0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Во власти Анубиса » Отрывок из книги «Во власти Анубиса»

Отрывок из книги «Во власти Анубиса»

Автор: Хусаинова Нигина

Исключительными правами на произведение «Во власти Анубиса» обладает автор — Хусаинова Нигина . Copyright © Хусаинова Нигина

Глава 1

                                                                                      Автор предупреждает, что все описываемые события никогда не происходили в действительности.

   Инга Власова — молодая, среднего роста девушка. Длинные волосы цвета пшеницы, зелёные глаза и пухлые губы. Обычная девушка, ничем особенным не отличается, разве, что у неё имеется крохотная родинка над губой, а в остальном — среднестатистическая особа.  

Власова, работала редактором в глянцевом журнале «Амазонки». Ничего общего с древними воительницами журнал, конечно же, не имел. Публикации были исключительно о женщинах, красоте, моде и немножечко о мужчинах. Да-да, куда же без них. Вот и с Никитой, симпатичным, кареглазым брюнетом, Инга познакомилась в издательстве, «Клевер», которое и выпускало их журнал. Роман развивался медленно, но верно. И, в конце концов, они официально стали парой.

 Родителей у Инги не было, а однокомнатную квартиру, в которой она жила, ей выделило государство.

Про Никиту ходило множество дурных слухов, но она только отмахивалась от них.

Это был канун Нового года, и Инга готовилась полным ходом. Салатики, праздничное блюдо, торт и, конечно же, подарок любимому.

  — Алло, — Инга подняла звонящий мобильник. — О, Кит, привет! — радостно воскликнула она. — Встретиться? Конечно, приходи…

  — Не, — донеслось из трубки. — Лучше в «Старбаксе» в «Ауре», через полчаса…

Раздались короткие гудки и Инга в недоумении отключилась. Что могло произойти в канун праздника? Никита явно был расстроен, или даже скорее раздражён. Инга не была застенчивой и никогда не искала причин в себе, но с Прохоровым, все было иначе. Испорченное настроение, любое неправильно сказанное парнем слово, и Инга считала виноватой себя. Вот и сейчас решила, что она чем-то обидела Никиту.

  Полчаса пролетели стремительно. Инга едва успела войти в холл торгового центра.

  — Извини, я задержалась, — запыхавшись, произнесла Власова. — Что-то случилось?

  — Ничего особенного.

Парень сделал глоток явно остывшего кофе, и Инга сделала вывод, что Никита здесь давно. Он был чем-то озадачен и погружён в собственные мысли. От этого Власова напряглась ещё больше.

  — Кит, — тихо обратилась она. — У тебя проблемы?

  — Не-а, никаких проблем! — бодро ответил он. — Просто нам нужно расстаться, — тем же тоном произнес Никита.

  — Что? Ты шутишь? Кит, по-моему, сейчас Новый год, а не первое апреля! Прекращай прикалываться!

 Никита чуть подался вперёд. — Прикалываются бабочки в гербарии, а я серьёзен! — сухо парировал он. — Собственно за этим я тебя и звал.

 Прохоров со скрипом отодвинул стул и, положив на стол пару купюр, собирался уйти. — Да, кстати, я избавил тебя от лишних затрат, — усмехнулся он. — Теперь тебе не нужно тратиться мне на подарок.

 С этими словами Никита ушёл, оставив Ингу с растоптанными чувствами.

 Она закрыла лицо руками. Её ведь предупреждали, что он бабник! Что Никита не встречается с девушками дольше двух месяцев, а она не верила. Думала, девчонки из зависти треплются! К тому же встречались они уже почти год, да и с Никитиными родителями Инга была знакома. Она наивная, считала, что если побывала в его отчем доме, то значит, слухи о Прохорове, это всего лишь слухи. Но видимо, Инга оказалась такой же наивной дурой, как и те, кого он бросил до неё.

 Подошедший официант деликатно поинтересовался, будет ли она делать заказ и, получив отрицательный ответ, ушел восвояси.

  Трясущимися руками, Инга набрала номер подруги и, к счастью, та оказалась в этом же торговом центре, только этажом выше.

  — Сейчас буду! Никуда не уходи! — бодро заявила Тонька. И в кофейне была ровно через пять минут. Увидев подругу в ужасном состоянии, сходу спросила: — Бросил скотина?!

  Инга молча, кивнула. А что она могла сказать?

Тоня тоже была наслышана о репутации Никиты и пару раз пыталась предупредить Ингу, но та только отмахивалась. Больше подруга не заводила разговора на эту тему. Она сейчас хотела бы сказать: «Я же тебя предупреждала!». Но увидев состояние Инги, прикусила язык.

  — Ладно, не кисни! — уверенно заявила Тоня и позвала официанта. — Два пирожных и два эспрессо.

  — Я не хочу, — отказалась Инга.

  — Хочешь, хочешь, ты просто об этом не знаешь! Слушай меня внимательно, — подруга села рядом с Власовой. — Ты сейчас, идёшь в уборную, приводишь себя в порядок. Затем съедаешь калорийное пирожное, запиваешь его вкуснейшим эспрессо, а после, мы едем в «Лёгкую дорогу» за путёвками.

  — Куда мы летим? — удивилась Инга.

  — Так, с остальным у тебя вопросов не возникает? Вот и отлично! Иди в уборную. Вернёшься, объясню за чашкой кофе!

 ***

Пока Инга заедала свои страдания, Тонька успела ей все рассказать.

 Антонина Переверзева, работала в турагентстве «Лёгкая Дорога» и за ней приударил их постоянный клиент. Судя по тому, что он каждый сезон, куда-нибудь летает, причем бизнес-классом и с горящими путёвками «всё включено», Тоня решила, что он богат. Но на его ухаживания никак не отвечала. Нет, он не был дряхлым стариком или что-то в этом духе. Просто Переверзева решила; не падать к нему в объятия после пары пышных букетов и роскошных подарков, пусть добивается. Так вот этот самый клиент и подарил ей две путёвки в Египет.

  — Так, он дарил с тем расчетом, что ты поедешь с ним, — констатировала Инга.

  — Да плевать, что он там думал, — подруга махнула рукой. — Я сразу дала понять; не поеду с ним ни в какой Египет, а он всё равно путёвки оставил. Сказал, что они ему не нужны, и я могу делать все что захочу. Так вот я хочу, чтобы ты сейчас улыбнулась мне, в свои тридцать два зуба и поехала со мной в Каир! Две недели отдыха в городе, котором ты мечтала побывать, тебе не помешает! — безапелляционно заявила подруга и поторопила Ингу. — Давай, поднимайся! Самолёт в четверг в 6:00. В среду ночуешь у меня. А сейчас, сходи в салон измени причёску, цвет волос и тебе сразу полегчает, поверь мне.

Подруга попрощалась с Ингой и быстро ретировалась на работу.

Учитывая, что сегодня тоже четверг, то значит, до поездки осталась целая неделя. И Инга решила последовать совету подруги.

 Сначала она вошла в салон красоты. Инга изменила свой пшеничный цвет волос, на цвет спелого граната. Отстригать длинные волосы Власова не захотела, поэтому просто подравняла кончики. Тонька оказалась права, ей действительно стало легче, правда, ненадолго.

 Гуляя по улицам Москвы, Инга наткнулась на тату-салон. «"— А почему бы и нет?» — подумала она и решительно толкнула массивную дверь".

  — Добрый день, — поприветствовала девушка за стойкой. — Вам назначено?

Инга отрицательно покачала головой.

  — Прошу прощение, но у нас только по записи. Могу записать, если хотите?

Власова уже собиралась отказаться. Да и к чему ей татуировка? Она ведь наверняка потом пожалеет. Зачем портить кожу ненужными рисунками или надписями? Но к ней уже направлялась тату-мастер.

  — Верочка, — обратилась женщина с множеством непонятных татуировок к администратору. — Я займусь. Пойдёмте, — обратилась дама уже к Инге. — Я вас обслужу…

 Мастер повела Ингу вглубь салона и усадила на свободное кресло.

  — Какую татуировку желаете? — услужливо спросила женщина.

  — Не знаю, — Инга пожала плечами. — Меня парень бросил, — неожиданно разоткровенничалась она. — Вот я и решила, что-нибудь этакое сделать, да уже передумала… — она начала вставать с кресла, но мастер усадила её обратно. — Ну, раз решили, значит, нужно сделать, могу я вам предложить вариант?

 Инга молча, кивнула, а женщина протянула ей листочек, на котором был изображён скорпион.

  — Как раз то, что нужно независимой женщине! — дама игриво подмигнула. — Ну как? Запилим по шурику?

  — Что, простите? — не поняла Инга.

Мастер миролюбиво улыбнулась. — Сделаем по-быстрому?

  Через два часа Инга стала обладательницей черного скорпиона на животе. Хвост насекомого охватывал пупок девушки. Скорпион смотрелся потрясающе, словно Власова уже родилась с ним. Мастер дала несколько инструкций по уходу за тату в ближайшую неделю, но что показалось странным, женщина не взяла плату за работу. Сказала, что первого клиента за день, она обслуживает бесплатно. Бред конечно, но у каждого свои суеверия.

***

 Неделя длилась медленно. Обычно, время тянется, если ты чего-то ждёшь, но для Инги оно тянулось не поэтому. Власова тяжело переживала разрыв с Никитой. И что самое неприятное, ей приходилось с ним работать. Хотя в этот раз девушке повезло, эту неделю, Никиту она не видела.

  За два дня до отъезда, Инга оформила отпуск. Она планировала совсем уволиться, но не стала этого делать. Зачем портить себе жизнь из-за мерзавца? Он ведь и так уже опустил ложку дёгтя в её жизнь.

 Отпуск ей дали без проблем, и в среду вечером, Инга была дома у Тоньки.

  — Ну, как настроение? Чемоданное? — поинтересовалась подруга.

  — Спасибо Тонь, я, правда, рада этой поездке. Я уже давно мечтала побывать в Коптском музее…

  — Очень хорошо, — обрадовалась Переверзева. Наконец-то, подруга хоть немного отошла и начала улыбаться. Конечно, неделя, это не срок, но Тоня была уверена, что после поездки в Каир, Инга окончательно изменится. Если бы только подруга знала, насколько она была права.

Глава 2

    Как и положено, Инга с Тоней приехали в аэропорт за три часа до регистрации. Девушки сдали багаж и прошли таможню. Времени до посадки оставалось предостаточно, и подруги решили попить кофе в «Duty Free».

  — Как себя чувствуешь? — спросила Тоня. Она видела, несмотря на то, что Инга немного пришла в себя, ей было тяжело. Именно поэтому Переверзева и решила взять с собой подругу. Хотя и очень хотелось поехать в путешествие с Серегой. Тем самым клиентом, который и подарил ей путёвки в Египет.

  — Нормально, — хмуро отозвалась Инга. — Знаешь, я, правда, благодарна тебе. Ты исполнила мою давнюю мечту, пусть и при столь печальных обстоятельствах…

  — Забей! Забудь ты этого кретина! Вот увидишь, после этого тура, ты вернёшься совершенно другой! И навсегда забудешь о Никите! Вот руку на отсечение даю!

  — Пошли, — улыбнулась Инга. — Наш рейс объявили, а вот руку свою, себе оставь…

Полет длился четыре с половиной часа. И за это время, Инга о многом успела подумать. Она прокрутила в голове каждый миг, который провела с Никитой. Власова, наконец, поняла, какой глупой и наивной она оказалась.

   Стоило ему только позвонить, как Инга срывалась с места и бежала на свидание. Она никогда не опаздывала, выполняла все его просьбы. Власова считала, что именно так и ведут себя любящие люди. Стараются сделать для второй половинки всё что угодно. Но как выяснилось позже, Никита её просто использовал. Каждая встреча только с виду была похожа на свидание, но это было далеко не так. И Инга только сейчас это поняла. Ведь если Никита её, куда-нибудь приглашал, то он обязательно о чем-то просил. Например, сунуть какую-нибудь рекламу в их новый номер журнала «Амазонки», ну и всё в этом роде. Никогда их встреча не была просто так. Раньше Инга не замечала этого. Она была просто рада видеть любимого мужчину и проводить с ним время, а его мелкие просьбы на тот момент были неважны. Хотя именно на них ей и нужно было обратить особое внимание.

  — Ladies and gentlemen, our plane landed at the airport in Cairo. The temperature in the city of 30 degrees Celsius. Our flight was over. Thank you for using our airline,[1]— раздался голос из динамика.

  — Ну, все, прилетели, — радостно объявила Тонька и потянулась в кресле.

Девушки беспрепятственно получили багаж, после чего вызвали такси. Водитель привез их к лучшему отелю «Ramses Hilton». Главное достоинство этого отеля — его расположение на набережной Нила. И до площади Тахрир, десять минут ходьбы. А вид из окна был просто изумителен. Практически весь Каир, был как на ладони.

 Пол в номере был устелен ковром. Также имелся рабочий стол, мини-бар и холодильник.

  — Пойдём кофейку выпьем? — предложила Тонька, выйдя из душа. — На двадцать шестом этаже, варят изумительный кофе!

 — Если честно, то я проголодалась, — Инга искупалась первой, поэтому уже сидела одетой. — Волосы девушки были собраны на затылке в пучок.

  — О, тогда можем сходить в ресторан на крыше и слопать настоящий английский завтрак! Я сейчас только оденусь…

Ресторан и, правда, располагался на крыше, а вид отсюда был ещё прекрасней, чем из окон их номера. Пирамиды и каирская крепость, которая имеет вид лотоса и возвышается над всем островом Гезира. Район Замалек, на который открывался вид из ресторана, славится огромным количеством садов и парков. Но, несмотря на всю красоту, Инга мечтала сначала попасть в Коптский музей, а уж потом бродить по паркам, садам и крепостям.

 В Коптском музее имелся зал с экспонатами из храма Анубиса «Хентиаментиу», и его Инга хотела посетить в первую очередь.

 ***

   Инга вместе с подругой записалась на экскурсию в Коптский музей. В 17:00 группа из восьми человек собралась на площади.

  — Музей был основан в 1910 году. Его основатель Маркус Симайка Паша был одним из руководителей Совета коптской общины, — начала гид. — Фонды музея содержат около 16 тысяч экспонатов, в постоянной экспозиции выставлены 1200 образцов коптского искусства: резьба по дереву и камню, иконы, фрески, фрагменты тканей, украшенных вышивкой и золотым шитьём, монеты. Также в Коптском музее есть отдельный зал, посвященный храму Анубиса.

  — Извините, а можно пройти в этот зал? — поинтересовалась Инга.

  — Конечно, — женщина указала на резную дверь. — Вот за этой дверью, тропа, выложенная плиткой. Идите по ней и уткнетесь в массивную дверь. Это и есть Храм Анубиса в миниатюре…

  Инга направилась по указанному пути. Она и сама не понимала, почему ее так тянет именно к Анубису. Власова подошла к застекленному шкафу.

  — Скажите, а почему эта подставка пуста? — спросила Инга, указывая на подставку с выемкой в виде египетского креста.

  — О, здесь должен был быть амулет Анубиса — анкх.[2] Но, к сожалению, он навсегда утерян… — ответила смотритель зала.

 Взгляд Инги упал на фигурку чёрного скорпиона. — А это что?

  — Скорпион из чёрного золота. По слухам, Владыка Царства Мертвых лично подарил такого скорпиона жрице. Которая в дальнейшем избавит его от мрачного одиночества.

  — Анубис был одинок? — удивилась Инга. — А как же богиня Баст?

  — Баст? Вот уж глупость! Анубис, он же Инпу, считал всех богинь легкомысленными и неспособными на вечную любовь. И поэтому в Дуат[3] никогда не ступала нога ни одной богини. А слухи о Баст, это лишь мифы и легенды древнего Египта.

  — Вот как…

Смотритель музея снова села на стул в углу, а Инга подошла поближе к застеклённому шкафу с подставкой и скорпионом. Её словно манили эти экспонаты. Она поддалась порыву и открыла дверцу шкафа, но едва она протянула руку к фигурке скорпиона, как потолок музея буквально завертелся перед глазами. Инга едва успела протянуть руку к стойке, чтобы удержаться, но не успела. Последнее, что увидела Власова, это подбежавшую к ней обеспокоенную Тоньку.

***

Голова ужасно раскалывалась. Веки отяжелели настолько, что Инге так и хотелось крикнуть: «Поднимите мне веки!». Собравшись с силами, она все же приоткрыла глаза. Картина увиденного никак не укладывалась в голове и Инга решила, что ей почудилось, но потом вспомнила, что она в музее. Власова приподнялась на локтях. Не успев объяснить себе обстановку, как удивление накрыло с новой силой.

 Она лежала на полу, среди пышных подушек. Вместо электрического освещения, на стенах горели факелы. На полу недалеко от нее стоял канделябр в виде Анубиса, который держал в руках две черные свечи. И это были не светодиодные, а самые настоящие восковые свечи.

 Возле Инги хлопотала девочка. На вид ей было лет четырнадцать. И сколько бы Власова ни протирала глаза, но девчушка все равно была прозрачной, словно призрак.

 Девочка была одета в калазирис[4] и ее грудь была обнаженной.

  — Где я? — спросила Инга на безупречном арабском языке. И тут же прикрыла рот ладонью.

  — В Дуате. — невозмутимо ответила девчушка.

  — Где?! — опешила Власова. — Это что, шутка?! Какой такой Дуат? А, я поняла, — улыбнулась она. — Это, наверное, такой розыгрыш для туристов! Я ведь не умерла? — осторожно поинтересовалась Инга.

  — Помилуйте, Жрица! — девчушка несколько раз перекрестилась. — Вы живы!

В этот момент Власова как раз пила из кувшина божественный напиток. Она закашлялась, и амброзия весьма не божественно потекла через нос.

  — Как ты меня назвала? — хрипя, спросила Инга.

  — Жрица, — испуганно залепетала девчушка. — Жрица Нафретира…

  — Кто, я?!

Сказать, что Власова была удивлена, значит, ничего не сказать. Какая ещё жрица? Наф… ти… ре…

 Она отрицательно замотала головой, совершенно не понимая, что происходит.

  — Как я сюда попала? — наконец выдавила Инга.

  — Владыка Анубис, принес вас и велел приготовить покои…

 Анубис? Дуат? Покои? Жрица? Все эти слова крутились в голове Инги, но никак не укладывались в целую картину. Допустим, Владыка Царства Мертвых принес ее в покои, но как она вообще попала в этот Дуат?

  — Как тебя звать? — спросила Власова у девчушки.

  — Захра, — скромно потупив взгляд, ответила девочка.

Инга даже и не заметила, когда Захра успела прибраться и вытереть мраморный пол от разлитого напитка.

  — Захра, — позвала девочку Власова. — А скажи, где сейчас Анубис?

  — Владыка в тронном зале, выслушивает мольбы умерших…

  — Мольбы?

Девчушка кивнула. — Да, многие души просят. Кто-то за тех, кто остался в мире живых, кто-то о том, чтобы вернуться…

  — Вернуться? — глупо переспросила Инга. — К живым?

Захра снова кивнула.

  — А это возможно? — поразилась Власова. — Разве может умерший человек вернуться?!

 Девочка уверенно кивнула. — Конечно! Правда, в другом теле, но возможность есть…

  — Ты сейчас имеешь в виду реинкарнацию?

  — Да. В Дуате есть река Забвения. Если душа сделает глоток этой воды, то он забывает прошлую жизнь и заново возрождается в мире живых, в каком-нибудь младенце, — терпеливо пояснила Захра.

 Инга замолчала. Она не решилась спросить у девчушки, как в принципе попала в Дуат. Может спросить у самого Анубиса? Власова покачала головой. Совсем с катушек слетела. Поговорить с Анубисом? Кому расскажи, не поверят!

Глава 3

 Инга беспомощно рухнула на подушки. Это просто невозможно! Такого не могло случиться с ней.

  — Вам нужно переодеться в нормальную одежду…

Захра вырвала Ингу из глубоких размышлений и протянула то, что по её мнению, являлось «нормальной одеждой».

 Власова взяла из рук служанки одежду, сильно смахивающую на нижнее белье. Два лоскута скрепленных друг с другом, брошью жука-скарабея, одеяние больше похоже на обычный лифчик. Накидка на плечи, именуемая ускх[1], леопардовые трусики и прозрачную коротенькую юбчонку, которая, ровным счетом не прикрывала ничего.

 Инга хотела бы возразить, мол, и это называется «нормальной одеждой»? Но глянув на служанку, замолчала, та вообще была с открытой грудью.

 — Вы, отдыхайте, а я позже зайду…

Служанка удалилась, оставив Ингу в одиночестве. «Ну, и что дальше? — задавалась она вопросом. — Как мне вернуться обратно? И вообще, возможно ли это?»

Может, на самом деле она сейчас спит в их номере—люкс, а все это ей снится. А почему нет? В конце концов, они в Египте. Вот и сны, египетские…

 Но сейчас Инга не хотела об этом думать, головная боль, которая только недавно прошла, вернулась с новой силой и Власова рухнула на подушки. Сейчас она закроет глаза, а когда откроет их, то будет в отеле, в своём номере…

                                                                                 ***

Владыка Дуата, величественно восседал на троне и выслушивал просьбы и мольбы. Некоторые из душ, пытались обмануть Анубиса, говоря, что поняли и искупили свои грехи у реки Коцит[2]. И теперь достойны, испить воды Леты[3] или отправиться на Поля Иалу[4]. Владыка хоть и славился мрачным и злым богом, но никто не знал его настоящего. Анубис был справедливым правителем и даже иногда прощал обман и не отсылал их в Тартар[5]. А лишь добавлял срок нахождения у реки Коцит.

 Власову разбудил какой-то шорох. Но открывать глаза она не спешила.

  — Тонька, прекрати шуметь! — пробубнила Инга. — Дай выспаться, в конце-то концов!

  — Прошу прощения, — пролепетал довольно знакомый голос. — Но Владыка, ждет вас в обеденном зале.

Инга соскочила, как ошпаренная. Ах, ну да… она же в Дуате. Власова все же надеялась, что это сон, а когда она откроет глаза, то увидит не прозрачную служанку, а свою подругу, Тоню.

  — А можно я не пойду? — с надеждой спросила она.

Захра покачала головой.

  — Даже несмотря на то что вы жрица, — девушка одарила Ингу цепким взглядом, — вы не имеете права отказываться от приглашения Владыки. Приведите себя в порядок, а я подожду вас снаружи…

Захра скрылась за парчовой занавеской с золотой бахромой, а Инга, наконец, смогла твёрдо стоять на ногах. Ну, еще бы, перемещение во времени, это вам не полет на самолете. Власова подошла к большой керамической чаше, которая каким-то непонятным способом крепилась к стене. И судя по всему, была создана для омовения.

 Инга зачерпнула воды и та на удивление была кристально чистой. Умывшись, она тоже вышла. Перед Власовой расстилался коридор, слабоосвещённый факелами. Если бы не Захра, то она решила бы, что находится в гробнице Рамзеса.

  — Пойдёмте, госпожа Нафретира…

   Инга поёжилась. Ей предстояла встреча с самим Анубисом. Мама дорогая, он же Бог! Владыка Царства Мёртвых.

Она снова передёрнулась.

  — Вам нездоровится? — тут же спросила девушка.

 Инга натянуто улыбнулась. — Все хорошо.

   Шли они долго. Один коридор за поворотом сменял другой.

Стены коридора были украшены орнаментом и барельефами.

Наконец, бесчисленные коридоры закончились, и Захра вывела её к гипостильному залу. Столько гигантских колонн в одном зале, Власова не видела никогда. Здесь было заметно прохладней, чем в покоях, а по центру возвышалась гигантская статуя самого Анубиса. Она ненадолго задержалась, чтобы поближе рассмотреть мраморного бога.

  — Пойдёмте, — потянула её за локоть служанка. — Зал приношений, вот за этой дверью…

Захра указала на вход в виде узкой двери, которая также была украшена различным орнаментом и барельефом.

Служанка остановилась, робко постучала, а затем буквально втолкнула Ингу в зал.

                                                                                          ***

   Власова стояла как вкопанная на пороге. Учитывая, что её желудок буквально прилип к позвоночнику от голода, дивного запаха еды она не замечала. Она уставилась на того, кто сидел во главе длинного стола.

 От шеи до пят, Владыка Царства Мёртвых, был вполне нормальным мужчиной. Правда гораздо выше и здоровее. Руки Анубиса тоже имели нормальный человеческий вид, за исключением когтей. А вот сама голова…

Инга не особо верила в мифы и легенды, но отчётливо помнила, что Анубис был с головой либо пса, либо шакала. До сих пор никто так и не определился. Но видеть это собственными глазами было просто невероятно.

 Шевелюре Анубиса, могла бы позавидовать любая девушка. Его длинные и судя по виду, густые, словно конская грива волосы спускались до самой поясницы.

Власова перевела взгляд от его головы к телу.

Вопреки устоявшимся традициям, когда фараоны Древнего Египта ходили в длинных одеяниях из льняной ткани, Владыка Дуата был одет иначе.

Кожаная кираса, плотно облегала его торс, поверх неё на плечах Анубиса имелась накидка из львиной шкуры. А мускулистые ноги обтягивали штаны из той же кожи, что и кираса. Обувь Владыки была похожа на ковбойские сапоги со множеством шнурков. Его образ больше напоминал воина, чем Бога.

  — Чего встала, — пробасил Владыка. — Долго на пороге топтаться будешь?

Голос Анубиса вырвал её из ступора. И Инга только теперь поняла, что во все глаза таращится на него. А это как минимум неприлично и бестактно. На негнущихся ногах, она подошла к столу и снова застыла. Власова не знала, как правильно сесть. На другом конце стола? Или рядом? А если рядом, то слева или справа? Как-никак, а перед ней сидел Бог.

  Глаза Анубиса внимательно наблюдали за ней. И, видимо, поняв, что она не знает, куда ей лучше сесть, равнодушно произнёс: — Садись где  хочешь…

Инга плюхнулась напротив. Как-то не очень ей хотелось сидеть рядом с мрачным богом.

  — Извините, — выдавила она из себя, — это было бестактно с моей стороны, так вас рассматривать...

 Владыка усмехнулся и хлопнул в ладоши. И стоило ему это сделать, как несколько слуг материализовались ниоткуда. Через мгновение, на тарелке Инги уже были все возможные яства. Весь стол был буквально завален всевозможной едой начиная от мясного и заканчивая десертами.

  — Приятного аппетита, — произнёс Анубис.

 У Инги возникло ощущение, что она тут нежеланная гостья. Подцепив кусочек сыра, она все же решилась прояснить ситуацию.

  — Я не жрица Нафретира…

Она собиралась продолжить свой рассказ, но Владыка перебил её.

  — Я знаю, — ответил он будничным тоном.

  — Знаете? — удивилась Власова.

Анубис кивнул.

  — Люди глупы, — он чуть подался вперёд. — Они считают, что если каждое столетие будут подносить мне девственницу, называя ее жрицей, то смогут умаслить меня и не отправятся в Тартар!

 Память услужливо подкинула ей разъяснение, прочитанное в одной из книг: «Тёмная бездна, которая настолько же удалена от поверхности земли, насколько от земли небо. Окружён тройным слоем мрака бога Эреба и медными стенами с медными воротами бога Посейдона».

  — Люди не понимают, — продолжал Владыка, — что если они грешны, то, так или иначе, окажутся там! Так что я знаю, что ты не жрица! А простая девушка. Женщины порой специально рожают девочек. И едва ей исполняется восемнадцать, как она уже оказывается в Дуате. Семья либо не знает, либо не хочет знать, что отправляют девочку на смерть.

  — На смерть?

  — А ты что думала? Живым здесь не место! Мёртвая энергия понемногу будет высасывать из тебя жизнь и, в конце концов, ты просто пополнишь ряд служанок в моем царстве.

 Догадка накрыла Ингу, словно лавина. Захра наверняка была когда-то такой же, как она, сейчас. Оно и понятно! Нельзя быть в Царстве Мёртвых, не будучи мёртвой. Власовой вдруг стало нехорошо. Она ведь здесь случайно. По ошибке. Её никто не приносил в жертву или как дань Анубису. Инга современная девушка и просто непонятным образом очутилась здесь.

  — Это ошибка, — дрожащим голосом начала Инга, — я не дань. Я здесь случайно!

Анубис усмехнулся.

  — Вот как? Все так говорят, после того как им объяснишь ситуацию! Видимо, родители с детства готовят девочку к отправке сюда! И каждый божий день, словно мантру повторяют ей; ты будешь жить в роскоши, станешь женой бога, и ни в чём не будешь нуждаться. Но когда им раскрываешь глаза на происходящее, реакция всегда одна и та же, отрицание. И даже слезы. А как ты уже поняла, слезы на меня не действуют…

  — Но я действительно здесь случайно! — возразила Инга. Чем удивила Владыку Дуата. Она не кинулась к его ногам, не стала умолять о пощаде и просить, чтобы он вернул её в мир живых. Нет. Она просто по-прежнему стояла на своём.

  — Правда?

  — Да! Понимаешь, то есть… понимаете, меня зовут Инга. Я живу в Москве, а в Египет приехала только на две недели. У меня в детстве была мечта, посетить Коптский музей и Хентиаментиу…

  — Мой храм? — перебил её Анубис.

Инга кивнула и продолжила: — Не весь храм, а только кое-какие экспонаты. Там была подставка, на которой должен был быть амулет Анубиса, то есть ваш. И статуэтка скорпиона, — пустилась она в детальные объяснения, — я хотела их поближе рассмотреть, а дальше я не помню. Когда я открыла глаза, то была уже здесь, понимаете?

  — Ты лжёшь! — прогремел владыка. Он буквально выдернул её со стула и когтистыми пальцами взял за подбородок. — У тебя знак скорпиона на животе, — процедил он у самых губ жрицы, — тебя приготовили как дань! И все твои слова наглая ложь!

                                                                                       ***

 Инга пыталась сохранить спокойствие. Но получалось как-то слабо. Совершенно равнодушный Анубис, в доли секунды оказался около нее. Цепкие пальцы сжали подбородок. А его, с позволения сказать, пасть, находилась у самых её губ. Когда Владыка разговаривал, то это никак не выражалось. То есть голова не делала, никаких движений.  

 Взгляд черных и бездонных, как сам Тартар глаз, уставились на нее. Анубис утверждал, что она врет. Хотя это было не так. И всему виновата, это дурацкая татуировка!

  — Я сделала эту татуировку за пару дней до поездки в Каир, — тихо проблеяла она, — это правда…

  Повисла гробовая тишина и казалось, прошла вечность. За это время жизнь Инги стремительно пролетела перед глазами. О чём она только думала? Зачем затеяла этот разговор? Ну, пожила бы тут, осмотрелась, поняла, что к чему, а там уж…

  — Боишься? — нарушил тишину Владыка.

  — Нет, — как можно уверенней ответила Власова.

Анубис усмехнулся. — Боишься. Но отрицаешь…

 За свою долгую жизнь Владыка Дуата не испытывал никаких эмоций, но эта девушка заставила его улыбнуться. Дважды.

  — А ты мне нравишься, — неожиданно произнёс он как для Инги, так и для себя. После чего отпустил испуганную насмерть девушку. — Отведай вина, Шаи[6] постарался на славу, — предложил он.

  — А можно воды? — попросила Власова. — А то в горле пересохло, а спиртного я не пью…

Анубис снова улыбнулся. Кто бы мог подумать, что обычный человек, отказался от амброзии[7].

  — Конечно, — он хлопнул в ладоши.

И уже через мгновение её кубок был наполнен холодной и чистейшей родниковой водой.

                                                                          Глава 4

         Остаток вечера, Инга провела в своих покоях. Мысль о том, что она вскоре умрёт, не давала покоя. Да и как вообще, можно оставаться спокойной в такой ситуации?

Власова мерила шагами помещение. Одно она знала наверняка. Ей нужно выбираться отсюда. Как? Хороший вопрос. Даже своевременный. Но, к сожалению, Инга не знала на него ответа. Насколько она помнила, врата Царства Мёртвых охраняет трехглавый пёс цербер и, возможно, не один.

Хотя, цербер — это из древнегреческой мифологии. Власова потрясла головой. Насколько она поняла, мифология Древнего Египта, и Древней Греции ничем не отличается. Взять хотя бы имя «Анубис», оно греческое, а божество вроде как египетское. Суть загробного мира та же, только названия разные. Например, в Древней Греции раем называют Элизиум, а здесь полями Иалу. А вот ад, и там и там, называют одинаково. Как говорится, Тартар, он и в Африке Тартар.

                Тяжелый занавес, служивший вместо двери, слегка приоткрылся, и в покои вошла Захра.

  — Жрица, — она низко поклонилась, — я пришла зажечь благовония, дабы вам спалось лучше…

 Нежный запах мелиссы разнесся по всей комнате. Но спать Инга не собиралась. Она взяла служанку за локоть и тихо заговорила:

  — Захра, помоги мне, прошу… — она умоляюще посмотрела на призрачную девушку.

  — В чем? — также тихо спросила служанка.

  — Помоги мне бежать! — горячо выпалила Власова. — Я не могу здесь остаться…

  — Это невозможно! — твердо заявила Захра. — Церберы не выпустят вас!

  — С ними я сама разберусь…

Инга надеялась, что справится с грозными псами. Ну, во-первых, это были всего лишь псы. Хотя она их и не видела, но искренне надеялась на это. А во-вторых, Цербер не выпускает души, а она жива. И это значит, что у нее есть шанс сбежать.

  — Ты, только покажи мне дорогу, а я дальше сама справлюсь. Прошу, — Власова интенсивно трясла Захру за руку.

  — Хорошо, —  сдалась служанка. — Но как вам вообще, пришла в голову эта мысль? Я уже четвёртое тысячелетие ухаживаю за всеми жрицами. И вы первая, кто на это решился!

  — Спасибо Захра!

Инга в порыве радости и облегчения обняла девушку. Чем удивила её. За всю долгую жизнь в Дуате, к ней ни одна жрица так не обращалась. Они всегда относились к Захре как к служанке. Пренебрежительно и грубо. Хотя сами прекрасно понимали, что вскоре станут такими же. Разве что обязанности будут другими. Но Власова оказалась совершенно другой.

  — Только не сейчас, — остудила она пыл Инги. — Ночью. Я приду за вами, но провожу только до выхода из храма, дальше вы сами…

   Инга была согласна хотя бы на это. И со спокойной душой легла спать. Ей снилась чёрная дорога. Бесконечная и идеально гладкая. Казалось, она никогда не закончится. Власова все бежала и бежала на свет, который виднелся вдали.

  — Жрица, жрица, — кто-то теребил Власову, но она не хотела открывать глаза. — Жрица! — уже настойчивее произнес голос. — Если вы сейчас не встанете, то у вас никогда не получится бежать!

 После этих слов, сон как ветром сдуло. Инга раскрыла глаза и соскочила с топчана одновременно.

  — Я готова! — уверенно заявила она.

                                                                               ***

                Бесчисленные коридоры, сменялись один за другим. Стоял полумрак, при котором невозможно было, что-либо разглядеть. Но Захра уверенно вела Ингу и ни разу не столкнулась со стеной. Сначала, Власова удивлялась, но потом поняла, что за четыре тысячи лет можно было вполне изучить храм Анубиса.

  — Вот, — объявила Захра, — дальше вы сами.

  — Но там совсем темно! — ужаснулась Власова. Темноты она не боялась. Но впереди была непроглядная тьма. Казалось, что впереди нет дороги и стоит лишь шагнуть, как ты провалишься в пропасть.

  — И совсем нет дороги! — тихо добавила Власова.

  — Там есть дорога, — ответила служанка. — Она из чёрного мрамора, поэтому и невидна. Но вам нужно быть осторожной, — предостерегла девушка Ингу. — По обе стороны пропасть и если вы провалитесь, — она замолчала. — Вам пора!

                Захра чуть подтолкнула Ингу и та, сделала неуверенный шаг. Служанка оказалась права, дорога была из мрамора. Власова ощущала холодный камень голыми ступнями и прежде, чем сделать следующий шаг, нащупывала носочком тропинку, а не пустоту и только потом уверенно двинулась вперёд.

  — Удачи! — услышала Инга голос Захры за спиной. Но когда повернулась, никого уже не было. Ей стало не по себе. Хотя с другой стороны, служанка наверняка побоялась стоять долго у выхода.

                Власова передвигалась муравьиными шагами. Каждый раз, боясь угодить в пропасть, она сначала нащупывала холодный мрамор и только потом уверенно шла дальше. Разглядеть что-то вокруг, было невозможно. Ощущение было нереальным. Как будто тебя выбросили в цент чёрной дыры. Наконец, впереди забрезжил маленький лучик света, и Инга хотела было со всех ног ринуться, но вовремя себя одёрнула. Мраморная дорога ещё не кончилась и, следовательно, пропасть по бокам тоже. Взяв себя в руки и восстановив дыхание, Власова осторожно продолжила свой путь. Когда же дорога кончилась, и она с облегчением вступила на первую ступеньку, ведущую в Верхний Мир, то так и осталась стоять, как вкопанная.

                Инга оторопело уставилась на существо перед собой. Назвать его псом было довольно сложно.

 Перед ней было мощное туловище с тремя собачьими головами и змеиным хвостом. Из пастей этого отвратительного существа текла ядовитая жижа кислотно-зелёного цвета. Три ужасные морды с мутными пузырями вместо глаз, разом повернулись в сторону Власовой и та попятилась назад. Совершенно забыв о пропасти.

                Цербер не двигался, он лишь изредка принюхивался там, где стояла Инга.

  «Так, — мысленно обратилась к себе Власова. — Это всего лишь пёс. Большой, здоровенный, немного мерзкий, но все же пёс, — успокаивала себя она».

Власова неуверенно шагнула к выходу, приговаривая:

  — Хороший пёсик, большая славная собачка, а хочешь, я тебе за ушком почешу?

 Цербер навострил уши и зарычал, но Инга не попятилась назад, а наоборот, сделала ещё один более уверенный шаг. Всем давно известно, что если ты боишься, то животное это чувствует, а от собаки убежать невозможно. Особенно если вблизи нет никаких деревьев. Она сделала шаг, затем ещё шаг и оказалась в опасной близости от трех ужасных морд. Но Власова не остановилась. Преодолевая страх и отвращение, она протянула руку и погладила пса за ухом.

                                                                                           ***

                Анубис находился в тронном зале и мерил шагами помещение. Служанка, которая помогла бежать жрице, сидела на коленях перед ним. Девушка покорно ждала наказания, опустив взгляд в пол.

  — Связать! — прогремел приказ Владыки.

Две мужские призрачные тени взяли несчастную девушку под локти и привязали за руки к дыбе. Ещё одна тень, на этот раз это была женщина, подошла к Захре. В руках у неё был кожаный кнут. Призрачная женщина исполняла роль карателя и послушно ждала приказа Анубиса.

  — Ты помогла Нафретире сбежать! И наверняка ей это не удалось! Церберы не выпустят её, а растерзают в клочья!

  Голос Владыки Дуата буквально сотрясал стены тронного зала. Казалось, потолок обрушится от грома в тоне Анубиса.

                Захра сжалась в комок. Запястья были крепко привязаны к перекладине бичёвой верёвкой. Ей ещё повезло. Девушка отделается поркой. Анубис вполне мог отправить её в Тартар.

  — Тридцать ударов! — приказал Владыка. — Исполняйте!

Анубис тяжело опустился в кресло. Впервые, в его владениях такой казус. Жрица попыталась бежать. Кто бы мог подумать? Ещё не одна девушка, побывавшая, в качестве жрицы не пыталась этого сделать. Да у них, наверное, и мысли даже такой не было. А Нафретире непросто подумала, а даже сделала это. С другой стороны, Нафретира уже наверняка мертва. А игнорировать непослушание слуг Анубис не мог. Владыка славился жестоким норовом, но он также был справедлив.

                                                                           ***

                Инга, как ни странно, добралась до выхода. Ей оставалось сделать лишь один шаг, как она окажется у реки Стикс.

Власова стиснула в руках две монеты. Захра вручила их со словами: «Это плата лодочнику. Он переправит вас через реку».

 Но сердце девушки бешено колотилось. Она беспокоилась о служанке. Уж слишком быстро она исчезла из поля зрения. Возможно, было слишком темно, и силуэт Захры просто скрыл мрак? Но у Власовой было неспокойно на душе. Она полная уверенности повернула назад, по пути ещё раз погладив Цербера.

                Инга, позабыв про пропасть по обе стороны от мраморной дороги, перешла на бег. И как бы ей ни было страшно, но она быстро пробежала по этой невидимой тропе.

Власова влетела в тронный зал. Перед ней предстала картина, средневековой пытки. Захра была привязана к перекладине, похожей на турник. Призрачная тень, лупила бедную девушку, которая ослушалась своего правителя.

                Возможно, вы скажете, что Захра и так умерла и ей наверняка не больно. Но это было далеко не так.

Инга не знала всей здешней системы. Но то, что несчастная служанка испытывала мучительную боль, было видно по её искажённому лицу. Сама же девушка не издавала ни звука.

  — Стойте!

                Власова встала между карателем и Захрой.

  — Она ни при чём! Захра не виновата! Если кого и нужно наказывать, так это меня! Если вы кого и должны выпороть, так это должна быть я, а не она…

  — Жрица, — тихо прошелестела Захра, — не нужно. Вы не выдержите этого наказания… вы живы и боль в Царстве Мёртвых будете испытывать иначе…

  Но Инга не сдвинулась с места и упрямо посмотрела в глаза Тёмному Богу.

Повисла тяжелая пауза, после чего раздался уверенный голос Анубиса.

  — Отпустите Захру…

Власова вздохнула с облегчением, а Владыка продолжил:

  — Связать Жрицу Нафретиру!

Инга похолодела. Она, конечно, не рассчитывала на особый статус, но всё-таки надеялась, что на правах жрицы, пороть её не будут.

  Холодные руки призрачных теней подвели её к «турнику». Она и удивиться не успела, как стояла спиной к карателю.

  — Я сам исполню наказание, — послышался за спиной голос Анубиса, а затем шаги.

       Инга зажмурилась, ожидая удара. Вот теперь она точно влипла. И Захра, скорее всего, была права. Власова не выдержит наказание. В конце концов, она ещё жива, а пороть будут в Царстве Мёртвых. И разница наверняка будет существенной.



[1] Массивное ожерелье на тканевой основе.

[2] Река Стенаний.

[3] Река Забвения.

[4] Часть загробного мира, в которой праведники обретают вечную жизнь и блаженство после суда Анубиса.

[5] Мрачное и отдаленное место в царстве мертвых, где несут наказание грешники.

[6] Бог виноделия.

[7] Напиток богов.



[1] Дамы и господа, наш самолет приземлился в аэропорту Каира. Температура в городе 30 градусов Тепла. Наш полет окончен. Благодарим Вас за использование наших авиакомпаний.

[2] Египетский крест.

[3] В мифологии Древнего Египта, загробный мир.

[4] Прямой сарафан, который держался на лямках. Длина доходила до лодыжек, а грудь оставалась открытой.

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям