей серебряной нити.

Лорд опасно наклонился и прежде, чем успела помешать, поцеловал. В юности я читала об ощущениях, которые испытывает вынужденный донор, теперь узнала на практике, когда стоишь, не в силах пошевелиться, и тонешь в невидимом море, которое увлекает в бездну темных глаз. По жилам растекается тепло, сердце бьется, словно при влюбленности, но все обман, магия.

Вот гад!

Инкуб заливисто хохотал, откровенно потешаясь, а я стояла, прижав ладонь к губам. Смущал не поцелуй, он всего лишь прикрытие, а то, что мерзавец утянул-таки частичку энергии.

— Это абсолютно безвредно, — заверил клиент и обернулся к притихшей Герде. — Ну как, милая, проводишь меня?

— Нет! — помощница быстро умела делать выводы и нашла себе важное занятие — сортировать почту.

— Я провожу вас, милорд, — оправившись, шагнула к двери.

Внутри клокотала обида. Отомстил, обвел вокруг пальца. Все из-за Герды. Но что поделаешь, клиентов много, а помощница у меня одна, вряд ли сумею быстро найти адекватную замену, если инкубу приспичит развлечься по-крупному.

— Не сердитесь, госпожа Флин, — уже на пороге извинился утренний посетитель. — Так уж мы устроены, не терпим препятствий и возражений. Легкое недомогание пройдет через пять минут, а жемчуг я вам действительно подарю, на моей свадьбе. Найдите Каролину, судьба рода Вар в ваших руках.

Слегка поклонившись, — инкуб не носил шляпы, поэтому ему нечего было приподнять в знак почтения — клиент из Нижнего мира быстро шагал по улице к центру. Немного постояла, провожая взглядом прямую спину, потом тряхнула головой и вернулась в контору. Хватит лирики, пора приниматься за дело!

— Герда, — тут же развила кипучую деятельность, — купи мне билеты до Брайта на ближайшее число.

Поездов, изобретения недавнего времени, я побаивалась, но придется перебороть себя. На перекладных до Брайта почти три недели, по железной дороге доберусь дней за пять, плюс еще часа три, чтобы доехать до станции. Она находилась в соседнем городке; поговаривали, через год-два ветку дотянут до Арвила.

Сунула помощнице пару банкнот из кошелька инкуба и отправилась думать в кабинет. Полчаса меня нет.

Добраться до академии — полбеды, главное попасть в нее. Обычным способом не получится, выходит, придется временно там поселиться. В качестве кого? Самое простое — студентки. Сейчас как раз вторая волна набора, теоретически успею. Только вот стара я для гранита науки, обломала зубы в пансионе.

Взгляд упал на диплом, бережно помещенный под стекло. Обычно он привлекал клиентов, подтверждал мою квалификацию, теперь же подарил идею.

Курьер обернулся быстро, в конце дня Герда торжественно вручила хрустящий прямоугольный билет. Пока один: не знала, когда вернусь. Уезжать предстояло послезавтра — прекрасно, успею завершить срочные дела и дать необходимые указания.

***

 

В вагон ввалилась в последний момент, едва кубарем не полетев через чемодан и шляпные картонки — как всякая уважающая себя женщина, прихватила пару нарядных выходов, к которым полагался головной убор. Проклятые ступеньки, не могли сделать шире и ниже? И проводник старательно делал вид, будто вместо меня пустое место. Ну да, кто садится в такой глуши, где стоянка всего минута? Поэтому и торопилась, в результате заработала синяк.

Еще больше укрепившись в нелюбви к поездам, оправила юбку и огляделась.

— Да-а, мужчины выродились! — сказала нарочито громко, чтобы все слышали, якобы размышляя вслух. — Прежде девушки стремились замуж, чтобы быть за мужем, а теперь мужчинам нужно быть за женой.

— Дешевый спектакль! — не отрываясь от газеты, прокомментировал тип у окна. Он занял лучшее место, со столом, фактически отдельное купе, и попивал чай. Напитков в поездах не разносили, значит, незнакомец богат, раз уговорил проводника купить на станции, и маг, если чай до сих пор не остыл. — Вместо того чтобы проклинать мужчин, улыбнулись бы и попросили о помощи.

— От вас дождешься! Даже посмотреть не удосужитесь. Читайте дальше, меня здесь нет, — пробурчала я и потащила багаж к свободному дальнему месту.

Полка ожидаемо занята, картонки придется держать в шкафу для одежды у входа в вагон, а чемодан затолкать под обитую сукном лавку, которой предстояло стать моим домом на ближайшие пять дней. К сожалению, Герда сумела достать только билет в общий вагон, который больше напоминал старый добрый дилижанс: такая же скученность, отсутствие возможности спокойно вытянуть ноги. Правда, не всем приходилось мучиться, в головной части вагона имелось два уютных гнездышка на одного, правое оккупировал давешний хам.

Обернулась через плечо.

Клетчатый дорожный костюм, галстук, прическа волосок к волоску — настоящий пижон, а то хуже — аристократ или вовсе демон. Спасибо, одного хватило! И помогать не нужно, не стоит газету откладывать, на всех энергии не напасешься, да и не планировала я становиться почетным донором Нижнего мира.

— Но вы есть.

Вот ведь привязался! Знала бы, честила молча. И ведь один возникает, почему нельзя притвориться глухим, как остальные? Я не гордая, выпущу пар и забуду, благо в сумочке книга, которую давно мечтала почитать. Название интриговало — «Сорок способов понять, что вас собираются убить».

Обожаю разные нетривиальные справочники и руководства! Последний, «Тысяча и один способ сделать предложение ведьме без риска для здоровья», прибавил пару лет жизни, хохотала над ним как проклятая. Пусть способов оказалось меньше заявленного, книга оставила неизгладимое впечатление. Наверное, потому, что я чуточку ведьма, по маминой линии. Разумеется, в респектабельной банкирской среде об этом умалчивалось, я получила образование в чинном и благородном заведении, но различные зелья с детства были моей слабостью. Иногда они удавались, иногда нет. Сейчас бы, к примеру, не отказалась от зелья временной невидимости, чтобы вредный тип оставил в покое. Шел бы в спальный вагон второго или первого класса, где такому и место.

Хищные черты лица, тонко очерченные губы, немного раскосые выразительные черные глаза, блестящие темно-каштановые, с легким алым отливом волосы, постриженные по последней моде коротко на висках и длинно на темени. Дурно, я привлекла внимание вампира. Обычно они прятались под иллюзиями, но незнакомец не боялся предрассудков, путешествовал открыто. Впрочем, многие женщины находили вампиров красивыми, может, и этот собрался найти подружку? Еще решит, будто заигрываю, упаси небеса!

Торопливо затолкала чемодан под сиденье, торец ожидаемо не поместился, и потянулась за картонками, когда поезд мотнуло, и я невежливо завалилась на соседку.

— Вы таки нуждаетесь в помощи, — издевался обладатель клетчатого костюма.

Короткий взгляд на руки подтвердил: передо мной вампир. Что за неделя такая, то кровососы, то инкубы!

Утомленная поездкой по ухабистой дороге в дилижансе, который умудрился сломаться на подъезде к Ллошу, иначе бы не неслась как угорелая, извинилась перед соседкой и окрысилась на вампира:

— Обратно закопаться в гроб не хотите?

— Не хочу, — шатен продемонстрировал ровные зубы с характерными клыками.

— Придется, — я сегодня сама вежливость.

— Так закопайте, могу даже лопату дать, — продолжал издеваться попутчик.

— Как не стыдно, женщине — закапывать мужчину! Говорю же, перевелся мужской пол. Приятной поездки!

Мне нужно пройти мимо — нелегкая задача! Ладно, представлю, что вместо вампира кресло, или вовсе он не кровосос, а клиент. Последний разом терял для меня пол и расу, становился работой.

Подхватила шляпные коробки и направилась к шкафу. Вампир посторонился и с усмешкой поинтересовался, буравя взглядом спину:

— Вы, случаем, не ведьма? Только у них такой омерзительный характер.

— Может быть.

Устав зубоскалить, покончила с картонками и, вернувшись на место, достала книжку.

— У вас чай, — напомнила продолжавшему пялиться на меня вампиру, — остынет.

— Ничего, подогрею.

Вместо ответа показала обложку книги. Понял, отстал. Вот и хорошо, не люблю скандалов с нелюдьми, там ты заведомо в невыигрышном положении. Дело не в магии, а в особенностях других рас, например, скорости реакции.

Странно встретить вампира за пределами Срединных земель, в вагоне третьего класса столичного поезда. Они не жаловали мир людей, предпочитали жить оседло в собственном государстве к западу от Эшита. Оно обнимало королевство в форме подковы, устроившись между Нижним миром и Доратом — еще одним королевством, где оборотни уживались с дриадами и людьми. По сути, Лавид, государство вампиров, служило своеобразным буфером между нами и демонами, поэтому эшитцы предпочитали с ними дружить.

Но все же почему не первый класс? Сомневаюсь, будто черноглазому не хватало денег на отдельное купе, так он пристроился в общем вагоне, пусть и на лучшем, отдельном месте возле окна. Сидит, пьет чай, обозревает окрестности. От горячего напитка идет легкий голубоватый дымок — свидетельство работы чар. Сибарит, определенную температуру ему подавай!

Вздохнула, заерзав на сиденье. Жестковато, определенно, не диван в кабинете отца. Если так и дальше пойдет, рискую отсидеть пятую точку. И проход узкий, не погуляешь. Здравствуйте, затекшие ноги! А еще пить хочется. Может, тоже сунуть купюру проводнику, пусть принесет? Лорд Лукас Вар снабдил ими в достатке. Или таки встать и выяснить, где тут вагон-ресторан и пускают ли туда пассажиров третьего класса. Меня терзали смутные сомнения, нужно их развеять.

— Скучаете?

Вздрогнула, когда вампир перехватил мой взгляд. Он так близко! Незаметно переместился от окна к соседнему ряду. Не люблю тех, кто передвигается бесшумно: нервирует. И, похоже, только меня, раз остальные погружены в свои дела.

Ответом приставучему кровососу вновь стала обложка книги.

— Вы совершенно правы, жутко скучная вещь, — казалось, черноглазый не моргал. — Если хотите, могу поведать о более действенных способах.

— А я — о наказании за их использование. Спасибо, но книга меня полностью устраивает.

— Тогда отчего вы на меня смотрите?

— Очарована необычной красотой.

Вампир тихо рассмеялся. Напрасно он, ох напрасно, я ведь еще не закончила:

— Как таксидермист, не отказалась бы от столь ценного экземпляра, когда надумаете умирать, скажите.

Клыкастый переменился в лице и ретировался. Больше он не произнес ни слова. Меня это нисколько не огорчило, в вагоне нашлось, с кем поговорить. Словно желая исправиться, один из мужчин угостил кофе на станции, а второй сводил в ресторан, где, после короткой перепалки с официантом, мы смогли поужинать. Дабы кавалер ни на что не надеялся, заплатила за себя, пообещав, что он обязательно оплатит следующий обед. Разумеется, встречаться с ним я не собиралась, поэтому счастливчик мог не переживать за содержимое своего кошелька.

 Словом, путешествие пока складывалось неплохо, я даже изменила отношение к поездам. Не так уж странны железные монстры на колесах, извергающие клубы пара. И трясет меньше, чем в экипаже, только вот махина неслась с такой скоростью, что, казалось, на поворотах сойдет с рельсов.

Вечером, когда зажглись магические фонари, проводники выдали подушки и пледы, показали, как разложить скамьи. Выходило нечто вроде узкой койки. Отгородившись от соседа специальной перегородкой, можно поспать.

Черноглазый не стал раскладывать жесткое кресло, сложил руки на груди и погрузился в сон. Даже занавески не задернул. Так и подмывало подойти, проверить, действительно ли у него закрыты глаза, но я не попадусь на уловку, доподлинно знаю, кровососы спят только тогда, когда хотят, обычно притворяются, чтобы не отличаться от потенциальных жертв. Им требуется меньше времени для сна, чем людям и даже оборотням, вампиры способны целый месяц обходиться без отдыха, а тут каких-то четыре ночи.

Пошарила в сумке и надела на шею серебряное кольцо. Бабушкино средство, но помогает, особенно когда суеверие подкреплено чарами. Ставила их сама, тщательно сверяясь с книгой, заговорила от любой нежити. Нужно было бы поставить печать на ауру, чтобы подобные вампирам обходили стороной, но откуда я знала, с кем придется ехать. С другой стороны, он не сумасшедший, не вцепится в горло. Прошли времена, когда дикие вампиры резали людей по ночам, теперь они цивилизованные, не охотятся, пьют добровольно сданную кровь, а то и вовсе переходят на животную пищу.

Обошлось, ночью меня никто не пытался укусить, соседка — женщин сажали рядом — тоже не храпела, но все равно выспалась плохо. Видимо, с непривычки. Жестко все же, обратно не стану экономить, поеду первым классом. Там диванчики, отдельные купе с ванной, столами, мягкой постелью, можно спокойно вытянуться и слушать перестук колес.

Утром поджидал сюрприз — владелец клетчатого костюма исчез. Наверное, сошел на полустанке, на котором мы остановились около полуночи. Туда ему и дорога, меньше нервотрепки.

 

ГЛАВА 2

 

Разглядывая стены Академии магии и прикладного чародейства, поняла, почему Каролина Шарп выбрала ее в качестве укрытия. Даже такая, как я, ощущала мощные магические волны, исходящие от стен, нечего и думать взломать. В остальном академия как академия, ни ощетинившихся башен, ни сплошного высокого забора, все по-домашнему. Яркое солнце освещало ряд однотипных кирпичных корпусов с нарядными черепичными крышами, играло в струях фонтана на небольшой площади неподалеку от ворот. От них вела широкая аллея к главному зданию, немного отличавшемуся от прочих. Во-первых, у него имелось две башенки с флагштоками, во-вторых, оно было выше, в пять этажей. Большего пока не рассмотреть: далеко.

Прижавшись носом к ограде, изучала парк, больше подходивший для королевской резиденции — ровные ряды клумб, постриженные в форме геометрических фигур деревца. Как только студенты не испортили всю эту красоту? Догадывалась, передо мной парадная, репрезентативная часть парка, а за корпусами, укрытые от посторонних глаз, раскинулись огороды с ведьмовскими травами и учебные полигоны. Там деревья тоже пострижены, только не садовником, а заклинаниями неумелых студентов.

Обернулась к терпеливо дожидавшемуся меня извозчику и велела отвезти багаж в лучшую гостиницу. Хватит, надоело мыкаться вторым классом, пора пожить первым. Дала ему денег, чтобы снял номер, а сама решительно направилась к воротам. Сегодня они открыты: продолжался набор в Академию. Того, что вещи пропадут, не боялась — я записала номер возницы. А уж за ту сумму, которую я ему дала, можно подсуетиться, поработать личным слугой. Тратить время на общение с работниками гостиницы не хотелось, предпочитала сразу уладить дела.

На подъезде к Брайту переоделась в один из парадных костюмов, требовавших шляпки, и теперь походила на респектабельную даму. Встречают по одежке, а мне нужно сразить администрацию академии наповал, чтобы не задавали лишних вопросов. Легкая иллюзия подправила черты лица, сделав чуточку моложе, чем я есть.

В сумочке лежал проспект с рекламой академии. Из него я почерпнула сведения о факультетах и наметила несколько, где могла приложить свои силы. К сожалению, о руководстве в буклете ничего не сообщалось, только фамилия ректора. Ничего, разберусь на месте.

Под ботинками шуршал мелкий гравий. Подобрав подол юбки, я не спеша обошла фонтан и направилась к главному корпусу. Меня обгоняли студенты с видавшими виды чемоданами. Пару раз пришлось посторониться, чтобы пропустить самодвижущуюся повозку. Попадались и запоздавшие абитуриенты. Их определяла сразу по растерянному взгляду и неуверенной походке. Некоторые и вовсе явились с матерями, будто их присутствие увеличит шансы на поступление.

Ага, преподаватели тоже возвратились из отпусков. Вот тот мужчина, разговорившийся с привратником, явно не посторонний. Равнодушно мазнула по нему взглядом и, поправив вуаль, устремилась дальше, мысленно набрасывая схему академии. С ней разобралась быстро, благо во всем царил порядок: спальные корпуса слева, учебные — справа и впереди. Если верить буклету, в Академии магии и прикладного чародейства обучалась без малого тысяча человек и лиц иных рас, подтвердивших благонадежность. Много, поэтому и территория большая.

Главный корпус встретил столпотворением в холле: тут вывешивали списки поступивших. Крики радости перемежались со слезами, а проталкивавшие детей к дверям приемной комиссии мамаши давали последние наставления отпрыскам.

— Вам сюда, — лениво подал голос юноша, минуту назад беседовавший с веснушчатой девушкой в забавных полосатых чулках и розовом платье. — Первый стол.

Посмотрела, куда он указывал, и покачала головой — приемная комиссия. Спасибо за комплимент, но даже с иллюзией я не тяну на юную прелестницу.

— Где ректорат? — раз вызвался помочь, пусть помогает.

— Апелляции подаются там же, в приемной комиссии, — не глядя, ответил будущий маг.

Подруга волновала его больше некой брюнетки, но он еще не подозревал, какой настырной я могу быть.

— Молодой человек, у вас какой балл по магии сущностей?

Юноша удивленно уставился на меня.

— Полагаю, «неуд», раз не в состоянии отличить абитуриентку от дипломированного специалиста. Проводите меня в ректорат, уверена, ваша спутница сумеет продержаться в одиночку, ее не затопчут.

Веснушчатая девушка вспыхнула и торопливо налепила на грудь значок «Проблемы? Спроси у меня». Угадала, она тоже дежурная, их выбирали среди студентов старших курсов и отряжали помогать приемной комиссии в горячие деньки конца лета. Только парочка с обязанностями явно не справлялась, раз болтала в холле, а не заполняла анкеты. На месте председателя комиссии сделала бы замечание.

Ректорат и кабинеты руководящего состава занимали третий этаж. Сюда не доносился шум из холла, стояла чуть ли первозданная тишина. Магия, да и только! Много зелени, словно в оранжерею попала, птицы в клетках — ректор заботился о своем психическом здоровье. Его секретаря я застала за поливом герани. Женщина любовно курлыкала над каждым кустиком, сетовала, если какой-то лист пожелтел.

— Простите, — покашляла в кулак, — не подскажете, к кому обратиться по поводу работы?

Секретарь обернулась и поправила сползшие с носа очки. Она оказалась миловидной женщиной средних лет в строгом белом платье в черный горох. Судя по всему, полукровка: у людей не бывает волос, отливающих синевой.

— Не бойтесь, — женщина широко улыбнулась, показав острые зубки, — я совершенно безобидна.

Заметила мой интерес к волосам.

— Я и не боюсь, — пожала плечами, — просто гадала, к какой расе вас отнести. Извините, невежливо, конечно…

— Вам простительно, вы не местная, — секретарь проявила присущую работникам ее профессии проницательность. — В Срединных землях немало полукровок и квартеронов. А насчет работы — к проректору. Кабинет господина Ллойда чуть дальше, слева по коридору. Только, —предупредила она, — штат укомплектован, вряд ли найдется место. Зато иллюзия хорошая, Эштон оценит.

— Спасибо, — смутилась я и сделала пару выводов.

Секретарь не так глупа, как ожидаешь от работника ее профессии, то ли сама маг, то ли унаследовала от родителей особое зрение. И она в приятельских отношениях с проректором, если называет его по имени. Сомневаюсь, будто Эштон — это кто-то еще. Раз так, с женщиной лучше не ссориться, заодно так узнать нужную информацию легче.

Чтобы попасть к кабинету проректора, пришлось миновать приемную. Заглянула внутрь сквозь открытую дверь — то же буйство флоры. На табличке действительно значилось: «Эштон Ллойд, проректор». Подумав, снять ли иллюзию, не стала и постучалась.

Ладно, спокойно, вряд ли мое агентство столь знаменито, что возникнут сомнения. А если вдруг проверят, совру, будто решила кардинально поменять сферу деятельности, это не преступление. Не могут они узнать об инкубе, даже Герда не в курсе, зачем явился красавчик.

— Войдите! — послышалось отрывистое с той стороны.

Нажала на дверную ручку и окунулась в прохладу кабинета. От него веяло солидностью и консерватизмом: массивная мебель, стол весом с дракона, многочисленные кубки, награды и старомодные двойные шторы с ламбрекеном. Хозяин кабинета спиной ко мне поправлял грамоты на стене. Солидный мужчина, под стать обстановке.

— Опять молоко скисло? Надоело уже! — все в той же позе пробурчал он. — Ведьмам — взыскание, и пусть возвратят все, как было. Совсем распоясались без наставницы!

— Простите, но я не по поводу молока.

Мужчина вздрогнул и резко обернулся. Как и предположила по фигуре, он оказался человеком. С облегчением выдохнула: я предпочитала вести дела с себе подобными.

— Простите, — извинился господин Ллойд и опустился в обтянутое кожей массивное кресло, — я принял вас за… Впрочем, неважно. Чем могу?..

— Хочу устроиться на работу. Вот мои документы и рекомендации.

Смело шагнула к столу и положила папку поверх сегодняшней газеты, попутно рассмотрев грамоты за спиной проректора. Хм, академия — лучшее магическое высшее учебное заведение Срединных земель, победитель всеэшитских студенческих игр, заняла первое место на конкурсе некромантов и прочее, и прочее.

Проректор скептически хмыкнул и, не взглянув на бумаги, отказал:

— Штат укомплектован.

Ну уж нет, я не для того тряслась пять дней в поезде, чтобы сдаться.

— Я согласна пойти ассистентом или младшим преподавателем, на большое жалование не претендую.

— Да неужели? — мужчина явно издевался. — А что так? На оклад ассистента новую шляпку не купишь, а вы, вижу, модница.

— Ах, это! — отмахнулась я, придерживаясь плана. — Остатки былой жизни. Скоро придется продать, чтобы заплатить за квартиру. Понимаете, вы мой последний шанс. Я из хорошей семьи, не могу пойти в услужение.

Не забывая разыгрывать смущение и вовремя замолкать, изложила заготовленную заранее скорбную повесть о брошенной мужем без средств жене, заодно объяснила наличие шикарного наряда и странное желание всеми правдами и неправдами остаться в академии.

— Иллюзии тоже в долг наложили? — съязвил проректор. — Снимите уж, барышня, тут не дураки собрались, никого не обманете, зато мнение о себе попортите. Сразу задумаешься, с благими ли целями пожаловали.

Нехотя избавилась от любовно наложенного заклинания и попыталась сгладить свой промах:

— Я думала, юным легче найти работу. Сами знаете о предубеждениях.

— Вздор! — фыркнул господин Ллойд. — Тут не внешность оценивают, а способности. Но, повторяю, мне очень жаль, вакансий нет.

— Без места я никуда не уйду, — в доказательство своих слов угнездилась на стуле для посетителей и сложила руки на груди. — Выносите, если хотите, только предупреждаю, буду кусаться.

— Кусаться? — приподнял брови Эштон.

— Показать? — с энтузиазмом подалась вперед.

— Лучше не надо! — испугавшись, отшатнулся проректор и открыл-таки папку.

Довольно улыбнувшись, терпеливо ждала, покачивая ногой. Иногда главное напористость, для достижения цели все средства хороши.

Мое образование господина Ллойда устроило, отсутствие педагогического опыта, наоборот, огорчило, только…

— Мне очень жаль, действительно жаль, — развел руками проректор, — мест нет. Рад бы помочь, но даже острые зубы не выручат.

Приуныла. Плохо, иного способа попасть в академию нет. Неужели провал? Первый за время моей короткой карьеры.

— Ну разве… — он ненадолго задумался и просиял. — Конечно, осталось одно местечко, как раз младший преподаватель. Вам повезло, предыдущий специалист уволился в конце года. Согласны?

— Да, — не раздумывая, ответила я.

Такой шанс! Все-таки, меня любит удача.

— Вы справитесь, я в вас верю! — воодушевленно заверил проректор и, открыв второй ящик стола, начал рыться в бумагах. — Сейчас найду должностную инструкцию и форму типового контракта.

Мне бы тогда насторожиться, но я думала только о десяти тысяч гонорара. Право слово, вряд ли младшим преподавателям доверяют сложную работу, не ассистентом некроманта же поступала! Хотя и там бы приноровилась, главное, перебороть отвращение к трупам.

— Вот, заступаете наставницей юных ведьм, — реальность обухом ударила по голове.

Ведьма? Я? Пробовала отказаться, но господин Ллойд ничего не желал слушать, не иначе мстил за угрозу покусать. Он заливался соловьем, описывая, какая чудесная должность мне досталась и, быстро поставив подпись внизу контракта, подтолкнул его мне:

— Давайте, госпожа Флин, завершим формальности.

Отринув сомнения, подписала. В конце концов, подумаешь, ведьма! Не посудомойка же, справлюсь. Кое-что передалось от бабушки, остальное восполню самоподготовкой. В пансионе благородных магесс давали всестороннее образование, в том числе по ведовству. Я тут на месяц, не больше, не о чем переживать, сессию уже другая наставница примет.

Вот так я стала младшим преподавателем факультета практической магии. Это дарило много возможностей, в частности, допуск к спискам учащихся. Устроюсь и отыщу Каролину.

Проректор с облегчением отправил знакомиться с непосредственным руководителем. По его словам, декан уже вернулся из отпуска, должен быть на рабочем месте.

— Господин Адравин все покажет и расскажет. До свидания, госпожа Флин!

И меня невежливо вытолкали вон. Хмыкнула, поправив вуалетку, и отправилась на поиски таинственного декана. Чтобы не плутать по академии, прибегла к помощи все того же секретаря. Ее звали Адора, и она любезно согласилась проводить до нужного факультета.

Академия действительно оказалась огромной, даже не так — Огромной. После пансиона благородных магесс — целый город. Адора пыталась объяснить, что где находится, я слушала в пол-уха, запоминая ориентиры. Мне ведь после знакомства с деканом обратно в главный корпус, улаживать формальности: комнату, жалование и прочее в канцелярии. Затем в гостиницу — немного отдохнуть и перевезти вещи.

Неприметное кирпичное здание, увитое плющом, и… пасленом в кадках у входа? Присмотревшись, убедилась, действительно паслен, под окнами и вовсе омела.

Справа и слева от крыльца — странные приспособления, напоминавшие стойки для зонтов. Потом сообразила — сюда ведьмы ставили метлы. Снова закралось сомнение: может, я поторопилась, следовало дожать проректора и получить место на другом факультете? Пусть бабушка у меня и ведьма, я никогда не видела ее коллег и понятия не имела, как обращаться с метлой. Хороша наставница!

— Не переживайте, — Адора чутко улавливала эмоции собеседника, — вы справитесь, а господин Адравин — хороший начальник. Строг иногда, не сдержан на язык, но всегда поможет.

Угу, и личным примером покажет, как оседлать метлу. Интересно, он ведьмак или просто маг общего профиля?

Сославшись на дела, секретарь ректора оставила меня перед дверью с названием факультета и попросила в случае успешного собеседования зайти в ректорат.

— Какого собеседования? — насторожилась я. — Контракт подписан.

— По Уставу декан в праве наложить вето на кандидатуру.

Замечательно, просто прекрасно! Ладно, обаяю.

Нацепив на лицо приветливую улыбку, толкнула дверь. За ней оказался все тот же холл, только со стендами с расписанием и теми самыми метелками, которые, очевидно, запрещалось брать в классы. Им отвели нечто, вроде загончика, каждая снабжена биркой с именем. Забавно. Подошла ближе и осторожно коснулась первого попавшегося черенка. Вопреки опасениям, меня не ударило молнией. Обычное дерево, чуть шершавое. Метла принадлежала некой Аде Б.

Фыркнула, представив себя верхом на помеле. Юбка покороче, чулки с бантиками, остроконечная широкополая шляпа, и массовый падеж мужского населения Брайта обеспечен.

Ладно, шутки в сторону, пора к декану, а то уйдет куда-нибудь, лови его потом.

Кабинет отыскала быстро — по звуку. Кто-то слезно просил господина Адравина не выгонять за очередную шалость. Судя по молчанию декана, он оказался непреклонен. Вскоре мне навстречу сбежала по лестнице заплаканная девушка.

М-да, не лучшее время для знакомства, но какое есть.

На факультете практической магии обучались не только ведьмы, но и бытовики, и, как ни странно, иллюзорники. Профессии не самые почетные, зато нужные, редко какая фирма обходилась без их услуг. Едва не столкнувшаяся со мной девушка вряд ли ведьма, я бы поставила на иллюзорницу — подходящие тонкие кисти.

Выждав немного, поднялась на площадку и, немного поплутав, отыскала кабинет декана.

— Здравствуйте, меня зовут… — бодро начала с порога и осеклась, сообразив, к кому попала.

Вампир из поезда! Сейчас он выглядел иначе, солиднее, представительнее. Длинные пряди сзади собраны в низкий хвост, позволяя оценить мастерство парикмахера, который не просто выстриг виски, но и выбрил на них молнии. Судя по широкой ухмылке, декан тоже помнил женщину из вагона третьего класса, и мне предстояло пройти все круги застенков Нижнего мира.

— Что же вы, проходите, присаживайтесь, — его улыбка побуждала совершить самоубийство.

— Ничего, я попозже зайду.

Попыталась ретироваться в коридор, но владелец кабинета не позволил. Щелкнул замок, отрезая пути к отступлению.

— Это нечестно! — возмутилась я. — Вы нарушаете мои права! По уложению королевства Эшит, подобное карается тюремным заключением или крупным штрафом.

— А я подданный Лавида, — продолжал издеваться вампир.

— Зато я — Эшита.

— Очень приятно, — декан приложил руку к груди и представился: — Глэн Адравин. О вас мне уже доложили, изображать пустое место бесполезно.

— Очень неприятно. Куда сесть? — во мне проснулась стерва.

— Сюда, пожалуй, — Глэн указал на стул подле себя. — Но вдруг вам мое кресло больше нравится. Так и быть, уступлю даме, улягусь в гроб. Как думаете, сосновый подойдет или несолидно?

Он припоминал давнюю перепалку, когда я в сердцах посоветовала вампиру уединиться в гробу.

Промолчав, пересекла кабинет и уселась на стул.

В отличие от проректора, декан придерживался более экстравагантного стиля, хотя ни склянок с кровью, ни алых занавесок я не увидела, даже классического черного плаща не оказалось. Вместо этого много синего, белого и светло-коричневого. Вроде, обстановка казенная, все необходимые атрибуты в наличии: шкафы, массивный стол, ряд стульев у стены, расписание занятий на стене, сейф, — но чувствуется, хозяин привнес в кабинет нечто свое. Значит, вампир на службе не первый год. Что он здесь забыл? Я бы выбрала более солидный факультет, сомневаюсь, будто у Глэна проблемы с магией.

Сообщили обо мне, значит. А как? Ответ нашелся на столе декана — старомодный шар предсказателя. Не думала, что по нему можно наладить связь не только с тонким миром.

— Да вы не бойтесь, я не злопамятный, всего лишь ничего не забываю, — вампир сопроводил слова очередной улыбкой, блеснув характерными клыками. Брр, на вид острые! Если верить учебникам, способны прокусить железо. — Чайку хотите?

— С мухоморчиками? — мрачно буркнула я.

— Можно и без них, — милостиво разрешил Глэн, — хотя вам, как будущей ведьме, несолидно.

— Как и вам с метлами возиться, — Глэн вызывал непреодолимое желание хамить. — Может, все-таки найдете гроб? Так и быть, займусь тяжким физическим трудом, все лучше морального.

Реакция вампира удивила. Нет, чтобы оскорбиться, выставить с позором — он задумчиво подпер ладонью подбородок и протянул:

— Да-а, определенно, ведьма.

— Что, простите? — часто заморгала я.

Никак не могла понять, оскорбление это или нет.

— Вы идеально подходите, я одобряю. Поле деятельности сегодня посмотрим или?..

Он приподнял брови, выжидающе уставившись на меня. А я… Я поняла, что влипла, причем, настолько, что деньги инкуба не окупят веселой жизни, которую устроит Глэн. Вампир мог сколько угодно изображать дружелюбие, фраза про хорошую память произнесена не зря. Учитывая, что он мой начальник, заявление об увольнении хотелось подать прямо сейчас.

— Не вижу радости, — издевался кровосос. — Ах да, — он ударил себя ладонью по лбу, — тут ведь настоящих мужчин нет, никто даме ручку не подает. Так на то и академия, а не пансион благородных магесс.

Сверкнула глазами, едва не зашипев ошпаренной кошкой.

Откуда?!

Тихо, спокойно, Эльмира, он провоцирует. Проректор, несомненно, упомянул о моем образовании, вот теперь вампир и изгаляется.

— Ничего страшного, временно стану мужчиной. И да, я хочу посмотреть все сегодня, господин Адравин.

Вот так, по-деловому. Он клиент и только, капризный клиент с иномирскими замашками.

— Как угодно — вампир склонил голову набок, — только заранее предупрежу, чтобы не случилось беды: оскорбления по расовому признаку запрещены. Ректор сам дракон, узнает, мигом уволит по статье, а вам ведь деньги нужны.

Мне нужно кое-что другое, но тебе не следует об этом знать.

— И давайте сразу проясним, — Глэн совершенно невежливо пересел на стол, закинув ногу на ногу и с легким прищуром посматривая на меня свысока, — я умею делать некромантские заготовки на зиму, хоть в гробах, хоть без оных, и не люблю, когда меня пытаются употребить вместо овоща.

— Какие овощи, господин Адравин, — театрально всплеснула руками, — какие заготовки, только зелья из толченых костей.

— Наглеете и врете. Смотрите, — пригрозил вампир и спрыгнул со стола рядом со мной, чуть ли не коснувшись, — не разрешу называть Глэном.

— А чем это грозит? — насторожилась я.

Сомневаюсь, будто речь о попытке завести тесное знакомство.

— Видите ли, — декан остановился против меня, опершись рукой о стол; темные омуты глаз заставили потупиться, тут он переиграл по всем фронтам, — у нас принято обращаться к коллегам по имени, пусть и на «вы», я бы тоже вам предложил, но… — Глэн вздохнул. — Право придется зарабатывать, пока я для вас «господин декан» или «господин Адравин». И, — он практически мурлыкал, упиваясь минутной властью, — не думайте, будто я ничего не понимаю в ведовстве.

— А, так вас из клана выгнали? — наконец-то поняла, что декан делал на столь странном для кровососа факультете.

— Ммм, «господин Адравин» до конца семестра с обязательной аттестацией. Лично проведу.

От улыбки Глэна стало не по себе. Нет, чтобы смолчать! Вот зачем опять его дразню? Все потому, что бесит, с первой минуты в поезде. А еще боюсь, оттого и огрызаюсь.

— Хотите еще потренироваться? — как ни в чем не бывало продолжил декан. — Глядишь, до «многоуважаемого господина» договоримся, а то и до полного титулования. Якобы выгнавший клан от меня не отказывался, а родовое имя труднопроизносимое. Хотите попробовать?

— Нет, и простите, пожалуйста, я очень нервничаю.

Вот так, нужно было сразу повиниться и закончить балаган.

— Глэн, — он протянул ладонь.

— Эльмира, — чуть стушевавшись, обменялась с ним рукопожатием.

Оно выдалось крепким, а ладонь вампира оказалась сверху. Не возражала, он начальник.

А пальцы опять характерные, гладкие, длиннее человеческих, бледные и с идеальным бесцветным маникюром. И почти на каждом по колечку, на безымянном левой руки и вовсе два. Что же скрывает господин декан? Может, я училась в пансионе, но иллюзорный амулет узнаю — тоненькое витое колечко, которое традиционно прячут под массивным перстнем. Сейчас оно не активировано, а в рабочем состоянии способно менять ауру владельца.

 — Интересны мои руки?

Вздрогнула и подняла голову, чтобы встретиться с проницательным взглядом вампира. Он почти дословно повторил фразу, неделю назад произнесенную инкубом. Совпадение, или?.. Да ну, бред, откуда Глэну знать?

 — Разумеется, — не поддалась на провокацию, если таковая имелась. — У нас живут только люди, другие расы редкость, приезжие.

 — В Срединных землях всякой твари навалом! — добродушно рассмеялся декан, разом успокоившись.

Выходит, его волновал именно амулет, ни о каком лорде Лукасе он не слышал.

 — Отчего вы сошли с поезда раньше? — вспомнилось к слову.

Если мы оба ехали в Брайт, зачем Глэну глухой полустанок?

 — От любопытства кошка сдохла. Дела у меня, Эльмира, — излишне резко ответил декан и потянул к выходу. — Идемте! Занятия еще не начались, не все студенты подтянулись, самое время осмотреть будущий фронт работ. Только, — он наморщил нос, — форму одежды смените, не оценят.

 — Эм, а что носят ведьмы? — вопрос глупый, но бабушка к моменту моего рождения умерла, живого примера перед глазами не имелось.

Глэн тяжко вздохнул и возвел очи горе.

 — Чувствую, недолго проработаете, — изрек он.

Собственно, и не собиралась.

 — Хотя бы на метле летаете? — с надеждой поинтересовался декан.

Промолчала, понимая, что мой ответ его не устроит, и клыкастый составит записку о служебном несоответствии, а этого допустить нельзя, у меня задание.

Глэн остановился и нахмурился. Взгляд упал на переговорный шар.

 — Я научусь. Быстро! — выпалила, вцепившись в его руку клешнями. — Я способная, честно!

Никогда не чувствовала себя такой идиоткой, словно тринадцатилетняя девочка, обещающая больше не баловаться с огненным духом.

 — А остальное-то хоть умеете? — прищурился вампир. — Или диплом липовый?

 — Иллюзию, бытовые чары, теория плетения заклинаний? — с энтузиазмом перечислила варианты проверки.

 — Не надо, — отмахнулся декан, — верю.

И мы отправились осматривать будущие владения.

Боевое настроение постепенно улетучивалось, я начинала понимать, куда ввязалась и чему так радовался проректор. Ни одна, повторяю, ни одна наставница не продержалась с ведьмочками больше пары месяцев, их удавалось усмирить только декану. Неудивительно, я бы тоже притихла, если бы на меня рыкнуло клыкастое существо, для верности спеленав магической нитью, словно муху паук — сомневаюсь, будто Глэн действовал только словом.

— Собственно, классы, — начальник по очереди распахивал двери, иногда магией, а иногда просто пинком, не удосуживаясь пользоваться ручками. — Все стандартно: кафедра, скамейки. А тут лаборатория, — мне показали помещение, напоминавшее поле боя.

— Эм, — я уставилась на дыру в потолке, — а это нормально?

И закопченные стены — тоже? Хотя бы подоконники целы, а то бы решила, тут случилась неконтролируемая утечка магии.

Доска грязная, мел отсутствует. Тут вообще убирают? На преподавательском столе — мумия дохлой мыши. На хвосте любовно завязан розовый бантик. Прощальный подарок бывшей наставнице? Любили ее девчонки, души не чаяли, только я грызунов не боюсь.

— А, — отмахнулся декан, — до начала учебного года отремонтируем. Плотник придет завтра. Если хотите, можете помочь.

— Как, молоток подержать?

С трудом представляла, какой прок от женщины, ни дня не работавшей руками.

— Стены покрасить вместе с коллегами, — показалось, или вампир не думал шутить? А нет, издевается. — Знаете ли, сближает, помогает наладить контакты.

— А вы тоже красить будете? — прищурилась я.

Несмотря на запущенный вид, лаборатория заинтересовала. Прошлась между рядами портативных нагревательных установок, с облегчением констатировала, ни специальных поленьев, ни огненных духов в них нет. Буду строго контролировать использование. Надо поговорить с младшим персоналом, чтобы не давали юным ведьмам без спросу.

Уныло покачивались на цепочках котлы, часть больше напоминали кастрюли, один и вовсе сковородку, так его сплющило.

Зато вид из окна красивый, на тот самый учебный огород. Ровненько, зелено, тишь да гладь. Стоишь, медитируешь, пока подопечные разносят класс.

Чихнула, отведя от лица пучок лаванды. По-моему, сколько не вешай, нервы не успокоит.

Трав в классе хватало, они свисали с потолка над каждым учебным местом. Некоторые опознала, некоторые нет. Кое-какие растения превратились в труху, нужно заменить их на новые, путного зелья все равно не сваришь.

Еще раз обвела взглядом класс и тяжко вздохнула. Может, бежать, пока не поздно, расторгнуть контракт? Скажу, получила нежданное наследство. Ничего, придумаю, как еще проникнуть в академию. В конце концов, выходит же Каролина в город! А если нет, у нее наверняка есть подружки, сумею их обаять и доберусь до беглой невесты.

— Тоже хотите наладить контакт?

— А? — обернулась к декану, не сразу сообразив, о чем он.

Увлеклась собственными мыслями, потеряла нить разговора.

— Бэ! — передразнил декан. — Вас волновало, собираюсь ли я тоже красить стены.

— Что значит «тоже»? — напряглась я и, сообразив, к чему клонит собеседник в отношении контактов, предупредила: — У меня жених!

Сказала и сообразила, что по легенде неутешная брошенная жена. Вот ведь… вампир!

Похоже, проректор успел доложить историю моей жизни, раз Глэн удивленно приподнял брови.

— Быстро же! Вы с ним в поезде познакомились? Если в том вагоне, то не советую, одни бедные провинциалы.

По спине пробежал холодок.

Он наверняка помнил, на какой станции я села! Вроде, мелочь, но… Неплохо бы проверить, не ради ли Каролины Шарп вампир так старается. Клыкастые инкубов не жалуют, видимо, еду переманивают, сбежавшая невеста вполне могла обратиться за помощью к конкурирующей расе. Версия в форме бреда, но почему кровосос ко мне привязался, проходу не дает? Не любовь же у него! В любом случае, лучше отвадить, иначе вместо денег получу двойную головную боль. Смертельную, я бы сказала. Демоны понимали договоры по-своему, обычно скрепляли их кровью и мстили соответственно.

— Расслабьтесь! — улыбнулся декан. — Не люблю излишне самоуверенных женщин, только и всего. Я не собираюсь вас соблазнять, мифический жених не потребуется. И да, я тоже крашу стены, не первый год, потому что ведьмы на то и ведьмы, что сладу с ними нет. Ну как, — с надеждой спросил он, — уволитесь?

— Не дождетесь! — мысленно сложила фигуру из трех пальцев. — Что дальше? Тренировочное поле, план занятий.

— А вот его составите вы, — с приторной улыбкой порадовал вампир. — Жду на утверждение до следующего понедельника. Методички есть в библиотеке, пропуск выпишу. Может, какие-то наработки остались после последней штатной ведьмы, пользуйтесь.

Пожала плечами. Война, значит? Так я выиграю. Продержаться пару недель несложно, а дальше пусть ищет другую ведьму.

— Мне нужен новый инвентарь, — ткнула в испорченный котел. — Служебную записку предоставлю.

Декан промолчал. А что тут скажешь, права ведь.

Воодушевленная первой победой, продиктовала ряд других изменений, которые сделали бы лабораторию лучше. Декан, вроде бы, соглашался, раз не спорил, но кто знает, что на уме у вампира?

Показав фронт работ, декан откланялся, сославшись на дела. Я особо не возражала, благо общество вампира порядком нервировало. Напоследок спросила про таинственную форму одежды, которой он настойчиво пугал.

— Да так, — отмахнулся Глэн, просто ведьмы предпочитают полосатые гетры и короткие юбки. Традиция такая.

— Так во сколько завтра класс красить? — разрушила чужие сексуальные фантазии.

Наряжаться, как девица из квартала увеселений? Ну-ну. Может, восемнадцатилетним девочкам нравится эпатаж и мужской свист, я женщина взрослая, преподаватель, давно вышла из возраста юбочек, едва прикрывающих пятую точку.

— К десяти подходите, завхоз выдаст кисти и косынки, заодно познакомитесь. И да, все же переоденьтесь, а то запачкаете шляпку. Подойдут любые темные брюки и рубашка. До встречи, госпожа Флин.

И он направился к себе. Пристально наблюдала за походкой декана и восхищалась: в отличие от инкуба, Глэн хорошо маскировал суть. Движения вампиров обычно плавные, чуть замедленные, тут ничего подобного.

Стоп, комната!

— А как же общежитие? — крикнула удаляющейся деканской спине.

Увлеклась расовыми изысканиями и едва не забыла самое главное. Пусть вещи в гостинице, там бы и номер охотно предоставили, за такие-то деньги, но лучше не испытывать терпения заказчика, заодно не вызывать подозрений у коллег. Брошенные женщины без средств не спят на роскошных перинах.

— Сами договоритесь, — Глэн остановился, но не обернулся. — Я скажу коменданту.

— Хотя бы подскажите, в какой стороне искать.

Ну хам, невежливо так беседовать с людьми.

— К секретарю обратитесь. Лаура где-то бегает, в архиве, наверное. Все подобные вопросы через нее… Эльмира.

Он таки назвал по имени, явно, чтобы вывести из себя, но я улыбнулась. Пусть вампир не видел — почувствует.

И так, маленькая шпилька, налаживание отношений:

— Спасибо, Глэн.

Судя по тому, как стремительно удалился декан, фамильярность ему не понравилась. А я что, я ничего, он сам разрешил.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям