0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Приключения феи (эл. книга) » Отрывок из книги «Веселинка»

Отрывок из книги «Веселинка. Приключения феи (#2)»

Автор: Мусникова Наталья

Исключительными правами на произведение «Веселинка. Приключения феи (#2)» обладает автор — Мусникова Наталья Copyright © Мусникова Наталья

Летние каникулы, казавшиеся такими длинными, пролетели воробьиной стайкой, вспугнутой неосторожным путником. Как-то утром выйдя на крыльцо я с удивлением заметила на растущей во дворе красавице-берёзке первый жёлтый лист.

- Квик и лето квишло, - пригорюнилась Василиса, которую осенние дожди вгоняли в тихую зелёную тоску.

- Скоро снова на учёбу, - оживилась Дуняша, и её синие глаза азартно заблестели.

- Свадьбу играть будем, - поддержал сестру Лучезар.

- Второй курс, - я зябковато поёжилась, хотя холодно мне не было, - справимся ли?

- Кванечно, сквавимся, - Иванушка гордо выпятил грудь. – Для моей кванцессы вообще ничего неквазможного не существует!

Мы с Дуняшей переглянулись и тихонечко прыснули в кулачки: для Иванушки любой разговор если не начинался, то плавно сводился к восхвалению Василисы.

- А не боисси, Лучезар, в Университет-то ворочаться? – усмехнулась Хозяюшка, которая начала собирать вещи в дорогу через день после приезда Лучезара.

- А чего мне бояться? - искренне удивился мой Герой.

Признаться, я тоже озадачилась этим вопросом. Какие неприятности могут ждать Лучезара в Университете? Парень он обаятельный, ни с кем кроме Лихослава не враждует, да и его не трогает, пока он открыто за Дуняшей увиваться не начинает. Может, принц Артур камень за пазухой затаил? Да нет, тот парень открытый, у него что на уме, то и на языке, даром, что в королевской семье рождён. Опять же, вполне возможно, что он за время каникул себе другую Даму сердца выбрал, ту же Гвенни, например. А что, она девушка красивая и благоразумная, из такой чудесная принцесса может получиться.

- Не чего, а кого, – Хозяюшка хитро усмехнулась, выпятила круглое пузико. – Та же Аурелия рази от тебя отступилась? Да и другие девицы тоже.

- Нет у меня других девиц, - нахмурился Лучезар. – Кончено.

- Для некоторых красоток всё кончается токо со свадьбой, - не унималась вредная домовушка, - а то и со смертью, причём ихней.

Мой Герой так сверкнул потемневшими от гнева синими глазами, что я поняла: смерть особо настырных и непонятливых будет быстрой. Хоть и болезненной. Домовушка тоже всё правильно поняла, за косички себя потянула, о другом заговорила:

- Ты, Веселинка, сразу к Лучезару переедешь али после свадьбы?

Я только рот открыла, чтобы ответить, как меня Дуняша опередила:

- Конечно, после свадьбы! Не дело это, приличной девушке с парнем без благословления богов жить. А если обидит?

- Кто кого? – фыркнул Лучезар. – Сестрица, ты сейчас о ком печёшься: о подружке, али обо мне?

- Чего о тебе печься, ты Герой, с такими вообще ничего плохого не происходит, - передёрнула плечиками Дуняша. – При виде тебя любая опасность бледнеет и спешно в сторону уползает, скажешь, не так?

- Я не поняла, ты его счас похвалила али прокляла так изощрённо? – заинтересованно уточнила Хозяюшка.  

- Одно другому не мешает, - отрезала Дуняша и побежала собирать вещи.

***

И вот настал день возвращения в Университет. С самого утра мамочка напекла румяных пирожков, а односельчане, с которыми мы успели подружиться за время каникул, наволокли столько разнообразной снеди, что ей можно было бы накормить жителей нашей страны, да ещё бы и на Заморцев осталось. Кикиморушки притащили нам огромные охапки разных трав, ветвей и корней, а Марфуша, которую всё чаще стали видеть с молодым кузнецом, подарила нам на память по искусно вышитому платочку.

- Приезжайте, мы будем вас ждать! – кричали нам провожающие и так отчаянно махали нам вслед белыми платками, что поднялся самый настоящий ветер.

- Квик это трогательно, - всхлипывала Василиса, утирая слёзки протянутым ей Иванушкой платком. – Окви все таквие квилые!

- Это покваму что они с квами позквакомились, моя кванцесса, - учтиво заметил Иванушка и гордо расправил плечи.

Ну, естественно, иного варианта и быть не может. Только глупец станет оспаривать, в присутствии Иванушки, по крайней мере, что его кванцесса не самая лучшая и мир вращается не только вокруг неё. В нашей компании глупцов не было, а потому мы предпочли промолчать. Царевич счёл наше молчание знаком согласия и надулся от гордости ещё больше.

- Тоскливо так мирно ехать, - часа через два заворчала Хозяюшка. – Хучь бы разбойные напали.

Лучезар окинул внимательным взглядом чащу, по которой из последних сил петляла единственная тропинка, гордо именуемая в нашем селе трактом и хмыкнул:

- Если только с воплями: «Заберите нас отсюда, вторую седмицу плутаем».

Я хихикнула, красочно представив эту картинку. Огромные рослые мужики, заросшие так, что сквозь немытые космы только глаза поблескивают, ручищи толщиной с берёзовый ствол, крепко сжимают большой, тускло поблёскивающий в сумерках чащи топор… Я так увлеклась, что только засвистевшие вокруг меня стрелы ринули меня с небес на землю. Ага, причём в прямом смысле слова ринули, кобылка моя взвилась на дыбы, я не удержалась и рухнула вниз, весьма чувствительно приложившись спиной о сыру землю. От удара из глаз у меня посыпались вполне реальные искры, в голове загудело так, что на миг я потеряла возможность не только слышать, но даже хоть что-то понимать. Только глазами хлопала, глядя в распахнувшееся надо мной, прикрытое вершинами вековых деревьев небо. 

- Веся, ты как? – долетело до меня сквозь гул в ушах.

Далеко не сразу я поняла, что обращаются ко мне, это меня зовут Веселинкой. И голос, зовущий меня, мне знаком – это же Дуняша, подружка моя синеглазая. Синий – самый красивый, цвет неба, озера, глаз у Лучезара…

- Весеквинка, не пугай меня, скакви что-квибудь!

Мне на лоб прыгнула маленькая зелёная лягушка, довольно симпатичная, но я всё равно подскочила от неожиданности и заорала. В голове словно взорвалось зелье с Огневец-камнем, я застонала от боли и сжала голову руками, всерьёз опасаясь, что она у меня развалится на две половинки.

- Ты чего, Веся? – меня за плечи обняла Дуняша, зашептала насмешливо. – Ты чего, родная, своих узнавать перестала?

- Ду-у-унь, - жалобно проскулила я, - в двух словах, что случилось?

- Горитрав обиделся, - лаконично ответила подружка, действительно в двух словах. 

- На что? – искренне удивилась я.

Лично мне казалось, что, во-первых, витязь сам виноват и получил по заслугам, а во-вторых, князюшка точно должен был побеседовать со своим воином и популярно объяснить ему, как он, воин, сильно опорочил своего князя, и как князь этим недоволен. А тут, похоже, никакой беседы не было… Или правду мудрые люди говорят, дурака учить, только портить?

- Ведьму живой брать! – услышала я рёв Горитрава и поняла, что пословицы создают очень мудрые люди.

Вот ведь, блин горелый, что теперь делать-то?

- Квик страшно, - пискнула Василиса, чьё зелёное тельце буквально сотрясалось от дрожи, - девочкви, вы не думайте, я не труквиха, я за квинца переквиваю.

- А мне и за себя страшно, - мрачно пробурчала Хозяюшка, - а ну, не выдержат наши защитники, дрогнут под напором душегубов ентих?

Я попыталась приподняться, чтобы лучше увидеть, что вообще происходит, но тут же над моей головой предупреждающе пропела стрела, ясно показывая, что любопытство в данных условиях нежелательно.

- Нужно помочь, - я отважно попыталась не замечать головной боли, - девочки, мы просто обязаны помочь.

- Кому именно? – фыркнула Хозяюшка.

Ответить я не успела. Над поляной громыхнуло до боли знакомое: «Именем Света!», заставив меня не только крепко зажмуриться, но ещё и ладошками глаза закрыть. А вот Дуняша, судя по тому, как звонко она выругалась, зажмуриться не успела. Надо же, я и не знала, что подружка у меня такие слова знает.

- Веснушка, ты как?! – Лучезар бережно отвёл ладошки, с тревогой заглянул мне в лицо. – Сильно ушиблась?

Вместо ответа я провела рукой по щеке своего Героя, стирая грязь и капельки крови, сочившиеся из пореза.

- Предлакваю двикваться квальше, если, квазумеется, никто не квазражает, - Иванушка, несмотря на общий потрёпанный вид и разрезанный на боку камзол, держался молодцом и даже меч в ножны загнал с таким видом, словно всю жизнь ничего иного в руках не держал.

- Мой квирой, - всплеснула руками Василиса и тут же бросилась к своему возлюбленному утирать пот с его побледневшего чела. – Надеюсь, экви мерзквие негодяи не пораквили вас?

- Ничуть, моя кванцесса, - Иванушка гордо расправил плечи и залихватски тряхнул кудрями. Правда, как-то не очень удачно тряхнул, в шее что-то хрустнуло, и царевич болезненно охнул, заставив Василису с таким испуганным видом схватиться за целебные зелья, словно речь шла о смертельно ранении.

- Так я не поняла, - Хозяюшка воинственно выпятила пузико и даже топнула ногой в разношенном, на полтора размера больше ноги, лапте, - мы дальше едем али как?!

Под гневное сопение разбушевавшейся домовушки, чей характер стремительно портился (хотя, казалось бы, куда ещё хуже) в отсутствии жилых домов, мы поспешно отряхнулись, поправили одежду, сели на коней и поехали дальше. Только когда впереди замелькали стены Волшебного Университета, Дуняша наклонилась и шепнула нам с Василисой:

- А всё-таки, жаль этого Горитрава. Он бы мог ещё исправиться.

- Мог бы, исправился, - отрезал Лучезар, который обладал удивительной способностью прекрасно слышать всё, что не предназначалось для его ушей. – У него была возможность, он ею не воспользовался.

- Но не испепелять же его на месте! – укоризненно покосилась на брата Дуняша.

- Предлагаешь, простить и отпустить? Он бы нас не пожалел.

- Ты невыносим!

- Отец говорит, что не бывает невыносимых людей, бывают слишком узкие двери.

Такие перепалки между братом и сестрой случались постоянно, а поэтому мы с Василисой и Иванушкой только хихикали над остроумными замечаниями, не спеша вмешиваться. Как говорится, милые бранятся…

***

Волшебный Университет, от которого я успела за практику и летние каникулы основательно отвыкнуть, встретил нас гомоном студенческих голосов, давящим величием построек и бесконечным терпением в глазах преподавателей.

- Наконец-то дома, - вздохнула Хозяюшка, торопливо выбираясь из холщовой сумки, которую она избрала для путешествия. – Пойду, комнату помою да почищу.

- Так в ней же никто не жил на каникулах? – удивилась Дуняша.

Хозяюшка кхекнула, воинственно посопела и внушительно ответила:

- Вот именно.

- Пусть идёт, - беззаботно махнул рукой Лучезар, - а нам, Веснушка, к ректору надо.

Встреча с ректором в мои планы точно не входила, мне хотелось поздороваться с Лихом, обменяться впечатлениями о летних каникулах с подружками, посмотреть расписание и взять книги в библиотеке, а потому я искренне удивилась:

- Зачем нам к нему?

Лучезар округлил глаза, почти убедительно разыгрывая ответное удивление. Почти, потому что на дне синих глаз золотыми рыбками плескались смешинки.

- Ну как же? Дневник практики сдать надо? Надо. И об осеннем празднике договориться тоже. 

- А какой у вас осенью праздник будет? – прощебетали оказавшиеся рядом студентки.

Лично мне эти девицы знакомы не были, так виделись пару раз во время практикумов и лекций. С несколькими из них вежливо поздоровалась Василиса, а вот остальные, похоже, довольно неплохо знали Лучезара, по крайней мере посылать настолько откровенные взгляды незнакомому парню просто неприлично. В моей душе шевельнулся червячок ревности, но он быстро засох, потому что Лучезар крепко обнял меня за талию и громко, хорошо поставленным голосом полководца, способного при желании доораться до любого из воинов в любом конце ратного поля, ответил:

- Осенью я поведу Веселинку меж брачных костров.

Девицы так и застыли, словно василиском зачарованные, а я с интересом наблюдала за тем, как медленно, по мере осознания сказанного, вытягиваются личики, как вянут улыбки и всё отчётливей проступают гримасы зависти. Мда, а ведь все они на первый взгляд такие милые и добрые девушки…

- Лучезар!

От оглушительного рёва спешащего к нам Валидуба подпрыгнуло всё живое на территории двора Университета. Я сама видела, как один из цветочных кустов, растущих неподалёку, испуганно поджал листочки и сделал попытку прикинуться компостом, а сидящая в ветвях дерева белочка поперхнулась орешком и взлетела по ветвям до самой верхушки, трескуче проклиная всю родню Валидуба до десятого колена.

Но Дуб привычно не замечал ничего вокруг, со стремительностью тарана несясь на Лучезара. Я даже заволновалась за своего Героя.

- Лучезар! Друг!! Как я рад тебя видеть!!!

Лучезар сделал короткий шаг в сторону, чтобы его не снесли в порыве восторга от встречи и широко улыбнулся:

- Привет, Валидуб.

Дуб издал оглушительный рёв и стиснул Лучезара так, что я отчётливо услышала хруст костей. Ой-ёй, как бы моего Героя в порыве восторга не раздавили. Нужно срочно что-то придумать… О, идея!

- Валидуб, можешь нас поздравить, - я широко улыбнулась и похлопала ресничками. Искренне надеюсь, что получилось кокетливо, а не так, словно мне соринка в глаз попала или нервный тик начался.

Дуб замер, медленно разжал свои воистину медвежьи объятия и пробасил:  

- С чем ишшо?

Человек, близко незнакомый с Валидубом, мог бы решить, что в голосе Героя отчётливо прозвучала угроза, но я прекрасно знала, что Дуб просто растерян и по привычке ожидает насмешки над собственной недогадливостью.

- Мы с Веснушкой меж брачных костров пойдём, - Лучезар жестом собственника прижал меня к своему боку и поцеловал в висок.

Дуб засопел, переводя взгляд с меня на Лучезара и обратно. Не поверил, пытается понять, не шутим ли мы над ним. Вот же Дуб, а!

- Это правда, - я кивнула, не скрывая счастливой улыбки.

Валидуб ещё немного посопел, а потом издал такой рёв, что проходившая по двору Марья Матвеевна испуганно охнула и поспешила укрыться за спиной Ивана Берендеевича, от такого внимания расцветшего пышнее Аленького цветочка.

- Друг!!! – противотуманной сиреной орал Валидуб, крепко стискивая одной рукой меня, а другой Лучезара, - Веселинка!!! Как я рад!!! Поздравляю!!!

- Молодой человек, - тихий и слегка дребезжащий голос Кощея Кощеевича удивительно легко пробился сквозь громоподобные раскаты Дуба, - не могли бы Вы радоваться немного тише?

- Лучезар поведёт Веселинку меж брачных огней! – пробасил Валидуб, ничуть не смущённый замечанием.

Кощей Кощеевич пожевал тонкими бледными губами, посверлил нас своими безжалостными и пронзительными глазами, после чего буркнул нечто среднее между поздравлением и соболезнованием и ушёл. Декан-то ушёл, а вот мы остались посреди двора, со всех сторон окружённые студентами, которые благодаря «нежному» голосочку Дуба были в курсе наших с Лучезаром матримониальных планов. Кто-то не скрывал счастливых улыбок, кто-то прижимал к себе смущённо алеющих девиц и что-то шептал им в заботливо подставленные ушки (сильно подозреваю, предлагали прогулку меж костров, если не в этом году, так в следующем наверняка), кто-то смотрел равнодушно, но были и те, у кого на лице отчётливо читалась зависть. Самая чёрная из всех возможных и существующих. Я случайно поймала взгляд Аурелии, стоящей, как всегда в окружении своих приспешниц, и невольно передёрнула плечами. Фея смотрела на меня с неприкрытой ненавистью, а потом резко развернулась, привычным жестом откинула за спину роскошные густые волосы и ушла, не промолвив ни слова. Только у самого входа в Университет девица ещё раз обернулась и метнула в меня многообещающий взгляд. Мда, сильно подозреваю, до свадьбы нам с Лучезаром нужно будет ещё постараться дожить. А может, я просто перенервничала, вот мне и мерещится всякая ерунда? В самом деле, не станет же Аурелия из-за дурацкой ревности портить себе жизнь, нарываясь на отчисление, а то и ещё чего похуже? Успокоив себя подобными размышлениями, я решительно выкинула из головы все воспоминания о противной Фее. Не стоит она того, чтобы думать о ней. Как показало время, я сильно недооценила потомственную Фею… 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям