0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Ваш ход, Маэстро! » Отрывок из книги «Ваш ход, Маэстро!»

Отрывок из книги «Ваш ход, Маэстро!»

Автор: Коротаева Ольга

Исключительными правами на произведение «Ваш ход, Маэстро!» обладает автор — Коротаева Ольга Copyright © Коротаева Ольга

Глава 1

 

— Нет, пожалуйста... Не надо! Я не хочу!

Худенькая темноволосая Тера выскочила из барака и, испуганно стягивая на груди разорванный лиф, устремилась к чистившей оружие Лисе:

— Умоляю, помоги!

Вцепилась дрожащими пальцами в её рукав, но в ужасе зажмурилась, услышав донёсшийся из дома рык:

— Иди сюда, маленькая тварь!

В дверях показался орущий громила с всклокоченной бородой, но, увидев Лису, осёкся. Казалось, он передумает и вернётся в дом, но тут донёсся пьяный смех:

— Видели, как новенькая вмазала Телу? Спорим на медяк, девка ему не даст?

Мужчина помрачнел как туча и, сжав кулаки, двинулся к девушкам. Лисе этого было достаточно, чтобы вынуть из тонких резных ножен кинжал и встать между Терой и одним из самых отъявленных негодяев Гильдии воров.

Завидев это, снующие по двору люди заинтересованно останавливались. С Коди по кличке Тело благородные господа щедро делились монетой, которую он выбивал из их должников. Золотые зубы и прочие трофеи бандит оставлял себе. Бросить ему вызов означало подписать себе смертный приговор.

Но и Лиса не так проста. Миловидная изящная блондинка была сама по себе и дорожила свободой. За те полгода, что девушка провела в квартале Блэкард, она снискала репутацию лучшего стрелка и самой ловкой воровки в гильдии.

Поэтому всем было любопытно, чем закончится это противостояние.

— Стой, Тело! — Лиса вытянула руку с оружием и прикоснулась остриём к шее мужчины. — Иначе обзаведёшься парой дополнительных дырок.

— Брось, Лиса, — нехорошо прищурился здоровяк. — Эта Птаха — моя. — Он ухмыльнулся и глумливо подмигнул: — Но я могу передумать и взять тебя вместо новенькой.

— Видимо, тебе совсем жить надоело, раз предлагаешь такое, — возмутилась она и тряхнула светлыми волосами. — Вот погоди, услышит Львиная Лапа — не поздоровится...

— Ты не его женщина, — оборвал Коди и медленно вытащил из-за пояса широкий кинжал. Набычившись, прошипел: — Будешь моей! Или я возьму ту смазливую девку. Решай, кто из вас ляжет под меня. Мне без разницы...

И бросился вперёд.

— А если так... — отскочила блондинка. Отпихнув испуганную Теру к стене барака, развернулась к громиле и одним росчерком оставила на его щеке алую царапину. — То полюби свою руку! Она будет тебе верна до самой смерти!

И отступила к смертельно побледневшей Тере. Коди дотронулся до раны, лизнул окровавленные пальцы и медленно повернулся к девушкам:

— Пора подрезать твой острый язычок!

Он попытался схватить Лису за волосы, но та ловко скользнула в сторону и, отбив кинжал своим, пнула здоровяка в зад. На холщовых штанах остался отпечаток её туфельки, и собравшийся народ расхохотался при виде отметины. Коди, озверев от ярости, побагровел и кинулся на противницу. Вырвав из её руки клинок, схватил девушку за шею и вжал в стену.

— Попалась, Лиса! — процедил он, обдав её несвежим дыханием. — Получишь мою метку и хорошо ублажишь меня этой ночью, как приду с дела...

— Начну прямо сейчас! — крикнула она и, извернувшись, двинула мужчину коленом между ног. — Как тебе, а?!

Коди издал тонкий звук и, выронив кинжал, медленно осел на землю. К Лисе подбежала новенькая девушка и обняла:

— Спасибо!

— Потом поблагодаришь. — Быстро глянув на дом, Лиса высвободилась и подняла своё оружие. — Бежим скорей!

Но скрыться они не успели. На шум из барака вышел высокий лысый мужчина. Его широкие плечи украшала побитая молью львиная шкура, на лице с грубыми, будто вырубленными из камня чертами застыла жёсткая усмешка.

— Лис-са, — манерно протянул он, и девушка, чертыхнувшись, остановилась. — Ты опять устроила шум?

— Не я, Лео, — бойко ответила она и, сжав ладонь Теры, неторопливо направилась к воротам. — У Тела пожар в штанах, бросается на всех, как кролик по весне. Пришлось напомнить, что для секса нужно обоюдное согласие.

— Это я уважаю, — кивнул глава Гильдии воров. Но стоило Лисе перевести дыхание, как он продолжил: — Но, детка, ты с нами уже полгода. Пора уже выбрать себе мужчину и принять его метку, чтобы другие не засматривались.

Лиса застыла на месте и, собравшись с духом, решительно повернулась к Лео:

— Почему я не могу быть одна?

— Ты слишком соблазнительна для этого. — Он сверкнул золотом глаз. — Красивая женщина всегда несёт беду, если она не принадлежит сильному мужчине...

— Вот именно! — вскрикнула Лиса и кивнула на пытающегося подняться Коди. — Это, что ли, сильный мужчина? Он не может справиться даже с такой слабой девчонкой, как я.

По толпе прокатился смех, раздались выкрики, за многие из которых Коди жестоко отомстит... Если отыщет того, кто подал голос. Лиса довольно улыбнулась и снова потянула Теру к воротам.

— Тогда будешь моей! — прилетело в спину.

Девушка застыла и беспокойно покосилась на Шейлу. Немолодая, но всё ещё красивая женщина поправила причёску и выступила вперёд:

— Законы гильдии запрещают иметь больше трёх жён.

— Сегодня я освобожу тебя от своей метки, — хищно улыбнулся Лео своей первой жене, и она в ужасе отшатнулась.

Схватилась за грудь, будто у неё внезапно заболело сердце, и беспомощно огляделась. Глава гильдии пнул Коди, отчего тот скорчился, и, перешагнув через него, приблизился к Лисе. Наклонился, едва не касаясь волос губами.

— Я спас тебя, дал приют, научил всему, что знал сам, — прошептал он. — Пришло время платить за это, девочка.

— Я заплачу, — выпрямилась Лиса и отступила, увеличивая расстояние между ними. — Звонкая монета лучше хорошенького личика. Ты сам это говорил.

— Сегодня дел нет, — дёрнул он уголком рта.

— А Коди иное сказал, — выгнула она светлую бровь. — Посмотри на него! Тело сейчас и студента не обчистит. Пошли меня. Ты знаешь, что я справлюсь.

— Это дело связано с благородными, — недовольно поморщился он. — Слишком опасно...

— И что, теперь любовницы главы будут отлынивать от работы? — громко спросила обиженная Шейла. Закричала что есть мочи: — В гильдии все равны! Каждый вносит свой вклад за защиту, еду и кров!

Собравшиеся воры и убийцы расшумелись, поддерживая её, поэтому Лео повысил голос:

— Лиса принесла в гильдию немало золотых. Кто из вас хоть на десятую долю опередил её? Выйди вперёд, и я отдам тебе свой кошель... Или кинжал в сердце, если хоть медяком меньше!

Народ стушевался и, толкаясь, расступился. Глава гильдии ухмыльнулся и снова посмотрел на девушку, за которой пряталась насмерть перепуганная тем, чему явилась причиной, Тера.

— Ты лакомый кусочек для каждого, Лиса. Случай с Коди не станет единственным. Ты должна выбрать своего мужчину. Дальше тянуть нельзя. Я предлагаю тебе своё покровительство.

— Давай обсудим это после дела, — понимая, что сейчас глупо спорить, предложила она. — И, кстати! Благородные любят красивые речи. Ты знаешь — я уболтаю любого. Тело же и двух слов без мата связать не может. Дать ему это задание— всё равно что ловить бабочку топором!

— Ты права, — кивнул Лео и поманил Лису. — Идём, расскажу, что надо сделать.

— Сука, — прохрипел Коди. — Ходи теперь и оглядывайся, тварь!

— Не отставай, — шепнула девушка бледной Тере. — Иначе Тело отыграется на тебе.

Несчастная вцепилась в руку спасительницы так, что Лиса морщилась от боли, но терпела. Она-то знала, каково это — внезапно оказаться среди тех, кого считают отбросами общества. Не так давно и сама очнулась в этой части города, ничего не помня из своей прошлой жизни. Сломанный артефакт, опасный дар и опалённые волосы намекали, что лучше ничего и не знать. Так безопаснее.

В комнате главы Тера забилась в самый тёмный угол и притихла.

— Лео. — Лиса прошла к столу и уселась прямо на чертежи. — Ты же не думаешь забрать метку у любимой жены? Зачем устроил этот спектакль?

— Дура, — беззлобно отозвался главарь. — О тебе беспокоюсь.

— Лучше о себе подумай, — усмехнулась девушка. — Боюсь представить, что тебе Шейла ночью устроит. Она же с первого дня, как я здесь, тебя ревнует. Удивляюсь, что эта женщина до сих пор не придушила меня во сне.

— Я жду, когда ты сама придёшь ко мне, — спокойно признался Лео и, окинув её плотоядным взглядом, уселся на свой каменный трон. — А Шейле не повредит небольшой урок. Эта женщина порой забывает, что глава гильдии — я!

— Никто не посмеет усомниться в твоей власти, — польстила его себялюбию Лиса и ехидно добавила: — Пока у тебя три жены. Ни меньше, ни больше! А то обвинят в жадности и переизберут.

— Язык у тебя как нож, — проворчал он и вздохнул. — Тебе нельзя оставаться одной. Не хочу однажды услышать об изнасиловании.

— Ты можешь себе представить, что я кому-то позволю это? — хищно ухмыльнулась девушка, и мужчина раскатисто рассмеялся.

— Ты не так сильна, как думаешь, — успокоившись, покачал он головой. — Я действительно беспокоюсь о тебе.

— Раз беспокоишься, — спрыгнула со стола Лиса и протянула руку, — дай задание. Чую, что это принесёт много денег.

— Или отберёт жизнь, если поймают.

— Не поймают, — убедительно возразила Лиса и кивнула на девчонку: — Возьму новенькую. Покажу, как это делается. Передам ей то, чему научилась у тебя.

— Чертовка, — фыркнул мужчина и, отодвинув ящик стола, достал мешочек из тёмного бархата. Кинул Лисе. — Там всё, что потребуется. Нужно проникнуть в особняк графа Хауарда и добыть связку писем из указанного тайника. Всё, что унесёшь кроме этого, — твоё.

— Ты щедр, как король! — ослепительно улыбнулась девушка и приказала Тере: — За мной, Птаха. Я покажу, как выжить в нашем мире. Это не так сложно, как тебе кажется. Не обязательно быть при мужчине...

— Не стоит обнадёживать девчонку, — сурово перебил Лео. Поднялся и, приблизившись, положил руки на плечи Лисы. — У тебя есть дар, который делает тебя особенной, детка. Но помни, что даже он однажды не помог. Не лезь на рожон.

Поцеловал в лоб и, покосившись на пухлые девичьи губы, вздохнул:

— Убирайся, пока не передумал.

Когда Лиса и её подопечная вышли из барака, Тера обняла наставницу:

— Прости, из-за меня у тебя неприятности. Я очень испугалась, как Тело посмотрел на тебя. Что, если он тебя где-нибудь подкараулит?

— Коди-то? — рассеянно отозвалась Лиса. — Не волнуйся, мне не впервой обламывать Тело. А вот ты постарайся ему на глаза не попадаться. И не вздумай отдавать себя кому-то без метки, иначе сама не заметишь, как окажешься в доме госпожи Ванессы.

Тера задрожала и обхватила себя руками. Некоторое время они шли молча, но девушка всё же спросила:

— Почему ты отказала Лео? Любая женщина в гильдии отрезала бы себе ухо за возможность получить его метку.

— Мне дороги мои уши, — останавливая проезжающий мимо кабриолет, рассмеялась Лиса. Забираясь внутрь, произнесла серьёзнее: — И свобода! До сих пор удавалось сохранить её, но я не знаю, как долго смогу тянуть с этим. В гильдии одиноких женщин немного, и все они работают у Ванессы.

— Я верю, что ты всегда останешься сильной и независимой! — усаживаясь рядом, восхитилась Тера. — И мечтаю стать такой же. Как мне это сделать?

— Урок первый: в этом мире можно рассчитывать только на себя, Птаха, — дав извозчику знак двигать, поделилась Лиса.

«И на свой дар, о котором лучше не распространяться», — добавила она про себя.

— А ты меня правда всему научишь? — робко уточнила Тера.

— Кривда, — фыркнула Лиса, но тут же пояснила: — Я заступилась за тебя, Птаха. Значит, отныне я твой наставник. Слушайся меня во всём и не пострадаешь.

— А как ты стала воспитанницей главы гильдии? — поинтересовалась она. — Тебе повезло?

— Это Лео не повезло, — усмехнулась Лиса. — Говорят, я свалилась ему на голову. Он спас меня, а значит, обязан был научить выживать в квартале Блэкард.

Замолчав, она ожидала новых расспросов о Лео, об отказе стать его очередной женой, но Тера удивила:

— Ты действительно ничего не помнишь о своей прошлой жизни?

— Девушку, которой я была, убили, — жёстко ответила Лиса. — Я о ней не знаю и не хочу знать. Так будет лучше для всех.

Остаток пути они провели в тишине, а когда подъехали к особняку графа Хауарда, Лиса сунула извозчику медяк и спрыгнула с повозки. Та, дымя на всю улицу, с фырканьем укатила прочь. Девушка прижалась к ограде и поманила Теру. Вытащив из переданного Лео кошеля большой компас, откинула крышку. Магия внутри аппарата осветила голубоватым мерцанием стрелки, и те шевельнулись, указывая на замысловатые знаки.

— Граф вне дома, — шепнула Лиса и улыбнулась. — Это хорошо.

Ещё в переданном главой мешочке оказался лист пергамента с подробным описанием писем, которые следует украсть, и место встречи с заказчиком. Изучив текст, Лиса приказала ученице:

— Оставайся на месте и следи за воротами. Если граф вернётся, подашь мне знак.

Сунула ей в руки удлиненную трубочку со сжатым паром и показала, как активировать магический заряд. Убедившись, что девушка поняла свою задачу, легко вспорхнула на каменную стену ограды. Тера восхищённо ахнула, но Лиса и не думала поддаваться самолюбованию. Предельно сосредоточившись, она спрыгнула вниз и побежала к зданию.

— Лис, явись, — шепнула, приближаясь, и вместо неё в приоткрытое для проветривания окно метнулась тень магического зверя.

Лиса не знала, как у неё это получается. Когда очнулась без памяти, имени и прошлого, животное уже было с ней.

В ней.

Оно не раз выручало, спасая из самых немыслимых ситуаций. И это давало понять, что тот взрыв, который она помнит, действительно должен стать моментом смерти её прежней и рождением воровки Лисы. Не стоит ворошить прошлое, чтобы смерть не нашла ускользнувшую жертву.

Преобразившись в девушку, Лиса подошла к комоду и нажала на секретную кнопку. Раздался щелчок, и выдвинулся один из ящиков. Тот, кто составлял задание, явно был очень близок с графом, раз знал такие подробности. Впрочем, её это не касалось. Главное — взять связку писем и поменять на золотые в церкви Трёх мучеников.

Когда девушка спрятала перетянутую лентой пачку бумаг в корсаж, за окном неожиданно полыхнуло — Тера предупредила, что кто-то подъезжает к особняку.

Лиса едва успела подбежать к окну, когда дверь, скрипнув, распахнулась. На пороге появился мужчина в форме и с пистолетом в руке, за спиной которого маячил знакомый силуэт.

— Вот она! — указав на девушку пальцем, крикнул Коди. — Держи воровку!

 

Глава 2

 

— Господин Ритан, к вам посетитель!

Оливер поднял голову и посмотрел на помощника:

— Займись им.

— Он говорит, что дело срочное и вы будете ему очень благодарны за новость.

— Ладно, зови.

— Господин старший королевский следователь готов вас принять.

На пороге возник мужчина с клочковатой бородой и давно не мытым лицом. Неопрятная одежда с въевшимися пятнами указывала на жителя одного из бедных районов; в руках посетитель нервно мял и так потрёпанную шляпу. Нервное поведение, но при этом острый взгляд и готовность удрать в любой момент выдавали человека, которого точно есть за что посадить в темницу. Но именно от людей подобного сорта поступала самая ценная и достоверная информация.

Оливер вздохнул и отложил чертёж, который изучал:

— Слушаю.

— Моя новость стоит пять монет, — оскалился мужчина, показывая отсутствие некоторых зубов.

— Заплати, — приказал Оливер помощнику и, глядя на посетителя, прищурился: — Но если я решу, что цена излишне высока, отработаешь излишек на каменоломнях.

— Вы не пожалеете, благородный господин, — залебезил мужчина и, получив деньги, заулыбался ещё шире: — Спасибо, добрые люди. Вот спасибо!

— Новость, — сухо напомнил Оливер.

Посетитель подошёл к столу и, вынув из кармана мятую бумагу, бережно расправил её на столе. Отступив, поклонился:

— Вот.

— Хм... — Следователь пробежался взглядом по скачущим неровным строчкам. — Если это правда, то ты запросил... — Помощник вытащил наручники, но Ритан закончил: — Слишком мало. Грэг, поднимай всех, кого сможешь. Выезжаем немедленно! А ты можешь идти.

Ещё луна не забралась на тёмный небосвод, как старший следователь и его люди ступили на площадь Побед.

— Сегодня многолюдно, — недовольно заметил Грэг. — Как нам найти того человека? Приметы, указанные в доносе, подходят чересчур многим.

— Он будет бояться своей тени, — ухмыльнулся Оливер и незаметно вытащил пистолет. Спрятав его под плащом, кивнул помощникам: — Оцепите площадь! Хватайте всех, кто подходит под описание и подозрительно себя ведет.

А сам пошёл в толпу. Присматриваясь к празднующим, отметил скованность и чрезмерную радость некоторых. Чувствовал спиной взгляд. В груди росло неприятное чувство приближающейся опасности. Внезапно он увидел его.

Если верить нищему, который принёс информацию, этот высокий худощавый человек в строгом сюртуке и с тростью в руке и есть гонец Синдиката. На вид незнакомцу лет сорок, одежда дорогая и опрятная, но сильно поношенная. Обнищавший аристократ, готовый на всё, чтобы свести концы с концами и не потерять остатки положения.

Именно таких привлекает на свою сторону самая опасная организация королевства. И что бы ни говорил король, верхушка Синдиката находится ближе к трону, чем кто-либо думает. Но действуют белоручки через таких вот отчаявшихся людей.

И тут появился второй. Оливер замер, не в силах поверить своим глазам.

— Граф Хауард? — процедил он. — Ах ты, негодяй!

О том, что смазливый аристократ из кожи вон лез, чтобы очаровать племянницу короля, не судачил только немой. И король считал эту партию достойной, но явно изменит своё мнение, когда узнает о тайном увлечении потенциального зятя.

Беспокойно оглядевшись, граф приблизился к гонцу, и тот быстро передал ему что-то небольшое. В ответ получил кошель и, поклонившись, поспешил прочь.

— Грэг! — крикнул помощнику Оливер и, вытащив пистолет, побежал за графом. — Хватай того, что в плаще и с тростью!

И тут в лицо ему ударил огонь. Следователь попытался уклониться от неожиданного удара, но на миг ослеп и ощутил удар в бок. Закричала женщина, и этот звук отозвался болью в ушах. Покачнувшись, следователь потерял равновесие и упал на колени. Прижав руку к боку, растерянно посмотрел на окровавленную ладонь.

Его ударили ножом? Вроде рана не опасная.

Вскинув пистолет, прицелился в удирающего бандита, но на него кто-то навалился со спины. Оружие выбили из рук, но следователь ответил хорошо поставленным ударом. Нападающий выглядел горожанином, но дрался как наёмник. Пока Оливер давал отпор, рядом раздался взрыв. Шум нарастал, крики паникующих людей смешивались со стонами раненых.

Когда противник затих на брусчатке, следователь вскочил и, прижимая ладонь к боку, побежал в сторону, где заметил графа. Вдруг увидел одного из своих людей. Раскинув руки, мужчина лежал на спине и невидяще смотрел в тёмное небо. Вспыхивающие фейерверки отражались в его стекленеющих глазах.

Медленно опустившись, Оливер проверил пульс и, не ощутив его, сжал челюсти так, что заныли зубы. Рядом оказался Грэг и потряс следователя за плечо:

— Гонца ребята схватили, но граф ушёл!

Оливер взял оружие убитого и поднялся.

— Далеко не уйдёт. — Достал из кармана магический аппарат и, откинув крышечку, осторожно извлёк тонкую пластинку. — Подведите гонца.

К нему подвели бледного и слабо вырывающегося мужчину, и Оливер вложил в его влажную от пота ладонь индикатор. Экран аппарата в руках следователя ожил и зеленовато осветился, тоненькая стрелка едва заметно дрогнула.

— Туда. — Следователь безошибочно определил, в каком направлении исчез граф. — Нельзя его упустить! Судя по свечению, артефакт из запрещённых.

Их окружили тихо и неожиданно, напали толпой, умело применяя и ножи, и пистолеты. Завязавшаяся потасовка была заранее проиграна — людей Оливера косило словно траву. Следователь уложил меткими выстрелами нескольких нападавших, но тех было слишком много.

— Бегите! — крикнул Грэг, и когда раздался очередной выстрел, закрыл Ритана своим телом. Падая, прохрипел: — Только вы сумеете поймать негодяя...

И замер, лишившись жизни быстро и неотвратимо. Оливер осторожно опустил тело на брусчатку и, забрав его пистолет, выпустил ещё несколько пуль по разъярённой толпе. Сверяясь с магическим аппаратом, следователь устремился в погоню за Хауардом. Вскоре удалось оторваться и от преследующих его наёмников.

— Неужели направляется домой? — заметив особняк графа, прошипел Оливер. — Сам подписал себе путёвку на каменоломни! — Но тут стрелка, дрогнув, застыла. Зеленоватое сияние рассеялось, аппарат отключился. Следователь тряхнул его. — Нет-нет! Только не сейчас!

— А ну, иди сюда! — услышал он рёв и, выставив пистолет, оглянулся.

К нему, раскачиваясь, как пьяный, направлялся огромный мужик. Вроде тех, которым платят владельцы кабаков, чтобы вышвыривать перебравших клиентов. Лицо незнакомца было всё в крови, даже по бороде стекали багровые капли, но ранение не останавливало здоровяка. Он метнулся к тени, и раздался пронзительный женский визг. Худенькая девушка изо всех сил вырывалась из хватки бандита, а тот рычал:

— Придушу тебя, мелкая тварь! А потом и твою наглую защитницу! Но сначала принесу ей твою голову и отт...

Он затих от первого же удара, а девушка, освободившись, отпрянула, но не убежала.

— Он умер? — с надеждой спросила она.

— Без сознания, — стянув руки здоровяка наручниками, отрывисто ответил Оливер. — Обратитесь к полисмену, госпожа...

— Спасибо! — Она неожиданно бросилась к следователю и поцеловала: — Вы мой спаситель!

Но при этом задела рану, и Оливер застонал. Заметив на его одежде кровь, незнакомка ахнула и торопливо отодрала от своего подола полосу:

— Я вас перевяжу.

— Я тороплюсь, — прислушиваясь к приближающемуся шуму, отказался он.

— На тот свет вы всегда успеете, — настояла она и быстро обмотала его торс тканью. — Так-то лучше.

— Скоро здесь будет опасно, — подтолкнул её следователь. — Бегите и спрячьтесь!

— Надеюсь, мы ещё встретимся. — Девушка снова обняла его. — Я позову полисмена, чтобы арестовал Коди.

И, обворожительно улыбнувшись, растаяла в темени улицы.

Ритан направился к дому, но запнулся обо что-то и едва не упал. Ну конечно! Не просто так у того громилы череп едва не проломлен. Похоже, была потасовка из-за женщины, и кому-то не повезло распрощаться с жизнью во имя любви.

Наклонившись, он быстро осмотрел одежду на трупе и чертыхнулся при виде формы полисмена. Возле дома члена тайного Синдиката — мёртвый служитель порядка, раненый наёмник и попавшая в беду девица? Холодок понимания коснулся затылка, и Оливер сунул руки за пазуху. Зло рассмеялся, не найдя ни бумаг, ни серебряного значка следователя.

Воровка обчистила его!

Громом посреди ясного неба раздался свисток. Позвала ли полисменов девчонка, сам граф или же они прибыли по вызову на площадь, где произошло нападение, — не важно. Если его поймают у трупа без документов, то бросят в темницу. Пока удастся доказать свою личность, пройдёт драгоценное время. Преступник скроется!

Оливер помчался по улице так быстро, как только мог, по дороге размышляя, как избежать очередной ловушки. Увидев церковь, заметил в окне свет и силуэт, похожий на женский. Решение пришло мгновенно, и мужчина метнулся к тяжёлой двери, над которой витиеватая надпись гласила «Церковь Трёх мучеников». Внутри горели свечи и звучали тихие голоса.

Ритан стремительно приблизился к девушке, которая исповедовалась в этот поздний час, и схватил её за руку. Быстро осмотрел изумлённую незнакомку и, отметив бедность наряда, прищурился:

— Десять золотых, если сыграете мою невесту.

— Что здесь происходит?! — грохнул хорошо поставленным голосом мужчина в рясе.

— Святой отец, я вижу, что ваш приход нуждается в щедром пожертвовании, — намекнул ему Оливер. — Сейчас сюда явятся полисмены. Если сделаете вид, что происходит тайное бракосочетание, завтра у вас в церкви появятся новые скамьи.

Наступила тишина, которая показалась следователю подозрительной. Он отметил, что мужчина в рясе будто бы сжался и затаил дыхание. Потёр ладони и попытался спрятать руки в карманы. Вот только в рясе их не было. Оливер ухмыльнулся и притянул к себе девушку, невинной доверчивостью которой явно желал воспользоваться этот лжесвященник.

— Впрочем, если откажетесь, я пойму. Возможно, вам тоже есть о чём переговорить с полисменами.

— Я сделаю так, как вы просите, — глухо отозвался он и, взяв со скамьи толстый томик молитв, встал. — Поднимитесь, дети мои, и соедините руки.

— Но я... — начала было девушка.

— Вы должны поблагодарить меня, — тихо перебил её следователь. — Если бы я не появился, то вы попали бы в беду. Я спас вашу добродетель.

Она саркастично окинула его взглядом и задержалась на повязке.

— Откуда это у вас?! — побледнев, воскликнула она.

— Рана не опасна, не волнуйтесь, госпожа, — успокоил её Оливер и кивнул лжесвященнику: — Они идут. Приготовьтесь.

Тот тут же раскрыл томик и принялся читать первую попавшуюся молитву. И в этот момент в церковь ввалились люди. Оливер не оборачивался, поэтому не мог предположить, полисмены это или наёмники. Оба варианта его не устраивали, поэтому он играл роль, сжимая ледяную руку молодой девушки, что спасала его сейчас.

— Как вы смеете осквернять храм?! — рявкнул лжесвященник, и получилось у него это отменно. Видимо, от страха. — Убирайтесь с тайной церемонии!

— Не гневайтесь, святой отец, — попросил кто-то из вошедших. — Мы ищем убийцу...

— Его тут нет! — излишне эмоционально вскрикнул человек в рясе. — Лишь пара влюблённых.

— Недалеко отсюда молодая девушка едва не рассталась с жизнью, — услышал Оливер жёсткий властный голос и ощутил, как дрогнула в его ладони рука «невесты». — Она утверждает, что раненый — мужчина, но второй пострадавший заявил о нападении. А ещё мы обнаружили труп полисмена.

Следователь сжал челюсти, призывая всё своё самообладание, а девушка рядом посмотрела на него с таким восхищением, что Оливер нахмурился. Странно она себя ведёт. И в то же время в груди разлилось приятное тепло от её взгляда и лёгкого пожатия руки.

— Какое это имеет отношение к нам? — раздался её звонкий сильный голос. — Может, вас подослал мой отец, чтобы остановить церемонию? Так напрасно. Можете вернуться и сказать, что я не передумаю. Я люблю...

Она замялась и вопросительно покосилась на него.

— Оливер, — машинально шепнул следователь.

Но девушка лишь всхлипнула и прижала ладонь к глазам.

— Простите, что расстроил вас. — Голос незнакомца прозвучал чуть мягче. — Продолжайте, святой отец. Я лишь посмотрю под скамейками. Один — а мои люди подождут снаружи.

«Священник» продолжил невнятное бормотание, а девушка отняла руку от сухих глаз и подмигнула Оливеру. Он не сдержал ответной улыбки: вот плутовка! Не зря ночью пришла исповедоваться — видимо, было в чём каяться с таким характером.

— Протяните руки, — приказал мужчина в рясе, и следователь послушался. — Есть церемониальная лента?

— Это подойдёт?

Девушка развязала поясок и протянула незнакомцу, чьё лицо было скрыто до самого носа.

Пока лжесвященник стягивал их руки алой лентой, Оливер искоса следил за осматривающим помещение мужчиной. Тот замер в нескольких шагах от «молодожёнов», но когда прозвучали последние слова благословения, лишь сказал:

— Поздравляю молодых. Простите за вторжение. И, госпожа, мы не от вашего отца. Прощайте!

Девушка снова прижала ладонь к лицу и едва заметно кивнула, будто у неё не было сил ответить. Оливер лишь головой покачал: ох лиса!

Когда незнакомец покинул храм, священник едва ли не бегом направился к дверям, а вот «жена» следователя повернулась к нему и хитро улыбнулась:

— Значит, вы спасли мою маленькую Теру? Думаю, это Коди на неё набросился. Подонок! Он ещё пожалеет, что отважился на это!

У Оливера от изумления глаза на лоб полезли. Никогда ещё женщина не разговаривала с ним вот так. Не смотрела прямо, голос не звенел искренней смелостью, поза не выражала уверенность и силу духа.

Кто она?

— Стоп, — нахмурился он и, стряхивая наваждение, помотал головой. — Так та мелкая преступница — твоя подруга? Ты тоже воровка?

— А ты убийца полицейского, — рассмеялась она и неожиданно обняла его. — Отличная пара!

— Держи руки при себе, — отстранился Оливер. — У меня больше нечего брать. Твоя Тера постаралась.

— А это? — «Жена» с улыбкой показала ему пистолет. И как только умудрилась вытащить так, что он и не заметил?! — Должно быть, это улика, муженёк?

— Ты и сама знаешь, что брак такой же настоящий, как и священник, — отбирая оружие, недовольно проворчал он.

— А кто нам мешает сделать вид, что это всё реальность? — прошептала она, и Оливер мгновенно утонул в зелёных, как весенняя листва, глазах.

Девушка вновь обвила его шею тонкими руками и прижалась к его губам своими, мягкими и нежными.

— Это тебе за Теру. — Взяла его руку и положила ладонь на свою грудь. Оливер ощутил, как быстро и сильно бьётся сердце девушки. — А это за меня.

И в этот миг что-то внутри него щёлкнуло. Внезапно стало не так важно поймать графа именно этой ночью. Он сделает это, обязательно сделает! Но чуть позже. А сейчас...

Ритан приник к сладким устам своей ненастоящей жены и поразился, каким мучительно-медовым может быть обычный поцелуй. Как заходится сердце в отчаянном беге, как стремительно растекается лава по венам, затуманивая разум, останавливая время.

Они целовались в церкви. Не переставали это делать и в вызванной повозке, пока извозчик насвистывал какую-то фривольную песенку. Оливер погрузился в неведомую до этого дня внезапную, сногсшибательную страсть и, забыв обо всём мире, внёс едва знакомую девушку в свой дом.

Такой дикой обжигающей ночи у строгого и принципиального следователя не было никогда. Ни разу он не давал себе право потерять голову и поставить удовольствие превыше работы, но сейчас всё происходило впервые. И не только у него. Девушка под ним дрожала и стонала, лицо её искажалось то от боли, то от наслаждения, и это уносило последние остатки самообладания.

Что бы это ни было, Оливер отчётливо осознал, что не отпустит свою лису, кем бы она ни оказалась. Если воровка — поможет покончить с тёмным прошлым и встать на путь истинный. Если у неё на самом деле имеется тиран-отец, поговорит с ним.

Утро встретило его жестоким разочарованием.

 

Глава 3

 

Лиса проснулась привычно рано — лучи солнца только-только позолотили небосвод — и быстро огляделась. В недоумении дотронулась до длинных густых волос спящего рядом мужчины.

«Да что это со мной? — изумилась она. — Как можно было поступить так опрометчиво?»

Забыть обо всём и броситься в объятия первого встречного — это на неё не похоже. Но, вспомнив, что этот человек ради спасения её маленькой воспитанницы убил полисмена (и, считай, записал себя в пожизненные изгои), улыбнулась. Хотелось запомнить эту ночь до последнего мгновения. Сладость на грани боли и затуманенные страстью глаза незнакомца.

Нет, не незнакомца. Имя её ненастоящего мужа известно.

«Оливер», — нежно протянула она про себя.

Мужчине оно шло. С привлекательной внешностью и лёгкой небрежностью в отношении женщин, он наверняка был весьма популярен и, несомненно, пользовался этим. Она — лишь очередная, кто рухнул в объятия дамского угодника, но Лиса ни о чём не жалела. Если уж отдать кому свою «добродетель», как выразился Оливер, так только такому мужчине.

Девушку восхитило его мужество, подкупила непоколебимая уверенность в себе. Как он ворвался в храм и потребовал провести ритуал! Ни мгновения не сомневался, что Лиса согласится. Заявил, что спасает её, и даже предложил деньги...

Стоп. Так он богат?

Лиса вспомнила, как Оливер посетовал, что Тера обокрала его. Умничка! Быстро учится. Ещё месяц-два, и за девчонку можно будет не волноваться. Только непонятно, как она могла попасться Коди, ведь Лиса собственноручно отправила подлеца в отключку. Гадёныш не подозревал, что кто-то может мгновенно оборачиваться в животное. Как и полисмен...

Когда он начал палить по животному, Лиса уже покинула особняк графа. И Тера должна была сделать то же самое, причём в тот момент, когда запустила сигнал. Ведь её могли схватить стражи порядка. Эх, всё же подопечную ещё учить и учить!

Поднявшись с постели, Лиса недовольно цокнула: прежде чем злиться на Теру, надо на себя посмотреть! Лео предупреждал, что магическое животное никому нельзя показывать, особенно полисменам. Если среди них попадётся мастер, то Лисе тяжело придётся. Магия зверя излучает зеленоватое свечение, как запрещённые артефакты.

Жаль, что тот полицейский погиб, но Лисе это на руку — опасный секрет остался тайной.

«Только не для Коди», — рассматривая сложные чертежи, что завалили стол, вздохнула она.

Впрочем, вряд ли мужчина станет трепаться. И дело не в страхе перед Львиной Лапой. Скорее всего, подонок не упустит шанса шантажировать её.

Раздумывая об этом, Лиса взяла плоскую шкатулочку, похожую на выданный Лео компас, и открыла её. Вынула вложенную вовнутрь тонкую золотистую пластинку и, покрутив в руках, машинально сунула в карман. Не монета, но явно драгоценный металл.

«Где же Оливер хранит деньги?»

Она внимательно осмотрела обиталище закоренелого холостяка. Проверила содержимое тяжёлого шкафа и все ящики стола. Даже вскрыла спрятанный за картиной сейф, но там оказались лишь исписанные мелким почерком толстые тетради.

Надеясь найти позади них хоть что-нибудь ценное, Лиса задрала рукав длинной мужской рубашки, которую накинула на себя ночью, и остолбенела при виде поблескивающей татуировки на запястье.

Метка?!

«Как? — пошатнулась она и слабо привалилась спиной к стене. Понимая, что произошла беда, похолодела. — Неужели заказчик на самом деле был священником?»

Она была уверена, что это лишь маскировка, ведь резкие движения и повелительный тон выдавали в незнакомце человека, привыкшего отдавать приказы. Не просто так он скрывал своё лицо и намеренно сутулился. Хорошо, что Лиса успела получить золотые до появления Оливера. После произошедшего «священник» скрылся едва ли не быстрее, чем она потеряла голову от благородного поступка незнакомого мужчины...

Который стал её мужем.

Лиса схватилась за голову и, застонав, села на стул. Уронив руки на стол, невидяще посмотрела на чертежи.

Что делать?

С одной стороны, эта метка могла спасти её от посягательств со стороны Коди и ему подобных. Но тогда Оливеру придётся переселиться в Блэкард, ведь муж и жена по законам гильдии должны жить вместе.

Лиса фыркнула, не представляя зажиточного горожанина в одном из самых опасных районов столицы. С другой стороны, если полисмена убил Оливер, а не Коди, мужчине не останется другого выбора, кроме как переехать в Блэкард...

Альтернатива одна — каменоломни.

Лиса неуверенно оглянулась на кровать, где мирно сопел её нечаянный муж.

Сумеет ли она стать женой? Попрощаться с независимостью? Во всём слушаться мужа, обслуживать его по первому требованию и отдавать всю добычу? А когда мужчина считает, что этого мало, — терпеть побои? Именно такую жизнь вели женщины в Блэкарде.

Лиса покачала головой. Да ни за что!

Или... Всё же Оливер не похож на Коди. Вряд ли он будет распускать руки. Но, судя по любвеобильности, в дом Ванессы явно зачастит. За денежки жены, ведь свои он отдаст Лео за право быть в гильдии.

Размышляя, как поступить, Лиса перебирала пальцами по чертежу, когда её внимание привлекла мелкая надпись в углу листка. Герб аристократа и имя: Оливер Ритан.

Девушка нахмурилась.

Ритан, Ритан... Где-то она уже слышала это. Не так давно, буквально пару дней назад.

И, задержав дыхание, изумлённо оглянулась на спящего мужчину.

«Господин старший королевский следователь?!»

Стоило совершить несколько глубоких вдохов и выдохов, как удушающая паника отступила. Если бы Ритан хотел её арестовать — повёл бы в тюрьму, а не к себе домой. Как бы то ни было, она свободна.

Почти.

Чертыхнувшись, Лиса посмотрела на метку. Теперь не оставалось ни единого сомнения, что брак нужно аннулировать. Но как это сделать? Оставаться и просить об этом у Оливера опасно. Может, вчера мужчина был под воздействием каких-либо зелий. Ведь он ранен, но всё равно занимался любовью. Утром же может даже не вспомнить случайную любовницу. А если узнает, кто стал его законной женой, то...

Девушка застонала и прижала ладони к лицу: угораздило же выйти замуж за аристократа! Чтобы развестись с обычным горожанином, достаточно заплатить золотой любому священнику, но освободить человека голубой крови может только кардинал.

Вряд ли Ритан пойдёт на подобный скандал — столица будет гудеть о том, что старший королевский следователь был настолько нетрезв, что женился на воровке из Блэкарда.

Лиса сглотнула и потёрла шею. Человек такого положения легко обвинит её в десятках преступлений. Этого будет достаточно, чтобы послать жёнушку на каменоломни... Или на казнь! Стать вдовцом намного проще, быстрее, а главное, дешевле, чем подавать прошение о разводе. И никто не узнает о позоре следователя.

Приняв решение, Лиса быстро оделась и обшарила карманы супруга. Как и ожидалось, Тера ничего не оставила своей наставнице. Кроме, разве что, одной вещи, которая может пригодиться, если мужчина будет сопротивляться предложению своей молодой жены.

Лиса подхватила перо и подкрутила на нём маленькое колёсико. Чернила подступили к острому кончику, на котором выделилась тёмная капля. Записку девушка написала прямо на чертеже, где был изображён герб мужа.

«Я требую развода, господин Ритан! И забираю кое-что, чтобы быть уверенной — вы подадите прошение кардиналу. Как только бумага будет подписана, дайте заметку в "Вести столицы" о том, что ищете лису. Тогда я верну то, что вам нужно».

Перечитав записку, Лиса усмехнулась и, вынув помаду, щедро смазала ею губы. Оставив на листе алый отпечаток поцелуем, выскользнула из спальни.

— Госпожа?

Подскочив, девушка прижала ладонь ко рту, сдерживая крик. Выдохнув, нацепила на лицо улыбку и повернулась. Раз её не схватили сразу, значит, волноваться и не о чем.

— Да?

— Желаете позавтракать?

Перед ней стоял невысокий мужчина в строгой одежде, в его жидких волосах блестела седина, а в руках серебрился поднос с двумя чашками.

— Позже, — отмахнулась Лиса и, смекнув, что слуга доложит следователю, что она ушла, тут же добавила: — Сначала вызовите лекаря. Оливер ранен, я оказала ему первую помощь, но рану надо обработать...

Поднос выпал из ослабевших рук мужчины, когда он схватился за голову.

— Ранен?!

Лиса выругалась и, боясь, что шум разбудит Ритана, потянула слугу в другую от комнаты сторону.

— Скорее же! Или вы хотите, чтобы ваш хозяин умер от потери крови?

— Да-да... — засуетился тот.

Лиса улыбнулась и, улучив момент, скользнула к распахнутому окну большой светлой гостиной. Старые приёмы — самые верные. Сейчас, пока царит суматоха, никто не заметит магическое животное. Сбежать и забиться в какой-нибудь подворотне до темноты. Под покровом ночи вернуть себе человеческий облик и возвратиться в Блэкард.

Таков был план, и ничего не предвещало беды, пока Лиса не вошла в ворота, за которыми располагались бараки гильдии.

— Лиса вернулась! — ткнула пальчиком в её сторону маленькая девочка.

— Хватай её! — рявкнул один из мужчин, выбежавших на крик ребёнка.

Лиса попятилась и ухватилась за рукоять тонкого кинжала, но не стала вынимать оружие. Глупо сопротивляться толпе — нельзя злить мужчин, если они нападают не по одному. Хрупкой девушке не выстоять. Важно вовремя подчиниться (или сделать вид, отвлечь внимание и сбежать), чтобы выяснить, что происходит.

Ей связали руки, лишили оружия и денег, перед тем как повести к бараку, в котором жил глава гильдии. Лиса тихонько перевела дыхание и пошагала увереннее. Значит, Коди не заплатил подельникам за гнусные дела. Если её тащат к Львиной Лапе, лучше не пытаться сбежать.

— В чём дело, Лео? — с вызовом спросила она, представ перед мужчиной с потёртой шкурой на плечах. — Всё-таки избавился от Шейлы и решил поставить мне метку?..

— Лиса, — тихо перебил он и, нахмурившись, подступил ближе. Склонившись, всмотрелся в глаза девушки: — Знаю, Коди плохо обошёлся с тобой, но ты поступила во сто крат хуже. Неужели не знаешь, что за предательство полагается смерть?

Лиса остолбенела:

— О чём ты говоришь? Что тебе наплёл этот озабоченный придурок? Он сдал меня графу, я еле ноги унесла! А ещё пытался Теру...

— Молчи, — прошипел Лео, и Лиса подавилась остатком фразы.

Золотистые глаза Львиной Лапы сузились и потемнели от ярости, и это настораживало. Что такого ему поведал Коди? Отчего Лео так помрачнел? Почему угрожает смертью?

— Тогда говори ты, — смело предложила она и приподняла подбородок. — В чём меня обвиняют?

— Ты убила полисмена и подставила Тело, — вмешался мужчина, который схватил её первым. Близкий приятель Коди брызгал слюной от злости. — Ударила его по голове, а когда Тело очнулся, его уже скрутили!

Лиса быстро перебрала в памяти все события. Полисмена, убегая, она видела живым и здоровым. В церкви она решила, что его убил Оливер, но следователь не стал бы этого делать. Вывод один: убийство совершил Коди и решил всё спихнуть на неё. Вот же подонок!

— Если Тело арестовали, то как он сумел обвинить в преступлении меня? — решительно спросила она.

— Он сбежал, — ответил мужчина.

Лиса попыталась вспомнить его кличку, но этот человек в гильдии появился недавно и всё время проводил в компании Коди, знакомиться с другими не спешил.

— Тогда где он? — с вызовом подалась вперёд девушка. — Пусть придёт и сам это скажет. Какие у него доказательства? Есть свидетели? Что за голословное обвинение?

— Он без сознания, — процедил приятель Коди.

— Как удобно, — ухмыльнулась Лиса и повернулась к Лео: — Мне тоже приползти к тебе раненой и, обвинив своего врага, рухнуть в обморок? Легко! Если ты будешь казнить их, я избавлюсь от всех, кто мне не нравится. Мне делать было нечего, кроме как подставлять Тело? Ты задание дал, и я его выполнила. Деньги у них!

Она кивнула на удерживающих её мужчин, и те недовольно засопели. Хватка на её запястьях уменьшилась, хотя синяки всё равно останутся. Если уж приятели Коди засомневались, то и Лео не устоит.

Львиная Лапа несколько секунд сверлил её пристальным взглядом, а потом расхохотался и махнул:

— Отпустите её.

Лиса потёрла руки и только хотела рассказать, как всё произошло, как глава гильдии озвучил суровое решение:

— Можешь быть свободной до тех пор, пока Тело не очнётся. Потом будет суд. Посмотрим, кто из вас прав, а кто виноват.

Девушка застыла на месте, не веря ушам. Суд?! В Блэкарде этим словом называли вовсе не разбирательство.

— Разумеется, я сравняю ваши шансы, — заметив её недоумение, добавил Лео. — Ты выберешь оружие, а Телу одну руку привяжут к торсу.

Он отвернулся, давая понять, что разговор окончен. Лисе оставалось лишь покинуть барак. Обвинять Коди в доносе сейчас бессмысленно. В глазах гильдии он пострадавший, да ещё без сознания. Единственное, что можно сделать, — найти Теру и уточнить, видела ли она Тело у особняка графа. И то почти бесполезно — Лео не обратит внимания на слова новенькой.

А вот у Коди есть неперебиваемый козырь — стоит ему намекнуть главе гильдии на её тайну, как...

Лиса привалилась спиной к стене и прижала ладонь к груди. Сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Что же делать? Жизнь и так покатилась под откос, а у неё ещё и метка появилась. Если Лео узнает, девушка лишится и расположения главы гильдии. Надо же было так вляпаться!

— Лиса!

Она вздрогнула от неожиданности и, насторожившись, резко повернулась к приближающейся Шейле. В присутствии первой жены Лео нельзя расслабляться, нужно контролировать каждое слово, любой жест.

— Пришла убедиться, что я не бездельничаю? — широко улыбнулась девушка и поправила прядь волос. — Спешу сообщить, что задание я выполнила. Деньги у Львиной Лапы.

— Знаю, — сухо кивнула она и поманила за собой. — Лео приказал кое-что тебе отдать.

— Поделиться захотел? — встрепенулась Лиса и направилась за женой главы.

Та вошла внутрь барака и потянула девушку за собой в небольшое помещение. Лиса порадовалась, что перед тем, как повести к главе, её обыскали недостаточно тщательно. Любимый кинжал забрали, пистолет Оливера тоже, но зато аккуратный, скрытый кожаными ножнами клинок на бедре остался при ней. И если Шейла задумала угрожать, Лисе есть чем ответить.

— Держи. — Женщина сунула ей небольшой кошель. — Лео сказал, ты ничего не взяла, кроме писем, поэтому отдаёт часть добычи.

И, скрестив руки на груди, ехидно уточнила:

— Что так? Кто-то помешал тебе?

— Полисмен, — правдиво ответила Лиса и спрятала деньги. — И Коди. Хочешь верь, хочешь нет. Это Тело сдал меня, а не я его подставила. Но вывернул всё так, что Лео поверил именно ему.

— Мужчины, — фыркнула Шейла и закатила глаза. — Решают дела за бутылкой вина и с помощью кулаков да слушают себе подобных. — Она шагнула и пожала Лисе руку. — Я верю тебе.

— С чего вдруг? — помня, кто перед ней, опасливо отступила девушка.

— Потому что мы — женщины. — Казалось, Шейла была искренна, но она умела играть на публику. — Я помогу доказать моему мужу, что ты невиновна. Но...

— Но? — встрепенулась Лиса.

Наконец-то первая жена главы перешла к основному.

— Ты примешь метку от другого мужчины, — жёстко потребовала Шейла. — Не от Лео!

Лиса едва сдержала усмешку и прищурилась.

— Как я могу тебе верить?

— Разве я когда-либо тебя обижала? — возмутилась она.

— Слабительное зелье в чай, — начала загибать пальцы девушка. — И тот случай, когда ты бросила меня в кабаке, представив девкой госпожи Ванессы...

— Долго ты будешь обижаться на шутки? — надулась Шейла.

Лиса сдержала колкость. Если бы она не имела тайного дара, тот вечер не закончился бы ничем хорошим, и жена Лео знала, что делала. Перед мужем она лишь пожала плечами и посетовала на нерасторопность девушки, а о своих словах и вовсе «позабыла».

— Хорошо, — невольно коснувшись запястья, решилась Лиса. — Если поможешь, я сделаю это.

«Надо извлечь выгоду даже из неудачи», — подумала она.

Ведь ей не придётся выходить замуж, достаточно будет показать метку, пока она есть. Остаётся надеяться, что Шейла выведет Коди на чистую воду до того, как Оливер подаст прошение кардиналу. Рассказать о замужестве раньше, чем жена Лео исполнит свою часть сделки, значит лишиться преимущества и шанса избежать «суда».

Оказывается, ревность тоже приносит пользу!

 

Глава 4

 

— Я в порядке, — заявил Оливер лекарю и отвёл его руку. — Рана неглубокая.

— Стоит обработать, господин Ритан, — настаивал тот. — Или хотите получить заражение крови?

— Я сделаю это в управлении, — поднялся следователь.

Глянул себе под ноги, где валялись окровавленные полоски ткани, и поджал губы. Когда Фирц разбудил, девушки уже не было. Зато на его запястье красовалась настоящая метка брака. Прибывший по вызову слуги лекарь очень удивился, что пострадавший принялся обматывать бинтом здоровую руку. Но следователь не мог допустить, чтобы кто-то узнал о произошедшем.

— Господин Оливер! — Фирц загородил ему путь. — Не ведите себя как ребёнок!

— В сторону, — не стал спорить Ритан.

Сейчас, когда он попал в ловушку, а его люди пострадали (многие погибли), не было времени на дела Амура. Оливер недоумевал, что на него нашло вчера, почему он бросился в страсть, как самоубийца с дирижабля. Видимо, сработало и разочарование в неудаче, и горе от потери своих людей, и злость на себя за то, что не предусмотрел нападения наёмников.

— Или я позвоню вашей матушке, — применил слуга запрещённый приём.

Пришлось подчиниться и дать лекарю обработать рану.

Ритан, приказав готовить экипаж, нетерпеливо поторапливал его, а сам размышлял о прошедшей ночи. Ускользнувший граф, зеленоватый след... А ещё — чёрт побери! — кем был вчерашний священник?! Как Ритан мог так обмануться? Подставиться под метку с первой встречной? Она же явно аферистка!

Ругнувшись на то, что мысли снова увели его в сторону, Оливер сжал в руке артефакт слежки.

— Потерпите, осталось немного, — решив, что пострадавшему больно, успокоил лекарь. — Я пропишу зелья, с которыми рана затянется очень быстро...

— Спасибо, — опираясь о стол, проворчал Ритан.

И тут взгляд упал на чертёж, который он изучал намедни. Точнее, внимание привлек отпечаток губ, а потом Оливер заметил и строчки записки. Втянув в лёгкие колкий воздух, мужчина едва сдержал крепкое словцо.

Она требует развода?!

В следующий момент следователь уже был спокоен и, поблагодарив лекаря, быстро застегнул рубашку. Сунув артефакт, который поможет найти графа, где бы тот ни прятался, в карман, хмуро осмотрел комнату.

Что же стащила его нечаянная жёнушка? О, как же он был слеп, что попался на крючок аферистки! Скорее всего, в церкви был распылён какой-нибудь газ. Это объясняет вырвавшееся из-под контроля разума либидо. А тот священник не просто так испугался упоминания полисменов. Явно промышляет на пару с воровкой.

Завязав галстук, Оливер шагнул к картине и, обнаружив за ней раскрытый сейф, хохотнул. А хороша! Окажись на его месте простофиля, который бездумно хранит деньги дома, обчистила бы до нитки. Но так как ничего не нашла, то решила пойти другим путём.

Шантаж? Это ясно как белый день. Ничего воровка не взяла — в доме нет ничего ценного. Во всяком случае, для неё. Записи на месте — это главное.

Усаживаясь в экипаж, Оливер кивнул вознице:

— Трогай!

Под фырчанье паровой машины мужчина перебирал в памяти события ночи. О дьявол! Да осёл умнее его. Оливер даже не потрудился узнать имя «невесты». Профессионалка! А как достоверно она изобразила невинность...

Ритан сжал челюсти до ноющей боли и двинул кулаком по креслу.

— Извините, господин старший следователь, — беспокойно оглянулся возница. — Сегодня еле тащится... Отвезу вас и сразу загляну к мастеру.

Он остановился у входа в управление правопорядка, и Оливер молча спрыгнул.

— Маэстро! Вы ко мне?

Сбегая по ступенькам, к нему направлялся инспектор Аджи Блур. Человек с невинным взглядом голубых глаз и открытой улыбкой, за которой умело скрывал чрезмерную алчность и граничащую с трусостью осторожность.

— Я в морг, — избегая нежелательной встречи, повернул направо Оливер.

— Разумеется! — рассмеялся инспектор. — Вы только туда и заходите. То ли вам нравится общаться с мёртвыми больше, чем с живыми, то ли вы испытываете нежную привязанность к старшей сотруднице морга Лилии Риз...

— Этой ночью погибли ваши сослуживцы, — сухо оборвал его Ритан. — Вы видите в произошедшем повод для шуток?

— Мертвых не вернуть. — Инспектор захлопал густыми, как у женщины, ресницами, и Оливер невольно поморщился. — Нам стоит подумать о живых.

— Вот именно, — приподнял брови следователь. — Жду от вас отчёт.

— Какой? — забеспокоился тот.

— Почему на площади Побед во время народного празднования не было положенного патруля, — процедил следователь. — И учтите, я обязательно проведу внутреннее расследование и по итогу доложу королю о вашей безалаберности.

Мужчина побледнел и открыл рот.

— Э-э... Господин следователь, я...

— Оставьте объяснения для комиссии. — Ритан отвернулся и продолжил путь.

В морге он кивком поздоровался с госпожой Риз и прошёл во второй зал. Могильный холод тут же набросился на новую жертву, за спиной послышался перестук каблучков.

— Маэстро! — Лилия осеклась и быстро поправилась: — Господин старший следователь...

— Сколько? — с болью в голосе уточнил он.

Попрощавшись с погибшими, Оливер мысленно попросил прощения и поклялся отомстить за них. Увы, с ростом влияния тайного Синдиката Ритану приходилось делать это всё чаще. Тем сильнее пекло желание схватить прикрывающихся положением и деньгами, остановив волну преступности.

Затем настал черёд наёмников. Да, его люди постарались отразить нападение, и преступников полегло тоже немало. Оливер был уверен, что все они вольнонаёмные, но нужно было убедиться, что в ряды убийц не затесался хотя бы посредник.

Вынув коробочку, следователь открыл крышку артефакта, да так и замер на месте, недоверчиво глядя на подрагивающие и излучающие зеленоватое свечение стрелочки.

Датчик... Его нет.

Так вот что стащила воровка!

Оливер повернулся к женщине:

— Какие артефакты у вас имеются?

— Артефакты?.. — растерялась та и заправила за ухо выбившуюся из причёски прядь. Стрельнула в следователя глазками: — Положенные по уставу, господин. Каждый месяц я лично провожу проверку наполненности магией, и все, которые дают хотя бы пять процентов отклонения, отправляю дежурному мастеру...

— Уверен, вы всё делаете правильно, — нетерпеливо перебил её Ритан. — Но спрашиваю я о других устройствах. Тех, что попадают сюда с трупами. Наверняка есть такие, что вы ещё не успели сдать в хранилище.

— Простите, — побледнев, опустила она голову. — Я обязательно сделаю это! Просто не успела. Поступило много трупов, а процедура передачи артефактов весьма длительная. Ведь среди найденного много запрещённого. — Она встрепенулась и шагнула к следователю. — Не поймите превратно! Я отложила бы все дела, если бы обнаружила что-то опасное.

— Я ни в чём вас не обвиняю. — Ритан терял терпение. — Покажите мне их, госпожа Риз!

— Да, конечно, — сникла она и поплелась к выходу из холодного помещения. Предложила Оливеру войти в кабинет первым, но тот лишь поклонился. Вздохнув, женщина подошла к заваленному папками столу и спросила с надеждой: — Не хотите чашечку согревающего зелья, пока я открываю сейф, господин следователь?

— Пожалуй. — Он уселся в кресло напротив и положил ногу на ногу.

Лилия отдала распоряжение служке, а потом приблизилась к сейфу. Чтобы взломать этот огромный старинный артефакт, вору придётся обладать не только знаниями о механике архисложного замка, но и нетривиальным даром к магии на уровне мастера. Иначе придётся отступить.

Ритан поймал себя на мысли о случайной жёнушке. Интересно, справилась бы она с сейфом, если бы в доме Оливера стоял такой вот механизм? Представил у сейфа вместо Лилии обнажённую красавицу и задержал дыхание. Риз, поймав его взгляд, густо покраснела...

Оливер ругнулся про себя и отвернулся. Да что за дела?!

Тряхнув волосами, следователь выбросил из головы весьма красочную картинку и сжал подлокотники до побелевших костяшек. Девчонку надо найти, это бесспорно. Разумеется, для того, чтобы отобрать датчик. Но заниматься этим не время. Сейчас есть более важные дела, которые не терпят промедления.

— Ваше зелье. — Служка вручил ему дымящуюся чашку. — Я положил два куска сахара, как вы любите.

— Спасибо. — Следователь отпустил его кивком и поторопил Лилию: — Долго ещё?

Пальцы её дрогнули, и раздался щелчок, после которого из приоткрывшегося отверстия повалил чёрный дым. Закашлявшись, Риз вытерла рот, оставив отпечаток сажи.

— Простите... Я случайно задела ловушку.

Ритан отставил зелье, которое не успел пригубить, и поднялся. Отодвинув женщину, потребовал:

— Код!

Слушая её ответ, ловко нажимал на нужные рычажки и обходил ловушки. Когда дверца со скрипом приоткрылась, вынул из кармана чистый платок и подал сотруднице морга.

— Вытритесь. А потом смените защитный код. И при его замене деактивируйте половину ловушек, вы только сами себя перехитрили.

— Спасибо. — Женщина приняла кусок ткани так, будто следователь подарил ей шёлковый шарф. — Я сделаю всё, как вы сказали.

Оливер же заглянул внутрь сейфа и быстро осмотрел многочисленные артефакты. Действительно, особо опасных среди них не было, но и этих хватит, чтобы уничтожить всех полисменов управления и разрушить здание.

— Сегодня же передайте всё это в хранилище, — отрывисто повелел он. — Половина точно подлежит немедленному уничтожению. И приготовьте акт... Я возьму это, это... и, пожалуй, вот это тоже пригодится.

Он осторожно вынул и разложил на столе кругляш отсчёта обратного времени, механические окуляры и датчик измерения уровня остаточной магии.

— Конечно. — Лилия уселась за стол и, достав бланк, принялась заполнять его. Не отрываясь, уточнила: — Мне вызвать мастера? Как видите, артефакты в плохом состоянии.

У Ритана вырвался смешок:

— Сомневаетесь, что я смогу ими воспользоваться?

— Что вы! — Она подняла голову и посмотрела на мужчину с неприкрытым обожанием. — Вас не просто так называют Маэстро! Но тратить уникальный талант на ремонт старых механизмов — всё равно что вскрывать трупы золотым ножом.

— Интересное сравнение, — снова не сдержал следователь короткой улыбки. Опираясь о стол, быстро подписал акты и неожиданно даже для себя подмигнул госпоже Риз: — Попробуйте как-нибудь на досуге.

Женщина поперхнулась и снова покраснела, а Оливер, собрав артефакты, стремительно покинул её кабинет. Ругая себя на ходу, он дивился собственной выходке, ведь раньше не позволял себе и намёка на лёгкий флирт. Что с ним происходит?

Но, вспомнив, как вчера ему подмигнула девушка, на которой он случайно женился, замер на месте. Точно! Он даже интонацию её голоса скопировал. Но зачем? Нет сомнений, что аферистка ещё и мастер. Точно заколдовала его! Не зря же стрелки артефакта слежения излучают свечение, указывая на запрещённую магию.

Осознав это, Оливер громко расхохотался, чем изрядно удивил служителей управления порядка, в коридоре которого остановился. Махнув переглядывающимся полисменам, Ритан выскочил на улицу.

Сначала он найдёт и арестует графа Хауарда, а затем и аферистку. Да, он не знает ни имени, ни адреса. Это и не нужно.

Заметка в газете? Зачем такие сложности? Воровка стащила датчик, который выведет прямо на неё!

На улице он оглядел экипажи в поисках своего и, чертыхнувшись, вспомнил, что возница намеревался заглянуть в мастерскую. Быстрыми шагами Ритан направился на проезжую часть и резким жестом остановил первую попавшуюся повозку.

— Старший следователь его величества Оливер Ритан, — представился он немолодой паре. — Я забираю ваш экипаж по государственно важному делу. Вы можете вызвать новый из управления.

— Но мы опоздаем на приём к врачу! — воскликнул мужчина, однако жена схватила его за руку:

— Это же Маэстро! Идём, дорогой. Когда ещё возникнет возможность заглянуть в управление правопорядка по столь незначительному поводу?

Казалось, она была рада неожиданному приключению. Или поводу отменить визит к врачу. В любом случае, женщина светилась от счастья, и это передалось её ворчливому мужу.

— Рад знакомству. — Покинув экипаж, он протянул Ритану ладонь: — Виконт Барт Эйст...

— Весьма польщён, — оборвал его Оливер и, усевшись, приказал вознице: — Площадь Побед.

Машина тут же взревела, из старенькой, но крепкой трубы повалил белёсый пар, а в лицо следователя ударил ветерок.

— Ого! — восхитился он. — Посоветуйте вашего мастера, я прикажу своему служке обращаться лишь к нему.

— С удовольствием, — обернулся молодой румяный парень. Он посмотрел на Ритана так, будто увидел девушку своей мечты. — Я так рад, что вы оценили, господин следователь. Ведь это моя работа!

— Ты мастер?

Ритану было немного неловко, он так и не привык к восхищённым взглядам романтично настроенных молодых людей. Девушки видели в нём загадочного рыцаря и мечтали о свидании. Юноши идеализировали работу следователя и пытались подражать. Многие проходили обучение и старались попасть на практику именно к Оливеру. Не представляя жестокой реальности, безрассудно рискуя собой ради справедливости.

Одним из таких был и его помощник Грэг Пун.

В груди заныло, кулаки сжались. Лучше бы получить ту пулю самому! Но тогда никто бы не поставил на то, что Оливер доживёт до утра. Ловушка была подстроена мастерски. Похоже, что Синдикат решил пожертвовать конём, чтобы вывести из строя ферзя противника. Поэтому нужно найти графа быстрее, чем от него избавятся. И предложить сотрудничество.

Во-первых, быть разменной монетой весьма неприятно, и вряд ли Хауарду понравилось быть червяком на крючке. Во-вторых, графу некуда деваться. Свои от него отвернулись, и помощи ждать неоткуда.

Разве что от Ритана.

— ...поэтому я так счастлив, что вы сели именно в мой экипаж! — восторженно продолжал возница, не замечая, что следователь его не слушает. — Меня зовут Грэг.

Оливер вздрогнул и внимательнее посмотрел на парня:

— Как тебя зовут?

— Грэг, — белозубо улыбнулся он и прикоснулся к шляпе с прикрученными к тулье окулярами. — Нужен мастер, возница или компания за кружкой эля? Грэг Пун к вашим услугам в любое время дня и ночи!

— Ясно, — хмыкнул Оливер и приказал: — Останови здесь.

— Но до площади ещё...

— Мне нужно выйти тут, — настоял следователь. — Подай прошение в управление, тебе выдадут компенсацию за потраченное время.

Выскочив на брусчатку, Оливер быстрым шагом направился к месту, где вчера на его людей напали наёмники. Сейчас эта часть площади была оцеплена, на месте преступления работали мастера из управления, и он кивал знакомым, когда проходил мимо.

Плана вмешиваться в их работу у Ритана не было, ему было важно увидеть лишь одно место. То место, где граф получил запрещённый артефакт.

— Доброго дня, господин следователь, — подошёл к нему младший инспектор Ланж. — Желаете получить краткий отчёт?

— Говорите, пока я работаю, — сухо ответил Оливер.

Ланж ему скорее нравился, чем нет. За двадцать лет, которые тот посвятил работе в управлении, мужчина почти не продвинулся по службе. Да и не стремился к этому. Не выслуживался перед начальством, как Блур. Не брал взяток. Но и не перерабатывал ни минуты больше положенного времени, не спешил закрывать дела и не проявлял инициативы.

— На месте нападения почти нет следов, но мои люди просматривают каждый дюйм площади и опрашивают свидетелей, — начал он. — В доме графа улик больше, и их достаточно, чтобы посадить Хауарда. Но без неприятных сюрпризов не обошлось...

— Вот здесь подержите, — перебил он инспектора. Ланж прижал тонкую полоску серебристого металла к одному из камней брусчатки. — И замрите на пару секунд.

Активировав кругляш отсчёта обратного времени, следователь положил его так, чтобы стрелка указывала в том направлении, откуда появился граф. Затем надел окуляры и, заметив, какое колёсико в датчике оставшейся магии излучает лёгкое свечение, подкрутил его.

Вспышка ослепила даже через артефакт, а Ланж с криком отпрыгнул. Упущенная им пластинка, упав на камни, зазвенела. Оливер, чертыхнувшись, попытался поймать её, пока никто не наступил на тонкий элемент и не сломал его, когда часть артефакта уже оказалась в руках улыбчивого парнишки.

— Извините, господин следователь, — стушевался Ланж. — В этом я вам не помощник, во мне почти нет магии.

— Я точно смогу удержать, — с энтузиазмом заявил Грэг.

— Кто пустил постороннего за оцепление? — возмутился Оливер.

— Парень сказал, что он ваш помощник, — услышал ответ и поморщился.

— Нет, он не в моём штате.

— Маэстро! — извиваясь в руках полисменов, закричал Пун. — Вы же похвалили моё мастерство! Подумайте, как полезны мои услуги! Я и магии не боюсь, и вожу отлично, и учусь быстро! Даже с дирижаблем справлюсь! Умоляю, господин Ритан! Я идеальный помощник!

И тут словно в груди щёлкнуло. Вопреки убеждениям, Оливер приказал:

— Отпустите его.

Сработала интуиция или же он пожалеет о спонтанном решении? Следователь привык доверять своему чутью, хоть порой приходилось за это дорого платить.

Парень же горделиво поправил одежду и торопливо бросился пристраивать пластинку туда, где она была. К удивлению следователя, у Грэга это получилось идеально. Ритану оставалось лишь поднести артефакт. Спустя мгновение удалось выяснить, что граф появился на площади гораздо раньше гонца. И задолго до появления его людей. Это было странно для положения приманки.

Ещё следователя волновал вопрос, почему Хауард побежал в сторону своего дома. Хотел вернуться за деньгами? Или же там было спрятано нечто более важное? Что-то дороже свободы, ведь граф сильно рисковал. Умнее было раствориться в беснующейся толпе, а не выбегать на пустынную улицу.

Стоит проверить, сумел ли граф забрать это, и артефакты помогут это узнать.

— Идём, Грэг, — позвал Оливер паренька.

— Спасибо, — радостно озираясь, шепнул светящийся от счастья Пун. — Вы не пожалеете!

— Я всегда жалею, — горько ответил следователь, отводя взгляд от алого пятна на брусчатке.

Он торопился посетить дом графа, чтобы проверить свою гипотезу, но внутри ждал сюрприз. Как и обещал Ланж, весьма неприятный.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям