0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Влюбить тебя » Отрывок из книги «Влюбить тебя»

Отрывок из книги «Влюбить тебя»

Автор: Невеличка Ася

Исключительными правами на произведение «Влюбить тебя» обладает автор — Невеличка Ася Copyright © Невеличка Ася

ПРОЛОГ

 

Я с мамой двигалась в машине по пробкам в сторону крупного бизнес-центра и она катастрофически опаздывала. Мама нервничала и дёргалась, резко газуя, срывала машинку с места и тут же тормозила, каждый раз чудом не врезаясь в зад впереди едущей тачки.

- Ну всё. Мы опоздаем. Мне так нужен их зал! Ну же, надави на тапку, придурок!..

Сегодня я впервые удостоилась чести присутствовать на переговорах. Мать, модный коуч-тренер, решила на своем примере показать, как надо прогибать партнеров на переговорах. Первое правило, которое мне напомнили трижды за утро – не опаздывать. Теперь мы торчим в пробке, она орёт на соседние машины, зажавшие нас со всех сторон, и нещадно потеет от стресса.

- Пока ищу место на парковке, возьми папки с документами на заднем сидении и жди меня в фойе. Я еще заскочу в туалет, подправлю макияж.

Я понимающе кивнула. Вообще-то ей бы блузку сменить, а не только освежиться дезодорантом. Но промолчала, не желая расстраивать её еще больше.

Фойе бизнес-центра поражало простором и пустотой. Только швейцары и милая девушка на ресепшене.

- Вы к кому?

- У нас встреча назначена с Кравцовым Максимом Денисовичем.

- Фамилия?

- Кра-в-цо-в…

- Нет, ваша фамилия, я проверю запись.

- А! Ивлева.

- Опаздываете. Поднимайтесь на третий этаж, в переговорную.

- Угу, сейчас.

Я улыбнулась широко, насколько смогла растянуть губы, и отошла к зоне с диванчиками. Скорее бы подошла мама. От всей этой ситуации я сама начала нервничать.

Девушка с ресепшена удивленно посмотрела на меня, но почти сразу же ушла, посадив вместо себя другую. Я даже дыхание перевела от облегчения, что меня перестали сверлить глазами.

И тут от лифта к ресепшену направился мэн. Черт, я залипла, совершенно забывая, где и зачем нахожусь. Подтянутый, с модельной стрижкой, в темном костюме, идеально сидящем на широких плечах. Я, кажется, облизнулась. Может, для меня несколько староват. Хотя, что я несу?! Мужчина в самом расцвете, наверняка женат и кормит целый выводок детей. А тут я – юная угонщица. Разве поступлю с другой женщиной и ее детьми так же, как поступили с мамой и со мной? Нет!

Но хорош!

- Если Ивлева не явится в течение минуты – отменяй встречу и не переноси на другое время.

- Хорошо, Максим Денисович.

Ого, да это же мамкин партнер, которого она обещала прогнуть на моих глазах!

- Ивлева! Я! Здесь…

Надо спасать ситуацию.

Мужчина повернулся ко мне и очень внимательно прощупал глазами. Боже, какой классный… Но женатый, многодетный. Светка, соберись!

- За мной, - кивнул в сторону лифта и, не оглядываясь, пошел вперед.

- Э… - я замялась перед ресепшен, но так и не сообразила, что сказать девушке и куда послать мою мать, когда та наконец-то подправит макияж. Ну, взрослая же женщина, как-нибудь сориентируется и поймет, что я спасаю ситуацию и импровизирую.

Поэтому помчалась к лифту, проклиная шпильки и узкую юбку. А Максим Денисович стоял внутри лифта, скрестив на широкой груди руки, и кажется, усмехался.

Он молчал все время, пока не довел до кабинета с длинным столом, обставленным стульями, и как-то слабо похожего на переговорную. Предложил сесть и сам устроился с широкого торца, заставленного девайсами.

- У вас пятнадцать минут. Слушаю.

- Так… С чего начать, - я тянула время, которого похоже и так отсыпали немного, раскладывая из мамкиных папок какие-то листы с отпечатанными программами, буклеты, бланки договоров.

Что там она хотела? Большой зал для проведения сессии с группой женщин.

- Мне нужен ваш большой зал.

Он кивнул:

- У нас их несколько, я скидывал вам на почту размеры, оснащение, вместимость и стоимость аренды.

- Д-да, кажется…

Я оглянулась на дверь, но мама как сквозь землю провалилась! Я сама дорогу от лифта не очень запомнила, и, по-моему, мы поднялись выше третьего этажа. Вдруг она просто найти меня не может?

- Вам лучше конкретизировать цель, осталось меньше десяти минут.

- А что потом? Вы из окна выбрасываетесь по расписанию? – огрызнулась я и тут же заткнулась.

А вот он очень высоко поднял брови и откинулся на спинку кресла.

- У меня действительно есть расписание и я бережно отношусь к трате времени. Особенно к пустой трате. Так что поскорее сформулируйте свои цели, и я отвечу вам, смогу ли соответствовать им.

Чего?

- Вот, - я просто передвинула кипу бумаг к нему и машинально повторила движение мужчины: откинулась на кресло и сложила руки на груди. Точнее под грудью, сразу приподняв ее выше, и привлекая внимание мужчины.

Он прищурился, окидывая мою позу, прерывисто выдохнул и взлохматил идеально уложенную челку.

- Хорошо, давайте я сам посмотрю, с чем вы пришли… Сессия на сто-двести человек, - он поднял от бумаг глаза и посмотрел в мое декольте, но я кивнула. Может к лучшему, что мои груди его отвлекают, ведь подтвердить информацию я не могу.

Где же мама?

- И для чего вам зал на двести человек?.. Так. Программа «Сексуальная свобода сорокалетней женщины»?

- Да? – я удивилась не меньше. С мамой тему её сессий мы как-то не обсуждали, но то, что она наконец-то решила поднять эту тему и для себя тоже, меня порадовало. – Да!

- Очень интересная тема.

- Я тоже так считаю. Сорокалетним женщинам нужна свобода… сексуальная тоже, - запнулась я под его пристальным ехидным взглядом.

- Вы сами будете проводить сессии?

- Ну-ууу…

- Не стесняйтесь, чувствуйте себя свободнее. Тем более тут, в программе написано, что коуч-тренер именно вы.

- А, да, я.

- Простите мой нескромный вопрос, а сколько же вам лет?

Я закатила глаза, чувствуя, что наши переговоры довольно быстро перешли в стадию охмурения и соблазнения. Вон, он даже на часы не смотрит, оказывается вылет из окна вполне можно отложить.

- Это нескромный вопрос и мой выбор – не отвечать вам.

- Вы вправе, но вот как будете проводить пятьдесят часов практики с женщинами, которые за ваше обучение заплатят деньги? Вы же собираетесь брать плату? Ха, четыреста долларов! И от ста до двухсот женщин за сорок научатся раскрепощаться?

Я неуверенно кивнула. Теперь он не заигрывал, а размазывал мою игру.

- Да вы аферистка. Знаете, я передумал сдавать вам зал. Боюсь, меня потом ваши клиенты по судам затаскают, требуя возврата средств.

- Ничего не затаскают. Я прекрасно знаю, как раскрепощаться и смогу научить этому даже сорокалетних!

- Серьезно? – он улыбнулся одним уголком губ. – Вам есть восемнадцать? Вы хотя бы с паспортом можете в маркете купить алкоголь?

Я фыркнула в лицо этого нахала.

- Еще как. Мне уже двадцать!

- Отлично, а то я уж было подумал…

- Что?

- Что это розыгрыш. Но раз у нас серьезные переговоры и мы оба дорожим деловой репутацией, - тут он сделал паузу, еще раз проехав глазами по моей груди и дождавшись утвердительного кивка, - тогда я хочу знать, с чем столкнутся ваши клиентки. Покажите мне.

- Чего показать? – опешила я.

- Сексуальное раскрепощение. Давайте на мне испытаем границы вашей свободы.

Я вылетела из его кабинета, как ужаленная. Добежала до лифта и нервно несколько раз нажала кнопку вызова. Вот нахал! Наглец! А ведь женат, детей не меньше тройни!

Лифт подъехал и распахнул створки, а я вспомнила, как вылетела из его кабинета, оставив на столе мамкины бумаги. Сгорая от стыда, развернулась и поплелась обратно.

Мужчина стоял у окна спиной ко мне. Без пиджака и галстука, с засученными рукавами и наверняка расстегнутой на груди рубашкой. Один в один как я его и оставила.

И ведь до последнего давилась слюнами, пока он медленно передо мной раздевался, но быстро пришла в себя, на поступившее предложение чувствовать себя свободнее и снять блузку и юбку.

Вот гад! Даже не оделся, хотя времени у него было более чем достаточно.

- Передумали?

- Нет. Я за документами.

Он махнул рукой на стол, словно дозволяя собрать всю макулатуру и удалиться. А у меня как назло всё валилось из рук.

- Не торопитесь. Сделка дня все же для вас состоялась.

- Неужели? – я никак не могла понять его тон, вроде насмехается, но говорит серьезно, вроде заигрывает, но слова напрочь перечеркивают легкомысленный флирт.

- Я подписал проект договора на западный зал вместимостью на двести человек по минимальной ставке. Не благодарите! Мне стало безумно любопытно самому посетить все пятьдесят часов практики, чтобы воочию увидеть, как сорокалетние женщины научат вас раскрепощаться и получать удовольствие от сексуальной свободы. Бесплатный вход за сниженную ставку. Справедливо?

У меня ком застрял в горле. Я только кивнула, сграбастала бумаги, прижав их к груди, и неуклюже выскочила из кабинета.

Второе бегство с переговоров! Да я львица бизнеса, потому что договор то у меня уже подписан!

Мама ждала в фойе и сразу накинулась, не успела я покинуть лифт.

- Где ты была?! Ты сорвала мне переговоры!

- Я сорвала? Где ты была?

- Тут. Пока металась в поисках тебя, чтобы забрать документы, Кравцов сообщил, что занят.

- Ирина Валентиновна?

- Да? – мать встрепенулась, поворачиваясь к девушке на ресепшен и натягивая самую правильную коммуникативную улыбку из своего набора.

- Максим Денисович извинился и отменил повторную встречу на сегодня. Сообщил, что с удовольствием встретится с вами на следующей неделе. Подойдите сюда, мы согласуем дату.

- Как на следующей неделе? - эх, мама все же не научилась до конца держать лицо. – Со следующей недели у меня начнется сессия, я не успею подготовить зал!

- Ничем не могу помочь. Я выполняю распоряжение директора.

Мама развернулась ко мне, вырвала документы, нервно пытаясь привести их в порядок и засунуть в папку.

- Как же так! Я очень рассчитывала на этот зал. Здесь можно существенно расширить свою клиентуру, черт.

- Мам, успокойся. Он уже подписал договор. Вот.

- Что? Как?!

По дороге в маркет, где мать решила прикупить продукты на вечеринку в честь удачной сделки, я рассказала свою скромную роль в переговорах, свалив все на Кравцова, что он сам покопался в ее документах и определил выгодные условия взамен на бесплатное посещение её сессий.

- Ты шутишь, Светик! – но она мне верила и сияла так, словно собственноручно прогнула переговорщика на выгодные условия. – Тебя срочно нужно вводить в семейный бизнес, очень неплохо получается. К тому же, если я его заинтересую темой следующих практик, он может мне помочь с рекламной компанией. Как я рада! Сегодня обязательно обмоем твой первый договор.

С момента, как мать развелась и нашла себя в воспитании других, то есть в своем тренинге, мне стало легче дышать. Все же неправильно, когда другой человек, пусть даже самый близкий, вместо своей жизни живет моей, а чаще воплощает себя во мне.

Так что я только поощряла мать в самореализации и развитии бизнеса. Но кое-что хромало у нее на обе ноги – это её личная интимная жизнь.

Психологически травмировавшись на отце, она теперь ни под каким соусом не подпускала мужчин, хотя на девичниках, которые они устраивали с подругами, все разговоры крутились и сводились к мужикам.

- Ирка, просто выбери парня поприличней и трахни. Никто же тебя не заставляет сразу переться с ним в загс и содержать до старости!

- Ой, отстаньте, у меня же Светик…

- А что «Светик»? Ей уже двадцать один год, она скоро твоих мужиков отбивать будет!

- Тс-сс, что ты такое говоришь? Ей двадцать и она очень целеустремленная, учится, на красный диплом идет. Я её настраиваю, что удачно выстроенная карьера приоритетнее замужества и детей. Успеет еще.

Вот тут я с мамкой была согласна. Прежде чем связаться с мужиком, нужно состояться самой, стать личностью и желательно материально независимой, чтобы какой-то урод не подставил потом меня так же, как отец подставил мать, бросив её безработную с ипотекой и ребенком на руках.

Уже вечером, закрывшись от маминых подруг и её шумных посиделок, я завалилась на кровать и вспомнила поминутно свое сегодняшнее утро в компании Кравцова. Боже, какой же он красивый. Я могла до миллиметра описать его роскошное тело из того что успела впитать, пока он раздевался, провоцируя меня на непристойности.

Вот чего он добился, что я теперь каждую ночь буду засыпать и думать, как бы у нас всё могло быть, не выскочи я как ошпаренная курица из кабинета.

Достала телефон и погрузилась в исследования.

Холостяк. Никогда не был женат. Детей нет. Инстаграм забит фото, в том числе из фитнес-зала. Последние отношения закончились еще в прошлом году. Да-ааа!

Черт, может я упустила свой шанс?!

 

Глава 1. Трахательные флюиды

 

Максим.

 

Я медленно погружался в уныние. Костян еще пыжился и пытался склеить девочек, а меня уже подташнивало от виски, явно разбавленного какой-то мутью, и одуряюще грохающей музыки.

- Я пошел.

- Куда, Макс? Ты чего? Сейчас цыпочек посвежее найдем и свалим вместе…

- Кость, ну нахуй. Мне завтра в офис, а время уже за полночь.

- Завтра суббота, расслабься. Совсем уже на работе крыша поехала.

Я откинулся на спинку дивана, отмахиваясь от очередной перекаченной силиконом дешевой шлюшки. Хотя, судя по количеству закаченного в нее объема и вшитых имплантов, кому-то она обошлась дорого.

- А может одну на двоих разыграем, а? Вон на ту брюнетку глянь? Задница что надо!

- Слюни подбери. Может, задница пять баллов, зато во время минета шланг сосать будет и все равно не поднимет.

- Ты придираешься. Ты вообще становишься занудой, Макс. Когда в последний раз ты драл девок… как в последний раз?

Скривившись, я все же влил в глотку последнюю рюмку пойла и тут же пожалел, когда она запросилась обратно. Что за клуб? Больше ни разу сюда не вернусь!

- Я уезжаю.

- Макс!

- Тебя с собой не зову. Развлекайся.

- Слушай, у меня тут небольшие терки с банком. Ну знаешь, опять заблокировали счет и все кредитки… Оставишь карту? Я верну и подгон тебе зачётный сделаю, обещаю.

Эта дьявольская улыбка Костяна всегда сулила охуенные приключения на собственный член. А я устал, просто устал. Сколько я уже не был в отпуске? Просто не переключался с работы на что-то более приятное? Два года? Три? Может, мне жизненно необходима встряска от Костяна?

- Лови. Там тысяч сто и три месяца на покрытие.

- Ну вообще норм условия! А с каким банком ты работаешь?

- С тем, который дорожит клиентами, Кость, и не ебёт их как сучек, после каждого кипиша центробанка.

Я махнул другу, вызвал водителя и обогнул пару девчонок, охотящихся за состоятельным членом на ночь, а если повезет, то и подольше. Только мой член пребывал в затяжной депрессии, требуя каких-то невъебенных извращений или идеальных партнерш.

Стóит ли говорить, что от первого меня выворачивало, а второе было так редко, что впору искать красную книгу, чтобы хотя бы подрочить на картинки.

В субботу взбесила Ивлева. Я не понял, через кого она на меня вышла, но раз запись стояла, значит, чья-то протеже. Вот только проторчав в переговорной положенное время и так не дождавшись дамочки, плюнул.

Сейчас раскидаю дела на начало следующей недели и поеду в загородный клуб. Там наверняка будут партнеры с семьями, шашлыки, гольф, вечером бильярд, покер и отличное виски. Отличное, в отличие от пойла в клубе, от которого до сих пор неперебиваемый запах изо рта и простреливающая боль в висках.

- Отменяй встречу и не переноси на другое время, - порой судьба дает только один шанс и глупо им разбрасываться.

- Ивлева! Я! Здесь…

От отчаянного и высокого голоса снова ударило в вискú. Я медленно повернулся и охуел от второго удара, в область паха. Прилив был такой, что я вряд ли дотерпел бы до кабинета и оттрахал Ивлеву уже в лифте.

Но какая-то детская неуверенность, растерянность удивили и пробудили интерес. И мне нахуй не упали разговоры по душам или какие цели она ставит в жизни. Стало интересно, почему именно она вызвала такую реакцию?

Пока поднимались на лифте в мой кабинет, а я нарочно выбрал двенадцатый этаж, чтобы успеть разглядеть её, я оценил малышку на семь баллов. Возраст сразу в минус, слишком молода. Опыт? Это еще предстоит прощупать. Сиськи натуральные, и что подкупает, достаточно полные. Попа… Черт, я даже челюсть сцепил и завел руки за спину, чтобы не подхватить малышку под аппетитные булки, не впечатать в зеркальную стену лифта и не отодрать ее до криков.

Да, черт, задница охуительная, а все из-за очень тонкой талии, только подчеркивающей её формы. Блядь, если ее раздеть, у меня вообще пробки вышибет.

Я через карман поправил стояк, упорно натягивающий ширинку, и поморщился от боли. А сколько у меня уже не было секса? Может, стоило прислушаться к Костяну, и выебать какую-нибудь шлюшку позадиристее? То что мне было лень особо утруждаться не оправдывает, любая отработала бы член ртом или попрыгала сверху. Но я не хотел вчера шлюх. Зато хочу сегодня эту цыпу, протеже какого-нибудь партнера, возможно, даже хваткую дамочку из… Так, стоп. Ивлева? Я же недавно переписывался с ней по почте и отправлял прайсы по аренде. Причем, она явно показалась бабой хваткой и прошаренной. Уж точно не цыпой так и просящейся насадить на член. От похоти вообще мозги плавятся.

Мы вошли в кабинет, и я усадил ее за стол ближе к себе. Пиздец, мне нравится все в этой малышке: вид, натуральность, запах, реакции. Охуительные считываемые реакции. Она как азбука для опытного мужчины. Наверное, такая же искренняя в сексе, кончает, не сдерживая себя, раскрывается полностью, верит, что любит член, который дерёт ее во все щели.

И я хотел бы быть этим членом…

- У вас пятнадцать минут, - а потом я разложу тебя на столе и буду долбить, пока стоит хуй. - Слушаю.

- Так… С чего начать…

Нахер! Начать лучше с минета, а уже потом на столе, попкой кверху.

 

***

Смешно, ей-богу, смешно!

Меня лихорадило, я подошел к окну и прижался лбом к стеклу, чтобы хоть чуть охладиться. Ведь очевидно, что девчонка от Костяна! Я уже скинул пиджак, ослабил галстук и представил, как ставлю её перед собой на колени, и она обхватывает своими губками головку члена.

А она сбежала!

И документы были настоящими, от реально существующей Ивлевой. Что Костян не мог разыграть, так это многоходовый спектакль. В цыпу я поверить могу, но в переписку с Ивлевой, в подготовку документов и тщательно составленную программу дебильных курсов для недотраханных тёток, уже нет! Или Костян действительно заморочился настолько?

Я вернулся к столу и с усмешкой подмахнул проект договора на аренду зала. Если он так тщательно готовил свой подгон для меня, то доведем игру до конца. Самому занятно, как всё закончится. Хотя, не «как», а «когда».

Уже пришел в себя, когда дверь кабинета открылась и в нее протиснулась сбежавшая цыпа.

- Передумала? – черт, я уже настроился на длинную игру в разводняк. За долгое время почувствовал интерес, когда в финале будет ждать что-то большее, чем просто «уходи, детка, деньги на тумбе в прихожей».

Но когда цыпа сграбастала бумаги и снова скрылась, меня посетила другая догадка. А что, если девушка действительно Ивлева и не имеет к обещанию Костяна никакого отношения?

Набрал по телефону ресепшен и попросил назначить повторную встречу с Ивлевой на следующей неделе. Ведь подписанные ею договора нужно вернуть мне. Будет повод снова встретиться и либо трахнуть, либо… извиниться, что сегодня хотел трахнуть?

И все же вечер субботы я провел в клубе.

Мезуров со своим выводком устроил очередной субботний пикник. Мутный чувак, но полезный. Меня даже подмывало отозвать его в сторону и попросить организовать личный досуг. Его супруга, Ксения, так мило щебетала над сыном и подкармливала мужа, что на секунду я захотел оказаться на месте Олега.

Черт, есть какая-то магия в длительных проверенных отношениях. Когда не просто прёт от секса с определенной девчонкой, но еще прёт от чувств, которые к ней испытываешь.

- Ого, Валентин Арсеньевич изволит пожаловать. От меня он подгон уже получил, значит по твою душу, - тихо предупредил Олег, кивая мне за спину.

- А от меня ему что надо?

- Как что? Слияние капиталов, Макс. Ты один из немногих состоятельных парней в холостяках ходишь.

- На что ты намекаешь? Что он уступит мне свою очередную школьницу-жену?

Олег скривился, перевел взгляд на Ксению и подмигнул Кирюшке.

- Обижаешь. Я никогда не имею дел с несовершеннолетними. Но чем морщинистей становится хуй, тем больше хочется пристроить его в молоденькую пещерку.

- Ой, заткнись, Мезуров. Звучит, как секс с некрофилом, также отвратительно.

- А что поделать, если мой бизнес – удовлетворение низменных желаний?

Мы помолчали, наблюдая, как Ксения обжаривает на барбекю яркие болгарские перцы и раскладывает по тарелкам шампура с сочным ароматным мясом.

- Аааа! Молодежь! Подвиньтесь, почту вас своим присутствием.

Валентин Арсеньевич все же дошел до нас.

- Ох, Ксюха, ну до чего аппетитная у тебя…

Олег предупредительно кашлянул и сплюнул, но бросил в старпёра такой взгляд, что на его месте я бы заткнулся и ретировался.

- …Эм-м… мясо. Мясо аппетитное, говорю. Но мы на диете, да, ласточка?

В Ласточке, которую по фигуре легко можно было принять за школьницу, по лицу чётко угадывалась очередная охотница за состоянием. Интересно, сколько эта продержится?  Предыдущая, кажется, была женой месяца три.

Ласточка молчала, елозя на коленях своего престарелого супруга, и бросала косые взгляды на меня. Примеряется что ли? Ну нет, я до сих пор не женат именно по причине категорического непереваривания алчных пустышек.

- Что, Максим, не надумал еще лишиться своей свободы? Не нагулялся?

Жеманство и постоянное подхихикиванье с головой выдавало в нем подхалима, что не удивляло, многие из таких лезут к власти, умея подмахнуть, вылизать и просунуться без мыла в нужные места.

- Вряд ли это вообще произойдет. Я очень ценю свободу.

И снова его мерзкое хихиканье.

- Вот Олежек тоже ценил свободу, а как скоропалительно женился! Не жалеешь?

Олег промолчал, доставая сигарету и раскуривая её, отправляя сына к матери.

- Я тут организую небольшую вечеринку, туда-сюда… У Олега клуб снимаю. Вот хочу пригласить тебя.

Переглянулся с Олегом и по усмешке понял, что это и есть замаскированная ловушка.

- А по какому поводу вечеринка?

- Восемнадцатилетие моей дочери, - довольно улыбнулся Валентин Арсеньевич, а Олег демонстративно закатил глаза.

Вот теперь понятно, что меня подводят к сватовству. Ненавижу все эти вокруг и около.

- Я буду занят…

- Вот не хорошо так, Макс, не хорошо! Ты даже не знаешь, какого числа намечается вечеринка, а уже отказываешься, ц-ц-ц…

Да, остальное можно не договаривать. Сейчас он напомнит, какую должность занимает в госаппарате, и что когда-нибудь меня прижмет, и я буду искать помощи у него же.

И ведь вот какая пакость, такое действительно может случиться, меня прижмет и нужны будут знакомства даже с такими суками, притворяющимися мужиками. Потому я улыбнулся и соврал так убедительно, что всерьез начал планировать поездку:

- Я точно буду занят, у меня впереди месячная командировка. Хочу совместить деловую поездку с отпуском. Извини.

И все же он испортил мне вечер, утянув из беседки Мезуровых в здание клуба для игры в покер.

Настроения вообще не было. Я спустил лимит за первый круг и вышел на веранду, надеясь еще застать Олега с Ксенией, вернуться к ним. Но те уже свернулись, оно понятно, Кир слишком маленький, а Ксения ревностно следит за режимом своих мужчин.

Я вздрогнул, почувствовав чьи-то руки у себя на талии. Обернулся и поморщился. Ласточка вылетела из гнезда, оставив старые яйца за покерным столом.

- Скучно стало? – уточнил я.

- Невыносимо! – подтвердила Ласточка и прижалась к моей спине, давая почувствовать свои качественные импланты.

Итак, сейчас возможны два варианта событий. Первый, она предложит себя и я ее трахну. Второй, она попробует заинтересовать меня беседой, а потом я все равно ее трахну. И на все у нас минут пять, пока депутат ее не хватился.

В интересную беседу от молодой девчонки я не верю, поэтому даже время терять не буду. Я перехватил ее за запястье, поставил перед собой и нагнул над перилами веранды. Потерся пахом о попку, отмечая щуплость фигурки, отчетливо проступающие позвонки, торчащие лопатки. И никакого шевеления в штанах.

А ведь еще днем, я чуть не разложил Ивлеву на столе и кипел от неудовлетворенности. Что за нахер? Точно не возраст, Ивлева была не старше этой.

Задрал короткую юбку Ласточки и провел руками между ног. Сырая, течет как сучка… От тихого стона и выгибающейся спины, у меня пошел приход. Я долбил пальцами через ткань трусов и выбивал из Ласточки приятные срывающиеся стоны. То что надо.

Расстегнул ширинку, вытащил напряженный член, пару движений рукой и я оттягиваю трусики в сторону, ныряю внутрь по взбитой пальцами смазке и подавляю собственный рык.

Чувства? Эмоции? Страсть? Нет, только физика, ритмичные вбивающие выпады под становящиеся громкими вскрики. Нахер, сейчас мы всех оповестим, чем тут занимаемся.

Я сунул палец в рот Ласточки, чтобы заткнуть её, и как только она повернула голову, понял, что продолжить не смогу. Блять, даже не понял, что изменилось.

Попробовал настроиться, но член обмяк. Зашибись.

Снова развернул Ласточку к себе и нажал на плечо. Она сообразила и с энтузиазмом, причмокивая, обрабатывала мой орган, пока я облокотился на перила и прикрыл глаза. Сразу же всплыл образ Ивлевой и моя неуемная фантазия как, сколько и в каких позах я поимею цыпу.

С губ слетел горловой стон и я поддал бедрами, входя в рот Ласточки до самого горла. Блядь, теперь у меня трешевый стояк и я не отпущу девчонку, пока не кончу.

Ласточка сопротивлялась только первые пару выпадов, а потом просто расслабилась, позволяя трахать в глотку, сама засунула руки себе в трусики и усиленно теребила клитор. Сразу видно, частенько прибегает к этому способу. Недолго продержится у депутата, его горделивое либидо не выдержит такой потаскушки рядом.

Я придержал ее затылок, сам скручиваясь от спазмов. Слабость приятной дрожью спустилась по ногам, и пусть ненадолго, накрыло облегчение. Хорошо, блядь, просто отлично!

Поднял Ласточку, улыбаясь, заправил свой член в штаны, поправил ей юбку и увернулся от поцелуя. С ума сошла? Еще я выебанный рот не вылизывал.

- Хорошая девочка. Можешь рассчитывать на подарок от меня в день рождения его дочери.

Развернул и поддал по заднице, отправляя обратно в зал покера, а сам спустился к парковке, намереваясь свалить как минимум на месяц.

Надо ли говорить, что к комедии положений следующей недели, я оказался не готов.

И снова Ивлева. Теперь другая. Сколько их еще будет на мою голову?

 

***

К среде я вообще забыл о новом арендаторе. С понедельника как всегда закрутился в координации функциональных зон бизнес-центра, вернулся к силовым тренировкам, решив, что все сексуальные проблемы от последних разгульных месяцев. Сейчас войду в режим, восстановлю форму, выкину блядство из головы. И наверное, все же запланирую отпуск.

Тут же нарисовалась красочная картина средиземного моря, золотого солнца, белоснежной яхты и Ксении, мурлыкающей над Кириллом… Так, стоп. Ксения? Да только за эти мысли меня подвесят на мачте за яйца!

Но этот навязчивый образ семьи, жены, ребенка… Черт, старею? Молоденькие дурочки мне интересны только в момент, когда открывают ротик, чтобы вобрать член. В любой другой ситуации я предпочитаю, чтобы они молчали и обходили меня стороной.

Женщины постарше? А где их искать? Все замужем, с детьми, запущены и озлоблены. При всем желании, если нам будет о чем поговорить, дальше этого просто не продвинется, у меня не встанет на тётку!

Кризис? Что, реально кризис, когда я не хочу молодых, потому что глупые, и не могу умных, потому что недостаточно молоды?

Два дня до среды я выбивал дурь на фитнесе силовыми тренировками, публикуя в инстаграм прогресс сушки и роста мышц. Подписчицы визжали от восторга, забавляя и лишний раз убеждая, как я устал от дурочек.

И в среду прозвучало кодовое слово «Ивлева».

- …Передала вам подписанный договор и зарегистрировала письмо с просьбой организовать на три дня в апреле фуршетный стол на сто пятьдесят человек. Тут бюджет, примерное меню и марка шампанского…

- Остановись, Марина. Ивлева? Она, серьезно, арендует зал? Аванс внесен?

- Всё выполнено в точности по договору. Пятьдесят процентов при заключении. Подтверждение из бухгалтерии на обороте нашего экземпляра.

- Да иди ты! – а игра то продолжается!

Чертовы пузырьки непонятного возбуждения побежали по венам, подгоняя меня к лифту, на второй этаж, в западное крыло, в сдаваемый Ивлевой зал.

- Нет, поставьте эти полукруглые столы в форме подковы, а маленькие по четыре перед ним и дальше рядами.

В зале, перед опущенным экраном с планшетом в руках, командовала миловидная дамочка моих лет. Каштановые уложенные волосы, красивые глаза, бюст полная троечка, осиная талия, и задница… За такую попку можно убить.

- Ивлева?

Вздрогнула. Подняла на меня глаза и, я уловил мгновение неуверенности, прежде чем она нацепила доброжелательную улыбку.

- Да?

- Ирина Валентиновна?

- Да. А вы Максим Денисович?

Кивнул, продолжая разглядывать стоящую передо мной женщину и замечая очевидное. Она же словно усовершенствованная копия той глупой, но аппетитной цыпы, ускользнувшей от меня на прошлой неделе.

- Но я не с вами подписывал договор.

Смутилась, даже покраснела.

- Вышло недоразумение, Максим Денисович, я не смогла припарковаться у бизнес-центра, не думала, что в субботу здесь так много машин…

- Каждые выходные мы организуем ярмарку на первом этаже. Посетителей всегда много.

- Да, теперь я это учла, но тогда не знала и навернула лишние три круга, прежде чем нашла свободное место. Моя дочь пошла к вам вместо меня, извините. - Она улыбнулась теперь очень искренне, и я поплыл.

Вдруг все сложилось бы иначе, не влезь маленькая авантюристка в переговоры вместо матери? Были бы у меня шансы, начни мы разговор в субботу, наедине, когда я лично Ирине мог бы предложить особые условия аренды?

Черт, о чем я думаю! Замужем, взрослая дочь, успешный бизнес… Куда меня, блядь заносит?

- Вы похожи. Чем-то. Но я рассчитывал встретиться сегодня с вами, чтобы уточнить нюансы организации ваших сессий.

- О, боже, Максим Денисович, вы совсем не обязаны…

- Максим, просто Максим.

- Тогда я для вас просто Ирина.

Остаться наедине, прощупать почву, почему нет?

- Если вы сейчас можете уделить мне полчаса?..

Она оглянулась, совершенно другим тоном раздала указания по расстановке столов и прошла со мной к лифту. Вот черт, а на нее у меня тоже стоит. Что за странная реакция?

- Как вам зал?

- Спасибо, именно такой, как я хотела.

- Достаточно большой, светлый?

- Да, возможно не очень удобно добираться с центрального входа, но на открытие я поставлю на центральном Светлану, а потом покажу клиентам ближний вход к залу.

- Светлану?

- Дочь.

- Ах, да!

Двери лифта разъехались, и мы столкнулись при выходе. Я придержал Ирину за плечи и буквально обжегся через полупрозрачные рукава блузки. Она вскинула на меня настороженный взгляд из-под ресниц, я понял, что дышу слишком тяжело, словно поднимался на двенадцатый этаж по лестнице, а не на лифте.

Отпустил, проводил до кабинета и даже предложил стакан воды, понимая, что самому надо прочистить горло и голову.

- Ирина, есть некоторые детали, которые я заранее хотел бы обговорить, но не могу отвлекать вас в рабочее время, пока вы готовите зал. А в нерабочее… Вы наверное спешите домой, к семье, мужу?

- Нет, я не замужем, а дочь предупрежу, что задержусь.

Блять, неужели это мне так везет? Вот и возможность начать все заново и познакомиться с интересной свободной женщиной.

Я не заметил, как оказался возле неё и взял за запястье. Но стоит ли оправдываться, если меня тянет к ней?

- Тогда вечером? Я закажу ужин, и мы сможем еще раз проговорить условия договора.

Возбуждение ни с чем не спутать, а когда подушкой большого пальца я еще чувствую ее участившийся пульс, взглядом замечаю трепещущие ноздри, я точно знаю, о каком следующем шаге она думает.

И я делаю его.

Губы невероятно мягкие. Я не думал о поцелуе с цыпой, в тот день слишком страдал от похмелья, чтобы лезть языком в чей-то рот, но сейчас отрывался по полной, заглушая стоны Ирины наглыми вторжениями глубокого поцелуя. Блять, именно она должна была оказаться в моем кабинете и не парить мне мозги глупой незрелой заменой.

Я перехватил ее за попку и легко приподнял, впечатав напряженный член в её мягкое красивое тело. И тут же почувствовал ноготки, царапающие рубашку под пиджаком. К черту пиджак. И галстук к черту.

Дыхание сбилось и у нее и у меня, но даже маленькая пауза между поцелуями не сбила настрой. Другая на ее месте уже начала бы прикидываться недотрогой или очень дорогостоящей штучкой, не дающей на первом свидании. А тут даже не свидание, а притяжение. И главное, взаимное. Я хочу ее так же, как она хочет меня.

Несмело потеребила ремень на моих брюках, не прерывая поцелуя, и я напрягся еще больше. Именно она должна была встретиться со мной в субботу, черт, с ней я не потерял бы столько времени.

- Освобожу для тебя место на парковке. Оставишь номер своей машины.

Легкий кивок и я опять поймал её губы, устраивая её попу на столе и вклиниваясь между широко разведенных ног. Что значит опытная женщина, никаких глупых зауженных юбок, которые не получится ни снять, ни задрать без согласия носительницы.

Первый же толчок выбил хрип блаженства. А дальше несколько минут только физики и химии, и никакой морали, оправдывающей получаемое удовольствие. Блядь, если потом она оседлает нравственность и включит сожаление о содеянном, я разочаруюсь, потому что мне еще никогда не было так кайфово от первого секса, который я получил, когда захотел его с ней, конкретной женщиной.

И мне нравится, как она дает его, как отдается мне, абсолютно без фальши и наигранности, без симуляции оргазма, а в честной гонке за ним. Блядь, я хочу, чтобы она финишировала первой, но сам еле сдерживаюсь, чтобы не выстрелить!

- Боже-боже-боже! О-оооо, боо-оооже-ееее!

Это совершенно непередаваемое чувство кончать одновременно с партнершей. Ее вскрики и спазмы умножают разряды, бьющие по моему телу, разбегающиеся молниями по ягодицам, вверх по спине и вниз по ногам.

И я хриплю, запрокинув голову к потолку, ничего не вижу и не слышу, кроме её нежного горячего лона – его я чувствую концом, как оголенным нервом, который продолжает запускать реакцию по моему телу с каждым дрожанием влажных стенок.

- Максим?

Очнулся от голоса и еще несколько секунд приходил в себя, совмещая реальность.

- У тебя есть салфетки? – и трогательный извиняющийся взгляд.

Блядь, я хочу эту женщину себе.

- Есть, - улыбнулся, дотронувшись большим пальцем до уголка рта, где пряталась стыдливая улыбка.

Интересно, она чувствует, что я все еще в ней и готов повторить? Я чуть отодвинул бедра и сделал выпад, специально насаживая ее поглубже.

- О-о-о, боо-оже!

- Ха-ха, Ира, ты настолько религиозна, что молишься во время каждого секса?

Она тоже засмеялась, цепляясь за мои плечи и в конец сминая рубашку.

- Нет, я молюсь, только когда секс божественен. Хочу, чтобы все об этом знали.

- Ира, ужин в силе, - предупредил я, чтобы пресечь отступление. – Только говорить мы будем не о работе, согласна?

Неуверенный кивок и вопрос во взгляде. Даже не знаю, что мне на него ответить? Кажется, я только что нашел идеальную женщину и собираюсь очень агрессивно заявить на нее права.

- А о чем будем говорить?

- У тебя есть мужчина?

- Нет.

- Теперь есть. Тебя не смущает частый секс в неожиданных местах?

- О, я не уверена…

- Просто придется принять, я не всегда смогу терпеть до вечера и до постели.

Сбивая её с толку поцелуями, развернул Ирину попкой к себе и сжал руками. Охуенная, вряд ли накаченная, скорее просто одаренная природой, легкий целлюлит совершенно не портит идеальной картины аппетитной попки.

- Сможешь освободиться пораньше? – пыхчу я, с напором врываясь в ее тело. – Уверен, что проголодаюсь сегодня  быстрее обычного.

Смешок, переходящий в протяжный стон, лучше всякого ответа, и вот мы уже синхронно двигаемся навстречу друг другу. Она идеальная, лишь бы не вылезла присущая каждой женщине обязательная изюминка. Блядь, пусть в Ирке все будет именно так, без набившего оскомину изюма?

 

Глава 2. Мамкин хахаль

 

Светлана.

 

За последний месяц я дважды побывала в том бизнес-центре, но так ни разу не встретила Максима Денисовича. Зато пополнила свой смартфон закладками из журналов, заметками из интернета, скринами фото из инстаграма и дополнительными фактами личной жизни холостяка.

Мы с мамой располовинились в последний месяц. Я усиленно готовилась к своей сессии в универе, а она проводила свою сессию, повышая квалификацию на сертификат мастера и отрабатывая часы практики.

За все это время было только одно упоминание «Макса», как назвала того мужчину мама. Когда они все же разобрались в недоразумении, произошедшем на переговорах. Мама непринужденно рассмеялась, обозвав меня милым чертенком, но на осторожные вопросы, ходит ли Макс на практику, рассказывал ли все неловкие моменты переговоров, больше улыбалась и уходила от ответа.

Если в моей жизни все притаилось в предчувствии чуда, и здесь я его ждала со всех сторон, например, в наступающем лете, в каникулах, в возможности подзаработать, опять же встретить свою любовь, хотя пока Макс никак не выходил из головы, то мама своё чудо похоже встретила и вовсю наслаждалась.

Или это ее курсы по раскрепощению так действовали?

На все мои вопросы она неизменно отвечала «потом» и многозначительно добавляла «боюсь сглазить», но по частоте отлучек по вечерам, загадочному виду и витающему в облаках взгляду, я догадалась, что моя мама встретила мужчину.

Давно пора. Эта ее одержимость независимостью уже начинала сказываться на мне тотальным контролем: где была, почему не предупредила, я ждала звонка, с кем ты туда пойдешь, кто еще там будет. В общем, мужчина действовал на маму расслабляюще, она отпустила контроль надо мной, хотя во время сессии и так совершенно не оставалось времени куда-нибудь выйти.

А хотелось. Главным образом подкараулить Макса.

- Когда ты заканчиваешь с зачётами?

- На следующей неделе.

- Справишься в выходные без меня?

Я чуть не подавилась утренним чаем от неожиданного вопроса.

- Мам, я взрослая! Конечно, справлюсь. А с чем?

- Ничего сложного, просто не забывай завтракать и обедать, полей цветы и стирка на тебе.

- Ты куда-то собралась? – и снова я поймала эту ее шальную многозначительную улыбку.

- Да, Светик, вылет запланировала на выходные.

- Не одна?

Тут она счастливо засмеялась, сграбастала меня за плечи и как ребенка чмокнула в темечко.

- Не одна, Светка! И мне так хорошо с ним. Если всё сложится, то через выходные я вас познакомлю. Хотя…

Тут она свела брови, и прорезавшиеся морщины безжалостно выдали ее возраст.

- Что? Договаривай.

- У тебя как раз сессия закончится, думаю, будет удобно.

И мы снова разбежались, она в бизнес-центр, я в университет, догрызать гранит  этого года.

- И чего ты приуныла, дурочка! У тебя такая возможность закатить вечеринку! Давай наших соберем?

Я кисло следила за консультацией пожилого профессора, морщась от фонтанирующего оптимизма сокурсницы Верки.

- Ваших? Это кого?

- Вот! Ты такой чулок, что даже не знаешь тусню универа. Заодно, познакомишься.

С общаговской тусней знакомиться как-то не вдохновляло, но от Верки отлепиться оказалось еще трудней. В результате, проводив мать в романтическое путешествие, захламив и залив квартиру на субботней вечеринке, в воскресенье я генералила каждый сраный угол жилища.

- Еще чтобы хоть раз!..

Голова нещадно раскалывалась, но немного поддерживало участие Верки. Она сбегала до ближайшего маркета, купила пиво, «похмелиться», привела какого-то тощего шланга, чтобы помогал мешки с мусором выносить, и уик-энд закончился незабываемо. Настолько, что по прилёту мама лишний раз подчеркнула, какой я еще ребёнок и что меня нельзя оставлять дома одну.

Мне показалось она расстроилась, но лезть в душу в таком настроении я не хотела, а закрылась в комнате и снова зависла над инстаграмом Макса.

У него появилась новая фото, где он открыто улыбался, где-то на грани смеха, смотрел мимо камеры, на кого-то, кто определенно занимал все его внимание. И это так задело! К тому же на нем была светлая рубашка, расстегнутая на груди и с закатанными рукавами.

«Милый прикид ♥♥♥»

Я оставила свой первый комментарий, спалив аккаунт, но это была запланированная акция, перед этим я зачистила все самые неудобные снимки в своем паблике.

«Ого, мой гардероб под пристальным вниманием юных авантюристок?»

Пффф!

Ну, вообще меня сейчас разрывало от эмоций. Хотелось подскочить на кровати, прыгать и орать от счастья, ведь он ответил, помнит меня! Но что это еще за намёки на юность? Мы же еще в первую встречу решили, что я совершеннолетняя и достаточно взрослая, чтобы меня хотеть и передо мной раздеваться!

Поэтому раза три набрав и снова стерев ответ, я отправила очень взвешенную, взрослую отповедь нахалу:

«Авантюристки предпочитают голые торсы на фоне тренажеров, а полунамёки годятся только кисейным барышням».

Он пропал. Я минут десять ждала ответа, но он не пришел. Десять раз перечитала свое послание. Вначале оно казалось дерзким, а теперь каким-то наивным и глупым. И вульгарным что ли. Я аж взвыла от досады, заглушив вой подушкой.

Вот дура! Ему тридцать пять лет, он в жизни не свяжется с детским садом и не будет нянчиться с ребёнком. Я должна выглядеть и вести себя как взрослая опытная женщина. На переговорах же получилось, я смогла впечатлить его. Лучше не выходить из этого образа.

В дверь постучала мама, и я спрятала смартфон под подушку.

- Не спишь?

- Нет еще.

Она как обычно присела ко мне на кровать и заговорщически прошептала:

- Он согласился.

Воу! Фраза могла означать что угодно! Он согласился сделать нам ремонт. Он согласился на позднего ребенка. Он согласился жениться на маме. Он согласился… Да так можно до бесконечности перебирать.

- Ну?

- В субботу никаких планов. Днем поможешь мне приготовить салаты, я запеку курицу… Хм, или может заказать готовую в кафе? А пироги?.. Как думаешь, может еще пироги купить?

- Зачем, мам? - вот теперь я реально взволновалась.

- Он придет знакомиться. Это еще один барьер в отношениях. Мы говорили с ним в поездке о том, чтобы жить вместе… Господи, вот я рассказываю тебе, а у меня снова это головокружение от счастья! Он сам предложил мне переехать к нему, но я отказалась. Мне же за тобой приглядывать надо… Думаю, не стоит спешить, вдруг наши отношения перейдут на другой уровень?

- На какой еще уровень? Мамк, ты так путано говоришь, что я не могу сосредоточиться. Он переезжает к нам? То есть, у нас дома будет круглосуточно жить какой-то посторонний мужик?

Ага, блаженная улыбка сползла с ее лица, может теперь удастся поговорить вразумительно.

- Я бы хотела, чтобы он переехал к нам. Но думаю, что всё нужно делать постепенно. На каникулах ты бы могла поехать на дачу к бабушке.

Я сморщилась. Время, когда я с удовольствием гоняла по деревне с мальчишками и измеряла лужи возле колхоза, давно прошло. К тому же у меня уже есть планы на лето.

- Исключено, мам.

Она поджала губы.

- Время еще есть, но он согласился познакомиться с тобой. Уверена, вы понравитесь друг другу.

Теперь поджала губы я.

Нет, когда я желала маме найти себе парня, наверное, стоило подумать и об этой стороне вопроса, вот только к реальности я оказалась не готова.

- Значит так. Я точно летом здесь и у тебя всегда есть возможность переехать к нему, а не тащить его к нам.

- Ты не оставила мне такой возможности, - я узнала мамин менторский тон. – Разнести квартиру, кокнуть унитаз, заблевать подъезд за три дня моего отсутствия – это надо постараться. И ты явно приложила все усилия.

Я закатила глаза. Шах и мат, как говорится.

- Тебя нельзя оставлять без присмотра. И было бы лучше, если ты после сессии поехала к бабушке.

Уже у двери я ее окликнула.

- Ты сказала, он согласился. А что, до этого он не хотел знакомиться со мной?

- Нет, не хотел лезть в мою семью. А сейчас позвонил, сказал, что будет рад.

Дверь за ней закрылась, а я откинулась на подушки, заранее чувствуя, что мамкин хахаль мне не понравится. И фиг куда я уеду, тут за матерью присматривать надо, она совершенно теряет голову от него.

Настроение испортилось окончательно. В голове стали всплывать вопросы, которым раньше там было не место. Впереди еще два года универа и финансовой зависимости от мамы. Можно, конечно, насесть на отца, но от одной мысли становится противно. Не пора ли мне изменить подход к личной жизни? Мама нашла мужчину, надеется перевести отношения на другой уровень, зачем мне ждать? Я тоже могу найти мужчину, доучиться и даже освоить профессию. Вот уж точно мне мужчина в этом вряд ли помешает. Главное не торопиться с детьми.

Я вытащила смартфон из-под подушки и  вздохнула – никакого оповещения об ответе так и не пришло. Приуныла, заметив, что Макс вообще удалил мой комментарий. Так и знала, что слишком детский. И тут же взвизгнула, обнаружив новое фото с подписью.

 «Спокойной ночи, малыш. ☺ Решил разнообразить ленту голым торсом в непривычном месте, лишить девственности приватность ванной комнаты ☺☺☺».

На фото он стоял перед запотевшим, наспех протертым зеркалом, только что из душа, на коже еще блестели капельки, и с белоснежным полотенцем на бёдрах. Я завизжала и подскочила на кровати.

Да, да, да! Малыш! Блин, детское какое-то обращение, но ко мне! Я счастлива!

- Всё нормально? – мама постучала и чуть-чуть приоткрыла дверь.

- Да, мам. Всё классно! Спокойной ночи.

- Сумасшедшая.

Я забралась под одеяло и снова открыла его страницу на инстаграм.         

«Малыш». Он же это не серьезно? Я помню, как он таращился на мой бюст и разве что не облизывался. Прям как я сейчас, разглядывая идеальные кубики пресса, тёмные ареолы у сосков, подтянутую фигуру, сильные руки, проступающие вены на кистях и ту самую греховную дорожку, уходящую от пупка под линию полотенца. А там…

Я провела пальцем по экрану, сжимая челюсть от накатывающего желания. Увеличила фото, разглядывая мельчайшие подробности на снимке. Влажные волосы, небрежно откинутые со лба пятерней, но сбоку оставленная прядь, по ней видно, что они длинные, а при переговорах у него была идеальная укладка. Идеальная!

Мелкие лучики морщинок у глаз. Это ведь указывает, что он часто улыбается? А мне показался таким серьезным при нашей встрече.

Очень крепкая шея, не обхватишь.

Гладкий подбородок, неужели побрился, прежде чем делать селфи? Брился на ночь? Ради одного снимка мне?

Я глупо захихикала, скрещивая и сжимая бедра. Проглотила стон и вздрогнула от маленького импульса, стрельнувшего вверх от зажатого клитора.

Вернулась к смартфону и увеличила пальцами низ живота, там, где чертово полотенце скрывало то, что пришлось додумывать в воображении. С этим проблем не возникло, я дофига тайком насмотрелась анатомической порнухи. Не скажу, что романтично, но определенно, что-то внутри шевелилось от желания.

Сейчас меня завораживали тянущиеся вены по низу его живота, это возбуждало, хотелось дотронуться до них губами и почувствовать, как они сопротивляются напору языка, вырисовывают рельеф на подсушенном прессе.

Хочу провести языком по коже, рядом с кромкой белоснежного полотенца, потом надавить на него, чтобы оно упало и…

- Бо-оже мо-о-ой!..

Больше не хотела разглядывать его пупок и напрягать воображение, я перевела фокус на лицо Макса, закусила губы, запуская пальцы под одеяло и засовывая между стиснутых ног. Мне надо совсем чуть-чуть, немного, вот так… Только представить, что это он гладит меня там, надавливает и я… и я…

Дыхание сбилось, тело вытянулось, тряхнуло, и понеслась волна расслабления, мелкая дрожь, снимающая напряжение и бешеное желание.

Я содрогалась, проглатывала стоны, пока он следил за мной с фото в инстаграме. И это продляло приятную дрожь. Да… Когда-нибудь я хочу чтобы именно ты сделал со мной такое.

 

***

В пятницу получила закрытую зачетку и не без Веркиной подначки залетела в клуб и надралась. Глубоко за полночь мамка оборвала телефон, но я уже не могла говорить, за меня вела переговоры Верка.

И во что это вылилось? Ну?

Точно! Превозмогая дикую головную боль, сдерживая блевотные порывы на каждый запах еды, я как угорелая таскалась по маркетам и кафе, закупая курицу, салаты, пироги, вино для важного вечера. А мама ушла в спа, омолодиться и прийти в себя, подлечить нервы от загульной дочери.

К вечеру я лежала пластом и рассчитывала выглянуть из комнаты на пару минут, натянуть милую улыбку на физиономию, пожимая руку маминому приятелю, и снова свалить в спальню, чтобы отлежаться. Про ужин и тем более, насладиться бокальчиком вина, даже думать не могла без дрожи.

После спа мать действительно посвежела и подобрела, долго зазывала меня к гардеробу, чтобы выбрать наряд, но я забила, так что она притащила два платья ко мне в комнату, прикладывая то одно, то другое.

- Что думаешь?

- Мам, мне все равно! Это твой парень.

- Серое? Я в нем стройная и утонченная. Но скучное, да? Зеленое? Как думаешь? Коктейльное больше подойдет к неформальной встрече.

- Надень зеленое, - отмахнулась я.

- Мне не нравится, как отсвечивает на лицо. Какой-то нездоровый оттенок. Посмотри?

Настроение портилось, подмывало послать мать и этот важный вечер куда подальше! Но стоило только открыть рот, я поймала ее обеспокоенный взгляд. Для нее то это знаковое событие, а я веду себя как ребенок. А кто вчера решил взрослеть? Надо учиться держать лицо.

- Мам, если ты наденешь зеленое короткое платье, он даже не взглянет на твое лицо, а будет мечтать запустить руки под подол.

- Тогда зеленое! – ее лицо мгновенно стало озорным и она убежала к себе наводить последний лоск, не забыв ткнуть мне, чтобы я тоже готовилась.

- Он будет через полчаса.

- Я посплю.

Полчаса сна моему самочувствию не очень помогли, а вот лицо помяли.

- Он приехал! Выходи. Я иду открывать.

Господи, как ее колбасило! Никакого самоконтроля и сдержанности.

Я сменила домашнюю футболку на… другую домашнюю футболку с милыми зайчиками на лифе и натянула джинсовые шорты. Покрутилась, поняла, что выгляжу вызывающе, совсем не так, как стоит выглядеть при знакомстве с будущим отчимом. Натянула джинсы и вышла из спальни.

- Я думала, мы тебя не дождемся, - на лице мамы сияла загадочная улыбка.

Я незамедлила натянуть свою и вытянула шею в сторону прихожей. Кажется, мамкин хахаль мыл в ванной руки. Но вот кран закрыт, еще несколько секунд и…

- Максим, познакомься, моя Света. Света, сюрприз! Ты с Максимом знакома, но теперь можете узнать друг друга поближе.

Улыбка сползала с моего лица. Кравцов Максим Денисович стоял передо мной, одной рукой обнимая маму за талию, другую протягивая мне.

- Э… Я сейчас.

Развернулась и сбежала в комнату. Меня накрывала паника. Макс… Мама… Сколько они уже вместе? Почему я только сейчас узнала о них? Как?

Я металась по комнате, перекладывая с места на место вещи, пыталась остудить холодные щеки, но ни одной стройной мысли в голове так и не появлялось.

Звук отодвигаемых стульев в зале и приглушенный, но различимый, разговор, заставили меня прижаться к двери.

- Наверное, это была плохая идея.

- Она должна принять нас. В конце концов, я же ее всегда поддерживаю? Мне важно, чтобы она тоже приняла и поддержала.

- Малыш, не расстраивайся так. Хотя я думал, получится даже забавно. И ты не будешь так дёргаться, оставаясь у меня.

А дальше чмокающие звуки. Я отпрянула от двери, как громом оглушенная.

«Малыш»? «Малыш»?!

Лихорадочно прокрутила в смартфоне ленту фрэндов и зашла на страницу Макса, открыла его подписчиков и нашла то, что искала. Мама была в списке. Моя мама в тот же вечер получила фото в ванной и свое «спокойной ночи, малыш»! А я, как дурочка, приняла это на свой счет. Могла ведь сообразить, что раз он удалил мой комментарий, значит, убрал палево, не хотел продолжать разговор. Со мной не хотел.

Так. Что мы имеем?

Они спелись за моей спиной, пока я, как идиотка, строила воздушные замки! Ладно он, но мама? Как она могла? Ни слова мне не сказала и просто присвоила Макса себе, не дав мне даже шанса.

Ну, это мы еще посмотрим, чья попытка окажется удачнее.

Приняв скоропалительное решение, я скинула одежду, достала открытый топик на лямках, скажу что душно, надела шорты, которые как раз перед его приходом посчитала слишком провокационными, а теперь ничего, они послужат нужному делу. За пару минут освежила лицо, нанесла немного подводки и блеска для губ.

Волосы. Распустить? Тогда будут лезть в еду и закрывать открытые плечи и декольте, а пялиться на грудь он любит. Тогда в хвост! Пусть хоть дырку прожжет, пусть мама сама увидит, кого предпочитает её хахаль.

 

***

Второе, а точнее уже третье наше знакомство началось с настороженного молчания. Я молча вышла, молча села за стол и молча накидала чего-то в тарелку. Мама и Макс тоже молчали, ждали от меня дальнейших действий.

- Ну, выпьем? За знакомство? Максим Денисович, наливайте.

- Можно Максим.

- А можно – Макс?

Они переглянулись.

- Света, прекрати паясничать.

- Ничего страшного, Ира. Пусть Макс. Друзья меня чаще всего так и зовут.

- Тогда наливай, Макс, - я демонстративно откинула хвост за спину, выпячивая свой упакованный в пушап второй размер, но Макс проигнорировал.

Открыл шампанское, аккуратно, без выстрела и липких вонючих фонтанов, разлил в два фужера

- Ого, сразу на брудершафт предлагаешь?

- Нет.

И главное, не опустил взгляд ниже, твердо смотрел прямо в глаза.

- А кто сегодня не пьет? Тут кому-то нет восемнадцати? – я снова постаралась привлечь его внимание.

- Максим за рулем, - вмешалась мама. – Но может все же выпьешь?

- Ты сразу после первого знакомства хочешь оставить его у нас дома? – теперь вмешалась я.

Пусть неуклюже как-то получилось, но одна только мысль, что Макс, о котором я еще вчера под одеялом «мечтала», будет ночевать за стенкой в соседней комнате и реализовывать мечты с моей мамой, сводила с ума.

- Света!

- Что «Света»? Давай, выпьем, - не дожидаясь глупых тостов, что в этом случае вообще неуместны, я схватила фужер, вылила в себя и задохнулась пузырьками, ударившими в нос.

Кто-то заботливо протянул салфетку, пока я пыталась откашляться и отдышаться.

- Я принесу полотенце, - проговорила мама и вышла из-за стола.

Остаться один на один с Максом оказалось до тошноты неловко.

- Я понимаю, что у тебя предубеждение на мой счет, но ты достаточно взрослая, чтобы переступить наше неудачное знакомство, так ведь?

- Что ты имеешь в виду под неудачным?

- Скажем, мое нетактичное поведение. Вряд ли меня извиняет то, что я принял твое появление за розыгрыш старого друга.

Я скривилась. Кажется, что-то такое он говорил и на переговорах.

- Примешь мои извинения?

Вот блин! Исходя из его слов, в переговорной он брал меня на понт, а не повёлся на грудь и молодость. Неужели я все себе придумала?

- Но… А за инстаграм? Тоже извинишься?

Он смешался, сдвинул брови, прищурился, как будто действительно не понимал.

- А что с инстаграмом?

Вошла мама, и мы замолчали как нашкодившие школьники.

- Сотри на столе, - протянула мне кухонное полотенце мама, - и давайте просто поужинаем, без шампанского. Пообщаемся.

- Хорошо, - Макс так ей улыбнулся, что захотелось рычать.

- Кстати, да. Попробуй курицу. Ну как вкусно? А этот салат? – я подскочила, накладывая ему на тарелку разные угощения, не забывая нахваливать. – Вот чудесные пирожки…. М, дай вспомнить, кажется одни с капустой, а другие рыбные. Любишь рыбу? Тогда вот еще рыбный салат. Я сама не ем – запах изо рта отпугивает, когда целоваться хочется…

- Света! – мама не выдержала первая, хотя по позе Макса я чувствовала, что он тоже в секунде, чтобы выбежать из-за стола.

- Что опять «Света»? Макс, вкусно же? Нравится? Думаешь это мамочка готовила? – я вошла в раж и меня просто колбасило от ситуации. Значит, вся такая воздушная мама-«малыш», весь такой Макс-джентельмен, и только я тут пятая нога у сучки. Чувствую себя точно так же – лишней.

- Вкусно, но я…

Но мне уже пофиг, что он.

- Не-е-ет, мамочке некогда готовить, она работает! К тому же все её свободное время отнимает уход за собой. Посмотри, она же выглядит как моя ровесница! А ты в курсе, что ей сорок? Боже, да ты ей в сыновья годишься!

- Света, прекрати!

Я проигнорировала мамин выкрик и перегнулась через стол к Максу.

- Каково это трахать старых тёток, когда самого тянет на молоденьких, скажи мне?

Всё произошло одновременно, Макс поднялся из-за стола, я отпрянула, а мама подалась вперед и отвесила мне звонкую оплеуху.

- Я лучше пойду. Хуевая была идея помириться с ней.

- Максим, прости, я не думала, что она так будет себя вести.

- Малыш, ты не виновата. Твоя дочь взрослая, сама должна отвечать за свои поступки. Проводишь?

Я стояла посреди зала, у стола переполненного едой, оглушенная своей истерикой, маминой пощечиной и брезгливостью Макса, так явственно прозвучавшей в голосе.

Что я натворила?! Зачем?

Одно ясно, оставаться здесь и выслушивать мамкины наставления я не собиралась. Подхватила удлиненный жакет и прошмыгнула мимо них, преспокойно целующихся в нашей прихожей!

Пока я неслась к Веркиному дому, совершенно перестала сожалеть о сделанном. Он ей не нужен. Она ему не пара. Может, он через маму пытается добраться до меня? Использует ее, чтобы сблизиться со мной?

Тогда надо выбрать другую тактику, пока я окончательно не поссорилась с мамой.

Глава 3. Взаимные расшаркивания

 

Максим.

 

Меня выворачивало от злости! Хотелось перехватить эту мелкую мерзавку за талию, перекинуть через колено и отшлепать по выставленной напоказ голой заднице. А потом отодрать так, чтобы рта раскрывать не смела в моем присутствии!

Блядь, как Ирка с ней справляется?

Хорошая девочка? Умница? Спокойная? Да ни в одном глазу, нахуй!

- Максим, её надо вернуть…

- Не надо, сама вернется.

Я зажал Иру в прихожей, в какой-то мере даже радуясь, что мы в квартире одни. Как всегда эмоции перетекли в дикое желание и несгибаемый стояк.

- Максим, не здесь, не сейчас…

Что за ломание? Всё из-за дочери, мелкой испорченной девчонки? Черт меня дернул предложить познакомиться! Ах нет, не черт, а извращенное любопытство, встанет ли снова на цыпу, когда я уже месяц трахаю идеальную женщину. В моих воспаленных мозгах даже рядом не пронеслась табличка «Осторожно! Мать и дочь!» Я игнорировал трезвый рассудок, с мазохизмом поддаваясь искушению проверить.

Проверил, блядь.

Теперь хочу выдрать Светку так, чтобы мало не казалось, чтоб запомнила, блядь, на всю жизнь своё место.

- Ох, Макс…

- Да, малыш…

Я вбивался в сладкое податливое тело и стискивал зубы, чтобы не ругаться матом, проклиная всё на свете.

Ирка, моя маленькая сбывшаяся мечта, бухта спокойствия и рассудительности. Все просто, предсказуемо и без гребаных разборок. Идеальная спутница в поездке, раскрепощенная любовница на отдыхе, отличная партнерша в бизнесе и на деловых встречах…

Так какого хуя?

- Прости, прости, малыш…

За мою злость, за несдержанность, за дурацкий эксперимент, за попытку влезть в твою семью.

Я довел её до оргазма и целовал в приоткрытые губы, в подрагивающие веки, гладил по щекам и подыхал от наслаждения, от сжатий стенок вокруг члена, но кончить не мог. Эмоции просто перекрывали ощущения.

- Ир, я пойду.

- Останься?

Остался бы, да не могу…

- Нам лучше вернуть всё так, как было. Будем встречаться на работе, ездить ко мне… Может, снова выберемся отдохнуть на недельку.

- У меня подходит к концу срок аренды.

- Не грусти, малыш, что-нибудь придумаем. И я повторюсь, что не против, чтобы ты иногда оставалась у меня. Зря недооцениваешь дочь, она вполне взрослая, чтобы присмотреть за собой.

- Ой, Максим, это только кажется! Ведет себя как девчонка, застрявшая в переходном возрасте! Одни капризы и эмоции.

Да, сука, одни эмоции, то, что я терпеть не могу ни под каким соусом.

- Вырастет, поумнеет. Но до этого времени, я лучше не буду пересекаться с неуравновешенным подростком.

Ирка расстроилась, и я её понимал, но десять раз поднимать и обсуждать одну и ту же тему категорически не хотел. К тому же от неудовлетворенности просто адски ломило яйца.

- Костян, ты где сейчас зависаешь?

В телефоне, заглушая его голос, бухала музыка. Я вырулил на проспект и медленно тащился в правом ряду, думая, куда бы зарулить, чтобы снять напряжение.

- В клубе! Новый «СтарХай»!

- Который Олег открыл в феврале?

- В нем! Подкатывай! Сегодня здесь моделек дохренища! У них какая-то фэшн-тусня!

Я отключил телефон и развернул машину по направлению к клубу. Мысли? Не было никаких мыслей, только затаившаяся злость. И уже не на мелкую цыпу, а на себя.

Что, нахер, со мной творится?

 

***

Пятая порция виски, двенадцатая сиськастая цыпа и убитый напрочь стояк. Ну вот проблема и решена. Но будет странно решать так проблему каждый раз, когда она встает и пытается вынести молнию на ширинке.

- Чего грустишь? – Олег, щурясь от дыма сигареты, зажатой в уголке рта, плюхнулся рядом на диванчик вип-зоны и поделился с собой моим виски. – А, черт, я думал ты коньяк употребляешь. Сейчас угощу. Эй, детка! Принеси бутылку коньяка из элитного бара… Специально под себя завёз. Не подделку же хлебать, - поделился со мной владелец клуба и быстро организовал к коньяку еще закуски.

Мы выпили, спровадили новую партию завлекающих девиц, отправляя их дальше обходить клиентов.

- У тебя сегодня отбор кадров? – спросил, чтобы поддержать разговор.

- Не прямой, скажем, решил совместить. Модельный дом проводит кастинг, ну и мои суетятся, визитки раздают.

Блядь, вот еще одно предубеждение против молодых цып, в какую не ткни, уже работающая.

- Так что не так-то, Макс? Вроде последний месяц довольный ходил, а тут как колеса спустились.

- Есть проблема. Встречаюсь с одной… женщиной…

- Серьезно?

- Вполне. Не то, чтобы жениться, но подумываю съехаться. Еще месяца три присмотримся и…

- Вроде хорошо звучит. А проблема в чем? Зассал?

- Нет. Проблема в её дочери.

- Дети – не проблема, - Олег снова разлил коньяк и передал мне. – Я сначала тоже думал, что с появлением спиногрызов жизнь пойдет под откос, а теперь хочу еще. Это временами забавно. Особенно реакция жены… Она как крольчиха, чуть что, неимоверно пугается и бежит к своему кролику. Тьфу ты! Заразные сравнения. Ко мне, бежит ко мне. Всегда. Потоп, пожар, убийство, ветрянка, комар в детской, в поликлинику опаздывает – пиздец, страха полные трусы и глаза с блюдца. Обожаю.

- Не посвящай меня в свои слабости, у самого неразрешимые.

- Да я тебе как раз говорю, что к детям быстро привыкнешь, ищи в них позитив.

- Даже если дочке двадцатник?

Олег присвистнул.

- Тогда какая тут проблема?

- У меня, блядь, стоит на дочку! Не проблема?

Вот за что я уважаю Олега, он не смеется, даже если при нем сказали блаженную ересь.

- А мать?

- Что мать?

- Они похожи?

- Очень.

- Тогда у тебя просто встает на определенный типаж женщин. Игнорируй дочу и еби мамашу. И проблема решена.

Я задумался, выискивая в мельтешащих огнях подходящий типаж снующих моделей.

- Думаешь, если любая девка будет чем-то похожа, у меня и на нее встанет? – с сомнением переспросил я, готовый поставить контрольный пакет акций, что мне сейчас ничто уже не поможет с эрекцией.

- Давай проверим. Есть фото?

Я достал телефон, нашел в инстаграме оба профиля, Иры и Светки, и сунул под нос Олега.

- Ну что, зачетные кисы. Я бы обеих драл. Или по очереди. В прежние времена… Ладно, жди.

- Эй! А телефон?! – Олег свалил с моим смартфоном, оставив за столом отмахиваться от навязчивых приглашений молодых моделей, которых я невольно разглядывал и сравнивал с Ирой и Светкой.

- Внимание! Промежуточный отбор! В жюри представители бизнеса, владелец клуба и основатель модельного дома. Сейчас на сцену просьба выйти девушкам ниже… Э-эээ, ниже? Я ничего не путаю?.. Хорошо. Значит, ниже ста семидесяти сантиметров, с каштановыми волосами, размеры выше стандартных, имеющие ярко выраженные формы. Девушки, ждем вас. Это карт-бланш к заключению договора!

За тридцать минут непонятной суеты у сцены вернулся Костян.

- Что там происходит?

- Олег отбирает мне девочку на вечер.

- Ну нихера у тебя размах! А мне отберет?

Я пожал плечами, впившись взглядом в сцену, куда по одной стали выпускать девушек моего типажа, весьма похожих на… Свету.

- Чего-то бракованных выбрал.

- А ты разбираешься, трахая всех без разбора? – огрызнулся я, не в силах отвести взгляд от сцены. Ну что, пора прояснить ситуацию моей тяги к Ивлевым?

 

***

- Нет? Ни одна? Хочешь, совсем раздену? Каждую?

У меня уже мельтешило перед глазами от похожих девиц.

- Не думаю, что поможет. Они примелькались, все на одно лицо.

- Оно хоть похоже на твоих деток?

Черт его знает, пару раз сердце срывалось в бешеный ритм, «узнавая» в толпе Иру, или выхватывая «Свету». Но уже в следующий момент входило в привычный размеренный ритм, теряя их в хаотичных перемещениях по сцене.

- Давай сократим выбор. Эй, детка, организуй дефиле. Если махнет налево – проходит дальше, направо – выбывает. И раздень их. Давай топлес, пусть мальчики взбодрятся!

Дело пошло веселее. Одних сразу отсеял, чтобы не путались перед глазами, оставшихся подзывали по две к столу и осматривали.

- Ууууу, вот эту грудастую мне! – Костян перехватил мой кивок и потянул девушку в приват.

- Ну что? Я думаю, если не отозвалось, значит, дело не в типаже… Я вот свою фишку узнал у психа.

- У кого?

Олег поморщился, закуривая.

- У психиатра. Специально ездил в Европу. Стипендии там, докторские степени. Нашел самого крутого, и он поставил диагноз.

- Какой? Что Ксения твоя истинная пара?

- Не ёрничай. И не рассчитывай, что я тебе свою подноготную выложу. Но после этого я чего только не перепробовал, курил, нюхал, чтобы рецепторы убить… В общем, оказалось, что это не лечится. Они неубиваемы. Только Кэс выручает, держит на поводке. И, знаешь, я счастлив!

Я знал, видел его счастье и воздвижение семьи на алтарь, на который он молился. Олег определенно изменился, обретя ее, Кэс. А я?  Пленник Ивлевых?

И тут очередная цыпа разочарованно отвернулась, чтобы свалить, скривила губы. Незаметно, но я засёк.

- Ну-ка, вернись. Ты!

Девчонка повернулась. Всплеск узнавания прошел. Определенно схожие фигура, грудь, даже что-то в овале лица…

- Иди, - разочаровано отпустил и вновь вздрогнул, когда она отвернулась. Со спины я видел в ней цыпу и кровь начинала бурлить, накачивая давление в член. – Стой, - прохрипел я, одной рукой хватая за запястье цыпу, другой нервно ослабляя душащий галстук. – Олег, завязывай с отбором. Я в приват. Всё же типаж. Просто, блять, типаж!

Я не разрешал ей поворачиваться лицом, просто тупо вбивался, поставив раком, пока не взорвался. Провел ладонями по попке, обхватил талию руками, медленно раскачивая на члене, склонился и сжал грудь.

- Цыпа, черт…

И снова был готов. Второй заход в грёбаных двадцать минут, когда девчонка подо мной уже поскуливала, а я не мог остановиться, не хотел отпускать и не жалел. Вот примерно так я отодрал бы Светку, до хрипа, до крика.

Намотал каштановые волосы на кулак и прогнул девчонку, упиваясь отпяченной попкой, упруго отскакивающей от моих бедер.

- Да-даа…

- Пожалу-уйста…

- Проси… проси ещё.

Все было так грязно, неправильно и слишком охуенно. Я упал на нее, придавив к дивану, чувствуя трясущееся подо мной тело, вжимаясь в сладкую попку, обхватывая грудь и кончиками пальцев чувствуя ее бешено колотящееся сердце.

- Слушай, ты клёво трахаешься, - девчонка зашевелилась, а я поморщился, выскальзывая из нее и понимая, что при таком раскладе, да еще под коньяком, вполне могу и в третий раз. Но это уже до утра.

Может взять ее к себе?

- Понравилось?

- Я не против повторить, - вижу ее грудь под моей рукой, сосок, задорно торчащий между пальцами, перевожу взгляд на шею и бьющуюся вену под светлой полупрозрачной кожей, ласкаю глазами скулы и опьянение спадает, когда вижу ее глаза.

Эрекция тоже спадает, и я вздыхаю от облегчения и разом отпустившего напряжения.

- Если захочу повторить, найду тебя, - произношу, вставая и поправляя на себе одежду.

Но я не захочу.

Потому что это не цыпа.

 

***

- Ира, мы с тобой встречаемся только на моей территории. Больше никаких семейных встреч.

- Максим, но она всё осознала и очень извиняется.

- Слабо верю, что твое двадцатилетнее чудо может осознать и раскаяться. Давай все же не будет рисковать и рушить твою семью нашими отношениями?

- Ты не дашь ей второго шанса?

Ни единого! Потому что не верю ни одному своему сантиметру из восемнадцати!

- Ира, я хочу дать нам шанс, а дочь… У нее должна быть своя жизнь, согласна? Давай не будем ей мешать.

А она не будет мешать нам. По-моему, идеальное решение проблемы.

Больше Ира не поднимала этот вопрос. Жизнь потекла по привычному руслу.

До истечения срока аренды мы довольно часто виделись с Ирой в рабочее время. Я мог вызвать ее к себе, мог спуститься к ней сам. Практически каждый вечер ужинали вместе, и примерно в это время, я подмечал меняющееся настроение Ирины.

Вроде чего еще хотеть? Тихий вечер, ужин в хорошей компании, «поехали ко мне»?

- Прости, Максим, мне надо домой. Там Светик одна.

Да она издевается?

В отношении «Светика» у меня всё улеглось. Вариант клин-клином сделал своё дело и принес нужное освобождение от нелепой зависимости. Проблема не маячила перед глазами и не доставляла неудобств. Но изменение настроения Иры меня тревожило.

- Малыш, что не так? Давай выберемся куда-нибудь на выходные?

- Куда?

- Хочешь на природу? Отличная погода стоит, можно организовать рыбалку, шашлыки. Можно вообще на ночёвку с палаткой.

Слабая улыбка с ремаркой «романтик» и снова отказ.

- Давай улетим к морю? Тенерифе? Египет? Просто искупаемся и обратно.

Мимолетная искра в глазах и снова гаснет.

- Не могу. Светка обидится.

Сука, я полностью изолировался от ее дочери, а она, даже невидимая, гадит!

- Ира, не мне учить тебя воспитанию детей, ты сама взрослая, опытная, занимаешься психологическими практиками, но… Не пора ли Свету отнимать от груди?

Мне не понравилось, как она встрепенулась, еще больше не понравилась следующая реплика:

- Максим, она моя семья! И мы обе хлебнули от предательства мужа, когда он бросил нас. Я её не брошу, даже не смей мне такое предлагать.

Бдыщ! Шах и мат.

И что, блядь, теперь делать?

 

 

Светлана

 

Пока ни одна гипотеза не подтвердилась.

Я думала, он мной заинтересовался, но когда всё выложила Верке, она повертела у виска, обозвав дурой. Ну да, разложив свое поведение и его реакцию, то кроме неподтвержденной подписи под снимком, зацепок то у меня не было. Неподтвержденной, значит, безадресной. «Малыш» - это скорее обращение к маме, чем ко мне. А вот послание ко мне, авантюристке, он стёр.

Еще дура, что допустила мысль, будто мама увела его у меня. Да он близко моим не был. Теперь, когда Верка в эмоциях пересказывала мне мое поведение, я корчилась от стыда. Сказать маме такое! Причем в присутствии ее парня?! Как я вообще могу после этого вернуться домой.

Но Верка наотрез отказалась оставить меня ночевать, а мама уже через три часа стала названивать.

Мы просто молча убирали еду, мыли посуду. Я не знала с чего начать, а когда выдавила первое «прости», сели и разревелись, обнимая друг друга.

Ну я, правда, не хотела! Не хотела так себя вести. И ради мамы могу быть хорошей. Если надо поддержать эти её отношения, так и быть, буду поддерживать.

Но, конечно, гордый и обиженный Макс Денисович насрал с три кучи на мои дружеские намерения. И несмотря на то, что с мамой больше не поднимали эту тему, время шло, а она продолжала с ним встречаться, ее настроение гасло. И надо снова быть дурой, чтобы не заметить, что мама все чаще проводит классные летние вечера дома, а не в компании Макса, просиживает выходные за ноутом, составляя новые программы курсов, а не уезжает куда-нибудь с ним же. И при каждой попытке разговорить ее, отмахивается и убеждает, что всё у них хорошо.

Как же. Когда хорошо, так не тухнут!

Всё стало понятно, когда мама созвала очередные девчачьи посиделки. Пришла ее Нина, стародавняя подруга, которая всегда обнимала меня так, что я засасывалась ей подмышку, но так и не научилась избегать этих слоновьих тисканий.

- Ой, Светка! А вытянулась то как. А ну иди к тётке, обниму.

И начиналось. Из хватки Нины я попадала в клюющие поцелуи цапли Лены, при всем моем восхищении ее образом светской дамы, бесило то, что она вечно промывала мамке мозги по поводу свободы и независимости.

Хотя Лена меньшее из зол. В свое время именно она вытянула мамку из депрессии и подтолкнула к сессиям и практикам. Но жесткая борьба на стороне феминисток сделала ее непримиримой мужененавистницей, а маме сейчас явно нужно было другое.

Ну и мама-Даша. Её я любила. За мягкость, безусловное приятие, и полное отсутствие воинственных настроений.

Все три мамкины подруги в целом составляли хоть и взрывную, но очень уравновешенную компанию. Так что девичник – это последнее средство, чтобы привести маму в чувство. Свое дело я сделала заранее, обзвонив и обрисовав им основную проблему.

Только меня выгнали из кухни и закрылись почти сразу же.

Ха, в первый раз что ли? Мне тоже нужны были подробности мамкиных отношений с Максом. Поэтому я подтащила кресло, села поудобнее и стала греть уши.

Вначале ничего интересного, как всегда Нина вздыхала и завидовала мамке, что она отхватила такого красавчика (мама что, инстаграм им показывает?), Лена сразу поставила ярлык, что он «кобель» и «козел», а мама-Даша наконец-то перевела разговор на проблему.

И тут я обомлела.

- Я чувствую, что мы застряли. Не переходим на новый уровень. Ну кто я для него? Удобная давалка? Всегда под рукой, всегда свободная, безотказная…

- Если не хочешь – откажи, – тут же встряла Лена.

- В том то и дело, что хочу! Но мы вместе уже два месяца и Максим после того раза, перед встречей со Светкой, больше не предлагал переехать к нему. Словно отрезало.

- Сама напросись? Знаешь же, провела ночь там, осталась до утра, в следующий раз прихвати зубную щетку и расческу. Что тебя, учить? – вмешалась Нина.

- Я не могу остаться у него, там… Неуютно. Как в отеле, все стилизовано, вылизано, даже цвета подобраны вплоть до туалетной бумаги! Ну представьте, в его хромированной ванной и моя розовая зубная щетка? Меня накрывает там комплексами, чувствую себя полным несовершенством!

- Ерунда! – уверено заявила Лена.

- Никакая не ерунда, Лена, - мягко остановила её мама-Даша. – Если Ира не может расслабиться в его доме, а он не дает менять привычный ему уклад, то это определенно проблема в отношениях. Он не готов пускать ее на свою территорию, но и отказывается переезжать на ее.

- Именно, - подтвердила мама. – Давайте выпьем, девочки? Я так устала! У меня жуткое раздвоение, вроде я счастлива, но при этом вымотана. Вроде у меня есть любимый мужчина, но чувствую я себя невыносимо одиноко…

- Не ной, сейчас что-нибудь решим.

Пока в кухне звенели бокалы, а дамы пили как аристократки, исключительно шампанское или вино, я открыла единственное фото Макса, сделанное дома, в ванной. Разглядела интерьер, который до этого в упор не замечала из-за более отвлекающей картинки голого пресса, и хмыкнула. А ведь точно, хромированная ванная в черных и темно-коричневых тонах. И  обнаженный Макс в белоснежном полотенце.

Прикусила губу и тихо простонала. Ну это же надо быть таким чертовски сексуальным? Вот кобель!

- Так, а чего он к тебе не хочет? – Нина возобновила разговор, а я убрала телефон под спину, от греха подальше.

- Из-за Светы. Категорически не хочет больше видеть её.

Повисло молчание. Да и я не знала, что в такой ситуации еще сказать.

- А может, он прав? Светка большая уже, скоро свою семью строить будет, а у тебя то время тикает… Моложе ты, подруга, не становишься.

- Света – моя семья. Или мы вместе, или я с ней…

В голосе мамы было столько надрыва, что у меня защемило сердце и подступили слёзы.

Фигово, посоветоваться не с кем, как оказалось, кроме мамы и Верки подруг то у меня особо не было. Но ведь не Верке же плакаться?

Они просидели до самого вечера, пока чуть шатающаяся Нина не вышла из кухни, не подцепила меня за локоть, снимая с кресла и волоча в спальню.

- Ну что, звездень, наторила делищ-то? Своя пизда роднее мамкиной?

- Теть Нин…

- Малолетка ты еще глупая. Была бы поумнее, костьми легла бы ради Иркиного счастья, а ты колючки выпускаешь.

- Да что мне делать теперь?!

- А, пизда, ругаться то проще? Что делать, мириться с будущим отчимом.

- В смысле «отчимом»?

- А что, ты не хочешь, чтобы у мамки твоей полноценная семья была? Мужиков-то подсекать надо сразу, пока они не обглодали наживку и не уплыли к другой удочке. А матери твоей торопиться надо. Такого молодого парня только детьми окрутить можно. И не взрослыми от чужого кобеля, а родными щеночками.

Нина вышла, а я сползла по стенке на пол. Она намекала, что мать может выйти замуж и родить мне… братика?! Твою же мать! Я к такому не готова.

 

***

С утра я пасла центральный вход бизнес-центра, точно зная с какой стороны выйдет Макс. Он появился без десять девять, целеустремленно двигаясь на меня и не замечая, сосредоточившись на мыслях.

Серьезный, одетый в строгий костюм, безумно секси. И я сейчас должна буду убедительно растечься лужицей перед ним.

- Максим Денисович!

Он вздрогнул, резко остановился и стал медленно разворачиваться ко мне.

Фух, так, Светка, больше воздуха в грудь и не дрожать!

 

Глава 4. Временное перемирие

 

Максим

 

- Цы-па.

Я не мог поверить своим глазам. Цыпа стояла передо мной, как пончик к кофе. Готовый завтрак. А вот я себя чувствовал слегка голодным. Слегка. И это радовало. Сам уже обдумывал, как подкатить к ней и договориться о временном ненападении, но оттягивал. А тут цыпа явилась сама.

- Светлана. Ивлева.

- Тебя хрен забудешь. Проходи. Она со мной.

Двери лифта закрылись, и я приготовился к спермотазоидной атаке.

Но обошлось.

С удивлением прислушался к себе, отмечая возбуждение от ее близости, но контролируемое. Ладная фигурка, попка, сиськи, всё настраивает на крышеснос и  даже оттягивает ткань брюк, но…

Я держу себя в руках. Тогда что со мной было в мае?

Лифт остановился на моем этаже, я попытался пройти вперед и чертыхнулся, когда шов больно врезался в набухший член.

- Проходи вперед, - пропустил Свету и со вздохом поправил ситуацию в штанах. Но ведь не размазал же ее по стенке лифта, не насадил на член! И это определенно прогресс.

Во мне стала зарождаться надежда, что мы сможем стать семьей. Сейчас я еще резко реагирую на ее присутствие, но примелькается, надоест, пару раз засеку ее без косметики и не такую приглаженную, и отпустит окончательно. Зато у Иры не будет больше поводов сбегать и отказывать мне.

- Говори.

- У меня пятнадцать минут? – съехидничала Света, но тут же стушевалась, извинилась и более серьезным тоном изложила суть.

А проблема у нее оказалось аналогичной моей. Её мать.

- Я признаю, что повела себя как эгоистка и с первой же встречи испортила ваше впечатление о себе, но у меня были объективные причины.

- Это какие, например?

Что я рассчитывал услышать? О предательстве бывшего мужа-отца Ивлевых, о ревности к новому парню матери, о вторжении меня в их размеренную жизнь…

- Вы же заигрывали со мной в инстаграме.

- Что? – это я не рассчитывал услышать.

- Ну, помните, мы с вами переписывались, я написала, что мне нравятся ваши голые торсы, а вы тут же выложили фото в ванной… С голым торсом…

- Нет, не помню, - мне понравилось её смущение, такое детское и искреннее, но я действительно не помнил, чтобы переписывался с ней и тем более, специально выкладывал фото. Нужно навести порядок в ленте. – Но к тебе это не имело отношения, иначе я бы запомнил.

Света опустила глаза в пол и сцепила пальцы. Кажется, пора мне помочь нам обоим.

- Если с извинениями покончено, нам надо как-то договориться и к чему-то прийти.

- Да. В общем, я не против, чтобы вы пожили у нас.

Мои брови поползли вверх.

Я немного на другое рассчитывал, например, что иногда буду заезжать за Ирой домой, иногда вывозить их обеих на ужин, может еще совместные семейные праздники какие-нибудь проводить вместе…

Пожить? Серьезно?

- Это будет слишком, - пробормотал я, радуясь, что ярко выраженную физиологию скрывает стол.

- Максим Денисович…

- Макс, вроде мы прошли этот порог.

- Да, ладно, Макс… Я просто знаю свою маму. Если вы… ты не готов переходить на новый уровень отношений, то и мои извинения нафиг никому не нужны и все дело не во мне. Просто я не хочу, чтобы в ваших проблемах делали крайней меня. Хочешь с ней жить – приезжай и живи. Не хочешь, то не стоит тратить её время.

Я молчал, постукивал ручкой по столешнице, смотрел на ее сердитое лицо, сдвинутые брови, и думал.

Хочу ли я переходить на новый уровень? Да я постоянно пытаюсь, но упираюсь в непоколебимое нежелание Иры даже провести у меня один день из выходных. Сначала я торопился, ускорял события, слишком открыто шел на сближение, но заметив её испуг, а позже, узнав про тяжелый развод, наоборот отступил, дал ей время перестать бояться наших отношений.

Что еще? Конечно, её дочь. Она сначала всерьез озадачила меня, зато теперь, спустя месяц, уже не волновала. Точнее, не так волновала, как вначале. А вот про отношения между ними, наверное, стоит узнать, раз на Иру они действуют разрушающе.

- Я подумаю.

- Тогда думай быстрее, надоело уже быть крайней.

Света поднялась и пошла к выходу.

- Быстрее, значит? Может, поужинаем сегодня?

 

***

Она резко развернулась и упёрлась на меня гневным взглядом.

- Ты не обалдел?!

- В смысле?

- В прямом! Кажется, нам надо договориться еще об одном деле.

Черт, я не понял этот выпад, но как только почувствовал от нее эмоции, во мне снова забурлила злость и пошла реакция.

- Говори.

- Макс, не смей заигрывать со мной, пока встречаешься с мамой, понял?

- «Пока»? Пока встречаюсь? – я быстро перекрутил в голове все наши редкие встречи с этой мелкой цыпой и убедился, что ни разу не выдал свои истинные реакции, если не считать самых первых переговоров. Но тогда можно было списать на преднамеренный саботаж.

- Ну, вообще… Я хотела сказать, не подкатывай ко мне, - Света смутилась, когда я подошел слишком близко.

- Приглашение на ужин ты приняла на свой счет? Как и фото в инстаграме? Да, пожалуй, нам и об этом надо договориться. «Пока» я встречаюсь с Ирой, не принимай ничего на свой счет. Я приглашаю ужинать вас, Иру вместе с тобой. И что бы я не сделал в будущем, куда бы не повез, чего бы не купил – это для Иры, а ты всего лишь её придаток. Так будет понятнее?

- Ты для меня никто и я тебе до лампочки. Терпим друг друга только ради мамы.

- Точно. Терпим. И кончай разглядывать мой торс в инстаграме, цыпа.

Она покраснела и пулей вылетела из кабинета, пока я пытался подавить закипающую злость.

Блядь, ведь ничего не предвещало, что отношения с Ирой, начавшиеся так легко, обрастут проблемами. Мне действительно надо подумать, готов ли я увязать в них глубже, и чего это будет стоить.

К вечеру всё успокоилось. Собственно, у меня была только одна проблема – Света. Но сейчас, когда перемирие заключено и мы расставили все точки над и, с Ирой должно снова все войти в колею. Главное не давить, не гнать, не торопиться и дать ей время привыкнуть к моему постоянному присутствию.

Переезд к ним? До этого еще нужно дожить. Если Ирина расслабится, что мы с ее дочерью нашли общий язык, возможно, этого даже не понадобится.

Вечером забрал её со встречи, заскочили к ней домой, и я с удовольствием наблюдал за выражением лица Иры, когда она вышла из подъезда в сопровождении Светы. Та, конечно, могла бы одеться попроще, но я стиснул зубы и в очередной раз сдвинул в сторону стояк.

- Я заказал столик в ресторане. Садитесь, девочки, и пристегнитесь. Музыку?

Я старался выглядеть обходительным, ведь я же именно этого хотел? Зрелую женщину, счастливую семью, отсутствие проблем. Чтобы всё это получить, я готов постараться.

- Итальянский? – мне показалось или Света протянула разочаровано?

- Не любишь пиццу, пасту?

- Терпеть не могу! – сморщила свой милый носик, но тут же, перехватив взгляд Иры, растянула губы в улыбке. – Но найду что-нибудь в меню по вкусу. Не переживайте за меня.

И не думал. Но не смог сдержать усмешки, поддерживая Иру за талию и разглядывая покачивающийся впереди зад идущей Светки.

Найдешь ты что-нибудь по вкусу, точно найдешь.

Отличная атмосфера и вино разрядили обстановку. Ирка ожила, повеселела и подбрасывала новые темы для беседы.

- Представляешь, отказывается ехать к бабушке! Рассчитывает найти работу на лето. Но кто в наше время берет на временную работу специалистов без образования? Только стажером и то, если повезет.

- А кем ты хочешь устроиться? – перевел я разговор на ковыряющуюся в карпаччо Свету.

Она пожала плечами, не поднимая на меня глаз.

- Пока мне не ответили ни на одно резюме. Думала, помощником в пиаре поработать, посмотреть, как там все устроено. Или офис-менеджером, у меня есть навыки работы с оргтехникой…

- Ну, в пиар тебя помощником точно не возьмут, только полевым раздатчиком листовок. В офис тоже вряд ли, там надо точно знать расписание директора и быть приближенным к нему…

И тут она стрельнула в меня своими глазищами из-под опущенных ресниц.

- Что? – не сразу понял я.

- А возьми меня к себе?

- Ко мне? – и тут же поймал просящий взгляд Ирины.

- Да, мы же вроде недоразумение утрясли, ты не чужой дяденька с улицы, а почти член семьи…

Я закатил глаза от того, как двояко прозвучала фраза.

- К тому же, я смогу быть очень полезной!

- В чем?

- Н-ну-у-уу… Могу кофе тебе приносить. С пончиками. Окна протирать, чтобы прыгать по расписанию было чище…

Ха, и что мне на это ответить? Что лучше стол чище протирай, потому что кто его знает, чем закончится твоя подработка у меня?

Мы сцепились с ней взглядами. Ведь у нас пакт о ненападении, зачем она напомнила о первом собеседовании?

- Максим, а может, правда, найдешь ей какое-нибудь местечко? Я бы взяла к себе, но у меня как раз летом каникулы и подготовка к осенним сессиям. Просто нечем её занять!

- Прекрати мучить карпаччо. Не нравится – не ешь. Закажи что-нибудь другое…

Света вздрогнула и отложила вилку. Черт, я слишком резок? За столом все прекратили есть, и смотрели на меня.

- Я подумаю… Завтра что-нибудь подыщу.

И в награду получил две самые прекрасные улыбки. Ирина вернулась к ужину, а я протянул Свете меню.

- Закажи поленту с тушеной говядиной. Здесь отлично готовят это блюдо.

- Да, папочка, - ехидно прошипела она, заглушая свою наглость звоном вилки о бокал.

Официант немедленно принял заказ, и ужин продолжился почти в мирной обстановке.

 

***

Наутро я, естественно, забыл об обещании. Вечер закончился отлично. Ира, отослав Свету домой, осталась со мной в машине и мы как подростки еще тридцать минут прощались. Никакого секса, только откровенные обещания, но я завелся как мальчишка. Не желая портить вечер, просто отдал инициативу Ире, но она не довела до конца, возбудила и упорхнула, пожелав мне спокойной ночи.

Поднимаясь с фитнес-зала, столкнулся в приемной с цыпой.

- Что тут делаешь?

- На работу пришла.

- Шустрая, наглая, дерзкая. Заходи, я уже придумал, за что буду платить тебе.

Хорошо, что я выжал себя на тренажерах, и сейчас почти нейтрально воспринимал цыпу, а вот ночью, вспоминая откляченную задницу девчонки в клубе и ехидную ухмылку цыпы за ужином,  я нещадно долбился в свой кулак, проклиная грёбаную ситуацию.

А ведь испытательный срок отношениям нужен не только Ирке, но и мне. Может, я подсознательно отступил и перестал настаивать на съезде?

- Чем займемся? – Света пугала фальшивым энтузиазмом, но я пока не мог понять, что за ним стоит.

- Не мы, а ты. Моя помощница часто разносит бумаги по этажам. Договоры, приказы на подпись, журналы для ознакомления, корреспонденцию. И ее часто не бывает в приемной, это неудобно…

- О, не проблема, я посижу вместо нее, пока она бегает.

Я смерил цыпу взглядом.

- Не посидишь, а побегаешь вместо нее.

- Что?

- Ну и обувь завтра сменишь. На таких каблуках уже к вечеру без ног останешься.

Она скривилась и вздернула носик. Блядь, откуда в пигалице столько характера? В Ирине все на два тона спокойнее и уравновешеннее, а эта вся искрит, что напрягает.

- Тебе нужна работа?

- Да, - сцепив зубы, произнесла она.

- Поздравляю, ты принята. Курьером бизнес-центра.

Цыпа фыркнула, поднимаясь со стула и оказываясь слишком близко ко мне. В нос тут же ударил апельсиновый аромат парфюма, кровь застучала в висках, а пах заметно потяжелел. Радует, что сталкиваться нам придется нечасто.

- Будешь послушной, обойдемся без записи в трудовой, доча, - выдохнул я, разворачивая и выпроваживая цыпу обратно в приемную.

- Марина, вот тебе помощница. Светлана Ивлева. Её на договор подряда, курьером. Теперь по всем поручениям бегает она. Сейчас покажи все наши этажи, дай план здания с арендаторами, пусть сидит, учит. И проводи в кадры, чтобы оформили.

Марина радостно закивала, протягивая руку вырывающейся у меня цыпы. Я отпустил, только теперь заметив, что продолжаю крепко держать ее за плечи, упираясь восставшим членом в её попку.

Твою же мать! Поверит, что это торчал телефон?

Извинившись, скрылся в кабинете, тут же позвонив Ирине и сообщив о найденной для Светы работе. А заодно забивая стрелки на вечер. Сегодня не отпущу, пока не сниму весь стресс вливания в её сумасшедшую семейку.

 

***

Светлана

 

Где-то к концу рабочего дня уши гореть перестали. Благодаря Марине я быстро запомнила расположение лифтов и лестниц, сделала отметки, как поскорее попасть во все внутренние службы бизнес-центра, а сейчас просто раскрашивала арендаторов на плане. Красные – большие и важные, зеленые – нечастые и беспроблемные, а желтые – мелочь пузатая.

Я сидела в кабинете напротив директорского. Как объяснила Марина, Макс зама не держал, а сажать кого-то из начальников среднего эшелона к себе под бок не хотел, вот кабинет и использовался под разные цели. То для размещения проверки, то для переодеваний Марины, то как временный штаб отца Макса.

- У него еще и отец есть? – ого, как мало я знаю о будущем отчиме, похоже мы в нагрузку еще подцепим и дедулю.

- Да, Денис Иванович редко приезжает. У него работа разъездная, он с авиацией как-то связан.

Дверь была раскрыта в приемную, и я не сразу заметила застывшего в проеме Макса.

- Как успехи?

- Пытаюсь запомнить арендаторов. Я думала фитнес-зал тоже чей-то, а оказывается твое подразделение.

- Моё, на абонементах арендаторам зарабатываю. И бизнес-кафе моё. Фуршеты Ирине делали.

- Да, я пробовала, вкусно, - желудок невольно сжался и заурчал.

- Ты не обедала? – нахмурил он брови.

- Нет, не рассчитывала сегодня же приступить к обязанностям.

- Тогда вставай, покормлю.

- Но я…

- Не любишь итальянскую кухню, я помню. Обойдемся чем-нибудь детским молочным.

- Ой, еще предложи йогуртом из соски накормить, - фыркнула я и осеклась от его темного взгляда.

- Знаешь, забавно присматривать за дочкой. Была бы ты лет на десять помладше…

Я покраснела от его хриплого голоса, не до конца понимая, то ли он жалеет, что я уже взрослая, то ли сожалеет.

Вечером меня пёрло от эмоций, но мамка как назло долго не возвращалась и не брала трубку. Неужели с Максом? Так он ей все новости за меня расскажет.

Достала и почистила кроссовки, сдвинула все платья подальше, приготовив удобную для бега одежду, джинсы и майки. Сумку заменила на рюкзачок, раз десять прошлась из спальни до кухни и обратно, но так и не дождавшись мамку, легла спать.

Снилась мне большая, шоколадная и хромированная ванная комната, я во все глаза смотрела в зеркало на обнаженного Макса, стоящего у меня за спиной. И чем теснее прижимался ко мне Макс, тем шире становились мои зрачки, а ноги дрожали и покрывались мурашками.

Совсем не тот сон, что поможет отдохнуть. Надо ли говорить, что на утро я была взвинченная и не только им.

Первое, подсознательно я еще не смирилась, что Макс не может быть моим.

Второе, мама не ночевала дома!

 

***

- Ты опоздала, - он даже не поднял на меня глаза, словно макушкой видел, что это именно я вошла в кабинет, открыв дверь с ноги.

Звучит, конечно, воинственно, но на самом деле, я просто держала в одной руке стаканчик кофе из Старбакса, в другой коробку с глазированными пончиками. Раз обещала, надо же подмазаться. А Марины, как назло, в приемной не оказалось.

- Заходила за завтраком. Зная маму, уверена, что утром проспали, и ты даже кофе глотнуть не успел.

Я смогла его удивить. Он отложил ручку, которой что-то черкал на документах, перевел удивленный взгляд с меня на кофе, и я пододвинула стаканчик ближе к нему:

- Черный, почти не сладкий.

- Да, именно такой, но откуда…

- Марина. Я же говорила, что очень сообразительная.

Макс отпил кофе и, по-моему, зажмурился от удовольствия.

- Не помню, чтобы говорила. А вот с пончиками не угадала. Люблю простые, обсыпанные сахаром.

Вот странный, про ночь и маму даже не прокомментировал, а к пончикам придрался!

- Это я себе купила, на обед.

И когда выходила почти уверена, что услышала насмешливое:

- Надо же, а я йогурт прихватил с соской…

Но нет, он же взрослый мужчина. Такие, как он, не запоминают глупых шуток и тем более не повторяют.

День случился сумасшедшим, Марина не давала присесть ни на минуту. К обеду я уже взвыла и открыла ей страшную тайну:

- Будешь меня так гонять – сама без работы останешься. Имей в виду, что я дочь Максима Денисовича.

Марина насмешливо приподняла бровь, собирая мне очередную пачку документов.

- Это когда же он успел тебя заделать, доченька?

- Не ёрничай. Я будущая дочь.

- Падчерица, что ли?

Скривилась, не понимая этого слова, но чувствуя в нем какой-то подвох. И точно! Следующей фразой Марина меня добила:

- А по офису слух пошел, что ты очередная его любовница.

Что?! Очередная?

- И много их было до меня?

Но Марина уже втюхала мне гору бумаг и развернула к выходу:

- Беги, много будешь знать – скоро состаришься.

- У меня есть другое предположение: много буду бегать, схлопочу инфаркт, - проворчала я и опять помчалась к лифту.

В общем, почему-то именно в день моего приема на работу Максу подогнали какого-то жирного арендатора, а тот так разошелся, что Максу срочно пришлось передвигать, сдвигать и даже выгонять других. Это как в сказке про теремок, жили себе, жили, кучка зверей в лесном домике, и тут пришел медведь, которому стало тесно. Вот только мне кажется, сказка та плохо закончилась – медведь всё сломал.

А пока ломая ногти, ноги и свою судьбу, я бегала по двенадцати этажам и разносила уведомления, работала с возражениями, как мне потом Марина объяснила, хотя трехэтажный мат и угрозы разобраться, слабо напоминали мне возражения.

Устало поднимаясь на свой этаж после очередного забега, втиснулась в лифт между двумя огромными дядьками.

- Я расписываю перспективу и сулю пряники. Ты давишь на обязательства и гарантии.

- Да понял я. А если он аванс запросит?

- Давишь, блядь. Мол, хуй соси, а не аванс проси.

- Гар, я серьезно. Если подпишет после аванса? Он никому исключений не делает.

Шкаф-Гар вздохнул.

- Понаберут дебилов, как потом работать? Скажешь, что пока не будет гарантий по обещанным условиям – никаких вложений. Это репутационные риски и все такое.

- Не нравится мне, Кравцов не дурак, чтобы на такое вестись.

Гар обернулся всем корпусом и окинул меня взглядом, одновременно бросая приятелю:

- Заткнись.

К пяти часам я валялась без ног на диване в свободном кабинете и стонала.

- О чем ты сейчас думаешь? – раздался надо мной голос Макса.

- О том, чтобы завтра была суббота, потом воскресенье, и я могла два дня не вставать с кровати.

- Мм… А я думал, твои мысли более приземленные. Стоны очень убедительные. Поехали, домой отвезу.

- К тебе? – встрепенулась я.

- Почему ко мне? – Макс нахмурился и цепко вгляделся в мое лицо.

- Ну не знаю, сначала ты маму заграбастал, подумала, мы теперь все к тебе переедем.

- Нет, но это мысль…

- Ты серьезно?

- Нет, но обдумаю. У вас тесно, к тому же в офис добираться неудобно. И технику перевозить,  подключать муторно.

- Боже, да ты серьезно! А еще мне мама котёнка завести не разрешает.

- Я тоже не разрешу. Вставай.

Уже через десять минут я сидела в его машине, большой, дорогой и удобной, ехала пока в сторону своего дома и делилась с Максом реакцией арендаторов.

- А Павлов сильно орал?

- Это который «Руслим»? Неа, наоборот, прочитал, поставил подпись на моем экземпляре и положил свой в красную папку.

- Красная папка – это заказ для киллера.

Я расхохоталась над шуткой, но Макс даже не улыбнулся.

- Ты же пошутил? Нет? Ой, Макс, если тебя убьют, мы же опять с мамой одни останемся!

И тут он расхохотался. А я не поняла над чем и обиделась.

Вечером планировала поговорить с мамой, но залезла в теплую ванную, чтобы расслабить уставшие ножки, и уснула. Мама меня разбудила громким стуком в дверь и выпроводила в спальню.

Утром все болело так, что я решила завести собственную красную папку и положить в нее фото Марины.

Хотя почему Марины. Главный то виновник моей беготни Макс! Вынашивая план покупки новой красивой папки, я забежала в Старбакс и за пончиками, слезно умоляя к четырем сахарным доложить еще два глазированных.

- У нас коробки только под шесть сахарных или четыре глазированных. Так что вы будете покупать, определитесь, за вами очередь собралась.

Ну что ж, придется переходить и начинать любить сахарные пончики, блин. И доложить в папку еще фото этих уродов, которые не могут впихнуть шесть пончиков в коробку под шесть пончиков!

Марина встала грудью перед дверью в кабинет Макса.

- Лучше открой, а не загораживай.

- К нему нельзя.

- Марин, ты не забыла, что я ему дочь, почти?

- Там совещание.

- Аааа!

И только я развернулась в свой кабинет, как дверь открылась, и Макс тормознул меня.

- Цыпа? Отлично, что здесь. Найди какое-нибудь приличное платье, сейчас поедешь со мной на переговоры.

- В качестве курьера? – удивилась я, а Макс закатил глаза, выхватил у меня из рук стаканчик с кофе и скрылся в кабинете.

- В качестве любовницы, почти-дочь. Идем одеваться, - снизошла до меня с неуместной шуточкой Марина.

- А ты то чего злишься?

- Раньше он меня с собой брал…

- А! – похоже, меня только что повысили до должности помощника. – И к слову, Макс с моей мамой спит, а не со мной.

- Ну-ну, меня можешь не посвящать. Меньше знаю – крепче сплю.

- Ты крепко спишь, оттого что много бегаешь, Марин.

И тут я проглотила язык, обозрев гардероб с приличными платьями!

- Ну офигеть!

- И у каждого есть своя история.

- Марина, ты должна мне рассказать!

Вот с этого момента началась наша с ней настоящая дружба.

Глава 5. Кто вкуснее готовит

 

Максим

 

Что может быть слаще запаха цыпы? Запах денег.

Но предложенные деньги были с душком и я решил взять с собой цыпу. Марина, невзирая на предупреждение, кажется, начинала прогибаться под натиском Светки. Не удивлюсь, если скоро они поменяются местами и Марина сама начнет бегать между этажами, а Света займет ее место.

Сейчас, назначая незапланированную встречу в администрации, я разглядывал девушку, в элегантном платье-футляре, которое ей не шло, делая старше.

- Алло, да, Кравцов. У меня вопрос по лицензии… Нет, мне нужно поговорить именно с Алексеем Валентиновичем, он в курсе вопроса. Примерно через полчаса буду. Спасибо.

За три часа я успел смотаться по объектам недвижимости и научил делать цыпу несанкционированные фото.

- А почему сам не пойдешь?

- Меня в этом городе все знают, а на входе охрана, по периметру камеры. Видишь?

- Неа…

- Вот и чудесно. Идешь мимо, болтаешь по телефону с подружкой и делаешь селфи, но так, чтобы твоего лица в кадре минимум, а вон тех субъектов у входа максимум. Справишься?

- Сомневаешься, что я умею делать селфи? Ты что, ни разу в мой инстаграм не слазил? Ни разочку?

- А у тебя там есть фото с торсом?

Она задумалась, слишком интимно закусывая губу.

- М-м, кажется, есть одна…

- Топлес?

- Размечтался! В купальнике.

- Тогда ничего интересного в твоем инсте нет. Шуруй селфить и отключи звук затвора.

Пока цыпа медленно шла вдоль фасада, я проехал дальше и припарковался, чтобы подхватить ее. И у меня было время полазить по её инстаграму.

Вот зря я на нее наехал, там и без топлес была масса провокационных фоток. Ирина вообще следит за тем, что выкладывает ее дочь на всеобщее обозрение?

Света вернулась, лучась оптимизмом, и сунула под нос отлично сделанные фото. Кроме представителей, на фото стоял не засвеченный ранее парень. Вот его нужно будет пробить.

Итак, у меня появился перспективный арендатор, покрывающий почти восемь этажей из двенадцати. Пока вся информация, предоставленная с утра представителями арендатора, подтверждалась. Но я не мог игнорировать интуицию, которая сигналила о какой-то подставе.

По документам все смотрелось красиво, внутренние риски рассчитал и остался доволен, с новым арендатором я мог серьезно разгрузить свой рабочий график и заняться семьей. На совещании, обсудив перспективы развития, опять всё сошлось.

А интуиция вопила.

- А что за новый арендатор заедет? Красный или зеленый?

- Что?

- Ну, это я их для себя пометила, когда крупные арендаторы, но красные проблемные, а зеленые безобидные.

- Ясно. Не знаю, какого он цвета, я арендаторов не помечаю, но точно самый крупный. Это холдинг с разными инвестициями. Ищут большие площади для культурно-развлекательного центра. Там будет клуб, отель, конференц-зона и много чего другого. Хотят сделать на нашей базе.

Я замолчал, разворачиваясь на светофоре к зданию администрации.

- Вот знаешь, у меня за плечами три курса образования, но я нифига не поняла! Кроме, пожалуй, клуба. Если в твоем бизнес-центре откроют клуб, то можно сразу после работы спускаться вниз и гулять до утра. Правда, потом на работу я уже не поднимусь…

Я хмыкнул, паркуя авто.

- Ты планируешь работать у меня курьером пожизненно?

- Ну почему же курьером? Маринка в декрет собирается, я могу вместо нее.

Зубы скрипнули, а я и не заметил, как сцепил их.

- Обойдешься. А Марина, значит, в декрет?

- Ой. Но я тебе ничего не говорила! И вообще, она еще сомневается, что у нее получится. Но когда-нибудь должно получиться, если усиленно стараться?

Опять поймал себя на том, что хочу отшлепать цыпу по заднице, но ограничился тем, что выдернул из машины и выдал инструктаж:

- Держишь меня под локоть, молчишь, головой не вертишь и улыбаешься.

- И всё?

- Да.

- Это я могу!

Покачал головой, сильно сомневаясь, что справится. Я еще с совещания набрал Ирину и попросил подъехать. Намного проще было бы представить ее, как мою спутницу, но она оказалась занята, встречала и размещала за городом нового тренера, который в ближайшее время будет заниматься с ними практиками. И только тогда я выглянул к Марине, глаза сразу нащупали цыпу, а слова, не отфильтрованные мозгом, вырвались наружу.

И как я ее представлю? Знакомьтесь, моя дочь?

Знакомьтесь, Марина, моя помощница.

Знакомьтесь, Ирина, моя спутница.

А это Света, моя цыпа… тьфу, то есть, моя… Не моя.

- Алексей Валентинович ждет вас, проходите.

- О, Максим! Рад видеть. Как дела? И кто это с тобой?

- Знакомь…

- Привет, я Света, дочь Ирины, если вы ее знаете. Макс встречается с моей мамой.

Твою мать…

- О, как… неожиданно. Проходите, что-нибудь выпить?

- Я за рулем, а она, как видишь, еще маленькая.

- Ви-ижу, - протянул Алексей Валентинович, - тогда налью сок. Освежиться.

Он подмигнул Светлане, и та расплылась в совершенно счастливой улыбке, отчаянно вертя головой по сторонам.

Зря я ее взял.

- Рассказывай.

- Помнишь, я пробивал у тебя лицензию для клуба в своем здании?

- М! – Света дёрнулась, но я пригвоздил ее взглядом.

- Помню, но не получилось. К тому же, если можно было в этом месте открыть клуб, тебя бы с потрохами выкупил Мезуров.

- Именно. Тогда остается вопрос, как лицензия оказалась у «Вивата»?

Глава администрации замолчал. Потом перевел взгляд на Свету.

- Своя.

Только после этого перевел взгляд наверх.

- То есть, не ты?

Мотнул головой.

Блядь. Значит, лицензия дана выше, в мэрии, а за мэром стоит Мезуров. Так неужели Олег вот так бьет мне в спину? Или это новая игра, и он наоборот меня прикрывает?

- А ты проверил активы фирмы? Может, подставная?

- Проверил, только что мотались по городу. Две стройплощадки, загородный коттеджный поселок Слитки, пару объектов недвижимости на вид вполне соответствуют заявленной стоимости. Не могу только проверить нефтеперерабатывающий и бетонный заводы, карьеры. Эти объекты далеко за пределами области.

- Тут я тебе не помогу. Или иди к Мезурову с открытыми картами, или играй свою игру. Но тут надо быть уверенным, что за фирмой стоит именно он. Олег необоснованных наездов не прощает.

Я кивнул, чувствуя, как начинает накатывать головная боль.

Мы распрощались с Алексеем Валентиновичем и поехали дальше. Успели еще проведать два моих здания помельче, чтобы в случае заключения аренды с «Виватом», можно было остальных арендаторов разместить на других площадях, естественно на выгодных им условиях, свою же выгоду я буду рубить с нового жирного арендатора.

Уже закончив объезд, настолько погрузился в мысли, что машинально зарулил к себе домой, на подземную парковку, думая как же поступить с Мезуровым. Поговорить напрямую или сделать вид, что не догадался, кто стоит за новым арендатором?

- Уже десять, мы скоро закончим?

Я вздрогнул и повернулся к цыпе, тихо просидевшей все эти часы рядом.

- Черт, тебя домой завести надо.

- Да, но я бы в туалет сначала сходила. Прямо невтерпеж.

- Тогда вылезай.

В принципе, заскочим домой, я переоденусь и отвезу ее к Ирине.

- Во-оу! Я у тебя в гостях?!

- Санузел прямо и направо первая дверь. Я переоденусь и подкину тебя домой.

- Не торопись.

Я ухмыльнулся, в очередной раз заметив, как она жадно вертит головой, разглядывая квартиру холостяка.

- И правда, как в отеле.

- Что? – мне показалось, я ослышался.

- Ну, стерильно и вылизано. Никакого уюта…

- Много ты понимаешь в уюте! – хмыкнул я и             закрылся от нее в спальне.

Почти сразу зазвонил телефон и на экране я увидел улыбающуюся Ирину.

- Да, малыш?

- Максим, вы где?! Я с шести часов названиваю Свете, она сбрасывает! Прислала какую-то невразумительную отписку, что на работе с тобой. Где вы?

- До… - чуть не ляпнул правду, вовремя спохватившись, как это прозвучит для Иры. – Скоро привезу домой, не беспокойся. Взял ее на встречу, рассчитывая закончить раньше и отпустить. Но все пошло наперекосяк.

- На ту встречу, на которую я не смогла поехать?

- Да. Извини.

- Что ты! Я рада, что Светик помогла. Она же помогла? Ты меня успокоил. Уже темнеет, а её все нет. Каждый раз от беспокойства трясет.

- Не трясись. Мы уже едем.

Минут через десять я выловил Свету на кухне у холодильника.

- Пить захотела.

- Как быстро у тебя происходит круговорот воды в теле. Бутылки в шкафчике внизу. Бери и поехали.

Светка наклонилась, а я поспешно отвернулся. Блядь, остались между нами еще некоторые нюансы, в которые лучше не углубляться.

И снова мы оказались в тесном пространстве машины, в мягкой темноте, подсвечиваемой плеером и пробегающими вспышками фонарей, с тихой музыкой с запахом апельсинов.

Голова уже туго соображала, закинув проблемы с Олегом до завтра, и просто расплывалась в окружающем умиротворении. Странно, но сейчас по пути домой со Светкой в машине, я чувствовал себя спокойно. Сейчас всё было почти так, как я себе представлял. Я вез её домой, где ждет и волнуется Ирина.

Было немного грустно, что ждет не меня и волнуется не обо мне…

- Зайдешь?

- Что? – очнулся я от мыслей.

- Пойдем, говорю, к нам. У тебя в холодильнике шаром покати, даже вода в шкаф смылась от тоски. А мамка наверняка ужин приготовила. Она вкусно готовит, когда готовит. Пошли.

Я завис. Вот только что думал, как бы мне хотелось стать частью этого дома.

- Ой, обещаю, что в этот раз кусаться не буду! Устала, как собака.

- Ну, если обещаешь, то пойду.

И еще три этажа вверх, я старался не выделять слюни на впереди идущую попку. Вот умеет же возбудить аппетит!

Ирина ждала и действительно волновалась.

- Я же сказал, что доставлю. Она была под моим присмотром.

- Ага, просидела почти весь день в машине! – тут же огрызнулась цыпа и смылась в спальню.

- Проходи на кухню, поужинаем.

Я отказался от плотного основного блюда, попросив налить свежий куриный суп. Наваристый бульон не из кубика, а из отлично проваренного куриного мяса, с непередаваемым ароматом.

- Света, тебе что положить?

Цыпа снова была в провокационных шортах и майке, через которую отчетливо проступали соски, так что хватило одного взгляда на нее, чтобы уткнуться в тарелку и больше не поднимать глаз.

- Ничего не хочу.

Хлопнула дверца холодильника.

- Давай положу суп?

- Не хочу суп.

- Пюре с гуляшом?

- Мам, не буду.

- А яблоко после рабочего дня – не еда. Съешь тарелку супа.

- Да не хочу.

Я не выдержал.

- Сядь и ешь!

Света молча трюкнулась за стол рядом со мной, не прекращая дуть губы. Ирина сразу же подставила перед ней тарелку с бульоном.

К злости тут же примешались другие эмоции. Эти её губы, соски, касающиеся моих ног голые бёдра… С-сука!

- Ириш, очень вкусно и сытно. Спасибо. Я, наверное, поеду.

- Максим, задержись немного, поговорим?

Я согласился, попросив налить чай. И началось глупое соревнование, кто медленнее закончит ужин: я с чаем или Света с бульоном.

Когда цыпа поднялась из-за стола, наступила полночь.

- Ну, я пойду.

- Давно пора…

- Спокойной ночи.

Света продолжала стоять, сверкая голыми ногами.

- Макс, если вдруг решишь остаться, я не против.

- Без тебя разберемся, - тут же встряла Ира. – Иди уже!

Мы остались наедине, и мне хватило одного шага и вытянутой руки, чтобы в следующее мгновение сжать в объятиях Ирку, такую домашнюю, пахнущую куриным бульоном и гуляшом со специями. Правильную, не устраивающую мне сексуальных провокаций!

Пара глубоких поцелуев и возмущенное покашливание со стороны прохода.

- Пойдем в спальню?

Да, черт, я в шаге от того, чтобы обеденный стол превратить в блядский.

Ощущения были странные, как у незрелого подроста под носом у родителей посматривающего порнуху. Но возбуждение накрыло так, что думать, а тем более останавливаться уже не хотелось.

Я повалил Ирку поперек постели и больше не сдерживался, освобождая её от одежды, впиваясь губами в теплую зовущую плоть и заводясь от хриплых, сдерживаемых стонов.

Уткнулся ей в шею и вошел одним рывком. Придержал выгнувшееся тело и задвигался в нарастающем темпе, практически сразу чувствуя, как подступает давление, вышибающее пробки сдержанности.

- Бо-оже! – всхлипнула Ира, а я не смог удержать улыбки. Черт, еще пару месяцев и я привыкну к такому обращению.

- Б-бо-оооже-еее мо-ой!

- Да, цыпа, да-а-а…

Позвоночник выгнуло и по телу пошла крупная дрожь, выбивая из меня всю сдержанность. Я захрипел, все еще двигаясь в дрожащей подо мной девочке, снимая сливки ее оргазма, а в голове уже всплыли слова Светки:

«Решишь остаться, я не против».

И сейчас, выскальзывая и обнимая Ирку, я хотел остаться.

- Максим?

- М?

- Оставайся?

Вздохнул, понимая, что на дорогу убью еще час, а через пять уже вставать.

- Угу.

- Хорошо… Еще хотела попросить.

- Что?

- Не кричи на Светика.

Это напрягло.

- Вроде я не кричал на нее, - не мог вспомнить, чтобы при Ире орал на цыпу.

- Я имела в виду, не воспитывай её. Понимаю, что она может доводить до бешенства, но немного странно, что мой любовник воспитывает мою дочь. Да и поздно уже, не находишь?

Любовник? Никогда не задумывался, какие у Ирки на меня планы и есть ли они.

- Когда я…

- За ужином. Ну не захотела есть – позже бы поела.

И я вспомнил этот незначительный, как мне казалось, момент, когда рявкнул на цыпу.

- Это не воспитание, Ир. Это всего лишь рабочая субординация. Прости, я ей не как твоей дочери, а как своей подчиненной приказал.

Ира привстала и влажно поцеловала в губы.

- Хорошо, - улыбнулась. – Но мне понравилось, что она послушалась.

Блядь, проблема в том, что и мне понравилось, как она послушалась…

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям