0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. В постели с волком (эл. книга) » Отрывок из книги «В постели с волком»

Логово. В постели с волком от автора Бурсевич Маргарита

Автор: Бурсевич Маргарита

Исключительными правами на произведение «Логово. В постели с волком (#2)» обладает автор — Бурсевич Маргарита Copyright © Бурсевич Маргарита

          Первая весенняя гроза в этом году выдалась особо свирепой, она грохотала, казалось, над самой головой и зло стучала в стены и крыши, вода ручьями текла по земле, не успевая впитываться, и собиралась в огромные лужи. Природа словно решила умыться, прежде чем предстать во всей красе.

          В такой вечер хочется спрятаться от всех и, закутавшись в теплое одеяло дремать, слушая песню дождя, но разве можно нарушать условности? Глупые, никому не нужные условности в пустом доме. Престарелая тетка моего покойного мужа все равно настаивала на совместной трапезе в главной зале замка,  теперь каждый вечер мы,  молча, поглощали ужин, делая вид, что семья, но как были друг другу чужие люди так всегда  и будем.

          Темные углы помещения слишком большого для нас двоих, тихое потрескивание восковых свечей, стоящих в высоких канделябрах и огня в пылающем камине, легкое постукивание вилок по металлическим блюдам, и только раскаты грома слышно из-за ставней оконных проемов.

  — Ты выглядишь бледной, не заболела? — сухо поинтересовалась Элен.

 Я слегка вздрогнула от неожиданно громкого голоса, раздавшегося эхом в пустой комнате.

  — Нет.

  И снова тишина. Но уже гораздо больше, чем обычно.

Это так невероятно разительно отличалось от веселых и шумных вечеров в замке Вульфов, что резало слух. Не могу сказать, что я была частой гостьей у Грея и Ромашки, но те редкие случаи, когда мне удавалось выбраться к ним, были лучшим временем в моей  жизни. И пусть иногда еще саднило на сердце, от вида того, как счастлив Грей с другой женщиной, но я не позволяла этому разрушить ни свою жизнь, ни дружбу с семьей оборотней. Мы сильные ровно настолько, насколько себе это позволяем. И раз так сложилось, что в нашей с ним истории поставлена точка, так тому и быть.

          Было больно. Очень. Сколько бы я ни говорила, что все знала и понимала с самого начала, это не меняет главного. А главное, заключалось в том, что я его любила. Он был первым и единственным, кто разбудил во мне подобные эмоции. Морт, мой покойный муж, был хорошим мужчиной, нежным мужем и замечательным другом, мы были знакомы с детства, и наш брак стал действительно удачным союзом, но, увы, не тем, о чем мечтается девушке в розовых снах.

          Мне не на что жаловаться. Я не бедна, и будучи вдовой, имею массу свобод, которые не доступны молодым девушкам. Но один раз познав горение души и страстное томление плоти, трудно смириться с холодом одиноких ночей: сны будоражили и волновали откровенными видениями, тело ныло, требуя мужской ласки, душа тосковала по родному человеку рядом. Я не желаю меньшего и все надеюсь, что судьба смилостивится и дарует нечто большее, чем короткий роман с чужим мужчиной.

  — Что-то и правда нездоровится, — отодвинула я от себя приборы, найдя предлог покинуть ужин.

          Элен нахмурилась, но возражать не стала, а я больше не задерживаясь, направилась к себе. И не успев ступить на первую ступеньку, услышала шум со двора. Громкое ржание лошадей и крики пробивались даже через шум разбушевавшейся стихии.

  —Что там? — обернулась на дверь Элен.

  —Думаю, сейчас узнаем, — устало сказала я, услышав приближающиеся шаги.

          Несколько пар ног стучали по деревянному полу, направляясь в нашу сторону. Еще немного и вялое любопытство Элен будет удовлетворено, а я, наконец, смогу отправиться в свою комнату и спрятаться ото всех.

Кевин - начальник стражи широко распахнул дверь, и неловко помявшись на пороге, вошел, пропуская гостей.

  — Миледи, путники, попавшие в грозу, просят приюта.

          Он изо всех сил старался выглядеть невозмутимо, но это у него получалось из рук вон плохо. Кевин пытался держаться полубоком к гостям, и все время оборачивался, словно боясь получить удар в спину. Руки сжаты в кулаки, и напряженные плечи заставляли обратить больше внимания на неожиданных визитеров.

          Впереди стоял высокий мужчина со светлыми волосами до плеч, его карие глаза даже в полумраке комнаты были необычайно яркими и заставляли ежиться. Он не был красив: резкие черты лица, хмуро сведенные брови, тяжелый подбородок, тонкие, угрюмо поджатые губы. Но, несмотря на это, мне с большим трудом удалось перевести взгляд на человека за его спиной. Второй мужчина, немного ниже первого, имел тот же оттенок волос, но его голубые глаза не производили такого пугающего впечатления, да и лицо было более пропорциональным и гармоничным. Он мягко обнимал женщину, полностью скрытую от глаз плащом. Одежда ясно говорила, что передо мной аристократы и даже вымокшие они создавали впечатление состоятельных людей. Мужчины практически светились силой и уверенностью. Они почти не двигались, но по-звериному плавные, текучие жесты выдавали их с головой. Оборотни.

  — Мы хотели бы обратиться к хозяину с просьбой о приюте, пока гроза не утихнет, — низким голосом заговорил светловолосый гигант, глядя из-под густых темных бровей.

          Ответ застрял в горле, так как тембр голоса обволакивал теплой патокой и совсем не вязался с грубоватой внешностью.

  — Будь жив мой племянник,  ноги вашей  здесь бы не было, — прошипела Элен, тоже распознав в них нелюдей.

          Она щурила глаза и бессильно прижимала руки к груди, неосознанно пытаясь отгородиться от нежданных гостей, вот только ее гневные слова не имели под собой никаких оснований, Морт уважал зверолюдей, и в былые времена дружил с Вульфом. Он часто говорил, что восхищен их взглядами и моралью, ведь они честны друг с другом и находятся в ладу с собой и своей природой, зачастую мстительные, они никогда не бывают бессмысленно жестоки.

          Но Элен не разделяла его взглядов, более того она, как и многие другие, считала оборотней большей частью животными, чем людьми и с пренебрежением относилась к любому из них, будь то простолюдин или лорд. Она, как и большинство человеческих женщин делились на две группы: одна -  боялась и ненавидела зверолюдей,  другая -  была готова растечься лужицей  под влиянием их животного обаяния. Элен относилась к первой и не пыталась этого скрывать, попирая все нормы этикета и гостеприимства.

          Гости заметно напряглись, но недовольства никак не выразили,  голубоглазый сплел свои пальцы с пальцами своей женщины, и они отступили на шаг, собираясь покинуть негостеприимный дом. Меня покоробила ситуация в которой суеверный страх мог стать причиной подобной грубости.

  — Кевин, — тетушка демонстративно отвернулась от гостей. — Сейчас же...

  — Проводи леди Элен в ее покои, — поспешно закончила я фразу за родственницу, пока она не перешла все возможные границы.

  — Но...— начала было Элен, однако, наткнувшись на мой угрожающий взгляд, замолчала.

  — Немедленно, — теперь голос уже был приказным,  здесь я хозяйка и решения принимаются мной.

          Кевин, видя мою непреклонность, не посмел ослушаться, хотя у нас с ним были очень разные взгляды на многие вещи, но неуважение он себе никогда не позволял.

  — Да, миледи.

  Элен, надменно фыркнув, вышла вслед за ним.

  — Прошу прощения, за столь неучтивый прием, — начала было я, переводя взгляд на гостей. — Проходите к камину, вам необходимо согреться.

          Ждать ответа я не стала и сама направилась в указанном направлении, передвинув стулья с высокими спинками ближе к огню, развернулась, чтобы предложить им присесть. Я не услышала ни шороха за своей спиной и очень удивилась, обнаружив гостей стоящих совсем близко.

  —Возможно, будет лучше, если мы не станем задерживаться, — тихий, теплый голос проникал прямо под кожу.

  —Глупости, — возразила я, — в такую погоду продолжать путешествие опасно.

  Я не смогла не посмотреть в лицо угрюмого незнакомца.

          Я  была представлена ко двору, где однажды пришлось попробовать шоколад, такой же темно—коричневый, как его глаза и столь же терпкий и горько—сладкий на вкус, как его голос. Я непроизвольно облизнула нижнюю губу, гость проследил за этим жестом взглядом и опустил веки, пряча свои глаза,  только тогда я очнулась и, поежившись от неловкости, шагнула в сторону.

  —Распоряжусь подать ужин.

          Стол был накрыт быстро, расторопные служанки работали споро, но постоянно косились на господ, уже прослышав о необычности гостей. Оборотни были в доме и раньше, но незнакомцы с такой особенностью всегда будут вызывать интерес.

          Но вот приборы расставлены на столе, мокрая верхняя одежда унесена на чистку и просушку, и я вновь осталась с гостями наедине.

  — Лорд Эрик Бофорт, — приласкал меня голосом кареглазый и слегка склонил голову в учтивом поклоне.

  — Леди Катрин Муар, — протянула, как принято, руку для поцелуя.

          Мои холодные пальцы утонули в его руке, я почувствовала себя совсем маленькой и хрупкой, а тепло его кожи родило болезненное томление в груди, и я сразу выдернула ладонь, не позволив мужчине притронуться к ней губами. От моего поступка у него напряглись плечи, но больше он никак не выказал того, что заметил мою попытку избежать прикосновения.

  — Лорд Алмер Бофорт, — представился второй мужчина. — И моя жена леди Каденс Бофорт.

          Девушка улыбнулась мне приятной доброжелательной улыбкой, она была очень миловидна с синими глазами и вздернутым курносым носиком, вот только во взгляде царила толика настороженности, что не удивительно при столь недружелюбном приеме. Улыбнувшись ей в ответ, я коротко кивнула на приветствие. Протягивать руку ее мужу я не стала, зная, как ревностно друг к другу относятся семейные оборотни.

  — Прошу к столу.

  Гости расселись по местам, и я воспользовалась случаем узнать побольше о путниках.

  — Откуда Вы? Я знаю всех соседей, но имя Вашего рода мне не знакомо.

  Эрик ответил за всех:

  — Мы с северного участка границы, направляемся к королю, в связи с возрастанием напряженности в соседнем государстве. У нас огромное количество перебежчиков, многие веками жили на перевале, теперь же там практически резервация для оборотней. И ничего удивительного, что они ищут приюта у сородичей по эту сторону границы, но мы не можем принять всех. Вглубь страны они сами не пойдут, людям они не доверяют.

  — Да я знаю. У Вульфов за эту зиму обосновалось несколько семей, а ведь на нашем участке границы дела обстоят не так остро, — я старательно не смотрела ему в глаза, интуитивно ощущая опасность.

          Нет, я не думала, что он замыслил зло, но внутренний голос практически вопил об опасности иного рода, было в нем нечто такое, что заставляло мое сердце вздрагивать и сжиматься в неясном предчувствии.

  —Ваши соседи оборотни?

  —Да. Сами знаете, среди приграничных районов это не редкость. И честно говоря, соседей лучше представить себе сложно.

  Короткая улыбка уже привычно печальная, родилась на губах.

          Разговор сам собой сошел на нет и воцарившаяся тишина была тяжелой и густой. Опустив голову, гоняла по тарелке овощи, совсем так же, как недавно ужиная с Элен.

  — Мы очень признательны за приют, — прервала затянувшееся молчание девушка.

  — Не стоит благодарить, вы помогли скоротать длинный дождливый вечер, — благодарно улыбнулась я.

  — Ну что Вы?! Мне показалось, что у Вас была замечательная компания, — совершенно серьезно сказал Алмер.

          Удивленно на него воззрившись, я пыталась понять, не послышалось ли мне? У Каденс, видимо как и у меня, вытянулось лицо в немом изумлении. Назвать Элен приятной мог только неисправимый оптимист.

  — Мой брат прав, леди Элен очаровательна, — не менее серьезно, чем Алмер, вставил Эрик.

          Первый слегка нервный смешок сорвался с губ Каденс, после его подхватил Алмер, заставив рассмеяться и меня. Бархатный смех кареглазого прокатился по моим нервам жидкой патокой, щекочущий звук оказался невероятно приятным. Я во все глаза смотрела в шоколадные озера и уже через мгновение совсем забыла, о чем шла речь и, поспешно отведя взгляд, наткнулась на понимающую улыбку гостьи.

          С трудом справившись с неловкостью, растягивала губы в нарисованной улыбке и слушала рассказ Алмера об их долгом путешествии. Эрик сидел, откинувшись на спинку стула, и сверлил взглядом свой кубок, к которому так и не притронулся, а Каденс с трудом прятала зевки, которые стали отличным поводом закончить вечер.

  — Уверена, что Ваши комнаты уже готовы, — поднимаясь, заверила я их и кивнула ожидающей служанке, чтобы она проводила гостей по выделенным им покоям.

  Мужчины поднялись из-за стола, и Алмер протянул руку Каденс, помогая ей встать.

  — Спокойной ночи, — кивнули они мне, и ушли вслед за служанкой.

  — Эрик, ты идешь? — остановился голубоглазый в дверях.

  — Конечно, — ровный голос не дрогнул, в то время как меня словно кто-то тронул изнутри. А потом он обратился ко мне, — Очень рад знакомству.

  Я учтиво кивнула, а он галантно поклонившись, прижался к моей руке горячими губами.

          На наших землях лето, как правило, короткое и не радует обилием жарких дней. Реки и озера всегда холодные, поэтому насладиться купанием невозможно, всего пару раз мне посчастливилось побывать на горячих источниках в землях покойного Дака Вульфа. И вот теперь мне пришлось испытать что-то похожее, теплые густые волны чего-то нового, незнакомого и невероятного.

          Он коротко кивнул, отдавая дань этикету, и покинул главный зал вслед за своим братом и его женой, спокойный, собранный и совершено холодный  на вид. Так странно: глаза теплые, а лицо, как ледяная скала.

  ***

          Впервые за несколько дней бури утро порадовало, несмотря на свою серость, на отвратительную погоду, а на душе все равно было хорошо. Задумываться о причинах столь странных порывов не стала. Быстрое умывание и сборы и я уже на пороге главного зала. Камин, спасая замок от сырости, пылал, а заодно рассеивал полумрак, царивший из-за отсутствия солнца.

  — А Вы ранняя пташка, — раздался голос от дальнего окна, выходящего во внутренний двор.

  — Ночи и без того еще слишком длинные в это время года, чтобы воровать у себя утренние часы, — ответила я, проходя в глубь зала.

  — Пожалуй, Вы правы, порой ночи бывают бесконечными, — тихо, словно самому себе, сказал Эрик и вновь сосредоточился на чем-то за окном.

          Не сдержав любопытства, я подошла ближе и взглянула на то, что так привлекло его внимание. Там под навесом из хвороста и соломы ютились воины, не желавшие коротать время в тесных казармах. Несколько мужчин, разбившись на группы, нашли себе занятия по интересам: кто-то точил мечи, кто-то вырезал фигурки из дерева, другие развлекали себя разговорами. Среди них сильно выделялись несколько воинов, обособленно сидевших у самого края навеса.

  — Ваше сопровождение?

  — Оборотни, — зачем-то уточнил он.

  — Я вижу, — покойно заметила я.

  — Они степняки и каменные стены замка для них как клетка.

          На самом деле это многое объясняло, и их странное месторасположение и напряжение в позах. "Степняки" — это было новое для меня понятие, но очень само за себя говорящее.

  — Вам тоже тяжело переносить замкнутое пространство?

          Я плохо представляла себе уклад жизни на северных границах, но насколько помню, для Вульфов это не было проблемой.

  Эрик насмешливо окинул меня взглядом.

  — Боитесь, что мой зверь может сорваться с привязи?

  — Ничуть, — честно ответила я.

          Все равно мне ничего не грозит, кроме затрат на восстановление мебели, но я всегда могу выставить счет виновнику погрома.

  — Похоже, Вы много знаете о нас.

  — Достаточно, — подтвердила я его догадку.

  — Близко знакомы с представителями нашей расы?

          Заменив ответ коротким кивком, отвела взгляд в сторону, не желая вдаваться в подробности. Может я выдала себя не осторожным словом или излишне медленным выдохом, но его взгляд стал словно тяжелее. Мне не хотелось, чтобы он видел больше, чем нужно случайному проезжему, но, похоже, спрятать привычную тоску не вышло.

          Если в его мысли и закрались подозрения, то он был достаточно сдержан, чтобы не углубляться в болезненную для меня тему.

  — В этих суровых краях розы не растут, — вдруг сказал он, сбивая меня с мысли.

  — Что, простите?

  — Я говорю о розах. Здесь нет этих нежных цветов, но Вы пахнете именно ими, как молодой нераскрывшийся бутон.

          Я смутилась от его слов, но его следующие действия вообще заставили замереть на месте. Эрик медленно шагнул ближе и склонил голову к моему плечу, втягивая воздух носом. Было неловко, но замереть меня заставили собственные чувства, они словно взбунтовавшись, заставили сердце пуститься вскачь, а кровь забурлить кипящим маслом, дыхание сбилось, а тело отяжелело. В следующий момент я вздрогнула, так как теплые мужские пальцы прикоснулись к моей щеке.

  — Я еще вчера хотел узнать, настолько ли бархатиста Ваша кожа, как выглядит.

          Его голос завораживал, и мысли путались под его влиянием. Мне бы сделать шаг назад, разорвать возникшую между нами связь, но не было сил отказать себе в удовольствии ощутить себя желанной. Так давно никто не прикасался ко мне с нежностью и трепетом, уже многие месяцы я не чувствовала опьяняющий мужской аромат так близко. Тело взбунтовалось против меня и, зажив своей жизнью, качнулось вперед, почти прикасаясь к Эрику.

          А дальше я словно провалилась в сон. Он что-то нашептывал мне на ухо, но слов разобрать мне не удалось, как будто заклинание древних друидов, слова текли плавно, гипнотизирующе. Мне было легко и приятно, и только туман в голове не позволял в полной мере осознать, что именно он говорит.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям