0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » В объятьях орка » Отрывок из книги «В объятьях орка»

Отрывок из книги «В объятьях орка»

Автор: Грудина Артелина

Исключительными правами на произведение «В объятьях орка» обладает автор — Грудина Артелина . Copyright © Грудина Артелина

Глава 1

 

Небольшой шоколадный торт с цифрамисвечами стоял на комоде у зеркала. Не самое праздничное место, но для ритуала очень удобно. Сегодня мне исполнится двадцать пять. Взглянув на часы, я поняла, что до этого момента осталось чуть меньше пятнадцати минут. Пора подводить итоги ушедшего года. Старая традиция, которую мне привила еще бабушка. Как хорошо, что бабуля не видит меня теперешнюю и не слышит этих жалких достижений! Тяжело вздохнув, я подошла к зеркалу с бокалом шампанского.

Ну, что же, год был спокойным и тихим, — еле успела подобрать синонимы словам «унылый» и «скучный».

Я устроилась на хорошую работу. — О крошечной зарплате промолчим.

У меня дружный коллектив. — На этой фразе даже улыбнулась своему отражению, вспомнив Марию Васильевну, единственную мою коллегу, с которой мне приходилось делить кабинет. Каждый понедельник она угощала меня испеченными в выходные пирогами. Через несколько месяцев она уйдет на пенсию, а я буду очень скучать и по ней, и по ее выпечке.

В этом году я стала тетей и крестной мамой. — Заслуги тут моей, конечно, мало, но ведь это тоже события года! Сразу две крохи, которых можно тискать, целовать, обнимать, дарить им подарки.

Я отчаянно прикусила губу, чтобы не расплакаться. Как же мне хотелось малыша, своего собственного, а не чужого!

«На этот макияж ушел целый час — никаких слез!» — мысленно приказала сама себе, глядя в отражение.

Я готова встретить свою судьбу, — отличная формулировка, намного лучше, чем «Юра изменил мне с моей же подругой на нашей кровати, поэтому уже пять часов я абсолютно свободная женщина!»

Настенные часы начали бить полночь. Прикрыв глаза, загадала желание. Ну как желание? Последнюю фразу своей годовой отчетности.

Чуть нагнувшись, задула обе свечи и, отсалютовав своему отражению, сделала глоток. Оторвав взгляд от бокала, я опешила. Вдаль до горизонта была степь и ничего более. Ни квартиры, ни торта. Только я и степь. И бокал у меня в руках. Принюхавшись к шампанскому, не обнаружила ничего подозрительного. Хотя откуда мне знать? Может, по запаху и нельзя определить галлюциногены?

Где я? — не веря в реальность происходящего, засомневалась в увиденном. Казалось, стоит зажмуриться и открыть глаза вновь, как вновь окажусь в своей квартире. Поспешив воплотить дельную мысль, я изо всех сил зажмурилась. Даже до десяти досчитала для лучшего эффекта, но, увы, впереди была та же степь. Сжимая в руках бокал, я решила осмотреться вокруг. Впереди уже знакомая местность, а вот сзади что? Повернувшись, я еле сдержала крик. На меня не отрываясь смотрели около сотни глаз. Странные огромные люди с зеленой кожей. Высокие мускулистые мужчины с оголенными торсами, длинными волосами, а некоторые еще и с бородой. Все в непонятных татуировках. Словно древнее племя халков.

Никто не приближался ко мне, и это радовало, но, пожалуй, это было лишь единственным плюсом в моем положении. Бежать было некуда, да и глупо. На каблуках по степи в вечернем платье без минимальных орудий труда и обороны, без навыков походов... Да я умру быстрее, чем взойдет солнце! Остается надеяться на дружелюбие местных аборигенов.

Я неуверенно улыбнулась. Один из халков вскинул вверх палку, похожую на посох, и громко закричал. Я попятилась назад, опасливо глядя на толпу мужиков. В руках у них не было оружия, но размер ладоней ясно давал понять, что оружие им совсем не обязательно. Толпа расступилась, и ко мне зашагали трое верзил. Выглядели они совсем не дружелюбно. На шаг впереди двигался самый крупный халк. Его лицо было трудно рассмотреть из–за усов, длинной бороды и татуировки, которая покрывала почти все тело. А вот черные глаза и клыки я заметила издалека. Дикарь пугал меня, поэтому, когда он остановился в нескольких шагах от меня и шумно втянул воздух ноздрями, словно нюхая меня, я сделала большой глоток шампанского. А что, не пропадать же добру?! И у меня нервы, между прочим!

Увидев удивленный взгляд мужчины, я протянула ему бокал, решив поделиться. Шампанского было немного, но распробовать халку хватило бы. Все равно не напьюсь этими остатками роскоши, а вот расположить к себе хотя бы одного аборигена смогу.

Реакция мужчины меня удивила: он резко отпрыгнул от меня, опасливо косясь на мою руку, зато второй спутник шагнул ко мне. Испугавшись, что меня сейчас ударят, я сделала шаг назад и прижала бокал к себе. Вышедший халк был не такой заросший и татуированный, но он возвышался надо мной, словно шкаф с антресолями. В его взгляде читалась похоть, и он жадно глядел в мое декольте. Вот хамье!

На меня так давно не смотрели. Вот как набрала в весе килограмм двадцать лишних, так никто и не смотрел. Правда, сейчас я себя толстой не чувствовала совершенно, скорее, маленькой, хрупкой девчонкой.

Пока я опасливо смотрела на мужчину, рядом с ним встал и третий спутник. Толпа оживилась, и по ней прошел гул. Я же утонула в голубых глазах красавца. А ведь он действительно привлекателен! Его кожа имела приятный оливковый цвет, а не ярко–зеленый, как у остальных. Отсутствие усов и бороды порадовало, даже тату на скуле не отпугнуло. Я и сама не поняла, как улыбнулась ему. А когда он улыбнулся в ответ, заметила, что у него и клыков–то нет. Почти нормальный человек!

Вот он точно оценит шампанское! Решение пришло моментально: я протянула мужчине бокал. Халк вздрогнул, но не отступил, мне пришлось сделать шаг вперед, уменьшив расстояние между нами. Я почти уверилась, что смогу найти в его лице союзника. Шкаф с антресолями заскрипел зубами, и я, поежившись, замерла, боясь пошевелиться. С надеждой взглянула на стоящего напротив голубоглазого красавца, и тот уверенно шагнул ко мне. Его ладонь накрыла мою, не давая опустить бокал. Секунда, и я уже почти лежала на груди незнакомца, а он пил шампанское из моих рук. Допив последнюю каплю, он выставил вперед свою ладонь и сказал:

Шайнари. — Знать бы, что это значит? Может, привет? Ну, у нас при встрече тоже руки пожимают ведь. Не раздумывая, я положила свою ладонь сверху и повторила:

Шайнари.

Надеюсь, теперь есть меня не станут.

Шкаф с антресолями ушел в толпу, а к нам подбежал халк с палкой–посохом, что кричал в самом начале. Ударив посохом об землю, он что–то громко воскликнул и запел. Его говор был похож на абракадабру, но сам мужчина выглядел весьма эффектно. Разинув рот, я смотрела, как он пел, пританцовывал, махал палкой и вскидывал руки вверх.

Наверно, местный шаман. — Пришедшая в голову мысль сразу привела за собой кучу своих подружек. А что тогда он, собственно, делает? Наверное, обряд какой–то. А какой? Бог ты мой, какой?

Паника уже подкрадывалась ко мне. Единственным, удерживавшим меня в прямом и переносном смысле, была теплая ладонь мужчины. От него ко мне, словно волны, приходили ощущения защиты, спокойствия и тепла. Я даже мерзнуть перестала. Все–таки легкое шифоновое платье весьма беззащитно перед ветрами в степи. Я вцепилась еще крепче в свою единственную опору в этом дурдоме. Может это просто сон? Наверно, так мое подсознание борется со стрессом. Вот проснусь и сразу пойму, что моя жизнь не так плоха и все могло быть хуже. Эта идея так мне понравилась, что я не только перестала нервничать, а еще и улыбнулась.

Когда шаман перевязывал наши ладони алой лентой, я смотрела на все лишь с любопытством, попутно отмечая, что лента подходит к моему платью. Вот если бы все это происходило наяву, точно бы о сочетании цветов не думала! Так что это точно сон. Странный сон про племя халков. Я чуть не захихикала, но вовремя наткнулась на серьезный взгляд шамана. Он, поджав губы, что–то спросил у моего вынужденного соседа.

Шайнари, — громко и четко ответил халк.

Шаман удовлетворенно кивнул и спросил что–то у меня. Его длинную абракадабру я не поняла, поэтому ответила то, что могла:

Шайнари, — единственное знакомое мне слово. Знать бы, что оно значит, вообще цены бы ему не было!

Шаман дотронулся посохом до ленты, и всю мою ладонь охватил жар, который через секунду превратился в тепло. Я даже вскрикнуть не успела.

Лента упала на землю, и в тот же момент в небе блеснула молния. Все присутствующие задрали головы вверх, и когда через несколько секунд упали первые капли дождя, аборигены радостно закричали. Шаман хлопнул моего халка по плечу и улыбнулся мне. Хотя улыбка с клыками — это еще та проверка на стрессоустойчивость.

Дождь, конечно, хорошо, но мне в легком платье и без ладони мужчины опять стало холодно. Оглянувшись по сторонам в поисках укрытия, поняла, что попала. Степь да толпа халков, хоть бы навес какой–то или деревце... Я заметно приуныла и, обняв себя за плечи, постаралась сохранить хотя бы остатки тепла. Голубоглазый красавец, усмехнувшись, подхватил меня на руки и быстрым шагом пошел сквозь толпу. Как порядочная девушка, я должна была потребовать вернуть меня на место и не сметь распускать руки, но, во–первых, его руки дарили тепло, во–вторых, идти сквозь толпу самой было страшно, а в–третьих, ругаться с единственным другом было бы высшей степенью идиотизма с моей стороны.

Я как могла оглядывалась по сторонам, но все, что видела, это огромное количество больших шатров и лицо своего сопровождающего. Сильно очерченные скулы, гладкий подбородок, красивые губы — не узкие и не широкие, наверное, очень мягкие... О чем я думаю? Быстро перевела взгляд на дорогу, но насладиться кочками да ухабами не удалось, мы уже дошли. Халк внес меня на руках в шатер и аккуратно опустил на ноги. Шатер был огромен. В середине стояла печка с растопленным огнем, недалеко у входа прочный стол и пара стульев, у дальней стены — что–то похожее на кровать. Весь пол был заложен шкурами. Подумав немного, я скинула туфли. Оставшись без каблуков, просто опешила, когда поняла, что не достаю макушкой даже до плеча халка. Это притом, что мой рост почти метр восемьдесят и все мои кавалеры были либо ниже меня, либо вровень. Впервые ощутила себя женщиной, а не бой–бабой или тетей–лошадью. Какой шикарный сон! Я уже и не уверена, что хотела просыпаться.

Ир вайне кворт смовин! — заверил меня халк. Его голубые глаза блестели радостью. Я нахмурилась, пытаясь понять, отчего он так рад.

Ир кройт сейд? — судя по интонации, это был вопрос.

Я тебя не понимаю. — Халк замер, прищурившись, начал всматриваться в мое лицо. Сразу стало страшно. Вот что за неудачный сон! Почему я не могла себе придумать знание их языка или ему знание моего. Как теперь общаться? Хотя скоро наверняка наступит утро и я проснусь у себя в кровати двадцатипятилетней несуразной девицей без перспектив.

Дарквэ? Эльйоньге? Тор–чмуд? — Короткие слова были похожи на перечисление чего–то...

Я не понимаю тебя. — Для пущей наглядности помотала головой и пожала плечами, чуть вскинув руки. Надеюсь, меня поймут!

Халк тяжело вздохнул и принялся шагать по шатру, что–то бубня. Я же решила позаботиться о себе сама. Уже давно заприметила стульчик, да и на столе что–то лежало. Присев, пододвинула стоящую рядом миску с какими–то ягодами. Посмотрев на нервничающего халка, решила, что наглость не порок, а в моем случае еще и средство к существованию. Поэтому, взяв одну ярко–красную, слегка продолговатую ягоду, положила ее в рот. Во рту стало жечь. Выплюнув эту гранату фашиста, я с разинутым ртом забегала по шатру в поисках воды. Не обращая внимания на халка, сделала круг вокруг печки, а затем, заметив в дальнем углу ведро, кинулась к нему, как к самой долгожданной в мире вещи. На задворках сознания слышала, как халк что–то кричал, пока я, нырнув в ведро с головой, пила воду, стоя на коленях. Во рту все горело, лучше от воды не становилось. Из глаз уже текли слезы. Вот что за сон такой?! Сильная рука одним рывком поставила меня на ноги и влила мне в рот что–то божественное! От слез я ничего не видела, но во рту уже не пекло. Спустя пару глотков даже вкус распробовала. Молоко, что ли?

Пока я стояла, хлопая глазами, мой халк и слезы мне вытер мягкой тряпочкой, и платье поправил, и еще молоко в кружку налил. Какой же он заботливый! Мне даже поцеловать его захотелось в щечку в знак признательности, но в последний момент способность думать ко мне вернулась. Усадив меня на кровать, мужчина положил ладонь себе на грудь и громко, четко произнес:

Ир–виш, — немного растягивая на слоги слово.

Я улыбнулась и, повторив жест, так же протянула свое имя:

Марь–я–на.

Марьана, — постарался выговорить халк. Мне понравилось, как звучит мое имя в его исполнении, поэтому кивнула и улыбнулась.

Мужчина просиял в ответ и повторил мое имя, взяв меня за руку. От его прикосновения уже привычно растеклось тепло по всему телу. Голова вдруг оказалась чугунной, и безумно захотелось спать. Не выдержав, я зевнула раз и еще. Хоть и прикрывала рот ладошкой, все равно было почему–то стыдно.

Мужчина, покачав головой, уложил меня на кровать и прикрыл какой–то шкурой. Какой же он замечательный мужик!

Как жаль, что ты не настоящий! Влюбилась бы в тебя по самые уши, — пробормотала я своему герою, прикрывая веки.

«А может ли быть сон во сне?» — последняя связная мысль, посетившая меня за неимоверно длинный день.

 

Ирвиш

 

Неся на руках прекрасную девушку, я ничего не слышал. Только ее и свое сердцебиение. Она так доверчиво подпустила мою магию к себе, разрешила согреть. Такая беззащитная, но смелая. Не побоялась отказать Арвингу! Вспомнив перекошенное злобой лицо брата, посмотрел на свое сокровище. Дар богов — свою жену! Отодвинув край шкуры, шагнул в шатер, занося драгоценную ношу. Отпускать ее не хотелось, но я же не сопливый мальчишка, чтобы сразу нести девушку в кровать.

Ты не пожалеешь о своем выборе! — видя, как она сравнивает наш рост, пообещал девушке. Конечно, я знал о своей низкорослости, и многие шептались у меня за спиной, только никто не скажет ничего в лицо сыну вождя.

Девушка молчала и хмурилась.

Ты не веришь мне? — Еще несколько минут назад я чувствовал ее доверие, она сама меня выбрала, поклялась перед богами!

Незнакомый говор заставил меня замереть на полуслове. Звуки, которые произнесла девушка, были не похожи ни на один язык, слышанный мною ранее. Прищурившись, я пытался понять, к какой расе принадлежит моя жена. Для гномов она была слишком высокой, для эльфов — недостаточно худой, и ушки были обычными, на орков и вовсе не походила. Кто же она?

Гномий? Эльфийский? Племя горных орков? — Я перечислял все названия языков, которые знал, но ни на один девушка не отреагировала.

Сказав вновь что–то непонятное, она сильно затрясла головой и пожала плечами. Все ясно, она не знает нашего языка, а значит, говоря «клянусь», она не понимала смысла происходящего.

Какой же я дурак! Поверил, что боги преподнесли мне дар! — Я ходил по шатру, не в силах оставаться на месте. Как могли боги что–либо даровать мне, незаконнорожденному сыну шамана? Да за то, что отец признал меня и приблизил к себе, боги должны были сжечь дотла нашу степь! А ведь еще пару таких засушливых дней, и пожар мог охватить ее.

Мои размышления прервал крик девушки: она металась по шатру, а я не мог понять, что с ней происходит. Лишь когда она, упав на колени, начала пить воду из ведра, понял, что она что–то съела. Подхватив кувшин, я налил в кружку молоко и поспешил на подмогу. Подняв девушку на ноги, начал поить ее. Она даже не сопротивлялась, стояла и пила, а по ее щекам текли черные слезы. Я впервые видел такие. На белоснежной коже черные разводы выглядели устрашающе. Подарок богов уже не казался мне беззащитным, но я поклялся перед племенем, перед богами. Принял дар. Руки красавицы схватились за кружку, а пальцы накрыли мою ладонь, и магия вновь отозвалась, привычно побежала от моих пальцев по телу девушки. На этот раз она лечила горло и рот. Бедняжка все опалила ягодой! Крумван — обычная ягода, ее едят все от детей до воинов, я и подумать не мог, что она на такое способна. Убрав свои руки от кружки, долил еще молоко и взял небольшой кусок ткани. Как можно бережней я вытирал слезы, искренне надеясь, что они не ядовитые. Посмотрев на результат своих трудов, улыбнулся и поправил платье девушки. Мягкая, воздушная ткань была необычной, как и сама пока еще незнакомка.

Сегодня наша брачная ночь, я мог бы наслаждаться нежной кожей жены, вдыхать аромат ее волос и ласкать такое желанное тело, но прекрасная незнакомка даже не догадывается, что стала моей. Брат взял бы ее силой, я же хотел, чтобы она так же желала близости.

«Для начала неплохо было бы познакомиться», — посетила меня дельная мысль, едва девушка присела на кровать. В глазах красавицы все еще стояли слезы, а кое–где на лице остались черные разводы, платье было мокрым на груди, но, несмотря на все это, мне безумно хотелось дотронуться до ее губ и попробовать их на вкус. Только такими действиями я ее лишь напугаю, поэтому возвращаемся к первоначальному плану.

Положив ладонь себе на грудь, медленно и четко выговорил свое имя. Девушка оживилась и, последовав моему примеру, назвала свое.

Марь–а–на, — повторил я, пытаясь произнести незнакомое слово. Получилось не очень хорошо, но она улыбнулась. Моя Марьана. Я поддался искушению и взял ее руку в свою.

Марь–а–на, — сказал нараспев, глядя в карие глаза девушки. В нашем племени многие были кареглазыми, но ее глаза затягивали меня, словно водоворот, а улыбка лишала сил к сопротивлению. Моя красавица, прикрыв глаза, начала зевать. Что же, день был тяжелый и насыщенный, пусть поспит. Теплой волной моя магия укачивала ее.

Сонный взгляд, мягкая улыбка, и такой приятный голос прошептал что–то. Хоть я и не знал ее языка, но мне показалось, что сказала она что–то хорошее. Возможно, пожелала мне приятных снов? Только как же мне заснуть рядом с такой притягательной девушкой, которая к тому же так доверчиво уткнулась своим маленьким носиком мне в ладонь? Магия, не стесняясь, ласкала ее кожу и почти мурлыкала. Кто бы мог подумать, что Марьана сможет так быстро ее приручить! Ирльен смогла лишь терпеть ее, не вздрагивая от страха, боясь, что она ее опалит. Другие же, получив ожог, обходили меня стороной, и только Марьану магия встречала теплотой и заботой.

Я попробовал мягко убрать свою ладонь, разорвать контакт, но девушка не желала расставаться с добычей. Посидев пару минут рядом, понял, что моя рука теперь принадлежит Марьане. Медленно ложась рядом с женой, я аккуратно отодвигал ее от края, боясь разбудить. Однако мои переживания были напрасны. Едва я смог удобно улечься рядом, как Марьана, отпустив мою руку, обняла меня за плечо и уткнулась в грудь. Казалось, я забыл, что значит дышать. Просто слушал стук своего сердца. Оно готово было выпрыгнуть из груди. Никогда прежде я не был так счастлив, лежа в кровати с девушкой.

Вот так брачная ночь! — Расплывшись в улыбке, я прикрыл глаза, наслаждаясь близостью со своей женой.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям