0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Приключения ведьмочки, или Любовь по правилам и без... » Отрывок из книги «Приключения ведьмочки, или Любовь по правилам и без...»

Отрывок из книги «Приключения ведьмочки, или Любовь по правилам и без...»

Автор: Ная Чар

Исключительными правами на произведение «Приключения ведьмочки, или Любовь по правилам и без...» обладает автор — Ная Чар . Copyright © Ная Чар

 

Пролог. Мимикрия по-русски

 

Пришла в себя в отвратительном состоянии в совсем незнакомом месте. Ощущения были такие, точно крепко надавали битой, или чем потяжелее, по моей бедовой рыжей башке. Она кружилась и немилосердно болела. На то, чтобы сфокусировать взгляд, ушли остатки сил. Этот подвиг привел к тому, что я с тихим стоном осела прямо на траву. Перед глазами порхали странные золотистые искры с радужным отливом. Ни с чем подобным мне еще ни разу в жизни сталкиваться не приходилось.

Оказалась совершенно не готова к тому, что меня довольно бесцеремонно схватили за плечи. У этого кого-то оказались неприятно острые то ли пальцы, то ли ногти, то ли когти. Они иголками вонзились в кожу, а через миг почувствовала, как по обоим предплечьям побежали тоненькие струйки крови. Впрочем, это продолжалось совсем недолго. Моя мучительница сама обратилась ко мне голосом такого тембра, от которого многие мужчины тут же лишились бы остатков разума:

– Добро пожаловать в «Акросскую Императорскую Академию Ведьмовства и Черной Магии»! Можешь гордиться собой, Магнолия! – с ужасом поняла, что все знания, которые были получены мной, остались, а из своего прошлого не помнила ровным счетом ничего, кроме имени. Все остальное помахало мне кошачьей лапкой на прощание и куда-то тихо смылось. – Я – ректор Орхидея, высшая дипломированная колдунья. Каждый год Призыв приносит в наш мир тринадцать девушек, чтобы усилить мощь Акросса! Как понимаешь, империя нуждается в достойной защите от посягательств всяких нищебродов и проходимцев! – и моя мучительница сделала многозначительную паузу, явно ожидая бурного щенячьего восторга по поводу оказанной мне милости.

Только вот никакой чародейской силы в себе не ощущала даже намеком. Да и ведьм и прочих «творящих чудеса» в моей семье не водилось. Это я точно помнила. Жаль, что более личные подробности выветрились, видимо, надолго. Если не навсегда.

– Боюсь, вы ошиблись. Никакими особыми талантами не отличаюсь. Древние заклятия и заклинания, как и разномастные зелья не варю. Будущее тоже не предвижу, – торопливо поблагодарив, приняла из рук незнакомой блондинки стакан с напитком, распространявшим вокруг себя аромат цветущего летнего луга ранним утром. Девушка, которой на вид не дала бы и восемнадцати, понимающе мне улыбнулась и представилась:

– Флора, магистр прикладного зельеварения и перегонки настоев, – в голубых как небо глазах было столько сочувствия, что невольно улыбнулась, пытаясь показать, что мне уже лучше.

– Раз ты оказалась здесь, значит, в тебе есть какой-то особенный дар. Его только надо обнаружить и развить. Иначе ритуал не сделал бы свой выбор в твою пользу, – ректор Орхидея не допускала и тени сомнения в правильности применяемых методик. Да и ее авторитет у коллег, видимо, был абсолютно непререкаем, – Флора, будь добра, отведи новенькую в женское спальное крыло Академии. Да, и просвети на счет правил внутренней дисциплины и подводных камней учебы бок о бок с молодыми черными магами.

– Хорошо, госпожа Ректор. Сейчас восстанавливающее силы зелье подействует, и мы с радостью выполним ваше распоряжение, – у меня непроизвольно глаза полезли чуть не на лоб от удивления, когда увидела, с каким благоговением взирают на черноволосую директрису двенадцать ее коллег по нелегкому наставническому ремеслу.

Присев на траву, стала с любопытством осматриваться вокруг. Мне стало совсем нехорошо. Я сидела точно в центре большого эллипса, очерченного с помощью солидных размеров тыкв, каждая из которых щеголяла уникальной яркой окраской бочков и сочно-зелеными листиками и хвостиками. Они были похожи на те, которые создают для украшения помещений на Хэллоуин. В прорезях, имитирующих глаза, внутри щербатых ртов и носов плясало призрачное пламя, совсем не похожее на теплые огоньки свечей. Каждую «башку» венчала островерхая черная шляпа, украшенная золотым бубенчиком.

Когда зрение прояснилось, с ужасом увидела, что на головах тринадцати преподавательниц нахлобучено такое же весьма сомнительное украшение. Когда порыв ветра распахнул черный плащ ближайшей ко мне женщины, сразу поняла, что под ним совсем ничего нет.

Свои соображения решила пока придержать за недостатком фактов. Никогда не относилась к числу почитателей ничем не подтвержденных домыслов и теорий, многие из которых были также далеки от реального положения дел, как цветущий кактус от ламантина.

В глубокой задумчивости прошла через главные ворота Академии и с только тут поняла, что должна отдать все до единой вещи, которые были ключом к моему канувшему в Лету прошлому. Только странный мужчина, с ног до головы укутанный в черные одежды, был непреклонен:

– Правила едины для всех, адептка Магнолия! Отправляйтесь в комнатку по соседству, побыстрее приведите себя в порядок и переоденьтесь, – мой мучитель даже не соизволил представиться, словно я была чем-то гораздо меньшим, чем пустое место.

Флора, прижав палец к рукам, взяла меня под локоток и увела, куда было велено. На лавке лежал «бесстыжий комплект». В нише было помещение, напоминающее ванную комнату, с горячей водой и мраморной ванной. Камень на ощупь оказался приятно теплым. Мне вручили кусочек мыла, что-то наподобие зубного порошка в небольшой металлической коробке, круглую щеточку понятного назначения, мочалку, полотенце и флакон с местным аналогом «шампуня».

– Приводи себя в порядок. Я буду ждать тебя в коридоре. Каждая студентка живет в отдельной комнате с повышенной степенью безопасности. Находиться за ее порогом после наступления темноты строго-настрого запрещено. Будь осторожна с темными магами. Беременность во время учебы – повод для отчисления без права на восстановление. Будь благоразумна, Магнолия, и ты преуспеешь.

Нежась в горячей воде, благоухающей ароматами неведомых мне трав и цветов, ворчливо пробормотала про себя:

– Так чего они еще хотят? В таком прикиде никакому здоровому мужику в голову не придет ничего, кроме как приударить за роковой колдуньей и получить удовольствие. А там, хоть трава не расти, – пока вытиралась полотенцем из очень мягкой махровой ткани, волосы высохли сами собой.

Даже уложились в аккуратные локоны, видимо, по последней здешней моде. Конечно, больше всего на свете мне хотелось домой, ко всем чертям все чудеса и тайны этого сумасшедшего мира. Только в глубине души понимала, что, скорее всего, путь назад утрачен навсегда.

Обычно своенравные пряди лежали так, слово на них вылили пару флаконов самого ядреного лака и укротили полчищами невидимок и шпилек.  Кожа после купания была идеальной, а весь облик делал даже тень мысли о декоративной косметике настоящим святотатством.

С каменным лицом нахлобучила клятую шляпу на бедовую голову и накинула на плечи довольно просторный плащ. Удобные туфельки на небольшом устойчивом каблучке и золотая бляха с какими-то символами на массивной витой цепочке довершили мой наряд.

Как только запахнула полы единственной своей одежки, все мое имущество занялось странным синим пламенем, отрезая меня от прошлого уже навсегда. Решив, что не покажу поганому темному магу-задаваке, как мне одиноко, страшно и горько, стащила две длинных полосы черной шелковой ткани и еще ленту цвета спелого помидора. Одну с бантом повязала под грудью, чтобы не смущать адептов противоположного пола. Другую, наподобие пояса, присоседила на тонкой талии, над которой тряслась не меньше, чем курица над единственным яйцом. Третья полоса была ярко-красного цвета, в отличие от двух других цвета глухой полуночи. Ее я на манер оберега повязала на запястье левой руки. Проверила, что все узлы меня не подведут, и решительно вышла за порог.

К моему ужасу, Флоры на месте не оказалось, а у выхода в главный коридор дежурил незнакомый мужчина. Окинув меня жадным взглядом, он лениво проронил, с большим намеком покусывая соломинку:

– Госпожа магистр велела присмотреть за тобой, пока она не вернется. А ты ничего, новенькая. Только с чего взяла, что два твоих «пояска» и плетенка на запястье избавят тебя от интереса особо рода со стороны сильной половины Академии? – он протянул руку, явно намереваясь рассмотреть меня более детально, но ничего не успел сделать.

Породистое лицо шатена перекосила гримаса боли, когда странное создание, очень похожее на ту тыкву, которая была самой яркой и красивой в эллипсе в месте Призыва моей несчастной тушки. Только была она размером с крупного кота, живой и энергичной. Зверюшка явно была категорически против, чтобы с новоиспеченной адепткой в моем лице обращались столь бесцеремонным образом. «Ррррр!» – грозно неслось из ощеренного в злобном оскале рта. Острые зубищи могли впечатлить кого угодно.

Не ожидавший такого поворота событий, как оказалось,  старшекурсник, тщетно пытался отбиться от моего защитника.  Откуда-то я точно знала, что это мальчик, и он кому угодно перегрызет глотку, кто, хотя бы, косо посмотрит на меня.

Поймав умоляющий взгляд своего обидчика, решила вмешаться, пока дело не дошло до убийства или серьезных травм.

– Зубик, выплюнь каку! Вдруг он недостаточно чистый?! Лечи тебя потом от инфекции или поноса! – отвисшая чуть ли не до пола челюсть шатена изрядно повеселила не только меня, но и вовремя вернувшуюся Флору.

– Магнолия, это – тыкворр. Очень редкая разновидность магического партнера. Поверь, такого друга нет даже у Орхидеи, – потом она укоризненно покачала светловолосой головой и пожурила моего неудавшегося соблазнителя. – Адепт Гелль, даже то, что вы дракон и Наследник, не дает вам права так себя вести. Я вынуждена буду доложить об этом инциденте госпоже ректору. Она же, несомненно, доложит о случившемся вашим родителям. Ваш отец будет снова вами недоволен!

– Магистр Флора, – я с удивлением поняла, что готова вступиться за своего несостоявшегося соблазнителя. – Пока молодые адептки щеголяют в таком наряде, проблемы никуда не денутся. Вам надо подумать о более приличной форме для ваших студенток. Что-то наподобие того, в чем я появилась в вашем мире.

– Я передам твои предложения ректору, а она решит, кому следует их озвучить. О принятом вердикте сообщу сразу же, как он будет оглашен.

Адепт Гелль оценивающе посмотрел на меня, наблюдая, как я поглаживаю «агрессивную тыковку», которая попросту сама парила в воздухе. Ведь лапок или крыльев у нее не было. Потом выдавил из себя нечто, отдаленно похожее на извинения:

– Ты не похожа на местных девушек, как и остальные Призванные. А в таком наряде, прости, к тебе останется равнодушным только камень.

– Забыто. Надеюсь, впредь ты не будешь вести себя как поросенок, – Зубик издавал звуки, похожие на нечто среднее между довольным кошачьим мурлыканьем и счастливым сопением мопса, когда тому чешут животик.

– Благодарю за понимание, адептка Магнолия. Позвольте проводить вас до дверей женского общежития.

Я наотрез отказалась под одобрительным взглядом наставницы. Слишком уж было похоже на то, что наглец просто решил  сменить тактику, чтобы добиться желаемого позже, но с большей вероятностью.

– Если будут с кем-то проблемы, пол и социальный статус не важен, обращайся. Помогу, чем могу, – хитрый взгляд и полная превосходства улыбка мне совсем не понравились.

– Я привыкла сама разбираться со своими затруднениями, – в моих правилах всегда было сразу же ставить все «тильды», чтобы потом избежать недоразумений из-за разного взгляда на то или иное событие или проблему.

– И все же, буду рад помочь, если что, – и лишь похожий на человека  будущий дипломированный темный маг, вежливо откланявшись, отправился по своим делам не солоно хлебавши.

– Зачет, Магнолия. Император всегда так проверяет на вшивость вновь прибывших по воле ритуала Вызова. – Кстати, если будет туго, Гелль тебе поможет. На моей памяти он давал такое обещание всего раза три.

– Нет уж. Дополнительные сложности мне ни к чему. Занятия начнутся уже завтра?

– Нет, сначала ты пройдешь специальный курс адаптации, чтобы твой уровень образования был не ниже, чем у остальных студенток. Твоей наставницей, как ты поняла, буду я, – она показала, как открывать дверь в мое скромное жилище, просто приложив к ней ладонь, и, пожелав спокойной ночи, тут же удалилась, сказав, что придет за мной утром.

Закрыв дверь на все засовы, торопливо слопала оставленный под салфеткой ужин и проверила, на всякий случай, заперты ли рамы и не открыты или где окна. Только потом умылась в небольшой нише за шторой в тон стен и, оставив лишь красную полоску ткани на левом запястье, скользнула под одеяло. Устала так, что сны в эту ночь не потревожили мой покой и позволили хорошо выспаться и отдохнуть.

Глава 1

 

Меня разбудили настойчивым стуком в дверь по моим внутренним ощущениям примерно за час до рассвета. Пришлось напяливать на себя провокационный черный плащ, обувь и островерхую шляпу с большими полями. Зубику такой наряд откровенно не понравился. Он носился вокруг меня с недовольным ворчанием и зло посматривал на мою наставницу. Чуть успокоился лишь тогда, когда я подвязала накидку в нужных местах, чтобы избежать конфуза.

Удивление на лице Флоры изрядно меня позабавило. В ответ на вопросительный взгляд, с задумчивым видом проронила:

– Сколько лет я должна проучиться, чтобы получить диплом?

– Тринадцать, – непонимание в глазах ведьмы, продолжила объяснять.

– Без диплома тут пристроиться совершенно невозможно. Учитывая, что я – чужая в этом мире, отчисление по любой причине меня явно не устроит. Поэтому лишний раз дразнить господ черных магов в обучении в мои планы не входит. Вот пущу корни, тогда и буду решать, как поступить и что делать дальше. Увы, как я поняла, вернуться домой уже не получится?

– Ритуал Драконья Тыква не оставил тебе такой возможности, Магнолия. В твоей реальности осталась твоя копия. А для тебя создано свое место в нашем мире, – на столе, словно из воздуха, появились: стопка фолиантов и пачка толстых тетрадей с моим именем в твердых кожаных переплетах. Через мгновение еще и чернильный прибор для письма. – Первокурсники начинают учиться не осенью, как все, начиная со второго. Пять месяцев даны на то, чтобы составить полный перечень всех нюансов, способностей и склонностей адептов, особенно Призванных. Кстати, если у Императора Наследница, то приходят тринадцать молодых мужчин из других миров. Выбор должен быть у всех, вне зависимости от социального статуса, состоятельности и заслуг перед империей Акросс.

Я попыталась скрыть всю пучину собственного отчаяния и разочарования. В глубине души все еще надеялась, что произошла ошибка и меня тут просто не должно быть. Флора ласково обняла за плечи и с грустью в голосе выдохнула:

– Прекрасно тебя понимаю. Сама прошла через то же самое. Именно поэтому ректор Орхидея и попросила помочь тебе прижиться в Академии. Она вынуждена носить маску, как и все высшие колдуньи. Темные маги нередко страдают от синдрома вседозволенности. Только мой лекарский дар спас тогда магистра от неминуемой смерти. Ведьмы живут гораздо дольше остальных и никогда не стареют.

Сделав несколько глубоких вдохов, заставила себя успокоиться. Флора протянула мне стакан с успокоительным настоем, который я торопливо выхлебала без особых церемоний. Потом меня отвели в небольшую комнату, где обычно занималась группа адептов. Только сейчас там были только тринадцать новеньких студенток.

Попыталась тихонько рассмотреть других Призванных, только натолкнулась на откровенно враждебные взгляды. Решив не отвлекаться от урока, решила обдумать странное поведение сокурсниц на досуге. Отвлекаться от урока было чревато пропуском жизненно важной информации.

Чутье уже вовсю трубило, что мало мне не  покажется уже совсем скоро. Проблем будет  выше крыши не только из-за того, что надо будет приспосабливаться к реалиям странного мира. Гелль и другие темные маги, да и не только. Они совсем скоро откроют охоту на полностью беззащитную на их взгляд добычу. Всем нам придется прилагать  массу усилий, чтобы не угодить в коварные ловушки слишком самонадеянных соседей по Академии.

Преподавательница обвела тут же помрачневших адепток внезапно заледеневшим взглядом. После чего начала с подробных объяснений, в какую аховую ситуацию мы все с помпой угодили благодаря тому, что Ритуал Призыва остановил свой выбор именно на нас. Обычно точно хрустальный голос звучал почти бесцветно и устало:

– Триста лет назад и я была в таком же положении, как вы. Признаюсь честно, всем нам пришлось нелегко. Только ваша ситуация еще сложнее. Одна из вас станет женой Наследника Гелля. Выбрать пару он вправе только из вас. После тринадцати лет учебы, защиты диплома и практики, он должен озвучить свой выбор. Конечно, только в том случае, если вы не начнете развлекаться с кем-то еще.

Тринадцать тяжелых вздохов прозвучали точно признание, что никому такая ситуация никому из нас не показалась ни волшебной, ни вдохновляющей на подвиги во имя прекрасного будущего.

За весь день мы прервались только на обед и короткий отдых в течение часа в полдень. Потом до вечера прокорпели над пергаментами, записывая бесконечные конспекты по поводу того, что следовало знать, чтобы просто выжить в империи Акросс. Прорисовывающаяся у меня в голове картина возможных вариантов будущего нравилась мне все меньше и меньше с каждым новым фактом.

Едва стемнело, Флора проводила нас в общую столовую и провела к столу, стоявшему в некотором отдалении от остальных. Я с большой опаской попробовала незнакомое блюдо. По вкусу очень напоминало гречневую кашу, томленую с мясом и грибами. Особого аппетита не было, но  заставила себя проглотить еду до последней крошки и запить травяным настоем, который помог очень быстро восстановить силы.

Скорее почувствовала, чем услышала, как кто-то подошел ко мне со спины, а потом вкрадчивый голос адепта Гелля прозвучал над самым моим ухом, точно пушечный выстрел:

– Табб, если ты еще хоть раз посмеешь пялиться на Магнолию, мало тебе не покажется! Надеюсь, мы правильно поняли друг друга, – в конце голос больше напоминал рычание огромного хищного динозавра типа Рекса.

– Вот скажи мне, Гелль, почему тебе всегда достается все самое лучшее? Как же тебе повезло, не только бессмертный дракон и Наследник, но и можешь сколько душе угодно заигрывать с этими пташками.

– Потому что я никогда не добиваюсь своего силой, в отличие от многих из вас. Табб, держитесь от Призванных подальше! Иначе получите заслуженную взбучку!

– Они сами виноваты. Зачем ходят в таком непристойном виде, что просто невозможно устоять перед таким искушением?

– Я сказал, ты услышал, Табб. Потом не ной, что безвинно пострадал! Идем, Магнолия, с позволения магистра Флоры хотел бы поговорить с тобой наедине.

– Нет, адепт Гелль! Правила одни для всех! В стенах Академии вы не имеете никаких преимуществ друг перед другом, кроме собственных  достижений на ниве учебы. Девушки, сейчас я провожу вас до дверей ваших комнат. Настоятельно не рекомендую их покидать до тех пор, пока не сможете дать отпор любому нахалу, который посмеет польститься на вас!

– Магнолия, я обещаю, что не сделаю ничего, что станет поводом для отчисления, – что-то во взгляде ореховых глаз с сильным зеленоватым оттенком заставило меня начать искать выход из положения, который бы подошел всем, не вызвав и тени нареканий.

– Магистр Флора, мы не нарушим учебную дисциплину, если вы будете издали за нами наблюдать, а мы поговорим, гуляя по парковым дорожкам вокруг Академии? – мимоходом удивилась, что, на этот раз, Зубик ограничился лишь тем, что что-то недовольно промолчал себе под нос.

Тыкворр грозно щелкнул внушительными зубами, но так и не покинул моего плеча, где частенько сидел, точно причудливая хэллоуинская тыква. Я так еще и пребывала в полной прострации. В моей бедной голове никак не укладывалось, что домой к родителям не вернусь уже никогда. Придется приспосабливаться и надеяться, что хоть какой-то колдовской дар в моей крови однажды проснется.

Раз перенеслась сюда, что-то полезное в моих способностях было. Причем нечто, очень редко встречающееся, учитывая, что адепт Гелль сразу обратил внимание именно на меня. Тут в голове словно прозвенел тревожный звоночек, предупреждая, что очень скоро вокруг расцветут ядовитые щупальца интриг не только со стороны мужской половины Академии, включая преподавателей. Подруги по несчастью и местные студентки тоже сделают все, что в их силах, чтобы выжить меня из учебного заведения. Ведь каждая из них, судя по обрывкам шепотков, хотела лучшей доли для себя.

Зубик сразу почувствовал, что я слегка скисла, поэтому с удивлением обнаружила, как похожий на кошачий теплый и шершавый язык лизнул меня в щеку, словно пытаясь успокоить. В голове прозвучал мысленный, явно мужской, голос:

– Не волнуйся. Древний ритуал не способен на ошибку. Как только ты чуть адаптируешься, начнут просыпаться колдовские таланты. Главное правило одно: держи ухо востро и не дай обвести себя вокруг пальца. Я буду рядом и не позволю тебе наделать глупостей. Дракон Гелль не желает тебе зла, но он может поддаться страсти и испортить жизнь вам обоим. Будь осторожна, Магнолия.

– Ты разумен? – от удивления я застыла на месте и с трудом заставила свою челюсть вернуться на положенное по этикету место. – И почему тебя слышу только я? – весь разговор происходил совершенно беззвучно.

– Лишь одна призванная из Тринадцати обладает редкостным даром, который позволяет общаться не только с тыкворрами, но и понимать любое живое существо. Его природа не имеет никакого значения. Со временем ты освоишь все свои врожденные таланты. К тому же, в качестве компенсации за то, что все в твоей жизни пошло кувырком, все иномирянки получают несколько способностей. Чем более ты будешь одарена, тем выше вероятность, что станешь драконессой и новой императрицей.

– Зубик, я не хочу замуж за мужчину, который мне не интересен, – меня аж передернуло от осознания того, что мою судьбу в этом мире могут решить за меня.

– Тебе повезло, Магнолия. Адепт Гелль тоже придерживается таких же взглядов на этот вопрос, как и его отец. Он слишком хорошо понимает, что без любви и приятия партнера семьи не получится. Нельзя оценивать Призванную только по силе и разнообразию колдовских даров. Он будет присматриваться и принюхиваться к вам. Сам не склонит на кривую дорожку, за которой будет, скорее всего, отчисление, а тех, среди кого будет выбирать, постарается защитить от происков других темных магов. Как ты понимаешь, ты в числе тех, кто чем-то привлек его внимание.

– А вот это – твоя заслуга. Ни у кого из моих подруг по несчастью пока нет магического помощника, а у меня еще и такой необычный защитник.

– Если ты и дальше будешь такой же  благоразумной и знающей себе цену, то, и не став женой Наследника, не пропадешь.

– Спасибо, что поддержал меня, Зубик. А как тебя по-настоящему зовут?

– Имена нам дарят те, кого мы избираем в качестве спутников. Так что, пусть будет Зубик. Звучит опасно и очень мило, – насмешливые нотки и внутренние ощущения сразу дали понять, что тыкворра забавляет мое поведение. А еще, что он настроен вполне дружелюбно. – Посоветовал бы тебе выслушать адепта Гелля. В любом случае, я буду рядом и, если что, помогу избавиться от позволившего себе лишнего молодого дракона.

– Магистр Флора, вы так и не ответили на мой вопрос, – и я замолчала, ожидая вердикта преподавателя.

– Хорошо, но так, чтобы каждую минуту быть у меня на виду.

Наследник империи Акросс предложил мне руку, и мы неторопливо спустились во двор и стали прохаживаться по тропинкам прямо перед балконом, с которого за нами неусыпно присматривала моя наставница.

– О чем вы хотите поговорить со мной, если эта информация не должна не дойти больше ни до кого? – видимо в моем голосе прозвучало слишком явное недоверие к молодому дракону, поэтому шатен помрачнел и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, явно чтобы взять себя в руки и не вспылить.

– Хотел предупредить тебя, что то, что у тебя                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   тыкворр, как у моей матери, на тебя ополчатся  и темные маги, и местные девицы, и остальные Вызванные. Избегай встреч с Таббом. Он – сын ректора Тення…

– Тоже дракон? – мои глаза стали совсем круглыми от удивления пополам со страхом. – А Гелль – это фамилия?

– Да, меня зовут Линнарр. Запомни, я никогда не причиню тебе зла. Не буду даже пытаться добиться того, чего ты не пожелаешь сама мне подарить. Обещай, что если тебе даже померещится опасность, скажешь сама, – палец дракона начертал в воздухе знак, который вспыхнул светом цвета чистейшего изумруда и далеко не сразу погас. – Пожалуйста, Магнолия.

– От помощи от чистого сердца не отказываются. К тому же, ты сам сказал, что ничего не будешь требовать взамен, – Зубик одобрительно заворчал, когда Линнарр легонько прикоснулся к моему запястью, и на коже появился серебристый символ. – Что это?

– Знак того, что ты находишься под покровительством императорского рода. Мне нравится, что ты не пытаешься привлечь к себе мое внимание, как другие адептки. Даже Вызванные, с которыми тебе предстоит учиться. Будь осторожна.

– Спасибо, адепт Гелль.

– Сделай одолжение, зови меня просто Лин. Это ни к чему не обязывает, а мне будет приятно.

– Хорошо, Лин. Спасибо, что предупредил. Я здесь – чужая. Ппоэтому могу по незнанию наломать дров.

– Рад, что не ошибся в тебе, Магнолия. Идем, я отведу тебя обратно к магистру Флоре. Чувствую, что она начинает слишком сильно нервничать  из-за того, что мы так долго беседуем.

Наставница разве что не обнюхала меня с ног до головы и с полным недоумением воззрилась на дракона, увидев знак на моем запястье.

– Зачем вы это сделали, Линнарр?

– Тыкворр автоматически означает покровительство императорского рода Акросса. Ничего личного, просто они очень редко соглашаются идти с кем-то рядом по жизни. Нам известно меньше дюжины подобных случаев. Не смею вас больше задерживать, у меня тоже через час начнутся занятия, – и шатен ушел, насвистывая какую-то незнакомую для меня мелодию, а я ощутила полные зависти и ненависти взгляды, которым втихомолку наградили меня остальные сокурсницы.

– Идем, Магнолия. Мне тоже нужно поговорить с тобой наедине. Боюсь, что ситуация может стать слишком щекотливой.

Гадая, что еще вот-вот готово свалиться на мою бедную голову, молча пошла за наставницей. Тыкворр устроился на моем плече и что-то недовольно шипел себе под нос. Дверь с оглушительным стуком захлопнулась за моей спиной, точно клетка-ловушка. Видимо у меня был довольно испуганный и бледный вид, потому как Флора налила в изящную чашку успокоительный сбор. Потом жестом пригласила присесть на гостевой диванчик напротив жарко натопленного камина.

Пауза продолжалась до тех пор, пока я не выпила лекарство до последней капли, и оно не начало действовать. Мои нервы расшалились не на шутку. Поэтому требовалось успокоиться как можно скорее. Иначе толку от меня не будет никакого.

– Ты в большой опасности, Магнолия не только потому, что у тебя такой же помощник, как у императриц Лаванды и Виктории. Адепт Гелль совершенно напрасно так неосторожно подставил тебя под удар, как всегда, из самых благих побуждений. Он такой же порывистый и не раздумывающий долго над поиском идеального решения, как и его отец. Надеюсь, ты поняла, почему жена правителя – всегда ведьма-иномирянка? – голубые глаза с нескрываемым сочувствием смотрели на меня, от чего мне стало еще страшнее.

Тыкворр лизнул мою руку шершавым язычком, чтобы поддержать свою растерянную колдунью. На мгновение задумалась, а потом выпалила первое, что пришло точно из самой глубины моей сути. С этой стороной своей души я еще не была знакома.

– Призванная, чтобы магические таланты правящей династии дракона передались Наследнику или Наследнице без изменений. Колдовской дар поможет предупредить правителя от опасности или удержать от опрометчивого шага. Если драконы так импульсивны, то рядом нужен кто-то, кто поможет не наломать дров в угаре собственной гордыни.

– Правильно. Колдовских способностей у каждой из вас может быть от одной до тринадцати. Тыкворр может наделить еще восемью. Нам надо как можно скорее разобраться с этим вопросом. Очень скоро паутина интриг так осложнит твою жизнь, что лучше совершенствовать именно те грани волшебства, к которым имеешь наибольшую склонность.

– Я не знаю, как это сделать, – мой голос почти сразу упал до громкого шепота. Только сейчас поняла, в какую скверную историю угодила, нечаянно приглянувшись Наследнику правителя империи Акросс.

Тут в воздухе протаяла изящная черная кошечка с умными желтыми глазами. Она недовольно фыркнула, посмотрев на Зубика, и подошла ко мне. Потом начала ласково тереться об ноги. К нашему удивлению он вполне благосклонно отнесся к тому, что на его колдунью претендует еще один «фамильяр».

Сколько себя помнила, всегда очень любила животных. Погладив пушистую спинку, с удивлением почувствовала, как на моем предплечье протаивает странный узор из завитков, лун и кошачьих лапок. Потом незваная гостья чуть ворчливо представилась:

– Магена. Я – Дух Леса. Из всех тринадцати ты одна будешь способна понимать, что думают животные и растения. Никто из магических и живых существ не сможет навредить тебе. Даже если на них наведены самые сильные и черные чары. Второй мой дар таков: приворотная, вызывающая страсть, остуду и принуждающая магия не будет на тебя действовать, но есть одно «но», – и она требовательно посмотрела на меня, ожидая ответа на вопрос.

– Для меня эта часть колдовской науки будет совершенно недоступна.

– Правильно. Законы маго-колдовского равновесия нельзя нарушать: чтобы что-то получить, надо чего-то лишиться в том же объеме, – она лизнула кисть моей руки, явно прощаясь навсегда. – Больше мы с тобой никогда не увидимся, но я буду присматривать за тобой, Магнолия. Будь осторожна. Зависть и злоба будут толкать многих на дурные дела. Особенно опасайся темных магов и других Призванных. Ведь все они, в отличие от тебя, мечтают выскочить замуж за будущего императора и править с ним до тех пор, пока преемник не войдет в возраст, чтобы сменить родителей на троне, – и она исчезла, напоследок одарив меня весьма обеспокоенным взглядом.

– Так, давай разбираться дальше, – Флора что-то неразборчиво пропела, и мы оказались в ее личной библиотеке, где была собрана редчайшая коллекция колдовских фолиантов и артефактов. – Походи между полок. Бывает, они сами идут в руки к тому, кому следует их изучить. Впрочем, не будем слишком уповать на это.

Тяжело вздохнув, попыталась встать. От пережитого ноги стали ватными и никак не хотели идти, куда было велено. В душе поднялся иррациональный ужас. Видимо, до конца еще так и не смирилась с тем, что весь творящийся вокруг кошмар не имеет ничего общего с дурным сном. Все это, увы, происходило на самом деле.

 Погладив узор из кошачьих лапок на правой руке совершенно бездумно, задумалась. Меня не оставляло горькое понимание, что то, как получить нужные мне книги, Флора подсказать не имеет права. Это тоже была своеобразная проверка на профессиональную пригодность. Тут же поймала сочувственный взгляд наставницы и принялась очень медленно брести вдоль полок, проводя пальцами и ладонью левой руки совсем близко от учебных пособий. Впрочем, не прикасаясь к ним. Для пущей верности даже прикрыла глаза.

От каждого томика, как с удивлением почувствовала, исходила своя уникальная энергия. Пока что, все проверенные книги или никак не реагировали на меня, или отталкивали, точно прыгала на батуте.

Зрительная память у меня была хорошо развита с детства. Поэтому уже знала, что в библиотеке наставницы стоит ровно два десятка стеллажей. Мне же надо было выбрать не больше двадцати книг, которые станут для меня гидами в этом сумасшедшем и подчас непредсказуемом мире магии и колдовства.

Тут почувствовала увесистый толчок прямо в центр ладони. По ощущениям, магия толстенного фолианта походила на чуть терпковатый травяной чай. Именно его всегда очень уважала и предпочитала всем остальным напиткам этого типа. Книга оказалась весьма солидной и толстой. Я открыла глаза и принялась терпеливо ждать, пока наставница подойдет ко мне и распутает специальные плетения, чтобы сделать копию всех текстов именно для меня.

В моей голове откуда-то появилось знание: магические книги может читать только хозяйка фолианта. Всем остальным такое деяние не по плечу. Даже наши наставники по законам колдовства не смогут прочесть ни слова. Именно поэтому приходилось затрачивать очень много времени и сил даже на создание ученических тетрадей.

Флора что-то долго пела, а потом на дубовой столешнице появилось уже два томика, похожие друг на друга как две капли воды. На обложке левого в графе «владелец» гордо значилось мое собственное имя. Только отчего-то не могла прочесть название и вопросительно посмотрела на наставницу. Та в ответ терпеливо объяснила:

– Каждая колдовская книга у начинающей ведьмы – копия, но чтобы ты могла ей пользоваться, нужно произвести специальный ритуал привязки. Ученическую тетрадь и принадлежности придется таскать в обычной сумке, а вот учебные пособия будут появляться, когда они тебе будут нужны, как и твой личный гримуар. Он интересен тем, что с помощью магии сделано так, что число листов бесконечно. Это необходимо, чтобы в одном месте можно было хранить все свои разработки, и никто, кроме тебя, не смог получить к ним доступ. Разделов будет на один больше, чем даров, которыми ты наделена. Отдельно отведен подраздел под заметки. Дай мне левую ладонь.

Послушно сделала, что просили, и ощутила, как кожу больно кольнуло, а на страницы моего персонального учебника закапали капельки крови. Потом Флора отложила мою находку после того, как закрыла ранку, и промурлыкала:

– Иди к следующему стеллажу. Тебе надо пройти около каждого, а потом мы посмотрим, чем одарил тебя Ритуал Вызова.

Сгорая от любопытства, решила поскорее завершить это важный этап своей бесповоротно изменившейся жизни. Мое сильно обострившееся чутье уже вовсю било в набат. Чем скорее я получу таланты и знания, которые помогут мне постоять за себя, тем будет лучше для всех.

Давно замечала за собой, что мои предчувствия, особенно если это касалось неприятностей, всегда сбываются. С потолка на меня свалилась невесть откуда взявшаяся летучая мышь. Судя по ярости, промелькнувшей на лице Флоры, этой довольно вонючей тварюшки в этой комнате быть не должно.

Мои глаза стали почти круглыми от удивления, когда зверюшка превратилась в холеного блондина с пронзительными серыми глазами.

– Холен Кэлл, детка, а ты, и правда, из одного мира с императрицей Викторией, – наглый темный маг многозначительно улыбнулся мне, продемонстрировав два белоснежных клыка, каких не могло быть у обычного человека.– Будут проблемы с плетущими заклинания оболтусами, обращайся. Всегда к твоим услугам. Взамен лишь попрошу обещания, скрепленного маго-колдовской клятвой, что если Наследник предпочтет тебя другой Призванной, ты дашь мне шанс завоевать твое сердце. Клянусь, что не буду сильно вмешиваться в твою личную жизнь, но не позволю никому заставить тебя наделать глупостей без твоей на то доброй воли! – и он нарисовал какой-то витиеватый значок в воздухе, который вспыхнул жутковатым багровым светом и погас только через несколько мгновений. Он склонил голову на бок и умильно посмотрел сначала на меня, потом на магистра Флору и замер на месте, ожидая нашего вердикта.

– Можешь соглашаться. Высшие вампиры не пьют кровь и всегда держат слово. К тому же, он – племянник императора и будет для тебя прекрасной партией. Если согласишься выйти за него замуж после получения диплома. Но что-то мне подсказывает, что Наследник нацелился именно на твою персону. Будь осторожна, многие темные маги, особенно драконы, способны на любую подлость, когда дело касается женщин и драгоценностей. Опасности не представляют лишь адепт Гелль и его отец.

– Хорошо, благодарю за помощь, адепт Кэлл, я ее принимаю, – чутье подсказало, что приняла верное решение.

– Магни, просто Хол, сделай одолжение, – и клыкастый кавалер отвесил нам учтивый поклон. – Магистр Флора, надеюсь, вы сможете выхлопотать для меня разрешение у ректора Орхидеи, что я отвечаю за безопасность адептки Магнолии и имею право, без ущерба для собственной учебы, находиться с ней рядом везде, кроме ее комнаты в женском общежитии.

– Я переговорю, но не гарантирую, что решение по вашему прошению будет положительным. А теперь покиньте нас, вы мешаете определить, какими еще  талантами наделена моя подопечная! – и хрупкая на вид блондинка ухватила довольно рослого вампира за шкирку, несколько раз довольно грубо встряхнула и решительно выставила за дверь. Вернувшись, посетовала. – Холен Кэлл – гораздо лучше многих темных, что магистров, что адептов, но…

Она многозначительно посмотрела на меня, явно ожидая ответа на свой вопрос, а я, подчинившись сиюминутному порыву, выпалила как на духу:

– Проявлять благодушие чревато даже в его случае. У них там, видимо, идет негласное соревнование у кого жена родовитее, богаче и талантливее и кто большего достиг собственными силами. Так говорит мне мое чутье.

– Чаще прислушивайся к нему, проблем будет на порядок меньше! – довольная блондинка поделилась со мной собственными опасениями. – Придется быть осторожной не только с темными магами и другими Призванными. Держи ухо востро и с остальными адептками и преподавателями.

– Обещаю, что постараюсь не наломать слишком много дров, – решив не затягивать с «колдовским сканированием», решительно направилась к следующему стеллажу, а через миг что-то с чувством приложило меня по макушке, и я потеряла сознание.

Пришла в себя, услышав голоса. Один принадлежал магистру Орхидее, другой Флоре, а остальные – Линнарру и Холену. Высший вампир хлопотал над моей распростертой на толстом ковре тушкой, точно курица над единственным уцелевшим яйцом. Удивительно, но адепт Гелль вел себя не лучше.

Ректор Орхидея от души повеселилась, подкалывая обоих, а Флора водила у моего носа флаконом с солью, от которой исходил очень резкий и неприятный аромат. Именно от него я и очнулась. Нащупав на голове солидную шишку, в немом удивлении воззрилась на всех присутствующих, но не произнесла ни слова. Предпочла дождаться, пока мне сами все объяснят.

– Фолиант Грейвариаса, первого ректора Академии. Тогда еще не разделяли науку на магию и колдовство и целительство, –  директор Орхидея лукаво на меня посмотрела. –  Последний раз эта колдовская книга точно так же вывела из строя будущую императрицу. Вику тогда даже пришлось отправлять к целителям. Она на две недели выпала из адаптационного процесса. Потом, правда, довольно быстро нагнала остальных и покорила сердце Наследника.

Видимо, не смогла скрыть своих чувств, и моя перекошенная от возмущения физиономия выдала меня с головой. Становиться призом ни в чьих брачных играх я не собиралась. Это претило моей вредной и довольно сильно ценящей собственную свободу натуре.

– Тише, тише, детка, –  высший вампир сразу понял, что легко и просто со мной никогда и никому не будет. Каждому, кто будет на меня претендовать, придется завоевать мою любовь и доверие.

Линнарр помрачнел и показал кулак своему сопернику за обладание одной бедовой студенткой в моем лице:

– Отойди от нее, Хол, – совсем не ожидала поймать украдкой брошенный на меня ревнивый взгляд молодого дракона.

– Не могу, приятель, – вампир ослепительно улыбнулся и перевел взор на ректора.

–Да, адепт Гелль. По правилам нашего учебного заведения, студент с магической половины Академии имеет право взять под свое покровительство одну из Призванных. Естественно, чтобы оградить ее от весьма сомнительной чести стать чьей-то подружкой до того, как она после практики получит диплом и станет полноценной обученной ведьмой. Вы – единственный, кому запрещено подобное поведение. Ведь именно Наследник не имеет права охранять ни одну из иномирных ведьм! – Зубик довольно «мявнул» и легонько куснул Хола за острый лопушок, намекая, что любое несанкционированное поползновение в мою сторону будет караться и без тени жалости к нежной душе блондина.

– Флора, проведи ритуал привязки к фолианту, а продолжите уже завтра. Слишком спешить в таком деликатном деле мы не имеем права, – и Орхидея что-то пробормотала, отправляя всех по своим комнатам отдыхать.

После ужина мы молчаливой стайкой оказались в парке, раскинувшейся вокруг Академии. Остальные двенадцать Призванных хвалились своими способностями. Больше всех нос драла рыжеволосая синеглазая Лилия.

– Незабудка, как ты вообще оказалась с такой блеклой рожей среди нас? – и она словно ненароком распахнула тесноватый и откровенно коротковатый плащик, когда адепт Гелль проходил мимо. – У тебя и посмотреть-то нечего! Ну, ничего, какой-нибудь бедняга возьмет, глядишь,  в жены за неимением ничего лучшего!

Наследник отшатнулся от бесстыжей девицы, как от прокаженной, и решительно направился в мою сторону:

– Будь осторожна с это безголовой колдуньей, Магнолия. И никому не говори, сколько и какие дары к чарам проснулись в тебе. Эта зараза и проклятье наслать может, и присушить тебя к кому-то или его к тебе, а то и яда подлить, приворотного или нанять убийцу.

– Спасибо за предупреждение, адепт Гелль, – вежливо поблагодарила я, гадая, что задумал безголовый дракон.

Как будто и без него у меня было мало хлопот. И так проблем было столько, что даже не представляла, с какой стороны лучше начинать разбор завалов. На мое счастье, Холен был начеку и не дал нам обоим оконфузиться, лениво проронив, старательно выковыривая кусочек мяса, застрявший между зубами во время ужина, остро отточенной деревянной зубочисткой:

– Пусть попробует. Результат ее удивит, Лин, уверяю тебя. Я редко беру на себя ответственность в отношении молодых ведьмочек, но, можешь не сомневаться, мои защитные заклинания еще ни разу не давали осечки,

– Тебе простых сокурсниц и колдуний мало, Хол? Не вздумай разевать на нее пасть, иначе пожалеешь!

Высший вампир сладко улыбнулся кузену и сочувственно выдохнул:

– Бедный маленький Лин, ты еще не понял? Этой ведьме как до крышки моего гроба то, что ты через пятнадцать лет воссядешь на трон в качестве императора Акросса. Если не завоюешь ее сердце, никогда не приручишь это своенравное «тыквенное пламя». 

Зубику откровенно не понравилось, что меня обсуждают, точно праздничный десерт на Хэллоуин. Тыкворр сначала сердито заворчал, а когда его тупо проигнорировали, за пару вздохов больно укусил обоих наглецов за заостренные уши и заставил улететь в ближайшие кусты.

Мои сокурсницы испуганной стайкой сбились в плотную кучку. Лишь Незабудка, девушка-целительница с пшеничной косой и огромными бирюзовыми глазами, не отпрянула, а ласково погладила моего спутника по глянцевому бочку. Сидящая у нее на плече крупная сова одобрительно угукнула и насмешливо посмотрела на разбушевавшегося собрата по ремеслу.

Мое чутье сразу подсказало, что эта девушка не хочет замуж на адепта Гелля, так как уже подарила свое сердце молодому темному магу. Молодой человек свирепо смотрел на каждую особь мужского пола, если та имела наглость проявить и тень интереса к приглянувшейся ему молодой ведьме.

Оба братца-акробатца долго барахтались среди ветвей, пытаясь избавиться от колдовских пут, которые изрядно осложняли их задачу выбраться из подлой ловушки и разобраться с паразитом чисто по-свойски.

Лилия воззрилась на меня полным ненависти взглядом, когда я подошла к Незабудке и сама с ней познакомилась:

– Привет, меня зовут Магнолия. Не обращай внимания на эту особу, у которой даже колдовского помощника еще нет. Вот она и пытается привлечь к себе внимание непристойным эпатажем.

– Привет, я – Незабудка. Эта зараза уже всех умудрилась достать еще на первом занятии. Корчит из себя Королеву Шабаша, а сама даже вести себя в приличном обществе не умеет.

– Между тобой и тем темным магом все серьезно, как говорит мне мой дар. Прошу, не наделай глупостей. Доучись сначала. Заодно проверите свои чувства.

– Мы не собираемся рваться с места в карьер. Но он уже познакомил меня со своими родителями и, если до конца следующего года не охладеем друг к другу, последует официальная помолвка. Тогда специальные чары на браслетах уберегут меня от многих бед.

– Не вздумай говорить об этом Лилии. Она лопнет от зависти и злобы, а окружающие умрут от ее яда, разлившегося в воздухе, –  с удивлением поняла, что слышу помощницу  целительницы, Лилит. – Тебе же, Магнолия, надо быть вдвойне осторожной. Эти двое за тебя кому угодно горло перегрызут.

– Я собираюсь сосредоточиться исключительно на учебе и последующей практике. Необученная толком ведьма может таких дров наломать, что мало никому не покажется. Мне нужен диплом. Только в этом случае смогу тут найти свое место, если адепт Гелль решит выбрать другую Призванную. Например, Лилию. Сдается мне, эта гордячка уже мнит себя Императрицей.

– Сомневаюсь. Фолиант Грейвариаса, первого ректора Академии, никогда не ошибается в этом деликатном вопросе. Боюсь, что я  уже свой выбор сделала. Мне никто не нужен, кроме адепта Гарра Силрана. Он – аристократ, морской крылатый змей-оборотень. Прекрасная пара для такой, как я. В его землях лекари дороже золота и драгоценных камней.

– Рада за тебя. Меня же сейчас интересуют только учеба и получение диплома. Не хочу зависеть  от прихотей капризных темных магов и местных шишек всех мастей, – зевнула, деликатно прикрыв ладонью рот, а потом мы с Незабудкой прекрасно прогулялись, делясь собственными впечатлениями об Академии и первых двух днях на новом месте.

Впрочем, наше общение очень быстро прервали. Незабудка с сияющими двумя зимними звездами бирюзовыми глазами умчалась точно осенний лист, унесенный вдаль порывом свежего ветра. Честно говоря, почувствовала, что чары Гарра Силрана никому не дадут увидеть его лица, кроме нежно любимой целительницы.

Мысленно пожелав сладкой парочке счастья, принялась неторопливо прогуливаться по песчаным дорожкам, из чистого озорства шурша опавшей разноцветной листвой. Отчего-то мне безумно нравился звук, который они издают.

Тут я почувствовала едва ощутимый, но довольно сильный толчок, точно кулаком между лопаток ударили острыми костяшками пальцев. Сразу поняла, что останется огромный синяк. На мое счастье, удовольствия видеть, как падаю плашмя на землю, уже прихваченную первыми заморозками, своему недоброжелателю не доставила.

Зубик, угрожающе ворча, быстрой молнией ударил Лилию прямиком всем телом в грудь, а потом легонько куснул за руку. Та испуганно взвизгнула и помчалась жаловаться Ректору Орхидее на «безголовую деревенщину и ее перезрелую тыкву».

Флора провела рукой над моей спиной и обличительно указала на возмутительницу спокойствия:

– Вы пытались нанести увечья Магнолии, адептка Лилия! – и она что-то пробормотала, заставив ткань плаща над синяком стать прозрачной. На глазах наливающееся лиловым цветом «украшение» вызвало интерес у проходящего мимо целителя.

– Лекарь Тейнор Тирэль. Вот возьмите мазь, – он протянул мне маленькую деревянную баночку. – Боль снимет сразу, а вот последствия колдовской подлянки, увы, исчезнут только через неделю, не раньше, – потом лесной эльф обратился к высокому начальству, недовольно поджав узкие губы. – Уважаемые магистры, я, кончено понимаю, что Наследнику надо выбрать самую-самую из Призванных ведьм, но… Давайте обойдемся без членовредительства или летальных исходов! – и он грозно посмотрел на Лилию, которая с испуганным писком нырнула за спину нашей наставнице, побледнев от ужаса.

– Благодарю вас, господин Тирэль, – поблагодарила я и попыталась урвать себе хоть немного одиночества, которое было мне жизненно необходимо, чтобы спокойно все обдумать.

Ситуация стремительно осложнялась, заставляя меня тихо беситься, но так, чтобы даже Зубик оставался в неведении. За эту крамольную мысль и была легонько укушена за кончик носа, который потом сразу же ласково лизнули. В голове раздалось недовольное ворчание моего тыкворра:

– У этой мерзавки Лилии никогда не будет колдовского помощника. У нее двадцать один дар, но все способности настолько слабые, что она не заинтересует даже самого плохонького фамиьяра, – и он презрительно фыркнул. – И не надейся хоть что-то утаить от меня, Магни, это невозможно. Между нами существует слишком глубокая колдовско-эмоциональная связь. Будь осторожнее с этой драной кошкой. Иначе можешь пострадать от ее интриг и пакостей. Ее сурово накажут за неподобающее возможной невесте Наследника поведение, но толку от этого не будет никакого. Можешь мне поверить. Очень хорошо, что приворотные и принуждающие чары на тебя не действуют, но есть масса других способов заставить необученную ведьму плясать под свою дудку.

– Обещаю, Зубик, что буду очень осторожна. Мне временами кажется, что тут вообще никому нельзя доверять.

– Ты говоришь чушь, Магни. Наследник и твой заступник Холен Кэлл опасны только в силу того, что испытывают к тебе жгучий интерес, как к женщине. Если поддашься на зов страсти, то никому из вас пользы не будет в итоге. Ты утратишь возможность обрести счастье, создав с кем-то из них семью. Из дам не опасны только Незабудка и Флора. Постарайся пореже попадать в поле зрения ректора Орхидеи. У нее в юности был роман с императором. Они расстались после того, как он впервые увидел Викторию, еще будучи обычным темным магом в обучении…

Сразу помрачнела, прекрасно понимая, в какие осложнения все это может вылиться.

– Не кисни. Если будешь прилежно учиться и не вертеть хвостом, как Лилия, то ректор ничем тебе навредить не сможет. Ты можешь общаться с кем угодно, но никогда не покидай пределов Академии. Все ведьмочки, вылетевшие отсюда по причине наступившей беременности, встречались со своими возлюбленными вне стен этого учебного заведения. Если не позволим выкрасть тебя, то ничего страшного случиться не должно при соблюдении минимальных мер предосторожности. Главное, держи ухо востро со всеми, кроме Флоры и Незабудки. Я тоже постараюсь удержать тебя от необдуманных поступков. Не имея здесь родни, у всех Призванных только один выход из сложного положения: блестяще окончить учебу, пройти практику и получить диплом. За пятнадцать лет случиться может все, что угодно. Главное, сама черных кошек за хвосты не таскай! – и Зубик насмешливо фыркнул.

Тыковорр напрягся и гневно зыркнул на кого-то, стоящего за моей спиной, а затем быстрой молнией рванулся в атаку. Через миг раздался возмущенный мужской вопль, сопровождаемый грозным клацаньем внушительных клычков и угрожающим рычанием моего ревностного хранителя. Кому так крупно повезло нарваться на крупные неприятности так и осталось для меня тайной за семью печатями.

Видимо, Лин и Хол решили, что лучше они будут вдвоем прогуливаться со мной по парковым дорожкам, чем кто-то под шумок снова попытается оттяпать себе вредную рыжую ведьму в моем лице.

– Вот ни на минуту нельзя оставить без присмотра, – проворчал взявший меня под свое кожистое крылышко высший вампир.

– Как и любую из Призванных. Извини, но ты сам взялся за эту гнусную работенку, – легонько подколола блондина и проказливо улыбнулась.

– Я лично оторву башку любому, кто посмеет оспаривать мое право быть твоей тенью везде, где позволяют местные драконовские правила, – потом меня бесцеремонно сцапали и притянули к себе, впрочем, не стараясь просочиться под плащик. Теплое дыхание где-то на уровне макушки легонько щекотало, но не вызывало протеста или раздражения. – Помни о своем обещании, Магни. Я никогда не сделаю ничего, что помешает тебе найти свое место в Акроссе и стать дипломированной колдуньей. Остынь, братец! – Хол лукаво посмотрел на позеленевшего от ярости дракона, который с трудом удержался от оборота. – Веди себя прилично. Если вы оба решите быть вместе, без возражений уйду с вашей дороги. Но… Если она будет против твоего выбора…, не видать тебе Магни, как своих ушей. Так что давай не будем делать глупостей. Станем оберегать это вредное иномирное создание от происков тех, кто не желает ей добра или жаждет обладать исключительно в корыстных целях. Пусть сама выберет, с кем из нас разделить Путь. Так будет лучше для всех.

– Фолиант никогда не ошибается в своем выборе.

– Лин, он только безошибочно определяет ту ведьму, которая способна справиться с заклятьями и ритуалами, сокрытыми на его страницах. Моя мать так и не вышла за твоего деда. Хотя колдовской талмуд выбрал именно Мелодию. Думаю, нам надо сделать так, чтобы больше никто не влился в нашу теплую и дружескую компанию. По рукам?

– Договорились. Только никаких запрещенных фокусов, – насупился Наследник.

– Принуждающие и любовные чары и заклинания на нее не действуют. Как и напитки. Но этот раздел Высокого Искусства и для нее недоступен, – Флора изо всех сил старалась не рассмеяться, наблюдая за тем, как два «высокородных дурня» распускают куцые хвосты перед ведьмой-беспредельшицей в моем лице.

И тут на меня наскочила та самая махровая вредность, убийственная для любого мужчины. Особенно, если дам две, а старшая совсем не против подыграть младшей.

– Ну, никто не помешает варганить травяные составчики с целебными свойствами, – я нарочито хлопнула рыжими ресничками и краем глаза посмотрела на Лилию, которая в бешенстве сжимала и разжимала острые кулачки, прекрасно понимая, что просто так внимание двух таких перспективных «женихов» не перехватит.

Хол подмигнул дракону и шепнул мне в ухо:

– Давай проучим эту злюку? Не сопротивляйся, договорились?

Лин почти прорычал:

– Я добавлю драматизма вашей затее, иначе, – фисташковые глаза потемнели почти до черноты.

– Лин, хорош злиться! Иначе ты нам всю малину испортишь. Не думаю, что Магни хочет, чтобы ее поцеловал выпускающий через уши пар дракон, да еще и Наследник…

Потом блондин развернул меня к себе лицом и по-хозяйски впился в мои губы. Подмигнув Флоре, прикрыла ресницы, словно уже находясь в полуобморочном состоянии от счастья. Через мгновение кто-то вцепился мне в волосы и попытался силой оторвать от присосавшегося к моим губам высшего вампира императорских кровей.

Незнакомый вражина сделал все в гробовом молчании, которое прерывало возмущенное сопение. Потом раздался хрустальный звон, затем глухой шлепок на некотором отдалении. Через мгновение и вовсе в небе разлился угрожающий раскат грома. Обернувшись, увидела ректора темных магов Авира Тення, который злобно посматривал на обоих моих кавалеров. Из его ушей вырывались клубы черного зловонного дыма.

Табб, побагровевший от гнева, был до жути похож обликом на отца. Та же высокая жилистая фигура, черные волосы, ледяные голубые глаза и непрошибаемое самомнение. Он помог родителю без весомых повреждений покинуть густые и колючие заросли горховника. Больше всего пострадало лишь уязвленное мужское самолюбие обоих темных магов.

Голос прозвучал холодно и презрительно:

– Вот видишь, я же говорил, что с каждым тысячелетием Призванные и Наследники становятся все развратнее и бездарнее! Пора собирать Совет Старейших. Пусть принимают решение о смене Правящей Династии!

– Пока раз в тысячу лет у правящей четы рождается ребенок, мы этот вопрос поднимать не будем! – мужчина, возраст которого я не взялась бы определить, гневно посмотрел на парочку возмутителей спокойствия в лице ректора и его отпрыска. Потом обратился ко мне. – Адептка Магнолия, меня зовут Китар Релль. Вы абсолютно правы, ректор Теннь. Колдовскому отделению «Акросской Императорской Академии Ведьмовства и Черной Магии» пора перестать потворствовать низменным потребностям господ студиозов! «Совет Мудрости Риасса» поручил мне передать вам, что мы ждем ваших предложений. Магианна Флора, будьте добры, помогите своей воспитаннице справиться с заданием на отлично.

– Не переживайте, магистр Релль. Наряд нужно дополнить тремя вариантами: на каждый день, для работы в полевых условиях и парадный, – в моей голове забрезжила толковая идея, поэтому я вытащила прямо из воздуха блок с плотными листами и карандаш и принялась зарисовывать разные фасоны одежды.

Старший дракон внимательно наблюдал за мной, не скрывая собственного удивления. Через час я закончила и раскрасила рисунки специальными стержнями, которыми в этом мире вместо кистей и красок пользовались живописцы. Забрав мои художества после того, как их одобрила ректор Орхидея, он довольно церемонно распрощался со всеми присутствующими, пообещав на прощание:

– Уже завтра правящая чета рассмотрит ваше предложение.

Тут я решила высказаться, но предварительно вопросительно посмотрела сначала на директрису, потом на Флору. Дождавшись разрешающего кивка, озвучила свои пожелания:

– Будет лучше предоставить более широкий выбор всем особам, не важно, на каком факультете они учатся. Магианны и колдуньи будут чувствовать себя более уверенными, если им будет предоставлено хоть небольшое право выбора одежды. Для парадных и праздничных, несмотря на строгость и некоторую закрытость фасонов, лучше позволить более открытые лифы и яркую палитру тканей. Кружевная отделка и вышивка, особенно, если она сделана собственноручно, позволит сделать платья более женственными и без вульгарных разрезов или неприлично коротких юбок. Мы сюда учиться пришли, а не романы крутить.

– Передам. Настоятельно рекомендую в качестве дополнительных занятий взять рисование, пение, музыку, вышивку и шитье. Вы будете удивлены, насколько одарены не только колдовскими талантами. Кому-то достанется строптивая, но очень многогранная супруга. Желаю вам удачи, адептка Магнолия. Даже не знаю, кому из моих внуков привалит счастье в вашем лице, но, в любом случае, останусь в выигрыше.

Я почувствовала, что отчаянно краснею. Когда оба моих воздыхателя попытались снова сцапать вредную меня, Зубик набросился на наглецов, грозно клацая зубами и вереща, как разобиженная на весь белый свет кошка. Чтобы успокоить впавшего в крайнюю степень ревности фамильяра, пришлось взять его на руки и долго баюкать, нашептывая ласковые слова. Раздавшийся в итоге раскатистый храп вызвал нервный смешок у всех присутствующих. Потом мы разошлись по своим комнатам, чтобы передохнуть перед началом нового дня.

Линнарр лично довел меня до моей двери и, заправив за ухо настырно лезшую в глаза рыжую прядь, тихо выдохнул:

– Будь осторожна. Дед правильно сказал, мы с Холом не намерены позволять кому-то еще вмешиваться в плавное течение наших ухаживаний. С кем остаться в итоге, выбирать придется тебе.

– Почему я, Лин? Только из-за того, что тот странный фолиант ударил меня по бедовой макушке?

– Отчасти. Но просто ты нам сразу приглянулась. Обоим. Раз в тысячу лет в нашем роду всегда разыгрывается такая романтическая драма. Призванная, облагодетельствованная колдовским трудом нашего предка, выбирает или Наследника, или его второго по значимости брата в качестве брачной партии. Только так, – со мной вежливо попрощались, пожелав спокойной очи. После чего я оказалась в тиши собственной спальни наедине с совсем невеселыми размышлениями о превратностях судьбы и переплете, в который так неожиданно угодила.

К моему ужасу, отдохнуть, как я честно собиралась, мне не дали. Злосчастный фолиант, из-за которого мой выбор в этом мире теперь сузился до двух не в меру много о себе думающих братьев, снова приложил меня по бедовой башке. На мое счастье, совсем легонько. Тыкворр тоже вел себя довольно странно. Зубик решительно отобрал у меня одеяло, вцепившись в него острыми зубами. Потом в голове раздалось недовольное брюзжание:

– Глупая девчонка, как можно быть такой наивной!  Если не будешь предельно осторожна, то вылетишь из академии либо с пузом,  либо по причине неуспеваемости, болезни или полной утраты колдовских способностей! Ты – та самая Призванная, которая способна перечеркнуть планы и мечты слишком многих. Тебе нужно держать ухо востро, быть вечно начеку! Просчитывать возможные варианты развития событий на тринадцать шагов вперед!

– Я не просила вытаскивать меня из родного мира и подсовывать вместо пропажи совершенную копию. Моя заветная мечта – чтобы ничего этого никогда не было! Безумно хочу домой, хоть и не помню, как он выглядит! Мало радости в том, чтобы из-за принятых тут условностей ограничивать возможность выбора до двух мужчин, ни к одному из них не испытываю ничего, кроме легкой симпатии! Этого явно недостаточно для замужества. Если встречу кого-то, кто будет мне по сердцу, поступлю, как Незабудка! Не собираюсь продаваться ни за трон, ни за высокое положение в обществе и богатство. Все, что нужно – диплом с отличием «Акросской Императорской Академии Ведьмовства и Черной Магии». Тогда смогу найти достойную работу после практики и защиты.

– Чтобы добиться даже столь высокой цели, надо соблюдать бдительность и никому не верить на слово. Чем меньше окружающие будут в курсе твоих талантов, тем выше твои шансы уцелеть. По вечерам будешь самостоятельно осваивать знания со страниц «Фолианта Грейвариаса».

Колдовская книга открыла первый разворот, и в голове зазвучал голос, который мог принадлежать только молодому и полному сил мужчине:

– Ты слишком мало знаешь о нашем мире и его темных и жестоких гранях, Магнолия. Поэтому, сделай одолжение, прислушивайся к советам, – тут он нервно рассмеялся. Видимо, имя, которым я наделила своего редкого помощника, показалось ему чересчур забавным. – Зубика. Ну, раз ему нравится, то ничего не имею против. Не доверяй никому, не проверив. Сначала надо сделать так, чтобы в твоей комнате ты всегда могла быть в полной безопасности. Внимательно прочитай  и сделай амулеты. Кстати, вышивка на твоей одежде тоже будет особенной. С сильными защитными и притягивающими удачу свойствами. Уже завтра ты и твои сокурсницы займетесь обновлением гардероба. Рекомендую предпочесть модели с юбкой в пол. Так ты будешь меньше дразнить темных магов и ведьмаков. Присмотрись к обоим своим воздыхателям. Один из них, в итоге, и похитит твое сердце, девочка.

– Если смогу выжить и не вылететь из Академии. Где, боюсь, слишком многие мне совсем не рады. Даже наставницы и местные магианны и колдуньи.

– Уверен, что справишься. Ведь ты твердо решила сначала выучиться, пройти практику и получить диплом, а только после того, как устроишься, начинать предпринимать что-то в отношении личной жизни.

– У меня нет состояния или богатой родни в империи Акросс. Есть вещи, на которые я, в силу взглядов на жизнь и воспитания, пойти не смогу. Значит дорога одна: диплом и престижная работа ведьмы. Только еще б знать, в какой сфере надо будет реализовывать свои колдовские способности.

– Не волнуйся, к концу обучения сама поймешь, что тебе больше по душе. Сегодня сделаем начальную защиту. Для этого серебряной краской надо будет в определенных местах нанести охранные руны и правильно прочитать наговор. Сюда никто, кроме тебя, доступ получить не должен, особенно в твое отсутствие.

Полночи провозилась с заданием фолианта под ворчание Зубика, чтобы пошевеливалась. Ведь еще надо успеть и отдохнуть. Утром тринадцать Призванных уже ожидают первые три лекции и практические задания.

Из чистого озорства перевернула на следующую страничку и залюбовалась изящной брошью, сплетенной из желтых и оранжевых бусинок. Это был бутон магнолии. Через мгновение у меня на ладони оказалась деревянная овальная коробка, разделенная на отделения. С удивлением поняла, что бисер тут делают не из стекла, а вытачивают из янтаря. В черном бархатном мешочке лежали: клубок серебряной проволоки, узкий длинный нож и доска с вбитыми в нее штырьками. Ниже была написано, с ударениями и интонациями, как правильно и в какой последовательности накладывать заклятья.

Мимолетное воспоминание вспыхнуло и погасло в моей памяти, заставив сразу приняться за работу. Через час изящная брошь-оберег увенчала мой черный плащик вместо простой булавки с замочком у горла. Она гарантировала, что предупредит меня о любой угрозе, которая только еще зародится в чьей-то бестолковой башке. Еще через полтора изготовила обруч для волос с такими же цветами, как у парного украшения. На него я тоже наложила описанные в своеобразной инструкции чары.

После этого фолиант сам захлопнулся, а потом меня суровым голосом отправили спать. Ведь полночь давно уже миновала. Была вынуждена согласиться, так как вымоталась довольно сильно. Сладко зевнув, заснула сразу, как голова коснулась благоухающей травами подушки. Зубик накрыл меня стеганым одеялом, чтобы ночью не замерзла, так как ночные рубашки нам никто выдать не озаботился.

У моей двери появились две фигуры. Одна из них следила, чтобы их никто не застукал за совсем уж постыдным занятием. Вторая, что-то монотонно шепча, вырезала ножом из черного материала руны, точно сплетенные из рассерженных змей. Даже каждая чешуйка была прорисована до мельчайших подробностей. Покончив со своим дельцем, парочка торопливо удалилась, стараясь ненароком не привлечь постороннего внимания.

Ощущение того, что мне не стоит долго валяться в кровати, заставило быстро выскочить из-под одеяла и привести себя в порядок. Наряд «ведьмы-адептки» все больше и больше раздражал меня. Поэтому оставила громоздкую и неудобную шляпу на кровати поверх покрывала, которым застлала собственную постель. Заплела волосы в увесистую рыжую косу, перевязав обрывком длинной завязки от шторы черного цвета. Украсила голову обручем и тщательно проверила, чтобы плащ не поставил меня в неудобное положение.

Из утраченного прошлого выскользнуло воспоминание о более надежном креплении для пол моей ненадежной одежки.  Небольшой металлический стержень с удобной деревянной ручкой, который я нашла в собственной сумке с учебными принадлежностями, оказался очень кстати. Та услужливо появилась прямо у моих ног. Разогрев его в огне небольшой масляной лампы, которая давала достаточно света, принялась прожигать аккуратные дырочки в противоположных полах плаща.

Шнуровка добавила мне уверенности к себе. После того, как прорезала и обметала два отверстия для рук и стянула края красной ленты, завязав бантом длинные хвостики почти под самым подбородком, почувствовала себя совсем хорошо. Черная полоска помогла подчеркнуть талию.

Большая бронзовая пластина, отполированная до зеркального блеска чьими-то заботливыми руками, отразила порядком посвежевшую молодую колдунью. Новый облик мне понравился. Не хватало только некоторых предметов домашней одежды и нижнего белья,  без которых мне было довольно некомфортно.

 Взяв сумку и повесив ее на плечо, быстрым шагом пошла в сторону входной двери. Увы, мой маневр был пресечен буквально на корню. Сначала Зубик живой торпедой ударил меня в грудь, потом фолиант легонько приложил прямиком по макушке явно в воспитательных целях. На ногах устояла, но решила отколоть брошь от ворота и поднесла ее к выходу.

Бутон магнолии не просто полыхнул тревожным  багровым светом, но и отбросил меня назад. Следом из-за двери разнесся голос адепта Холена Кэлла, который что-то читал монотонным голосом. Потом к нему присоединились  голоса ректора Орхидеи и ректора Авира Тення. Последний и вовсе обрушился с обвинениями на коллегу:

– Вы совершенно не справляетесь со своими обязанностями, Орхи! Или это – банальная месть за то, что будущий император предпочел вам Викторию?

– Да только полная дура захочет быть тенью при таком неосмотрительном и вспыльчивом супруге! Больно надо! Предпочитаю быть свободной ведьмой. Кстати, нововведения в одежде касаются только адепток. Нам-то не надо отказывать себе в простых радостях бытия!

– Орхи, доступные ведьмы не привлекают нашего внимания уже очень давно. Как и магианны. Жаль, что «Шепот змей» гарантирует, что никто и никогда не узнает, кто его наложил. Как и то, что чары разврата подействуют строго адресно. Хотя, тут еще проклятье на отвращение удачи и неспособность усваивать новые знания. Снимите всю эту гадость, если не хотите проблем с императорским семейством. Учитывая, что именно эта ведьмочка приглянулась капризному фолианту, проблем из-за некомпетентности вашего персонала и учениц будет неоправданно много.

Орхидея что-то довольно нелюбезно пробормотала себе под нос, а потом запела. Когда последний звук растаял под потолком, ректор громко сказала, обращаясь уже ко мне:

– Адептка Магнолия, теперь вы можете покинуть свою комнату, ничего не опасаясь.

Сначала через порог перелетел фолиант, потом Зубик. Вернувшись за мной, аккуратно прихватил меня за подол импровизированного платья и вывел в коридор, дав понять, что теперь такой поступок не повлечет неприятных последствий.

Флора и оба директора нашей Академии в полном изумлении воззрились на плоды приложения локально проснувшейся памяти из навсегда утраченной жизни в родном мире. Через несколько мгновений Старшая Колдунья нехотя проронила:

– Вы прекрасно выглядите, адептка Магнолия. Хотя ничего подобного моим глазам видеть еще не доводилось, но, пожалуй, в этот раз, соглашусь с визой императрицы Виктории, – последнее имя она выплюнула точно гнилую ягоду. Видимо, чувства к ее венценосному супругу еще не до конца угасли в сердце колдуньи, мешая устроить собственное счастье с более достойным мужчиной.

– Благодарю вас, моя госпожа, – скромно опустив глаза, проронила я и решилась попросить не нахлобучивать везде и всегда на бедовую голову громоздкую и неудобную голову, в которой было чересчур жарко. – Прошу вашего разрешения ходить в не праздничные дни без шляпы. Она ощутимо осложняет жизнь, так как в ней слишком жарко.

– Не возражаю. Давно пыталась избавить преподавателей и студентов от этого безобразия, но правящая чета наотрез отказывалась принять мои резоны. Вам это удалось. К тому же, как дополнительные меры предосторожности от маго-колдовского воздействия и проблем с насекомыми, которые время от времени становятся ужасным бедствием для всех, ваше предложение идеально. А теперь, магистр Флора, отведите своих воспитанниц на первое занятие. Сегодня это будет рукоделие и создание защиты от большинства неприятностей посредством вышивки. Увы, от собственной глупости они никого не спасут!

Лилия, наморщив курносый нос, презрительно прошипела:

– Будь у меня такая же неказистая фигура, тоже поспешила бы спрятать ее под ворохом тряпья! Только почему из-за тебя, дрянь такая, должны страдать все?

– Адептка Лилия, вы сюда учиться пришли, а не толстым задом крутить! – магианна Орхидея терпеть не могла, когда кто-то и что-то раздражало ее неоправданно долго. – Думаю, что следует отправить вас помогать на кухне, чтобы спеси поубавилось, а ума и смирения прибавилась. Вон отсюда, дерзкая девчонка! Какие дурные ветры принесли тебя в относительно тихий и спокойный Риасс?! – я сразу почуяла, что расплачиваться за очередную полученную хамкой взбучку уготовано именно мне.

Намеренно проигнорировала злобный выпад своей злобной врагини. Просто потому, что она, хотя бы, действовала в открытую. Больше всего меня беспокоили те, кто тихо плел коварные интриги прямо у меня за спиной.

Когда Лилии предложили черное платье из ткани, больше похожей на черную мешковину, она попробовала возмутиться. Ректор Орхидея и ее коллега Авир Теннь рявкнули практически в унисон одно и то же, но все сразу поняли, что информация носит совсем не адресный характер:

– Нам надоело, что императорская чета недовольна, как качеством, так и количеством выпускаемых магистров с дипломом! Теперь каждый адепт, вне зависимости от ранга, социального положения, пола и возраста будет носить такую же одежду, что и слуги. Выполнять самую грязную работу в случае нарушения трудовой дисциплины, плохой учебы и прочих провинностей. На это время они полностью отлучаются от трудового процесса вместе с сокурсниками вплоть до полного исправления. Подчищать хвосты будете на зимних каникулах! Кто не сдаст экзамены за полугодие, будет немедленно отчислен без права на восстановление. Сможете сохранить за собой рабочее место, где трудились на право родной Академии! Это единственная уступка, особенно важная для Призванных. Да, да,  милочки, правила одинаковы для всех! Если мы узнаем, кто пытался так гадко поступиться адепткой Магнолией, виновные чародейки будут лишены колдовской силы и отправлены на постоянное проживание в глухую провинцию искупать собственную вину. И да, если ни одна из иномирных Призванных ведьм этого года не окончит академию и не станет супругой Наследника, действующие правители останутся на троне ровно столько, сколько потребуется, чтобы новый преемник или преемница смогли войти в возраст и пройти полное обучение и практику!

Потом директор Орхидея продолжила уже соло:

– Запомните, глупые девчонки, вы – еще не полноценные колдуньи, а только тень своего возможного потенциала! В империи Акросс править – большое бремя и ответственность. Поэтому лишь на миг представьте, что попадете в опалу, если не справитесь с таким трудным заданием! Я даже боюсь предположить, какая суровая кара постигнет нас всех, если смена Правящей Четы не произойдет в оговоренные традициями сроки! Одевайся, адептка Лилия, и марш на кухню! Лопать вы все горазды, а вот почистить овощи рук часто не хватает! Распугали своими дурацкими выходками большую часть слуг! Пожалуй, ректор Теннь, я более подробно рассмотрю ваше предложение, чтобы адепты сами обслуживали себя! Свободного времени на глупости у них в разы поубавится! Надеюсь, взамен ума прибавится и появится прилежание! Никто не желает помочь адептке Лилии на кухне, пока мы буем обновлять ваш гардероб? Там надо будет подогнать после выбора наряды по фигуре и украсить обережной вышивкой. Так сказать, портнихи помогут сколоть все булавками, а житье и украшение уже будет на вашей совести! Императрица Виктория права в одном: наши выпускницы и выпускники должны быть готовы к реалиям обыденной жизни. В том числе, и к семейной. Это ощутимо повысит рейтинг наших выпускников в качестве брачной партии! Ну, кто готов протянуть руку помощи глупой девчонке, которая сначала говорит и делает, а только потом просчитывает возможные последствия собственных глупых и детских выходок?! – Старшая Ведьма Академии обвела нас пронзительным взглядом и сделала паузу, ожидая ответа.

Уж не знаю, что на меня нашло, но я подняла руку и проронила:

– Как минимум, адептку Лилию можно уважать… Я готова помочь ей.

– Почему? – как громом пораженное выражение лица моей явной противницы изрядно повеселило нас с Зубиком.

– У тебя хватает смелости противостоять мне открыто. Ты не стала наносить проклятья и прочие гадости на мой порог так, чтобы никто и никогда не узнал, кто смог пойти на подобную низость. Что-то мне подсказывает, что Призванным лучше держаться вместе до получения диплома Нас всех попытаются подвести под отчисление, кроме тех, кого защитит помолвка с мужчиной, который никак не может претендовать на трон империи Акросс. Я – не враг тебе, Лилия. Все мы в одинаковом положении: прошлое покрыто забвением, родных и связей нет, а знания еще предстоит освоить. Как и полезные навыки. Никто из нас не выбирал эту тропу. Так что делить, по большому счету, нечего. Будем интриговать друг против друга и грызться, все окажемся на улице, раньше или позже. Местным ведьмам тоже не стоит особо доверять. Мы для них – чужачки. Каждая из них и магианн мечтают стать женой Наследника. Ну, а традиции – это только традиции. Они могут и измениться. А что тогда будет с нами? Вернуться назад невозможно. А участь безродной служанки меня совсем не привлекает.

– Меня тоже. Да и ты совсем не виновата, что тот фолиант выбрал именно тебя, а не кого-то еще, – рыжая девица, видимо, оказалась не такой глупой, какой всем казалась. – Помоги мне. В долгу не останусь, клянусь! – и под изумленными взглядами окружающих мы отправились вслед за служанкой на кухню.

Удивительно, но поделившись друг с другом нашими взглядами на сложившуюся ситуацию, почувствовали дружескую симпатию. Оказалось, что  делить нам, по большому счету, совсем нечего.

Вскоре к нам присоединились Незабудка и Фиалка. В четыре руки мы довольно быстро справились с работой и, заслужив похвалу Старшего Повара, получили по сладкому и сочному плоду, похожему на яблоко.

Вернувшись к остальным, принялись, спокойно переговариваясь, подбирать наряды для всех четверых, стараясь, чтобы наши достоинства были ненавязчиво подчеркнуты. Остальные Призванные смотрели на нас как на полных идиоток и тихонечко шушукались, разве что пальцами не крутя у виска.

Мы дружно проигнорировали все поползновения сокурсниц устроить грандиозный скандал и довольно быстро подобрали узоры для вышивок из моего фолианта. Потом подогнали наряды по фигуре нам всем.

Я, подчинившись внутреннему чутью, предпочла наряды с юбкой в пол и прямые брюки для практических занятий в холодное время года. Мои же «сестры по несчастью» выбрали длину выше колена и даже с открытыми плечами и небольшими декольте.

Подумав, отделала все невесомым белым кружевом с серебряным узором. Такое, как оказалось, изготавливали местные эльфы, жившие в волшебных городах среди недоступных горных вершин.

Получив скупую похвалу от ректора Орхидеи и переодевшись, отправились на обед. Потом нам предстоял небольшой отдых в парке и занятия по зельеварению.

Амулет на моей груди жарко полыхнул, предупреждая об опасности. Поэтому не только остановилась сама, но и попыталась удержать от рокового шага и сокурсниц. Призванные, заметив, что тыкворр в гневным ворчанием метнулся мне наперерез, замерли у входа. Большинство местных адепток тоже не стали заходить в аудиторию. Только одна, как позже выяснилось, ее звали Гарна, презрительно посмотрела на нас и холодно проронила:

– Какие же вы колдуньи, если  такие трусихи? – она переступила порог, и тут ее охватила призрачное голубоватое пламя.

Девушка закричала от ужаса и боли и попыталась вырваться из плена полупрозрачных языков приносящего ей нечеловеческие мучения. Преподаватель что-то выдохнул, и неведомая мне сила вытолкнула пострадавшую обратно в коридор. Потом лекарь позвал на помощь коллегу.

Незнакомый темный маг не мог не привлечь всеобщего внимания: судя по тонким чертам и заостренным ушам, перед нами был эльф. Черные как смоль волосы оттеняли бездонные фиолетовые глаза. Он долго водил узкой ладонью над порогом, а потом почти прошипел:

– Опять та же вязь, что и на пороге комнаты адептки Магнолии. Проклятие полностью лишает колдовских способностей. Последствия не обратимы. На магов и целителей не действует. Под ударом оказываются только ведьмы. Но что-то мне подсказывает, кому-то просто не удалось сделать так, чтобы страдали исключительно Призванные иномирянки. Отведите пострадавшую к целителям и сообщите ее родителям, что леди Гарна больше не может обучаться в нашей Академии. Максимум, что остается доступным – приготовление обычных целебных отваров и мазей. Это не престижно, но иного предложить нельзя. Причем тут можно убрать опасность только в том случае, если порог сначала спилить, а потом сжечь в жарко растопленном горне.

– Магистр Эринэль, придется что-то со всем этим делать, – лекарь мрачно посмотрел на коллегу, еще раз осмотрев пострадавшую. – Необходимо поймать тех или того, кто заварил всю эту дурно воняющую кашу.

– Магистр Дарэсс, обнаружить автора этого опасного деяния невозможно иным способом, кроме как застукать с поличным. Учитывая уровень колдовских заклятий, работал или  уже очень опытный магистр, или талантливый старшекурсник. Ведьмы не из тех, кто что-либо пускает на самотек, если начинают играть в игры, граничащие с предательством империи Акросс…

– Надо усилить охрану.

– Мы не знаем, действовали они по собственному почину или по чьему-то приказу. Даже Призванные теперь под подозрением. Императору придется провести расследование с помощью только тех подданных, которым можно доверять. Кто не предаст ни при каких обстоятельствах, и ни за какие награды.

– Тогда ему придется действовать в одиночку. Даже императрица Виктория может оступиться. Методов же проверки не существует. По крайней мере, я его не знаю.

Тут словно кто-то толкнул меня в спину, и я вопросительно посмотрела на обоих преподавателей. Дождавшись разрешения говорить, поделилась своими соображениями:

– Раз нельзя поймать по горячим следам, то придется изготовить амулеты, которые выявляют малейшую опасность для ведьм или для кого-то еще, на кого направлен вред. Своего рода индикатор. Сначала все проверять, вплоть до еды, порога и двери, места за партой, перед тем, как сесть. Только потом делать задуманное.

– Я не знаю, как реализовать вашу блестящую идею, адептка Магнолия, – мне очень не понравилось пристальное внимание темного мага, но честно призналась:

–  Значит надо найти способ, как это сделать. Защитные амулеты имеют много свойств. Возможно, какие-то из них будут полезны, –  и тут зловредный фолиант, который всегда сам выбирал себе в спутницы ведьму-иномирянку, соткался прямо в  воздухе и старательно зашелестел плотными страницами.

Потом Зубик подтолкнул меня, заставив сделать маленький шажок вперед. Недовольное ворчание заставило меня приступить к изучению предлагаемого материала. Сразу поняла, что сотворить нечто подобное не хватит ни знаний, ни умений, в чем честно и призналась:

– Пока мне изготовление такого оберега явно не по зубам. Тут надо быть еще и ювелиром и каждая основа должна создаваться строго под конкретного владельца.

– Скопируйте для меня чертежи и заклинания.

– Хорошо, я сейчас все перерисую и перечерчу для вас, магистр Эринэль, – но подошедшая к нам магианна Флора избавила меня от возни с этим нудным делом.

Медленно провела узкой ладонью над разворотом, а потом над  бумажным листом. Под моим удивленным взглядом, точная копия тут же появилась на желтоватой поверхности.

– Это заклятье вы будете изучать на третьем курсе, девушки.

– Магистр Эринэль, я наложу заклятья, – ректор Орхидея протянула руку к своей подчиненной и принялась внимательно изучать написанное. – А вот основам придется заняться вам. Пойдемте. Начать надо именно с Призванных.

Мы впервые видели то самое «непреодолимое ведьмино обаяние», противостоять которому мог далеко не всякий мужчина. Только, к величайшему сожалению брюнетки, длинноухий «соколик» оказался не только устойчив к подобным чисто женским уловкам, но и на совесть заговорен и обвешан с ног до головы амулетами от разных типов магии и колдовства. В том числе от любовных и принуждающих.

Проходя мимо меня, эльф проказливо улыбнулся и протянул мне брошь в виде бабочки, инкрустированной зеленоватым камнем, прозрачным, как некоторые виды янтаря.

– Примите в качестве моей благодарности за своевременную помощь, – тыкворр придирчиво изучил дар и непонятным способом перенес на ладонь. – Просто изящная вещица. Какими свойствами ее оделить, придумаете сами, адептка Магнолия. Хризолит – идеальная основа именно для колдовских плетений.

 Я сбивчиво поблагодарила, а потом задала не дающий мне покоя вопрос ректору Орхидее:

– Госпожа директор, неужели никак нельзя помочь адептке Гарне? Обычно многие воздействия обратимы, особенно, если организм подвергался им недолго?

– Можно, но для этого нужен особый дар. Увы, ни я, ни Флора, ни кто-то еще им не обладаем. Он был у императрицы, но после появления на свет Наследника, почему-то угас. Хотя, раз вас тоже выбрал фолиант основателя рода правителя империи Акросс. Может быть, он дремлет и в вашей крови.

– Что надо делать? Давайте попробуем, – отчасти ощущала себя виноватой перед местной колдуньей, ведь та попала в сети, уготованные именно для нас, Призванных.

Бледную как беленое полотно блондинку, которая едва заметно дышала, уложили на кушетку в коридоре. Потом почувствовала, как тыкворр легонько куснул меняя за кончик пальца, а потом отчитал:

– Бери, подарок от чистого сердца!

Поблагодарила и приколола изящное украшение к лифу платья. Потом вопросительно посмотрела на магистра Дарэсса, ожидая подсказки, как мне следует поступить с пострадавшей.

– Расположите руки над уровнем груди пациентки, не прикасаясь. Потом прикройте глаза и попросите помощи у собственной колдовской сути. Если способность есть в вашей крови, она непременно откликнется и подскажет, как лучше поступить. Императрица Виктория не использовала никакие дополнительные свойства, чтобы исцелять даже самые запущенные случаи. Много раз она так возвращала утраченный магический дар своего супруга и его ближайшего окружения.

Пожав плечами и задавив поднимающееся в душе раздражение, сделала, как велели. А когда прикрыла глаза, даже испуганно вскрикнула. Странное плетение из колдовских чар и смертельно опасных проклятий вредило только ведьмам. Воспринималось мной, как паутина, какая бывает на листьях растений, когда их поражает мерзкий паутинный клещ. Откуда пришло это знание, и так знала, только возврата к прошлому уже не было. Справившись с тоской, которая тут же стальным обручем сжала раненой птицей забившееся в груди сердце, собрала волю в кулак и с помощью проснувшихся способностей стала неторопливо «выжигать» опасную гадость.

Сил на это ушло столько, что почувствовала редкий упадок сил. Ноги мои подкосились, но упасть мне не дали. Магистр Эринэль заботливо подхватил меня под локоть и заставил опереться на него, как на длинноухий живой костыль. Потом, придерживая чашку с быстро восстанавливающим колдовской запас питьем, помог выпить лекарство до капли, не расплескав.

Лекарь осмотрел бывшую пациентку, отметив, что на лицо жертвы ведьминого произвола стремительно возвращаются краски жизни:

– Теперь ясно, почему фолиант выбрал именно вас, адептка Магнолия. Дар, которым владела только императрица Виктория, теперь проснулся в вас. Надеюсь, понимаете, кто всегда будет главной мишенью заговорщиков?

– Я и те, кто мне дорог, чтобы сломать или ослабить. Ведь в таком состоянии риск ошибок возрастает по экспоненте.

– Рад слышать, что вы не утратили своей адекватности и осторожности, но пройдемте в аудиторию. Мы сильно отстали, придется нагонять.  

 

Глава 2

 

Прежде чем переступить порог, все основательно проверила. Потом внутрь пролетел Зубик, который тщательно изучил обстановку. После этого фолиант легонько толкнул меня в спину, точно приглашая войти. Следом уже потянулись и остальные адептки. Судя по мертвенно-бледным лицам, они только сейчас поняли, в какую скверную ситуацию разом ухнули все колдуньи Академии, включая преподавателей.

Решительно плюхнулась на первую парту. На деревянной столешнице уже стоял набор странных емкостей. Отчего-то всплыло мимолетное воспоминание: опыты на уроках химии. Я даже приободрилась, так как, умея перегонять и смешивать травы и порошки, можно изготавливать полезные составы и без всякой магии. Главное, дотошно изучить свойства компонентов и знать  назубок, какие свойства придают отвару, настою или мази те или иные сочетания ингредиентов.

– Сегодня у нас пробное занятие по зельеварению, – каштановые волосы сделали серые глаза похожими на два бездонных лесных озера в пасмурный день. – Мы упустили много времени. Поэтому внимательно прочитайте задание и сделайте тот целебный состав, который в нем описан. Обращаю внимание, что ведьмы должны быть очень осторожны, так как у каждого зелья из одних и тех же компонентов и при строгом соблюдении всех этапов, будут уникальные дополнительные качества даже без дополнительных усилий с вашей стороны. Поэтому после приготовления надо будет выявить их и подробно описать в собственной тетради. После чего продумать, где можно применить эту роскошь.

Лилия наморщила чуть курносый носик и пожаловалась мне:

– Мазь от геморроя! Какая гадость!

– А как тебе средство от орочьей отрыжки после знатной пирушки? – в отличие от моей новоиспеченной подружки, отнеслась к заданию с юмором.

Любопытный тыкворр из чистого озорства утаскивал у меня то одно, то другое, но получив предупредительный шлепок от фолианта, угомонился. Он лениво парил неподалеку от меня, задумчиво покусывая веточку мяты, задумчиво вздыхая и что-то неразборчиво бормоча.

С удивлением заметила, что сокурсницы, не считая предмет таким уж и полезным, делали свое дело в режиме «тяп-ляп». В результате, свою работу сделала самой последней. Только, отчего-то, магистр решил начать именно с меня.

– Итак, адептка Магнолия, я видел, что вы ревностно соблюдали пропорции и технологию приготовления. Поэтому начнем с вас.

 Материализовавшийся в аудитории орк был явно не в духе. Как подсказало чутье, у него попросту голова раскалывалась после двенадцати выпитых натощак ведер крепленой деревенской самогонки. Поэтому в ответ на предложение преподавателя только кивнул и проглотил мой состав до последней капли.

Хорошо еще, что на посуду были наложены специальные заклинания и заклятья, которые зафиксировали всю необходимую информацию об еще совсем недавно плескавшейся в солидных размерах стаканчике жидкости.

Помимо головной боли, зелье исцелило бедолагу от всех застарелых болячек и ощутимо снизило непреодолимую ранее тягу к спиртному. Я была удивлена, получив заказ на пару бочек этого отвара и золотую монету в качестве признательности.

– Ведьма, знающая тайны зельеварения, никогда не останется без работы. Особенно, если ответственно относится к самому процессу! – и лектор обвел притихшую аудиторию насмешливым взглядом. – Адептка Магнолия, настоятельно рекомендую выполнять все в срок и на совесть. Так, еще будучи студенткой, можно скопить приличную сумму на полезные мелочи или отложить на будущее. А теперь вы, адептка Камелия. У вас был состав от клопов. Не так ли? Сейчас вы на личном опыте увидите, что бывает, если подойти довольно вольно ко всем стадиям производственного процесса, – вокруг нашей сокурсницы замкнулся защитный купол.

Преподаватель оказался тем еще шутником. Он перенес огромную кровать под балдахином, на котором беспокойно ворочался неопрятного вида толстяк. Видимо, мерзкие насекомые изрядно отравляли жизнь хозяину постоялого двора «Смертельный Укус», но тот был настолько жаден, что наотрез отказывался от колдовских услуг. Они исправно оказывались горожанам и жителям столичных предместий.

Камелия вылила на постель свое волшебное зелье, но результат оказался совсем не таким, как планировалось.

– Ааааа!!! – заверещал бедный владелец средневековой гостиницы, когда хоботок довольно крупных размеров попытался проткнуть толстенный слой жира в области внушительного зада.

Несчастный резво скатился с перины и принялся наматывать круги, убегая от стаи тварей размером с довольно крупную собаку. Слева от него, с выкатившимися от ужаса голубыми глазами неслась легконогая блондинка. После сотого круга, когда силы у обеих жертв «убойного составчика» почти иссякли, темный маг, давясь смехом, что-то прошептал, превращая кровожадных монстров в кучку черного пепла. Внезапно поднявшийся ветер унес невесомые пылинки вон.

– Адептка Камелия, двойка! Плюс из вашей стипендии за этот месяц в пользу почтенного Акройра Бада будет удержана ровно половина в качестве компенсации за отвратительно сделанную работу!

Видя, что жертва произвола моей сокурсницы и преподавателя все еще очень даже не в себе, быстро смешала простенький успокоительный состав, рецепт которого протянул мне наставник. Седой оборотень опасливо покосился на меня, но заметив ободряющий кивок наставника, осторожно выпил серебристую жидкость на основе лесных трав, собранных в летнюю полночь на укромной полянке в самой чащобе. Улыбнувшись, почти прорычал:

– Нужна будет постоянная работа, обращайтесь, госпожа ведьма. Владыкой Ночи клянусь, что не обижу! – и он истаял, точно морок на болоте с наступлением утра.

– Адептка Магнолия. У вас, определенно, большие способности к этой области колдовских знаний. Мой совет: после окончания первой летней практики, устраивайтесь к господину Акройру Баду на службу. Он вас в обиду никому не даст и на жалование не поскупится. Медведи-оборотни – одни тех из немногих в столице, кто ценят хорошего работника дороже золота. Последуйте моей подсказке, и вы никогда не пожалеете о принятом решении. А теперь проверим остальных. Или вы возьмете вторую попытку на дом? –  и темный маг раздал всем задание на следующее занятие, сделать которое надо было самостоятельно.  После чего магистр Флора отвела нас на обед.

Уж не знаю, почему простая на вид бабочка, которую мне преподнес в подарок эльфийский темный маг, озарилась слабым серебристым светом. Через миг еда на нашем столе, где сидели только Призванные, стала пеплом в призрачном пламени цвета сочной весенней листвы.

Внезапно посерьезневшая Лилия провела ладонью левой руки над никак не пострадавшей от пламени столешницей и мрачно проронила:

– За обед пришлось бы заплатить смертью способностей. И даже ты бы нас уже не смогла откачать. Кто-то хочет избавиться ведьм из иных миров по пока непонятной причине. Местные колдуньи не являются мишенью. Видимо, они не опасны для целей наших врагов. Знать бы еще, кто это, и чем мы им помешали…

– Скорее всего, все дело в троне. Лишь одна из нас может выйти замуж за Наследника. Только после этого он сможет стать новым императором, – наша сестра по несчастью Фиалка обладала очень светлым оттенком волос с легким перламутровым отливом. Ее золотисто-карие глаза и хрупкая, как у эльфийки, фигурка и острые аккуратные ушки многим не давали покоя. Только она тоже решила: сначала диплом, потом развлечения и все остальное. – Кто-то или хочет сменить существующую династию, или сделать так, чтобы правители были вынуждены остаться на второй срок. В любом случае, Призванные – досадная помеха для планов заговорщиков.

Мы были вынуждены прислушаться к предсказанию, ведь ее дар провидеть будущее был сильнее, чем у всех в Академии. Когда нам принесли новую еду, я тщательно все проверила. Только после этого тринадцать мрачных иномирных ведьм принялись за обед. С раздражением поняла, что остальные сторонятся нас, словно это мы и были корнем всех бед.

Особой причины задерживаться в столовой не было, поэтому попросту решили наведаться в библиотеку. Мое чутье отчего-то, настоятельно рекомендовало досконально изучить все, что связано с ритуалом Призвания и наследованием трона империи Акросс.

Пожав плечами, предложила остальным заняться полезным делом. Спустя несколько минут вся четверка закопалась в толстенных старинных фолиантах. Увы, то, что удалось узнать, лишь подтвердило тот факт, что легко не будет. Решили никому ничего не рассказывать, пока не выясним более полно причины всего происходящего в Академии безобразия.

Следующие два занятия прошли как в тумане. Курс прилежно все записывал, делал практические и необходимые расчеты. Только, кроме нас четверых, остальные наши «коллеги по привыканию к совершенно новой культуре и порядкам» замкнулись в себе и никого и близко не подпускали. К сожалению, такая стратегия явно не повышала их шансы уцелеть в хитросплетении чужих интриг.

Незабудка наткнулась на простенькое заклинание для копирования текстов, когда потрошила после обеда увесистый пыльный талмуд. Оно заняло почетное место в особом разделе в наших гримуарах, ощутимо облегчило жизнь и сэкономило время. Мы уже могли больше не гробить собственное время на зубодробительное переписывание.

Словно наши враги решили затаиться и усыпить бдительность пришлых ведьмочек. До конца адаптационного периода ничего, из ряда вон выходящего, не произошло. Разве что, странным образом активизировались, соперничая за внимание тринадцати девиц, адепты и преподаватели мужского пола. Мы сразу поняли, что интрига перешла в новую фазу.

Теперь нас не пытались уничтожить физически или лишить дара. Правило: «Беременная адептка подлежит немедленному отчислению по причине недопустимого поведения» зависло Дамокловым Мечом над всеми, кроме Незабудки. Та благоразумно заключила помолвку со своим оборотнем и выбыла из списка опасных для участников заговора «колдовских единиц».

Однажды меня насторожила непривычно притихшая Фиалка. Наша четверка так сдружилась за улетевшие в прошлое недели, что научилась чувствовать малейшие изменения в настроении, если это могло стать важным. Очень осторожно мы вытянули из девушки всю подноготную. Оказалось, что она не только влюбилась как кошка, в Табба Тення, а дела зашли совсем далеко.

– Он предлагает помолвку, как у Незабудки.

– Если ты уверена в своих чувствах, то соглашайся. Тогда от тебя все отстанут. С невестой сына ректора будут вынуждены считаться даже преподаватели и придворные. Только такую, чтобы смогла, если что-то пойдет не так, отказаться без ущерба для своей репутации и будущего! Колдовские средства от беременности я тебе подскажу. Специально проработала этот вопрос, когда мужчины стали забрасывать пикантными предложениями. Гулять можно, если делать это с умом! – Лилька оказалась обладательницей очень изворотливого ума, преданным другом, но вот заполучить вражду с ее стороны не пожелала бы никому. – Конечно, из гонки за корону ты автоматом вылетишь, но свой диплом получишь. Да и трон тебя совсем не интересует. Хотя Табб – скользкая змеюка. Как и его слишком уж мутный папаша-ректор. Но… В твоем случае – идеальное прикрытие для успешного окончания Академии.

Фиалка модничать не стала, понимая, что, в ее случае, вариант беспроигрышный. Вскоре девушка перебралась в особняк семейства Теннь на правах официальной невесты. Общаться с ней мы стали намного меньше. Так что, основная опасность приходилась на нас с Лилией. Мы по возможности прикрывали друг другу спину и были готовы выстоять вдвоем против всего этого отчасти ненормального мира. Время так и не излечило глухой тоски по навеки утраченному прошлому, но сдаваться в наши планы совершенно не входило.

Один месяц показывал хвост другому, а нас, пока что, никто не тревожил. С сессией все шатко-валко справились, и никто из Призванных не был отчислен по причине неуспеваемости. На зимние каникулы все разлетелись по родственникам или друзьям, а я оказалась перед проблемой, чем занять праздничный Новогодний Месяц.

Предложение поработать штатной колдуньей от Акройра Бада, взявший полную ответственность за мое благополучие во время нахождения под крышей его дома, было спасением. Оно избавило меня от мучительного поиска решения, чем бы себя занять на четыре недели. Приобретенный опыт и неплохое жалование заставили смотреть в будущее с чуть большей уверенностью. Увы, но чутье настоятельно рекомендовало и на миг не терять бдительности.

– Добро пожаловать, Магнолия, – сразу поняла, что свою недюжинную силу и довольно суровый нрав трактирщик лишь прячет под маской добродушного толстячка. – Твоя комната готова, маги и колдуны из моей личной охраны выделены, чтобы никто не посмел побеспокоить тебя во время отдыха или нанести урон репутации. Я прекрасно осведомлен, что творится в вашей так называемой «Академии». Ты всегда можешь рассчитывать на помощь, защиту и крышу над головой и работу, даже если козни этих двух злодеек ослабят или лишат тебя ведьминой силы. Тебе можно доверять, ты склонна держать слово и боги упаси обидеть кого-то из тех, кого считаешь другом. Мало ему не будет, уверен! Всегда хотел дочь, но получились одни сыновья, – мужчина улыбнулся и представил супругу. – Эта моя жена, Холта. Именно она предложила приютить тебя на время каникул. Кстати, она тоже – колдунья, еще и целительница. Уверен, что вы сможете быть полезны друг другу. У нее есть какое-то деловое предложение для тебя. Можете обсудить все в моем кабинете, где никто ничего не сможет подслушать.

Брюнетка прижала палец к губам, призывая к молчанию, и осторожно потянула меня за рукав платья из темно-зеленой шерсти без особых изысков. Потом усадила меня в удобное кресло, а сама опустилась за стол мужа прямо напротив. Несколько минут молчания показались мне целой вечностью. Видимо, женщина подбирала слова.

– Тебе надо быть осторожнее всех остальных Призванных, Магнолия. Просто потому, что, скорее всего, именно тебе придется выйти замуж за Наследника.

– Из-за тыкворра Зубика и того, что Фолиант Грейвариаса выбрал именно меня?

– Не только. Я не знаю, в чем так сильно провинились император и императрица Виктория, но она утратила священный дар правительницы-ведьмы восстанавливать угасшие или ослабшие способности. Не важно, целительские, магические или колдовские. Но он вспыхнул в твоей крови… При дворе, в тавернах и на постоялых двора ходят разные слухи… Возможно, единственным выходом, чтобы Линнарр не прошел коронацию, будет только то, что ни одна из Призванных не будет достойна встать с ним рядом. Правду нам не скажут никогда, но если он воссядет на трон, то произойдет смена Династии. У нынешнего правителя родилась дочь, которая унаследовала колдовской дар своей матери. Виктория, учитывая, что у ее мужа может родиться лишь один ребенок раз в тысячу лет, с разрешения супруга, понесла от другого дракона. Возможно, кто-то из близкой родни… Линнарр… Если он сядет на трон, то наследование пойдет уже по боковой линии. За свое нарушение родовых законов чета и понесла суровое наказание. Если его не коронуют, то преемником не станет и твой защитник. Он – второй в очереди на престол. Беда в том, что Виктория не признается, кто отец ее первенца… Если их оставят править на второе тысячелетие, то новый Наследник или Наследница естественным образом разрешат кризис власти.

– Веселая ситуация… И что мне теперь делать? – я помрачнела, только сейчас поняв, в какой переплет мы все угодили только потому, что императорская чета не была достаточно осторожной, чтобы не создавать непреодолимых проблем.

– Во-первых, если ты будешь по всем правилам введена в наш род, то сможешь сделать особый амулет-слепок, который всегда поможет тебе вернуть себе свои способности в полном объеме. К тому же, ты получишь еще одну ипостась, потому что мой род оборотней очень редок. Почти все женщины были просто в него введены, так как рождаются у нас только мальчики. Невест не хватает. Только новая дочь обязательно должна быть колдуньей, чтобы не изменить способности к магии нашей второй сути. Согласна ли ты мне довериться, Магнолия? – она склонила голову набок и замолчала, ожидая ответа и давая мне время подумать.

Чутье нашептывало, что могу полностью довериться семье оборотней. Они не желают принести мне даже ненамеренный вред. Еще поняла, что скоро одной тайной станет меньше.

– Что я должна сделать, Холта?

– Принимать тебя буду в свой род, а не мужа. Медвежья ипостась будет для тебя гораздо меньшим благом, чем моя. Сегодня полнолуние. Не спрашивай ни о чем. Таковы правила. Обещаю одно: ты никогда не пожалеешь о принятом решении. Сейчас нам лучше заняться повседневными делами. Время оборотней, в том числе и драконов, еще не наступило. Ночное солнце Лигнарри согревает нас своими лучами и наделяет силой, выносливостью, великими колдовскими и магическими дарами, доблестью и честью! – и мы вернулись в общую залу.

Увидеть за столом донельзя расстроенного магистра Эринэля оказалась совершенно не готова. Зато хозяйка постоялого двора «Смертельный Укус» тепло улыбнулась и поздоровалась:

– Чего изволите, господин Эринэль? Сразу видно, что вас что-то печалит. Можем мы с мужем быть вам хоть чем-то полезны?

– Не уверен, госпожа Бад. Хотя от кружки вашего темного эля с горными травами я не откажусь, – тут он с удивлением заметил скромно стоящую рядом с моей нанимательницей меня и как-то странно воспрял духом. – Адептка Магнолия, вот вас я и искал. Только никто в Академии не соизволил сказать, куда вы так спешно исчезли. Сказали, что в каникулярное время даже Призванные колдуньи разлетаются по друзьям и знакомым.

– Ну, я предпочитаю заняться более полезным делом. Смена работы – тоже отменный отдых, – было совсем необычно, что горный эльф украдкой будто любовался мной. Такого отношения я не видела даже от адепта Кэла. Словно редким цветком, неожиданно выросшим среди сорняков и колючек. – Могу вам чем-то быть полезной?

– Да. Я нашел древнее описание амулета, который мог бы сильно облегчить жизнь многим боевым магам, но для его создания нужна колдунья с очень редким даром восстанавливать утраченные способности. Кроме вас, никого не знаю, кто был бы им наделен. Мне нужна неделя, чтобы изготовить амулеты из бирюзового эльфийского серебра и наложить на них нужные магические плетения. А потом вы поможете мне?

– С радостью. И даже не возьму за работу ни одной медной монетки. Нет ничего хуже, чем утрата магических талантов. Особенно, когда от этого зависит не только твоя жизнь… – темный маг торопливо допил ароматный бодрящий напиток, вежливо раскланялся с нами и удалился, явно спеша по неотложным делам.

Потом за весь день мне не пришлось присесть и на минутку. Нужно было восстановить амулеты, которые напитывали боевых магов энергией и помогали быстрее восстановить запас, сделать новые, отвращающие неудачи, несчастья, ранения, болезни и смерть.

Больше всего сил и времени отнимало сканирование каждого постояльца на предмет опасности для хозяев, их имущества и окружающих. К нескольким бедолагам даже потребовалось срочно вызвать целителей с носилками, чтобы изолировать от здоровых. Таких было немного, но и они могли создать слишком серьезные проблемы, чтобы просто отмахнуться от них.

– Холта, парочка целителей, умеющих на расстоянии проверять всех входящих на предмет инфекции, будет совсем не лишней. Проще предупредить возникновение очага инфекции, чем потом бороться с эпидемией и корить себя за смерти и увечья, которых можно было избежать.

Хозяйка постоялого двора послала двух старших сыновей с наказом нанять в Цехе Целителей хороших лекарей со сканирующими способностями и не скупиться на оплату их услуг:

– Магнолия обладает таким чутьем, что не прислушиваться к его подсказкам –  настоящее преступление! – потом передо мной поставили солидную деревянную кружку с особым бодрящим настоем. – Выпей-ка, пока он еще теплый. Ты потратила слишком много сил. Нужно поскорее их восстановить. Сегодня ночью нам еще предстоит один очень важный ритуал.

– Я помню. Поэтому слегка нервничаю. Надеюсь, у нас не будет осложнений из-за того, что мы не учли какие-то нюансы, – была настолько вымотана, что даже начал чуть заплетаться язык.

– Не будет. Мы с мужем внимательно изучили вопрос со всех сторон и даже проконсультировались с лучшим в Акроссе законником. Все в рамках традиций и норм морали, – Холта внимательно понаблюдала за мной и заставила «подзаправиться» еще двумя солидными порциями чуть горьковатого напитка.

Когда за окном полностью стемнело, а голубоватая луна этого мира была в самом зените, мы незаметно выскользнули из «Смертельного Укуса» через неприметную боковую дверцу  в маленький дворик. По степени защиты он был куда безопаснее, чем даже кабинет  почтенного главы семейства.

Призрачный свет играл на листьях странного вида растений, чьи серебристые звездочки изящных бутонов распространяли вокруг нежный упоительный аромат, от которого у меня слегка закружилась голова. Словно я перебрала с шампанским или легким вином.

Хозяйка дома ласково мне улыбнулась, а потом негромко спросила:

– Колдунья Магнолия, пришедшая в Акросс из-за грани нашего мира, согласна ли ты стать искрой в пламени рода, давшего мне жизнь, и принять все изменения, связанные с твоим новым статусом?

Мы успели обсудить все нюансы, поэтому с моих губ сорвалось всего одно слово:

– Да, Дарующая Небо Холта, – правда, думала, что стану драконом, как Линнарр, но реальность ввела меня в основательный ступор.

С кончиков пальцев и ладоней женщины заструилось голубоватое сияние, которое через миг окутало меня точно плащом. Оно подарило уверенность в завтрашнем дне и обещание, что больше никто и никогда не сможет даже попытаться безнаказанно навредить мне или тем, кто стал дорог.

Открыв глаза, увидела перед собой изящного грифона. Сразу поняла, что передо мной Холта. Вместо слов из клюва вырвался птичий клекот, а кисточка на львином хвосте нервно захлестала по бокам. Мысленный голос помог быстро справиться с охватившей меня паникой и взять себя в руки:

– Дитя мое, все прошло великолепно. Только надо, чтобы ты научилась уверено летать. Несколько часов, проведенных в ночном небе, думаю, быстро помогут этому горю. Только, прошу тебя, постарайся как можно дольше сохранит эту тайну. Мой дар предвиденья говорит, что от этого будет зависеть не только твоя жизнь. Кстати, теперь все твои способности останутся с тобой навсегда. Наша кровь хороша тем, что  ее не берут ни болезни, ни заклинания. Мы не слабее драконов и способны прожить даже дольше, чем они, не давая угаснуть тем, кого любит наше сердце. Даже если это простой человек или обычный оборотень.

Первый полет, как водится, выглядел очень неуклюже. Со временем, как обещала моя названая мать, мышцы крыльев окрепнут настолько, что смогут переносить могучее тело на солидные расстояния с бешеной скоростью. Правда, чтобы достичь такого результата, придется изрядно потрудиться. Я очень быстро вошла во вкус и с большой неохотой согласилась вернуться домой.

– У тебя будет болеть все тело, если ты не будешь осторожна с физическими нагрузками. Так и до беды недалеко. Надо во всем соблюдать меру, тогда и проблем будет гораздо меньше, – ласково пожурила меня наставница и погнала домой.

Тут зоркие орлиные глаза увидели магистра Эринэля, который попал в скверную историю.  Мое чутье сразу подсказало, что его попросту захотели ограбить разбойники. Те слишком хорошо разбирались в  драгоценностях и сразу оценили боевые браслеты из бирюзового эльфийского серебра, за которые можно был выручить кругленькую сумму в золотых хиндаррах.

– Надо бы ему помочь, иначе мы потеряем щедрого постояльца и надежного друга! – мы с Холтой свалились на бандитов как кара небесная.

С испуганными воплями неудачники порскнули как поросята при виде мясника в разные стороны. Мы гнали их до самой кромки леса, где они и окопались при попустительстве столичной стражи. Осмотрев потерявшего сознание магистра, подставила спину, чтобы отнести пострадавшего темного мага в «Смертельный Укус». Только там мы могли обеспечить ему должный уход и быстрое выздоровление.

Я была вымотана так сильно, что Холта, не терпящим возражений голосом, отправила меня отдыхать. Только поспать в эту ночь мне так и не удалось. Взглянула на себя в зеркало и ужаснулась. Из полированной до жаркого блеска служанками медной пластины на меня смотрело заправское умертвие из страшных сказок. Бледная кожа с сероватым отливом, потухшие глаза с внушительными синяками под ними и лицо, больше похожее на посмертную маску.

Когда моя названная мать заглянула, чтобы проверить, все ли у меня в порядке, только сокрушенно всплеснула изящными руками. Потом строго велела не выходить, пока она не вернется.

– Ты запомнила, что тебе снилось, Магни? – во взгляде было столько искренней тревоги, что нехотя призналась.

– К сожалению, нет. Только животный ужас и ощущение страшной беды. Что случилось, Холта?

– Магистр Эринэль совсем плох. Про основы для боевых магов, изготовленных из бирюзового эльфийского серебра, знали очень немногие. Кто-то заказал нападение на него. К сожалению, целители так и не смогли распутать жуткую паутину из заклятий, проклятий и заклинаний. Они явно были наложены кем-то с очень сильным даром и многолетней практикой. Даже магианна Флора ничего не смогла сделать, а она – лучший лекарь в Акроссе. Негодяи оставили своей жертве не больше месяца жизни с медленным угасанием магических способностей. Перед смертью еще и полностью ослепнет. Магистр просит тебя разделить с ним столько, сколько ему осталось на этом свете.

– Не вижу причин для отказа, – грифон внутри меня был готов клювом и когтями рвать тех, кто посмел пасть так низко.

Мне пришлось выпить двойную порцию успокоительного отвара, чтобы удержаться от оборота. Такой гнев вызвала во мне страшная новость. Этот эльфийский маг никому и никогда намеренно не причинял вреда, не влезал в чужие дела и не плел свои интриги. Поэтому такой печальный конец был совершенно незаслуженным.

Потом мне пришлось лечь на кушетку в небольшой гостиной, граничащей с моей уютной спальней. Через миг на лицо легла влажная ткань, благоухающая ароматными лесными травами и незнакомыми мне цветами с едва уловимыми нотками пряностей.

Когда маску сняли, с трудом заставила взглянуть на себя в зеркале. От жуткой «морды» не осталось и следа. Только радости совсем не ощутила. Привела себя в порядок и вышла в коридор вслед за Холтой.

Магистр Эринэль выглядел из рук вон плохо: фиолетовые глаза утратили необыкновенный серебристый блеск, которым щеголяют все представители этой расы, фарфоровая кожа поблекла. Их сменил унылый пепельно-серый тон.

– Госпожа Бад, позвольте мне поговорить с Магнолией наедине. Клянусь, что не предприму ничего, что может поставить под угрозу ее безупречную репутацию. Разговор касается амулетов. Только она может помочь закончить то, ради чего я и потратил столько времени и сил. Надеюсь, что не впустую, – моя названная мать строго посмотрела на меня и вышла вон, тихонько прикрыв за собой дверь.

– Пообещай, Магнолия, что наложишь на основы все колдовские плетения, которые я назову. И… Хотел посвататься к тебе, когда придет время после получения диплома устраивать свою личную жизнь. Мне показалось, что трон и второй принц тебя совсем не интересуют. К сожалению, просто не доживу до этого дня и не смогу исполнить задуманное, – на краткое мгновение глаза брюнета стали прежними, а потом снова потухли.

После такого неожиданного признания меня словно прорвало. Слова сами срывались с языка, начхав на врожденную осторожность:

– Вы правы, весьма сомнительная честь быть императрицей не прельщает. Доверять же адепту Холену Кэллу не рекомендует собственное чутье. Не прислушиваться к нему у меня нет никаких резонов. Позвольте мне рассмотреть более внимательно ту гадость, которая выпивает вашу жизнь. Вы готовы поверить мне на слово? – ледяная узкая рука сразу же легла в мою ладонь.

Видимо, ядерная смесь из проклятий, заклятий и проклятий сделала мага чересчур утомляемым. Поэтому мужчина просто осел на подушки и прикрыл веки. Пожелав тому, кто провернул такую подлую аферу, самому оказаться на месте своих жертв, осторожно стала изучать внутренним зрением мерзкую гадость. Она могла стать смертельной даже для очень сильного мага или могущественной и опытной ведьмы.

Не знаю, откуда в голове пронеслось воспоминание о микроскопе, с помощью которого можно рассмотреть даже мельчайшие вирусы или болезнетворные бактерии. Стала осторожно увеличивать картинку, используя врожденные и новые способности. С удивлением поняла, что затея увенчалась успехом.

Жуткая мешанина из магических и колдовских плетений и страшных проклятий больше всего напоминала странную конструкцию из ниточек, «бусинок» и «узелков». Чем-то это было похоже на макраме, которым увлекался кто-то из навсегда утраченного прошлого.

Следом прилетела картинка, как чьи-то, явно мои, детские руки аккуратно распутывали неправильно сделанную часть работы, ловко используя спицу. Осторожно распускала узелки и потом откладывала в специальную баночку прозрачные бусинки. С помощью когтя грифона, который не был виден никому, кроме меня, стало возможным сделать эту ювелирную работу.

Холта сразу поняла, что отвлекать меня не стоит. Просто оставила два кувшина с укрепляющим и бодрящим отваром и задумчиво проронила:

– Зайду через пару часов. Пожалуйста, не спеши, Магни. Не знаю, что ты задумала, но помни: торопиться в таком деликатном деле не стоит, –  я благодарно улыбнулась в ответ и вернулась к своему кропотливому занятию.

Слишком хорошо понимала, что заваривший эту мерзкую кашу гад должен оставить лазейку конкретно для себя. Кто знает, а не наложат и на него этот же «подарочек», когда в его услугах перестанут нуждаться. От нежелательных свидетелей и потерявших ценность сообщников обычно избавляются в первую очередь и без всякой жалости.

Магистр Эринэль сразу открыл глаза, как только мужчине стало чуть легче. Через миг с удивлением наткнулась на полный обожания взгляд бездонных фиолетовых глаз, в которых просыпалось серебристое лунное сияние. Я печально улыбнулась в ответ, мы поняли друг друга без слов.

– Ты запретила себе думать о мужчинах до того счастливого момента,  пока не получишь диплом?

– Да. Не могу позволить себе остаться без колдовского образования. Надо думать о собственном будущем, не надеясь на счастливое стечение обстоятельств, – пальцы, легонько прикоснувшиеся к моему запястью, были ледяными, поэтому достала из сундука два теплых пледа и заботливо укрыла эльфа.

Только руку брюнет так и не убрал, что позволяло мне тратить меньше собственных сил на борьбу с мерзкой гадостью, которой его наградил кто-то из напавших на него разбойников. При этом пациент смотрел на меня так пристально, словно пытался сохранить в памяти каждую черточку моего лица. Сердце пропустило один удар, а потом бешено заколотилось точно вольная птичка, запертая в золотой клетке.

Мое чутье тут же ехидно возвестило, что и Наследник, и второй принц могут идти лесом сразу и навсегда. Отчего-то сразу почувствовала, как ставшая теплее ладонь магистра едва уловимо погладила меня по щеке, а его взгляд обещал, что он способен подождать, пока смогу быть сама себе хозяйкой.

– Мы не будем торопить события, Магнолия. У каждого из нас есть свои обязательства, нарушать которые не стоит ни при каких обстоятельствах. Смотрю, ты нашла подход к моему невидимому убийце?

– Пока что, ослаблю его, насколько получится. Те нити колдовства, назначения которых не понимаю, оставлю на потом. Только вот одна, черная с серебром, явно сторожевая. Ее постараюсь не задеть. Иначе мы переполошим тех, кто наложил на вас чуть измененный «Цветок Ночи». Сделать подобное по силам лишь сработавшейся команде: целитель, ведьма и темный маг. Только зачем кому-то понадобились уже готовые основы для амулетов из бирюзового эльфийского серебра? Ума не приложу. Или просто, чтобы столичные стражи так и остались уязвимы перед кознями этого трио. Так что сторожевую нить и муляж этой отвратительной подделки вам придется демонстрировать всем до конца месяца. К сожалению, на то, чтобы распутать это воронье гнездо, у меня уйдет несколько дней. Самые опасные плетения обезврежены, но там еще много такого, чего я не понимаю. Только то, что они непосредственно на организм не воздействуют. Видимо приносят вред как-то иначе. Придется покопаться в древних фолиантах.

– У меня есть копии всего, что стоит на полках у архивариуса Темны, – как по мановению волшебной палочки передо мной появился увесистый талмуд в темно-зеленом переплете из бархатистой ткани.

Попросив разрешения, прилежно зашелестела плотными бумажными страницами, ища нужные мне знания.

Холта пришла через три часа и отругала нас обоих:

– Сразу видно, что вам гораздо лучше, магистр Эринэль! Настолько лучше, что вы уже даже в состоянии флиртовать с моей подопечной! – она заставила мага выхлебать солидных размеров чашку со снотворным отваром, а потом влетело и мне. – Магни, я все понимаю, но до рассвета осталось всего ничего! Сейчас ты пойдешь к себе и, как следует, отдохнешь! Сегодня мы как-нибудь обойдемся без тебя. Еще не хватало, чтобы произошло перенапряжение дара. Хочешь до начала учебы проваляться в постели под гневное бормотание целителей? Да Флора нас с мужем на куски разорвет собственными руками, если с тобой хоть что-то худое случится! – потом меня отконвоировали в комнату, заставили выпить лекарство и заботливо накрыли одеялом. Моя названная мать ушла лишь после того, как убедилась, что я крепко заснула и больше не смогу творить глупости в своей излюбленной манере.

Проснулась уже ближе к вечеру от аромата густой мясной похлебки с овощами и специями и еще исходящей паром краюхи черного хлеба. После того, как не только проглотила все до крошки, но и под строгим взглядом наставницы вытерла миску последним ломтем досуха и съела, запивая все бодрящим травяным чаем, хозяйка «Смертельного Укуса» проворчала, протягивая мне небольшую бархатную коробочку. В ней оказалась небольшая изящная брошь из черного камня, затейливо украшенная прозрачными капельками, похожими на капли росы на траве.

– Беда с этими эльфами! Если такой ушастый тать теряет голову от девушки, то ему и император не указ, когда дело касается чувств. Кстати, такие занятные вещицы дарят только тем, к кому собираются посвататься после окончания академии. Это тоже своего рода помолвка, но она не предполагает, что свадьба уже неизбежна.

– Красиво, но украшать ей лиф своего платья не буду. Мне не нужны дополнительные осложнения. Не хочу, чтобы магистр Эринэль снова пострадал. На этот раз из-за того, что у меня не хватило ума не афишировать проскочившую между нами искру.

– Правильно. Только, в любом случае, если захочешь избавиться от принцев или еще каких женихов, тебе будет достаточно приколоть ее на одежду. Правда, в этом случае придется идти по жизни рядом с не в меру шустрым темным магом.

– Далеко не самый худший вариант, – я спрятала подарок в специальную сумку, которая появлялась по первому моему требованию.

После чего та снова исчезла туда же, куда и гримуар и прочее особо ценное имущество. Потом быстро привела себя в порядок и отправилась в общую залу, чтобы узнать, не нужна ли кому-то из постояльцев помощь штатной колдуньи. На мое счастье, пока все было тихо. Поэтому Холта снова отвела меня к магистру Эринэлю и ушла лишь после того, как сочла, что мы оба не нарушим строгого требования не переутомляться.

Я подняла на хворого мага виноватые глаза. Так как понимала, что вчера оба вымотались гораздо больше, чем это было допустимо. Прозвучавшая просьба слегка выбила меня из колеи:

– Мне уже лучше. Видела бы ты глаза магистра Флоры, когда она меня утром осматривала. Лекарка не поверила своим глазам, сказав, что такого не может быть, просто потому, что не может быть. Почитай мне, пожалуйста. Целители строго-настрого запретили перенапрягать зрение. Работать нельзя. Вот уж никогда бы не подумал, что буду разгонять скуку с помощью старинной книги. Что-то мне подсказывает, что и из этого сборника древних легенд империи Акросс ты сможешь добыть полезные знания.

Когда Холта принесла ужин, мы тихонько обсуждали историю про Ветрового Пса, делясь собственными размышлениями вслух.

– Неужели такие существа когда-то существовали на самом деле? – перевела взгляд на свою названную мать, которая была совсем не такой беззащитной и слабой, какой только прикидывалась.

– Да, Магнолия. В былые времена ни один уважающий себя капитан не выходил в море без такого славного помощника. Им было под силу управлять стихией воздуха, регулируя силу и направление ветра. А еще у них были кожистые, как у драконов или высших вампиров, крылья. В один черный день, когда император и императрица изменили друг другу, они снялись с родных мест и улетели в море. Больше их никто не видел. Это лучилось три тысячи лет назад.

Тут в моей голове точно щелкнул тумблер. С губ помимо воли сорвалось:

– Мне нужны хроники того периода. Возможно, там удастся найти хоть что-то полезное. Если слухи окажутся правдивы, и наша правящая чета допустила фатальную ошибку, то надо знать, как можно исправить эту оплошность.

– Им обоим нужно было быть менее эгоистичными и властолюбивыми и распускать хвосты только друг перед другом! – Холта не одобряла адюльтеры, хотя такое поведение у драконов не было чем-то уж из ряда вон выходящим. – Довольно об этом! Сейчас вы поедите. Потом ты, Магни, отправишься к себе и выпьешь такую порцию сонного зелья, чтобы до рассвета проспала. Твой дар еще не полностью раскрылся. Поэтому не следует перенапрягать его, кроме случаев, когда этого нельзя избежать.

Отдохнуть мне, к сожалению, не дали. В мой сон ворвалась женщина с печальными голубыми глазами, с тоской глядящими на мир вокруг из-под шапки пепельно-русых волос. Чутье сразу подсказало, что это призрак. Незнакомка жила в те далекие времена, когда предки нынешнего императора совершили страшный поступок, предав собственную любовь и лишив империю Акросс покровительства богов.

– Кто вы? – но ответа так и не получила. Зато на прикроватном столике появился старинный фолиант и изящный кинжал из странного прозрачного материала, точно даже морские волны окаменели от горя и боли.

Я с удивленным возгласом села на постели. За окном еще только-только разгорался ложный рассвет. Мои глаза стали почти круглыми от удивления: книга и странное оружие лежали там, где приснились. Чутье велело надеть на шею странный дар и убрать за ворот нижней рубашки. Потом открыла первую страницу и стала вдумчиво читать. Прекрасно знала, что специальные заклятья предупредят, что пора собираться на завтрак. Как и о том, что за моей дверью кто-то притаился.

Мелодичный звон возвестил, что время безделья закончилось. Отправив  кладезь древних тайн к собственному гримуару, погладила Зубика по яркому бочку и отправилась приводить себя в порядок.

В общей зале, как раз, служанки подавали сытный завтрак. Повар «Смертельного Укуса» был племянником хозяйки постоялого двора и славился своим искусством на всю столицу. Столы здесь редко пустовали. Многие предпочитали завтракать, обедать и ужинать именно в таверне «Очарование оборотня» на постоялом дворе Смертельный Укус», которой по праву гордилось все многочисленное семейство Акройра Бада.

С удивлением заметила магистра Флору, которая с меланхоличным выражением лица слушала путанные и пространные рассуждения ректора Авира Тення о прошлом. А также о том, как сильно измельчали все вокруг. Видимо, дело было во времена его давно ушедшей юности. Увидев меня, наставница оживилась и, извинившись, пересела за мой столик.

– Как проходят каникулы, Магнолия? Незабудка очень расстраивалась, что ты не захотела сменить обстановку и отправиться в небольшое путешествие.

– Мне поступило слишком заманчивое деловое предложение, чтобы отказаться от него.  Да и практический опыт даже в колдовстве любому адепту пойдет только на пользу.

– Согласна с тобой, но только отчасти. Пока твой дар не раскрылся полностью и не стабилизировался, слишком усердствовать, как целительница, не советую.

– Госпожа Холта быстро опоит меня сонным зельем и отправит отдыхать. Даже если ей просто померещится, что перетрудилась. Спорить же с ней не рискуют даже записные местные забияки. Как здоровье магистра Эринэля?

– Очень странно, но ему все лучше и лучше.

– Видимо, хороший уход и здоровый сон пошли ему на пользу, – наставница пожала узкими плечами и ничего не сказала. Наверно, у нее не было ответа на явно живо интересующий вопрос.

– Ректор Орхидея настоятельно просит тебя соблюдать предельную осторожность и не выходить за городские стены. Столичной Страже все никак не удается поймать нагую шайку бандитов. Это она чуть  не отправила к предкам одного из лучших боевых темных магов эльфийских кровей.

Когда она ушла, то я заметила, что на столешнице осталась странного вида золотая монетка. Поэтому окликнула лекарку:

– Магистр Флора, вы забыли один из своих амулетов, – не ожидала заметить на прекрасном лице легкий проблеск досады.

Женщина забрала свою пропажу, поблагодарила меня и торопливо ушла, заставив теряться в догадках. Впрочем, в тот день у меня не было времени на досужие домыслы. Пришлось заряжать такое количество амулетов, что вечером едва хватило сил доползти до собственной постели. На мое счастье моя названная мать отправилась навестить сестру, поэтому заслуженного нагоняя я так и не получила.

Не знаю почему, но та небольшая монетка врезалась мне в память до мельчайших нюансов. Особенно очень четкий чеканный рисунок, который изображал Ветрового Пса в окружении сородичей. Собачья стая в большой спешке направлялась в открытое море. Ниже располагалась изящная геральдическая подпись нынешнего императорского дома.

Странностей в небольшой вещице оказалось столько, что достала лист бумаги и аккуратно зарисовала монетку. Пока из памяти не выветрились детали, которые могут быть полезны. Как только Холта вернется домой, собиралась обсудить с ней все до мелочей. Даже ощутила мимолетное сожаление, что не могу доверять наставнице Флоре также безоглядно, как еще вчера.

Шайка бандитов добавила мне хлопот. Теперь изо дня в день приходилось изготавливать и заряжать амулеты. Проводить простенькие, но очень действенные ритуалы. Снимать проклятья на неудачи, болезни и даже смерть. Несколько раз сталкивалась и с классическим плетением «Цветок Ночи», но там было достаточно росто разрушить немудреную основу. Правда, сил на все это уходило так много, что никак не удавалось выкроить время на серьезный разговор с названной матерью.

Мир вокруг словно сошел с ума. Впрочем, как потом пошутил магистр Эринэль, который благодаря моим новым способностям шел на поправку бодрой иноходью, «Ведьму работой не напугаешь!»:

– С боевым крещением, сердце мое. Обычно оно происходит во время прохождения практики, а то и вовсе после получения диплома. Мне показалось, или тебя что-то тревожит? Можешь говорить тут без опаски. Мы с Холтой сделали все, чтобы никто, ничто и никогда не смог узнать, что происходит в этих стенах.

Больше всего на свете не хотелось разочаровывать одного из совсем немногих знакомых, кому могла доверять.

– Честно говоря, я не знаю, как относиться к одному происшествию. Кому-то оно может показаться забавной странностью. Но мое чутье настоятельно рекомендует не пускать события на самотек. Это может быть опасно не только конкретно для Призванных ведьм, но и для всей империи Акросс в целом. Только сейчас приходится мало отдыхать и вкалывать как галерный раб. Все мои подозрения просто могут быть просто происками взбунтовавшегося организма.

– А ты расскажи, как есть. Попробуем разобраться вместе, – меня взяли за руку  и усадили на диван напротив кресла, в котором эльф обычно любил сидеть, когда позволяли силы и лекари. В фиолетовых глазах было столько нежности и полного приятия меня такой, какая есть, что сделала над собой совсем небольшое усилие и рассказала все, не утаив ничего.

– Конечно, все это может быть лишь плодом моего воображения, ведь на той монете был изображен Ветровой Пес и его стая в тот момент, когда они покидали империю Акросс. Внизу геральдическая надпись, обозначающая род нынешнего правителя, – я заставила спрятанный в мою личную колдовскую кладовку рисунок возникнуть в воздухе. Потом сделала с него копию, а  оригинал снова спрятала. Так мне было спокойнее. – И это еще не все, – рассказала про призрак незнакомой женщины, фолиант с летописями и кинжал, точно из окаменевшей воды. – Вот он, сам посмотри. Ручка точно когда-то была нежной и невесомой морской пеной.

Эринэль провел ладонями над артефактом, но прикасаться не рискнул. В ответ на мой удивленный взгляд попросил:

– Покажи мне, что видели твои глаза, –  доверчиво улыбнулась и вложила свои пальцы в его руку. После чего увидела все произошедшее минувшей ночью снова и в мельчайших деталях.

– Это императрица Лангирра, которая прокляла фаворитку императора Акросса Милларра Гелля и его самого. Она была магианной, родившейся и выросшей в Акроссе. А потом, в отместку, родила от близкого родственника мужа Наследника. Кризиса удалось избежать, поженив между собой дочь правителя и сына его официальной половины. Но, чтобы проклятие не погубило династию, пришлось заплатить большую цену. Ветровые Псы покинули Акросс до тех пор, пока подобное снова не поставит привычный мир под угрозу. Наследник или Наследница – всегда маги. Их супруг или супруга приходят в результате Ритуала Призвания и только с колдовскими способностями.

– Если все, что болтают при дворе, правда, то надо поженить  дочь императора и сына императрицы. Тогда, может быть, и Ветровые Псы снова найдут дорогу домой.

– Надо изучить этот вопрос. Мы не имеем права на ошибку. В это деликатное дело можно посвятить только Холту. Ее глаза видели многое, гораздо больше чем наши. Да и чутье у нее намного острее. Пусть сама решит, кому и сколько стоит рассказать. Кинжал лучше поместить внутрь заговоренного мешочка. Я сделаю такой для тебя до вечера. Будь осторожна. Если ты права в своих предчувствиях, а я не испытываю и тени сомнения, то все свершится во время коронации Линнарра. Надеюсь, ты понимаешь, что его женой должна стать именно внебрачная дочь императора?

– Да, только в этом случае Круг Измен замкнется. Несчастных девушек или молодых парней больше не будут вытаскивать из привычной для них жизни. Конечно, если правители до и во время императорства не будут делать глупостей.

– Я бы не мечтал о несбыточном, Магни. У драконов горячая кровь. Они импульсивны и не склонны задумываться о последствиях собственных проступков, – а потом мой собеседник не удержался и легонько поцеловал мои губы, которые тут же ответили на ласку.

– Нам надо реже видеться. Иначе искушение окажется сильнее нас, – грустная улыбка расцвела на нечеловечески прекрасном лице, ставшем до боли родным. – Придется крепиться, просто не могу не видеть тебя дольше нескольких дней, – видимо, магистру нелегко далось такое признание. Вы когда-нибудь видели эльфа, у которого пламенеют даже кончики внушительных ушей? – Украла у меня душу и сердце и не заметила, вредная девчонка! – по взгляду поняла, что Эринэль просто выдал образчик специфического мужского юмора и только рад случившемуся с ним чуду.

– А чего ты еще хотел от ведьмы? – сделала «зверскую рожу» и грозно клацнула зубами на покорившего меня мужчину, чем ввела бедного тыкворра в совершеннейший ступор.

Остаток свободного от работы времени мы потратили, копаясь в Летописях. Многие наши подозрения подтвердись. Только мы так и не узнали того, что надеялись тут откопать: лекарство от нынешнего положения дел. С историей с изменой нынешнего императора мог быть замешан, кто угодно. Только поняла, что как только проблемы будут разрешены, Ветровой Пес вернет стаю обратно. Назначение же кинжальчика из окаменевшей морской волны так осталось тайной за семью печатями.

Императрица Лангирра Гелль снова появилась, словно вечный укор безудержному драконьему блуду и полному отсутствию и тени морали. Ее губы шевелились, словно мне нужно было узнать от нее что-то очень важное, но ни одного звука не потревожило пугливую тишину наступающего вечера. После нескольких безуспешных попыток несчастный призрак с долгой и горькой судьбой, призвал остатки магической силы, которые еще оставались в распоряжении.

На листе бумаги каллиграфическим почерком было написано: «Будь осторожна, Магнолия. Дочь вашего нынешнего правителя и Призванной ведьмы, как и она сама, будут прятаться до последнего. Ты никому не можешь доверять здесь, кроме Холты и Эринеля. Кинжал Искупления нельзя показывать другим, иначе от тебя могут попросту избавиться. Как от слишком большой помехи. Линнарр и эта девушка должны заключить брачный союз. Только в этом случае все беды империи Акросс канут в прошлое. Я обрету долгожданный покой. Ты сможешь без помех доучиться и создать семью со своим темным магом. Только так. Особенно будь осторожна с обоими принцами. Они не из тех, кто способен ради чужого благополучия отказаться от собственных желаний. Я сама скажу императору, что он должен сделать, чтобы все пошло своим чередом», – потом нас оставили в одиночестве…

До начала нового учебного полугодия мы узнали многое, кроме тех, кто оказывал поддержку разбойникам за городскими стенами столицы, и имена родителей Наследника  и матери ведьмы, которая должна в свой срок стать его женой.

Учеба снова закрутила меня безудержным смерчем. Прямые нападки сменились иной тактикой: теперь нас пытались вывести из игры, провоцируя многочисленные романы, которые всегда имели далеко идущие последствия.

Увидев на запястье у Лилии даже не помолвочный, а обручальный браслет, удержала рвущиеся наружу вопросы. Но подруга полным спеси и презрения голосом к неудачнику Лину почти прошипела:

– Зачем мне бастард, которого императрица так настойчиво старается удержать на троне за счет такого же недоразумения со стороны мужа? У моего супруга процветающая страна! Он – тоже дракон! Богат, молод и хорош собой! У серебряных сородичей правителей империи Акросс не принято ходить налево! От этого предохраняет весьма серьезный маго-колдовской ритуал. Мне нет нужды тринадцать лет протирать тут юбку. Мое пребывание здесь не превысит пяти лет. На твоем месте поступила бы так же, как мы все.

– Лилия, во мне такая мешанина способностей и даров, что не уверена, что и полного курса обучения Призванной колдуньи будет достаточно.

– Это не столь важно, моя дорогая. Главное, устроиться с максимальным комфортом! Мы не выбирали такую незавидную судьбу, если учесть все «но». Королева Лилия Несравненная, мне больше по вкусу, чем императрица при правителе-самодуре!

Я могла только порадоваться не только за трех подруг, но и за себя лично. Жаль только, что мы с Эринэлем сейчас не можем ни одной живой душе рассказать о нашем счастье. Да и придется сдерживать естественные порывы, чтобы не потерять тех граней своей колдовской сути, которые еще полностью не раскрылись. Только потому, что пошли на поводу у страсти, не думая о последствиях такого шага.

Мне крупно повезло, кроме того одного-единственного взгляда в нашу первую встречу, Линнарр никак не проявлял желания остановить свой выбор на мне. Зато адепт Холен Кэлл, как подсказывало чутье, еще попортит нам с Эри крови. Высший вампир взял дурную привычку быть рядом всегда, когда защитные чары на моей спальне и строгие правила обучения не делали эту «высокую миссию» невыполнимой.

– Хол, не надо сгребать в охапку Магнолию  сразу и везде, где только застукаешь! – синие глаза Лилии холодно смотрели на возмутителя спокойствия из-под яркой рыжей челки. – Твое поведение не допустимо! Пошел вон! – я многоопытно вывернулась из кольца жадных рук.

На породистом лице племянника императора проступила досада, узкие губы презрительно скривились, а потом гордячка получила свою порцию бодрячка:

– Указывать своей половине будете, если Тиннорр Сиалль способен стерпеть такое поведение от наглой иномирной девки! Твое мнение мне до фонаря, «несравненная»! – никогда не слышала, чтобы это великолепное слово прозвучало, как маститое проклятие потомственной черной колдуньи. – Такие, как ты, Лилька, нормального мужчину не заинтересуют!

– Вали отсюда, мертвяк не упокоенный! В королевстве Свелет подобные тебе твари вне закона! Так что сделай нам такое одолжение: заткнись и свали втихую! Мне надо обсудить с подругой кое-какие тонкости, которые не предназначены для посторонних ушей! – потом она что-то прошептала и кинула в нахала горсть серебристой пыли. Когда она рассеялась, назойливого ухажера рядом с нашим столиком уже не было.

– Лиль, зачем ты с ним так? –  подруга стала совсем другой, честно говоря, эти глубокие перемены не нравились мне все сильнее.

– А нечего нос драть! Он – кровосос, хоть и высший! Не люблю таких! Нежить, он нежить и есть! Пусть и считается принцем и его матерью является призванная ведьма!

Потом она довольно холодно попрощалась со мной и ушла, распекая за что-то, как ей показалось, недостаточно расторопную фрейлину.

В душе поселилась ледяная пустота. Сразу поняла, что мои тайные враги специально лишили меня подруг, с которыми ближе всего сошлась. Мы стали близки, точно сестры. Пожав плечами, отправилась на занятия по зельеварению. Каникулы кончились, обычная жизнь закружила нас как порыв ветра опавшую осеннюю листву.

Один месяц показывал хвост другому, а ничего необычного или настораживающего не происходило. Только чутье настойчиво нашептывало, что это очередное затишье перед сильной бурей. Оно настоятельно советовало быть предельно осторожной и всегда держать нос по ветру. Иначе последствия недостаточной осмотрительности могут оказаться фатальными.

Возвращаясь домой после вечерней прогулки, сразу почувствовала, что у моей двери кто-то поджидает именно меня. Прикинув и поняв, что вымоталась сегодня гораздо больше обычного, решила выпустить вперед свою полную магическую копию, отличить которую от оригинала было невозможно.

Потом раздался шум борьбы, а после чего «Магнолию» спеленали точно паук  муху и уволокли прочь. Пока моя проделка не откроется, надо было проверить дверь и порог и прорваться внутрь. Если нет ничего, что может навредить мне чем-то, с чем не смогу справиться, то лучше поскорее оказаться под защитой родных стен.

Удивительно, но, видимо, меня просто хотели выкрасть с неизвестной, но вряд ли, благой, целью. Активировала дополнительные колдовские охранные контуры, которые требовали моего личного присутствия в комнате. Затем принялась делать задание на дом.

Призрак императрицы  Лангирры Гелль соткался в углу. Она смотрела на меня печальными голубыми глазами и молчала, так как я не обладала способностями свободно с ней общаться. Тут мне в голову пришла, как оказалось, вполне здравая мысль, которую я и поспешила озвучить.

– Можно просто переписываться, если какие-то наложенные на вас ограничения не дают вам разговаривать с живыми, – снова помахавшее на прощание рукой прошлое подсказало мне единственный выход из сложного положения.

На бумаге появилось несколько коротких фраз: «Будь осторожна. От тебя попытаются избавиться. Убить не посмеют, но они готовы пойти на то, чтобы опозорить. Никуда не ходи одна. Даже в сад при Академии. Второй раз колдовским мороком ты их провести уже не сможешь».

– И что мне делать?

«Придется принять опеку от Холена Кэлла, но никуда с ним в одиночку не ходить. У него, как и у рода, к которому он принадлежит, есть скверная привычка добиваться своего любыми методами. Даже силой».

От последнего предложения призрака, я скисла окончательно, но возразила:

– Мое чутье говорит, что от обоих принцев лучше держаться подальше.

«Тебе нужен кто-то, кто поможет тебе».

– Магистр Эринэль чем плох?

«Если с ним что худое произойдет, ты можешь и не пережить. Слишком серьезные игроки готовы вступить в игру».

– Кто, например?

«Нынешняя императорская чета, мать дочери правителей и отец Линнара. Да и другие придворные совсем не рады, что в их окружении появилась такая сильная ведьма-иномирянка».

– Мне не нужен трон. Пусть просто оставят меня в покое!

«Они не в состоянии понять, что по своей воле можно отказаться от власти. Все же меряют других по себе».

– Я попробую сама справиться со всеми проблемами. Мне важно знать, кто мать дочери императора и кто отец Наследника. Тогда будет достаточно присматривать за ними более пристально, чтобы не попасть впросак.

«Клятва не дает мне права вмешиваться в дела императорского дома страны, которая так и не стала для меня родной».

– Мне очень жаль, но не собираюсь сидеть, сложа руки, – поле его полупрозрачная фигура попросту исчезла без следа.

Тут в мою дверь настойчиво постучали. На пороге стоял ректор темных магов Авир Теннь собственной персоной и наша руководительница Орхидея. Оба не скрывали своего беспокойства. Наконец Главная Ведьма Академии заговорила, осторожно подбирая слова:

– Кто-то похищает Призванных. Несколько вернувшихся мы были вынуждены отчислить из-за, что они больше не могут продолжать обучение по причине полного отсутствия способностей к колдовству. У троих они поменяли свою суть и стали магическими. Их просто перевели на учебу по другому профилю. Мы теряемся в догадках, как такое вообще могло произойти. Магнолия, попробуй вернуть им утраченное. Иначе их участи не позавидуешь.

– Хорошо, но не смогу гарантировать положительный результат. Возможно, и у моего дара восстанавливать утраченное есть свои ограничения.

Навесив на себя специально подобранные амулеты, пошла вслед за ректорами, гадая, что еще готовится вот-вот свалиться на мою бедовую голову. Честно говоря, чем более внимательно изучала ситуацию, тем меньше она мне нравилась.

Роза была скорее целительницей, чем ведьмой. Особенно хорошо ей удавалось справляться со стрессами и разными психическими заболеваниями. Не знаю почему, но у темных магов без колдовского присмотра довольно часто развивались шизофрения и ничем не оправданная агрессия с жаждой крови.

Осторожно обследовала пациентку на предмет повреждений и заметила на шее небольшой значок, такой светлый, что при беглом осмотре его нельзя было заметить.

–  Магистр Орхидея, что это за символ? Мы такое еще не проходили.

– «Печать Гиммины»! Да у кого ж рука-то поднялась на такое злодейство?! Ее способности отдали кому-то другому, а ее оставили умирать. Такого количества мелких ран и порезов мне давно не приходилось видеть.

– Нужно дать ей специальные снадобья, чтобы она успешно сопротивлялась действию проклятья, а тем временем найти и того, в кого вливают силы девушки, и тех, кто за этим стоит.

Темный маг посмотрел на меня, как с удивлением поняла, с насмешкой и с явной издевкой сказал:

– Что ж вы не бросаетесь бедняжке на помощь, Магнолия?

– Спешка нужна только при ловле блох, да и то далеко не всегда, магистр Теннь. Несясь по крутому склону в глухую полночь, можно и шею сломать, – мой тыкворр на дух не выносил этого не в меру наглого и амбициозного дракона, поэтому парил рядом со мной и угрожающе скалил острые, как бритва, зубищи. Честно говоря, не могла упрекнуть его в этом. И он, и его сын частенько позволяли себе лишнего, явно не опасаясь наказания за собственные подлые поступки. – Ректор Орхидея, снимите проклятье  с Розы. Тогда возможно, мое вмешательство совсем не понадобится.

– Я пыталась это сделать, Магнолия, но, – тут колдунья поморщилась, словно ее заставляли пить неразбавленный уксус. – Но… – и тут она замолчала, а в ее фиолетовых глазах полыхал иррациональный ужас.

– У вас ничего не вышло. Как в случае с тем модифицированным «Цветком Ночи», жертвой которого должен был пасть магистр Эринэль?

– Да, оно сделано с намеренным нарушением колдовских канонов. Мы так и не поняли, почему действует то, что не должно работать в силу многочисленных ошибок при создании.

– Тогда, значит, наши враги использовали что-то, на что другие не обратили внимания, – сразу почуяла, что моим собеседникам совсем не по вкусу пришелся мой ответ. – Если вы не против, я попробую рассмотреть плетение более подробно. Только не могу гарантировать, что пойму принцип действия.

Дождавшись утвердительного кивка от обоих старших наставников, взяла пребывающую в глубоком обмороке сокурсницу за запястье. Прикрыв глаза, выпустила способности своей второй сути на полную мощь и стала терпеливо ждать результата.

К сожалению, на этот раз наши недруги учли свои недочеты в моем отношении и подготовили такую колдовскую задачку, раскрыть которую с наскока мне так и не удалось. Выудив прямо из воздуха лист пергамента и местный аналог карандаша, принялась терпеливо зарисовывать все плетение, не позволяя себе упустить ни малейшего  нюанса. Все, что удалось считать, писала на листе рядом со своими пояснениями.

Модифицированное проклятие было не просто сложным. Его еще и дополнили лекарской магией для поддержания жизни того, на кого наложили, магическими заклинаниями, которые не относились к сфере, в которой я совершенно ничего не понимала.

– Похоже, тут основательно поработали маг, ведьма и целитель, – у ректора Орхидеи было настолько каменное и ледяное выражение лица, что сразу поняла, что мало отступникам в лице лекаря и колдуньи не покажется. Если они когда-нибудь попадут ей в руки. – Магистр Теннь, разберитесь с этой гадостью с позиции ваших способностей. С остальной частью будем работать мы с Флорой.

Не знаю почему, но чутье старательно рекомендовало мне лишний раз не демонстрировать свои особые таланты. Чем больше враг будет недооценивать меня, тем больше шансов выжить. Осечки оно еще никогда не давало, поэтому решила послушаться и принять вид ну очень растерянной адептки.

– Похоже, это те же, кто покровительствуют разбойникам, которые давно уже бесчинствуют под самыми стенами столицы. Что бы мы ни предпринимали, они всегда выходят сухими из воды, – Главная Ведьма Академии еще больше помрачнела.

– Значит, у них есть либо кто-то, кто в курсе всего, что собирается принимать Императорская стража, либо один из них имеет доступ ко всей информации, даже закрытой. Зная, как в Академии относятся к проблемам сохранения информации, все иные варианты отпадают сами собой. Розу пока можно погрузить в сон с помощью колдовских зелий. Тогда и  ее дар будет дремать и намного медленнее утекать к злоумышленникам. Отток будет достаточно стабилен, чтобы понять, для кого воруют колдовскую силу.  Ну, а зачем, придется узнать позже у самих преступников.

Из-за страшного происшествия нам велели самими изучить несколько тем и отработать на практике. У двери стояла охрана в виде проверенных мага, воина и ведьмы.

Как Эринэль оказался среди тех, кто стерег именно меня, бедовую и вечно попадающую в странные ситуации, так и не узнала. Темный маг периодически заглядывал внутрь и проверял, не проникло ли что-то внутрь, чтобы причинить вред.

Тем временем, довольно сложное задание медленно отступало под моим напором. Правда, пришлось проштудировать кучу литературы. Ее текст я без зазрения совести перекопировала в мой гримуар. Сложно было предугадать, какие сложности свалятся на нас в недалеком будущем, поэтому решила не филонить.

Меня не оставляло предчувствие, что ответ лежит на самой поверхности. Мы не замечаем очевидного просто потому, что смотрим на плетение не под тем углом зрения. Снова потерянное прошлое пришло на помощь. Подумала про себя: «Научный подход никто не отменял. Совсем не важно, к чему его приложить. Пусть и к модифицированному, многокомпонентному, вредоносному плетению». Вспомнила «Цветок Ночи», который чуть не стоил жизни моему ушастому эльфу. Там основой было проклятие но, раз учли, что могут привлечь именно меня, то надо искать среди магических и лекарских «ниточек».

Достала лист и перенесла на него схему. Как только выучила весь материал и сделала задание на дом, сразу принялась к препарированию напавшего на Розу «мутанта». Надо искать нечто, что, как своего рода остов, служит для объединения всего остального в единую работающую без осечек систему.

Провозилась до позднего вечера, но так и не нашла ничего и близко похожего. У этой гадости не было «позвоночного столба». Только сдаваться было не в моем характере. Флора лично собрала все наши тетради с отработанным материалом ровно в то время, когда обычно заканчиваются занятия. Поняв, что тот орешек мне оказался, пока что, не по зубам, посочувствовала:

– Даже ректоры Орхидея и Теннь так ничего и не смогли поделать. Ты пока, всего лишь, адептка-первокурсница. Не будь чересчур строга к себе, Магнолия, –  но отчего-то ощутила, что она безумно рада, что мне не удалось разобраться с этой жуткой поделкой опасного трио.

Заметила и печальные перемены: Зубик, вместо того, чтобы ластиться и подставлять под ладонь наставницы яркую башку, на этот раз, недовольно заворчал и даже пару раз клацнул внушительными клыками для острастки. Его странное поведение лишний раз убедило меня в том, что целительнице доверять больше не стоит.

Подождав, пока лекарка уйдет, забралась в постель и положила на колени литок со схемой. Слишком уж хорошо понимала, что ответ совсем рядом. Нужно только подобрать ключ для расшифровки. Подумав, решила записывать все подробно. Кто знает, может, полученная информация пригодится для практической работы, курсовой или даже как часть диплома?

Взяла пишущий чернилами стержень, который тут заменял боле привычную для меня шариковую ручку, и, сделав еще десять копий схемы модифицированной «Печати Гиммины», принялась за кропотливую работу. Вначале в ход пошли все известные мне математические фигуры. Как оказалось, этот путь был ошибочным.

От этого увлекательного препарирования меня отвлек магистр Эринэль. Темный маг был явно очень недоволен, о чем в своей излюбленной манере прямо и сказал:

– Магни, я, конечно, все понимаю, но… Тебе утром на занятия. Перенапрягать дар, пока он полностью не раскрылся и не окреп, категорически запрещено!

Потом меня ласково обняли за плечи и легонько поцеловали в губы. Все попытки возражать так и пропали втуне. Маг попросту заставил меня выпить стакан сонного зелья и заботливо укрыл одеялом, когда спокойное и ровное дыхание подсказало, что проверенное веками средство подействовало в полную силу.

«Печать Гиммины» оказалась довольно крепким орешком с массой неприятных побочных свойств. Мало того, что мучения жертвы искусственно растягивались на год, так еще и происходили существенные сбои в работе все систем организма. Тут в моей голове забрезжила идея, порожденная мимолетным возвращением памяти о счастливых месяцах учебы в обычном университете на Земле.

Вооружившись листом бумаги, колдовским способом перенесла подробную схему с уточняющими подписями, как в учебнике по общей биологии. Увидеть сдвоенную спираль ДНК была, честно говоря, совсем не готова. Только, учитывая, что ведьма или целительница, а то и обе дамы, могли быть из Призванных, чему удивляться? За основу модификации могли взять все, что угодно. Теперь становилось понятным, почему у двух бывших ведьмочек произошла полная трансформация способностей.

С пространственной геометрией не дружила со школы, поэтому решилась попросить о помощи Эринэля. Благо, специальный амулет позволял позвать его в любое время дня и ночи. На мое счастье, мой магистр сейчас не был занят ничем важным имперского уровня. Поэтому уже через пару минут раздался деликатный стук в дверь.

Брюнет молчал, пока я не врубила все защитные контуры на полную мощность. Потом взглядом предложил озвучить свою проблему.

–  Эри, скажи, ты можешь показать мне «Печать Гиммины» в объемном виде при помощи своей магии?

– Да. У тебя появилась идея, которую надо как можно скорее проверить? – синие глаза откровенно пожирали каждую черточку моего лица и фигуры, но эльф никогда не позволял себе распускать руки, как другие мужчины. Видимо слишком хорошо понимал, что в ответ на такое поведение мне захочется сначала вцепиться обидчику ногтями в морду, а потом еще и превратить жизнь нахала в непрекращающийся кошмар. – Может, объяснишь, что задумала, Магни? Только так смогу понять, что понял тебя правильно.

Я показала похитившему мое сердце темному магу воссозданную по памяти подробную цветную схему из учебника и выдохнула:

– Вот это изображение надо наложить на схему модифицированного плетения. Как предполагаю,  лекарская составляющая имеет схожую с этой структуру. Наши ученые открыли, что информация о нас хранится в ДНК в генетическом годе. Эта гадость вносит изменения в этот базис. Поэтому у нас и есть два случая полной смены сути дара. Я не знаю, к чему привязать две другие составляющие. В голову совсем ничего толкового не приходит.

– Погоди. Символ колдовской части Академии, Знак Бесконечности. Смотри, если его вписать в схему по касательной к твоей спирали, все складывается в одну систему.

– А у магов на их гербе видела песочные часы, а за ними аптекарские весы.

– Вот давай и добавим их, тоже по касательной, сначала. Если что, будем думать дальше.

Как мы не пытались, потерпели сокрушительное фиаско. Этот шаблон к третьей составляющей страшной поделки не подходил. Благо, в последние два дня тринадцатидневной недели нам полагался заслуженный отдых. Его мы с магистром Эринэлем решили провести с максимальной пользой. Требовалось поскорее найти ответ на загадку, подкинутую нам мутантом, который мог привести Розу к преждевременной гибели.

Перепробовали все, вплоть до символов в гербах здравствующей императорской четы. И тут я увидела призрак императрицы Лангирры Гелль. Длинный, унизанный перстнями палец показывал на ворот платья и темной шерсти. Она даже топнула ногой, возмущенная моей недогадливостью под изумленным взором моего любимого темного мага.

Запустила руку за корсаж платья и вытащила кинжал, точно созданный из окаменевшей морской волны. Так и не получившая покой правительница империи Акросс что-то беззвучно прошептала. Колдовская копия странного оружия оказалась внутри модели, выстроенной по всем правилам маго-колдовской науки, вонзилась точно в центр спирали. И все встало на свои места.

– Откуда у тебя Ключ Гадиарр, принадлежавший Лангирре и канувший невесть куда вместе с ней?

– Она и передала вместе с Летописями и личным дневником. Увы, это знание сейчас оказалось бесполезным. Только это узкое, непонятно как сделанное, лезвие имеет смысл.

С перерывами на отдых, сон и еду провозились с упертым «мутантом бессовестным» до позднего вечер воскресенья. Потом Эринэль отправился к императору и обоим ректорам с подробным отчетом о проделанной работе. Меня же вновь закрутили учебные будни. Задавали столько, что едва хватало времени и сил, чтобы справиться полученными работами. Администрация Академии и в этом мире строго блюла святой постулат:  «Избыток свободного времени негативно сказывается на разуме адептов. Поэтому надо всячески пресекать любые попытки праздного безделья во имя общественного спокойствия в столице империи Акросс».

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям