0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Вперёд, и с песнями! или Мерцающая сказка » Отрывок из книги «Вперёд, и с песнями! или Мерцающая сказка»

Вперёд, и с песнями! или Мерцающая сказка от автора Котянова Наталия

Автор: Котянова Наталия

Исключительными правами на произведение «Вперёд, и с песнями! или Мерцающая сказка» обладает автор — Котянова Наталия Copyright © Котянова Наталия

 

«В некотором царстве, в некотором государстве...»

Нет, не так. И банально, и просто идейно неправильно. Откуда у нас царство? Лучше

«Однажды, давным-давно...»

Стоп, опять ерунда. Это пять-то лет «давным-давно»?! Бред. Хотя... Если сему творению суждено будет прославиться в веках и намного пережить своего скромного автора, почему бы и нет? Нет... Всё равно как-то «квадратно».

Может, попроще? Что-то вроде

«История эта началась в один из прекрасных тёплых дней, в самый разгар весны, когда...»

БАБАХ!!!

Ведро.

- Аа!! Ыы!!

Мир.

- Рряу! Шшш!..

Бряк, бряк, бряк... Топ-топ... Ды-дыщ!!

- Убери от меня Этого!! Не могу больше!!!

Я со вздохом убираю свою красивую ручку и не менее красивую, всё ещё девственно-чистую тетрадку в ящик стола. С этим дурдомом мне никогда не написать свой бессмертный шедевр. Не хватит ни времени, ни нервов... Впрочем, какой там шедевр! Просто захотелось подробно, для истории описать кое-какие имевшие место события, а то за делами-заботами скоро не упомнишь и половины того, что тогда случилось. А так хочется оставить после себя что-то, кроме «Этого». Точнее, «Этих»...

На меня, не мигая, смотрят огромные жёлто-зелёные глаза с едва заметными вертикальными зрачками.

- Ну, сделай же что-нибудь!!

Всегда одно и то же. И нет этому конца...

Киваю, встаю, медленно иду к двери. Оглядываюсь – и обрадованно поднимаю кверху указательный палец.

- О, идея! С тебя-то мы и начнём!

 

 

- 1 -

 

Змеюн в очередной раз почесал когтем упитанный левый бок. Потом – не менее упитанный правый. Клацнул зубами в миллиметре от вредной неуловимой блошки, но снова потерпел поражение и вынужден был временно оставить вражину в покое – не до неё сейчас. Были у кота дела и поважнее: к примеру, он сообразил, что за своими творческими размышлениями уже почти пропустил обед. Больше всего Змеюн любил свеженькое, только что из-под коровы молоко, чем жирнее, тем лучше. Но полуденная дойка уже прошла, молоко разлито по бидонам и надёжно упрятано в ледники, а пить холодное – ещё чего! Здоровое горло всё ж таки его основной рабочий инструмент. Теперь главное – не прозевать вечернюю дойку, а сейчас вполне можно будет заявиться... ну, хоть к Веське. У неё, правда, из еды в основном всякие травки-муравки, сырые, варёные и всякого другого приготовления. Как-никак, местная знахарка, ей по рангу положено! Но и мясцо какое-нибудь наверняка найдётся...

Приняв решение, Змеюн вразвалочку зашагал на дальний край деревни, где несколько особняком стоял домик знахарки. Встречные люди уже не провожали его удивлёнными взглядами – за неделю привыкли. Ну, кот, ну, здоровущий, ну, ходит на задних лапах и разговаривает в придачу... Что ж, в их края и не такие чуда заносило, один Призрак Коммунизма в прошлом году чего стоил! Еле выгнали заразу... А кот-переросток оказался вполне себе мирным и дружелюбным. Мышей, правда, не ловил принципиально и пожрать был вовсе не дурак, но зато рассказывал местной ребятне такие чудесные сказки, что и взрослые заслушивались. Про незнакомые миры и манящие звёзды, про волшебных животных и древние клады, про людей – разных, злых и добрых, да и не только про людей. В Борюсиках, помимо них, жили ещё потомки драконов, две семьи эльфов и довольно солидная гоблинская община, стало быть, в сказках нужно было упомянуть и их, иначе обидятся. Ой, да какие проблемы! На память и фантазию Змеюн ещё никогда не жаловался, поэтому без труда задействовал в своих рассказах одновременно какое-нибудь говорящее Дерево, Близнецов – прародителей гномов, жуткого Чёрного Властелина со странным именем Вандермотор и, до кучи, основателя здешнего поселения, легендарного пьяницу Борюсика. Который в финале неизменно всех побеждал или, по крайней мере, совершал выдающийся поступок вроде женитьбы на самой страшненькой девушке мира, которая под влиянием неназываемого волшебного напитка вдруг превращалась в красавицу из красавиц. А что, такое тоже вполне бывает...

Вообще, если откровенно, в их Мерцающем может быть абсолютно ВСЁ. На то он и Мерцающий. Правда, некоторые остряки предпочитают называть собственный мир «Винегрет» или «Чёрти-что и с боку бантик», но и эти определения очень недалеки от истины. Сам Змеюн, как местный уроженец, знал о других временах-пространствах только по рассказам и книгам, зато благодаря своему любопытству и бродячему образу жизни знал очень многое. Так, было очевидно, что названию своему их мир был обязан повсеместным наличием «мерцающих дыр» или, в простонародье, «мерцалок». Небольшие радужные пятна, неравномерно раскиданные по поверхности земли, они не представляли собой ничего интересного или опасного, помимо тех редких случаев, когда становились активными. Это могло произойти в любой момент – пятно на глазах расширялось, начинало пульсировать и переливаться, а потом – рраз! – и выкидывало на поверхность новую жертву. Это мог быть кто угодно, начиная от «классического» землянина любого возраста, пола и расы до порой совершенно немыслимых существ вроде мохнатокрылых бородавчиков из тринадцатой системы Громма. Такая вот у Мерцающего своеобразная природа: не умея создавать свои собственные формы жизни, он просто-напросто «ворует» их из других миров. Его мерцалки способны проникнуть куда угодно, хоть в самое закрытое место, и, выбрав подходящую (или первую попавшуюся – системы, понятно, достоверно не знал никто) жертву, мгновенно затягивают её в себя, чтобы аккуратно «выплюнуть» уже на своей новой родине. Помимо разумных существ, мерцалки иной раз хватали животных, растения и бытовые предметы. Некоторые из них даже оказывались волшебными (естественно, миры-то разные бывают!) В тех же Борюсиках есть выращенное из «чудесного огрызка» огромное дерево с сочными и питательными плодами, которые вызревают круглый год и, будучи сорванными, практически не портятся. То-то подспорье в дальней дороге! Да и с соседями обменяться не грех – в других селениях свои диковинки имеются.

Несмотря на вынужденную «негуманность» способа добычи жителей, Мерцающий будто старался загладить свою вину и предоставлял уворованному полную свободу действий. На единственном материке царствовал мягкий приятный климат, земли были исключительно плодородными, а население - по естественным причинам – вполне дружелюбным. Существовали, конечно, и более обособленные общины старожилов, но в целом каждый новый пришелец волен был селиться там, где ему вздумается. Государств в политическом смысле слова не имелось, всеобщего правительства или монарха – тем более. Население жило в основном в многочисленных деревнях, некоторые предпочитали города (их на Мерцающем было аж пять штук). И, наконец, существовали разного рода «перекати-поле», странствующие певцы, сказители, исследователи и прочий любопытный народ, к которому относил себя и знаменитый в узких кругах кот Змеюн.

Бродячая жизнь за несколько лет ему нисколько не прискучила. А что – края у них богатые, народ щедрый, и каждый день можно узнать что-нибудь новенькое, интересное. До чужих рассказов Змеюн был даже более жаден, чем до блюдца свежих сливок. Запомнить и художественно переработать историю, вплести, если надо, во что-то большее – и полноценная длинная сказка готова. А где интересная сказка – там те же сливки от благодарных слушателей. И всем хорошо!

 

...Несколько откормленных гусей преградили дорогу щуплому эльфийскому мальчонке и теперь злорадно шипели, вытягивая шеи:

- Боишшся?? Боишшся!!

Эльфёнок боялся. Неловко переступал босыми ногами и уже начал шмыгать носом, когда Змеюн неслышно приблизился и встал за обидчиками, скрестив лапы на груди.

- Кхм.

Гуси, как один, подскочили и при виде сурового кота ударились в неконтролируемую панику. Миг – и растрёпанный истерически гогочущий ком уже растаял на другом конце деревни.

Мальчишка с длинным выдохом сел на землю, и кот, проходя мимо, потрепал его по лохматой белобрысой макушке.

- Будут ещё пугать, скажи – мне пожалуешься!

- Ага. Спа... Спасибо, - наконец, выговорил эльфёнок. – Здорово вы их!

- Да ладно, чего там!

Змеюн небрежно отмахнулся и направился было дальше.

- А почему они так испугались-то? – догнал его закономерный вопрос.

Кот нехотя обернулся.

- Почему-почему. Много будешь знать, скоро... упс, это не про эльфов... Короче, не важно.

- А я и так знаю, мне старший брат сказал, а ему дед Пихтун из Ручьёв, а тот сам видел! – заявил эльфёнок. – Вы шипите круче их! Как этот... как его... Большой Змей!

- Великий Змей, - со вздохом поправил кот. – И что?

- А правда, что от этого можно оглохнуть, а ещё у вас глаза в темноте светятся, как два прожектора?

- Ну, правда.

- А можно...

- Нельзя! – рассердился кот. – Ты сначала гусей перестань бояться, а уж потом ко мне приставай. А то ещё...

- Что ещё?

- Описаешься со страху! – фыркнул кот и зашагал быстрее, оставив позади обиженного таким предположением мальчишку.

Не так уж он и далёк от истины, между прочим! Были в жизни Змеюна пара таких эпизодов... Надо ведь понимать, что такое имя не зря мамашей дадено!

 

...Очередной серо-полосатый отпрыск знаменитого кота Баюна, известнейшего сказителя и автора кучи литературных трудов, родился и рос вполне заурядным, пока в один прекрасный день здорово не напугался. Огромная, оглушительно шипящая змея словно из ниоткуда возникла перед задремавшим на солнышке котёнком. Страшная кожистая голова с раззявленной пастью стремительно приблизилась... Дальше он ничего не помнил. Очнулся уже на руках у матери, от которой заметно разило валериановым корнем. Куда исчезла та змея, почему оставила его в живых? Родители на его робкие вопросы не отвечали, хмурились. Вскоре он случайно подслушал их разговор – и неожиданно для себя выяснил, что напал на него ни кто иной, как один из потомков Великого Змея, почти позабытого ныне божества, которому поклонялось немногочисленное племя живущих где-то на юге кобрян. Странные полулюди-полузмеи, они стремительно вымирали. В отличие от других «попаданцев», которые, несмотря на внешние различия, были совместимы между собой и прекрасно размножались, эта немногочисленная раса могла скрещиваться исключительно с себе подобными. А поскольку новых кобрян на Мерцающем давным-давно не появлялось, они были обречены. Злость на несправедливую судьбу заставила кучку оставшихся кобрян провести какой-то магический обряд, в результате которого они окончательно превратились в огромных змей. Страшные, агрессивные, они расползлись по всему Мерцающему и жалили, кусали своими ядовитыми зубами всех без разбору. Убить их было трудно – такая задача оказалась под силу только опытным колдунам определённой специализации. Но Змеюну, как вскоре прозвали котёнка, это неожиданно удалось, каким образом – неизвестно. Родители нашли рядом с сыном уже мёртвую гигантскую змею. С тех пор на кончике его хвоста красуются два круглых симметричных пятнышка, глаза ярко светятся в темноте, хоть книжку читай, а сам кот в моменты сильного испуга или злости так оглушительно, совсем по-змеиному, шипит, что у всех мороз по коже... В остальном же Змеюн был вполне себе обычным, в меру интеллигентным, в меру самолюбивым котом-сказителем.

 

Неспеша, вразвалочку, подошёл Змеюн к маленькому, чуть скособоченному домику знахарки, стукнул пару раз когтем о косяк и потянул на себя скрипучую дверь. Здесь было хорошо, прохладно, вкусно пахло сухими травами и - о! - наисвежайшим курником. Это он удачно зашёл!

- Доброго дня, хозяюшка! – ласково пропел Змеюн, не сводя глаз с накрытого полотенцем большого блюда посреди стола.

- И тебе, котик!

Из-за занавески, делившей комнату на столовую и спальню, выглянула переплетающая косу знахарка. Змеюн украдкой вздохнул: такое обращение не очень-то ему нравилось, но ради пирога он был готов благородно промолчать. Впрочем, помимо своих кулинарных талантов, хозяйка была ему и просто (по-человечески?) симпатична. Приветливая, улыбчивая, готовая по первой же просьбе прийти на помощь – будь то угостить голодного «котика» или бежать среди ночи к внезапно захворавшему ребёнку. Не то, что её предшественница, вредная старая карга, которая за свои отвары даже молоко брезговала брать – только сливки. А эта и за «просто так» не откажет... Потому и любят её в деревне, и уважают, несмотря на возраст. Молодая ещё совсем девка, двадцать пять всего, а такая умница! Студентка-медик, с детства в травах разбирается – словом, народ бурно обрадовался, когда очередная мерцалка выплюнула недалеко от их деревни почти дипломированного специалиста. Уговорили остаться, заселили в пустующий ныне домик прежней знахарки, помогли с ремонтом и обустройством... Сейчас, год спустя, девушка уже чувствовала себя в Борюсиках своей и была вполне довольна жизнью.

- Как дела, как здоровьичко, любезная госпожичка? – светски осведомился Змеюн, кося глазом на стол.

Знахарка весело фыркнула – разгадать причину появления гостя не составило особого труда. Не заставляя кота долее нервничать, она шустро достала расписную глиняную кружку – для себя и глубокое блюдце – для сказителя, наполнила первую душистым травяным взваром, а второе молоком, и принялась резать пирог.

- Вот, не побрезгуй, угостись, пока тёплый.

- Благодарствую!

Змеюн не заставил себя упрашивать и живенько вскарабкался на высокий табурет. Ел он, кстати, не чета некоторым людям – неторопливо, аккуратно, не хлюпал молоком и не раскидывал крошки, чем в очередной раз умилил хозяйку. Неспешную интеллектуальную беседу вскоре прервал приглушённый расстоянием скрип рассохшейся уличной калитки.

- Шагов не слышно, - констатировал Змеюн. – Стало быть, женишок твой, Веся, припё... пожаловал.

Девушка снова фыркнула и встала достать ещё одну кружку. Её смешила и немного удивляла взаимная неприязнь, которую испытывали друг к другу странствующий сказитель и Ари. Причём неприязнь эта возникла буквально с первого взгляда. Остальные жители Борюсиков встретили кота с различной степенью энтузиазма, но вполне благосклонно, и только Арвиэль сразу как-то напрягся и высказался в том духе, что «не пойти ли уважаемому в другую деревню, тут все работают, сказочки слушать некогда». Змеюн предпочёл проигнорировать этот тонкий намёк и остался. Неделя уже к концу подходит, а «этот жирный серый бездельник и не думает уходить, бродит везде, мешается, а к Весе и вовсе зачастил, и что только ему надо, толстопузому...» Змеюн, конечно, был в курсе такого отношения со стороны молодого эльфа, но предпочитал не обращать на это внимания, хотя эпитеты насчёт фигуры воспринимал болезненно. Ну, что он может сделать, если у него конституция такая?! И наследственность. Этот белобрысый дохляк ещё родителей его не видел, вот там вообще непонятно, где длина, где ширина. А он, Змеюн, и так себя сдерживает, чуть не постится...

Дверь между тем отворилась, и в дом шагнул высокий светловолосый парень. Его красивое тонкое лицо при виде хозяйки осветилось восторженной улыбкой (Веся, как обычно, смутилась и покраснела). Потом был замечен невозмутимо восседающий за столом Змеюн, и парень заметно скривился.

- Когда бы я ни пришёл, вечно у тебя этот торчит...

- Ари, перестань. Давай, садись тоже поешь.

- Нормальный мужчина не позволит себе объедать женщину!

- А я – ненормальный мужчина, - опережая девушку, хмыкнул Змеюн и демонстративно облизнулся. – Я вообще кот.

- Угу, бессовестный котище...

- Ари!

- Давай выйдем на улицу, хочу с тобой поговорить. Без этого.

- Хорошо.

Веся вздохнула и вышла вслед за женихом за дверь. Змеюн тут же тихонько прокрался следом и стал подслушивать.

- ...А давай не будем ждать осени, а?

- Ну, мы же договорились. Родственники твои всё равно раньше не соберутся, да и дел летом невпроворот, и ещё...

- А, может, ты просто не хочешь? – грустный, тревожный голос.

- Нет. Хочу. Но...

- «Но»... Не так сильно, как я. Что ж, я знал это с самого начала. Но надеялся, что со временем...

- Ари, пожалуйста, - Веся говорила куда-то в сторону. – Я не отказываюсь от своего слова. Всё у нас будет хорошо. Просто подожди ещё немного, ладно?

- До сентября...

- До сентября.

В щёлочку Змеюн увидел, что девушка первая прижалась к жениху, спрятав лицо у него на груди. Он молча обнял её, машинально поглаживая толстую русую косу, длинно вздохнул и закрыл глаза.

«Жалко беднягу, - не без ехидства подумал кот. – Любит ведь, бешено, не по-эльфийски, даже ко мне ревнует, глупыш. А что толку...»

Услышав, как они прощаются до вечерних посиделок, Змеюн прошмыгнул на оставленное место и деловито подлил себе молока.

Веся вошла погрустневшая, рассеянная, но при госте честно попыталась взять себя в руки.

- Да ладно, не изображай, тут все свои! – махнул лапой Змеюн. – Мой тебе совет: забей на всё и наслаждайся жизнью, пока дают!

- Забей? Что? И куда?

Кот захихикал и снисходительно пояснил:

- Это из относительно нового. Земля, конец двадцатого века, выражение, эквивалентное «махни рукой», «плюнь на всё» или «не обращай внимания, не грузись».

- «Грузись»? М-да, отстала я от жизни, в моё время были другие словечки, - хмыкнула Веся. – Чувствую себя ископаемой старушкой.

- А ты не чувствуй, а перенимай передовой опыт, пока я здесь! Это что, я вот тут недавно парочку белок-оборотней встретил, из свеженьких, так они такого понарассказывали! Впору книжку отдельную издавать! Вот, например...

За это Змеюна и любили – своими историями он мог поднять настроение кому угодно. Даже ревнивому эльфу, который, впрочем, с пеной у рта утверждал бы обратное.

 

 

Час спустя кот, наконец, собрался уходить. Повеселевшая знахарка проводила его до калитки.

Они одновременно вздрогнули, когда со стороны леса, подступившего сюда почти вплотную, раздался громкий неприятный треск.

- Медведь балует?

- Не знаю... С чего бы?

- А кто тогда?

Треск между тем приближался, и Змеюн на всякий случай снова шмыгнул в калитку.

- Забор у меня, конечно, не ахти... Давай посмотрим, кто это, и, если что, сразу забежим в дом!

Змеюн напряжённо поводил ушами.

- Слушай, а ведь это не зверь. Человек! Нет, даже два!

Теперь и Веся расслышала за треском приглушенные голоса, точнее, не вполне понятные ругательства.

- Ффу...

- А что ты хочешь? Там сплошной шиповник!

Кот первый разглядел выдравшуюся из кустов мужскую фигуру в длинном плаще. С громким «Уфф...» он тут же плюхнулся на землю, отдышаться. А где же второй?

- Ну, и куда дальше?

- А ты что, не видишь деревню? Сейчас найдём кого-нибудь и спросим!

- Ага. А нас пошлют к такой-то матери или сдадут в домик с приятными мягкими стеночками...

- Слушай, будешь опять мне мозги выносить – заброшу на дерево нафиг, и пойду один. А ты виси себе, может кто и подберёт...

- Хорэ угрожать, пошли уже! Давай, шевели копытами!

Веся и Змеюн озадаченно переглянулись, не рискуя открыто выглядывать поверх забора. Что это за странное явление? Человек один, а голоса два, причём разных – и по тембру, и по манере говорить, стало быть перед ними не сумасшедший. Да и человек ли он? С копытами-то?

Мужчина тем временем поправил на плечах плащ и решительно зашагал в их сторону. И правильно – дом-то крайний, если что – вот он лес, рядом...

Весе впервые со времени своего житья в Борюсиках стало как-то неуютно. Раньше она только радовалась, что живёт обособленно, вдали от шумных детей, звонких петухов и прочей галдящей живности. Зато можно встать рано-рано и без лишних любопытных глаз поспешить по росной траве на опушку и дальше в лес, собирая нужные травы, корешки и ягоды, послушать тишину среди могучих буков, покружиться в вальсе по любимой укромной полянке...

И вот теперь лес привёл к ней нежданного гостя. Или гостей?

Змеюн дёрнул её за рукав и показал глазами на дверь, но девушка махнула рукой и, резко выдохнув, распахнула калитку.

Для визитёра этот жест стал полной неожиданностью: чуть не получив по носу, он рефлекторно отскочил назад и уставился на хозяйку таким же настороженным взглядом.

- Ээ... мм...

- Здравствуйте, - не встретив явной угрозы, Веся приободрилась и решила заговорить первой. – Что вам угодно? Я могу вам чем-нибудь помочь?

Незнакомец – это оказался даже не мужчина, а вполне себе молодой парень, хоть и внушительного вида – мелко покивал и нервно облизал губы.

- Здравствуйте... А можно... воды попить?

- Ага, и заодно поесть. И переночевать ему негде... – саркастически хмыкнул Змеюн, выглядывая из-за забора.

При виде гигантского кота парень захлопал глазами и машинально сделал ещё шаг назад.

- Да не боись, я не кусаюсь, - хихикнул сказитель. – Так только, глотаю целиком...

- Это шутка! – Веся погрозила ему пальцем. – Да вы не стойте, заходите!

Парень помялся, а потом решительно протиснулся в калитку.

 

В доме Веся первым делом протянула гостю кружку с водой, которую тот опустошил в пару глотков – значит, и вправду жажда обуяла. По тоскливому взгляду, которым он рассматривал её жилище, девушка догадалась, что это – очередная, совсем свежая жертва мерцалки. У неё самой, очевидно, в первые дни был такой же потерянный вид... Наверное, он долго шёл по лесу, пока не набрёл на деревню. Бледное осунувшееся лицо, синяки под глазами, длинные тёмные волосы повисли грязными сосульками. Натерпелся, бедненький!

Веся приветливо улыбнулась и, более не спрашивая, споро собрала на стол. Большая миска с окрошкой и оставшийся кусок пирога привели парня в полуобморочное от счастья состояние. Поблагодарив, он жадно накинулся на еду под сочувственным взглядом хозяйки и снисходительным - кота. Последний удобно расположился на любимом табурете и закинул лапу на лапу, дожидаясь, когда можно будет наброситься на нового человека с расспросами. Да, это всё-таки человек. На ногах высокие шнурованные ботинки, копыт никаких нет, стало быть, это было фигуральное выражение. Надо запомнить...

Наконец, гость шумно выдохнул и сыто отвалился на спинку стула.

- Спасибо вам огромное-преогромное!

- Спасибо не булькает! – тут же встрял кот.

Пришелец растерялся.

- А у меня... мм... не уверен, что...

- Да не слушай ты его! Змеюн шутит! У нас тут вообще деньги не в ходу...

- Поэтому ты должен расплатиться натурой!

Парень аж дёрнулся и с тоской покосился на дверь. Это не укрылось от кота.

- Не знаю, о чём ты подумал, я имею в виду – ты рассказываешь нам про себя, про свой бывший мир и всё интересное, что помнишь. А то скоро многое забудешь, так природой заложено.

- Блин, а куда я попал-то?! – жалобно вякнул парень. – Что значит «бывший мир»? А это тогда какой??

Веся и Змеюн снова переглянулись.

- А это – твой мир настоящий. И будущий.

 

Кое-как успокоившись, гость рассказал о себе. Марк Грознов, двадцать четыре года, аспирант Московского государственного университета приборостроения и информатики, параллельно работает в компьютерной фирме, получает хорошо, хватает на съём квартиры и даже на помощь престарелой тётке, родителей нет уже. Живёт нормально, недавно, правда, с девушкой своей разругался из-за какой-то ерунды, не помнит, какой. А вчера – вроде вчера? – встретил старого друга Петьку, они завалились в бар, благо пятница... и как-то незаметно нахрюкались оба по самое не могу. Когда кончились деньги, собрались по домам, а метро-то уже закрылось. Пошли пешком, точнее, поползли. Особенно Петька, он вообще был практически в отрубе, Марк его на себе тащил. Дальше начинался провал в памяти. Смутные воспоминания о пустынной дороге, блестящие от фонарей лужи под ногами... Наступили оба в одну огромную, с яркими бензиновыми разводами, поскользнулись и шлёпнулись...

Когда Марк пришёл в себя, было раннее утро. И вокруг вместо ожидаемой грязной московской подворотни - нетронутый весенний лес. «Здравствуй, белочка...» Какое-то время ушло на осознание, метания и причитания, потом Марк кое-как собрал себя в кучу и потащился по лесу куда глаза глядят, понадеявшись на русский «авось». И вот, «авось» не подвёл и вывел...

Веся осторожно погладила замолчавшего парня по плечу и, поймав его взгляд, ободряюще улыбнулась.

- Всё будет хорошо, вот увидишь! Сейчас тебе тяжело, но это скоро пройдёт. Привыкнешь. Я ведь привыкла...

- А ты тоже... хм... не местная?

- Ну, да. Я сама из Болгарии. Родилась в махровой провинции, учиться поехала в Софию, а потом перед самым дипломом вдруг - раз! – и оказалась здесь. Не волнуйся, ты и не заметишь, как адаптируешься. Мерцающий – так этот мир называется – он какой-то разумный, что ли. Уж не знаю, для чего он себе жителей ворует, но зато старается сделать так, чтобы им здесь понравилось. Насколько я знаю, особенных опасностей тут не бывает, каких-то эпидемий, войн – тоже. Климат прекрасный, природа щедрая, живи – не хочу. И, главное, все попадающие как-то очень быстро начинают чувствовать себя здесь как дома. Я тоже чувствую. Земная жизнь - как в тумане и не вызывает никаких ярких эмоций, нет тоски по оставленным родителям, друзьям, нет сожалений... При этом всё то полезное, чему я успела научиться – например, медицинские науки, ботаника и тому подобное – оно-то как раз не забылось! И благодаря этому здесь легче найти себе занятие, устроиться, да и другим пользу принести...

При этих словах Марк скептически хмыкнул.

- Я очень надеюсь, что в вашей прекрасной деревне остро нуждаются в первоклассных программистах!

- В чём?

- Или в сисадминах? Может, специалистах по один эс? Веб-дизайну?

Девушка с котом озадаченно переглянулись.

- Извини, это ты про что сейчас говорил?

Марк демонстративно побился лбом о столешницу.

- Я-так-и-знал!!

- Ну и нытик! – фыркнул Змеюн. – Вот тебе, Весенька, наглядный пример слабости духа: сидит такой детина, косая сажень в плечах, и хнычет, как маленький. А ведь при его габаритах даже у вас в Борюсиках можно найти кучу занятий, с которыми местные задохлики плохо справляются. В ту же кузню, к примеру, пойти работать, или дома строить. А если у него ко всему прочему ещё и мозги имеются (ну, а вдруг?) – тогда можно будет и поинтереснее дело сыскать. При голове да при руках нормальных голодным не останется! Вот мне, между прочим, рассказывали: ты, когда только появилась, вся растерянная, конечно, но тут же взялась кому-то помогать, одному огород прополола, другому щей наварила, и в результате все довольны. И тебя одели-обули, домик вон выделили, женихом снабдили...

Веся молча поджала губы, а вот бывшему москвичу явно стало стыдно.

- Извините. Это просто нервное, сейчас пройдёт.

- Всё в порядке. Вот, выпей-ка на всякий случай, быстрее успокоишься.

Марк принюхался к кружке. Корень валерианы, мята, что-то незнакомое...

- Спасибо.

Выпил залпом. Отдавая пустую кружку, адресовал хозяйке внимательный взгляд... И хлопнул себя по лбу.

- Вот я невежа! Про себя рассказал, а даже не спросил, как тебя-то зовут.

- Весна, - улыбнулась девушка.

- В смысле? – не понял он. – Вижу, что не лето, а при чём...

Они со Змеюном снова захихикали в унисон.

- Да нет, меня так зовут - Весна. Это болгарское имя. Можно Веся.

- Ух ты! – восхитился Марк. – Красиво! Слушай... А ты по-русски хорошо говоришь, без акцента!

- Как и ты – по-болгарски! Я русского и не знаю почти! Это очередная особенность Мерцающего: все, кто сюда попадает, прекрасно понимают друг друга. Не только люди разных национальностей, но и жители других миров. Знаешь, сколько их! У нас ведь и гномы живут, и тролли, и эльфы, конечно, и разные оборотни, и драконы, и...

Тут девушка заметила абсолютно круглые глаза собеседника и замолчала, давая ему время прийти в себя.

- Что, не веришь? – прищурился Змеюн. – А вот я, по-твоему, кто?

- Мутант какой-то, - не слишком вежливо предположил Марк. – Ты вообще знаешь, на кого похож? Есть у нас такой старый мультик, а там – такой же большой кот, назывался Баюн. Вот, практически одно лицо! То есть морда.

- Баюн – мой папа! А я – Змеюн! – обиделся на «морду» сказитель. – И, между прочим, мне про этот мультик уже рассказывали, года два назад.

- И кто??

- Да была одна тётка из Советского Союза...

- Вообще-то наша страна уже давно называется Россия.

- Правда? – удивилась Веся. – А при мне не было никакой России.

Марку в очередной раз поплохело.

- А... кхм... в каком году ты сюда попала?

- По-местному – в прошлом. А в Болгарии был, я точно помню, семьдесят девятый...

- О Господи!..

- А ты из какого?

- Две тысячи двенадцатого...

Весю это известие, наоборот, обрадовало.

- Здорово! Значит, на Земле всё в порядке, никакой ядерной войны, прогресс вон налицо, судя по твоим заковыристым словечкам. Ты сейчас, наверное, из землян самый умный!

- Ага, продвинутый дальше некуда.

- Куда продвинутый?

- Эм... замяли. А ещё с Земли тут кто-нибудь есть поблизости?

- Да полно! Правда, многие из каких-то дремучих эпох, тяжеловато с ними, консерваторы страшные. Живут по-старинке, ко мне только за травами бегают, от остального отказываются. А я, между прочим, несколько новых лекарств сама придумала, они посильнее будут! Из двадцатого века только ещё одна девушка, китаянка, мы с ней подруги. А вообще молодёжи у нас много, и из пришлых, и из тех, кто уже тут родился. Все очень интересные...

- Угу, особенно от смешанных браков. Например, дочка синего гоблина и гномихи, – хрюкнул кот. – Такая милая барышня, ростом и цветом в папашу, а от мамочки – боевой характер, ну и, само собой, борода до пояса. Кстати, совет, держись от неё подальше, Тарика любит таких фигуристых!

Марк закатил глаза, но промолчал. В какой же бредовый мир его занесло!!

 

Повисшую паузу заполнил топот босых ног по дорожке и звонкий детский голос:

- Веся, Веся! Я тебе такое принёс!!

Дверь со стуком распахнулась, и в прихожую влетел растрёпанный белоголовый мальчишка, тот самый, что недавно был «спасён» Змеюном от злых гусей.

- Вот, Ари велел передать, это цветоглазка, он сам нашёл, он знает, что тебе надо, хотел сам занести, но занят! Попросил меня и велел передать... – на одном духу выпалил эльфёнок и, подскочив к сидящей у стола девушке, звонко чмокнул её в щёку.

- Ну, ты рада?!

- Конечно, спасибо, Милль, и передай брату огромное спасибо.

- А поцелуй??

Веся смущённо отмахнулась и взяла потрёпанный невзрачный букетик, окинув последний далёко не романтическим взглядом. Редкая, очень полезная травка, ура-ура!

Эльфёнок между тем заметил неизвестного гостя и уставился на него во все глаза.

- Ой, дяденька, а вы кто?

- Конь в пальто!!

Жуткий завывающий голос принадлежал, как ни странно, не Марку, а шёл из тёмного угла рядом со входной дверью. Эльфёнок от неожиданности взвизгнул и не придумал ничего лучшего, как кубарем скатиться в открытое окно. Веся обеспокоенно высунулась наружу.

- Милль, ты цел?!

- Угу! Я, это... попозже зайду! Дел много!

Стукнула калитка. Веся обернулась к гостю, недовольно сложив руки на груди.

- И что это за шутки? Чего ребёнка пугаешь?

Марк вздохнул и пожал плечами.

- Это не я.

- Да неужели? А кто?

- Я! Эй, ну давай, тащи меня в общество, тут плохо видно!

Не глядя на вздрогнувшую хозяйку, Марк подошёл к двери и, сняв с гвоздя свой потрёпанный кожаный плащ, сгрузил его на скамью рядом с собой.

- Вот, знакомьтесь. Это мой друг.

 

Повисла напряжённая тишина.

- Ты... дружишь с говорящей одеждой?

- А ты – с говорящим котом, и что? – недовольно выдал плащ и медленно, с видимым усилием пополз вверх, пока не оказался рукавами на столе. Побледневшая Веся на всякий случай отодвинулась подальше. У них, конечно, чудеса не редкость, но такое!

- Да не бойтесь вы его, - Марк недвусмысленно сунул кулак в район ворота. – А ты мог бы не орать, придурок, а подождать, когда я сам про тебя скажу.

- Ага, дождёсся... к пенсии, - пробурчал плащ. – Сидишь жрёшь, светские беседы разводишь, а обо мне забыл! Я чуть не заплесневел в этом углу...

- Ладно, не бухти. Извините, познакомьтесь с моим одноклассником Петькой.

- Пётр Андреевич Лопухов, - важно поправил тот и отвесил лёгкий поклон. – Поэт, музыкант и вообще человек искусства.

- Временно неработающий, - вставил Марк.

- Гении всегда бедны! – высокомерно отмахнулся плащ.

- А... так вы всё-таки человек? – осмелела Веся. – Вас заколдовали? Кто?

- Видимо, мир ваш безумный и заколдовал... – пригорюнился тот. – Мы с Маркушей, когда домой шли, он ещё хоть что-то соображал, а я вообще в отключке был. Он говорит, что тащил меня на плече аки плащ... И тут угодил в эту вашу мерцалку. А там не разобрались, что я вообще-то живой, и вот, когда очнулся, увидел, что превратился в это безобразие... Мало того, что из дома спёрли, так ещё и ползай тут, как дурак, или виси у этого на плечах, как тряпка. Ни поесть, ни выпить, ни поспать нормально, ни с девушками...

- Петька!

- А что Петька?! Тебя бы так!

Веся осторожно погладила поникший плащ по рукаву.

- Не переживайте вы так. Главное – вы живы, и с голоду не пропадёте. Может, ещё можно как-то вас расколдовать, мы подумаем и что-нибудь придумаем, - не очень уверенно закончила знахарка.

Плащ явно приободрился и потянул воротник к ней поближе.

- Перейдём на «ты», красавица, - промурлыкал он. – Бесконечно рад нашему знакомству. Такие очаровательные глазки, а губки, да и фигурка... мм...

Марк невнятно выругался и вторично помахал перед другом внушительным кулаком.

- Петруша у нас известный дамский угодник. Воспринимать его всерьёз не советую, он, как бы это сказать...

- Бабник, короче! – припечатал кот. – Знакомая порода! Да ты не смущайся, Веся, пусть себе болтает. Дети от такой болтовни точно не появятся!

Девушка вспыхнула, плащ обиженно засопел, а Марк с видимым облегчением рассмеялся. Несмотря на не самую выигрышную внешность, его друг пользовался большим успехом у противоположного пола и в плане «уболтать» всегда давал ему сто очков вперёд. Как-то он, бедненький, теперь будет выкручиваться? Кто ж захочет целоваться с плащом? У него и головы-то нет!

- Вот что, господа хорошие! – объявила Веся и встала. – Время для разговоров ещё будет, а теперь давайте-ка помойтесь с дороги. Видок у вас, если честно, не ахти. Да, и у тебя тоже, Пётр, нечего хихикать! Вы же по лесу шли, вон, у тебя весь правый рукав в земле, а сзади колючки пристали...

Плащ потешно изогнулся, пытаясь «рассмотреть» свой тыл, а Марк одобрительно кивнул, запустив пальцы в грязные спутанные волосы. Блин, в таком виде перед девушкой!

- У вас тут баня есть?

- Зачем баня? Сейчас воды согрею, прямо тут и помоешься. Я таз принесу, он большой. И не куксись, я тоже помню, что такое ванна и водопровод, и что? Тут пока никто до них не додумался. Ничего, привыкнешь...

- И шмотки тоже в тазике стирать? – обречённо поинтересовался Марк.

- А вот тут я тебя, наверное, удивлю! – Веся вытащила из шкафчика чистое полотенце и пузырёк с мутной жидкостью. – Держи, натуральный шампунь из мыльного корня на травах, сама делала... Понимаешь, тут, в Мерцающем, мои способности довольно сильно развились, и, помимо ботаники с медициной, у меня как-то сами собой стали получаться некоторые интересные вещи. Вот, например...

Она наполнила водой большую металлическую кастрюлю и поболтала в ней пальцем.

- Тебе так хватит, или ещё нагреть?

Марк потрогал воду – тёплая.

- Это ты сама сделала??

- Ну да. А, я не сказала – у нас в роду (я имею в виду на Земле) все женщины обладали не совсем обычными способностями.

- То есть ты - потомственная ведьма?

- Не ведьма, - терпеливо поправила девушка. – Скорее, действительно знахарка. Я с раннего детства в травах разбираюсь, на уровне интуиции, и буквально «вижу» и могу вылечить «на пальцах» некоторые болячки. Мама у меня профессионально гадала на картах Таро, бабушка... впрочем, неважно. Главное, что здесь я смогла продвинуться гораздо дальше. В основном это простенькие бытовые вещи, но так облегчают жизнь! Вот, воду грею, огонь могу разжечь без всяких дров, получается такой маленький костерок на пустом месте, правда, не очень надолго. Да, и одежду могу чистить! Вот, смотри!

И Веся не без гордости продемонстрировала Марку своё умение: с силой провела ладонями по его груди, и замызганная футболка с весёлым черепом в бандане откровенно посвежела.

- Вот, грязь сама отвалилась!

- Здорово...

Парень длинно выдохнул и неуверенно предложил:

- А... джинсы можешь?

Веся кивнула и нагнулась, но тут же выпрямилась, хватаясь за покрасневшие щёки.

- Ой, наверное... не получится...

- Нашли проблему, - фыркнул Змеюн. – Пусть оставит одежду, пока моется, ты её почистишь, а он потом наденет. Ну, или попроси у ваших мужиков, может, найдётся чего-то.

- Даже не знаю, - Веся, скрывая неловкость, развила бурную деятельность по подготовке «бани». – Эльфийское на него не налезет, гномье коротко будет... Если только дядька Клоп даст...

- Не надо мне никаких клопов! – замахал руками Марк. – Я лучше в своём похожу, мне удобнее!

- Ну, как хочешь.

Девушка занавесила на всякий случай окна и, прихватив тяжёлый плащ, в сопровождении Змеюна вышла на крыльцо. С кожаным другом Марка она не чувствовала себя такой скованной и быстренько избавила его от налипшей грязи, поводив ладонями по всей длине. Пётр явно млел...

 

В очередной раз скрипнула калитка.

- А вот и ревнивый жених пожаловал! – сказал Змеюн себе под нос. – Долго же он собирался, я думал, раньше прискачет...

Арвиэль между тем быстро приблизился, и, не успела Веся и рта раскрыть, как оказалась решительно отодвинута от двери. Все трое ошарашенно замерли, глядя ему вслед, но последовать за ним по разным причинам не решились.

«Бу-бу-бу...»

«...Твою мать!»

Бабах!!

На пол грохнулось что-то железное, явно напоминающее ковш для воды, и наполовину мокрый эльф с размаху стукнул дверью, появляясь на крыльце. Веся смотрела на него во все глаза.

- У тебя там голый мужчина!!

Плащ, а за ним и Змеюн громогласно заржали.

- Да ты что?!

Эльф не обратил на них ни малейшего внимания, угрожающе надвигаясь на девушку.

- Объясни мне, что это значит?! Милль говорил про какого-то грязного замухрышку из мерцалки, а это...

- А это он и есть. Был грязный, теперь будет чистый. Что ты злишься-то? – недоумевала Веся.

- А то, что нечего моей невесте собирать у себя разных мужиков в моё отсутствие! Могла бы отправить его к старосте или ещё кому-нибудь...

- Но они из леса прямо сюда вышли! Ари, ну что, надо было их гнать? Это невежливо...

- «Они»?! – вычленил главное ревнивый жених. – Тут есть ещё кто-то?! Тоже голый??

Кот снова затрясся от смеха.

- Слышь, ты, блонди, остынь, - процедил плащ и помахал рукавом перед носом опешившего эльфа. – Второй гость этой замечательной девушки – это я. А ты – невоспитанный грубиян и хамло. Веся, детка, и зачем тебе такой женишок? Не одобряю! Намучаешься ты с ним...

- «Это» называет тебя деткой?! Уже?? – вызверился оскорблённый Арвиэль. – Меня не было каких-то три часа! И ты...

- Ари, ты что?!

- Не ори на девушку, придурок!!

- А вот и не подерётесь!

- Да ты... Да я...

Веся ненавидела скандалы и всегда старалась их избегать. Вот и теперь ей хотелось оказаться от раскричавшихся мужчин как можно дальше, и она рефлекторно попыталась переждать «бурю» в сторонке: пригнулась и за спиной жениха тихонько скользнула обратно в дом. Прикрыла в этот раз не заскрипевшую дверь, обернулась... И едва не взвизгнула, в последний момент зажав рот рукой. Господи, она совсем забыла про Марка!!

Парень стоял к ней вполоборота и, наклонив голову, сушил полотенцем волосы. Одежда комом лежала на табуретке, вся. Веся закусила губу и по стеночке у него за спиной прокралась к спасительному окну. Если получилось у Милля, получится и у неё!

 

Марк резко вскинул голову. Вслед за громким сухим скрипом между занавесок мелькнуло светлое платье хозяйки, и вот она уже со всех ног мчится к лесу. Что случилось??

Плюнув на гигиену, Марк поспешно влез в джинсы и выскочил на крыльцо. Там продолжали самозабвенно выяснять отношения и, похоже, вообще не замечали отсутствия девушки. Марк намеренно задел плечом эльфа, освобождая себе дорогу, и, не слушая полетевших в спину ругательств и вопросов, тоже устремился в сторону леса.

Почему она убежала? Из-за него? В любом случае Весе нечего одной шляться по лесу. Он должен её догнать и доставить домой, а потом они с Петькой пойдут искать ночлег там, где никому не помешают. Если у такой хорошей девушки из-за него неприятности с женихом – значит, надо срочно сваливать. Хотя этот белобрысый хорёк явно её не заслуживает... Стоп, это не его дело. Всё, проехали.

За своими мыслями Марк забыл, что совсем не знает этого леса и главный шанс заблудиться есть именно у него. Но ему повезло: пропажа обнаружилась неподалёку от опушки, на залитой солнцем маленькой поляне. Она сидела под старым кряжистым дубом, уронив голову на согнутые колени, и тихонько плакала. Марк слегка замялся (был в его жизни негативный опыт общения с плачущей девушкой), но переборол трусливое желание повернуть назад и приблизился. Трава заглушала его шаги. Присев рядом, Марк осторожно погладил знахарку по спине. Она испуганно дёрнулась... А потом, узнав, вдруг прижалась мокрой щекой к его груди.

- Ну всё, всё, моя хорошая, успокойся...

Её волосы приятно пахли травами, а прерывистое дыхание заставляло мурашиться обнажённую кожу. Блин, если сейчас припрётся белобрысая морда, наступит локальный конец света! Только бы Петька с котом его задержали! Посидеть так ещё немного... и ещё...

Веся в последний раз шмыгнула носом и подняла голову. Господи, как стыдно-то! Реветь при постороннем, да ещё мужчине, да ещё одетому в одни джинсы, а до этого... Оо, кошмар!! Она безуспешно попыталась не покраснеть, закусила губу и рывком освободилась из его объятий. Ой, он её обнимал?? Ну да, утешал тебя человек, дуру такую...

- П-прости...

- Да за что? Это ты меня прости, - Марк тоже чувствовал себя неловко. – Я не хочу, чтобы у тебя были из-за нас проблемы. Скажи, куда нам лучше попроситься на ночь?

Веся вытерла ладонью глаза и резко откинула на спину полурассыпанную косу.

- Никуда. У меня есть место.

- А этот... эльф твой?

- Перетопчется. Я правильно употребляю это выражение? Меня Змеюн научил.

Марк невольно улыбнулся.

- Выражение – правильно. А вот по сути...

- Ну, если ты сам не хочешь, неволить не буду, - она пожала плечами и отвернулась. – Пойдём, ещё продует тебя после бани...

- Да я-то наоборот, непротив! Но ведь болтать же будут, оно тебе надо? – Марк догнал её и пошёл рядом. - С женихом опять же поссорилась... Почему он так тебе не доверяет?

- Дурак потому что... – буркнула Веся. – Не пойму я вас, мужиков: я ни разу повода не давала, ну ни разу! – а он ревнует меня к каждому пеньку. И к гномам, которые мне чуть не по пояс, и к синим гоблинам, и к дядьке Клопу – а он, знаешь, какой страшный, кривой весь и зубов почти нет! Я-то ведь не психую, когда его наши девушки в гости зазывают, вроде как по делу (по хозяйству помочь или насчёт огорода посоветовать, Арвиэль по этому спец большой, как и все эльфы). А сами ему втихаря глазки строят... Я ведь не слепая! Но я же не вешаюсь ему на шею с воплем «не ходи!» Если собираешься за человека, тьфу, за эльфа замуж, значит, ты ему доверяешь, доверяешь во всём! А он... Эх...

- Он просто не хочет тебя ни с кем делить, - криво усмехнулся Марк. – Называется – собственник. Надеюсь, после свадьбы он не запрёт тебя дома, чтобы ты ни с кем не общалась.

- Конечно, нет! Я же тут что-то вроде районного врача, народ ко мне часто за помощью приходит. Не могу же я взять и всех бросить! Подожди-ка... Ты что, серьёзно думаешь, что Ари может так и сделать??

- Ничего я не думаю. Не хватает мне на незнакомого человека... нечеловека наговаривать. Просто поговори с ним заранее, как он видит вашу совместную жизнь, вдруг удивишься... И вообще, ежу понятно, любит он тебя, потому и бесится, - с неохотой закончил Марк.

- И что, ты на его месте вёл бы себя так же? – не унималась Веся.

- Я – нет! Но это не значит, что мне бы нравилось, что возле любимой девушки какие-то мужики отираются. Но я бы тогда не орал, а доказал делом, что я у неё самый лучший и всё такое.

- Ну, он мне и так много помогает, и с водой, и с дровами, и...

- Да при чём тут дрова?? – взорвался Марк. – Короче, проехали, при детях не выражаюсь!

Веся обиженно поджала губы.

- Вообще-то я постарше тебя буду, мне уже двадцать пять, между прочим!

- Серьёзно? Никогда бы не дал! Слушай, а скажи-ка мне... У тебя дома, ну на Земле... мм... парень был?

- Был. Владо. Кажется, мы с ним даже деньги на свадьбу начали копить... Только я его уже плохо помню, даже лицо словно в тумане. Всё Мерцающий постарался!

«Второй жених, а она всё ещё такая наивная, - улыбнулся про себя Марк. – А что ты хочешь в семьдесят девятом!»

Тут они достигли деревни, и необходимость продолжать разговор отпала.

 

У околицы их встречала насупленная троица. Змеюн не без труда удерживал на весу тяжёлый плащ (Петька так орал, чтоб его тоже взяли, что проще было послушаться), Арвиэль и вовсе напоминал каменную статую: со сложенными на груди руками и сжатой челюстью, он молча сверлил невесту таким взглядом, что Марку поневоле захотелось взять её за руку. Приняв у кота плащ, он набросил его на плечи и украдкой покрутил кулаком, разминаясь. Если сейчас эта бледная моль что-нибудь вякнет про них с Весей, живо схлопочет по своим лопушищам!

Девушка остановилась в метре от жениха. Посмотрела ему прямо в глаза – спокойно, даже безмятежно – и произнесла негромко:

- Ари. Если ты прямо сейчас не уйдёшь, если скажешь хоть одно слово, между нами всё будет кончено. Я не буду с тем, кто мне не доверяет, это ниже моего достоинства. Если тебя это не устраивает – прощай. Я всё сказала.

И она, высоко подняв голову, удалилась в сторону дома.

Марк чуть не фыркнул. Надменное лицо ревнивца к концу этой неожиданной речи изменилось самым кардинальным образом: кожа пошла красными пятнами, челюсть отвисла, а длиннющие ресницы часто заморгали, словно эльф собирался заплакать. С трудом сдержав желание ехидно прокомментировать «картинку маслом», Марк в сопровождении кота неторопливо дошёл до домика знахарки и устроился на крыльце, поплотнее запахнув плащ. За дверью стояла тишина – ни рыданий, ни грохота бьющейся посуды. Через несколько минут Веся, умытая, с заново переплетённой косой, вышла к ним сама и чуть ворчливо пригласила ужинать. Марк хотел спросить – может, им всё же лучше будет уйти, но так и не решился. Ладно, будь что будет, авось нервный эльф не приведёт дружков бить морду пришлому. Даже если и так, будет очень кстати выпустить пар, разбив парочку носов. Зря он, что ли, столько лет боксом занимался?

Ели в молчании, даже Петька, против обыкновения, не пытался язвить и возникать. Потом Веся с помощью своей «бытовой магии» очистила посуду и, наконец-то, грязные джинсы своего гостя, правда, для этого их временно пришлось снять, а самому спрятаться за занавеску.

За окном сгущались тёплые весенние сумерки. Веся посмотрела на свои маленькие наручные часики (вместе с её платьем а-ля крестьянка они смотрелись довольно забавно) и вздохнула.

- Народ, хочу посоветоваться. Скоро у нас в деревне посиделки начнутся, как всегда по выходным. У нас есть такая уютная полянка, собирается молодёжь, как и на Земле: разговоры всякие, костёр, песни-танцы, обычно весело бывает. Сейчас настроение не совсем то, но, наверное, лучше пойти, и всем вместе. Показать Марка и Петю, слухи-то наверняка уже поползли, могут не понять. А так – обстановка более неформальная, стариков всяких занудных не будет, познакомитесь, пообщаетесь со всеми.

- Ага, и ваши деревенские дружно набьют морду наглому соблазнителю местных невест, - не выдержав, хмыкнул Марк.

- А вот это навряд ли, - встрял Змеюн. – Насколько я успел заметить, человеческие парни с эльфийскими не сильно ладят, кое-кто, думаю, только обрадуется, если человек эльфа обломает.

- Почему это?

- Ну, видишь ли... Легенды о высокомерии и презрительности к другим расам тоже не с потолка взяты, есть у эльфов такая черта. Конечно, не настолько явная, как на их исторической родине, тут-то по определению все равны, и они это чувствуют. Но и бесятся тоже – как это, мы да с этими людишками (дураками-гномами... и так далее, нужное подчеркнуть) должны жить бок о бок! Не так их много, эльфов-то, ни городов толком построить, ни в леса уйти (там и своих жителей хватает). Да и сами кланы между собой частенько конфликтуют. Кто древнее, кто знатнее – словом, обычные эльфячьи заморочки. Вот и приходиться терпеть, общаться по-соседски со «всякой шушерой», помогать и самим просить о помощи, наплевав на гордость. Тут, в Борюсиках, только две эльфийские семьи и проживают. Одна из давних переселенцев, а вот родители Арвиэля ещё помнят свой прежний мир, оба занимали там какое-то высокое положение. И вдруг опуститься до жизни в простой деревне... Заносчивые товарищи. И как при таком воспитании сыну другим быть? Милль, правда, попроще, понабрался уже от человеческих приятелей. Дочка их средняя – так та вообще, говорят, сбежала от них, вот уже года три где-то шляется, только чтобы домой не вернули, а перед этим вроде бы рассорилась с родителями в пух и прах. А Арвиэлю куда деваться, он ведь старший. И так такую бурю выдержал, когда объявил, что хочет на человеческой девушке жениться. А не на этой, как её, из второй семьи...

- Валианэли, - тихо подсказала Веся и вздохнула. – А ты, оказывается, сплетник, Змеюн.

- Естественно, - ничуть не смутился тот. – В нашей профессии без этого нельзя! Откуда, по-вашему, берутся современные сказки? Из сплетен! Плюс фантазия и талант рассказчика. Так вот, Валька эта эльфийская всю сознательную жизнь считала, что сосед на ней женится (больше просто не на ком, хи-хи, другие-то эльфы далеко живут), а тут - бах! – и появилась новенькая, умница-красавица, добрая, к людям приветливая, все её сразу полюбили... И Ари тоже. Да так, что на неё, истинную, «породистую» эльфийку и смотреть-то не хочет. Вот был скандал, вот истерика!

Веся со стуком отодвинула свою табуретку и встала из-за стола.

- Знаешь, Змеюн, лучше бы ты только сказки рассказывал. И так душа не на месте, так и ты ещё...

Она резко задёрнула занавеску и стала переодеваться для посиделок. Достала из сундука единственное красивое платье - тёмно-синее, под цвет глаз, из тяжёлого шелковистого материала. Сверху - серебристую шаль для тепла, в уши – витые серьги из земного «наследства». Вместо одной косы девушка заплела две, скрепив их яркими плетёными ремешками. Жених сам сделал... И никуда не денешься, других-то красивых нету!

И вообще, что она так переживает? Если Ари любит по-настоящему, значит должен понять её и подойти первым. Извиниться за свои глупые подозрения и перед ней, и перед Марком. И пригласить на их любимый танец. Он так красиво танцует, не двигается, а словно скользит над землёй, держит её крепко-крепко и смотрит, не отрываясь, огромными серыми глазами. Не высокомерно, а трепетно и нежно – так, как смотрел на неё ещё сегодня утром. Ари, Ари...

- Я готова.

Змеюн, глядя на девушку, одобрительно улыбнулся себе в усы, плащ с шуршанием потянулся навстречу «припасть к ручке», пока не сообразил, что «припадать» ему нечем. Не воротником же елозить по ладони! Веся в ответ на его стенания сама погладила его по рукаву, вызвав новый всплеск эмоций. А Марк молчал – и думал о том, как же повезло этому ушастому придурку. За что только?

- А что там ещё будет, только танцы-шманцы? – выспрашивал между тем Петька. – Из меня-то теперь плясун никудышный, а вот попел бы с удовольствием, особенно под водочку! Ой, блин, забыл... Ну и фиг с ней, и без водки бы попел! Я ж профессиональный музыкант, между прочим. Быстро бы под это дело с ребятами вашими скорешились...

- Хорошая идея, – одобрила Веся. – У нас уже давно нет новых песен, с моего «пришествия». Наши будут очень довольны! О, кстати!

Она порылась в кладовке и торжественно водрузила на стол потёртый кожаный чехол. А в ней...

- Гитара!! Вау! Откуда?!

Вполне современная, с тёмно-коричневой полированной декой и «серебряными» струнами. Ничего себе!

- Представляете, недавно в лесу нашла. Как раз около того места, где саму «выплюнуло». Мерцающий, он же не только живые организмы «глотает», вещи тоже. Я сама играть не умею, но сразу её захапала, это же ностальгия! В деревне на других инструментах играют, вот и лежит она, бедная, ждёт своего часа... Марк, с тобой всё в порядке?

Парень поднял на неё заблестевшие глаза, улыбаясь куда-то в пространство и обнимая гитару так нежно, словно любимую женщину.

- Это невероятно... Весь, Петька, понимаете – это ведь моя гитара! Правда! Мне её ещё отец подарил, я на ней играть учился, а не так давно она вдруг пропала. Я так расстроился, что не захотел покупать новую, и с тех пор не играл. Но это – точно она! Вот тут, видите, нацарапано: МГ. Это я её пометил, потом ещё от отца здорово влетело. Боже, неужели такое бывает?!

Веся подумала, что он не выглядел настолько потрясённым даже тогда, когда понял, что попал в другой мир.

- Значит, так и должно было случиться. Она ждала тебя здесь, - улыбнулась девушка. – Ты, конечно же, можешь её забрать, она твоя.

Поддавшись порыву, Марк потянул за край шали, заставляя Весю наклониться, обнял её за плечо и поцеловал куда-то в район виска.

- Спасибо тебе, моя хорошая, спасибо!

Потом он вспоминал аккорды, заново привыкая к любимой игрушке под руководством «плаща-профессионала» и пробуя петь дуэтом. Получалось вполне себе!

«Ну вот, такими темпами мне скоро не придётся беспокоиться за честь жениха, - с иронией подумала Веся. – Все наши девчонки переметнутся к Марку. Может, даже на Петьку кто позарится, с таким-то голосом, недаром в группе поёт. А что, вдруг в него кто-то влюбится и расколдует, как в сказке!»

 

 

На посиделки они слегка опоздали. Все уже были в сборе и с неприкрытым любопытством пялились на вновь прибывших.

- Ой, какой хорошенький...

- Точно с Земли, смотри, штаны-то - джинсы…

- Какой здоровый! Сильный, наверное...

- И с Веськиной гитарой! Они уже подарки друг другу дарят? Куда только Арик смотрит!

- А говорят...

Веся с трудом заставляла себя не прислушиваться к оживлённому шушуканью односельчан. Она их понимала – в их отдалённом краю любая новость была на вес золота, но ощущать себя в эпицентре сплетен было откровенно неприятно.

Ари стоял на привычном месте неподалёку от волшебного «огрызочного» дерева. Чуть в стороне от приятелей, крепко сцепив пальцы и глядя прямо перед собой. Подойти к нему? Или ждать, пока подойдёт сам?

Сын старосты, высоченный тучный детина, пробасил приветствие со своей «главной» лавочки и предложил «дорогим гостям» подсаживаться к нему. Змеюн оглянулся на Марка, Марк – на Весю... Она открыла рот, чтобы ответить что-то вроде «конечно, идите» или «а можно и мне с вами», но тут почувствовала, что за спиной что-то происходит. Сплетники временно примолкли и с интересом ждали...

Она резко развернулась – и встретилась взглядом с Арвиэлем. Он стоял теперь совсем близко. Осунувшееся лицо, какие-то больные глаза... Не обращая внимания на зрителей, эльф медленно опустился на колени перед любимой девушкой, не отводя взгляд от её лица.

- Прости меня...

И опустил голову.

Такого от гордого эльфа явно не ожидали. Не только Веся, вообще никто. Народ одобрительно зашушукался, Валианэль пренебрежительно фыркнула... А Веся прижала к себе склонённую голову жениха, запустила дрожащие пальцы в длинные белокурые волосы и изо всех сил закусила губу, чтобы не расплакаться.

- Вставай, вставай, всё хорошо...

- Ты меня прощаешь?

- Да.

Ари поднялся и снова заглянул её в глаза.

- Я не смогу без тебя...

Веся первая обняла его за пояс. Последовавший за этим поцелуй общественность встретила громкими одобрительными криками.

 

Их позвали на ту же «президентскую» лавку, где уже расположились Марк и Змеюн. Любопытная молодёжь окружила новенького плотным кольцом и наперебой расспрашивала, кто он и откуда. Марк охотно отвечал. Выбрав момент, когда в пределах досягаемости оказалась симпатичная девушка, Петька обхватил её сзади рукавами и попытался познакомиться. Девица истошно взвизгнула и, вскочив, наступила ему на подол и снова шлёпнулась в кожаные «объятия». Визг повторился... В общем, народ в Борюсиках давно так весело не проводил время!

Все перезнакомились. Марк постарался откровенно не таращиться на отдельных представителей местной молодёжи: на ту же синюю Тарику (девушка вовсю строила ему глазки и кокетливо теребила бороду), на парочку зеленоватых близнецов с рожками-антеннами и, особенно, на огромного добродушного Лутоню, обе головы которого то и дело умильно скалились, обнажая неровные ряды острых желтоватых зубов. Надо было заранее поспрашивать Весю, к чему быть готовым, так ведь и в штаны напрудить недолго!

Очень кстати появилась медовуха. Пили прямо из кувшинов, передавая их друг другу, и Марк постепенно расслабился и окончательно «проникся атмосферой». Старостин сынок Пронька «от лица общественности» попросил сыграть какие-нибудь земные песни, и Марк, не ломаясь, полез за гитарой. Они с Петькой произвели настоящий фурор! Молодёжь заценила и «Сектор Газа», и «Кино», и «Битлз» (тут даже Веся подпевала), и «туристические» песни типа «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» (это ведь действительно так!) Под конец они дуэтом спели «Я тебя никогда не забуду», да так проникновенно, что многие девчонки невольно прослезились. Ари перехватил взгляд, которым наградила певца его невеста, и почувствовал, как болезненно сжалось сердце. Ну уж нет, этому человечишке не видать Весны, как своих собственных куцых ушей!

- Вытираем сопли, не время грустить, время веселиться! Танцы!

- Танцы, танцы!! – с энтузиазмом поддержали все.

Марк бережно убрал в чехол свою гитару, краем глаза наблюдая за прыгающей под баян и странную квадратную штуку молодёжью. Вот теперь стало по-настоящему весело! Плясали кто во что горазд, и по одному, и по парам, потом кто-то запустил «бешеный хоровод» - и Марка буквально выдернули в общий круг. Змеюн благоразумно залез на дерево, дабы не затоптали, Петьку подхватили «под руки» две высокие девчонки и закружили, смеясь и повизгивая... Когда бодрая мелодия сменилась медленной, Арвиэль крепко обнял свою невесту и, приподняв её над землёй, плавно заскользил по поляне. Марк невольно загляделся - красиво танцуют! Красивая пара... Рассеянность вышла ему боком: пресловутая Тарика, пользуясь своим преимуществом в росте, оттеснила подружек и мёртвой хваткой вцепилась в его локоть. Во время танца девушка бросала на Марка такие жаркие взгляды, что бедный парень аж взмок, а по его окончании – еле удержался, чтобы не присоединиться к Змеюну на дереве.

Когда все устали и снова расселись по скамейкам, допивая медовуху, кот покинул своё убежище и под приглашающие аплодисменты устроился в центре поляны.

- Ну, что вам рассказать на этот раз, дети мои? – напевно промурлыкал он. – Сказку страшную, сказку весёлую, поучительную али сказку для взрослых?

- Для взрослых!! – радостно проорал в две глотки Лутоня.

- Угу, а годков-то тебе сколько, уважаемый?

- Пятнадцать!

- А и рановато тебе слушать такие сказки, - категорично заявил кот. – Расскажу-ка я вам совсем новую историю. Итак... Жил да был на свете на первый взгляд обыкновенный кожаный плащ...

- Ээ! Что за фигня! – возмутился Петька. – Ты уже обо мне насочинял?!

- Да делать мне нечего! – фыркнул сказитель. – Всё, не мешай. Так вот, на самом деле это был вовсе не плащ, а прекрасный заколдованный юноша... (Марк тихонько фыркнул). Изящный, высокий, с рыжими кудрявыми волосами и глазами, подобными молодой листве... (Пётр закашлялся и поспешно прикрыл ворот рукавом). Был он славный и весёлый, но однажды по собственному легкомыслию подшутил над одной могущественной ведьмой, и она в сердцах превратила его в старый чёрный плащ. Тяжело пришлось нашему герою – уж куда только не заносила его судьба! Болтаясь на чужих плечах, прошёл он сто дорог, побывал в ста странах, у ста людей и эльфов. Скажу сразу, больше его никто носить не мог, по размеру не подходил... Однажды с очередным хозяином побывал чёрный плащ у одной старой колдуньи. Поворожив на человека, старуха велела ему ненадолго выйти, оставив в комнате свою верхнюю одежду. Человек послушался. Тогда колдунья поводила своими сморщенными руками вдоль плаща и объявила, что знает, как его расколдовать. Оказывается, вернуть юноше прежний облик может только молодая прекрасная эльфийская дева с белокурыми волосами до... ну, пусть будет, до колен. Как оденет она плащ, так тотчас спадёт колдовство, и полюбят они друг друга сильно-сильно, и... бу-бу-бу...

 

Кто-то ощутимо пихнул его в бок, и Марк осоловело захлопал глазами. Оказывается, из-за недосыпа он вырубился прямо посреди выступления сказителя. Как нехорошо получилось...

- Ну что, проснулся? – участливо осведомился Арвиэль (это ведь он, зараза, ткнул ему под рёбра!) – Народ начинает расходиться. Ты где ночевать будешь?

- Где и собирался, - буркнул Марк и демонстративно посмотрел на Весю.

- Я их с Петей и Змеюном на печке положу, там всем места хватит.

- И кот ещё?!

- Р-ревнуешь? – насмешливо мурлыкнул Змеюн. – Глупенький мальчик...

- Я не... – эльф осёкся и, состроив непроницаемую мину, взял невесту за руку. – Пойдём, я тебя провожу.

Так они и дошли до домика знахарки: наречённые впереди, за ними Марк с плащом и Змеюн. Задержались, прощаясь, у калитки, и Арвиэль, словно спохватившись, хлопнул себя по лбу:

- О, вспомнил, что хотел спросить. Веся, ты ведь говорила гостям про Весёлкино? Пусть не тянут.

- Ой, нет ещё, всё как-то не до того было... – голос девушки невольно погрустнел. – Надо бы вам, мальчики, туда прогуляться.

- Что это за Весёлкино такое?

- Что-то вроде районного центра. Там находится специальная контора, которая регистрирует новых поселенцев и отправляет данные в главный центр. Всё это организовано для посильной помощи новеньким: если послать запрос, указав, кто ты, откуда и что умеешь или хотел бы делать, то через некоторое время получишь ответ, куда тебе лучше направиться. Здешний народ перемешан неравномерно, не хочешь общаться с другими расами – иди туда, где в основном живут люди, хочешь, наоборот, лучше узнать свой новый мир – так тебе даже карту вышлют. Удобно.

- Ты тоже там регистрировалась?

- Я – нет, - усмехнулась Веся. – Как только в Борюсиках узнали, что я врач, стали дружно упрашивать никуда не ходить и «анкету» не отправлять, ибо такой специалист им самим вот так нужен! Уговорили... Ведь регистрироваться-то на самом деле не обязательно, это же не закон, а так, информация для статистики. Организацию эту, между прочим, один эльф основал, правда-правда!

Арвиэль заметил скептическую ухмылку Марка и с деланным энтузиазмом похлопал его по плечу.

- Тебе обязательно нужно в Весёлкино, и как можно скорее! Там тебе подскажут, чем лучше заниматься и где. Я так понял, работа по специальности тебе точно не грозит, а жить-то на что-то надо. Можешь, конечно, со своим плащом песни петь по заказу, но на этом особо не зажируешь. Впрочем, при таких габаритах трудить одно горло, право слово, совестно...

Веся коснулась руки жениха, прерывая его ехидную речь.

- Не забивай ты им головы на ночь глядя! Завтра ещё соберёмся, подумаем, что можно сделать для начала. Не надо считать, что Марк из тех, кто мечтает жить тут за чужой счёт.

- Ты что, я так не думаю! – рьяно открестился эльф. – Ладно, любимая, как скажешь. До завтра...

Марк не стал смотреть, как они целуются, и первым скрылся в доме.

 

 

Ранним утром, нашарив на лавке джинсы, Марк торопливо сбегал «до ветру», проклиная себя за жадность с медовухой. По возвращении он застал у стола хозяйку: босая, в ночной рубашке, она судорожно пила из большой глиняной кружки.

- Весь, всё в порядке?

Девушка вздрогнула и обернулась.

- Да-да, всё нормально, кошмар приснился, бывает...

И снова припала к кружке, но вдруг закашлялась.

- Веся, осторожно! Не в то горло попало?

Она попыталась поставить кружку на стол, но снова зашлась кашлем. Рука дрогнула, и остатки питья – это оказалась не вода, а морс из каких-то красных ягод – щедро плеснулись на скатерть и на белую рубашку. Кружка со стуком покатилась по полу.

- Что у вас случилось? – сонно осведомился с печки Змеюн. – Шумите в такую рань!

- Да Веся подавилась!

- Я не...

Марк, более не медля, схватил девушку за пояс и чуть нагнул вперёд, а другой рукой несколько раз стукнул её по спине.

- Так лучше?

Она всё никак не могла отдышаться.

- Д-да... спасибо...

 

В этом мире тоже существует закон подлости!!

Эта мысль пришла Марку в голову в тот момент, когда вслед за скрипнувшей дверью в комнату шагнул Арвиэль. Вошёл – и замер столбом. Веся и Марк, всё ещё двусмысленно стоявшие в обнимку, тотчас отшатнулись друг от друга, но было уже поздно. Лицо эльфа исказила гримаса дикой ярости, ногти до боли вонзились в сжатые кулаки. Он так и знал!! Проклятый человечишка всё-таки добился своего! Зачем, зачем он, как последний дурак, разрешил им ночевать под одной крышей! Ведь чувствовал, что поступает неправильно, но не смог отказать невесте. А она... Как она могла, как посмела его так опозорить?! Кровь бросилась в голову эльфа, бешено застучала в висках, пеленой застила глаза. Он убьёт этого мерзавца!!!

Марк видел, что дело плохо. Они хором убеждали Арвиэля, что он всё не так понял, но он, похоже, уже ничего не слышал. Вообразил себя, придурок, рогоносцем и вот-вот кинется в драку. В таком состоянии он может быть опасен...

- Веся, не подходи к нему!

Марк рванулся к девушке, но опоздал. Она думала, что ещё сможет поговорить с ним нормально, убедить, успокоить. Обнять. Но Ари – всегда такой сдержанный Ари – оттолкнул её протянутые руки и с силой ударил девушку по щеке.

- Обманщица! Ненавижу тебя!!

Веся рухнула на пол как подкошенная. Этого Марк уже не мог вынести и, рыча, набросился на противника. Душевный кросс справа – и эльф буквально выпал из дверей спиной вперёд. Уже на крыльце он огрёб ещё «пару ласковых» и порцию отборного русского мата, и только тогда, хромая, покинул «территорию ринга». Марк брезгливо вытер кровь с рассечённой скулы (ну и ногти у этого козла!) и вернулся в дом.

Веся продолжала потерянно сидеть на полу, держась за щёку и невидяще глядя куда-то в пространство. Озабоченный Змеюн смочил холодной водой полотенце и решительно отвёл руку девушки; она безвольно подчинилась.

- Ох, ну и синяк будет! – качая головой, кот шлёпнул полотенце на покрасневшую кожу. – Сейчас примочку сделаю, я помню, где у тебя лекарства.

Веся вздрогнула и, наконец, моргнула. Марк протянул ей руку, помог добраться до кровати и накрыл одеялом. Что он ещё может для неё сделать, что сказать??

 

Примерно полчаса за занавеской было тихо. Ни шороха, ни приглушённых рыданий, ничего. Потом девушка резко встала и начала спешно одеваться. Тонкая растрёпанная тень заметалась от сундука и шкафчика обратно к кровати...

Марк, плащ и Змеюн в мрачном молчании сидели рядком на скамейке – и разом встали навстречу шагнувшей из-за занавески девушке. Даже Петька застыл как деревянный...

Это была не Веся!! Не та улыбчивая скромная девушка в длинном платье, какой её все привыкли видеть. Сейчас на ней были тёмные земные джинсы, голубая толстовка с капюшоном и ветровка, на ногах – замшевые ботинки. А в руках она держала... собственную косу! Неровные волны волос едва доходили до плеч, бросая тень на бледное лицо с решительно сжатыми губами.

- Что смотрите? – с вызовом спросила незнакомка. – Цирк бесплатный? А, впрочем, смотрите, мне всё равно. Змеюн, молоко и сметана в погребе, мясо тоже, бери, всё твоё. Марк, Пётр, можете жить здесь, сколько захотите, пользуйтесь всем. Я только травы захвачу и ещё по мелочи...

Она прошла мимо них к шкафу с лекарствами и, почти не глядя, покидала пузырьки и пакетики в большой рюкзак из болоньи. Туда же отправились фляга с водой и немного еды.

- И... куда же ты собралась? – отмер первым кот.

- Не знаю ещё. Подальше отсюда! – с фальшивой бодростью заявила девушка.

- Надолго?

- Не очень. Навсегда!

Марк медленно приблизился и, пнув в сторону рюкзак, крепко обнял её сзади за плечи.

- А ну, пусти!

- И не подумаю. Пока не скажешь, что всё это значит.

У неё вырвался нервный смешок.

- А ты разве не понял? Я ухожу отсюда.

- А как же... – он запнулся, – твои больные?

- Не умрут. Основную часть лекарств я оставлю, многие уже знают, что от чего. Как жили столько лет без меня, так и ещё проживут...

- Хорошо. Я понял. Только одна просьба, ладно?

- Ну?

- Подожди меня минут пять. Я быстро соберусь, а поесть можно и в дороге...

- А ты куда?

- Странный вопрос. Думаешь, после твоего ухода меня, его «причину», все кинутся любить и уважать? Нет, мне в этой деревне делать нечего. С тобой пойду.

- Да? А я тебя звала?

Марк повернул девушку к себе и мягко отвёл от лица волнистую прядь.

- А ты позови…

Веся смотрела на него, закусив губу, потом решительно тряхнула головой.

- Ладно, иди.

Марк тотчас же выпустил её и, в свою очередь, забегал по комнате, одеваясь и вспоминая, куда вчера впотьмах закинул носки. Гитара, кожаный друг поверх чёрной косухи, выданный Весей заплечный мешок с одеялом и провизией – вот и вся экипировка. Можно идти.

Веся в последний раз оглядела своё маленькое, но такое уютное жилище, к которому за год успела привязаться. Уходить страшно... Но и оставаться здесь дольше она не может, просто физически. Значит, надо попробовать начать всё сначала. У неё всё обязательно получится! Не в первый раз...

Из подпола, пыхтя, выбрался кот: в лапах большой закрытый жбан с молоком, под мышкой – кольцо копчёной колбасы.

- Торопятся тут, законного завтрака лишают...  Придётся на ходу жевать.

- Змеюн, а ты...

- Иду с вами, разумеется! И так я уже здесь загостился. Вперёд! Нас ждут...

- Великие дела!!

Повеселевшая компания три плюс один дружно вывалилась за дверь и через огород затопала к опушке. Вскоре Борюсики остались далеко позади. А впереди – целый неизведанный, вредный и заботливый мир. Мерцающий.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям