0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Воробей » Отрывок из книги «Воробей»

Отрывок из книги «Воробей»

Автор: Багрянцева Светлана

Исключительными правами на произведение «Воробей» обладает автор — Багрянцева Светлана Copyright © Багрянцева Светлана

Светлана Багрянцева

Цикл – Бергманы

Воробей

1

Кемаль не один раз проходил мимо этой высотки. Новостройка в пятнадцать этажей высилась словно башня, которую видно издалека. Недавно строительный забор убрали и облагородили территорию. Говорили, что на днях комиссия примет здание в эксплуатацию. Кемаль тихонечко пробрался в подъезд за каким-то рабочим. Пошёл по лестнице на последний этаж, боясь с кем-то столкнуться в лифте. Хвала небесам, люк на крышу оказался открыт. Всё тело болело, Кемаль чуть не задохнулся, поднимаясь, а когда выбрался на крышу, встал у двери, чтобы его с улицы не было видно. Перёд взором поплыл туман от слёз. Короткая жизнь в восемнадцать лет пронеслась в голове картинками.

Ему пять лет. Папа катает, посадив на плечи. Кемаль заливисто смеётся на весь дом.

Здесь он идёт с родителями в школу, держа их за руки, улыбка сияет на лице.

Картинки мелькали, как кадры фильма, и от этого мысленного зрелища было больно. Сердце замирало и щемило, душа разрывалась на части.

Его жизнь была счастливой несмотря ни на что, по крайней мере, Кемаль так считал. Подумаешь, жил с родителями в одном маленьком провинциальном городишке. Зато в добротном коттедже, построенным отцом и вмещающим в себя шесть жилых комнат. Поэтому у Кемаля, младшего брата Исы и двух сестричек были отдельные спальни. Кем был самый старший, но когда пошёл в школу, выглядел как детсадовец. Во втором классе рост намного не прибавился, из-за чего к нему прочно приклеилось прозвище Воробей. Впрочем, в школе особо не обижали. Не принимали в компанию лидера класса, но не больно и хотелось. А шепотки и смешки за спиной Кемаль стойко игнорировал. Да, его называли лузер и ботаник, что поделать, если учился на одни пятёрки. Лишь по физкультуре он оказался потенциальным двоечником, но отец договорился со знакомым врачом и Кемалю дали освобождение на все годы учёбы. Астигматизм не такое уж заболевание, чтобы не ходить на физру, но папа постарался. Впрочем, у него были свои друзья среди одноклассников, такие же лузеры, иногда обращавшиеся по-простому — Кем.

Кемаль вспомнил об отце, представив его перед собой. Азиз был человек жёсткий, если не сказать жестокий, держал домочадцев в кулаке. Если что-то не так, как он хотел, можно и тумаков огрести. На расправу он был скор, не жалел ни жену, ни детей, особо это касалось вопросов обычаев. Отец владел несколькими продуктовыми магазинами и считал себя если не королём жизни, то уж точно его заместителем.

Кемаль старался не перечить отцу. Приходил из школы вовремя, допоздна не гулял, вёл себя крайне вежливо. И если честно, всегда побаивался папу, хоть и любил.

Очередной кадр из жизни, ему восемнадцать. Кровь бурлит, бушующие гормоны требуют выхода. А ночью приходят сны, наполненные эротическими стонами. Всё как у обычно у парня. Вот только в сновидениях его ласкали руки, но отчего-то лица и тела девушки не видно. Да и руки странные с крупными ладонями и длинными пальцами. А голос у человека мужской, он раздаётся где-то над головой: «Будешь сегодня послушным мальчиком, Кем?»

Эти сны пугали до дрожи, но и возбуждали одновременно. Кемаль просыпался и старался уверить себя, что это просто сон, игнорируя мокрые от спермы трусы. А в один прекрасный день он понял, что стал зависать, рассматривая руки красивых парней в транспорте. Кемаль не знал, зачем так делает, почему не пялится на большую грудь вон той блондиночки? Однажды в таких раздумьях Кемаль ехал пару остановок до студии рисования, а там его выстрелил у калитки дружок Витька Ерохин. Поздоровавшись, он доверительным шёпотом начал рассказывать, что вчера отец застал его за дрочевом под порно в интернете. К удивлению, даже не поругал, просто ушёл.

— Мне даже завидно немного. Если бы мой отец застал за таким, прибил точно. Не из-за онанизма, а за порно, — шёпотом сказал Кемаль, проходя в калитку.

Через пару дней родители ушли к друзьям на день рождения. Кемаль закрылся в своей комнате, подперев дверь стулом. Воткнув наушники, он стал просматривать разные ролики на сайте восемнадцать плюс. Пора и ему приобщиться к взрослой жизни. «Ох тыж ё, как он её согнул? Чистая акробатика», — мелькнуло в голове, а рука скользнула в трусы.

Было приятно, но не более того, хотя мужчина оказался очень красив. «Какие у него руки, просто кайф», — Кемаль поймал себя на мысли, что снова любуется руками мужчины. Он представил, как дотрагивается до его рук, как пробует мышцы на твёрдость. Вдруг девушки в кадре не стало и это он, Кемаль, лежит под похотливым самцом. Его ласкают большие ладони, вызывая стоны удовольствия. Член затвердел, и парень кончил, подавляя стоны, чтобы младшие не услышали, потом вытер ладонь влажной салфеткой и скрючился на кровати в позу эмбриона. «Я не такой! Не такой! Мне нельзя! Отец убьёт!» Хотелось кричать, биться до крови головой об стену, но Кем только лежал и позорно скулил.

С этого момента его жизнь разделилась на «до» и «после». Кемаль и раньше замечал, что обращает внимание на красивых парней, но теперь понял почему. Возможно, он гей, которому вообще не нужно было появляться на свет. «Мама, почему ты меня не родила девочкой?» — спрашивал он, глядя на своё отражение в зеркале. Кем вовсе не походил на девочку, но и брутальностью не отличался. Смазливый мальчик, не дотянувший до метра шестидесяти сантиметров ровно пять. Был "воробьём" во втором классе, им и остался.

Картинка сменилась, Кемаль вспомнил очередной семейный ужин. Вся семья сидит за столом, а отец смотрит с подозрением именно на него. Неделю назад Кемалю исполнилось восемнадцать лет, а ещё через неделю должны начаться каникулы. Кемаль вздохнул. Отец, как всегда, заставит помогать ему в магазинах. Хочешь больше карманных, поработай на благо семьи, вот только Кем предпочёл бы отдохнуть.

— Что глаза отводишь? Натворил чего? — пробасил отец строгим тоном. — Ты слышал меня, Кемаль?

— Ничего не натворил. Голова болит. Сам знаешь, в конце года одни контрольные, — промямлил Кем, делая вид, что действительно плохо себя чувствует.

— Смотри у меня, узнаю чего — выпорю, — отец погрозил кулаком, а потом обратился к маме. — Не сиди, курица безмозглая, таблетку ему какую-то, что ли, дай.

Мать под ворчание отца подскочила со стула, достала с полки аптечку. Кемаль хмурым взглядом проследил за её движениями. В последнее время мама была не в меру рассеянная, сказывалась очередная беременность. Отцу на это было наплевать, он не носился вокруг жены как другие мужья. «Беременность не болезнь, как зачала, так выходит, и родит», — любил повторять он.

А ещё папа любил вспоминать родину, с которой уехал учиться в Россию, да так и осел тут. Родители помогли с бизнесом, когда сын женился, и периодически приезжали его навестить. Кое-кто из родни приехал в Россию вслед за отцом, и тот всем помогал обустроиться. Он всегда говорил, что родня должна быть на первом месте, поэтому фраза «что скажут родные» была не пустым звуком.

Кемаль медленно кушал, тщательно изображая больного и думал об этом. Если родня узнает, что его тянет к парням, тогда несдобровать. Он и представить боялся, что будет, потому что знал, как с ним поступят.

С трудом доев плов в своей тарелке, Кемаль поблагодарил маму и ушёл к себе. В голове витали картинки того, как отец узнаёт о позоре, и от таких видений начинало тошнить. Он вспомнил, сколько раз за этот год пытался себя перекроить. Таскался за девчонками, предлагал дружбу. Время от времени мучил себя, заходя на взрослые сайты для людей с традиционной ориентацией. В первом случае всё было тщетно, девушки смотрели со снисходительной улыбкой, многие из них были выше ростом и смеялись над ним. «Прости, Воробышек, ты не в моём вкусе», — говорили даже такие коротышки, как он сам. Во втором случае всё повторялось из раза в раз, Кемаль кончал только тогда, когда представлял себя на месте девушки, зад которой таранит брутальный самец.

«Это жесть! Я так не хочу! Я себя переделаю! Вчера Жанка Юркова согласилась со мной встречаться. Да, девка она не блещущая красотой и, видимо, решила, что я её последний шанс. Что ж, мы квиты, она тоже мой последний шанс. Завтра воскресенье и я веду её в кино», — крикнул он про себя, после очередного просмотра порно с мужчинами, на которые перешёл.

И снова картинка сменилась. Кемаль увидел, как ведёт девушку в кино. Кинотеатр в их городе был один и находился в большом торговом центре. Надо же такому случиться, пойти с девушкой в кино, и встретить там дядю Али, младшего брата отца. Тот, разумеется, подбежал здороваться, хотя Кемаль сделал вид, что не заметил его.

— Вай, у тебя наконец-то девушка появилась? Знакомь, — улыбнулся дядя во весь рот.

И вот что делать? Познакомил, хотя уже знал, через пять минут папа обо всём узнает. «Вот попал, но я же не девушка, мне можно. Это сестёр папа держит в ежовых рукавицах, девственность — честь семьи. А парню что: сейчас одна, завтра другая. Можно куролесить, пока не женился», — расслабленно подумал он, решив оправдаться перед отцом именно этим.

Попрощавшись с дядей, они с Жанкой зашли в двери кинотеатра. Девушка выбрала в качестве просмотра какой-то ужастик. Кемалю было всё равно, лишь бы задумка получилась, а кино дело десятое.

Не получилось. Весь фильм Жанка гладила его ладонь, а Кемалю хотелось вырвать руку, так стало неприятно. Тогда он представил, что это мужчина ласкает в темноте его пальцы и начал возбуждаться. Пришлось повторять таблицу умножения, чтобы унять стояк. А ещё необходимо было привести свою душу в порядок, иначе, от смущения и стыда, можно сквозь пол провалиться.

После фильма Кемаль провожал девчонку до дома, она в подъезде обняла за шею и попыталась поцеловать. Облизывала его губы, лезла языком в рот. Кем не отвечал на поцелуй, стоя как статуя самому себе.

— Ты девственник, что ли? Хочешь, я тебя всему научу. У меня уже был опыт, — проворковала она, залезая под его футболку руками.

— Жан, я пойду. Пора мне. Напишу сегодня "ВКонтакте", — буркнул Кемаль.

Мягко отстранив девушку, он выбежал на улицу. Ладонь проехалась по губам. Было противно, даже блевать захотелось. «Фу, ещё её руки на моём теле. Надо себя перебороть. Надо и точка. Думал, что я Жанкин последний шанс, оказалось, она уже не девочка. Тем лучше, пересплю с ней, не мучаясь совестью. Если перекраивать себя, то уж до конца», — думал он, идя домой.

Отец появился сразу, как толь Кемаль зашёл к себе. Он думал, что сейчас начнётся скандал, но папа был спокоен как удав. Вывалил на стол несколько пачек с презиками. Кем опешил от этого, с открытым ртом плюхаясь на кровать. Отец подошёл и взъерошил волосы, потом потрепал за щёку.

— С девушкой в кино ходишь? Может, уже и писюн чешется? Да ты не красней, я в твоём возрасте трахался вовсю. Только о защите не забывай. Мне твои брюхатые бабы не нужны. Да и невеста у тебя уже есть, — улыбнулся отец.

— Как это невеста? — не понял Кемаль, сидел и как дурак пучил глаза.

— Мы с моим одноклассником и лучшим другом давно решили, если первенцы будут мальчик и девочка, то мы их поженим. Так что ты и Нихан давно просватаны. Ей тоже семнадцать. Бибек очень строг в вопросах наших обычаев. Девочка должна сразу после школы замуж выйти. Не дело ей в институтах перед чужими задом вилять. Удел женщины рожать детей и ухаживать за мужем. Ваша свадьба состоится следующим летом. Поедем на мою родину и заберём Нихан сюда, — заявил отец решительным тоном.

— К-как это? Я учиться хочу. Погулять хочу, — позорно заикнулся Кемаль.

— Ты же не девочка, кто тебе учиться мешает? Выбирай институт в областном центре, до него всего полчаса на машине добираться. И запомни, баб трахай сколько влезет, но чтобы без последствий, — отец ткнул пальцем в презервативы и ушёл.

«Легко сказать, баб трахай. Не хочу я. Не вижу себя с женщиной. Противно до жути. До сих пор хочется Жанкин поцелуй с губ стереть. А как я буду с женой спать? Мало того что я не такой, как все, так ещё и не видел ни разу эту Нихан», — чуть не заревел от досады Кемаль.

 2

Картинка сменилась. И вот Кемаль в комнате Жанны. Её родители уехали на дачу, а она осталась в городе. В её спальне уютно, стоит кровать полуторка. Он огляделся, нервно теребя край рубашки. Зачем он сюда пришёл? А вдруг ничего не получится и только опозорится? Девушка сняла с себя короткое платьице. Оказалось, под ним она голая. Кемаль отметил, что тело у неё супер. Ей бы причёску сменить и накраситься нормально, была бы симпатичная.

Внезапно паника затопила душу и стала сильнее, когда девушка двинулась к нему. Кемаль не хотел её от слова совсем. Вот не возбуждала она его, а наоборот, нагоняла страху и неловкости. Он отступил на пару шагов, начал что-то мямлить как дурак. Сам не понимал, что говорит и за что извиняется. Потом ринулся в прихожую надел туфли и пулей вылетел из квартиры. Сердце колотилось как бешеное. Дыхание спёрло. «Дурак! Какой же ты дурак! Только опозорился перед девчонкой!», — звенело в голове.

Домой Кемаль шёл, мысленно посыпая голову пеплом. Это крах всему. Отец не примет его такого. В лучшем случае заставит жениться и будет в первую ночь стоять под дверью, чтобы трахнул жену. В худшем… Он даже представить это боялся.

Воспоминание меняется на первое сентября. Последний год учёбы. Классная руководитель представляет нового одноклассника. Его отец военный, парню пришлось вместе с ним перебраться в тот город, где живёт Кемаль. Новенького зовут Никита Маслов. Он красивый, высокий с проступающими мускулами под белой рубашкой. Кем смотрит на него как заворожённый, разве что слюна на парту не капает. Как назло, ещё и свободное место только рядом с ним. Парень с шумом плюхается на стул, достаёт учебник и тетрадь. Ирина Николаевна начинает распинаться перед учениками, вроде, о каком-то русском поэте вещает. Её голос проносится мимо, потому что в ушах стоит звон. Этот потрясающий зеленоглазый шатен сидит рядом с ним, Кемалем. Он зажмуривает глаза. Вдох-выдох. Нужно успокоиться.

В этот же день выясняется, что парень занимался боевым самбо и просто так его не обидишь. К тому же он играет на гитаре как профи. Ник моментально завоёвывает уважение лидера класса Вовки Лужина. А через пару дней, Кем замечает, что Лужин и Ник скорефанились. Никита в лидеры не лез, девочек у парней не переманивал, зато мастерски устраивал всякие шуточки.

Кемаль всё так же сидел с ним, но в один из дней, Ник поменялся местами с Верой и сел к Вовке. Кемаль был рад этому и одновременно огорчён. Сидеть с предметом обожания тяжело, а без него… Он давил в себе эти мысли, старался на него не смотреть на переменах. Не думать о том, как Ник сниться в эротических снах, как он дрочит на его светлый образ. Сейчас и без этого проблем хватало. Скоро ЕГЭ сдавать, да ещё и Лужин стал шпынять за то, что контрольную списать не дал. Неожиданно, Кем превратился с лёгкой руки Вовки в мальчика для битья. Каждый норовил обозвать и при случае толкнуть. Только старые друзья не бросили. Кем терпел со спокойствием удава и наконец-то понял, что до экзаменов осталась неделя.

Кемаль вытер слёзы ладонью. То, что было дальше, вспоминать невыносимо. Он гнал от себя эти мысли, но не выходило от них избавиться. Перед взором, как наяву, стоит Никита. Весь учебный год по нему сох, и вот он поймал его во дворе школы, потом предложил прогуляться до мастерских. Трудовика нет, а двери почему-то открыты. Ник толкнул Кемаля в небольшое одноэтажное здание. Потом прижал к стене.

— Вижу, как ты на меня всё время смотришь, Кемаль. Знаешь, ты мне тоже нравишься. Хочешь встречаться? Кемаль, ты такой милый, соглашайся. Ведь ты же гей, правда? Я не ошибся?

— Я не знаю, похоже, что так. Ты мне нравишься, Ник. Я согласен встречаться, только не говори никому, — взволнованно произнёс Кем.

— Ха-ха. Вова, я выиграл. Ты мне должен косарь. Я говорил тебе, что он пидор. Вот, получи и распишись, — раздался весёлый смех Маслова.

Кемаль обомлел, из-под стола вылез Вовка со смартфоном в руках. Оказалось, он снимал всё на видео.

— За что?! Что я тебе сделал! — крикнул Кем, глядя на Ника.

— Нехрен было смотреть на меня щенячьими глазами! Ненавижу голубых! — рыкнул Ник, ударяя в стену рядом с головой Кемаля.

— Может отпиздим его, чтобы знал, таким у нас в городе не место, — хохотнул Вовка.

— У него папа коммерс, наверняка связи среди полицаев имеет. Разошли видосик всем нашим, с него хватит.

Кем подбежал к Вовке, попытался отобрать телефон, просил, чтобы не отсылал. Тот грубо толкнул его, а Кем повалился на пол, как куль с дерьмом. Ещё и очки чуть не разбил. В ушах стоял звук шагов и пиликанье. Гад отправлял видео одноклассникам.

Последние дни в школе превратились в ад. Его не били, но могли плюнуть в спину или в лицо. Даже друзья отвернулись, сказав, что им с пидарасом не по пути. Кемаль кое-как доучился и сдал успешно экзамены. Получил аттестат, а теперь осталось сходить на выпускной бал. Мама приготовила ему костюм, и он честно собирался его нацепить, а вместо бала шляться по улице в гордом одиночестве. Только вот видео разлетелось за пределы класса, каким-то образом попало к двоюродному брату и к отцу.

И вот финальный кадр его жизни. Кемаль надевал белоснежную рубашку и костюм, а в комнату ворвался отец. Он показал ролик на своём телефоне. Кемаль увидел первые кадры, а потом задохнулся от боли. Кулак отца впечатался в живот, а он согнулся пополам, глотая ртом воздух. В голове загудело.

Никуда не пойдёшь! — заорал отец, хватая за волосы и запрокидывая голову. — Договорюсь о скорой свадьбе. И учти, через год у меня должен быть внук.

— Не получится, я пробовал, у меня не работает с женщиной, — Кем заскулил позорно.

Нужно было оправдаться, соврать, что ребята зло пошутили. Зачем сказал? Зачем?! Отец всю жизнь выбивал враньё ремнём, со временем даже одно лживое слово произнести было страшно, поэтому он и ляпнул правду по инерции.

Отец отпустил его волосы и ударил по телу. Кемаль упал на ковёр. Очки отлетели под стол, в это время отец начал бить его ногами и кричать:

— Убью урода! Убью суку! У меня нет сына! Нет сына!

— Папа, не надо! Пощади, пап! Я не виноват, что я такой! Я не хотел! Не хотел! — Кем кричал в голос, закрывая лицо руками.

Несколько раз отец попал по запястьям и выше. Кем развернулся, теперь удары посыпались на спину.

— Убью пидараса, убью! — кричал отец на весь дом.

В комнату вбежала мама, повисла на руке отца и умоляла пощадить. Отец отошёл от него и рыкнул теперь уже на неё:

— Родила урода! Что я теперь родне скажу?! Как другу в глаза посмотрю?! Этот позор даже кровью не смоешь! Я обещал, что он женится на Нихан! Он женится, а через месяц Нихан скажет, что Кемаль импотент, так да?!

— Ничего, мы что-то придумаем. Обязательно всё решится, Азиз, — всхлипнула мама.

Кемаль видел её смутно, кажется, она плакала.

— Решишь?! Что ты решишь?! Это видео по всему городу гуляет, мне уже Али, Максуд и Латиф звонили! — крикнул отец и снова пнул Кема, — Чего разлёгся, выметайся из дома! У меня нет сына! И никто из родных тебя не примет! Сдохнешь под забором, не велика потеря! Таких, как ты, вешать на деревьях надо в назидание другим!

Отец ушёл. Кемаль дрожащей рукой нащупал очки, валявшиеся на полу. Без них он видел плохо, всё как в тумане. Слава небесам, очки оказались целы. Поправив одежду и морщась от боли, Кемаль, потопал в коридор. Вот он выпускной бал, его личный, самый счастливый на свете.

Он вышел на улицу. Мама выбежала следом. Сунула в руку пакетик для завтраков, в котором лежали документы, затем быстро положила в карман, сложенную во много раз купюру.

— Прости, сынок, у меня только пятьсот рублей было в кошельке. Знай, что я люблю тебя.

Мама всхлипнула и ушла, горбя спину. Кемаль знал, отец каждую копейку считает, распоряжаясь деньгами сам. Завтра маме придётся оправдываться, куда она эти пятьсот рублей дела.

После того как Кемаль вышел за калитку, он брёл по улице. Его цель — дом в пятнадцать этажей. Лучше взлететь птицей, чем жить бомжом. У них с вопросом ориентации строго, любой родственник с порога дома камнями погонит. Разве что насмерть не забьют и то хорошо.

И вот Кемаль тут, на этой самой крыше. Всхлипнул и сделал ещё шаг к краю, потом ещё один и ещё. Там уже не будет больно. Не будет ничего. Он смоет позор со своей семьи. Да, уж лучше так.

Вдруг его обняли сильные руки. Кто-то прижал спиной к своей груди. Кемаль даже не заметил, как человек подошёл. От него пахло дорогим парфюмом, он забивал ноздри, мешая дышать. Или это его истерика мешает дышать?

— Отпусти! — закричал Кем в голос, но не дёрнулся.

— Э нет, парень, только не с крыши моего дома, — раздалось гневное над ухом, а затем человек принюхался к шее Кемаля, там, где бьётся жилка. — Какой вкусный запах. Идеальный донор?!

— Что значит идеальный донор?! — опешил Кем и почувствовал, как его тащат на середину крыши, туда, где выход на чердак.

 3

Бергман вышел в приёмную, его секретарь заигрывала с айтишником, сидя на своём столе. Александр недовольно скривился и подумал, что она ему вовсе не любовница и не стоит так реагировать. Дядя Георг рассказывал ему как-то, что держал свою секретаршу как содержанку и донора. Саша предпочитал на работе интрижек не заводить. Он пообещал себе, что вечером сходит в бдсм клуб, там всегда можно купить свободного нижнего. Не суть важно кто это будет девушка или парень, в отличие от отца — гея, Александр был бисексуал, как и дядя Георг. Их вампирская семейка оказалась не совсем обычной. Неправильную ориентацию в детстве выжигает менталист, но дед с бабкой сыновей к нему не повели. Впрочем, Саша не расстраивался по этому поводу. Он любил отца и дядю, а с остальной роднёй не знался. Вернее, они с ним, незаконнорождённым полукровкой, но опять же ему было наплевать.

— Вы не забыли, Александр Эльмарович, у вас завтра встреча на объекте. Дом через два дня сдавать, — выдернул из мыслей голос секретаря.

— Спасибо, Юля, — обернувшись на пороге кабинета, Бергман снисходительно улыбнулся. — Я в офис уже не вернусь, идите домой.

И как это он забыл? Придётся тащиться в этот маленький городишко. Александр оказался удручён этим фактом. Откровенно говоря, ехать никуда не хотелось.

Дом, что строила его фирма, вмещал в себя пятнадцать этажей и стоял среди пятиэтажек как останкинская телебашня. Необходимо ещё раз проверить все документы по дому, что лежали в портфеле-папке, которую он держал в руке.

«Ладно, еду домой отсыпаться, секс и кровь отменяются. Блин, они уже неделю отменяются!», — недовольно подумал Саша, спускаясь в лифте на парковку.

Александру Эльмаровичу Бергману недавно стукнуло двадцать шесть лет, он был молод и полон сил. Карманы набиты баблом, а что ещё надо? Впрочем, не тунеядец, деньги родителя не прожигал по клубам. Как только окончил строительный институт, папа купил ему фирму. Владелец уезжал заграницу, отец выкупил у него компанию, зная, что сын не откажется от такого подарка. Пришлось срочно вникать в дела, достраивать начатые здания, и заключать новые сделки. Александр справился, сумев немного преумножить бизнес. В соседнем городе вот жилой дом построили в три подъезда и пятнадцать этажей. Впрочем, их фирма возводила не только жилые дома, недавно заключили контракт на строительство торгового центра. Дел хватало, но Саша не любил праздную жизнь с детства.

Когда-то умирающая мама поведала ему, что забеременела от молодого парня. Папе на тот момент было семнадцать лет. После того секса на сеновале он исчез из её жизни. Мама не жалела, что у неё появился сын. Она любила Сашу всем сердцем, в отличие от родни. Когда заболела, нашла адрес отца.

Александр приехал к папе в надежде на помощь. Эльмара не оказалось дома, но зато приютил Георг, его брат. Потом отец позаботился о маме и о нём. Тогда Саша узнал, что вампиры существуют не только в фильмах, и он является полукровкой. Правда, клыки у него недоразвиты, они не выдвигаются. Отец надеялся, что к совершеннолетию всё придёт в норму, но не сбылось. Единственное, что проснулось в Саше со временем, это сила вампирского гипноза, а ещё передался властный характер отца. Правда Саша пошёл дальше Эльмара и увлёкся бдсм, благо было кому стать наставником. Папин друг Даниил давно в теме, он помог влиться в их среду.

Вспоминая прошлое, Александр зарулил не к коттеджу, который построили по его проекту несколько месяцев назад, а к отцу. Одновременно с ним к калитке подъехал скутер.

Летом муж Эльмара Артём предпочитал не стоять в пробках, а гонять на скутере. Саша усмехнулся, выходя из машины.

— Какие люди, а? Привет. Неделю не появлялся, — улыбнулся Артём и, сняв шлем, протянул руку для приветствия. — Отец будет рад.

— Привет. Что-то дома готовить лень, решил поужинать у вас, — Саша с удовольствием пожал руку Артёма, широко улыбаясь.

Этот симпатичный мужчина был на шесть лет старше, ему уже тридцать два года, но детей он заводить не собирался. Говорил, что это его осознанный выбор.

Саша тоже о детях не думал, считал, что ещё рано. Со временем, возможно, он женится, а пока у него даже постоянной любовницы не наблюдалось. Была одна девушка полгода, но не сошлись во мнениях. Да, девица оказалась та ещё стерва, и наигравшись в подчинение, показала свой мерзкий характер. Этого Саша не стерпел, он не любил, когда ему перечили даже по мелочам.

Артём завёл скутер во двор. Александр зашёл следом. На крыльцо выбежал отец и полез обниматься.

— Привет, сынок. Как дела?

— Привет. Всё нормально, па. Дела закрутили. Через пару дней дом сдавать, подготовили документы. Завтра поеду сам всё проверю.

— Правильно, доверяй, но проверяй. Мойте руки. Я сегодня пораньше освободился, плов приготовил, — хохотнул отец, хлопнув по плечу.

Эльмар любил готовить. В своё время он сына этому научил. Поэтому Александр, как и отец, обходился без кухарки, но иногда ему было лень этим заниматься. Тогда он ехал после работы к отцу, предупреждая о визите.

Через пару минут они уже сидели за столом. Отец улыбался, рассказывая о делах, потом вдруг спросил:

— Ты когда у меня женишься, Санёк?

— Не нагулялся ещё. А тебе не терпится внука понянчить? Ты же знаешь, что я би, сегодня с девушкой, завтра с парнем. Пап, а что бы ты сказал, если бы у меня появился постоянный партнёр-мужчина, как у тебя и Георга? — Саша наконец высказал то, что давно хотел спросить.

— Что за глупости ты спрашиваешь, сынок? Если ты будешь счастлив, я останусь доволен. А что, кто-то есть на примете? — спросил Эльмар удивлённо, вопросительно поднимая брови.

— Нет. Я ради интереса узнал. В последнее время даже в клуб выползти некогда. Ещё еда закончилась, нужно купить.

— Возьми в холодильнике. Ты же знаешь, я храню для тебя, на всякий случай, — улыбнулся Эльмар, нанизывая на вилку кусок мяса.

Александр залез в холодильник, там стоял сок «Добрый» на коробке было написано, что он вишнёвый. «За столько лет ничего не изменилось», — хмыкнул он про себя. Налив полстакана крови, Саша сел на место и увидел, как Артём усмехнулся, запихивая в рот очередную порцию плова. «И вот что он лыбится, зараза такая? Нет у меня постоянного донора, но это не значит, что в ближайшее время он не появится. Стоп, почему он, а не она? Да плевать, какая разница», — подумал Саша, с удовольствием отпивая кровь из стакана.

Вечер, проведённый в доме отца, позитивно сказался на настроении. Приехав домой, Саша ещё раз просмотрел документы, которые привёз с собой. Потом лёг спать, и с прекрасным расположением духа проснулся. Сейчас нужно в офис, а после обеда на стройку. Впрочем, стоит выехать пораньше, мало ли что.

Он так и сделал. Выехал перед обедом, предупредив начальника строительного участка. Тот встретил владельца фирмы на территории дома. Поздоровались. Александр оглядел мужчину. Высокий, с мощным телом и небольшим пивным животом. На внешность совершенно обычный человек, каких на свете не один миллион. Саша задумался, зачем зацепился взглядом за этого сорокалетнего мужика, но решил не заострять на этом внимание.

Тем временем Прошкин показал благоустроенную территорию, детский городок, парковку для машин. Потом провёл по этажам. Времени это заняло много, потому что заходили в каждую квартиру. Бергман открывал краны в раковинах, осматривал комнаты и балконы. Отделка бюджетная, но сделана на совесть. Тридцать квартир в этом доме выкупила мэрия под расселение из аварийного жилья, что было неплохо.

Наконец они осмотрели последнюю квартиру.

— Спасибо, Иван Петрович. Премию заслужили. Ребятам тоже немного подкину. Думаю, сдадимся с первого захода, — улыбаясь, произнёс Саша, выходя на площадку.

Он огляделся, и улыбка моментально слетела с лица.

— Люк на крышу почему не на замке? — спросил ледяным тоном.

— Сегодня ребята замки ставят на двери в подвал и крышу. Последний штрих. Не волнуйтесь, Александр Эльмарович, всё сделаем за пару часов, — виновато ответил Прошкин, одёргивая лямки рабочего комбинезона.

— Ладно, идите работать. Поднимусь на крышу, гляну на город с высоты, — ответил Бергман примирительным тоном.

Он вышел на чердак, осторожно поднялся на крышу. Увидел, что какой-то парень стоит шагов за пять от края. «Чёрт, кто это?! Блядь, только этого не хватало! Мальчишка маленького роста. Школьник, что ли? Что ты удумал, маленький? Брось эти мысли, мне ещё квартиры в этом доме продавать», — подумал Бергман, подходя к мальчишке на цыпочках.

Парень всхлипывал, громко шмыгая носом, очевидно, ревел, а его присутствие не замечал. Александр, не задумываясь ни секунды, схватил его и, прижав к себе, отступил назад на шаг. «Вот так, маленький, ничего не будет, только не в моём доме», — понеслась в голове мысль.

— Отпусти! — вдруг заорал мальчишка.

Саша только сильнее прижал его к себе, не реагируя на этот визг.

— Э нет, парень, только не с крыши моего дома, — Саша рыкнул гневно над его ухом, а затем принюхался к шее, там, где бьётся жилка. — Какой вкусный запах. Идеальный донор?!

Сладкий манящий запах, ему не показалось, мальчишка-идеальный донор, как Артём с Тимуром, мужья отца и Георга. Александр улыбнулся. Как хорошо, что он выбрался на крышу.

— Что значит идеальный донор?! — испуганно пропищал парень.

Бергман не ответил, оттаскивая мальчишку к выходу на чердак. Сейчас главное — увести его отсюда.

Когда спустились с чердака на этаж, парень вдруг начал сопротивляться, пытаясь вывернуться из крепкой хватки. Александр не дал ему отстраниться, нажав кнопку лифта, впихнул мальчишку в открывшиеся двери. Мальчишка тут же вжался в угол, смотрел на него бешенным взглядом. Было видно, что он испугался до чёртиков.

— Не бойся, малыш, никто тебя на органы резать не будет. Но и делать такие дела ты не имеешь право. Об отце с матерью ты подумал? — произнёс Бергман ледяным тоном, пристально глядя на мальца.

— А он обо мне подумал, когда из дома выгнал?! Подумал?! — послышался истеричный выкрик, и парень затрясся.

Потом мальчишка сел на корточки, зажал голову руками и начинал скулить. Александр заметил, что его одежда мятая, но весьма дорогая. Манжета рубашки задралась, а на запястье показался свежий синяк.

— Сколько тебе лет? — спросил Александр приказным тоном.

— Восемнадцать. Выпускной сегодня, — всхлипнул парень.

Бергман ткнул кнопку «стоп». Судя по цифрам на табло лифт остановился на втором этаже, а он подошёл к парню и резко поднял, схватив за руку. Мальчишка морщился и ойкал, а Бергман бесцеремонно задрал на нём рубашку.

— Не надо, не трогайте. Пожалуйста, я не хочу. Прошу прощения, я больше не залезу на эту крышу, — тихо заскулил парень, пытаясь отпихнуть настойчивые руки.

— Тише, малыш, я тебя не трону. Только посмотрю, — Александр сделал такой ласковый голос, на который был способен.

«Мама моя, он весь избит! Кто-то хорошо по нему кулаками прошёлся, а может, и не только ими. Но какой же он красивый, несмотря на рост и очки, да и пахнет просто одуряюще», — Саша почувствовал, как губу с внутренней стороны что-то царапнуло. Он оскалился, глядя на себя в зеркало, висевшее на стене кабинки. То, что он увидел, поразило, его клыки прорезались. Если раньше приходилось изощряться и прокалывать запястье донора лезвием, то теперь он сам сможет пить тёплую кровь.

 4

Мужчина запихнул Кемаля в лифт, и он вжался в угол от страха. Начало трясти, словно человек, стоящий перед ним, был сам «ужас» во плоти. Кем посмотрел на незнакомца. Он оказался очень высокий и судя по ощущениям — сильный. Кемаль уже почувствовал на себе железную хватку его рук. «Что теперь будет?! Этот мужик молод, но одет дорого, значит, не рабочий, а владелец фирмы. Вот я попал», — промелькнуло в голове.

— Не бойся, парень, никто тебя на органы резать не будет. Но и делать так ты не имеешь право. Об отце с матерью ты подумал? — произнёс незнакомец ледяным тоном.

— А он обо мне подумал, когда из дома выгнал?! Подумал?! — Кемаль сам не понял, как выкрикнул правду.

Мужчина посмотрел на него заинтересованно, а Кем сел на корточки и заскулил. «Что теперь делать? Куда податься?» Вдруг мужчина спросил, сколько Кемалю лет. Голос у него оказался такой властный, аж мурашки пробежали по телу. Кемаль поспешил ответить дрожащими губами, что ему восемнадцать и сегодня его выпускной.

Тут же лифт остановился. Его дёрнули за руку, ставя на ноги. Было больно, тело будто машиной переехало, а этот гад начал раздевать. Кемаль заскулил, просил его не делать этого. Почему-то в голову пришла мысль, что незнакомец в отместку собрался его изнасиловать. Но нет, мужчина только поднял одежду, чтобы синяки осмотреть. Потом он неожиданно оскалился, глядя на себя в зеркало, а Кем увидел вампирские клыки.

— Мама! — вырвалось испуганное и его затрясло.

— Не бойся, малыш, тебе не будет больно. Ты должен мне заплатить за свой опрометчивый поступок. Это справедливо, — говорил мужчина, облизывая небольшие клыки языком и глядя прямо в глаза.

Кемаль попытался прорваться к дверям. Нужно бежать, только в лифте не так много места, чтобы проскользнуть мимо пугающего человека.

Кемаль попытался дотянуться до кнопки пуск, но незнакомец проворно схватил его. Кем не мог вырваться, рука мужика крепко обхватила талию и прижала к себе мёртвой хваткой.

— Не надо, пожалуйста, — промямлил Кем тихо.

Ещё и голос пропал, кричать он почему-то не мог, а мужчина тем временем наклонился, отодвинул ворот рубашки и лизнул языком плечо. Кем почувствовал, как это место слегка занемело, а затем его укусили. Это действительно не было больно и длилось несколько секунд. Потом мужчина отстранился, погладил щёку кончиками пальцев, улыбаясь как сытый кот.

— Какой же ты вкусный, мой идеальный донор. «Мой», —произнёс незнакомец с каким-то придыханием.

В следующую секунду мужчина нажал на кнопку лифта, а потом заглянул Кемалю в глаза. Что значит мой? Что он хочет этим сказать? Кема затрясло мелкой дрожью. Снова захотелось кричать, звать на помощь, но он только хрипел не в силах что-то вымолвить, до того стало страшно.

— Сейчас выйдешь из подъезда, потом молча пойдёшь со мной, — голос незнакомца стал приторно-сахарный. Кем даже нервно икнул от быстрой смены его настроения.

— Хорошо, — пискнул он, будто под гипнозом.

Они вышли из подъезда. Кем огляделся в поисках людей. Вот к ним идёт строитель в комбинезоне. Кемаль планировал позвать на помощь, но язык прилип к нёбу, ещё и этот гад держал за руку, крепко сжимая её.

— Находка. Не очень приятная, но я успел. Закрывайте люки срочно. Не думаю, что найдутся ещё подобные идиоты, но страховка не помешает. «Я уехал», —сказал владелец фирмы со сталью в голосе.

Кемаль понял по властному тону мужика и подобострастному взгляду человека в рабочей робе, что укусивший его человек действительно большой босс.

— Немедленно всё закроем. Хорошей дороги, — промямлил мужчина в комбинезоне, выпучив испуганно глаза.

— Спасибо, — босс попытался улыбнуться и пошёл вперёд, а Кем потащился за ним как на аркане.

Когда они подошли к машине, последние сомнения, как ветром сдуло. Глядя на шикарную тачку, Кем уверился: тот, что стоит рядом, владелец строительной компании.

Поразмышлять над этим не дали, грубо запихнули на переднее сидение, а затем пристегнули ремнём безопасности. Кемаль вжался в сидение  и слишком поздно понял, что мужик забрал себе вылезшие из кармана пиджака документы. Кем опять удивился. Почему он не мог позвать на помощь?! Что происходит?!

Кемаль осознавал, что сейчас ведёт себя как марионетка, которую вертят искусные руки кукловода, но всё равно подчинялся. Сглотнул нервно и посмотрел в сторону водительского сидения.

Мужчина уселся за руль, и они выехали со двора. Наконец-то некий ступор прошёл, как и не было. Кемаль начал дёргать ручку двери и кричать:

— Выпустите меня! Куда вы меня везёте?!

— Не ори, к тебе домой точно не поедем. Меня зовут Александр. А тебя? — спокойным тоном спросил мужчина. — Двери я заблокировал, можешь не дёргаться.

— Кемаль, — пискнул парень, чувствуя, как его снова начинает трясти.

Было страшно до жути. В голове вертелись разные мысли. Кто он такой? Вампир? Но их же не бывает? Сердце застучало так, что он услышал его стук, ещё и затошнило. Кемаль несколько раз глубоко вдохнул, унимая страх. 

Наконец Кем решил набраться смелости и разглядеть Александра, но толком не смог. Нервы дали о себе знать, да и очки надо бы протереть. Поэтому он снова уставился в лобовое стекло, глядя на дорогу. Через минуту не выдержал и, сняв очки, протёр полой пиджака.

Машина неожиданно остановилась на красный сигнал светофора. Александр повернулся и улыбка осветила его лицо. Кем заметил, что клыки будто в дёсны убрались, став маленькими. Чудеса.

— Не дрейфь, малыш, обещаю, домой тебя не отправлю, пока не узнаю всего. Скажи мне, почему тебя из дома выгнали? У вас вроде не бросают детей, — Александр снова поехал, глядя на дорогу.

Машина плавно ехала вперёд, а Кем не знал, как ему сказать правду. «Сейчас он меня высадит и сам будет мутузить ногами. Да, в больших городах говорят о толерантности, но у нас геев не любят, как и раньше. В моём народе это и вовсе большой грех», — подумалось ему.

— Говори, Кемаль, не бойся. Я не твой папа, бить просто так не буду, — голос был нежный, но чувствовались приказные нотки. Кем сглотнул, решаясь на откровение.

— Отец узнал, что я гей. Один парень мне нравился, он поспорил на меня с другим. Ник предложил мне встречаться, а я дурак согласился. Оказалось, всё снимали на камеру телефона. На ролике я говорю, что гей и согласен встречаться. Видео через десятые руки дошло до отца. В моей школе родственники учатся, — промямлил Кемаль, опустив голову. — Презираете, да?

— Нет. Я би, поэтому, не мне тебя судить, — совершенно спокойно ответил Александр.

В салоне повисла гнетущая тишина. Кем всё же украдкой рассмотрел Александра. Он оказался красивый. Волосы тёмно-русые, телосложение спортивное. Это всё, что Кем смог про себя отметить. Сейчас было такое состояние, что не до любований.

Тем временем машина выехала за город и снова накатила паника. Куда он его везёт?! Но, слава всевышнему, мозги не совсем отключились. Кем достал из кармана пиджака сотовый, решив отослать отцу смс, что его украли. Вдруг пожалеет, найдёт и примет назад? Он успел только слово «папа» набрать, как машина остановилась у обочины. Александр вырвал телефон из рук. Потом его пальцы запорхали по экрану.

— Отправить. Ага, уже дошло. Читай, — весело сказал он, и сунул телефон Кему под нос.

«Папа, не переживай. Со мной всё хорошо. Уехал жить к любовнику», — с ужасом прочёл Кемаль.

— Зачем вы? Он теперь точно меня не простит, — парень шмыгнул носом, пытаясь унять накатившие слёзы.

— А мне плевать. С сегодняшнего дня ты мой, Кемаль. Будешь жить у меня. Готовься, ночью будет жаркий секс, — Александр говорил расслабленно. — Телефон отдам, когда буду уверен, что ты не сбежишь. А впрочем, зачем он тебе? По нему вычислить могут.

Дыхание на миг остановилось, потом началось какими-то урывками. Кем увидел, как Александр выбросил его телефон в открытое окно прямо под колёса проезжавших мимо машин. Кемаль от шока стал всхлипывать. Было больно, но он ничего поделать не мог. Разревелся как ребёнок, слёзы затмили взор. Пришло понимание, что мужчина его по-настоящему украл, везёт неизвестно куда, да ещё и кровь пил. Кем невольно потрогал ранки на плече, но ничего не обнаружил.

— Укусы заживают через пять минут. Вампиры не оставляют следов. Но ты не бойся, я не стану тебя убивать. Будешь жить долго и счастливо. Надеюсь, что счастливо. Только я тебя теперь не отдам. Успокойся и выслушай.

Кемаль всхлипнул, пытаясь задавить слёзы. Потом дрожащим голосом сказал, что готов слушать.

— Есть мы — вампиры, как отдельная раса людей. Живём разве что до ста лет. Я не чистокровный, моя мать обычная женщина, но родила меня от вампира. Как видишь, размножаемся мы так же, как и все. Нам, кроме обычной еды, ещё и кровь нужна. Есть вы — люди-доноры. Но среди обычных людей встречаются особенные, со сладкой дурманящей кровью. Пока ты девственник, твоя притягательная кровь ценна для вампира. Если он тебя находит, старается переспать. Тогда другие к тебе не подойдут, а кровь навсегда останется сладкой. Если не я, то тебя бы кто-то другой забрал и на родителей бы не посмотрел. Обычно таких, как ты, присматривают заранее и стерегут, чтобы ни с кем не трахнулся, ведь до восемнадцати запрещено забирать донора. Если тебя не остановили, когда ты вышел из дома, значит никто не знает о тебе, — объяснил Александр.

Кемалю подумалось, что поведал он какую-то сказочную чушь. Было впечатление, что над ним просто издеваются.

— И что, вы теперь не можете меня отпустить? — скептически спросил Кем.

— Вижу, ты мне не поверил. Ничего, потом я познакомлю тебя с мужьями моего отца и дяди. Они тоже идеальные доноры. Отпустить я могу. Допустим, комнату где-то сниму для тебя, денег у меня полно. Только в городе не одно вампирское семейство живёт. Они слетятся на твой запах, как осы на сладкое. И потом, сам подумай, после того как я попробовал твою идеальную кровь, захочу ли тебя отпускать? Только дурак так поступит, — ехидно усмехнулся Александр, заводя мотор.

Кемаль опустил голову. Пальцы, теребящие пуговицу на пиджаке, умудрились её оторвать. То, что говорит этот мужчина, похоже на сказку. Но ведь Кем видел его клыки, и плечо после его языка онемело, будто под анестетиком. Когда берут кровь из пальца в поликлинике, становится больно, а здесь он совсем ничего не почувствовал.

Кемаль попытался успокоиться, справедливо рассудив, что так можно себя до истерики довести. Выглядеть перед похитителем жеманным, словно девушка, голубым не хотелось. Он снова глянул на Александра. Тот на самом деле оказался красивый. Кемаль перевёл взгляд на руки, обхватившие руль. Большие ладони, длинные пальцы, ухоженные короткие ногти. Он невольно сглотнул и отвернулся. «Вот почему руки мужчин вводят в такой трепет? Это мой личный фетиш? И что делать дальше, попытаться сбежать, как представится возможность? А куда бежать? К кому? Друзья отвернулись. Родня не примет. Об отце после такой смс даже вспоминать бесполезно. Мама? А что она может. Она зависит от отца. К тому же после развода дети всегда остаются с отцом. Да, по российским законам иначе, но обычаи предков у нас чтят превыше всего. К тому же мама никогда не работала. Всю жизнь дома с детьми. «Удел женщины ублажать мужа и рожать ему детей, а ещё следить за домом. Мужчина должен деньги зарабатывать, ему стыдно посуду мыть и щи варить», — всегда наставлял меня отец. Так что делать, бежать от этого мужика или довериться ему? Вдруг всё не настолько страшно?» — думал Кемаль, глядя на то, как они подъезжали к столице области. Он уставился в окно, рассматривая приближающийся город, нужно действительно успокоиться, чтобы подумать обо всём позже.

 5

Подъезжали в какой-то коттеджный посёлок. Кемаль с родителями тоже жил частном доме, но у них территория посёлка не окружена забором, и охраны при въезде нет. Кем уставился в окно, на заборе и воротах камеры, поэтому никто из домика охраны не вышел, просто запустили открытие ворот. Машина проехала в них, и парень выпучил глаза от шока. Дома окружали глухие заборы высотой метра два, и кругом камеры. Отец Кема был предприниматель средней руки, но и он не смог бы позволить себе жить тут. «Дома построены для настоящей элиты области. Значит, Александр из тех людей, к которым близко на пять метров не подойдёшь? Но он без охраны ездит, это странно. Да уж, попасть в руки мужика, который с помощью денег может заткнуть рот даже полиции, перспектива так себе. Нужно сматывать удочки. Добегу до домика охраны и попрошу помощи», — решил Кемаль, нервно теребя полы пиджака.

Наконец-то остановились у каких-то ворот коричневого цвета. Александр выставил в окно руку с брелоком, а железо с тихим шорохом стало подниматься вверх. «Блин, это въезд в гараж?! Плохо», — парень закусил нижнюю губу от досады, а машина тем временем плавно поехала в просторное помещение.

Александр разблокировал двери. Кемаль вышел из салона. А куда деваться? Быстро огляделся, но взгляд уловил только мотоцикл. Папа должен был отправить его на днях учиться в автошколу. Теперь всё прахом.

— Не стой, идём, — строго сказал мужчина, и Кем, съёжившись, поплёлся за ним.

Выйдя на улицу, он обернулся и побежал к калитке. Александр даже не дёрнулся, стоя на месте. Калитка оказалась закрыта на ключ, сколько бы Кем не дёргал ручку, она не открывалась. Теперь-то понятно, почему похититель так спокоен.

— Ты куда-то собрался, Кемаль? — раздался насмешливый голос сзади, а потом добавили приказным тоном, — Подойди ко мне, Кемаль.

Кем стоял и пялился на железные двери, не в силах повернуться. «Вот я попал! Что теперь делать?!» Сердце бешено заколотилось, ускоряя пульс. Адреналин бушевал в теле так, что в голове звенело.

— Кемаль, я жду тебя. Не заставляй меня подходить к тебе самому, это плохо кончится для тебя, — приказной голос стал ещё и ледяным.

Кем вздрогнул от этого тона и его слов. Что тогда будет? На что он намекает? Ужас охватил душу. Александр не кричал, но его голос был такой властный, что ледяные мурашки сковывали тело, и это летом-то.

Понурив голову, Кемаль обречённо поплёлся к хозяину дома и остановился в паре шагов от него. Александр неожиданно схватил его в объятия и прижал к себе.

— Не нужно меня бояться, малыш. Если ты будешь вести себя хорошо и слушаться меня, то ничего страшного с тобой не будет, — произнёс он, погладив по голове. — Идём в дом, нужно чего-нибудь перекусить. Ты умеешь готовить?

— Мужчине стыдно заниматься готовкой и уборкой дома. Он должен деньги зарабатывать, — буркнул Кем.

— Это тебя так отец научил? — хохотнул Александр, потом взял за руку и повёл в дом.

— Да. У нас не принято, чтобы мужчина стоял у плиты, для этого есть женщина. Бывает, мужчина выбирает профессию повара, но дома, если есть жена или мать, он всё равно не готовит, — промямлил парень.

— Всегда удивлялся тому, какое у вас неравенство между полами. На мой взгляд — это неправильно. Снимай туфли тут. Я дам тебе тапочки.

Кем оказался в просторном холле, вмещавшим в себя прихожую. С правой стороны от дверей стоял открытый стеллаж, в котором находились необходимые предметы: зонт, крем для обуви и какие-то ещё вещи. Кемаль старался зацепиться за что-то взглядом, лишь бы не думать о том, как он позорно трясётся перед этим сильным мужиком.

Тем временем Александр подал тапочки, потом демонстративно закрыл двери на ключ и положил их на верх стойки. Кем заметил, что внизу, маленький ящичек, но ручки у него не оказалось.

— Марта, убери ключи, — произнёс Александр.

К удивлению, ключи провалились в открывшийся сверху ящик. В следующую секунду створки над ним сомкнулись, снова создавая гладкую поверхность. Кемаль знал, что существует система «умный дом», у одноклассника в квартире стояла такая. Но там была модель двадцатилетней давности, а у Александра, видимо, последняя модификация, такую не каждый в состоянии себе позволить.

Тяжёлая рука опустилась на плечо, парень вздрогнул и посмотрел на хозяина дома. Тот улыбнулся и повёл куда-то. Зашли в ванную, пол которой был устлан чёрным кафелем с золотистыми вкраплениями. Стены тоже отделаны кафелем до самого потолка, но уже голубого цвета с теми же золотыми крапинками. У одной стены находилось джакузи, у другой большая душевая кабина. Посередине виднелась тумба с раковиной, а рядом зеркало от пола и до потолка.

Кемаль озирался, пытаясь определить, нет ли тут для него опасности.

— В туалет хочешь? — спросил мужчина спокойным тоном.

— Да, — пискнул Кем, действительно, неплохо бы посетить уборную.

— В том углу за душевой дверь в туалет, в него ещё можно попасть прямо из вестибюля. Иди, жду тебя здесь.

Александр слегка подтолкнул его в нужном направлении и Кемаль быстрым шагом направился к дверям. Закрылся в туалете, облегчённо вздохнув, этот человек вызывал неконтролируемый ужас в душе, и почему-то казалось, что он не просто попал, а не хило так вляпался. Даже то, что Кем успел увидеть, говорило, что Александр весьма властный человек. Он вздохнул и подошёл к унитазу. Ни сливного бачка, ни кнопки от него в стене не наблюдалось. После того, как Кем сделал дела, вода полилась сама. Он снова вздохнул, набираясь мужества и вышел назад. Мужчина сидел на бортике джакузи, оперевшись о него руками.

— Руки мой, — кивнул на раковину.

«Будто я правил гигиены не знаю, обидно даже», — разозлился про себя Кем. Подойдя к умывальнику, он подставил руки под кран. Вертушек у смесителя не было, видимо, дом Александра напичкан электроникой под завязку. Сначала на руки капнуло мыло, а через несколько секунд полилась тёплая вода. Он вымыл ладони и вцепился в раковину пальцами, вода перестала течь, но ему страшно было повернуться. Кем напомнил себе, что он мужик, ему не пристало трястись как бабе, но он не мог совладать со своими нервами.

— Подойди сюда, Кемаль, и разденься, — приказал Александр, Кем аж подпрыгнул от его голоса. — Не бойся, я просто хочу осмотреть твоё тело.

— Я не хочу. Отпустите меня, пожалуйста, — промямлил Кемаль поворачиваясь.

— Мы это уже обсуждали, Кемаль — это исключено. Раздевайся, не заставляй меня злиться.

«Ладно, я разденусь. На медосмотры же ходил, раздевался перед хирургом. Представим, что это врач», — встав недалеко от мужчины, Кем начал раздеваться, складывая одежду на бортик джакузи. Александр подождал, пока он всё снимет, потом провёл рукой по груди, спустился на пах и перешёл на бедро. При этом взгляд был такой, будто он купил Кема и теперь он его раб.

— Волосы мы уберём. Везде, — заявил Александр решительно.

Кемаль почувствовал, как горят щёки от стыда. Александр отодвинул его ладони, прикрывающие член, взял его в руку и погладил.

— Обрезанный. Что ж, тем лучше, — заметил он.

— У нас все мужчины обрезанные, так положено, — зачем-то уточнил Кем.

Вдруг зазвонил телефон. Александр велел одеваться, а сам ответил на вызов. Кем морщась, стал напяливать одежду, одновременно прислушиваясь к разговору.

— Приветствую, дядя Андрей… Да, я дома… Ты у Георга? Заезжай, я тебя жду. Ты как раз мне поможешь, — услышал парень.

«Вот оно, сейчас придёт этот Андрей, и я попробую попросить о помощи», наивно подумал парень, поправляя рубашку.

— Пиджак можешь не надевать, дома тепло. Идём пока в гостиную, — резко произнёс Александр и встал, — хлопнув себя по коленям.

Кем поплёлся за ним, в глупой надежде, что этот дядя Андрей окажется добрым человеком и вызволит его отсюда. Он даже придумал, куда податься. В одиннадцатом классе друг переехал с родителями в этот город. Они продолжали общаться в интернете. Даже несмотря на всю правду об ориентации, Юрка от него не отвернулся. Возможно, Кем сможет перекантоваться у него пару дней, пока не устроится на работу. С такими мыслями Кем зашёл в гостиную. Увидел несколько кресел, диван, журнальный столик.

— Сядь, — Александр схватил за плечи и усадил на диван.

«Он что всегда так разговаривает? Любит командовать, прямо как мой отец. Нет, хуже, отец не всегда обращался таким тоном.» Воспоминание о родителе принесло боль, сердце снова защемило. Он не нужен Азизу такой, совсем не нужен. Понурив голову, Кемаль уставился на ладони, сжимавшие край пиджака. Александр куда-то ушёл, но отсутствовал недолго. Вскоре он вернулся с каким-то мужчиной.

Кемаль прищурился, разглядывая незнакомца и пытаясь понять, поможет он ему или нет. На вид мужчине было не больше сорока, его светлые курчавые волосы не имели седины, а зелёные глаза, казалось, видели насквозь. Кем поёжился от этого неприятного взгляда.

— Знакомься — это Кемаль. Нашёл на крыше своей новостройки, — объяснил Александр.

Незнакомец подошёл и принюхался.

— Какой аромат чудесный. Надо же, идеальный донор. В последнее время я не слышал, чтобы кто-то из наших находил подобных парней или девушек. Такие люди теперь редкость, а он ещё и красив, — мужчина улыбнулся, и Кем увидел вампирские клыки.

— Он мой, дядя Андрей, — ледяным голосом произнёс Александр.

— Эм, прости, вышло машинально, — хохотнул мужчина, а клыки въехали в дёсны. — Ты так в него вцепился, Саша?

— У меня клыки из-за него прорезались.

— Вот как? — мужчина поднял бровь, не отрывая взгляда от Кема.

— Сам удивился. Мальчик утверждает, что его выгнали из дома за то, что он гей. Хочу узнать правду, — мягким голосом попросил Александр.

Андрей тут же поднял голову Кемаля за подбородок, и наклонился, заглядывая прямо в глаза. В его зрачках полыхнуло пламя. Голова закружилась и заболела, но всё длилось лишь несколько секунд. Андрей отстранился и заявил:

— Мальчик говорит правду. И да, он гей. Идём в кабинет, поговорим о деле.

— Сиди тут, Кемаль. На столе пульт, можешь включить телевизор.

Они ушли, а Кем немного выждал и пошёл в вестибюль. «Как же, буду я сидеть. Сбегу отсюда. Вон пиджак Саши на вешалке, зря он его оставил», — Кем вынул из кармана свои документы, и дёрнул ручку двери. Оказалось закрыто. Он глянул на стойку, ключей не увидел.

— Марта, отдай ключи, — сказал он нервным голосом.

— Простите, но ваш голос не идентифицирован. Пожалуйста, дождитесь хозяина дома, — ответила умная помощница.

Кем проверил окна, они тоже были на электронике, ручки нигде не наблюдалось. Но ведь окно не двери, так?

— Марта, открой окно, — сказал с надеждой в голосе.

— Простите, но ваш голос не идентифицирован. Пожалуйста, дождитесь хозяина дома, — получил тот же ответ.

Кемаль чуть не заревел с досады. «Как же так? Нечестно. Я теперь заперт в этом доме. И Андрей не поможет, он такой же, как этот Саша». Осознание этого ударило молнией в голову. Такой же, как Саша? Значит, вампиры существуют? Делать нечего, парень поплёлся в гостиную, еле передвигая ногами.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям