0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Владелец » Отрывок из книги «Владелец»

Отрывок из книги «Владелец»

Автор: Гусейнова Ольга

Исключительными правами на произведение «Владелец» обладает автор — Гусейнова Ольга . Copyright © Гусейнова Ольга

Глава 1

         Планета Шейт Империя Шейтин

         Небольшой аэробот летел в небесах, нарушая все правила движения и явно превышая допустимую скорость. Лучи Шейтина скользили по черным, блестящим бортам дорогостоящего дизайнерского летательного средства, подчеркивая его агрессивные формы и ныряя в открытый для порывов ветра люк этого своего рода произведения искусства.

         — Шанель, осторожнее! У меня вся жизнь впереди, а ты ею рискуешь! Хочешь, чтобы я рассказала о твоих проделках дяде Корину?

         Управлявшая ботом блондинка задорно улыбнулась, еще увеличивая скорость и не обращая внимания на угрозы сестры, обреченно откинувшейся на спинку сиденья и напряженно озиравшейся по сторонам.

         — Айсель, не будь трусихой! Я все контролирую, у меня двенадцатый уровень по вождению, — попыталась успокоить Шанель свою кузину.

         — Ты смерти моей хочешь? — простонала Айсель, цепляясь руками за страховочные ремни и проверяя их на прочность.

         Шанель все же немного скинула скорость и, благодаря ловкому, на грани фола, маневру, влилась в общий поток. Поправила защитные очки в тонкой оправе — в это время года свет Шейтина очень яркий и злой, так что приходится все время их носить, чтобы не слепил глаза, мешая вождению. А затем невольно залюбовалась лучиками света, которые, нырнув в люк у них над головами, как будто ласкали медные волосы Айсель, заплетенные в длинную толстую косу. У самой Шанель волосы были чуть менее густые, но не менее красивые, редкого платинового оттенка, гладкие как шелк, подстриженные каре. И классический длинный вариант стрижки подчеркивал их великолепие.

         — Я все никак не могу понять, откуда это в тебе? — выдохнула Айсель, задумчиво посмотрев на сестру.            

         — Что именно? — переспросила Шанель, не отрываясь, следя за движением вокруг.

         — Желание ходить по краю! — буркнула в ответ ее сестра.

         — Я? По краю? Ты не преувеличиваешь, Айсель? — весело парировала Шанель, краем глаза отмечая нужные ориентиры внизу и начиная перестраиваться для посадки.

         — Именно ты, сестричка! Ты, вообще, поражаешь меня некоторыми несоответствиями в характере и поведении, — продолжила ворчать Айсель. — Водишь как самоубийца, а в жизни боишься лишний шаг сделать или заговорить с кем-нибудь. Не понимаю я этого!

         — Бот подчиняется моей воле, и я сама решаю, куда его направить. А вот с чужаками или незнакомцами все решает случай или судьба. Я не готова полностью доверить им свою жизнь, — спокойно пояснила Шанель.

         — Знаешь, мой отец считал так же, и к чему это привело?! Они с мамой погибли, а я осталась одна, — с горечью произнесла Айсель, отворачиваясь к окну.

         — Ты не одна, сестренка. У тебя есть я и мои мама с папой, и еще мой брат, мы — твоя семья. Пусть они твои дядя и тетя, но мы любим тебя не меньше твоих родителей, — тут же возразила Шанель.

         — Я знаю и люблю вас тоже, — грустно улыбнулась девушка.

         — О, вот и твой любимый центр, сейчас займемся покупками, и вся грусть мигом исчезнет. Я вот тоже не могу понять, откуда в тебе эта страсть к магазинам и тряпкам?! — прощебетала Шанель, игриво пихая сестру в бок.

         Плавно спланировав на парковку перед торговым центром и установив бот на свободное место, девушки начали приводить себя в надлежащий вид, облачаясь в сафри. Только убедившись, что они оделись как положено, Шанель сняла блокировку и защитную тонировку с окон.  

***

         — Может, оформим доставку на дом, а сами продолжим прогулку? — предложила Айсель, просительно глядя на сестру.

         Шанель оглянулась на гравитележку, доверху заполненную свертками и пакетами. Причем, покупки были сделаны обеими поровну. Сегодня девушка хотела отвлечь сестру от грустных мыслей и сделать ей приятное, поэтому с не меньшим энтузиазмом кинулась обновлять и свой гардероб.

         — Давай, но может сначала перекусим? А то меня уже тошнит от голода, заодно отдохнем — хождение по бесконечным отделам кого хочешь утомит, — согласилась Шанель, таким же взглядом посмотрев на сестру.

         Та согласно кивнула, и обе девушки, подхватив подолы длинных сафри, направились искать подходящее кафе.

         Свободное местечко нашлось быстро. Вскоре сестры расслабленно попивали горячий кофе со сдобными булочками и ароматным джемом, тихо переговариваясь и глазея по сторонам. В основной город они пока выбирались нечасто, поэтому жажда новых впечатлений переполняла их.

         Мимо проходили мужчины, иногда бросая на нарядных девушек заинтересованные взгляды; летящей походкой скользили юные шейты, облаченные в закрытые сафри, а более зрелые и замужние дамы с достоинством ступали в свободных одеждах и с открытыми лицами.

         — Смотри, какое красивое сафри, — восхищенно прошептала Айсель, указывая взглядом на одну из прохожих.

         Шанель перевела взгляд на незнакомую шейтинку в ярко-голубом сафри, чинно прошествовавшую мимо них с гордо поднятой головой. Сафри как сафри, традиционного покроя: эластичный шелковый капюшон, плотно облегающий голову, застегивается под подбородком, а дальше наряд ниспадает в виде широкого, наглухо закрывающего все тело одеяния длиной в пол. Разными могут быть ткань, цвет и отделка.   

         Вот и у этой незнакомки узкие рукава сафри, подол и кромки запаха украшены темно-синей замысловатой филигранной вышивкой. На висках к капюшону крепятся сафины: по два круглых шарика в одной связке в тонах древнего дома, к которому принадлежит данная представительница слабого пола, с тонким ярким перышком для красоты.

         От одного виска к другому сафины соединяются золотистой тонкой тесемочкой с полупрозрачной голубой вуалью из легчайшего газа, предназначенной скрывать от посторонних взглядов брови, глаза и нос девушки. Но на самом деле, вуаль скорее привлекала внимание, заставляя вглядываться в тончайшую преграду, словно дымка окутывающую идеальные черты лица прекрасной шейты.

         — Вышивка интересная, ты права, но голубой я не очень люблю. А вот сафины потрясающе смотрятся, я попрошу папу заказать нам с тобой новые и поярче, — глядя вслед удаляющейся девушке, задумчиво протянула Шанель.

         — Тебе бы все поярче, — подначила Айсель.

         А сама в этот момент придирчиво посмотрела на сестру, оценивая ее серо-розовое сафри с красно-серыми сафинами, украшающими голову. Смотрится дорого и со вкусом. Девушка вздохнула с облегчением и удовольствием. Они вдвоем тоже частенько привлекали восхищенные взгляды других шейт обоего пола, чем по праву гордились. 

         — Конечно! Я же художник, и все блеклое и безвкусное не для меня. Согласись, что у меня в этом отношении всего в меру. Иначе ты бы не таскала меня по магазинам с требованием оценить свои обновки или помочь с выбором, — тут же парировала Шанель.

         Айсель не успела ответить сестре, в этот момент у той на запястье запиликал коммуникатор.

         — Привет, мамуличка, что случилось? — ответила Шанель.

         Мимо сестер прошли две женщины. Замужняя шейта в длинном плаще, не скрывающем ярко-желтый облегающий комбинезон под ним, без вуали и капюшона на голове, лишь сафины украшали ее виски и лоб. А спутница женщины явно иностранка, прилетевшая на Шейт недавно, потому что крутила головой по сторонам с неистребимым любопытством в глазах, да и наряд на ней слишком открытый, провокационный. Такие из местных женщин носят лишь отверженные, которым навсегда отказали от дома и семьи за страшные проступки, или осужденные законом, доживающие отведенное им судьбой время в одиночестве и мучениях.

         Хотя в последние годы на Шейте открыли несколько странных заведений, где, как поговаривали, мужчинам предлагали секс за деньги подобным образом одетые иномирянки. Но молодым невинным шейтам слабо в это верилось, им было не понять, как за секс можно брать деньги. Торговать самой жизнью — это же кощунство!

         Взволнованное лицо матери заставило Шанель отвлечься от разглядывания прохожих и привлекло все ее внимание.

         — Добрый день, тетя Шей, мы в торговом центре. Надеюсь, мажордом вас предупредил? — быстро произнесла насторожившаяся Айсель, отметив отчаянье на лице своей тети леди Шей Кримера.

         — Девочки, я рада, что вы сейчас вместе, — облегченно выдохнула женщина, потом взяла себя в руки и начала четко излагать, — Шанель, выслушай меня внимательно. Мы не говорили тебе, папа думал, что все сможет решить, но оказалось, он не настолько всесилен. Глава совета Высоких домов принял решение, что ты станешь супругой лорда Вейниса Уаро.  

Шанель с Айсель задохнулись от удивления и шока.

         — Он с ума сошел? Почему именно я? Мне всего двадцать три исполнилось, а лорду Уаро — почти сотня. Ему максимум десяток лет жизни осталось, — возмутилась Шанель.

         Леди Шей, чуть не плача, посмотрела на свою дочь, потом с такой же любовью — на племянницу, затем, судорожно вздохнув, ответила:

         — Нет, не сошел. Это все политика и интриги совета. Помнишь, я рассказывала, как стала супругой твоего отца? Моя бывшая подруга Аэрил влюбилась в Корина, бегала за ним как привязанная, но сам он решил открыть миру мой взгляд и поменять сафины на моем сафри. Когда на одном из танцевальных вечеров, где мы с Аэрил обе присутствовали, Корин снял мою вуаль и подарил сафин своего дома, она прокляла нас и пообещала отомстить.

         — Ты хочешь сказать… — не веря, но уже начиная догадываться о причине такого состояния матери протянула Шанель, но та ее прервала.

         — Да! Спустя пару лет Аэрил стала спутницей жизни одного немолодого лорда. Сейчас он уже стар, но занимает очень и очень высокое положение в совете. Три дня назад бывшая подруга связалась со мной, чтобы лично сообщить о своей мести. Она заберет твою жизнь, взамен ее, якобы утраченной.

         — Но причем тут я? В конце концов, она могла бы стать женой молодого мужчины… — снова прервала мать Шанель, все сильнее нервничая.

         Но Леди Шей оборвала дочь, чтобы продолжить:

         — Она помешалась от ненависти ко мне и Корину. И сделала все, чтобы уговорить своего мужа повлиять на Главу совета. Клянусь верхним миром, Шанель, но ситуация так сложилось, что рычаги давления в ее власти. И в Совете решили ограничить таким образом влияние Дома Кримера, воспользовавшись древним законом. Договор о вашем слиянии с Уаро подписан Главой. От отца ничего не зависит, поверь. Корин сейчас пытается подкупить всех, кого удастся, но мы вряд ли успеем. Процесс затянется, а у нас нет времени. Совсем! А тварь, подсказавшая как нам навредить, смеялась мне в лицо, издеваясь, расписывая все болячки лорда Уаро. Старик несколько лет назад потерял всю семью, и его дом может остаться без наследника. Так что даже с ним у Корина не получилось договориться, он кровно заинтересован в вашем слиянии. И сейчас проходит медицинскую процедуру стимуляции, чтобы уж точно завершить ваш союз как положено!

         — Это бред какой-то, мама! Они же не могут не понимать, что со мной будет после смерти Уаро?! За что они так со мной? Ведь у меня тогда ничего не останется? Приговаривают к мучительной смерти без вины… — прошептала оглушенная словами матери Шанель. 

         Леди Шей смотрела с экрана на дочь и не могла сдержаться, рыдая вместе с ней и тоже шептала:

         — Прости, доченька! Прости нас, пожалуйста!

         И Айсель, и Шанель замерли, когда леди Шей исчезла с экрана, а вместо нее возник лорд Корин. Его мужественное красивое лицо осунулось, серебристая шевелюра, так похожая на волосы дочери, взлохмачена, видимо, он часто запускал в нее пальцы. Зато голос звучал непререкаемо, уверенно и властно:

         — Послушайте меня внимательно, от этого зависит ваша жизнь! Шанель, я выдал тебе вчера новый финансер, он зарегистрирован на подставное лицо. Коды доступа ты знаешь. Сейчас, без промедлений, вы летите в космопорт и отправляетесь первым же рейсом на Амрон. Там пересядете на любой крупный, желательно военный корабль. По крайней мере, так безопаснее в наше время и в том квадрате. И летите на Озерис.

         — А зачем на Озерис? — в недоумении переспросила Шанель, не дав что-то спросить сестре.

         — Я как чувствовал, что такое место нам всем пригодиться может, и купил на этой планете поместье. Оно зарегистрировано на всю нашу семью, включая и Айсель. Там вы будете в безопасности, система Оза не подпадает под юрисдикцию Шейта, и никто не посмеет принудить женщину к браку. Озерис — колония Неринов, так что там спокойно и комфортно для жизни.

         Стоило лорду Кримера замолчать, Айсель тихо задала мучавший ее вопрос:

         — А зачем мне туда лететь?

         Лорд Корин печально нахмурился, с сочувствием и теплотой посмотрел на племянницу и ответил:

         — Как только Шанель исчезнет с Шейта, ты попадешь под удар! Аэрил все равно, кого из вас выдать замуж за старика, она знает, что ты не менее любима нами, чем наша дочь. Более того, мстительная интриганка пытается протащить через Главу решение сделать тебя законной наложницей Уаро. Мотивируя это заботой о старейшем доме Шейта, чтобы уж наверняка хоть одна из вас принесла ему потомство.

Девушки, услышав отца, побледнели и прижались друг к дружке плечами.

         — Они не имеют права, я — высокородная шейта, — пролепетала Айсель, растерянно теребя ткань сафри, не зная куда еще деть руки.

         — Наш Дом стал слишком богатым в последнее время, и это не многим нравится. Компания Керима открыла новое месторождение урия, что позволило ему еще больше поднять авторитет нашего рода… — пытался пояснить мужчина, но быстро вернулся к самому важному. — Девочки мои, вам надо лишь немного подождать на Озерисе. Мы с Керимом все решим и защитим вас. Вы еще вернетесь на Шейт с высоко поднятой головой. Я обеспечу вам право самим выбирать хозяина вашей жизни!

         Обе девушки видели, что лорд Корин любыми путями пытается их успокоить и придать уверенности.

         — Папочка, — не выдержала Шанель и сквозь слезы попросила, — а может вы с нами на Озерис? Мы не сможем одни туда долететь. Слишком много мужчин вокруг.

         — Нет, любимая! Решение Главой совета принято всего час назад. И о нем почти никто не знает пока. Сейчас вы еще сможете улететь незаметно. Если же мы дернемся из поместья, нас всех не выпустят с Шейта. Слишком многие заинтересованы, чтобы свалить Дом Кримера. И тогда ваша судьба будет предрешена. На твоем счету достаточно много средств, Шанель, вы можете покупать все, что потребуется для вашей безопасности. Охрану, билеты, все! Будьте предельно осторожны! У нас только один единственный шанс все исправить и плюнуть врагам в лицо. Берегите друг друга — это главное. Как только до Озериса доберетесь, сообщите. До этого молчите! Аэрил — ненормальная, но очень состоятельная, и может послать за вами команду, чтобы продолжить мстить. Твой брат уже в курсе ситуации, так что любыми путями попытается вас найти и обезопасить. А сейчас не теряйте драгоценного времени и бегите! Берегите себя, мои любимые девочки!

Леди Шей тоже всхлипнув, шепнула:

— Я люблю вас девочки! Шанель, доченька… берегите себя! И поспешите!

Коммуникатор погас, а обе девушки продолжали сидеть и как завороженные смотрели на него. Лишь спустя минуту они пришли в себя настолько, чтобы встать и начать действовать.

Пока они быстро шли по коридорам торгового центра, им всюду мерещились враги. Любопытство и веселье сменилось страхом и желанием удрать и забиться куда-нибудь подальше и поглубже.

         Глава 2

Планета Эранд, колония Федерации Тера

Женщина под Каем выгибалась дугой, томно извивалась, хрипло стонала и послушно следовала приказам. Он заинтересованно следил за своей рукой, ласкающей темнокожее, немного вспотевшее от страсти тело. Гладкая, нежная, но чересчур ароматная кожа. Запах аеранки — единственное, что раздражает его сейчас. У женщины специфический аромат, но не каждый способен уловить его неприятные оттенки.

         Каю надоела прелюдия, он немного отстранился от любовницы и, резко перевернув ее на живот и чуть приподняв упругие ягодицы, вошел до упора в податливое, уже давно готовое принять его тело. Его мало волновало, что она испытывает: боль или удовольствие. Мужчину интересовала собственная разрядка, которой он, впрочем, быстро достиг. Хотя, как он самодовольно отметил, аеранка под ним тоже забилась в конвульсиях наслаждения.

         Как только дрожь удовольствия затихла в его теле, мужчина немедля покинул жаркое влажное лоно женщины и откатился в сторону. Молча, не глядя на любовницу, прошел в ванную, но дверь не закрыл, краем глаза контролировал обстановку в комнате. Растворил защитную пленку на своем члене, потому что рассчитывать исключительно на прививки от иномирных болезней и от нежелательного потомства считал верхом непредусмотрительности, а уж оставлять свой генный материал — непозволительной глупостью, и встал под душ. Быстро смыв раздражающий запах аеранки, почувствовал себя, наконец, удовлетворенным. Теперь можно заняться более важными делами.

         Обнаженный Кай вышел из душа, подошел к бару и плеснул в пузатый бокал сока. Затем подвинул к кровати стул и устроился на нем, попивая мелкими глотками ароматный яблочный напиток и молча рассматривая женщину. Эффектная темнокожая красавица, до этого расслабленно отдыхавшая, под пристальным изучающим взглядом серых глаз напряженно замерла, прижимая простыню к груди.

         Наконец, допив последний глоток, Кай флегматично поинтересовался:

         — Меня терзает любопытство, Ибис, зачем тебе это?

         — Что именно? — облизнула внезапно пересохшие губы женщина.

         Кай едва заметно приподнял уголки губ в усмешке.

         — Я навел кое-какие справки: ты солгала мне. Хотя, насколько я могу судить, информация, которую ты мне продала, подлинная. Интересно, зачем ты это сделала?

         Ибис откинула черную гриву волос на спину, вновь провела языком по полным, голубоватым на фоне темной кожи губам и, не глядя в глаза Каю, ответила уклончиво:

         — Совершенно нечаянно выяснила из надежных источников, что ты собираешь сведения различного характера. В грязных делах не замешан, притом многие считают тебя типом залетным и слишком мутным. И достоверно никто не знает — кто ты такой и откуда. Я решила, что ты — идеальный вариант, гарантия моего финансового благополучия.   

         — Тебе? Ты и так богата! И любовник, которого ты так легко продала, как мне кажется, за столь незначительную сумму мог бы дать тебе гораздо больше.

         Аеранка вздрогнула от холодного безразличного голоса Кая, но скрипнув зубами, ответила:

         — Это не я его продала, это он предал меня. Решил избавиться. Я лишь слегка опередила его. Так что тебе повезло, горячий ты мой.

         — И ты не боишься, ненасытная кошка? Что он гораздо быстрее узнает о слитых тобой данных? Всей его базы данных. Я слышал, Боурон десятилетиями собирал занятную информацию по всем трансгалактическим корпорациям. Секретную и от того, представляющую большую ценность: связи, купленные политики, взаимоотношения целых миров и даже семейные тайны самых известных галактических магнатов и их кланов — и все эти сокровища ты украла у него…

         — Он променял меня на малолетнюю эранду — сексуальную игрушку, не более. Я столько лет была рядом с ним, помогала, ублажала, а он захотел молодого мясца и невинности, старый хрыч.

         — Это ведь ты убила ее? — бесстрастно полюбопытствовал Кай, положив ногу на ногу.

         — Да! Но Боурон решил отомстить. Девка была беременной от него, — злобно выплюнула обиженная аеранка, невольно сделав акцент на последних словах.

         У ее собеседника создалось ощущение, что она, скорее всего, сама не верит в то, что говорит. Кай, собирающий всю информацию по близлежащим мирам и содружествам, уже знал, что аеранцы последние несколько веков размножаются исключительно с помощью искусственных инкубаторов. И понятие семьи уже давно размылось в их сознании.

         И лежащая перед ним красивая, но бесчувственная женщина вряд ли может понять, как ей могли предпочесть менее красивую, да еще и беременную низкорослую эранду. Каю на мгновение показалось, что она завидует, но потом отбросил саму мысль об этом. Разве можно завидовать тому, о чем не имеешь представления.

         — Боурон пообещал награду за твою голову… почти равную сумме, которую я тебе перевел. Ты подставила под удар меня, когда не соизволила сообщить об убийстве, договариваясь о продаже информации. 

         — Не переживай, Кайсар-сан, у него сейчас начнутся гораздо большие проблемы, чем у меня. В охоте на мою персону заинтересован только он, а его начнут травить со всех сторон. Я не только скопировала, но и удалила весь его компромат… на всех!

         — Ты слила все в общую сеть? — неприятно удивился Кай. — Мы же договорились о конфиденциальности … 

         — Нет-нет, Кайсар-сан, я не нарушила условий нашей сделки. Я всего-навсего поделилась некоторым компроматом. Скинула в правительственные структуры информацию по некоторым сделкам Боурона с Содружеством свободных. О его двойной игре на своих и чужих. Поверь, военные очень заинтересуются Боуроном и его делами, учитывая нынешнюю неспокойную обстановку.

         Ибис так нехорошо ухмыльнулась, блеснув злорадством в черных блестящих глазах, что у Кая невольно шевельнулось плохое предчувствие. Он встал, подхватил вещи с соседнего стула и швырнул их женщине. Она еще нежилась в кровати и, судя по ее похотливому взгляду на его все еще возбужденное достоинство, желала продолжить вечер в таком же ключе.

         — Уходи!

         — Но почему, Кайсар-сан? — заметно расстроенная аеранка прижала плаьте к груди и села.

         — Я получил, что хотел. Ты — тоже. Я перевел сумму, о которой мы договорились, на твой счет. Дальше не задерживаю!

         Женщина капризно надула полные губы. Томным, тщательно продуманным жестом откинула черные блестящие волосы с плеча, оголив пышную грудь, и провела черным коготочком по своей почти черной коже.

         — Может повторим? — с придыханием предложила искусительница.

         Кай на мгновение задумался над ответом, все же эта пышнотелая красотка хоть и не в его вкусе, но буквально источает сладострастие. Однако, ее следующие слова заставили сомнения испариться:

         — Я же видела, что тебе понравилось… У тебя во время оргазма даже черты лица заострились. И глаза изменились… мне показалось.

         Кай медленно окинул ее циничным взглядом: холеная, ухоженная, сексуальная и продажная от макушки до кончиков пальцев. Подойдя к кровати вплотную, произнес бесстрастно, но твердо:

         — Показалось!

         Черный зрачок почти затопил шоколад радужки в глазах женщины, ноздри затрепетали от жадно вдыхаемого воздуха, что подсказало ему — она возбуждена и злится, но неожиданно равнодушно пожав плечами, мурлыкнула:

         — Может быть!

         Кошкой скользнула к нему, отбросив свои тряпки в сторону, и прогибая темную, блестящую в приглушенном свете гостиничного номера спину, глядя глаза в глаза. Призывный шоколадный взгляд и леденящий душу серый сцепились в безмолвном поединке. Демонстративно покорно склонившись перед мужчиной, женщина аккуратно взяла его плоть в рот и начала активно ласкать языком, пробуждая страсть.

         Кай на мгновение даже прикрыл веки от удовольствия, наслаждаясь ее горячими губами, влажным теплом рта и ощущая, как кровь приливает к паху. Но когда новая разрядка не заставила долго ждать, обхватил затылок аранки, сильными пальцами зарываясь в волосы и пока поглаживая, словно благодаря. На самом деле искал нужные точки — свидетелей, особенно таких приметливых и много знающих, не стоит оставлять.

         В тот момент, когда он уже собрался направить импульс в пальцы, сдавливая ее затылок, раздался громкий сигнал его зума. Аеранка довольно потерлась о его пах, даже не догадываясь, что в эту секунду избежала смерти. Кай не любил убивать, особенно женщин, но относился к этому прагматично: такова его профессия. Его раса верит в знаки судьбы и высшие силы, которые руководят ее представителями. Только по этой причине он выпустил голову женщины из своего смертельного захвата и легонько оттолкнул ее. Она вновь начала раздражать его.

         Взяв зум с тумбочки, Кай проверил, от кого пришло сообщение, и внутренне возликовал, хотя никак не выдал своего состояния. На его лице по-прежнему присутствовало выражение полного безразличия. Ему часто казалось, что оно срослось с ним, приклеилось намертво, потому что даже когда для дела требовалось улыбаться, удавалось сие с трудом.

         — Ибис, о нашей встрече здесь забудь, о нашем деле — тем более. Помни, если откроешь свой умелый ротик, больше он тебе не понадобится…

         — Да как ты смеешь? Я для тебя все сделала, достала столько информации…

         — Украла, ты хотела сказать. А затем продала мне. За весьма приличную сумму. 

         Отвергнутая красотка возмущенно вскочила с кровати и заметалась по номеру, собирая одежду и обувь. Надев туфли и чересчур облегающее роскошную фигуру платье, подхватила сумочку и поспешила к выходу. Уже открывая дверь, Ибис на мгновение обернулась, сверкнув ненавистью в глазах, и злобно разочарованно процедила:

         — Я думала, мы поладим, ты захочешь, чтобы я вместе с тобой… а ты… Ну что ж, еще посмотрим…

         Последнее то ли обещание, то ли угрозу Кай услышал, когда аеранка захлопывала дверь за собой. И именно в тот момент он решил исправить свою ошибку: оставить свидетеля здесь навсегда. Метнулся к двери, но выглянув в коридор, тут же отшатнулся назад. Женщина успела добежать до лифтов, а там ее перехватили двое мужчин, явно не служащих отеля — слишком решительные и профессиональные. Значит, у него есть пара минут — не больше.

         Быстро надел аккуратно лежавшие на стуле вещи, коммуникатор вернул на запястье, а мелочевку сгреб в сумку. Подхватив баллончик с тумбочки, прошелся по номеру и распылил специальное средство: следов его пребывания здесь не обнаружит ни один эксперт во вселенной.

         Открыв окно, выглянул наружу — сто пятнадцатый этаж. Сам выбирал этот номер и предусмотрел вынужденный отход. Уселся на подоконник и, флегматично проводив взглядом аэротакси и нескончаемые потоки аэромобилей, отцепил от стены кейс. Активировал его функции и пару мгновений наблюдал за трансформацией в легкий планер.

         В тот момент, когда он все закрепил, в дверь номера громко настойчиво постучали. Кай осторожно закрыл окно, будучи уже с другой стороны и прыгнул вниз, раскрывая крылья планера и включая движок.

         Эх, вовремя, однако!

         Тем не менее, осадок от прокола остался. Женщину нужно было убрать, а теперь — свидетель остался. И пусть она толком ничего не знает о нем и глупа, но спецы, умеющие по крупицам собирать информацию, могут догадаться, чем он промышлял в этой галактике.

         Вспомнив признание Ибис о ее глупейшей и опасной выходке со сливом инфы спецслужбам, Кай даже зубами заскрипел. Боурон, хоть многие и не знают, часто сотрудничал с военными, а те так просто не оставят сложившуюся ситуацию и начнут копать.

         Видимо, пришло время возвращаться, свою миссию он фактически выполнил.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям