0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Влюбляться не рекомендуется » Отрывок из книги «Влюбляться не рекомендуется»

Отрывок из книги «Влюбляться не рекомендуется»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Влюбляться не рекомендуется» обладает автор — Шерстобитова Ольга . Copyright © Шерстобитова Ольга

 – Залесская! Вы издеваетесь? Нет, я, конечно, понимаю, ведьма никогда не бывает одна. К ней постоянно приходят то вдохновение, то аппетит, то лень. Но это вот что? – выдохнул профессор Риар, останавливаясь возле моего столика, на котором в данный момент располагался котелок с очередным неудачным зельем.

Сказать ему, что зелье, предназначенное для создания хорошего настроения? Или уж честно признаться, что ко мне в данный момент пришло ни вдохновение и ни лень, а этот… как его… полный трындец с бантиком на боку. Может и не отправит на дополнительные курсы по зельеварению, как грозился. Прошлые занятия очень уж впечатлили размахом. На каверзы после них не осталось ни времени, ни сил.

И еще совсем не хочется тратить неделю весенней практики, когда можно побродить по лесам и лугам, собирая первые травы и цветы, полные особой силы, на зубрежку. Я даже не была уверена, что мне все эти заученные в Велорской магической академии рецепты зелий пригодятся.

Варево же… булькало. От него шел дымок, и сразу начинали слезиться глаза. А уж пахло полынной горечью так… Даже самые выносливые боевые маги морщились и решительно отодвигались от меня подальше.

Магистр Риар снова заглянул в мой котелок, словно надеялся, будто найдет там что-то другое и о чем-то задумался.

Я невольно в который раз залюбовалась им. Синеглазый блондин, преподававший нам зельеварение и боевую магию, был мечтой девичьих грез. По нему сохла вся наша академия, даже преподавательницы тайком вздыхали. Но красавчик оставался по-прежнему один, никому не дарил своего сердца, не давал надежд. А я… увы, почувствовала в нем своего суженого, едва ли ни с первого взгляда, и осознав нереальность счастливого конца, старалась держаться подальше. Жаль, вариант с тихой и незаметной серой мышкой не прокатил. Я же ведьма, и этим сказано если не все, то многое.

В тот момент, когда магистр Риар задумался, его волосы, собранные в хвост на затылке, неожиданно рассыпались по плечам, подчеркивая и без того красивые скулы и подбородок. Сапфировые глаза стали пронзительными, словно летнее небо в ясный день, а на губах вдруг заиграла легкая улыбка.

Адепты тут же зашептались и разбежались по разным углам, словно испуганные мыши. Просто улыбался профессор безумно редко, в исключительных случаях. В тех самых, когда кто-то из ведьм доводил его до невменяемого состояния. Остальные маги, не имеющие подобного дара, не рисковали. А мы… ведьмы… Да что тут говорить, характер сам за себя все сделает! У нас врожденные вредность, упрямство, энтузиазм и катастрофическое умение попадать в неприятности. Чуем мы их, как ни знаю кто!

И мой смертный час, похоже, приближался. Два года меня эта мечта девичьих грез терпела, пыталась чему-нибудь да научить, а теперь, кажется, окончательно отчаялась.

Поймала его взгляд – несчастное девичье сердце дрогнуло и ухнуло вниз. Было время, когда я отрицала, что безоглядно влюблена в профессора Риара. Смешно же, право слово! Где он и где я? Или вернее… кто он и кто я? Магистр высшей магии и ведьма-недоучка… И мечтать себе, конечно, о невозможном запрещала, надеясь, что выучусь и уеду так далеко, чтобы никогда не видеть и не встречаться. И пусть не забудется, засядет занозой в сердце, но хоть будет не так больно. Потом смирилась, приняла и стала жить дальше. Куда деваться-то? Оказывается, и к муке безответной любви можно привыкнуть, а  временами, еще и получить удовольствие. Вот как сейчас, когда я смотрела в его глаза, обещавшие все возможные кары небесные, но под ногами словно расстилался звездный путь со всеми тайнами, чудесами и невиданным доселе волшебством, а душа обретала крылья.

Погибель полная, окончательная и бесповоротная.

Профессор зельеварения снова улыбнулся, еще более обворожительно – за его спиной послышались сдавленные стоны, но тут же стихли, ибо… чревато. Легкомысленных женщин профессор Риар на дух не выносил. Все попытки свести с ним близкое общение, сводил на нет, да такие заклинания накладывал… Пока снимали, образумились даже самые упертые и настойчивые.

И вот только тут я и вспомнила, что о произошедшем после его улыбки, мало кто рассказывал, лишь дрожал и спешил по своим делам.

– Магистр Риар… я не специально! Честное ведьминское! – выдала запоздало и испугалась еще сильнее. – И я очень не хочу отказываться от недельной практики! Не лишайте меня ее. Пожалуйста! Я вам всю лабораторию до блеска отдраю, если желаете.

В аудитории послышались шепотки и смешки, которые тут же смолкли. Профессор Риар посмотрел на меня и… снова улыбнулся.

– Нет, ну сколько можно! – возмутилась я. – У меня от вашей улыбки и так скоро сердце остановится! Могли бы найти и более легкий способ убийства!

Студенты за спиной охнули. На такую реплику еще никто не отваживался. И профессор Риар мгновенно прищурился, вдруг стал походить на голодного дракона, которому подложили беззащитную ведьмочку на вкусный обед.

– Правда, не надо дополнительных занятий! Не поможет! – ляпнула я.

И тут же снова чуть не сошла с ума от его многообещающего взгляда.

– Залесская,  давайте вы уже определитесь, строить из себя испуганную адептку или смелую ведьму! И тогда я смогу придумать, что с вами делать! – ехидно заметил профессор Риар. – Вам, однозначно, нужны дополнительные занятия. Как вы будете зелья-то варить? Всех ведьм опозорите, а они вам этого точно не простят!

Я фыркнула, покраснела и заявила:

– Мне очень хочется травы пособирать… Весна же в самом разгаре. Уже и стародубки вылезли, и почки на березах не просто набухли, а вот-вот разродятся шелковыми листьями, и волшебные пролески…

Должен же он понять! Знает же, что из себя представляет ведьма!

– То есть предлагаете дать вам последний шанс?

Послышались пораженные возгласы, потому что магистр Риар никогда не давал последних шансов, сразу назначал наказание.

– Да, – вспыхнула я, чувствуя, что меня однозначно ждет подвох, но не в силах сопротивляться вспыхнувшей семицветной радугой надежде на чудо.

– Весенняя недельная практика начинается завтра. Если окажетесь настолько талантливы, что приготовите особое зелье… Так и быть, портал вас пропустит. Если нет… до конца окончания университета будете ходить на дополнительные занятия к профессору Ардаре.

Мои глаза округлились. Еще бы! У этой преподавательницы не забалуешь. И она не спустит ничего из того, на что порой закрывал глаза профессор Риар. Вела магистр Ардара, кстати, параллельный курс. И о ней ходило едва ли не больше слухов, чем о нашем преподавателе.

– А может, не надо, – пискнула я.

– Уж не разочаровывайте меня, Залесская! – хмыкнул профессор Риар и одним щелчком удалил из котла неудавшийся эксперимент. – За рецептом зелья зайдите после занятий.

 

 

Если бы я знала, на что подписываюсь, лучше бы сразу же отказалась от этой затеи и согласилась бы на дополнительные занятия, пусть бы их даже выходец из бездны проводил. Но сейчас отступать было поздно. Во-первых, гордость не позволяет, а во-вторых, собственное любопытство. Да и когда еще удастся опробовать зелье создания, рецепт которого сохранился со времен правления фей, и что удивительно, затерялся в семейном архиве профессора Риара.

И что бы мне такого создать? Я от нетерпения приплясывала возле старого котелка, служившего ни одному поколению в моей семье верой и правдой, рассматривала разложенные на столе ингредиенты и отбрасывала одну идею за другой, пока не остановилась на фамильяре.

Почему бы и нет? Многие ведьмы заводят друга-хранителя, мне такой точно не помешает. И научит чему-нибудь полезному, и от неприятностей убережет. Обдумав эту мысль, решительно налила в котелок на самое донышко родниковой воды, добавила травы-муравы и зашептала заклинания, четко выговаривая слова.

Так, что там дальше? Корни и листья известных растений, которые использует любая ведьма для ворожбы, парочка заранее приготовленных эликсиров  – в моем случае, купленных у травницы в лавке, чтобы избежать непредсказуемых последствий, и снова заклинания.

Варить зелье предстояло долго, вливать свою силу, вкладывать желание и душу в творение, поэтому я не отвлекалась и сосредоточилась на эликсире. Пожалуйста, пусть получится!

У меня и мама – ведьма с сильным даром, и бабушка, и прабабушка… И все владеют классической магией. Я не могу подвести их и себя!

Наверное, ведьминское чутье откликнулось во время моей мольбы, во мне что-то отозвалось, натянулось струной, зазвенело…

Есть что-то особо притягательное, неуловимое, по-настоящему волшебное в подобной ворожбе. Когда бросаешь порошки и смешиваешь их в котелке, добавляя травы, и замираешь, ожидая результата. Аромат по комнате плыл теплый, чуть сладкий и невероятно притягательный, а цвет зелья временами менялся. То он становился прозрачным, как слеза, то янтарно-золотым, то ярко-зеленым.

Я увлеклась, с головой ушла в приготовление, а когда до рассвета оставалось всего ничего, добавила в зелье последний ингредиент – радужную пыль и стала перечислять качества, которыми пусть обладает мой фамильяр.

Волшебство фей непредсказуемо, капризно, требует четкости и уверенности в желании.

– Пусть будет умным, – прошептала я, добавляя щепотку корня айдайры и тем самым закрепляя свойство, – и помогает мне справиться с домашними заданиями. Красивым…

Я щедро сыпанула сушеные колокольчики, краснея от мысли, что их цвет напоминает мне глаза магистра Риара. И невольно вспомнила его лицо, с такими правильными и в то же время мужественными чертами, выбившиеся пряди волос, собранные в хвост на затылке, и мечтательно вздохнула…

Так, что еще?

– Смелым, справедливым и милосердным, благородным… Чутким к чужой беде. С хорошим чувством юмора…

Эх, что-то меня понесло, но в котел я уже побросала все мыслимые и немыслимые ингредиенты, поэтому горевать буду позже. Или наслаждаться последствиями.

– И пусть любит меня так… как никто на всем белом свете! – решительно выдала я и на радостях вылила целый флакон фиалковой эссенции.

Подумала еще мгновение, рассматривая оставшиеся ингредиенты, покосилась на огнецвет. Неплохо бы, если мой фамильяр мог что-нибудь или кого-нибудь подпалить. Глубоко вдохнула и бросила в бирюзовое зелье огненный цветок. Выдохнула.

Вот вроде бы и все! Бережно высыпала остатки радужной пыли, закрепляя полученный результат.

Зелье неожиданно заискрилось, котелок вдруг закрутился, а потом меня отбросило магической волной на край щита.

Я потерла глаза, ощупала себя на предмет повреждений, пару раз громко чихнула и… уставилась на профессора Риара, стоящего посреди моей комнаты, наполовину погруженной в густой туман. Котелок, пустой и словно кем-то вылизанный, валялся в паре шагов от него, хотя виднелся только его край, зелье бесследно исчезло, а вот фамильяр… так и не появился. И что теперь делать?

– Залесская, вы издеваетесь? – уточнил магистр Риар.

В этот момент я окончательно и поняла, что такое конец света. Иногда мне очень хочется, чтобы небесные создатели в своих чертогах дали каждой ведьме хранителя. И не с крыльями, чтобы оберегал, а с мощной дубинкой с меня ростом. И чтобы в нужный момент он – бах… и ведьма бы сразу поняла свою ошибку и успела поступить по-другому, избежав неприятностей.

– Магистр, я нечаянно!

Он скептически уставился на меня, скрестил руки на груди. И тут царивший в комнате туман окончательно развеялся, а я так и замерла. Не знаю, какими силами и откуда забросило профессора Риара в мою комнату, но оказался он без одежды. И мне бы встать, хотя бы протянуть ему покрывало, чтобы прикрылся, но вместо этого я глотала воздух, как выброшенная на берег рыба, и молчала, не в силах оторвать от него взгляда.

Магистр Риар был бесподобно прекрасен. Красиво и как-то по-мужски правильно вырисовывались мышцы, а кожа оказалась светлой, чуть золотистой. Но больше всего меня поразило, что волосы приобрели цвет пшеничного колоса, а глаза у него вдруг стали янтарными.

– Налюбовались? – хмуро поинтересовался он.

 Я нервно сглотнула, покосилась на него и даже не попыталась встать.

– Отвечать не хотите?

– А я… вы… как тут оказались?

– Дайте-ка подумаю, – ничуть не смущаясь своей наготы, красиво приподнял он одну бровь, – собирался принять ванну, и неожиданно меня выдернуло каким-то заклинанием. Мог бы и сразу догадаться, что с вашим талантом к неправильным зельям…

– Я не перемещала вас! – вспыхнула тут же, поднимаясь и решительно протягивая ему первую попавшуюся вещь, чтобы прикрылся.

Жар заливал лицо, тело реагировало на невозможно прекрасного и желанного мужчину до отчаяния остро, и дышать становилось все тяжелее. Между нами словно вспыхивал незримый огонь.

Суженый! И этим все сказано!

Профессор Риар покосился на мою мантию, прикрылся, сел на кровать, посмотрел на котелок.

– Рассказывайте, что делали.

Я, едва ли не заикаясь, почти шепотом заговорила. Магистр, конечно, уточнял. Про дозировку эликсиров, количество порошков…

– Надо же, все правильно рассчитали. Но это не отменяет того факта, что я оказался тут.

Магистр Риар посмотрел на меня, словно хищник, и я не выдержала, любопытство так и ело, и уточнила:

– А почему у вас волосы и глаза поменяли цвет?

– Радужная пыль снимает любые иллюзии.

Я вытаращила на него глаза и так и не решилась спросить, почему он скрывает настоящую внешность. Ведь так он еще прекраснее и… Нет, тут точно что-то не так!

– Залесская…

– Рада, – напомнила я свое имя.

– Вы там что назагадывали? Сознавайтесь!

Я бодро перечислила, мельком замечая, что с каждой моей фразой, профессор Риар все больше мрачнеет. А потом он… улыбнулся.

Я шарахнулась в сторону, решая, как безопаснее будет покинуть комнату, чтобы наверняка не догнал – через дверь и нырнуть в лабиринт коридоров, или через окно – и мчатся через академический парк и прятаться. И не беда, что на мне короткие штаны и заляпанная рубаха, главное – выжить.

– Значит, умного, чтобы помогал справляться с учебной нагрузкой, пожелали? – спокойно уточнил Риар.

Так спокойно, что я тут же попыталась выбить заклинанием окно, а когда не получилось, запустила в стекло котелок. Тот почему-то оплавился и куском металла откатился в сторону. Это что же… профессор Риар успел какие-то заклинания наложить? А я не заметила, не почувствовала. Вот это уровень мастерства! Как бы такому научиться!

– С этим я вам, однозначно, помогу, ведьма ненормальная!

Кажется, кто-то еще и мои мысли прочитал, уловив восхищение в глазах.

– Почему ненормальная? – растерялась я.

– А кто просит умного да еще и красивого фамильяра? Вы, вообще, о чем думали? Или вы не думали?

– Что? Да как вы можете меня оскорблять! Я зелье правильное сварила! Все рассчитала! Душу в него вложила! Да как вы можете…

Да-да, когда нас, ведьм, кто-то пытается незаслуженно обидеть, мы можем долго терпеть, молчать, собираться с мыслями… потом с силами и… дальше уже бесполезно объяснять, что вы не хотели.

Я наскакивала на профессора Риара и как-то неожиданно притиснула его к стене.

– Меня представили, когда фамильяра делали, да? – хрипло уточнил он, не сводя глаз с моего лица.

Я вытаращилась, ойкнула, осознав случившееся, попыталась сбежать, но он не дал. Вдруг резко подхватил меня, развернул и притиснул к стене.

– И как-то не подумали, что ему должна перейти моя внешность.

Ма-а-амочки!

– А… еще смелость, справедливость, милосердие, благородство…

– Вы совсем озверели, Рада? Вы кого хотели – фамильяра или любовника? – как-то совсем нехорошим тоном поинтересовался магистр Риар.

Мне даже почудилось рычание. Но наверное, именно почудилось. Не больше. И сузившийся зрачок безумно напоминающий те, что бывали лишь у драконов, тоже кажется. Наверняка огнецвет так неверно сработал и дал побочный эффект!

Магистр Риар опалил меня взглядом.

– А еще мой фамильяр должен быть чутким к чужой беде и…

– И?

– С хорошим чувством юмора, – пискнула я, ощущая, как магистр Риар наклонился так, что наши губы едва не соприкоснулись.

– Это все?

Я затряслась.

– Рада, сознавайтесь сразу, что еще, и так и быть… живой уйдете.

 

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям