0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 2 » Отрывок из книги «Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 2»

Отрывок из книги «Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 2»

Автор: Орлова Марина

Исключительными правами на произведение «Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 2» обладает автор — Орлова Марина Copyright © Орлова Марина

Марина Орлова

Цикл «Елей»

«Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 2»

Глава 1. Киртан

«Нужно было его убить», – в бешенстве думал я, внимательно следя за разговором между аристократом и Ангелом. Теперь, понимая, насколько оказался недальновиден, мне приходится быть лишь беспомощным наблюдателем. Пытаясь выпутаться из силков, превозмогая боль, отчаянно призывал свою магию, отчего то и дело следовали новые удары током.

С Эльтаром все еще печальнее. Тот, невзирая на последствия, всеми силами пытался освободиться, не понимая, что делает только хуже. И сказать ему у меня ничего не получится. Собственно, он и не послушал бы, даже если бы получилось. Слишком эмоционален. Надеюсь, со временем этот недостаток исчезнет…

И все же, в очередной раз призвав магию, невольно перешел на магическое зрение и успел заметить в ауре Кристофера что-то странное. Секунду назад он был спокоен, но стоило Изабелле прямо сказать, что их обманули, как, словно из ниоткуда, появилась багровая волна гнева. Можно было бы не обратить внимания на это. Мало ли как он мог отреагировать на критику? Но странность заключалась в том, что за эмоции отвечала голова. Именно там был эпицентр, откуда и распространялись эмоциональные волны, окрашивая ауру в соответствующий цвет. У аристократа же эпицентром была грудь… И произошло все слишком стремительно, а это значит, что эмоция натуральна и принадлежит именно эльфу.

Однако в следующий момент я уже забыл про это, так как Кристофер схватил девушку за горло. Понимая, что он хочет сделать и к насколько плачевным последствиям его проверка может привести измученную душу Изабеллы, мы с Эльтаром стали отчаянно рвать магические путы. Но добились лишь того, что смогли говорить, с беспомощной яростью и отчаянием смотря за очередной пыткой Изы.

Через несколько секунд аристократ выпустил ее из захвата, отчего она упала на пол сломанной куклой. Пораженно замер, в шоке переводя взгляд со своей руки на девушку и обратно.

Эльтар кричал проклятия, требовал, чтобы Кристофер освободил нас, чтобы мы могли ей помочь, но я вновь стал замечать в его поведении странности. Эмоции сожаления и раскаяния на его лице стали стремительно меняться на ярость и мрачную решимость.

Опять применил магическое зрение и вновь увидел странную картину: две противоположные эмоции борются друг с другом за право первенства. Мужчина пошатнулся, схватился за голову и опустился на колени, раскачиваясь.

Нет… Нет… Что я наделал? – шептал аристократ, но после резко выпрямился, отвел одну руку от своего лица. На его ладони заплясал пульсар, и эльф бесстрастно посмотрел на бесчувственную Изабеллу. Встал на ноги, не обращая внимания на наши с дроу попытки докричаться до него.

Отчаянно вырываясь, даже не чувствуя боли, с паникой понимал, что у меня не получится. Я не успею. Слишком мало опыта. Мне не хватает необходимых знаний, чтобы освободиться.

Бросил затравленный взгляд на мужчину, который по-прежнему нависал над девушкой с пульсаром в руке, способным без сомнений убить ее. Кристофер медлил. Я видел, как его трясло, как он пытался остановиться и справиться с наваждением, но багровая волна ненависти и ярости затмевала всю его волю.

Не знаю, что на меня нашло. Никогда прежде, ни при каких обстоятельствах я не молился богам. Никому из них. Считал, что им нет до нас никакого дела. Даже когда сам несколько раз чуть не умирал или, наоборот, желал этой смерти, я не молился. А сейчас неосознанно шептал молитву единственной богине, которая могла откликнуться. Пусть она не может находиться в этом мире, пусть Айне здесь бестелесная и беспомощная, но богиня не может покинуть свою Избранную на произвол судьбы.

И молился, сбивчиво, отчаянно, чувствуя, как по щекам текут слезы ярости от бессилия. Я боялся не успеть и шептал молитвы быстрее, путался, забывал слова, но упорно продолжал звать Айне.

Слова застряли у меня в горле, когда эльф замахнулся и с его руки сорвался пульсар. Закричал, срывая горло, понимая, что, если умрет она, я последую за ней. Мне нет смысла жить без нее. Изабелла и есть мой смысл, который неизвестная сила руками эльфа сейчас безжалостно отнимает у меня.

Но ничего не произошло… С изумлением и недоверием увидел, как пульсар замер в нескольких сантиметрах от девушки. Эльф тоже не двигался, и на его лице, помимо изумления, я увидел промелькнувшее облегчение. В следующую секунду Иза открыла глаза, которые сияли ровным белым светом. Размытым движением поднялась, ее точеные черты исказила ярость. Иза подняла руку, и аристократа смело чудовищно мощной воздушной волной, ударив его тело о каменную стену. Отчетливо слышал звук сломанных ребер и почувствовал злорадство от этого.

Девушка обвела святящимися глазами помещение, заметила пульсар и щелкнула пальцами, мгновенно потушив его. После остановила взгляд на нас с изумленным Эльтаром и, небрежно взмахнув рукой, освободила от магической сети.

Через секунду мы уже стояли с дроу на ногах, но подойти не решались, не понимая, что происходит. Но точно знали, что это не наша Иза.

Что здесь происходит? – грозно потребовала девушка ответа голосом богини. Мы с дроу не растерялись и упали на одно колено, преклонив голову перед богиней-матерью в теле нашей женщины. – Я требую ответа!!! Стражи, отвечать! Почему моя Избранная на грани жизни и смерти? Как вы допустили такое?! – холодно и тихо, но оттого не менее зловеще потребовала она объяснений.

Наша вина, – с покаянным видом произнес, тихо радуясь, что Айне отозвалась на мои молитвы. Не бросила. И пусть сейчас она на нас зла, я готов умереть, зная, что Иза спасена. – Мы не смогли уберечь.

Я уже вижу, – зло прошипела богиня, повернув голову к тяжело дышащему Кристоферу. – Почему этот Страж хотел ее убить?

Он не знал о том, что защищает не ту девушку. Увидев нас здесь после впитывания Силы, эльф не поверил нашим словам о том, что Изабелла – настоящая Избранная, – зло прошипел Эльтар. Я стиснул зубы, в который раз сожалея о его несдержанности, но делать ему замечание сейчас не посмел.

Не поверил??? – зло прищурилась богиня, окидывая внимательным взглядом замершего эльфа, который виновато опустил голову, даже не пытаясь оправдаться. – Я вижу в его душе совсем иное. Он знал и поверил сразу же. Но все равно захотел убить…

Проклиная себя за то, что вмешиваюсь, тем не менее промолчать о той странности, которую заметил, не смог. Хотя и признавал, что за то, что эльф сделал, я бы убивал его долго и мучительно,

Богиня, у меня есть подозрение, что Кристофер не хотел убивать. Его заставили. – На этих словах все, включая самого Кристофера, посмотрели на меня.

О чем ты говоришь? – прошипел дроу с яростью. – Он чуть не убил Изу. Он мучил ее. И ты его защищаешь?! После всего?

Я хочу послушать, – остановила Айне Эльтара и посмотрела на меня, ожидая пояснений.

Наблюдая за ним, заметил, что часть его эмоций была искусственной и появлялась не в районе головы, а в груди. Я посчитал это странным. И убедился в правильности своего предположения, когда светлый колебался и словно боролся с собой, прежде чем атаковать Изу заклинанием.

Хм, – протянула богиня. – Это правда? – посмотрела она на Кристофера.

Я… Я не знаю, – выдохнул он, стараясь не поднимать глаза. – Не понимал, чего хочу на самом деле: помочь или убить. Последнее желание превзошло.

Даже сейчас я заметил, что, когда эльф переводил взгляд на Айне в теле Изы, его глаза наполнялись ненавистью и желанием убивать. Но стоило ему опустить взгляд, как аристократ успокаивался и с покаянным видом опускал плечи.

Вот как? Интересно. Думаю, теперь моя очередь делать тебе больно. Никто не смеет трогать моих детей. Особенно любимцев. Заодно и проверим, что же с тобой не так, – протянула богиня и резко подняла руку. С ее пальцев сорвалось несколько золотых нитей, которые проворными щупальцами обвили голову, грудь и руки эльфа.

Мужчина захрипел и забился в судорогах. Его тело поднялось над полом и выгнулось дугой. Через несколько секунд эльф стал кричать. Ткань рубашки на груди Кристофера вдруг задымилась и стала стремительно тлеть, расползаясь в стороны и открывая голую кожу с раскаленным докрасна кулоном, который нещадно обжигал. Воздух тут же наполнился запахом горелой плоти, так знакомой рабам. Айне продолжала держать эльфа в подвешенном состоянии, наблюдая за его мучениями без единой эмоции на лице до тех пор, пока кулон не раскалился до белого цвета и не взорвался, разлетаясь на осколки в разные стороны. После этого опустила руку, и измученный эльф упал на пол, более ничем не удерживаемый. На его груди зияла огромная рана, сквозь которую было видно обугленное ребро. Не скажу, что не получил некоторого удовлетворения, но вид раны не мог оставить равнодушным даже Эльтара, во взгляде которого я заметил жалость.

Айне подошла к нему, опустилась перед его распростертым телом на корточки и дотронулась пальцами до раны. Под ее ладонью стал пробиваться свет целительной магии, а ужасный ожог быстро затягивался. Но даже я понимал, что шрам будет безобразным. И останется навсегда.

После того, как Айне отняла руку и поднялась, эльф задышал ровнее и открыл мутные после агонии глаза, в которых до сих пор плескались отголоски пережитой боли. Можно было бы считать, что Ангел отомщена, но не думаю, что я когда-нибудь ему это забуду.

Ты был прав, Киртан, – повернулась она ко мне и улыбнулась. Против воли заметил, что сейчас ни за что не перепутал бы ее с Изой. Эмоции, мимику, жесты моего Ангела я знаю наизусть: никогда не обманусь. Сейчас это была другая женщина, пусть и в облике Изабеллы. – На его родовом кулоне было заклинание подчинения. Оно не порабощало, но притупляло восприятие, когда дело касалось лже-Избранной. Также была охранка, которая заставляла его уничтожать любую потенциальную угрозу раскрытия обмана. Думаю, на втором Страже тоже есть нечто подобное. Теперь понятно, почему они ничего не заподозрили за четыре года… – вздохнула она с печалью. – Ты вовремя позвал меня Киртан. Страшно подумать, что произошло бы, если бы я задержалась хоть на секунду.

Это был жест отчаяния, – признался нехотя. – Я не особо верил в то, что сработает, особенно если вспомнить, что вы еще не принадлежите этому миру.

То, что Изабелла впитала Силу первого храма, дает мне возможность некоторое время пользоваться ее телом и магией, заключенной в нем. Не думаю, что Иза обрадуется, когда узнает об этом, – нахмурилась богиня.

Думаю, она поймет, что это было необходимо для спасения, – вежливо улыбнулся я. Айне кивнула с мягкой улыбкой и перевела взгляд на Кристофера: – Расскажите мне подробнее, что произошло. С самого начала. Как прошел ритуал?

Слово взял Эльтар и подробно рассказал все с того момента, как Иза выбежала из кареты, помчалась в этот зал, и закончил возникновением самой богини. Повествуя о появлении Кристофера, дроу то и дело цедил слова сквозь зубы, бросая в сторону светлого уничтожающие взгляды.

Что с Изабеллой сейчас? Она цела? – вдруг спросил Кристофер с тревогой в голосе и виной во взгляде.

Да... Сейчас она без сознания. Ее душа была изранена в ходе борьбы с Силой за место в теле, а твое вмешательство сильно покалечило сущность Избранной. Прикосновение к душе – всегда очень опасное занятие. Изабелла была к этому не готова. Теперь нужно будет в два раза больше времени для ее восстановления. – При этих словах Эльтар зарычал. Я тоже почувствовал новый виток ярости, хотя умом понимал, что вины Кристофера тут как таковой нет. Сам аристократ сжался еще сильнее, опустив взгляд в пол, и обхватил голову дрожащими руками. – Я просчиталась, – вдруг заметила Айне, нервно пожевав губу. Мы с удивлением и тревогой посмотрели на нее. – Не учла чужеродность души Изы. Магия почти выжгла ее. – Богиня обхватила себя руками и погладила по плечам, словно пыталась пожалеть и успокоить тело, в котором находилась.

Что это значит? Теперь каждый раз так будет? – заволновался Эльтар, совсем забыв о почтительном тоне.

Думаю, если ничего не изменить, то да, – обреченно вздохнула Айне. – Ее душа просто не будет успевать восстанавливаться, и есть вероятность, что к посещению вами третьего храма магия убьет Изабеллу окончательно.

Как этого избежать? – взволнованно спросил Кристофер.

Эльтар зло посмотрел на него и почти прорычал:

Не твоего ума дело. Ты вообще заткнись!

Достаточно, – строго посмотрела Айне на темного. – Я понимаю тебя, Эльтар, – уже мягче произнесла она. – Ты сильно испугался и переживал за любимую. И сейчас тебя переполняет злость. Поверь, я дорожу Изабеллой не меньше тебя. Но сейчас нельзя оглядываться только на свои чувства и эмоции. Нужно действовать решительно, чтобы спасти ее. Ты ведь этого хочешь?

Конечно, – запальчиво воскликнул дроу, сделав шаг вперед.

Тогда тебе придется лучше контролировать себя, Эльтар, потому что способ уменьшить риски ни тебе, ни ей не понравится. Изабелле тем более. Особенно теперь, – печально вздохнула она, бросив взгляд на притихшего аристократа.

О чем вы? – забеспокоился я.

Я просчиталась, – повторила она и поморщилась досадливо. – Двух Стражей недостаточно. Магия слишком долго была заключена в храмах, ее скопилось опасно много. Чужеродность души Изы все только усложняет. Двух Стражей мало… – тихо произнесла она. Мы пораженно замолчали, с недоверием и шоком смотря на богиню. Она невесело улыбнулась и продолжила развивать свою мысль. – Я не хочу вас обвинять в сложившейся ситуации и в состоянии Изабеллы, – обратилась она ко мне с дроу. – Но вы понимаете, что не справляетесь вдвоем. Вы сами чуть не погибли, забирая остаточную магию у Изы. К тому же вы хоть и потенциально сильные маги, но не обучены. Мало ли какая опасность будет ждать вас в будущем… Готовы еще не раз так же рисковать ее жизнью, как сегодня?

Мы нехотя опустили головы, принимая слова Айне. Хоть это и было неприятно слышать, но я не мог не понимать, что она говорит правду. Осознавал, что мы чудом справились в ходе ритуала, оставшись в живых, и промедление стоило Изабелле слишком дорого. Будь нас больше, ее мучений можно было бы избежать. К тому же всего несколько минут назад я сам корил себя за то, что недостаточно обучен, неопытен. А потому не могу ничем помочь моей любимой. Чувство отвратительное. Липкий страх пережитого вновь окутал мою душу, заставив обреченно кивнуть.

Видимо, Эльтар думал в том же ключе, так как и он еле заметно качнул головой в согласии.

Кто будет этим третьим Стражем? – тихо спросил Кристофер у Айне со странной решительностью и надеждой во взгляде.

Она грустно улыбнулась:

Боюсь, у нас нет другого выбора…

Он?! – громко спросил Эльтар, с ненавистью смотря в лицо аристократа, который с достоинством поклонился Айне, несмотря на то, что движения эльфу давались не просто.

Приложив руку к груди, Кристофер произнес:

Для меня честь служить богине-матери Айне и защищать Избранную.

Айне благосклонно кивнула светлому и нерешительно улыбнулась нам с дроу:

Так нужно, – тихо вздохнула она. – Прошу, передайте Изабелле, что у нас нет другого выхода. Пусть не держит на меня зла. – После решительно повернулась к Кристоферу, который продолжал стоять на одном колене с опущенной головой, терпеливо ожидая, когда на него обратят внимание. – Ты уверен, что готов защищать, оберегать и всячески помогать Избранной, даже если это будет стоить твоей жизни?

Готов, – твердо произнес он.

Понимаешь ли ты, насколько сложно это будет? Что тебе это будет стоить очень дорого, учитывая вашу с Изабеллой ситуацию? Она не обрадуется нашему решению.

Я… понимаю. И готов искупить вину, – кивнул аристократ. – Чего бы мне это ни стоило.

В таком случае ты вновь должен повторить слова клятвы, – торжественно произнесла богиня. Мужчина с готовностью выполнил ее просьбу, и на руке девушки появилась еще одна, третья, татуировка. Его же осталась в неизменном виде. – Теперь ты Страж Избранной. Неси это звание с честью и достоинством. Не заставляй меня пожалеть об этом решении, – уже тише добавила Айне.

Я приложу к этому все силы, – пообещал светлый и поднял на богиню глаза. – Айне, позволь узнать.

Что?

Что произошло во время призыва четыре года назад? Почему настоящая Избранная не явилась на наш зов?

С чего ты это взял? Если бы ничего не вышло, Изы бы здесь не было. Но в пророчестве была оговорка о том, что будет призвана душа. Душа. Не тело. Избранной Иза стала только после того, как я поселила ее душу в тело умершей графини. Священнослужители знали об этом нюансе, но не подготовили подходящий сосуд для призванной души. Вместо этого они совершили подмену, выдав Силену за Избранную. Вероятно, тогда же вы с Нантином и были зачарованы, – вздохнула Айне. – Но ваш зов сработал и призвал душу. Правда, из другого мира. – Кристофер удивленно поднял брови, но вдаваться в подробности и перебивать не стал. – Мне потребовалось много сил, чтобы поселить душу в новое тело. Едва успела восстановиться к моменту цветения священного цветка.

Но почему у меня с Нантом появились татуировки сразу, а на теле Изабеллы только сейчас? Мы же были Стражами все это время.

Только номинально. Вы не были привязаны именно к ней. Сейчас, когда ты повторил слова в ее присутствии, клятва связала вас окончательно.

Значит, неосознанно меня тянуло к ней именно поэтому? Из-за незаконченной клятвы?

Вероятно, но утверждать не стану. Знаю только то, что Стражами Силены вы с дроу никогда не являлись. Иначе сейчас клятва не сработала бы.

То есть я не связан с Силеной?

Нет. И никогда не был. Только заклинание на твоем кулоне заставляло тебя оставаться с ней, навязывая мысли о том, что именно она Избранная.

Но почему вы не рассказали об обмане раньше? – воскликнул светлый почти с отчаянием.

Я не хотела подвергать Изабеллу опасности. Стражей у нее не было, мир чужой. Узнай общественность об обмане, на нее началась бы охота. А защитить было бы некому.

А мы с Нантином?

Вы, вероятно, уже тогда были под чарами. Но даже если бы не были, не факт, что успели бы спасти вовремя. – Она запнулась и бросила на нас с дроу взгляд. – Я больше не могу находиться в этом мире. Тело отторгает меня. За Изу не переживайте. Еще несколько часов она пробудет без сознания. Я запустила необходимое заклинание для восстановления, но не ждите, что девушка быстро оправится. Скажите Изабелле, что я не могла поступить иначе. Пусть не злится на меня за нового Стража…

После этих слов сияние в глазах потухло, вернув обычную фиолетовую радужку, и веки девушки закрылись. Иза покачнулась, но аристократ быстро подхватил ее на руки, с трепетом заглядывая в ее лицо и нежно прижимая к груди.

Сбоку от меня послышалось разъяренное рычание, а я обреченно подумал, что с Эльтаром определенно возникнут проблемы…

***



Глава 2. Изабелла

Очнулась я с большим трудом и протяжным стоном. Казалось, будто по моему телу проехались катком в одну сторону, а затем, не удовлетворившись тонкостью «блина» в моем лице, дали задний ход. Только после этого открыла глаза и мутным взглядом уставилась в потолок. Он мне не знаком. Ко всему прочему, стали накатывать недавние воспоминания из храма, и я почувствовала, как вместе с паникой к горлу подкатывает тошнота.

Мама, роди меня обратно, мне здесь не понравилось… – жалостливо простонала, заметив движение по бокам. Не успела я испугаться, как надо мной нависли два моих любимых мужчины, на лицах которых отразилась тревога и облегчение.

Наконец-то ты пришла в себя, Ангел, – натянуто улыбнулся Кирт, целуя меня в щеку. Эльтар пошел дальше: он лег рядом, несмотря на недовольное ворчание полукровки о том, что мне требуется покой. Дроу сгреб меня в объятия и прижал к груди. Ничего против я не имела и с довольной улыбкой зарылась носом в рубашку темного, почувствовав щекой его протяжный вздох.

Мы беспокоились, сладкая, – прошептал Эльтар мне в волосы.

Как долго я была без сознания? Что произошло? Как мы выбрались? А что с Кристофером?

Не так быстро, сладкая, – как-то разом весь напрягся дроу и позволил мне выглянуть из-за его груди. – Нам предстоит долгий разговор, – выдохнул он тяжко, но я уже не слушала, так как подняла голову и недалеко от кровати увидела сидящего аристократа. Тело среагировало быстрее мозга, и я дернулась в сторону, отчаянно желая сбежать. Подальше от эльфа и новой порции боли.

Попала в руки Киртана, который крепко обхватил меня, успокаивающе поглаживая по спине, не реагируя на мои попытки вырваться.

Нет! Пусти! Я не хочу! – в панике кричала в грудь полукровки, чувствуя, как силы стремительно оставляют и мои трепыхания ни на кого впечатления не производят. – Не хочу! Пусть он уйдет! Пусть уйдет!!! – со слезами на глазах требовала, спрятав лицо на теплой груди Кирта, пока он пережидал рыдания.

Тише, Ангел. Прошу, успокойся. Кристофер тебя больше не обидит, – шептал Кирт мне в волосы, но я лишь судорожно затрясла головой, вновь вспоминая боль, которую почувствовала перед потерей сознания. Мне показалось, что ничего больнее никогда не ощущала. Разве только впитывание Силы.

Пусть он уйдет, – упрямо выла в рубашку полукровки, крепко вцепившись пальцами в ткань и прижимаясь к Киртану еще сильнее в поисках защиты. Мысленно пыталась успокоиться, понимая, что Кирт не стал бы бросаться словами. Да и то, что мужчины так спокойно находятся в одном помещении вместе, уже говорит о многом. Но мной уже завладела истерика. Натянутые до предела нервы просто не выдержали, и, увидев виновника моей недавней боли, плотину моего терпения просто прорвало.

А я говорил, что ее сначала нужно подготовить, – ворчливо заметил Эльтар у меня за спиной, прикасаясь ладонями к моим плечам. Вздрогнула от нового раздражителя, но быстро поняла, что это дроу, и немного успокоилась. Но из недр рубашки Кирта вылезать не хотела, продолжая трусливо прятаться и чувствуя себя страусом. Казалось, что если еще минуту так посидеть, то, когда открою глаза, мы окажемся с моими любимыми одни и никаких страшных аристократов в комнате не будет.

Ангел, – нежно погладив по волосам, позвал меня Кирт, – посмотри на меня, пожалуйста.

Я отрицательно покачала головой, теснее прижавшись к нему и намекая, что нужно будет сильно постараться, чтобы отцепить от себя клеща в моем лице.

Изабелла, прошу, – с нотками мольбы попросил полукровка. Мне стало совестно за свое малодушие. Тяжело вздохнув, я нехотя подняла взгляд на Кирта, стараясь не смотреть в сторону стула, на котором продолжал сидеть светлый, опасаясь, что истерика начнется по новой. – Ты ведь доверяешь мне? Прошу, поверь, никакой опасности больше нет. Кристофер никогда не обидит тебя.

Когда я встретилась взглядом с серыми глазами, напряжение стало меня медленно отпускать. Мой полукровка никогда не обманет. Это я знала точно. Если бы была опасность, он бы не сидел так спокойно.

Нерешительно скосила взгляд в сторону и встретилась с бирюзовыми глазами, в которых плескались сожаление, вина и почти отчаяние. Сглотнула и с трудом сдержалась, чтобы вновь не предпринять попытку побега, когда аристократ решил подняться с места, чтобы подойти. Видимо, ужас у меня в глазах все же отразился, так как Кристофер с обреченным видом плюхнулся обратно, с такой силой сцепив челюсти, что заходили желваки на скулах.

Прости меня, – выдохнул он негромко, вглядываясь в мои глаза. – Прости. Я виноват перед тобой. Словами не передать как. То, что я сделал… Сожалею, как ни о чем прежде в своей жизни. Прости, Изабелла.

Немного растерявшись от подобных слов, я перевела вопросительный взгляд на Эльтара. Но тот лишь зло, в молчаливом бешенстве смотрел на аристократа. Поняв, что от дроу ответов я дождусь не скоро, посмотрела на Кирта. Он нерешительно улыбнулся, усадил в незнакомой постели, в которой я очнулась, подложив мне под спину подушку, заботливо укрыл покрывалом мои ноги. После, опустившись на корточки перед кроватью, полукровка взял мои руки в свои ладони и, заглядывая мне в глаза, произнес:

То, что я сейчас расскажу, тебе очень не понравится, Ангел. Поэтому хочу сразу предупредить, что так было нужно. От этого зависела твоя жизнь.

О чем ты? – занервничала я, напрягаясь. Но Эльтар вновь бесцеремонно влез в мою постель, садясь рядом, и притянул меня к своей груди, словно и на секунду не хотел расставаться или боялся потерять. Его присутствие меня успокаивало. Я чувствовала, что не одинока и меня не дадут в обиду. Для меня было практически жизненно необходимо ощущать близость хотя бы одного из моих мужчин в присутствии такого раздражителя, как светлый.

Позволь рассказать все по порядку, как было, – тяжело вздохнул Кирт. Подумал и сел с другого бока от меня, не выпуская моих рук. Только после этого заговорил спокойно, тихо и неторопливо, тщательно подбирая слова.

По мере его повествования я то краснела, то бледнела, то стонала, как при родах. Он рассказал мне о том, как понял, что Кристофер под воздействием, как стал молить о помощи Айне, о том, как она появилась и меня спасла, а также подтвердила, что на светлом чары и после разрушила их. Когда Кирт сообщил, что Кристофер принес мне клятву Стража, сначала не поверила, но после он отнял руку от моего запястья, которое, оказывается, все это время намеренно скрывал от меня, чтобы я смогла увидеть не две, а три татуировки!!!

Пораженно затаив дыхание, подняла взгляд от своей руки на Кирта, а потом с надеждой, что меня просто разыгрывают, на Кристофера, который на протяжении всего рассказа не вмешивался и старался даже не двигаться на своем стуле. Светлый встретился с моим взглядом и еле заметно кивнул, подтверждая слова полукровки.

Не-е-ет… – с отчаянием выдохнула. – Да твою ж… – А дальше, наверное, около минуты демонстрировала свои познания в исконно русском мате, поражая саму себя богатым словарным запасом и безграничным полетом фантазии.

Когда я выдохлась и жалобно спрятала свое пылающее негодованием лицо в ладонях, звенящую тишину нарушил насмешливый голос Эльтара:

Это она так ругается, – пояснил он, вероятно, Кристоферу, так как Кирт к моим не всегда культурным и понятным высказыванием давно привык.

Я понял, – послышался напряженный голос аристократа.

Должна признать, слова Кирта о том, что Кристофер был зачарован, в какой-то степени успокоили. Мне теперь куда легче принять присутствие светлого. Вот только… Умом-то я понимаю, что вины эльфа как таковой нет. Но вашу ж мать!!! До сих пор интуитивно шугаюсь, стоит ему сделать какое-либо движение. Он это видит, хмурится, смотрит на меня глазами кота из «Шрека» и старается лишний раз даже не дышать.

Давайте по порядку, – взяла я слово, обхватив голову руками и чувствуя, что у меня от переизбытка впечатлений и информации сейчас череп лопнет. Мужчины замолчали, готовые внимать. Отлично. – Правильно ли понимаю, что, прикоснувшись к душе, ты, Кристофер, понял, кто я есть на самом деле?

Да. Это так. Таким образом можно познать чистоту души, скрытые помыслы и замыслы, – кивнул он, прочистив горло.

Хорошо-о-о, – протянула я, прищурившись. – Тогда почему подобную проверку не устроили Силене? Или вы с Нантином действительно просто поверили жрецам и ее эффектному появлению?

Светлый потупил взор, на мгновение отведя взгляд, а я поняла ответ и без его слов.

Айне сказала, что, вероятно, чары наложили уже в храме. Причем жрецы, – попытался оправдать аристократа Кирт.

А что же ты не упоминаешь о другом нюансе? – ехидно, с желчью поинтересовался Эльтар у полукровки. – Почему не говоришь о том, что подобная процедура под запретом ввиду своей жестокости и применяется только в крайних случаях и исключительно на преступниках? Точно так же, как и снятие отпечатка личности.

Это правда? – удивленно моргнула я, посмотрев на Кристофера.

Он опустил голову еще ниже и обреченно кивнул.

Без дозволения короны данная процедура считается преступной, – глухо ответил эльф, а в моей душе поднималась ярость.

Значит ли это, что Силену, которую, по твоим словам, ты подозревал четыре года, несмотря на чары, ты, как и королевские семьи, даже не подумали проверить? А меня подверг данной процедуре, рискуя убить сразу после того, как я чуть не померла? Ничего не упустила?! – зло прошипела, сжимая ладони в кулаки.

Да. Все так и было. И мне… жаль, что тебе пришлось пережить это, – тихо произнес Кристофер с надеждой и болью в бирюзовых глазах. Он имел вид побитой собаки, но жалость у меня как-то притупилась.

"Жаль"?! Тебе жаль??? – заорала в бешенстве. – Да знаешь ли ты, что мне пришлось перенести??? Мне словно раскаленные щипцы в глотку засунули и хорошенько перемешали ими внутренности!!! А тебе жаль?! – Сама не заметила, как по моим щекам заструились злые слезы, которые принесли немного успокоения. С ненавистью посмотрела на Кристофера и отвернулась, утомленно привалившись к плечу Эльтара. На Кирта я тоже злилась, потому что тот посмел за аристократа заступаться.

Обняла моего темного и горько вздохнула и зажмурилась, пытаясь успокоиться. Следовало сначала разобраться с ситуацией.

Ангел… – позвал меня полукровка и положил на мое плечо руку, которую я нетерпеливо скинула.

Я в порядке, – холодно произнесла. Глубоко вздохнула, выпрямилась и запустила пятерню в волосы, отметив про себя, что ванная мне сейчас бы не помешала. – Где мы сейчас?

Это твой дом, – тихо ответил Кирт с разочарованием на лице от моего отношения. Понимаю, что он пытается поддерживать иллюзию спокойствия, чтобы мы тут на эмоциях друг друга не поубивали. Понимаю, что, возможно, Кирт – единственный, кто пытается рассуждать здраво, не ссылаясь на чувства и эмоции. Понимаю, что полукровка всегда был таким, за что я еще больше ценила его: за холодную голову и волевые решения. Все понимаю, но мне до самообладания Кирта, как до Китая… А учитывая, что я сейчас в другом мире, то путь мой до вожделенного самообладания далеко не близкий.

Вероятно, позже, когда немного успокоюсь, даже попрошу у Кирта прощения. Но не сейчас. Сейчас только Эльтар воспринимался мной верным союзником, разделяя мои негодование и злость.

Чего? – растерялась я, глупо хлопнув глазами на полукровку.

Пару лет назад ты сама просила купить неприметные домики недалеко от храмов богини. Тогда я не понимал, зачем тебе это. Теперь все встало на свои места. Помнишь?

Что-то как-то… – неуверенно начала, смутно припоминая. Я и сама толком не знала, пригодятся ли мне эти дома, но решила перестраховаться. И не прогадала. Какая я молодец! Какая дальновидная! Впору собой загордится, но не время. – Вернемся к теме. С мотивами поступков Кристофера разобрались, возвращаться к этому больше не хочу. Идем дальше, – вздохнула, с неприязнью разглядывая новую татуировку. – Появилась Айне. Причем в моем теле. И хотелось бы знать, какого хрена у нее это вышло и как часто она станет тут так хозяйничать???

Я так понимаю, здесь большую роль сыграла ее природная сила, которую ты впитала. Это позволило ей не только появиться, но и пользоваться магией. Однако она упомянула, что тело отторгает ее, – спокойно пояснил Эльтар, которого более чем устраивало, что из всех собравшихся я продолжаю прижиматься именно к нему. Вот только победные взгляды, что он бросал на Кристофера, меня напрягали. – Появилась она только потому, что Кирт принялся молиться ей. Кстати, спасибо тебе, – вдруг серьезно сказал дроу, посмотрев на полукровку. – Мне бы это в голову не пришло: я в тот момент был в панике. Страшно подумать, что было бы, не догадайся ты помолиться богине, – с надломом произнес темный, крепче прижимая меня, словно боялся, что я сейчас исчезну. Сдавленно пискнула, и объятия стали не такими крепкими. Дроу виновато улыбнулся, но я лишь успокаивающе погладила его по руке, целуя в щеку.

Повернулась к Киртану и с робкой улыбкой произнесла:

Спасибо, что спас. Пусть мне и не нравится, что в моем теле хозяйничала богиня, но я знаю, чего тебе стоило пойти против принципов и помолиться одному из богов. Я ценю это. Спасибо.

Он улыбнулся, наклонился и мягко поцеловал в губы:

Я готов ради тебя на все, Ангел. Не стоит благодарности. Я действовал скорее из эгоистичных побуждений, так как жить без тебя не смог бы. Считай, что спасал себя.

Я усмехнулась, ни грамма не поверив в его показной эгоизм, но спорить не стала и сама поцеловала его… Потом быстро вспомнила, что мы не одни, и отстранилась, глядя на напряженного светлого.

Недовольно скривилась, чуть покраснела в смущении, что он видел настолько личные моменты, но нацепила на себя бесстрастную маску и продолжила тему:

Дальше. Айне определила, что на тебе чары. Как она смогла их разрушить?

Чары были на родовом кулоне, который я никогда не снимал, – дернув щекой, признался Кристофер. Я лишь обреченно вздохнула, понимая, что опять мне не в чем обвинить светлого. За четыре года уже неплохо ориентировалась в правилах и законах этого мира, и для меня не стало удивительным его заявление, учитывая, как тщательно светлые хранят традиции и чтят заветы предков. Особенно аристократы. Они готовы умереть под пытками, но не добровольно снять родовое украшение. Что же, место, на которое привязали заклинание, выбрали очень удачно… Даже если Крис что-то заподозрил бы, то не снял.

Невольно посмотрела на грудь эльфа, где должен был быть кулон, отметив про себя, что его рубашка имеет какой-то странный вид, словно ею костер тушили. В прорези ткани не заметила ничего, кроме голой кожи и уродливого шрама размером с ладонь. Нахмурилась.

Эльтар поймал мой взгляд и пояснил:

Айне выжгла заклинание вместе с кулоном. – Я сглотнула, и он добавил: – Не снимая его с эльфа. Айне справедливая, но, как и все боги, жестокая. – Мне показалось, или в голосе дроу я услышала жалость и сочувствие? Но уточнять не хотела, понимая, что услышанное мне не понравится. Теперь шрам на груди светлого воспринимался мной иначе. Видимо, я несколько погорячилась, заявив, что эльф не знает, через что мне пришлось пройти…

Не смогла сдержаться и с жалостью посмотрела на Кристофера.

Мне жаль, что ты лишился родового амулета… и таким образом, – сдавленно произнесла.

Я в порядке, Изабелла. Не стоит меня жалеть. О потере драгоценности не жалею. Пусть ты мне не поверишь сейчас, но взамен я приобрел нечто большее. И приложу все усилия, чтобы не огорчить тебя и добиться твоего прощения в будущем.

Не найдя, что на это ответить, я лишь кивнула, смущенно отведя взгляд.

Что было дальше? – решила перевести тему, не выдержав пристального взгляда бирюзовых глаз.

Айне сказала, что просчиталась. Слишком много магии для тебя и твоей души, – произнес тактичный Кирт. – Сказала, что если сейчас ничего не предпринять, то уже в третьем храме твое тело не выдержит нагрузки и ты умрешь, – тихо добавил он, нерешительно взяв мою ладонь, словно боялся, что я отниму ее. Не отняла, понимая, что, касаясь меня, полукровка успокаивается. – И решение проблемы было радикальным. Айне сказала, что выход один: требуется еще один Страж. На поиски нового не было времени, и, когда Кристофер предложил свою кандидатуру, она не стала отказываться и согласилась.

А вы? – с ноткой легкой обиды спросила я.

Так было необходимо, сладкая, – неожиданно сказал Эльтар, хотя от него ожидала этого меньше всего. – Если для твоей безопасности потребуется еще десять Стражей, готов смириться и с этим. Но пережить тот страх потери, когда мы не могли тебе помочь… Не хочу этого. Поэтому готов терпеть аристократишку, хоть и не скрываю, что он мне не нравится и при других обстоятельствах я бы его с удовольствием убил.

И вы готовы меня делить? – невесело усмехнулась.

В каком смысле? – встрепенулся Кирт. – Ангел, он лишь твой Страж. Чтобы сделать его «якорем» и привязать к себе окончательно, тебе нужно консумировать ваш союз. До тех пор Кристофер несет только ответственность Стража, а не твоего мужчины. Так что делить тебя с ним мы не хотим и не собираемся, пока ты сама не решишь иначе, чего, надеюсь, не произойдет никогда.

Слава богу, – не сдержалась и облегченно выдохнула. Признаться, меня очень пугал этот момент. Не знаю, как с эльфом общаться-то нормально после всего, а тут на горизонте еще и постель бы замаячила. С каким бы предубеждением я к нему ни относилась, зная, что мужик навсегда привязан только ко мне, долго в постели отказывать ему не смогла бы. Год, быть может, два, и мне бы стало его как минимум жалко. А так – прямо гора с плеч! Так как, пусть внешне Кристофер меня и привлекает в качестве потенциального любовника, он мне категорически не нравится как личность.

Заметив, как дернулся от моих слов светлый, я вновь смущенно покраснела, но быстро взяла себя в руки и выпрямила спину. Не думал же он, что буду раздвигать ноги перед всеми, кто хорошо попросит? Я только-только привыкла к мысли, что у меня в постели обосновались двое мужчин. С меня достаточно. Третьего точно не потяну, да и не собираюсь!

***



Глава 3. Эльтар

Это все замечательно, – вздохнула Иза, отстраняясь от моего плеча. – Судя по всему, уже ничего не исправить и назад не повернуть. Точно так же, как я не могу отказаться от продолжения миссии. Нужно работать с тем, что есть. Думаю, необходимо обсудить план дальнейших действий, – почесала она нос и брезгливо поморщилась. – Но перед предстоящим разговором я бы хотела помыться.

Да, конечно, – оживился Кирт. – Ты еще слишком слаба. Думаю, тебе нужна помощь.

Ты прав, – устало кивнула девушка, но руку полукровки проигнорировала. – Эльтар мне поможет, пока вы тут с Кристофером пообщаетесь. Думаю, тебя с ним наедине оставлять безопаснее, – слабо улыбнулась она, чтобы смягчить свой отказ от помощи полукровки. Повернулась ко мне и уточнила: – Поможешь?

Усмехнулся, словно она произнесла какую-то глупость, встал с постели, легко поднял почти невесомую девушку на руки и под завистливые взгляды удалился из комнаты с бесценной ношей на руках. Только выражение лица Изы мне не нравилось. Слишком печальное. Учитывая ситуацию и то, что она пережила, – это понятно. Удивительно, как Иза до сих пор сохраняет спокойствие. Я бы рвал и метал, а она, несмотря ни на что, пытается рассуждать здраво. Или это в ее характере, или Киртан влияет на нее сильнее, чем кажется. В любом случае, я стал ценить ее еще сильнее.

В небольшой, по меркам усадьбы Изабеллы, ванной комнате осторожно опустил девушку на скамью, пустил в деревянную бадью воду, а после присел перед Изой на корточки, заметив, как трудно ей справляться с одеждой. Ко всему прочему, мыслями она явно была совсем в другом месте и от моего прикосновения вздрогнула, словно только заметила мое присутствие.

Как думаешь, я не переборщила? – тихо спросила она, покорно позволяя стянуть с себя порванную рубашку. Не совсем понял вопрос, но было приятно, что интересуется моим мнением. Не помню, когда в последний раз оно кого-либо волновало…

Ты о чем? Как по мне, ты даже слишком спокойно реагируешь на происходящее.

Если ты думаешь, что я обрадовалась новости о том, что именно Кристофер станет моим Стражем, то… – начала она запальчиво, но я с мягкой улыбкой перебил, не отвлекаясь от расстегивания брюк на тонкой талии девушки:

Я не думаю об этом, сладкая. Видел, как ты отреагировала на него, когда очнулась, и понимаю, как тебе тяжело. Нам всем тяжело. Киртану, вероятно, даже хуже.

Почему ты так считаешь? – удивилась она, послушно приподняв бедра, помогая стянуть с себя и штаны, а я изо всех сил старался не смотреть на притягательную обнаженную кожу, мысленно напоминая, что сейчас не время для любовных игр.

То, что Киртан не реагирует так бурно, как я, – еще не значит, что ему все равно. Ты и сама прекрасно знаешь, как полукровка умеет скрывать свои эмоции. Я ему завидую в этом, – со вздохом признался. – Честно говоря, даже с наших первых с ним уроков магии я проникся к нему уважением и даже в чем-то хотел бы ему подражать. Киртан старше меня всего лет на десять – двадцать, но до его мудрости и рассудительности мне далеко. Несмотря на то, как он меня бесил, как ревновал тебя к нему и, признаться, до сих пор немного ревную, но искренне уважаю Кирта за то, что в стрессовой ситуации он не поддается панике и всегда старается думать холодной головой. Тебя там не было, когда пришла Айне. Она хотела убить Кристофера. Я хотел убить Кристофера. И Киртан тоже хотел его убить, но не позволил, за что я очень сильно на него разозлился. Не мог взять в толк, как он после того, что тебе причинил светлый, еще имеет наглость вступаться за него, – поморщился. – И только сейчас я понял, что, не останови тогда Кирт богиню, мы бы не узнали, что Стражи под приворотом. Ты лишилась бы потенциального Стража, на поиски которого ушло бы слишком много времени, которого у нас нет. Из-за этого мы бы сильно рисковали твоей жизнью. Не уверен, что, знай я о последствиях, позволил бы тебе и дальше продолжать рисковать собой, тем самым лишив этот мир шанса на выживание. Благодаря решению Киртана мы избежали всех этих проблем. Более того, аристократ оказался ректором светлоэльфийской академии магии и уже проявил желание обучать нас с полукровкой. Я уже молчу о том, что мы приобрели замечательного, опытного мага, что в разы сокращает риск опасности для тебя. Как видишь, одни только плюсы, кроме нашей неприязни к светлому. Не скрою, что мне он не нравится. С первого взгляда не понравился, особенно когда я замечал, как он на тебя смотрит, – грустно усмехнулся. – Я уже говорил, что очень ревнивый? Глупое и нелепое утверждение для того, кем всю жизнь и являлся, – раба. Но тем не менее я с большим трудом сдерживаю себя рядом с Киртом, понимая, как ты его любишь и что он нам необходим. Да и просто полукровка почти гениален, за что я безмерно уважаю его. И у меня получается. Медленно, но я преодолеваю неприязнь к нему. Не уверен, что так же получится с аристократом. Даже не в плане постели. Оказывается, я не хочу делить даже твое внимание, а не только тело и душу. Но пойду и на это, понимая все выгоды данного решения. Не думал, что скажу это, но Кирт поступил так, как должен был. И продолжает поступать. Не злись на него. Он хотел как лучше.

Я… – запнулась она, на мгновение опустив голову. – Я понимаю. И не злюсь. В душе рассуждаю точно так же и отчетливо осознаю, что Кирт не заслужил подобного отношения с моей стороны… Это трудно объяснить… Вероятно, чувства во мне все же преобладают, мешая реагировать нормально. Просто Кристофер… Я боюсь его. И злюсь. Опять понимаю, что и вины светлого нет: он себя не контролировал… но принять это трудно.

Ты умница, сладкая, – улыбнулся я и поцеловал ее, невольно слизнув с губ сладковатый вкус винограда. – Ты даже не представляешь какая. Мы с Киртом гордимся тобой. Никто не ожидал, что ты отреагируешь так спокойно и рассудительно. Мы все уважаем твои чувства и все понимаем. Просто нужно время.

Спасибо, – выдохнула Иза с робкой улыбкой, смущенно опустила взгляд и замерла, разглядывая район своей груди, где теперь красовалась татуировка цветка… С тремя бутонами??? Только сейчас сам обратил внимание, что, когда происходило «якорение» и впитывание Силы, у Изы было на рисунке изображено два раскрытых бутона. Теперь два раскрытых, а один нет. Что это значит??? – Какого хрена?! Это что за изобразительное искусство на моем теле? Кто посмел меня раскрашивать? Причем бросили дело на середине!!! – ткнула девушка пальчиком в единственный цветной бутон.

Татуировка проявилась, когда ты впитала Силу. Вероятно, она будет пополняться красками по мере впитывания в других храмах, – предположил я немного рассеянно, все еще пытаясь понять, откуда третий бутон.

Тоже мне индикатор заряда! – раздраженно проворчала любимая. – Я не давала согласия на татуировки. А у меня уже четыре!!! И все за неполную неделю! Такими темпами я скоро буду похожа на учебное пособие по рисованию!

Тебе не нравится рисунок?

Мне не нравится, что он на моем теле, – фыркнула она, тяжело вздохнув, и уже внимательнее осмотрела узор, потрогав пальцами раскрашенный бутон. Обреченно вздохнула и утвердилась в своей мысли: – Ладно, так понимаю, что свести у меня его не получится. Помоги мне уже залезть в воду.

***



Глава 4. Киртан

Проводив взглядом Эльтара с девушкой на руках, я повернулся к аристократу, который так же неотрывно следил за Изой. Он перевел взгляд на меня и поднялся на ноги. Принял свой привычный надменный вид. Конечно, Ангела же здесь уже нет, чего ему притворяться?

Я хотел поблагодарить тебя за то, что вступился перед богиней и… Избранной.

Ну, хоть говорил вполне искренне. Хотя, подозреваю, светлый просто не любил быть кому-то обязанным.

Прибереги свою благодарность. Я старался не для тебя. Будь у меня возможность, с большим удовольствием убил бы тебя собственноручно, – холодно ответил, заметив, как эльф напрягся. Уже готовился выслушивать возмущения от оскорбленного аристократа, но Кристофер меня удивил и насмешливо заметил:

Я думал, что ты поступил так из благодарности, что я когда-то спас твою жизнь.

А с чего ты взял, что я должен быть тебе за это благодарен? – поинтересовался, с удовольствием заметив, что аристократ растерялся. – Почему ты решил, что в тот момент я хотел жить и мне было нужно спасение? Задолго до этого, да и после, только и делал, что желал умереть. Но мне вечно что-то или кто-то мешал. – Помолчал и, задумчиво посмотрев в сторону, где скрылся Эльтар с Изабеллой на руках, добавил: – Хотя ты прав. Тебя стоит поблагодарить только за то, что, не вмешайся ты тогда, я бы никогда не встретился с Изой. Пожалуй, благодарен тебе только за это. Но это не умаляет того, что, если ты еще хоть раз причинишь ей боль, я заставлю тебя захлебываться кровью до тех пор, пока не обезумеешь от боли, а твоя регенерация не прекратит работать. Понятно изъясняюсь?

Более чем, – криво усмехнулся светлый. – Ты же знаешь: я дал клятву. Причинить ей боль просто не смогу. Магия печати не позволит.

Я не про физическую, – оборвал аристократа. – Если узнаю, что ты ее чем-то обидел, можешь смело считать себя трупом.

Не слишком ли ты дерзкий для раба? – зло прошипел эльф, сузив глаза в бешенстве.

Бывшего раба, – поправил его. – Пусть тебя не обманывают эти безделушки. – Положил ладонь на ошейник и без труда снял вещицу под напряженным взглядом Кристофера. – Изабелла подарила мне свободу почти сразу, как появилась в этом мире. А теперь я не только свободный, но и ее муж, – криво усмехнулся, наблюдая, как вытягивается лицо светлого. – Пока неофициально, но все же. Как и Эльтар. Поэтому не обманывайся, если думаешь, что имеешь на нее прав больше, чем мы. Если нам с дроу не понравится хоть что-то в твоем поведении в отношении Изы, тебе не поздоровится. И да, не смотри на нее как на свою собственность. Иза тебе не принадлежит и не будет принадлежать. Она наша.

Ты так в этом уверен? – поинтересовался Кристофер, а я в который раз подумал, что нужно было его убить еще в той гостинице. – Что можете дать ей вы, рабы, хоть и бывшие, чего не могу я? У меня больше возможностей, состояние. Она никогда не будет ни в чем нуждаться.

Ты плохо знаешь Изу, – снисходительно улыбнулся, хотя его слова были неприятны. – За эти четыре года она стала самой богатой женщиной в стране светлых. Ее добивались и добиваются до сих пор все высшие аристократы, включая членов королевской семьи. Но никому она не ответила благосклонностью. Нас же с темным Изабелла любит. Наверное, она единственная женщина во всем Елее, которая способна просто любить. И мне достаточно этого знания, чтобы не воспринимать тебя как соперника. Иза и не посмотрит в твою сторону.

Из-за ее нелюбви к аристократии? – деланно оскорбленно спросил светлый, но я успел заметить обреченный и отчаянный огонек в бирюзовых глазах.

Не только, – кивнул я. Чтобы отвлечься, по привычке менял белье на постели, чтобы вымытая Иза легла в чистую кровать. – Можно долго перечислять достоинства Изабеллы и ее отличия от эльфиек, к которым ты привык и с которыми пытаешься ее сравнить. Просто уясни, что Иза другая: из другого мира, с другими взглядами на жизнь.

И что же делать?

Ты действительно считаешь, что я стану давать тебе подробную инструкцию о том, как завоевать мою женщину? – язвительно усмехнулся. – Либо ты уже был такой, либо Айне вместе с заклятием выжгла и твои мозги.

Эльф раздраженно насупился, но лишь досадливо поморщился и промолчал, заваливаясь все в то же кресло.

Хорошо, – закончив со сменой простыней, вздохнул я. – У нас мало времени, нужно еще многое обсудить.

Мы не станем ждать Изабеллу? – вскинул мужчина бровь.

Твоими стараниями она сейчас не в том состоянии, чтобы принимать ответственные решения. Нужно прийти к какому-то плану действий и уже тогда согласовывать с ней.

Прошел к столику и наполнил стакан водой из графина. Выпил. Поймал себя на соображении, что сейчас не отказался бы от алкоголя, но быстро прогнал эти мысли, помня, что расслабляться нельзя. Не в нашем положении.

Есть идеи, как будем поступать дальше?

Если я правильно понял Айне, то вы и дальше не хотите раскрывать обман с подменой Избранной? – уточнил Кристофер.

Не хотелось бы привлекать к Изе внимание. Те разбойники в лесу ведь не были простыми бандитами?

Эльф поморщился, как от зубной боли, и нехотя кивнул:

Пришел отчет от дознавателей. Это были фанатики, отправленные одной из сект бога Хаоса. Хотят помешать возвращению истинных богов.

Тогда тем более не стоит подвергать Изу опасности, – подвел я итог.

Но как поступить? Не думаешь ли ты, что мы с Нантом и дальше будем вести себя с Силеной как прежде?

У нас нет другого выхода. Тем более Нантину совсем не обязательно знать о подмене.

Как это? – опешил аристократ.

Если верить Айне, то на тебе были сильные чары. Ты, после того, как узнал о подмене, чуть не убил Изабеллу, – холодно напомнил я, впрочем, не задаваясь целью задеть или оскорбить. Просто констатировал факт. – Какой будет реакция темного на твои слова – догадаться не трудно. Чтобы снять с тебя чары, Айне пришлось полностью уничтожить их носитель. Думаю, тебе не стоит напоминать, как это происходило, – хмыкнул я. – Сомневаюсь, что аристократ будет послушно сидеть, позволяя найти и обезвредить заклинание. Оно может быть зафиксировано на чем угодно. Дроу, в отличие от светлых, не столь щепетильны в отношении реликвий и, насколько мне известно, не привязаны к конкретным вещам, что усложняет нам задачу. Ко всему прочему, если верить тебе, то ты, несмотря на чары, все же подозревал неладное. Дроу же не только женился на Силене, но и получил от нее сына. Даже если нам удастся каким-то чудом его убедить и снять чары, то с его брачной клятвой мы уже ничего не сделаем. Он связан с Силеной не только магически, но и ребенком. Ее он не оставит, ни узнав об обмане, ни ради долга Стража. Я уже молчу о том, что при всем желании он не сможет дать Изе клятву верности, так как состоит в браке с другой. Исходя из всего этого, герцогу мы ничего говорить не станем.

Но как тогда? Я не смогу разрываться между Изабеллой и игрой перед Силеной, – запаниковал светлый.

В этом и заключается проблема, – поморщился, так как единственное, что пришло в голову, мне отчаянно не нравилось. – Скажи, завтра утром, когда вы посетите храм и обнаружите, что Силы там уже нет, какими будут ваши действия?

Вероятно, мы с Нантином посчитали бы, что это происки приспешников Хаоса, – нехотя признался он. – Силена же и ее покровители, зная об обмане, решат, что настоящая Избранная их опередила и все же побывала там. Они догадаются, что их дурили все четыре года, и потребуют ускориться.

И не смогут не обратить внимания на таких странных знакомых, как мы, что встретились вам по дороге, – обреченно вздохнул я, утерев руками лицо. – Передвигаясь своим ходом, игнорируя порталы, как было задумано прежде, мы уже не сможем обогнать вас, особенно когда придет распоряжение поторопиться от тех, кто подослал Силену.

К чему ты ведешь? – нахмурился эльф.

Нам придется менять план. Ни о каком инкогнито уже не может идти и речи, – сухо отозвался я. – Следующий храм недалеко от столицы. Скоро будет бал-маскарад, на который приглашены все аристократы. По всей видимости, Изе придется снова стать графиней. Насколько мне известно, вы трое тоже приглашены и собирались этот бал посетить.

Откуда ты знаешь? – напрягся он, с подозрением посмотрев на меня.

Я знаю весь ваш маршрут, – отмахнулся. – Еще в первый день знакомства с вами выведал информацию у рабов Силены.

Так и знал, что от них больше вреда, чем пользы, – проворчал светлый недовольно, сжав пальцами переносицу.

Это даст нам возможность встретиться там через два дня, как раз в день праздника, – пропустил его слова мимо ушей. – Правильно я понимаю, что даже при спешке вы смогли бы попасть в храм только на следующий день?

Верно. Ты хочешь попасть в храм во время бала?

Это идеальный момент. Все аристократы в одном месте, и никто не заподозрит, куда мы пропадем.

А Изабелла? Вероятно, многие обратят внимание на ее исчезновение.

Эльтар умеет делать довольно качественные иллюзии. Подозреваю, он в этом плане очень талантлив. Обучая его, прими к сведению, – мимоходом заметил я. – Он прикроет наше исчезновение.

А бал-маскарад не позволит Нанту и Силене узнать вас в лицо, – пожевал Кристофер губу, а я с довольной усмешкой подумал, что эльф достаточно сообразителен. Я боялся худшего. Мне не впервой встречать аристократов, даже мужчин, которые предпочитали просто прожигать жизнь за развлечениями, что не могло не сказаться на их сообразительности. А серьезный и собранный Кристофер меня сейчас порадовал. Не думаю, что мы будем с ним друзьями, но сработаться при желании получится.

Допустим, – кивнул он. – А дальше?

А дальше будет видно. Я не хочу загадывать так далеко. Что-то мне подсказывает, что второй храм дастся нам с большим трудом, – печально вздохнул. Интуиция редко меня подводила. Вот и сейчас я чувствовал беспокойство. – Ко всему прочему, после этого мы перейдем на сторону темных. Там наше поле действий будет немного шире, так как никто нас в лицо не знает, кроме членов правящей семьи.

***



Глава 5. Кристофер

Уходя от неприметного дома, в котором осталась Изабелла и ее… мужья, ловил себя на мысли, что то и дело оборачиваюсь, боясь потерять этот дом из виду. Каждый шаг, что я делал, уходя от Избранной, давался мне с большим трудом. Во мне все просто вопило о том, что не должен оставлять ее. Вместо этого я обязан защищать, оберегать, холить и лелеять. Видимо, только сейчас понял, каково на самом деле быть Стражем Избранной. А еще примешивалось неуместное чувство ревности, которое моему статусу Стража никак не соответствовало. Я с трудом сдерживался на протяжении всего того времени, что девушка была без сознания, чтобы не раскидать по сторонам дроу и полукровку, а затем обнять бессознательное тело, прижать к себе и баюкать на своих руках, шепча о том, что ее больше никто не обидит. Не позволю. Проблема заключалась в том, что именно я и причинил ей эту боль. И чувство вины просто разъедало меня изнутри.

Когда она очнулась, я места себе не находил, пытаясь поймать ее взгляд и лихорадочно подбирая слова, чтобы объясниться. Хорошо хоть выслушала… Глупо было надеяться, что Изабелла моментально все простит и забудет, открывая мне свои объятия, но я хотя бы постарался.

А еще, наблюдая за Избранной, отчетливо понял, что мне почти необходимы ее ласковые улыбки, поцелуи, объятия, которыми она щедро одаривала своих мужчин, не выделяя кого-то одного. Последний раз, когда эльфийка обиделась на полукровку, не считается. Я осознал, что мне почти жизненно необходимо, чтобы она искала защиту и утешение в моих руках. Быть может, тогда я бы нашел утешение в ее…

А еще испытывал бешенство и ярость в отношении Силены. Четыре года! Четыре потерянных года, растраченных впустую вместо того, чтобы оберегать поистине удивительную девушку. Я, не переставая, думал о том, что этот период мог посвятить Изабелле: узнать ее, наслаждаться ее обществом, смеяться с ней и… добиться расположения. Быть может, сейчас все могло бы быть совсем по-другому, и Иза не имела бы таких предубеждений в отношении аристократов…

Думая на эту тему, в который раз понял, что не могу винить девушку. Не скажу, что я святой… Да что уж там, далеко не святой! Но мне всегда хотелось думать, что я хотя бы чуточку лучше остальных. Только как убедить в этом Изабеллу?

Не давали покоя слова полукровки о том, что Иза не похожа на наших женщин и привычные методы обольщения с ней не сработают. Я и сам это понял. Вот только кто бы знал, как поступить в таком случае?

Ко всему прочему, теперь мне предстояло вернуться в гостиницу и вести себя так, словно ничего и не произошло, с ненавистной мне женщиной и с другом, которому нужно как-то смотреть в глаза, зная о том, что на нем порабощающие чары, и ничего не предпринимая, даже не показывая виду о своем знании.

Кстати, о друге. Нант встретил меня во дворе гостиницы, чем удивил.

Меня ждешь? – вскинул я бровь, против воли окидывая дроу взглядом и пытаясь отыскать, на чем закреплено заклинание.

Выглядел он не лучшим образом и находился в соответствующем настроении.

Где ты был? Почему так долго? – слишком резко спросил дроу, хмуро посмотрев на меня.

Ты же получил мой вестник, – пожал я плечами, сложив руки на груди. – Гулял.

Так долго? Ты хоть понимаешь, что нам через несколько часов предстоит? Вместо подготовки ты решил погулять? – прошипел Нант зло.

Ходил в разведку, забыл? – холодно напомнил я. Все могу понять, включая его нервозность после того, как мы расстались с Изой. Особенно сейчас, когда знал о настоящей причине, почему еще совсем недавно и я так томился. Да и ссора с Силеной, которая продолжала дуться на нас, чего не считала нужным скрывать, всячески изводя своими придирками, не могла на нем не сказаться. Особенно после того, как я практически бросил его с ней, коротко сообщив, что ухожу в разведку. Но всему есть предел! Я не маленький, чтобы меня отчитывать!

Разведка, – проворчал он. А после вздохнул и уже более спокойно уточнил: – С Силеной не хочешь находиться?

И это тоже, но рассказывать все причины не стал, поэтому просто кивнул.

Я понимаю тебя. Но вам нужно помириться. Сейчас не время для размолвок. Особенно перед таким ответственным мероприятием. Мы уже наказали ее. Будем надеяться, что Силена поймет.

Недовольно дернул щекой, еле сдержавшись, чтобы не выругаться.

Веришь или нет, но нет никакого желания, – признался я, отводя взгляд.

У нас нет другого выхода. Как ты представляешь нашу миссию в такой обстановке?

«Я бы вообще эту обманщицу с удовольствием придушил, друг мой, а ты мне предлагаешь с ней мириться…», – думалось мне.

Хорошо, я постараюсь, – процедил я сквозь зубы. Нант слабо улыбнулся и похлопал меня по плечу.

Идем в номер. Нечего разговаривать на улице.

Кивнул и через силу последовал туда, где встречу… Силену. Ту, что отняла у меня четыре года жизни. Возможно, счастливых…

Подожди, – малодушно остановился, понимая, что еще не готов смотреть ей в глаза. Нужно еще немного времени. – Давай выпьем?

Нант смерил меня удивленным взглядом, помня, что я не любитель спиртных напитков, но, поразмышляв, кивнул.

Думаю, нам обоим нужно немного расслабиться, – со вздохом повернулся он в сторону общей залы, выискивая свободный столик. Таких было много из-за глубокой ночи, но Нант выбрал самый дальний, угловой.

Моментально к нам подошла очаровательная эльфийка, которая призывно улыбнулась и спросила, что мы будем заказывать.

Пока Нант делал заказ, в моей голове появилась заполошная мысль: я не привязан ни к кому в сексуальном плане. Четыре года терпел пренебрежение и унижения Силены, считая, что просто обречен. Лишний повод для убийства одной хорошенькой, белокурой и напрочь лживой эльфийки.

Ожидаемо подумалось: раз так, почему бы не наверстать упущенное? Отделаюсь от Нанта под каким-нибудь предлогом, а договориться, к примеру, с этой же официанткой будет не сложно. Вон как улыбается и стреляет глазками, поняв, что перед ней богатые постояльцы.

Как подумалось… так и почувствовал себя свиньей. Неожиданно понял, что стоит представить себя с другой женщиной, как передо мной сразу же встают фиолетовые глаза; стоит подумать, как подо мной будет извиваться женщина, как понимаю, что это будет не то. Все не то: не тот запах, не те стоны, не то тело, не те глаза и улыбка, не та женщина.

Сейчас в который раз убедился, что мне нужна исключительно одна, желанная, такая притягательная, но и недостижимая в то же время… Поэтому перестал оценивающе рассматривать девушку и досадливо отвернулся. Официантка обидчиво фыркнула и удалилась, соблазнительно покачивая бедрами. Впрочем, меня не зацепило даже это.

Заметил, как Нант накинул полог тишины, и посмотрел на меня:

Рассказывай, как сходил. Ничего странного не обнаружил?

С трудом сдержал досадливый стон от своей глупости. Было наивно считать, что Нант не поинтересуется, что происходило в мое отсутствие. Нужно было заранее придумать, что стану отвечать. А теперь придется импровизировать.

Храм как храм. Старый, запущенный и давно необитаемый. Прошелся по всем развалинам, нашел святилище. Путь не кажется опасным. Во всяком случае, потолок на голову не упадет. Да и провалиться не должны, – безразлично поведал.

Ничего странного не было? – вдруг прищурился он, а я стал лихорадочно соображать, что дроу мог заподозрить. Просто так этот темный не станет спрашивать.

Заметил, – стараясь сохранить спокойное выражение лица изо всех сил, кивнул я. – Моя татуировка засветилась, стоило мне только подойти к храму, – вывалил единственное, что пришло мне на ум.

Просто засветилась и все? От того, что ты подошел?

Я так понял, что храм или магия, заключенная в нем, так отреагировали на Стража, – сказал, напряженно вглядываясь в лицо дроу.

Может быть... Может быть... – задумчиво нахмурился он. – Просто у меня тоже неожиданно засветилась татуировка. Я уже было подумал, что что-то произошло. А после еще ты прислал вестник о решении задержаться.

Не горел желанием провести свободные часы в обществе Силены, – отчаянно пытаясь скрыть радость от того, что попал в точку, пробурчал я, отводя взгляд. – Ты мне лучше вот что скажи, – оживился. – Ты чего меня на улице ждал?

Я… Я хотел о кое-чем попросить, – пряча взгляд, вдруг замялся дроу, чего за ним прежде не замечал. Мне уже интересно. Вздернул бровь, тем самым поторапливая друга. – Завтра, когда мы проведем ритуал в храме, мне хотелось бы отлучиться.

Куда? Надолго? – занервничал я.

Точно не могу сказать. В крайнем случае встретимся уже во дворце королевы.

Я присвистнул.

И ты предлагаешь мне все это время находиться с Силеной? Наедине??? – Друг, виновато отведя взгляд, кивнул. – Для этого ты меня сейчас агитировал на примирение с ней? – прищурился.

Да. Подумал, так вам будет легче сосуществовать в мое отсутствие и не поубивать друг друга.

Но куда ты собрался? Да еще на такой срок? – воскликнул я, чуть ли не за голову хватаясь, потому что не мог гарантировать, что моего терпения хватит на эту эльфийку. Его и прежде не хватало: только Нант и спасал, купируя любой конфликт на корню. А теперь???

Это личное, – вдруг буркнул дроу.

Что??? Личное??? Ты предлагаешь мне провести два дня с твоей женой, потому что у тебя «личное»? Да еще и не желаешь рассказать об этом?

Смею напомнить, что Силена – Избранная. Ты такой же Страж, как и я, – хмуро напомнил Нантин, а я с трудом сдержал ругательство и протест. – Ты так же несешь за нее ответственность.

Но я на ней не женился, – разозлился в свою очередь, напомнив важное. Друг резко нахмурился и досадливо поморщился.

Ты прав, извини. Я не должен был говорить так. Ты действительно имеешь право знать…

Тут к нам подошла давешняя официантка, но уже пожирала глазами только Нанта. Друг снял полог тишины, пока девушка не ушла, предварительно сервировав стол, а после снова повернулся ко мне.

Я хочу найти ее, – с лихорадочным блеском в глазах сообщил дроу, а у меня волосы на теле встали от шока, ужаса и странного предчувствия.

Кого? – одними губами спросил, уже понимая, чье имя друг произнесет.

Беллу, – сообщил он с таким видом, словно признавался в убийстве.

Я откинулся на стуле, судорожно подыскивая слова и не находя их.

Зачем тебе это?

Я не знаю! – закричал он неожиданно, посмотрев на меня полубезумными глазами. – Но вот уже почти двое суток только о ней и думаю. Постоянно!!!

Нант, опомнись! Ты – Страж Избранной. В конце концов, ты женат и у тебя есть ребенок! Ты любишь Силену. О какой женщине ты можешь вообще говорить? – чувствуя себя последней свиньей, давил на друга, хотя совсем недавно изводился точно так же.

Хочешь сказать, что сам о ней не думаешь? Что она тебя не заинтересовала? – зло прищурился Нант.

Не настолько, чтобы срываться на ее поиски, – холодно отрезал я.

Вообще-то настолько. Даже «следилку» на нее повесил, но признаться в этом никак не мог.

Я не знаю, что со мной, – обреченно вздохнул темный. – Я знаю и о своем долге Стража, и о том, что у меня есть жена и сын… Но ничего не могу с собой поделать. Эльфийка меня словно околдовала… Понимаю, что это нереально, если учитывать, что я скрепил с Силеной клятву в постели, но тем не менее хочу найти Беллу.

Найдешь, допустим. И что потом? – попытался я вразумить друга, борясь с жалостью. – Допустим, клятва работает не так, как мы думали, и мы можем желать других женщин. Но дальше что? Ты предложишь ей роль любовницы? Даже если она вдруг согласится, станешь таскать ее за нами? При Силене, твоей любимой жене?

Хватит! – рявкнул Нант и ударил кулаком по столу, отчего его бокал подпрыгнул и вино разлилось по столешнице багряной лужей. Но он, казалось, даже не заметил этого, прожигая меня бешеным взглядом. – Сколько можно тыкать меня носом в мою любовь к Силене? Ты действительно считаешь, что я настолько глуп и слеп, чтобы любить подобную женщину???

От шока я поперхнулся, закашлялся и, с трудом сглотнув, удивленно посмотрел на друга.

Да знаешь ли ты, как отчаянно я завидую твоей мнимой свободе? Тому, что тебе не нужно играть влюбленного идиота просто потому, что она мать твоего ребенка???

Нант…

Нет, подожди. Я хочу прояснить ситуацию, – прошипел он. – Допустим, сначала Силена меня сильно привлекла. Не могла не привлечь. Быть может, я был даже влюблен и счастлив пробраться к ней в постель. После продолжал поддерживать статус ее любимчика, просто чтобы утереть нос светлому, то есть тебе. Тогда мы еще плохо общались, и мне казалось это забавным. Но спустя полгода, когда мне опостылела эта игра, она вдруг сообщает, что беременна. Моим ребенком!!! – в ярости прорычал друг. – Вместе с радостью я почувствовал обреченность. Это все, Крис! Понимаешь? ВСЕ!!! Если прежде еще была надежда разорвать нашу связь с Силеной, когда вернется Айне, то теперь ее нет!!! Мне пришлось жениться. И с тех пор в мои обязанности входило всяческое потакание ей, ведь давал брачную клятву! Я обречен на эту женщину!!! С ее характером, предпочтениями в постели и отношением к жизни. Еще ты вечно смотрел на меня почти брезгливо, когда мне из раза в раз приходилось терпеть и исправлять выходки благоверной.

Нант... – с жалостью выдохнул я.

И после появляется ОНА, – словно не слыша меня, выдохнул дроу. – Как глоток свежего воздуха, понимаешь? Когда Белла просто сидела рядом, становилось… легче. Уже не создавалось впечатление, что все так безнадежно. Казалось, что не все потеряно. Но стоило ей уехать, как тоска навалилась с новой силой! Это невыносимо, Крис! Она нужна мне. Пусть не как женщина. Но в ее присутствии мне… легче.

Друг, прости, я не знал.

Я знаю, Крис, – уже спокойнее выдохнул Нант и устало потер лицо. – Извини за вспышку, просто впервые решил выговориться…

Нант, когда Айне вернется, в ее силах разорвать любой нежелательный союз. Даже при наличии совместного ребенка.

Что? – поднял он лицо от своих рук, а в глазах у дроу заплясала надежда.

Тебе нужно было признаться мне раньше. Я бы поддержал и рассказал, что сохранились записи из храмов богини о браках, а также разводах. Даже семьи, в которых был не один ребенок, расторгали союз, если доказывали Айне, что существа друг другу не подходят. Тогда богиня давала добро на развод.

Это… Это правда? Почему никто не знает об этом? Я искал выход в книгах, через свои связи, но все твердили, что благословленные ребенком существа навсегда связывают себя.

Эта теория появилась после ухода Айне. Собственно, именно она и занималась расторжениями союзов. Как ты понимаешь, без нее это сделать было уже проблематично, – нервно усмехнулся я, все еще пребывая под впечатлением от откровений Нантина. Должен признать: друг из меня вышел никудышный. Столько лет жить вместе, смотреть и не видеть, как мучается Нант... – Ко всему прочему, в связи с низкой рождаемостью власти посчитали, что для уменьшения риска потери ребенка необходимы два родителя минимум, потому и устранили все упоминания о разводах.

Крис… – тихо выдохнул Нант с блестящими от надежды и радости глазами. – Я не верю… Неужели?.. Нужно как можно скорее завершить поездки в храмы. Нельзя ждать!!!

А как же Белла? – усмехнулся, видя его бурный энтузиазм за день осилить все храмы.

Я вернусь за ней. Вот как только разведусь, сразу же отыщу ее, – пообещал он торжественно с мечтательной улыбкой на губах.

Мне в который раз стало совестно, так как я уже нашел и сам имел на нее виды. Молчал о правде, заставляя друга продолжать мучиться рядом с ненавистной ему женщиной. А еще мне было заранее жаль Нанта, ведь он завтра узнает, что в храме не будет Силы…

***

Глава 6. Изабелла

По возвращении в комнату нам с Эльтаром рассказали примерный план на ближайшее будущее, не скупясь на аргументы. Мягко говоря, мне он не нравился. Вот вообще. Но мою капризную, ленивую и, что уж там, трусливую душонку беспощадно завалили аргументами, почему нужно поступить так, а не иначе.

Что в вопросах тактики, что стратегии я была полнейшим «чайником». В прежней жизни все пыталась освоить шахматы, но после должна была признать, что я безнадежный гуманитарий и не способна ничего просчитать хотя бы на два шага вперед. Поэтому, тяжело вздохнув, как и прежде, решила довериться моему полуэльфу, напомнив себе, что он у меня гениальный.

Обреченно кивнула, соглашаясь, и наткнулась на внимательный взгляд Кристофера. Благо, на мне была моя излюбленная толстовка, которую предусмотрительный Эльтар не поленился захватить для меня. Моя клыкастая прелесть. Я сейчас Эльтара имела в виду...

Выдвигаемся завтра утром, – услышала решительный голос Кирта. – Нам нужно вернуться в поместье и подготовиться. Встретимся все вместе уже во дворце.

Я вновь кивнула, по-прежнему чувствуя на себе пристальный взгляд бирюзовых глаз, который старательно игнорировала.

Согласна. Думаю, можно расходиться, – многозначительно произнесла.

Изабелла, я бы хотел поговорить с тобой, – услышала плохо скрываемое волнение в голосе аристократа. Нерешительно посмотрела на Кристофера, а в его глазах была какая-то обреченная надежда.

Перевела взгляд по очереди на Эльтара с Киртом, словно спрашивая совета.

Думаю, им стоит поговорить, – неожиданно, как и много раз за сегодня, произнес Эльтар, хоть и цедил слова сквозь зубы.

Вдруг запаниковала и с испугом посмотрела на полукровку, молча упрашивая не уходить и не оставлять со светлым наедине. Киртан с доброй усмешкой наклонился и прошептал мне в губы, прежде чем мимолетно поцеловать:

Мы рядом, Ангел. Будем за дверью. Кристофер ничего тебе не сделает. Не сможет, да и не успеет. – После выпрямился и холодно произнес, глядя на светлого: – У тебя две минуты.

После чего кивнул на выход настороженному дроу, и они быстро вышли, хоть и не закрыли дверь до конца. А я, пряча взгляд, напряженно ожидала, что мне скажут, остро реагируя на каждый шорох. Страх перед светлым не прошел, хоть и притупился, и сейчас, оставшись с ним наедине, хоть и мнимой, особо четко поняла, насколько опасаюсь Кристофера. Понимаю, что глупо, быть может, даже несправедливо, но боюсь, что мне снова будет больно. Потому не смогла сдержаться и вздрогнула, опасливо распахнув глаза, когда светлый протяжно вздохнул, бросая на меня виноватые взгляды.

Прости меня, Изабелла. Знаю, в это трудно поверить, но я постараюсь сделать все, чтобы заслужить твое доверие и прощение. Прошу, позволь мне это, и не думай обо мне так плохо. Понимаю, что сейчас не время, но я буду стараться. И не подведу. Это все, что я хотел сказать. – После тяжело поднялся, прошел под моим настороженным взглядом до двери. Не успела выдохнуть свободно, как эльф обернулся, словно на что-то решившись, и произнес: – А еще я хочу добиться тебя. Знаю, что это будет сложно, но вдруг понял, что ты мне очень нужна. Просто чтобы ты знала, что у меня серьезные намерения. До встречи, – мягко улыбнулся Крис и, не дожидаясь моего ответа, вышел. А я глупо хлопала глазами, затравленно озираясь, а после, решив, что мир сошел с ума, накрылась с головой одеялом.

Не прошло и минуты, как услышала еле слышный скрип двери и не удивилась отсутствию звука шагов, а после на меня поверх одеяла легла тяжелая ладонь.

Он ушел? – пробухтела я из-под своего укрытия.

Да, – услышала голос Кирта, почувствовав, как полукровка сел на постель рядом со мной. – Эльтар сказал, что хочет проследить за ним и убедиться, что светлый действительно ушел.

Улыбнулась, радуясь, что Кирт не может видеть этого.

Вы слышали его слова, – не спрашивала, а констатировала я. Но нужно было зайти издалека, плавно подводя к моему «извиняюсь».

Ты про то, что он имеет на тебя виды? – уточнил Кирт, нежно поглаживая мое плечо через одеяло. – Да, слышали, конечно. Запретить мы ему ничего не можем. Пусть попробует. Главное, чтобы на миссии не отразилось.

Ты не ревнуешь? – от удивления даже вынырнула из-под одеяла, высунув свой любопытный нос. По задумке я хотела полукровку заманить к себе под одеяло, а не наоборот. Но приходится работать с тем, что есть.

Я тебя даже к своей тени ревную, – усмехнулся он. – Но за четыре года у меня выработался иммунитет на всех, кто на тебя «облизывался»: от аристократов до рабов, что ты выкупала и селила рядом с собой, – улыбнулся мужчина ласково, погладив меня по щеке. – Ты слишком яркая, чтобы на тебя не обращали внимание. Мне приходится лишь смириться с этим и радоваться тому, что, вопреки всем законам логики, ты почему-то остановила свой выбор на мне.

Я люблю тебя, – сорвались слова с моих губ прежде, чем я поняла, что сказала. Не соврала и давно приняла для себя как данность, что люблю моего гениального управляющего. Вот только сейчас осознала, что прежде почему-то никогда ему этого не говорила. Все ждала какого-то подходящего момента и сейчас остро пожалела о том, что тянула так долго, так как после моего признания мужчина затаил дыхание, с надеждой и недоверием посмотрел мне в лицо и еле слышно попросил:

Повтори.

Я люблю тебя, Киртан. Прости, что не говорила этого прежде, – робко улыбнулась я, с удовольствием замечая, каким восторгом загораются его глаза, как стремительно он обхватывает меня и вместе с одеялом сажает к себе на колени, как нежно и трепетно целует, словно величайшую драгоценность, как гладит по лицу и волосам. Обхватила его за шею и ответила на поцелуй, притягивая ближе к себе, чувствуя, как постепенно становится все жарче, а про нежность мы стали забывать.

Задыхаясь, я запустила пальцы в его волосы, стянула ремешок, распустила низкий хвост и с удовольствием пропустила длинные, тяжелые пряди сквозь пальцы, чтобы потом сжать их на затылке, требовательно углубив поцелуй.

Ангел, подожди, – хрипло произнес Кирт, отстраняясь. – Слишком рано. Тебе сейчас лучше сохранять покой и восстанавливаться.

Чего??? А как же разврат, к которому я «ненавязчиво» подводила? Даже с Эльтаром договорилась, чтобы «погулял». Собственно, в основном это было предложением дроу – побыть с Киртом наедине – которое темный сделал скрепя сердце.

«Только посмотрите, какой заботливый!!!» – думалось мне в возмущении, когда Кирт укладывал меня на простыни, трогательно поправляя одеяло и стараясь не вставать ко мне боком.

Ну уж нет! Так дело не пойдет.

Кирт, подожди, – позвала я его жалобно, словно готовилась сказать наследнику напутствующие слова перед кончиной. Он обернулся, с тревогой осмотрел меня. Понял, что помирать не собираюсь, и выдохнул свободнее.

Я хотела извиниться за свою вспышку. Все понимаю и не злюсь на тебя. Извини, если обидела, – потупила глазки, хотя была вполне искренна. Вот только с драматизмом сейчас явно переигрывала, но своего добилась: мужчина сделал шаг в мою сторону.

Ангел, я не могу на тебя злиться. Ты правильно повела себя в той ситуации, в которой мы оказались. Даже более достойно, чем многие могли бы, – улыбнулся полукровка ласково, остановившись у моей кровати и погладив мою ладошку.

Это все, конечно, хорошо, вот только у меня другие планы на эту ночь. У меня, между прочим, нервы. Я чуть не померла. Снова! Дважды!!! В конце концов, хочу любви и ласки!!!

Побудешь со мной? – всхлипнула я, посмотрев на него жалостливо-жалостливо, боясь рассмеяться в любой момент, выдавая себя с потрохами.

Киртан тяжело вздохнул, с неудовольствием, обреченно посмотрев на свой пах, поморщился и попросил:

Через пять минут подойду, хорошо?

Ага, счас! Такой момент упускать нельзя!

Потому откинула одеяло, порадовавшись, что толстовку с меня еще не сняли и самое интересное не увидели.

Совсем забыла! – деланно сокрушенно воскликнула я. – У меня теперь новая татуировка. Хочешь покажу? – И, не дожидаясь ответа, стянула мешковатую кофту через голову. И да, осталась в одних пижамных шортах, зато недораскрашенную татуировку ничего не скрывало.

Мужчина ожидаемо замер, гулко сглотнул, и не без удовольствия и торжества заметила, как потемнели глаза полукровки, зрачок которых затопил почти всю радужку.

Да-а-а, я коварна…

Как тебе? – продолжала играть дурочку, хотя голос сам по себе стал тихим и вкрадчивым. – Эльтар говорит, что она появилась еще в храме и будет пополняться красками по мере впитывания Силы. Посмотри, какой цветок, – улыбнулась, медленно дотрагиваясь до развилки между грудями кончиками пальцев. – Красивый, правда? И как настоящий, – продолжала я свое коварное дело, пройдясь пальцами по всему рисунку, который немного заходил на сами груди. – Хочешь прикоснуться? – почти прошептала, от одного его взгляда возбуждаясь так, словно он ласкал меня руками.

Как завороженный он приблизился и нерешительно протянул руку, явно борясь с собой. Не давая ему времени передумать, перехватила его запястье и прижала ладонью к ребрам в районе солнечного сплетения, в основании рисунка. Кирт вздрогнул от тесного контакта, но руку вырывать не стал, что меня успокоило. Откинулась назад, уперев руки в матрас и открывая полукровке больший обзор для ознакомления с искусством.

Красиво, – сдавленно сделали мне комплимент, смотря в лицо, когда рука мужчины сместилась в сторону и обхватила полушарие, нежно погладив сосок, что вырвало из моей груди рваный вздох. – Зачем ты так со мной, Ангел? Я ведь хотел быть заботливым, внимательным… – В этот момент сосок сжали, чуть потянув, отчего внизу живота разлилась горячая волна.

Кирт, – выдохнула я.

Да-а-а? – протянул он, с особым удовольствием наглаживая мою грудь уже двумя руками.

Кирт, будь так добр, позаботься уже обо мне. Мне очень-очень нужен… – всхлипнула я, когда мою голову подняли, потянув за волосы. Не больно, но та-а-ак властно, что влага у меня между ног потекла рекой.

Кто? – потребовал он ответа, нависая надо мной. Еще несколько сантиметров, и он меня поцелует! Чертово расстояние!!!

Ты, – призналась я. – Пожалуйста. Ты мне нужен сейчас. Сильно, – зашептала, дотронувшись до его лица ладошкой, заглядывая в почти черные глаза.

Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, Ангел, потому что я уже не остановлюсь.

Да-а-а!

Но вместо победного клича у меня из груди вырвался стон, когда любимые губы, наконец, поцеловали меня так, как умеет только Кирт: жестко, властно и жадно, словно кричал всем, что я его, что он имеет на это право.

Плавилась, стонала, кусалась и довольно повизгивала, когда он забрался ко мне в постель и позволил себя оседлать. Д-а-а, так у нас с моим полукровкой еще не было. Должна признать, смотрится он подо мной просто восхитительно! Хотя и Эльтар не хуже. Но вот чем они отличаются, так это бережливостью и терпением. Как это ни удивительно, нетерпением в раздевании отличается именно вечно спокойный и невозмутимый Кирт. Вот и сейчас я пискнуть не успела, как рваная тряпочка, что прежде служила мне пижамными шортами, слетела с меня в неизвестном направлении. И думаете, я возмутилась подобному расточительству? Фигу!

Радостно потерлась голой кожей о внушительный бугор, досадуя, что у меня силенок на то, чтобы порвать мужские брюки так же быстро, явно не хватит.

Разденься! – почти прорычала я, но помогать полукровке даже не подумала, продолжая висеть на его шее, самозабвенно облизывая рот мужчины. Вку-у-усный…

Кирт хохотнул мне в губы.

Нетерпеливая моя, – довольно прошептал он, сделал какой-то невообразимый маневр и в следующее мгновение прижимался к моей попе на все готовым и согласным достоинством, попытавшись подмять под себя.

Я сверху, – строго посмотрев на него, пресекла любые поползновения на мое главенство.

Уверена? – все еще с тревогой за мое здоровье выдохнул Кирт, хотя то, как он массировал мои ягодицы, то и дело двигая моими бедрами вдоль своего члена, говорило о том, что полукровка совсем не против побыть снизу.

Более чем, – улыбнулась я и ахнула, когда он нагнул меня к себе и обхватил губами сосок. Долго на нем не концентрировался и стал зацеловывать мою татуировку. Потерявшись в ощущениях, совсем забыла, что главной тут должна быть я вообще-то. Ну, хотя бы чуть-чуть…

Поэтому быстро выпрямилась, с большим трудом покидая его губы и язык. И смотря Кирту в глаза, стала вбирать в себя его член. Благо я была уже достаточно мокрой и проблем не возникло. Скользнув по длине до конца, я застонала и прикрыла глаза, наслаждаясь ощущениями того, как Кирт подрагивает во мне. Непередаваемо…

Ангел… – сквозь зубы позвал мужчина меня, тяжело дыша. Я приоткрыла глаза и поняла, что Киртан держится на честном слове, чтобы не начать брать меня самостоятельно. Соблазнительно улыбнулась и качнулась, выбив из него громкий стон наслаждения. – Еще, – потребовал он, почти с безумием смотря на меня и обхватывая руками за бедра, лаская кожу.

Поощрительно застонала и качнулась еще, любуясь мужской реакцией. Опять замерла. Я даже не понимала, от чего сейчас получаю большее удовольствия: от его вида или от ощущений члена полукровки во мне. Наверное, все и сразу, но первое сейчас преобладало. Иначе почему мне вздумалось пошалить и, коварно улыбнувшись, качнуться сильнее, чтобы вновь замереть?

Еще, Иза, еще, – почти прорычал он, выгибаясь, стараясь войти в меня сильнее. Но я хохотнула и продолжила дразниться. Чего не ожидала, так это смачного шлепка по ягодице. – Еще, Ангел. Сейчас! – требовательно процедил Кирт сквозь зубы.

То ли от неожиданности, то ли от возбуждения, но вместо возмущения вдруг поняла, что мне очень даже понравилось. В ответ на этот шлепок я внутренними стенками сжала член сильнее, отчего застонали мы оба.

С удивлением и восторгом посмотрела на коварную улыбку и почувствовала очередной шлепок, но уже не такой сильный. А после, словно извиняясь, место удара ласково погладили.

Моему Ангелу нравится пожестче? – промурлыкал Кирт, а я окончательно поняла, что главенствующую роль мужчина по праву забрал себе.

Одной рукой он направлял мои бедра, то и дело подкидывая меня вверх, параллельно двигая своим пахом мне навстречу, отчего я содрогалась с каждым встречным мощным толчком, громко постанывая и восторженно повизгивая, когда на мою ягодицу со шлепком опускалась широкая ладонь.

Так, Ангел, так. Еще... Еще... Хорошо, любимая. Как же хорошо... – шептал мне в губы, притянув за шею к своему лицу, заставив нагнуться и уже самостоятельно вбиваясь в меня.

Кирт… – жалобно стонала я, получая незабываемое наслаждение от его властности. Хотелось принадлежать ему полностью, здесь и сейчас!

Боясь передумать, обхватила сильную руку и заставила замедлиться.

Кирт, – протянула игриво. – Я хочу тебя… – помедлила, ведя его ладонью по своему животу, боку, спине, ягодице, а после и по развилке попки. – …здесь.

Он пораженно замер, а после нахмурился и с сожалением произнес:

Я слишком большой для тебя, Ангел. Тебе будет больно.

Такая забота меня сильно умиляла, если учитывать, что совсем недавно именно Кирт угрожал мне аналом.

Кирт, я сегодня вынесла такое, что тебя точно переживу, – засмеялась, порочно лизнув его в шею и направляя пальцы в себя.

Сопротивлялся он недолго, и вот я уже лежу лицом в матрас вновь с непозволительно высоко задранной попой, которая то и дело виляла от нетерпения. Но вместо пальцев или члена, вдруг почувствовала… язык!!! Взвизгнула от неожиданности и дернулась в сторону, но сильные руки быстро вернули меня на место. И вот я уже чувствую, как меня протяжно лизнули от клитора и до ануса включительно. От остроты ощущений даже глаза зажмурила и закусила палец.

Кирт порочно засмеялся, укусил меня за ягодицу до легкой боли, и его язык вновь вернулся… туда! Пальцы вовсю входили в мою «киску», массируя одну заветную точку, отчего я, кажется, стала растекаться лужицей и натурально поскуливать, а по моим бедрам начала стекать моя смазка. Контраст между нежным языком и жесткими пальцами вызывал настоящие искры из глаз, отчего захныкала, сдаваясь и позорно умоляя:

Кирт, возьми меня. Прошу, возьми, я больше не могу!!!

Сейчас, любимая, сейчас все будет. – И в мою попу стали входить скользкие от моей смазки пальцы, два или три… Я точно сказать не могла, потому что полукровка резким толчком вошел в мою «киску» членом, не переставая работать во мне пальцами, сжимая и разжимая их, готовя для себя.

Не успела обрадоваться, что сейчас получу хотя бы вагинальный оргазм, как Кирт полностью вышел из меня, лишив даже своих пальцев.

Да ты издеваешься?! – разозлилась я и получила увесистый и громкий шлепок по попе, отчего взвизгнула.

Только перевела дыхание, как услышала хриплый голос:

Если будет сильно больно, сразу же скажи, поняла?

Я нетерпеливо закивала. Скосив глаза и закусив губу, стала смотреть, как Кирт ме-е-едленно входит в меня.

Сначала было приятно. После уже почувствовала дискомфорт, как было поначалу с Эльтаром. Потом уже стала мысленно возмущаться, когда же там конец и сколько в меня уже поместилось. Когда я думала, что уже некуда, оказывалось, что есть. И только спустя две минуты мужчина замер, войдя в меня полностью.

Разжала веки, тяжело дыша, и посмотрела на полукровку, что терпеливо пережидал и старался даже дышать через раз. По его вискам ручьями стекал пот, но Кирт мужественно не шевелился.

Больно?

Немного, – призналась я, чувствуя явный дискомфорт. Когда мы не шевелились, еще ничего, но стоило только сделать неловкое движение, как приходилось с силой сжимать челюсти, чтобы не вскрикнуть. Все возбуждение моментально пропало, а я стала подозревать, что зря это затеяла и к Кирту была явно не готова. Нужно было вначале попрактиковаться с Эльтаром, а уже потом с подобными требованиями к полукровке обращаться.

Ангел, сейчас делай то, что я скажу, и боль пройдет. Слышишь? – сильные руки аккуратно легли на мои бедра, чуть сжали, прошлись шершавыми ладонями по спине и вернулись.

Да, – кивнула я.

Сейчас глубоко вдохни, выдохни и постарайся расслабиться.

Расслабишься тут, как же! Но все равно выполнила то, что он требовал. Старалась как могла, но расслабиться не получалось.

Все хорошо, Ангел. Ничего страшного. Я знаю, что делаю. Ты веришь мне?

Да, – вновь отозвалась.

Отлично. А теперь поласкай свою «киску».

Что? – пискнула удивленно и дернулась, о чем сильно пожалела. Со стороны Кирта послышалось шипение. Вот только не смогла понять: ему больно или наоборот?

Приласкай себя. Это поможет расслабиться. Ну же, доверься мне.

Закусила губу, чувствуя, как краска стыда заливает лицо, и нерешительно накрыла клитор рукой. Сначала ничего не чувствовала кроме стыда, но приободрилась, стоило Кирту хрипло произнести:

Как красиво…

Уже увереннее задвигала пальцами и начала ощущать, что возбуждение возвращается, а я тихо постанываю. Даже про дискомфорт забыла и стала чуть покачиваться, закрыв глаза и отдавшись ощущениям и тихому, вкрадчивому голосу:

Так, Ангел... Быстрее... Вот умница, держи темп! А теперь войди в себя пальчиками... Сильнее... А теперь снова клитор. Умница… Боги, ничего лучше не видел!

Заводясь от комментариев еще больше, я упустила тот момент, когда Кирт стал ненавязчиво двигаться во мне, и вскоре его руки накрыли мою ладонь и грудь, задавая темп самостоятельно и пощипывая острые соски.

Какая ты узкая, Ангел. Такая узкая! – стонал он мне в ухо. – Я не смогу долго брать твою попку. Кончай, любимая, кончи для меня. Ну же… – шептал этот коварный соблазнитель, и меня охватил словно из ниоткуда взявшийся мощнейший оргазм.

Я закричала в потолок, чувствуя, как мне вторит рык мужчины, и он сначала замедлился, а после и вовсе остановился. Без сил повисла в руках Кирта, и меня бережно уложили в постель, укрыв покрывалом. Из-под полуопущенных ресниц наблюдала, как полукровка, сверкая голым, красивым задом, прошел в ванную и вернулся оттуда с влажным полотенцем. Обтер меня и, не одеваясь, забрался ко мне под одеяло, нежно поцеловав.

Я люблю тебя, Ангел. Я погибну без тебя, – признался он, целуя мои волосы, обнимая со спины и прижимая к своей груди.

И я тебя люблю, – счастливо улыбнулась и почти сразу уснула.

Проснулась от того, что кровать рядом прогибается от нового веса. Открыла глаза и улыбнулась моему дроу, который немного напряженно смотрел на нас с Киртом. Ревнует. Подавила смешок, цапнула его за руку и заставила почти упасть рядом со мной. После подползла к нему ближе, сладко поцеловала и, положив голову на грудь дроу, довольно вздохнула.

Я люблю тебя, Эльтар, – произнесла, почувствовав его судорожный вздох. – Люблю вас обоих. Не сомневайся, пожалуйста.

После темный уже более расслабленно обнял меня, поцеловал в макушку и вздохнул:

Я тоже люблю тебя, сладкая. Я все для тебя сделаю. Даже позволю вам уединяться и дальше. Если не очень часто, – добавил он, чем вызвал мой сонный смешок.

С тобой тоже буду уединяться. Не выдумывай. У нас вся жизнь впереди. Но ты прав. Сегодня я тебе задолжала одно желание, – прорисовала неизвестную загогулину на его груди.

У меня только одно желание, сладкая.

Какое? – заинтересовалась я и встретилась с бледно-голубыми, пронзительными глазами.

Никогда не покидай нас, Изабелла. Никогда, – очень серьезно произнес темный, отчего всю веселость тут же словно ветром унесло.

Добровольно – никогда, – пообещала, ни капли не сомневаясь в своих словах. Никогда не откажусь от них. В этом я уверена.

***



Глава 7. Изабелла

В моей усадьбе встречала нас… я. При виде своей иллюзии вздрогнула и с неудовольствием осмотрела хорошенькое личико с надменной усмешкой. Так, вероятно, и выглядела Салтычиха вплоть до выражения лица.

Боже, и это моя рожа?!

Ангел, с тобой все хорошо? – заметил мою реакцию внимательный Кирт.

Да, все в порядке, – нехотя выдавила я из себя, с некоторым облегчением заметив, как Эльтар развеял иллюзию. – Просто до сих пор не могу привыкнуть к себе… такой, – окинула себя жестом кисти. – Уже четыре года прошло, как у меня новое тело, а до сих пор вздрагиваю, когда смотрю в зеркало. А видеть себя со стороны вообще очень странно, – призналась нехотя.

Мне жаль, что ты до сих пор не освоилась. Ты говорила, что в твоем мире только человеческая раса и эльфов нет. Вы сильно отличались от нас внешностью?

М-м-м, нет. Думаю, основное отличие в ушах. Они у людей круглые, а у эльфов заостренные, – фыркнула, потеребив свое ушко, которое первое время не давало мне покоя.

Правда? – включился Эльтар в разговор и подошел ближе. – Я родился уже тогда, когда были только расы дроу и светлых эльфов, поэтому ничего подобного не видел. Было бы интересно посмотреть на тебя в прошлой жизни, – улыбнулся он, погладив меня по лицу.

Поверь, сейчас у меня моська симпатичнее, – хохотнула невесело. – В своем мире я была… обычной. Не уродина, но и до красавицы далеко. Во всяком случае, толп поклонников никогда не было, – усмехнулась нервно, вспоминая прошлую жизнь, а точнее именно детство, после которого я прочно уверовала, что красавицей мне не быть никогда.

Мне кажется, ты ошибаешься, – улыбнулся Кирт. – Когда-то мне говорили, что именно внутренний мир красит существо. Посмотри на Елей. Здесь не рождаются некрасивые женщины. Но что толку от их внешней красоты? Для нас ты всегда будешь самой лучшей.

Смущенно улыбнулась, прикусила губу и нерешительно посмотрела на мужчин, что обнимали меня с двух сторон.

Раз так, думаю, я могу немного утолить ваше любопытство, – лукаво улыбнулась и выбралась из крепких объятий. Под удивленными взглядами мужчин прошлась по спальне, открыла ящик комода и с трудом отыскала спрятанный давным-давно лист бумаги.

После подошла к мужчинам и нерешительно протянула бумагу им. Взял лист Кирт и, бросив на меня тревожный взгляд, развернул. Замер, напряженно вглядываясь в рисунок, несколько заторможенно показывая изображение и Эльтару.

Это… ты? – хрипло спросил Кирт, позволяя дроу забрать у себя из рук листок.

Я нервно грызла ноготь, следя за реакцией мужчин, и робко кивнула на вопрос полукровки.

В прежней жизни я неплохо рисовала, – призналась со слабой улыбкой. – Когда только попала сюда, мое… новое лицо не давало покоя. Оно было чужим. Спустя месяц я так к нему и не привыкла, но с ужасом поняла, что начала забывать, как выглядела прежде. И нарисовала портрет по памяти. Такой, какой я себя запомнила перед смертью.

Мужчины все молчали, изредка переводя оценивающие взгляды с портрета на меня и обратно. А я уже начала подозревать, что зря показала им этот портрет. Сейчас они во мне дружненько разочаруются или скажут, что быть эльфийкой мне лучше, что, вероятно, еще хуже. Понимаю, глупо, если учесть, что тот облик уже никогда не верну, но все равно в теле человека я прожила дольше… А эльфийка… Она чужая.

Ты была очень красивой, – вдруг восторженно заговорил Эльтар, когда я уже отчаялась. Удивленно подняла брови. Он сейчас серьезно? Я перед ним стою вся такая из себя изысканная, неописуемо прекрасная, по меркам моего мира, эльфийка, а он смотрит на мою невзрачную человеческую мордашку и говорит «красивая»?

Даже подошла ближе и тоже посмотрела на рисунок, боясь, что перепутала и дала им не тот портрет. Но нет, на нем я. Да, не страшная. Даже симпатичная. Добавить макияжа –красивой бы назвали. Но в прежней жизни если и красилась, то очень редко, предпочитая щеголять с естественными красками на лице, потому и нарисовала себя той же, какой запомнила. И где тут красота? Миленько, но не более.

Ты шутишь? – уточнила и даже ближе придвинулась, чтобы можно было лучше сравнить, так сказать, «до» и «после». «После» явно выигрывало.

Ангел, ты прекрасна. Неужели не видишь? – вторил полукровка дроу, а я заподозрила их если не в лукавстве, то в помутнении рассудка.

Эм… – выдавила из себя, подбирая слова и неловко почесывая макушку, как делала всегда, когда пребывала в растерянности. – Спасибо… наверное.

Если, по твоим словам, это внешность «обычной» девушки, то я бы хотел знать, какие у вас красавицы, – усмехнулся Эльтар.

Ну… – протянула. – Скажем так, здешние женщины были бы очень востребованы в моем мире. Примерно к красоте эльфиек все и стремились, – пожала плечами.

И ты говоришь, что у тебя в той жизни никого не было? Никто тебя не полюбил? – спросил Кирт, словно не мог в это поверить.

Не то чтобы никого... – уклончиво ответила я, не желая вспоминать свой предыдущий опыт. – Отношения были, но не складывалось. До любви так и не дошло. Во всяком случае, до взаимной, – нервно усмехнулась, вспоминая, сколько боли и разочарования мне принесли те отношения.

И ведь винить, кроме себя, некого. Это я в погоне за теплыми чувствами хваталась за любого, кто мне улыбнется. Это я слепо верила в то, что сама себе и внушала, пытаясь бежать от одиночества. И не вина моих бывших избранников, что они не оправдали ожидания, которые сама себе выдумала.

В конечном итоге, пришла к выводу, что гоняться за счастьем – дело нервное и совершенно неблагодарное. И заняла выжидательную позицию. Мол, если надо, счастье само меня найдет. Нашло…

Вот только для этого мне пришлось умереть и отправиться в другой мир. Зато теперь счастье в лице Кирта и Эльтара. Считай, в двойном размере. Вероятно, это мне за все мучения. Спасибо. Аминь.

Тогда мне жаль тот мир и тех мужчин, которые тебя не оценили: ни твою внешнюю красоту…

Ни внутреннюю, – закончил за Эльтара мысль Кирт и, поднявшись, поцеловал меня в губы. – Ты позволишь мне сохранить этот рисунок у себя?

Зачем? – усмехнулась.

Потому что теперь знаю, как выглядит самая красивая душа во всем Елее. И очень бы хотел хранить этот образ рядом.

Скажешь тоже, – смущенно фыркнула и высвободилась из объятий. – Так! – хлопнула в ладони. – У нас мало времени на подготовку. Уже завтра нужно отправляться во дворец! – запаниковала.

Тише, сладкая, – хохотнул Эльтар, появляясь из-за другого бока, и притягивая к своей груди. Они меня тискают, словно мягкую игрушку!!! – Мы все успеем, не переживай.

Я уже запросил отчеты по делам графства, – отчитался Кирт с усмешкой, в последний раз любовно оглядывая рисунок на листе, после чего аккуратно и осторожно свернул и спрятал во внутренний карман.

А я займусь подготовкой к путешествию, – заметил Эльтар, зарывшись носом мне в волосы.

Но-но-но! – хохотнула. – Вы разобрали себе все роли. А мне что делать? – возмутилась.

А ты восстанавливайся, Ангел, – усмехнулся Кирт и блеснул глазами. – На тебе остается самое тяжелое: до завтра ты должна постараться оправиться.

Вот только не начинай заново, – скривилась я. С момента, как мы покинули тот домик, Кирт занялся самоедством по поводу того, что сильно меня… пусть будет, любил. И плевать ему на мои аргументы, что мне даже лучше стало после нашей близости. Во всяком случае, я вновь почувствовала себя живой, а не полудохлым «нечто».

И вот опять вижу вину в его глазах. Иногда своей идеальностью он меня просто бесит!

Извини, – улыбнулся Кирт и коварно улыбнулся. – А я тебе ванную приготовил, – протянул он интригующе…

Заинтересованно на него посмотрела, но полукровка тут же выставил руки вперед и со смехом покачал головой:

Ты права, Иза. Времени мало. Нам с Эльтаром нужно заняться делами, а ты пока отдыхай. Путешествие было трудным. И неизвестно, что нас ждет впереди.

Уловив в его словах логику, я кивнула, но не сдержала разочарованного вздоха. Ванна с моими мужчинами меня бы определенно расслабила…



***



Я стояла в гардеробной и задумчиво перебирала белье, то и дело подтягивая сползающее полотенце, которое категорически отказывалось держаться.

Ну твою ж мать… – проворчала, когда из-за полотенца уронила одну кружевную безделушку. Нагнулась, чтобы поднять, а, когда выпрямилась, почувствовала сильные руки на талии.

Помочь собраться, сладкая? – не менее сладко пропел Эльтар мне на ухо, прежде чем прикусить мочку и прижаться к моей пояснице возбужденным пахом.

Сделаешь так еще раз, и про одевание я наверняка забуду. Не дразни, – недовольно нахмурилась, потому что Эльтар на протяжении всего пути до дома поддерживал позицию Кирта и всячески игнорировал мои домогательства.

Попыталась отцепить от талии руки, но поняла, что у дроу другие планы.

Тебе ведь мешает эта тряпочка, я правильно понял? – хрипло спросил дроу, стягивая с меня полотенце и откидывая его в сторону.

Ты чего удумал? – подозрительно прищурилась, чуть повернув голову, и охнула, когда он прикусил кожу на шее, а смуглые руки стали ненавязчиво исследовать оголившиеся «просторы».

Я ведь не железный, сладкая, а ты тут нагибаешься в таком коротком полотенчике, – хохотнул темный, обхватив грудь и не позволяя обернуться.

А как же ваша мантра о том, что мне нужно восстанавливаться? – не могла удержать вредину в моей обидчивой душонке.

А мы быстренько, – хрипло засмеялся мужчина. – Я буду очень аккуратен и прослежу, чтобы ты не напрягалась, – убирая с моей шеи волосы и облизывая кожу, обжигал он меня своим тяжелым дыханием.

Мне нравится, – прикрыв глаза и откинувшись на широкую грудь, простонала.

Обопрись об комод и раздвинь ножки, сладкая, – услышала тихий приказ, который поторопилась выполнить.

Затаив дыхание и закусив губу, выполнила требуемое, расставив ноги на ширине плеч.

Шире, – шепнул он, прижавшись пахом к моей попке. Бросила нерешительный взгляд назад, наткнулась на предвкушающие, потемневшие глаза и чуть не застонала, понимая, что скоро мне будет очень хорошо. И плевать на все стеснения и комплексы. Расставила ноги шире и прогнулась в спине, опустившись на локти.

Умница, – довольно мурлыкнул Эльтар. Нагнулся, обхватил одной рукой мою шею и заставил повернуть голову, чтобы нежно поцеловать. Поцелуй можно было бы считать почти невинным, если бы его вторая рука не опустилась мне на бедра и пальцы не скользнули по моей «киске». – Уже мокрая, – счастливо зажмурился он и скользнул в меня пальцами, начиная ненавязчиво тереться о мое бедро, нежно целуя в губы.

Через минуту, когда он ускорил темп и силу проникновений, я начала жалобно хныкать и постанывать в его рот.

Тише, сладкая. Помнишь, ты не должна напрягаться, – словно издевался он, вновь прикусив мою шею, ни на секунду не прекращая двигать пальцами. – Просто скажи, чего ты хочешь, и я это сделаю. Ну же, не молчи… – коварно шептал Эльтар, пока я кусала кулаки, чтобы не начать приказывать, чередуя с матом от подобной пытки. Он вышел из меня на несколько секунд, чтобы погладить клитор и снова вернулся на законное место.

Думаю, я могла бы кончить и так… но хотела другого. Больше, сильнее.

Я не слышу, сладкая, – продолжил дроу нашептывать, пока я пыталась сформулировать мысль, чего хочу в первую очередь. Перед глазами пронесся целый калейдоскоп возможностей моего безотказного темного, но решила остановиться на классике. А поэкспериментировать можно тогда, когда у меня будет больше терпения.

Тебя. Я хочу, чтобы ты взял меня, – тяжело простонала, задыхаясь от очередного движения пальцев во мне.

Как ты хочешь, чтобы я это сделал? Ну же, Иза, скажи мне, – продолжили издеваться надо мной.

Стоя, сзади и быстро, – прохныкала, с сожалением расставаясь с ласковыми и ловкими пальцами. Послышалась возня и шелест одежды.

«Киска» или попка? – вежливо уточнил Эльтар, хотя я уже слышала, что он удерживает показное спокойствие с большим трудом.

Он закончит когда-нибудь свой прейскурант???

«Киска», – не раздумывая, ответила. Мужчина меня сейчас там так распалил, что об альтернативе даже не задумывалась.

Отлично, сладкая, приподними попку. Покажи, как ты меня хочешь.

Я тебя сейчас покусаю, – мрачно предупредила, параллельно выполняя требование. – Не шучу: или ты меня сейчас же возьмешь, или… – договорить не смогла, так как дроу вошел в меня одним мощным толчком, отчего я протяжно застонала, а на глаза навернулись слезы восторга.

Почти сразу же Эльтар взял быстрый темп, держа меня за бедра. Мне только и оставалось, что восторженно вскрикивать и громко стонать в потолок, до крови закусывая губы, наслаждаясь ответным эхом стонов мужчины.

В какой-то момент мои ноги ослабели, и я бы упала, но Эльтар быстро среагировал и подхватил меня на руки. Ловко повернул лицом к себе и усадил на комод, на котором я в последние минуты почти лежала. Накрыв мой рот голодным, ненасытным поцелуем, дроу развел мне ноги в стороны, заставив обхватить его талию лодыжками, и вновь вошел в «киску», вколачиваясь еще сильнее, отчего несчастная мебель стала биться о стену.

Да-а-а, про покой и ненапряг мы как-то забыли. Но оно и к лучшему. Лучше, чем сейчас, я себя за последние сутки не чувствовала.

Эльтар оттянул мои волосы, заставляя откинуть голову, и принялся облизывать незащищенную шею, постепенно спускаясь вниз и, наконец, обхватил губами соски. От распространяемого тепла его ласк по телу я выгнулась сильнее, принимая член глубже, а уже через несколько толчков протяжно застонала и содрогнулась, прижимая голову мужчины к своей груди.

Когда прошла последняя судорога и я расслабилась, Эльтар выпрямился, вновь подарил поцелуй и, ударившись в мои бедра последний раз, застонал мне в рот. Тяжело дыша, открыл глаза, с благодарной и счастливой улыбкой погладил лицо. Вновь мимолетно поцеловал и отстранился, чтобы замереть на некоторое время и почти с благоговейной интонацией произнести то, отчего я моментально покраснела с ног до головы. Подозреваю, о меня можно было спички поджигать.

Я могу бесконечно смотреть, как из тебя вытекает мое семя.

Сдавленно сглотнув, прокашлялась и стыдливо свела ноги вместе, моментально забыв, что еще минут пятнадцать назад бесстыдно руководила процессом, говоря, как и что хочу.

Дроу поднял на меня насмешливый взгляд, оценил степень моего смущения, фыркнул, покачал головой и чуть прогнулся в сторону, чтобы достать тканевую салфетку, что лежала на блюде в гардеробной.

Прежде не понимала, для чего они здесь. Так повелось еще до моего появления в этом мире, и я не посчитала нужным уточнять. А тут во-о-от оно что! Может, опять ошибаюсь, но должна признать: это очень удобно.

Разрешишь? Или тебя отнести в ванную? – пряча улыбку, спросил Эльтар.

Вместо ответа нерешительно раздвинула ноги, заливаясь ровным румянцем. Ну, хоть не пунцовая. Уже хорошо.

Мужчина нежно дотронулся до моих бедер, отчего неосознанно дернулась. Он бросил на меня внимательный, оценивающий взгляд, понял, что все в порядке, и продолжил обтирать меня.

Извини, что смутил. Забылся, – оправдывался темный несколько сконфуженно. – Рядом с тобой у меня разум словно ветром сдувает, и я чувствую себя живым. Будто и не было стольких лет рабства и мучений. А сейчас неосознанно пытаюсь наверстать упущенное. Все мечты, желания, о которых порой грезил ночами. Извини. Я понимаю, что ты не готова к такому напору. Постараюсь себя впредь сдерживать.

Эльтар, – позвала я. Он поднял на меня глаза. – Все в порядке, – улыбнулась. – Честно. Просто в моей прошлой жизни я была куда скромнее. Уже молчу о том, что даже помыслить не могла об отношениях сразу с двумя мужчинами. Для меня все ново. И… Мне все нравится, – послала ему робкую улыбку. – Сама от себя этого не ожидала, и в процессе забываюсь. А после… После появляются предрассудки из моей прошлой жизни. Но я постараюсь привыкнуть, – пообещала.

Эльтар вновь счастливо улыбнулся и нежно поцеловал. Сладко-сладко.

Ты наше сокровище, Иза.

Обняла его за шею и счастливо вздохнула, прикрыв глаза. Эльтар чуть отстранился, выбрасывая салфетку в мусорное ведро, а на меня напали панические мысли, о которых я думала недавно, но забыла…

Эльтар, – напряженно выдавила, не сводя взгляда с мусорного ведра.

М-м-м? – протянул дроу, увлеченно ковыряясь в моем ящике с нижним бельем.

А как бы ты отнесся к вести о моей беременности?

Метаморфоза была молниеносной. Дроу замер. Кажется, даже дышать перестал. Выпучил глаза и завис так на несколько секунд.

Не успела я испугаться, что сломала мужика, как он посмотрел на меня более осмысленно и сдавленно переспросил:

Ты беременна? – И во взгляде такая надежда, что с облегчением поняла, что один отец у моего будущего ребенка точно будет. Но не успела ответить, как со стороны комнаты услышала громогласное:

Беременна?!

Я испуганно дернулась и посмотрела на пребывавшего в явном шоке полукровку, который смотрел на меня почти безумными глазами, полными безудержного восторга и радости. Теперь могу быть спокойна, так как у ребенка будут два отца. Потом. Когда забеременею…



***



На меня обиделись. Серьезно. А я даже не могу понять почему. Стоило мне только объяснить мужчинам, что не беременна, как взгляд Эльтара тут же потух, а Киртан так и вовсе вышел из комнаты, громко хлопнув дверью напоследок.

Это что сейчас было? – опешила, обращаясь к Эльтару и показывая пальцем в сторону двери.

Мне кажется, он расстроен, – вздохнул дроу.

Нет, это ты расстроен, – не согласилась. – А вот эта вспышка гнева что означает? – возмутилась.

Дай ему время. А позже вы поговорите, – грустно улыбнулся темный. – Или, если хочешь, я могу сам все выяснить.

Нет уж. Поговорю сама. Но ты прав: сейчас Кирту нужно дать время остыть, – почесала нос с досадой и перевела взгляд на лицо дроу. – Тебя так расстроило то, что я не беременна? – уже мягче спросила, обнимая его за талию.

Если честно, то да. Прежде меня страшила мысль о ребенке. Я всегда думал, что, если женщина забеременеет от меня, моему сыну придется… Ты и сама знаешь, что делают с детьми, рожденными от рабов, – горько произнес дроу. – Я не хотел, чтобы мой ребенок становился рабом и повторял мою судьбу, поэтому всегда тщательно следил за собой, чтобы госпожи не могли от меня понести. Собственно, они тоже не горели желанием зачать от такого, как я, и запрещали кончать в них. Чаще просто не позволяли кончать под угрозой наказания, – вздохнул он тяжело, гладя меня по спине. – Но как я говорил прежде: с тобой забываю обо всем, включая свои принципы, страхи. И когда ты спросила о том, как бы я отнесся к тому, что ты можешь быть беременной, причем моим ребенком, вместо страха и отчаяния почувствовал радость и надежду. Мысль о том, что ты можешь подарить мне сына, меня словно окрылила на мгновение. Не передать словами, как я был счастлив в тот момент…

Прости, что огорчила, – пробухтела, уткнувшись ему в грудь. Было неловко от того, что я так опрометчиво дала им надежду своей проверкой. Нужно было действовать тоньше, деликатнее. А теперь уже и сама жалею о том, что подняла данную тему.

Ничего страшного. Я понимаю, что твоя беременность маловероятна, пока не вернется Айне. Да и опасно это для тебя и малыша, если учесть, через что нам предстоит пройти. Так что даже к лучшему, что ты не беременна, – сказал Эльтар, но вид имел все равно подавленный.

Чувствую себя натуральной свиньей.

Хочешь пойти со мной к детям? – вдруг спросила я.

Что? – удивленно отстранился он и посмотрел мне в лицо.

У меня что-то вроде традиции, – смущенно начала я, поскольку прежде никого с собой не звала, так как могла чувствовать себя в своей тарелке, зачитывая сказки, только наедине с детьми. – По вечерам, перед отбоем, всегда старалась зайти в детский дом. Обычно я читала там сказки на ночь. Хочешь со мной?

Буду рад послушать сказку, – широко улыбнулся мужчина и подарил мне нежный поцелуй.



***



Спустя два часа я уже проходила вдоль рядов коек, поправляя одеяла спящим детям, и не могла сдержать улыбки. Поначалу думала, что от присутствия Эльтара мне будет неловко, но мужчина как-то органично вписался в нашу компанию и даже успел поиграть с некоторыми детьми, заручившись их дружбой. Рассказала сказку под перекрестными взглядами всех малышей, с удовольствием отмечая, как они один за другим спокойно засыпают.

И вот теперь я, как и всегда, хожу и проверяю, чтобы всем было удобно. Не могу себе отказать в этом удовольствии. Люблю всех. Некоторые из них даже изредка называют меня «мамой» во сне или забывшись, отчего у меня сердце замирает. Со всеми из них жизнь обошлась не сладко. Пожалуй, хотя бы ради того, чтобы их будущее было более радостным, я и продолжу свой путь и все силы приложу, чтобы вернуть Айне в этот мир.

Проходя мимо знакомого Тайлана – мальчика, который прежде прятался под кроватью, – поняла, что он не спит, и была поймана за руку маленькой ладошкой. Присела на корточки перед его постелью, заглядывая в сонное личико.

Ты давно не приходила, – посмотрел он на меня с детской обидой.

Прости, малыш. Так было нужно, – постаралась я улыбнуться.

Ты нас не бросишь?

Нет! Конечно, нет, – заверила я, смотря в по-взрослому серьезные глаза, отчего в душе стало горько. У детей не должно быть такого взгляда. Они не должны так рано познавать столько боли и разочарования.

Не скажу, что в моем детстве все, с кем я росла, отличались жизнелюбием и наивностью. Часто встречались и те, у кого можно было увидеть тот же взгляд, говорящий о том, что они слишком много знают о реальной, взрослой жизни.

Находясь в детдоме с младенчества, я не была счастливым ребенком. Мне так же не хватало тепла, доброты и заботы, которую невольно пыталась отчаянно найти в юности в бесконечных романах. Но воспитатели, несмотря на строгость и суровость, прилагали все усилия, чтобы продлить наше детство, за что им безмерно благодарна и буду помнить их доброту всегда. Жаль, что я стала понимать это только сейчас.

Но были и те, кто успел пожить в семье, понять, что такое любовь и забота, а потом в одночасье остаться в одиночестве, будучи никому не нужными, не знающими, как жить дальше без родных, любимых и близких людей. Они знали, что такое счастье, и, лишившись его, просто… гасли. Чахли на глазах.

Были и те, с кем судьба обошлась совсем плохо. Пожалуй, из неблагополучных семей было больше всего детей. Они вообще не знали, что такое любовь и забота. Были сломлены, озлоблены и ненавидели жизнь. Именно они чаще всего и провоцировали все конфликты. Часто не давали житья даже мне, той, что отличалась завидным спокойствием. И мне их было искренне жаль. Несмотря на то, сколько боли и обид от них вытерпела, не держу на них зла.

Ты мне напоминаешь Айне, – смущенно улыбнулся мальчик. А я с искренним восторгом отметила, что он улыбается. Каждую его редкую улыбку встречаю с искренним восторгом и радостью, так как дарил он их не часто. – Ты богиня?

Нет, Тайлан, – ласково погладила я его по волосам, убирая непослушную прядку за остроконечное ушко. – Но богиня вернется. Веришь?

Правда?

Правда, – улыбнулась. – И я помогу ей это сделать. Для этого на какое-то время мне придется уехать. Но ты не должен думать, что я вас брошу.

Не бросишь? – вновь серьезно уточнил эльфенок.

Никогда, – искренне пообещала. – Я хочу, чтобы вы были счастливы. Я все для этого сделаю.

Когда ты с нами, я счастлив, – признался он, а я уже держалась из последних сил, чтобы не расплакаться. – А еще я видел папу.

Что? – вмиг изумилась.

Он приходил ночью неделю назад. И сказал, что любит меня, что давно искал, чтобы спасти. Хотел забрать, но я ответил, что мне хорошо тут, с тобой. Он сказал, что его зовут Бальтазар.

Выдохнула свободнее, вспоминая своего нового шпиона. Только сейчас заметила, что они действительно очень похожи. Как я сразу не догадалась…

Он вернется? – спросил малыш. – Он показался мне добрым.

Вернется. Я знаю твоего папу. Он хороший. И скоро вы будете вместе.

Но ты ведь не оставишь меня? – вновь запаниковал мальчик, сильнее вцепившись в мою руку.

Нет. Твой папа просто будет жить здесь. Ты рад?

Только если ты будешь рядом, – очень серьезно кивнул эльфенок, отчего я невольно улыбнулась.

Спи, малыш. Уже поздно, – не удержалась и поцеловала мальчика в лоб. Он слабо сонно улыбнулся, закрыв глаза, и натянул одеяло до подбородка. – Спокойной ночи.

С Эльтаром встретилась уже на улице, так как он вышел, чтобы никого не разбудить и мне не мешать.

Ты очень ловко управляешься с ними. Я слышал, дети не каждого взрослого слушаются, а каждое твое слово они ловят на лету, – обняв за плечи, поцеловали меня в висок. Я зажмурилась, довольная лаской и похвалой, и улыбнулась.

Просто я знаю, каково им. Конечно, не в такой жуткой форме. Мне не довелось пережить то, что пережили они. Но я знаю, что чувствуешь, будучи никому не нужным, ощущая одиночество, тоску и отчаяние.

Говоря о тоске, – оживился дроу. – Я видел, как Кирт прошел в ту сторону, – указал дроу пальцем и выразительно на меня посмотрел. – Думаю, времени, чтобы остыть, у него было достаточно.

Да, пожалуй, – нерешительно кивнула, смотря в ту сторону.

Это могу сделать и я, – напомнил Эльтар.

Нет. Все хорошо. Подожди нас в комнате, пожалуйста, – улыбнулась и, выпустив руку Эльтара, отправилась в указанном направлении, догадываясь, где могу найти полукровку.

Как и у меня, у Кирта было любимое место, где он любил прятаться. Поселившись в этом теле, мне показали старый, заброшенный пруд в тени раскидистой ивы. Место было неописуемо живописное, но… запущенное. Возмущенная таким кощунством, я приказала привести его в порядок и сделать настоящий парк с аллеями, клумбами, лавочками, даже фонтаном и прудом с настоящими утками. Вот под той ивой Кирт и любил прятаться. Узнала я об этом чисто случайно, когда однажды гуляла в одиночестве, погруженная в свои мысли о жизни, прошлом и будущем. Тогда с удивлением и увидела, как Кирт выныривает из-за завесы дерева. Когда он понадобился, но его не могли найти, я, не желая раскрывать его вероятного убежища, отправилась на поиски самостоятельно и не прогадала. С тех пор знала тайное укрытие полукровки.

Я раздвинула тяжелые ветки в стороны и проскользнула в полумрак завесы ивы, чтобы в неясном, тусклом свете заметить сгорбленную фигуру, что сидела, привалившись к стволу.

Позволишь присоединиться? – нерешительно спросила, подойдя ближе.

Мужчина безразлично пожал плечами, отчего я невольно поджала губы. Мог хотя бы кивнуть ради приличия. Тем не менее села рядом, чтобы касаться крепкого мужского плеча, и дотронулась до его руки.

Кирт, поговори со мной, – попросила я.

Прости меня, Ангел. Я не должен был так реагировать, – глухо отозвался полукровка.

Расскажешь? – робко спросила, уже смелее прижавшись к его боку, чувствуя, как он обнимает меня одной рукой и прижимает к себе теснее. Я понимала, что для подобной вспышки должна была быть причина. Даже импульсивный Эльтар спокойно отреагировал, а вечно невозмутимый и рассудительный Кирт вновь чуть дверь не вынес.

Полукровка молчал, не говоря ни «да», ни «нет», но я не торопила, отлично зная его. Если так реагирует, на то должна быть причина. Серьезная. Потому и не позволила Эльтару самому разобраться, понимая, что Кирт только больше разозлится и замкнется от напора нетерпеливого дроу.

Я должен был рассказать об этом давно, – выдохнул Кирт тяжело, когда уже стала невольно клевать носом. Я встрепенулась, села ровнее и стала внимательно прислушиваться к словам. – Мне было шестьдесят пять, когда в мою жизнь вошла графиня Изабелла Эстет.

Я невольно напряглась, но объятия на моих плечах стали крепче.

Глупо говорить о том, как меня поразила ее красота. Но больше зацепила боль, что скрывалась в глазах аристократки. В нашу деревню она приехала впервые вместе с одним из своих мужей. Что они забыли в королевстве дроу, ума не приложу. Пока муж общался со старостой, графиня гуляла недалеко от кареты и заметила меня. Улыбнулась. – Полукровка горько усмехнулся и продолжил: – Потом она стала часто появляться. И каждый раз, словно нарочно, судьба сводила нас, – тяжело вздохнул Киртан и поморщился. – Я не хочу вспоминать эти дни, Ангел. Скажу лишь то, что скоро стал ее любовником. Не скажу, что безоговорочно влюбился в нее, но и просто отказаться не мог. Даже не потому, что она аристократка. Просто чем-то цепляла. Мне было сложно смотреть в ее грустные черные глаза. Я уже молчу о том, что подобный цвет очень редок для светлых эльфов. После первой нашей близости она поделилась со мной своей историей. Я был в ярости. Хотел рвать и убивать тех, кто посмел ее обидеть. Не из-за большой любви, просто из-за того факта, что кто-то позволил себе обидеть женщину… Точнее тогда еще ребенка. Дроу – довольно суровый народ, – зачем-то произнес он. – В их обычаях есть и плюсы, и минусы. Своих детей воспитывают в строгости, но никогда ни один дроу не потерпит издевательств над «свободным» ребенком. Особенно над девочкой. В королевстве темных даже рабы младше пятнадцати лет не допускаются к продаже. Те, что младше, содержатся на рабских фермах или продаются на светлую сторону, – протянул полукровка. – Меня воспитывали в этой культуре, что не могло не отразиться на моей реакции, когда я узнал про измывательства мужей над Изабеллой. Но что я мог сделать? Они аристократы, а я лишь фермер из среднего класса, – покачал Кирт головой. – С каждой встречей стал ловить себя на мысли, что ее интонации становятся все более требовательными, а в речи проскальзывают мысли на тему: «Если бы не было моих мужей, мы бы…» В конечном итоге я сказал ей, что с ее проблемой нужно обращаться к короне, а я не могу ей ничем помочь, как бы ни хотел. Графиня разозлилась, кричала, угрожала, а после пропала на неделю… – Он замолчал на некоторое время, а я почувствовала, как хватка на моем плече стала почти болезненной. – …чтобы потом вернуться и сказать, что беременна.

Я замерла, в шоке посмотрев в его лицо. Кирт встретился с моим взглядом и нежно поцеловал в губы, словно успокаивая.

Я был рад. Хоть и понимал, что шанс, что ребенок мой, минимален. Все равно глупо радовался, допуская мысль, что, возможно, где-то в мире вскоре появится частичка меня. В таком состоянии я проходил несколько дней, пока в очередной раз не появилась графиня с новыми следами побоев и не сказала, что потеряла ребенка, – глухо произнес Кирт, пока я судорожно хваталась пальцами за его рубашку.

Я не мог знать наверняка, мой ли это ребенок погиб, так и не родившись, но точно знал, что издевательства мужей не прекращаются. И убил их.

Всхлипнула и дернулась, но Кирт с болью и сожалением на лице не позволил мне отстраниться.

Кирт, – прошептала. Я желала обнять его, успокоить, заверить, что не осуждаю. Но он не позволил, словно в трансе, продолжая говорить:

Оставалась проблема, как к ним подобраться. И тогда Изабелла предложила подписать добровольный договор о рабстве. Как она говорила: «Временный». Лишь на тот период, пока я не избавлю ее от проблемы. И я подписал, – процедил он сквозь зубы. – Мужьям пришлось смириться с новым рабом в моем лице. Даже обрадовались, что в их распоряжении теперь лишняя игрушка. – Я уже сама обнимала его изо всех сил, а из глаз у меня падали слезы. – В течение полугода убил всех шестерых так, что никто не заподозрил намеренного убийства. Если и заподозрили, то виду не подали.

А дальше? – спустя несколько минут, как он замолчал, спросила я, не выдержав.

Она соврала мне, Иза, – почти безжизненным тоном отозвался Киртан, – и по поводу беременности, и по поводу выкидыша, и даже моего временного рабства. Стоило мне убить последнего, как она, смеясь мне в лицо, рассказала, что использовала меня и порвала договор о том, что освободит меня после выполнения условий сделки. Дальше ты знаешь.

Я пораженно моргнула, не находя подходящих слов.

Несмотря на ту боль, сегодня, когда подумал, что ты беременна, я обрадовался. Вдруг понял, что мне все равно, чей это ребенок: мой или Эльтара. Для меня он будет родным. На короткий момент я представил тебя с большим животом… Такую хрупкую и трогательную. А после с нашим малышом на руках… – мечтательно протянул Кирт. – Я не признавался раньше, все пытался понять, почему тогда так повелся на ее уловку, ведь даже не задумывался насчет того, чтобы проверить правдивость ее беременности. И понял, что, на самом деле, уже тогда хотел малыша. Поэтому извини, что так отреагировал. Я понимаю, что ты не виновата и имеешь право знать, как мы с Эльтаром отнесемся к вероятному потомству. Просто я принял слишком близко к сердцу, не разобравшись в ситуации.

Знаешь, – сквозь слезы улыбнулась, – когда вернется Айне, я подарю вам с Эльтаром много-много детей. – Он улыбнулся моим словам, а я не удержалась и засмеялась. – Растолстею до формы бочки, и вы будете играть мной в боулинг.

Что такое "боулинг"? – засмеялся Кирт.



***



Глава 8. Изабелла

Не переживай, сладкая, – услышала я сбоку, когда наворачивала четвертый круг по комнате, ожидая Кирта.

Я не могу не волноваться, – нервно отозвалась, теребя веер в руках.

Что тебя так тревожит? Мы ведь все обговорили. Предусмотрели практически каждый шаг. Артефакт с нашими иллюзиями уже готов, нужно только активировать, – подошел дроу ко мне, попытавшись обнять. Но не тут-то было!

Я ловко увернулась и отошла в сторону. В объятиях темного мне становится не только хорошо и спокойно, но и подозрительно быстро отключаются мозги. А мне нужно соображать как никогда ясно и четко.

Меня тревожит то, что тебя с нами не будет, – призналась я, только сейчас сформулировав мысль, что не давала мне покоя.

Так нужно, Иза. Ты же знаешь, – спокойно произнес темный эльф.

Знаю, – недовольно скривилась и устало упала на ближайшее кресло. – Просто я переживаю. И предчувствие нехорошее, – жалобно шмыгнула носом.

Эльтар присел на корточки у моих колен и взял в руки мои ладошки.

Иза, что бы ни произошло, мы справимся, – заглядывая мне в глаза, произнес он.

Может, все же пойдешь с нами? – протянула я понуро и сама скривилась от того, как жалко это прозвучало. – Разве у графини не может появиться еще один любимчик? – упрямо поджала губы, поглаживая смуглые ладони, не желая расставаться. Или это магия печати так действовала, или мои чувства к дроу, или просто плохое предчувствие, но я упорно не хотела, чтобы мы разделялись.

Может, конечно, – кивнул Эльтар, мягко улыбнувшись мне. – Но ты и сама понимаешь, что будет подозрительно так резко менять свои привычки, – произнес темный твердо. – Четыре года ты всюду появлялась исключительно в компании Киртана, а тут ни с того ни с сего появлюсь я. Мы не должны привлекать внимания. Я уже молчу о том, что Силена и Нантин могут нас узнать. Особенно если мы будем все вместе. Дроу не так часто встречаются в светлоэльфийском королевстве.

Но это же бал-маскарад, – понимая всю логику его слов, тем не менее упрямилась я и даже ткнула пальцем в свою карнавальную маску, максимально закрытую, так как рисковать быть раскрытой раньше времени не хотела. – Ты мне даже цвет волос изменил!!! Что мешает тебе или Кирту немного подправить внешность?

Кстати, да. Эльтар видимо вдохновился моим портретом и сделал меня шатенкой, какой я была в прошлой жизни. Вот только как ни старалась, а схожести со мной прежней так и не уловила. Но быть шатенкой мне к лицу, это да. Особенно с необычным цветом глаз смотрелось очень интригующе. Нужно краску для волос, что ли, изобрести… Аборигенов порадовать.

И все же рисковать не стоит, – тяжело вздохнул дроу. – От меня будет больше пользы в храме. Я должен все разузнать, подготовиться. Вполне вероятно, что после того, как Силена не смогла собрать Силу в первом храме, ее хозяева могли что-то предпринять. Мы не можем рисковать тобой, пойми.

Тем более!!! – только сильнее занервничала я. – Для тебя это не менее опасно! А ты там в одиночестве скакать собрался?! Нет, нет и еще раз нет, – категорично покачала я головой, сложив руки на груди.

Иза, послушай, – приняв серьезный вид, заговорил Эльтар, обхватив меня руками за плечи. – Так нужно. Рисковать собой я не собираюсь, можешь не переживать. Я только схожу в разведку, чтобы убедиться, что нас не будет ждать ловушка. В случае западни я отправлю Кирту магический вестник и сам отправлюсь во дворец для твоей охраны. Если никакой опасности не будет, дождусь вас на месте. Как уже говорил, роли распределены. Теперь уже поздно хоть что-то менять.

А вдруг будет опасно на балу? – вредничала, хотя и понимала, что это маловероятно. Да и в Киртане я была уверена.

Тогда хоть один из твоих шпионов должен был нас предупредить о заговоре, – парировал дроу.

Я досадливо поморщилась, так как ничего на ум более не приходило.

Ты правда в случае опасности вернешься и геройствовать не станешь? – подозрительно посмотрела на дроу.

Мне очень приятно, что ты так за меня переживаешь, сладкая, – засмеялся он и поцеловал меня в щеку, чтобы не испортить макияж. – Я тебе обещаю, что ничего со мной не произойдет. Не переживай. А вот и Киртан, – улыбнулся он и повернулся в сторону открывающейся двери. В зал переноса вошел Кирт в смокинге (который я еще два года назад ввела в моду), маске и… да, с ошейником раба.

Я начинаю люто ненавидеть этот атрибут. Особенно на шеях моих мужчин.

Учти, ты пообещал, – серьезно посмотрела на дроу в последний раз, прежде чем взять Кирта за руку и войти в арку портала, который перенес нас во дворец.

***



Глава 9. Киртан

Найти в толпе лже-Избранную и ее Стражей было нетрудно. Несмотря на бал-маскарад, Силена сделала все, чтобы привлечь к себе как можно больше внимания. Да и дроу-аристократы в нашей стране – редкость. Уже по одному Нантину можно было их различить, и никакие маски не спасали.

Мы же прошли довольно спокойно, несмотря на мои худшие ожидания. Встречала нас правящая семья в полном составе, так что для них не было секретом, кто и под какой маской скрывается. Вспоминая недавний инцидент с королевой, я ожидал от нее бурной реакции, но та лишь зло смотрела на Изу, которая, впрочем, вела себя как ни в чем не бывало, лучезарно улыбаясь и вежливо здороваясь со всеми мужьями королевы. На процеженные слова приветствия Габриеллы мой Ангел лишь шире улыбнулась. Горжусь ею.

С начала бала прошло уже почти полтора часа, а вестника от Эльтара еще не было. Приняв это за добрый знак, решился выловить Кристофера для разговора. Сейчас, когда выдался подходящий момент, предупредив скучающую Изу, я отошел в тень портьеры, скрываясь от ненужных глаз.

Уловил момент и послал слабый импульс в проходящего мимо аристократа. Он вздрогнул и словно невзначай осмотрелся. Заметил меня, неуловимо кивнул и показал, что подойдет через минуту.

Через условленное время в мое укрытие вошел высокий светлый эльф.

Я искал вас, – произнес Кристофер, подходя ближе.

Мы стараемся не привлекать к себе внимания, – усмехнулся, довольный, что раз даже Страж не смог распознать Изу, то Силена и Нантин, которые провели с ней меньше времени и не имеют магической привязки, наверняка не признают в ней недавнюю попутчицу.

Кристофер поморщился, как от зубной боли, и с досадой произнес:

Я не знаю, что на них нашло сегодня. Силена как с цепи сорвалась в желании обратить на себя внимание всех. Даже Нант против обыкновения не делает ей замечаний.

Плевать, – передернул я плечами. – Так даже лучше. Больше шансов, что все внимание Силена перетянет на себя и наше исчезновение никто не заметит. Тем более, кроме правящей семьи, никто Изу, кажется, не узнал. Но даже если узнали, ничего страшного.

Я слышал, Габриэлла дружит с Изабеллой. Она может обратить внимание на странности, если иллюзия будет плохо держаться, – высказал свои сомнения светлый.

За это не переживай. Не так давно между ними произошла размолвка. Даже сегодня Габриэлла старается держаться от Изабеллы подальше. Думаю, именно королева приложила свою ручку к тому, чтобы все аристократки игнорировали Изу, – улыбнулся, вспоминая с каким облегчением Ангел вздохнула, когда поняла, что ее сторонятся. Такой довольной улыбки я у нее давно не видел.

Что произошло? – нахмурился светлый, что я понял даже через его маску в пол-лица.

Габриэлла решила заслать шпионов в графство Изы. Шпионы нашлись, а правящая семья понесла неустойку, что не могло не сказаться на королеве. – Не вдавался в подробности о том, что в случае неудачи мы рисковали не только спокойствием графства, но и жизнью Изы. Как вспомню, так до сих пор кулаки от ярости сжимаются. Все же Иза слишком легко их наказала. Во всяком случае, королеву. Вряд ли ее мужья придумали что-то серьезное в качестве наказания супруги.

Это может быть опасно? Королева злопамятная.

Я в курсе, – хмуро ответил, просчитывая варианты. Почему мы не подумали, что королева может что-нибудь выкинуть? Вряд ли она решится на что-то серьезное, чтобы отомстить за оскорбление, к тому же на публике, но все же.

Помолчав некоторое время, я пришел к выводу, что для Изы нет никакой угрозы. В случае непредвиденных обстоятельств у меня готовы пути отступления.

Вернемся к делу, – произнес решительно. – Как прошел ритуал в храме?

Ожидаемо, – с горькой усмешкой отозвался Кристофер, а я заметил, что сейчас он говорит со мной иначе. Словно я ему ровня или близко к этому. Это радует. Мне-то плевать, конечно, но не хотелось бы провоцировать конфликты при Изе. Она не потерпит такого отношения, как и Эльтар, и ссоры моего Ангела вряд ли порадуют. – Уже на подступах к храму занервничал Нантин, утверждая, что не чувствует никакой магии в этом месте. В святилище, естественно, ничего не изменилось. Силена закатила истерику, Нант кричал, что нас опередили фанатики, мне приходилось изо всех сил подыгрывать. Неприятный опыт, скажу я тебе, – хохотнул он зло.

Ты заметил в руках эльфийки какой-нибудь артефакт или что-то необычное?

Нет. Я помнил, что у нее должен быть накопитель, но ничего подобного не заметил. Мог бы подумать, что это какое-то из ее многочисленных украшений, но она не носит одно и то же два дня подряд. Руки у нее были пусты, исходящей от нее магии не чувствовал, – отчитался Кристофер с досадой в голосе.

Это уже интересно… – задумчиво протянул я, мельком выглянув из нашего укрытия, чтобы проверить наличие Изы. Она по-прежнему сидела на дальнем диванчике, лениво окидывая мимо проходящие пары взглядом и потягивая вино из бокала. Я видел, как она нетерпеливо постукивает пальчиками по подлокотнику. Трудно не догадаться, что в одиночестве Ангел чувствует себя неуютно. – Нужно поторопиться. Я не хочу оставлять Изу одну надолго.

Какой план? – тут же проникся светлый. В который раз отметил, что он вполне толковый. Меньше спеси – глядишь и поладим.

Эльтар сразу же после нас отправился в коттедж Изы в пригороде недалеко от столицы. Оттуда он сразу двинулся в разведку в храм. Мы условились, что, если он заметит какую-нибудь опасность, даст знать вестником.

Не логичнее ли отправить вестник в случае, если безопасно?

Мы бы с радостью, но сегодня бал! – сердито напомнил я, намекая на защитный купол, который блокирует чужеродную магию, несогласованную с королевской семьей. Поэтому вестник оставили на крайний случай, помня, что рисковать и терять силы нельзя, а, чтобы пробиться через защитное поле, потребуется уйма энергии!

Черт, забыл, – поморщился Кристофер. – Ты ему доверяешь? Я имею в виду Эльтара.

А у меня должны быть причины для обратного? – прищурился. – Он дал клятву, как и мы оба. Клятва была принята. И он любит Изу, в этом я не сомневаюсь.

Я не про это, – нетерпеливо махнул светлый головой.

А про что? – заинтересовался я.

Насколько можно доверять его профессионализму? Темный – бывший раб. Что он может понимать в разведке? Ко всему прочему, необученный маг. Дроу может просто не понять, что там опасность.

Риск есть во всем, – не согласился. – Все предусмотреть нереально, но мы старались. Ко всему прочему, я в нем не сомневаюсь. Не знаю, какие у тебя представления о жизни в рабстве, но могу уверенно сказать, что никто, кроме раба, не ощутит опасность с такой точностью. Поверь, мы привыкли чувствовать и избегать любой, даже мизерной угрозы, – усмехнулся, видя, как светлый виновато отводит взгляд.

Извини.

Ничего, дело прошлое, – отмахнулся я, не желая акцентировать на этом вопросе внимание, хотя и не ожидал такого такта от светлого. Кто бы мог подумать, что он станет считаться с моими чувствами? – Говоря о деле: прошло уже почти два часа. Если и через час от Эльтара не будет известия, то собираемся. Извини, но у нас в запасе только иллюзии Изы и меня. Тебе придется выкручиваться самостоятельно.

Как вы хотите добираться и где встретимся? – деловито уточнил аристократ.

Встретимся возле храма. Перед тем, как покинуть бал, дам тебе знать. У меня есть портативный единовременный перенос в коттедж Изы. Оттуда – на карете.

Можно проще, – вдруг произнес он. – Насколько мне известно, во дворце еще с давних времен должны были остаться прямые порталы во второй храм.

Ты уверен?

Помимо боевой магии, у меня еще и историческая специальность. Я изучал историю, в том числе и крайне старых времен.

Знаешь, где они находятся? А если они не работают? Или за ненадобностью замурованы?

С появлением пророчества все дома были обязаны восстановить святыни, связанные со старыми богами. Я сам присутствовал при реставрации портала в храм во дворце несколько десятков лет назад. Она находится в старой части замка. Легче всего туда попасть через задний двор, – просто ответил светлый. – Потому предлагаю не разделяться и встретиться в условленном месте спустя час.

Хорошо. Так действительно будет проще, – вздохнул я и чуть не подавился, вновь выглянув из укрытия и не обнаружив Изу на своем месте. Стал лихорадочно искать ее глазами, ориентируясь на новый цвет волос и яркий окрас платья. Взглядом выхватил девушку из толпы, обнаружив в кругу танцующих, но расслабляться не стал, так как ее партнером был… Нантин.

– … – произнес я сквозь зубы пару слов, которыми так любила ругаться Иза.

Что такое? – заволновался Кристофер.

Иза танцует с Нантином.

Что?! – пораженно выдохнул он и попытался пройти вперед, чтобы лучше разглядеть. – Это… она? – с недоумением спросил эльф. Я кивнул, считая, что слова излишни. – Что с ее волосами?

Иллюзия, – отмахнулся, не желая развивать данную тему, когда ситуация выходит из-под контроля. – Какого черта он делает? Разве Нантин не должен слепо преклоняться перед своей женой? – зло поинтересовался я и заметил, как напрягся Кристофер. – Только не говори, что у нас проблемы, – почти с отчаянием попросил, встретившись взглядом с бирюзовыми глазами.

Нантина, как и меня, тянуло к Изабелле из-за незаконченной клятвы. Недавно он признался, что Белла стала его навязчивой идеей.

Ну твою ж…

***



Глава 10. Изабелла

«Ну, где там уже Кирт?» – мысленно подгоняла я время, нехотя прикладываясь к бокалу с отвратным вином. А все потому, что сухое и жутко кислое. Бе.

Я успела уловить момент, когда полукровка скрылся за портьерой. Через некоторое время туда вошла и высокая фигура светлого эльфа, в которой без труда узнала Кристофера. Следующие десять минут нет-нет да и поглядывала в том направлении, чувствуя себя не в своей тарелке. Хорошо еще, что меня тут все предпочитают игнорировать, стараясь этим задеть. А я только и рада. Габи не могла сделать мне лучшего подарка. Так хоть не достает никто…

А, блин, сглазила…

Позвольте узнать, что такая великолепная незнакомка делает в одиночестве? – услышала я над ухом и чуть было не окатила подошедшего душем из содержимого моей ротовой полости, вовремя выплюнув в бокал вино, которое не успела проглотить. Надо мной стоял Нантин. Причем даже без маски. Если он ожидал ответной любезности, то фиг там!

И стоит он, значит, очаровательно мне улыбается и смотрит внимательными светлыми глазами, а я, как дура, хлопаю ресницами и челюстью, подбирая слова в своем запасе исконно русского.

Незнакомка не скучает, если вы об этом, – наконец, выдавила из себя и отвернулась, всем видом показывая, что разговор окончен. Вот только зря надеялась, что дроу окажется понятливым и галантным, оставив даму в одиночестве.

И все же я настаиваю. Признаюсь, наблюдал за вами практически весь вечер.

Зачем? – стараясь сдерживать панические нотки, поинтересовалась.

Если честно, до сих пор не могу ответить себе самому на этот вопрос, – чуть смущенно улыбнулся темный, а мне ему в зубы дать захотелось, чтобы развеять прелесть момента. А герцог, оказывается, мог быть очаровательным, когда хотел, а сейчас он этого жаждал.

Как найдете ответ, дайте знать, – любезно улыбнулась я, лихорадочно ища выход из положения.

Твою ж мать! Твою ж мать! Твою ж…

Не сочтите за навязчивость…

А за что еще это счесть? – психанула, не выдержав напряжения. – Я дала понять, что хочу остаться одна, – холодно посмотрела на мужчину.

Вас кто-то обидел? – участливо спросил он, а я рычать уже готова была начать. Да что ж такое?!

«Мужик, я тебя сейчас сама обижу, если не отстанешь! Свали по-хорошему!!!» – мысленно вопила, на деле же – улыбнулась и покачала головой.

Благодарю за участие, все хорошо. Просто нет настроения. Прошу простить за мою резкость, но в таких случаях мне лучше побыть одной, – с улыбкой, граничащей с оскалом, поведала, мысленно посылая дроу такими заковыристыми маршрутами, что удивляюсь, как мужик до сих пор не икает в припадке!

А вот я уверен, что хорошая компания в таких случаях помогает куда лучше, – не растерялся он и совсем уж нагло приземлился рядом со мной на диван без приглашения. Хамло!

«Хорошая компания», как я понимаю, – это вы? – не смогла сдержать сарказма.

Конечно. Мне говорили, что я очень хороший собеседник. Умею говорить часами напролет.

А я не умею столько слушать, – призналась, отсаживаясь чуть дальше.

Не беда. Слушатель из меня еще лучше, – заулыбался герцог еще шире.

Что вам от меня нужно? – сдалась, так как поняла, что играть в эту игру «вокруг да около» можно часами. И не факт, что я выиграю. Если вспомнить, кто у него жена, то вполне допускаю, что как «слушатель» дроу более опытен, чем я.

Лишь несколько минут в вашем обществе, – с очаровательной, мальчишеской и немного заискивающей улыбкой сообщили мне. Вот не знай я, что мужик для меня опасен, находится под чарами, женат, и вообще будь с ним незнакома, растаяла бы. Честное слово. Не скажу, что моментально раскрыла бы объятия и раздвинула ноги, но не поддаться его очарованию просто не смогла бы. Уже сейчас ловлю себя на мысли, что в ответ на его улыбку так и хочется растянуть губы в жизнерадостном оскале. Подозреваю, именно для этого маска с лица Нантина и была снята, дабы не мешать обольщению.

Незаметно для других ущипнула себя через платье, чтобы сбросить наваждение.

Почему именно мое? – не торопилась на все соглашаться, что мужика явно огорчало.

Вы зацепили мое внимание.

И? Почему вы считаете, что этого достаточно, чтобы отвлекать меня? – понимая, что закапываю себя в яму, отчаянно попыталась быть грубее, надеясь, что хоть это проймет мужчину.

Что плохого в том, чтобы просто пообщаться?

Я не расположена к общению, – хмуро отозвалась, с ужасом понимая, что скоро должен вернуться Киртан. Но даже если он рискнет (а он рискнет) появиться перед Нантином, спасти меня не удастся. И все из-за этого проклятого ошейника! Так как раб не имеет права мешать разговору двух свободных. К тому же аристократов.

Приедем домой – сожгу эти кожаные ошейники нахрен!!!

Так, может, потанцуем? – вновь ухватился Нантин за слова. Видя, что готова отказать, он решил зайти с другой стороны. – Обещаю, мы потанцуем, и, если мое общество вам и дальше будет претить, я вас оставлю. Что вам стоит? – посмотрел он на меня практически с мольбой и легким намеком, что, мол, все равно сидишь, ничего не делаешь. Чего тебе стоит ножками пошевелить?

Посмотрела на ситуацию с его стороны и поняла, что обижаю мужика зря. Он, конечно, женат, и приставания к другим женщинам дроу ни капли не красят, но он же меня не в койку тащит! А за четыре года чего я только не навидалась, и просьба «потанцевать» – просто детский лепет на фоне всего остального, что мне доводилось услышать в прошлом. И да, в большей части своей – от женатых аристократов.

Ко всему прочему, он же не в курсе, кто я, и неведомы ему причины моего отчаянного сопротивления. Для Нантина сейчас все выглядит так, словно набиваю себе цену. А судя по его охотничьему азарту, что проскальзывает в глазах, мужик от меня не отлипнет, пока не получит своего.

Один танец, и только, – коротко отрезала я. Дроу расплылся в счастливой улыбке, встал на ноги, подал мне руку, помогая подняться и мне со своего места, и, не выпуская моей руки, ввел в круг танцующих.

Как и четыре года назад, по привычке почувствовала страх и неуверенность. А все потому что, попав в Елей, ничерта не умела танцевать. Помню, как намучилась, когда наняла себе учителя по танцам. Я и сейчас поминаю его незлым, тихим словом. Уверена, обо мне "Балерун" думает не менее ласково, если вспомнить, что после уроков со мной его ноги увеличились минимум на два размера. Особенно левая, ха-ха.

На миг задумавшись, вздрогнула, почувствовав, как на талии появляется рука. Дроу посмотрел на меня с сомнением, но я лишь смущенно улыбнулась и сама вложила пальцы в ладонь мужчины.

Должна признать, мне понравилось. Нантин вел уверенно, легко, так, что я забылась и начала получать удовольствие. Тем неожиданнее для меня стало то, что в середине танца дроу прижал меня к себе теснее. Да так, словно это было чем-то само собой разумеющимся. В очередном па он закружил меня слишком быстро, настолько, что почувствовала, как кружится голова. И, наверное, не устояла бы, если бы меня вновь не подхватили сильные руки, прижимая к своей груди теснее.

Затаив дыхание, подняла взгляд и почти утонула в бледно-серых глазах, которые засасывали меня, словно трясина. Но усилием воли тряхнула головой и отстранилась, позволяя и дальше вести себя в танце.

У вас очень красивые глаза, – услышала я и внутренне напряглась, но после вспомнила, что в зале полумрак, маска на лице у меня глубокая и закрытая, делающая из почти фиолетовых глаз насыщенно-синие. Поэтому улыбнулась и благосклонно кивнула:

Благодарю.

Вы назовете свое имя?

Это же бал-маскарад, – хохотнула я. – Вечер тайн и загадок, – послала ему улыбку. – Так что пусть наши личности останутся в секрете.

Хотите сказать, что вы не знаете, кто я? – прищурился он. Мысли лихорадочно заметались, а после вспомнила фееричное появление «Избранной и Ко» и не смогла сдержать улыбки. Им только транспарантов не хватало и мегафона, чтобы кричать во все горло: «Я Избранная! Я тут! Смотрите на меня, смотрите! Вы видели Избранную? Нет? Так смотрите же! Вот она я! Туточки!»

Конечно, знаю, – улыбнулась. – Вы – один из Стражей Избранной. Я не ошиблась?

Да. Это так. Мое имя Нантин. Понимаю, что вы хотите сохранить свое имя в тайне, но я бы хотел встретиться когда-нибудь. Это возможно?

Быть может, когда-нибудь и встретимся, – пожала я плечами, так как способностями гадалки не обладала, но подозревала, что, ввиду миссии, судьба нас еще не раз сведет.

И вы дадите знать, что это вы? – хитро прищурился он.

Если я зацепила ваше внимание в маске, думаю, что и без нее меня заметите, – не сдержала усмешки и тихо охнула, когда мою тушку резко опустили над полом, держа на вытянутой руке, а лицо дроу оказался непозволительно близко к моему. Мы замерли на некоторое время, пока я пыталась отдышаться от подобной резкой смены положения. После герцог послал мне улыбку и нарочито медленно поднял, словно невзначай коснувшись губами моей шеи и щеки.

М-м-м, какие вкусные духи, – протянул он так, что у меня мурашки по коже забегали. Не успела я испуганно пискнуть, как пришла подмога в лице… Кристофера.

***



Глава 11. Кристофер

Миледи, вы позволите украсть вашего спутника ненадолго? – с вежливой улыбкой спросил я, бросая хмурые взгляды на Нанта, который тяжело дышал и слишком пристально смотрел на Изабеллу.

Девушка излишне радостно мне улыбнулась, даже с каким-то облегчением и поспешностью отступила на шаг от дроу, который, как и я, заметил это и остался недоволен. Причем посмотрел на меня, словно желал провалиться. Прости, друг, но я не могу тебе позволить все испортить.

Да, конечно! Без проблем, – закивала Иза, стараясь скрыть тревожный взгляд.

Заметил, как у Нанта дернулась щека, но он быстро справился с собой и расплылся в соблазнительной улыбке.

Позволите вашу руку, миледи? – галантно произнес он. С секундной задержкой девушка подала руку и вздрогнула, когда друг поцеловал ее в ладонь, скрытую тонкой тканью перчатки. После графиня кивнула мне и отошла на несколько шагов, позволяя поговорить с Нантином наедине.

Что? – нетерпеливо и зло спросил Нант, а я поразился его переменам в поведении. Даже первое время, когда мы с ним боролись за внимание Силены, темный не позволял себе таких резких замечаний.

Ты что устроил? – не менее зло прошипел я. – Ты бы еще эту аристократку трахнул на глазах у всех, – процедил сквозь зубы. – Силена рвет и мечет от того представления, что ты устроил. Иди объяснись с ней, пока она что-нибудь не выкинула. Меня она слушать не пожелала. – По мере моих слов взгляд Нанта все больше прояснялся.

Черт, извини, я совсем забыл про Силену. Вообще не думал, что она отвлечется на что-то другое, помимо себя.

Не думал он, – передразнил я, чувствуя, что злость во мне продолжает расти. – Чем ты вообще думал, когда лапал эту эльфийку на глазах такого количества народа? Да на вас просто нереально было не обратить внимания. Что с тобой происходит? Ты решил отыграться за все четыре года и трахать все, что движется? Не слишком ли рано?

И как не хотелось мне этого признавать, но понял, что ревную, потому что смотреть на то, как друг прижимал к себе девушку, как это мечтал сделать я сам, было почти невыносимо.

Не знаю, что на меня нашло, – поморщился темный. – Просто увидел ее и больше не спускал взгляда. Тебе она не показалась знакомой? – вдруг посмотрел Нант на меня. Я призвал себе на выручку все свое самообладание.

А должна была? – в этот раз отчаянно порадовался наличию маски на лице.

Нет. Наверное, нет. Просто показалось, – вдруг выпрямился друг и вновь натянул на свое лицо обычное выражение надменности истинного темного аристократа. – Где Силена?

Молча указал ему направление, в котором в истерике скрылась девушка, потому что я не врал. Как только мы с Киртаном обнаружили, что Иза танцует с Нантом, я не мог не обратить внимание на Силену. Тогда и увидел, что она сбежала в слезах, грубо расталкивая гостей.

Если бы я, как и прежде, думал, что Силена – Избранная, мне было бы плевать на мое к ней отношение и Нанту сейчас бы не поздоровилось. Вот только Силена – не Избранная, а друг недвусмысленно обхаживает девушку, на которую у меня свои виды. Так что пусть эта женатая парочка разбирается самостоятельно. Какой бы Силена ни была, она жена и мать ребенка Нантина. Я понимаю друга, его чувства, но в той ситуации, в которой он оказался, виноват сам дроу. Чары действуют только в отношении непоколебимой веры в то, что Избранная – именно Силена. То, что друг сделал ей ребенка по глупости и был вынужден жениться, – только его вина.

Нант кивнул мне, бросил последний взгляд за спину, где находилась Иза, и решительно прошел в сторону двери, за которой скрылась его жена.

Не теряя времени даром, подошел к Изабелле, галантно протянул руку и многозначительно произнес, надеясь, что намек она поймет:

Миледи, в зале ужасно душно, не находите?

Да, вы совершенно правы, – расплылась девушка в улыбке на радость всем зевакам, которые после танца Нанта с эльфийкой не сводили с нас глаз. – Не сочтете за труд проводить меня на свежий воздух? Я немного запыхалась во время танца, – скосила она глаза на один из балконов.

Подал ей руку. Она с готовностью вложила мне в ладонь свои пальчики. Я и почувствовал, как Иза напряглась от моего прикосновения и даже дернулась. После мы чинно прошли мимо зевак, скрываясь в тени балкона. Не размениваясь более на осторожности, я накинул на нас полог тишины, после чего девушка вырвала из моих рук свою ладонь и отошла на несколько шагов.

Где Киртан? – прямо спросила Изабелла, сложив руки на груди, а я сразу же узнал ее. Закрытая маска, которая даже цвет глаз меняла, незнакомый цвет волос и вежливые интонации делали девушку незнакомкой, притягательной, соблазнительной, но чужой. Только сейчас, когда она перестала притворяться, я окончательно убедился, что передо мной Изабелла, или Иза, как она предпочитает, чтобы ее называли.

Киртан ушел в разведку. Он поручил мне освободить тебя от общества Нантина, так как сам этого сделать, по известным причинам, не мог.

Какая разведка? – растерялась эльфийка, а в голосе послышалась тревога.

Есть другой путь из дворца, прямо в храм. Моим словам он не поверил и решил проверить этот проход самостоятельно. Ко всему прочему, полукровка что-то упомянул про Габриэллу.

Габи? А она тут причем?

Королева отличается злопамятностью, Иза. Узнав о том, что у вас недавно была размолвка, причем с последствиями для королевы, я предположил, что она захочет тебе отомстить. Кирт, хоть и не посчитал, что она сможет предпринять что-то серьезное, тем не менее решил проверить.

Ясно, – пожевала она ярко-розовую губу, а я, словно завороженный, следил за ней. – К чему пришли? Какой план? – нетерпеливо вскинула девушка голову.

Через час, если от Эльтара так и не будет вестника и Кирт убедится в безопасности дворцового портала, отправляемся все вместе через него, предварительно оставив ваши с полукровкой иллюзии.

Иза кивнула, не поднимая на меня взгляд. После вздохнула, отошла к парапету балкона, облокотилась на него и задумчиво посмотрела на ночной парк.

Еще час, значит, – протянула она с тоской, словно отчаянно хотела сбежать. Была бы моя воля, я бы исполнил ее желание и спрятал от всех этих глаз, шепотков и неприятных личностей.

Что произошло там, в зале? Как так получилось, что ты танцевала с Нантом? – подошел я ближе. Но заметив, как хрупкая фигурка напряглась от моей близости, остановился в двух шагах от девушки, положив руку на парапет. Вновь с досадой осознал, что она продолжает меня опасаться, хоть и старается скрывать свои настоящие чувства. Отважная малышка.

Подошел, когда я этого не ожидала, – скучающим голосом ответила Иза. – Пытался познакомиться. Когда не получилось, заговорил. В конечном итоге вывернул ситуацию так, что мне пришлось согласиться на танец, чтобы дроу отвалил. Потом пришел ты. Конец, – бросила она на меня короткий взгляд и снова отвернулась.

Тебе показалось, что он тебя узнал?

Это ты мне скажи. Я его не знаю. Все может быть. Я соблюдала все меры предосторожности, чтобы меня не узнали. Судить, получилось или нет, мне крайне трудно. Лучше сам ответь, узнал бы ты меня?

Вновь критично осмотрел девушку в таинственной карнавальной маске и должен был признать, что нет. Вероятно, не узнал бы. Особенно издалека. Но это не отменяет того, что она меня все равно цепляла. Магия ли это или что-то иное, но факт остается фактом. Даже не знай я правду, подобная эльфийка не могла не притягивать. Надеюсь, Нант руководствовался теми же мотивами.

Нет. Вы хорошо потрудились: узнать тебя сложно. И то только потому, что я провел с тобой достаточно времени и точно знаю, что это ты.

Это хорошо, – уже свободнее вздохнула она и посмотрела на двери, ведущие в зал. – Нужно возвращаться. Мы уже непозволительно долго находимся здесь в одиночестве. Могут начаться пересуды.

Ты боишься чужого мнения?

Мне плевать на чужое мнение. Но лишнего внимания к себе не хочу, – мотнула эльфийка головой и зло сузила глаза. – Мы идем?

Еще несколько минут. Прошу, – выпалил, а девушка изумленно замерла. – Я хотел поговорить.

О чем? – растерялась она и вновь посмотрела на двери, словно надеялась, что и сейчас ее кто-нибудь спасет от моего общества. Неприятно… – Если снова будешь извиняться, то не стоит. Я понимаю, что ты был под чарами и действовал не со злым умыслом.

И ты меня простила?

Она помедлила, поморщилась и, вздохнув, нехотя кивнула.

Я… прощаю. Не скажу, что стала безоговорочно хорошо относиться к нашей ситуации, но, думаю, со временем мы сможем поладить, – произнесла Изабелла, а я почувствовал робкую надежду, которая померкла, стоило девушке добавить. – Наверное, мы даже подружимся, – нерешительно улыбнулась она, а я чуть было не зарычал.

А что если не хочу быть тебе просто другом? Еще в прошлый раз я говорил, что хочу попытаться тебя добиться.

Попытаться-то ты можешь, только не понимаю, зачем тебе это? – посмотрела Иза на меня с неудовольствием и потерла шею, тоскливо вздохнув. – Ты не знаешь меня, Кристофер. Быть может, сейчас тебе кажется, что увлечен мной, но так ли это на самом деле? – Она повернулась ко мне и проницательно прищурилась: – Скажи, ведь когда ты впервые увидел Силену, ты тоже почувствовал к ней влечение? И это были не чары принуждения. Она просто понравилась тебе. Ее внешность, статус, мнимая необычность – все это притягивало. Но чуть позже ты столкнулся с реальностью. Где гарантия, что сейчас произойдет иначе? С чего ты взял, что через некоторое время не разочаруешься во мне? Это даже не мое тело, – обвела она себя руками. – Только картинка, не более. Я из другого мира. У меня другое мышление, и я часто бываю как заноза в заднице, – усмехнулась девушка невесело. Не смог сдержаться и почувствовал, как уголок губ у меня дернулся в мимолетной улыбке. – Ты меня не знаешь, Крис, – повторила она, сокрушенно покачав головой, а меня словно током ударило от ее тихого произношения моего имени. – Есть большая вероятность, что сейчас за мнимой влюбленностью ты можешь не увидеть главного. Вот только проблема в том, что в отличие от Силены, разочаровавшись во мне со временем, уже не сможешь ничего исправить. Ты обречешь себя на меня, – грустно улыбнулась девушка. – Было бы слишком самоуверенно говорить, что я могу помешать тебе попытаться меня добиться. Еще более глупо было бы утверждать, что у тебя ничего не выйдет, – вздохнула она, а я даже дышать боялся, чтобы не перебить. – Но, совершив поспешную ошибку, впоследствии страдать будем мы вместе. Поэтому прошу тебя не торопиться. Обдумай все хорошо и, быть может, присмотрись ко мне получше. А там видно будет. Используй это время для себя, Крис. Ты четыре года жил с нелюбимой женщиной. Теперь на тебе нет ограничений, – вновь улыбнулась эльфийка. – Ко всему прочему, я не такая светлая и добрая, какой все представляют Избранную. Ты и сам мог в этом убедиться. А со временем поймешь, что я во многом не соответствую канонам как Избранной, так и просто женщины этого мира. И открытия для тебя могут оказаться неприятными.

Она посмотрела на меня в ожидании ответа, с толикой мольбы и даже отчаяния, надеясь, что пойму ее слова. Я понял. И не мог не понять, как здраво рассуждает девушка. Вот только для себя уже все решил. Еще никогда со мной не было подобного. Даже с Силеной, в которую, мне казалось, я влюбился моментально. Теперь понимаю, что те чувства были ошибочны, и сейчас знаю отличия. Теперь я могу понимать, где настоящие чувства, а где лишь самообман. Одна только ее попытка отговорить меня от этой затеи, уберечь меня от возможного разочарования уже говорит о многом. И не передать словами, как я оценил ее жест. Но за одну только возможность вновь услышать от нее «Крис», сказанное с любовью и нежностью, я готов терпеть и играть по ее правилам. Иза не поймет моих слов сейчас. Она не поверит в мои мотивы и чувства. Мое открытое упрямство только ухудшит ситуацию и отпугнет ее. Поэтому:

Я услышал тебя, Иза. И не стану торопиться, – послал улыбку, заметив тень облегчения в ее глазах. – Думаю, теперь мы можем вернуться, – подал руку, с удовольствием отметив, что сейчас девушка дотрагивается до меня куда свободнее.

Рада, что мы разобрались, – улыбнулись мне вполне доброжелательно.

Я тоже, – кивнул, стараясь скрыть предвкушающую улыбку, уже просчитывая варианты будущего ненавязчивого соблазнения одной неприступной эльфийки.

Вот только не успел коснуться дверей, ведущих с балкона, как они открылись сами и мы столкнулись лицом к лицу с запыхавшимся и явно взволнованным Киртаном. Он посмотрел на нас, убедился, что все в порядке, а после сосредоточился на Изе, которая вся напряглась от подобного появления.

У нас проблемы? – сглотнув, обреченно спросила она, на что получила короткий кивок с сожалением во взгляде полукровки.

Мне… жаль, – выдохнул он и посторонился, чтобы мы прошли в зал.

***



Глава 12. Изабелла

В зале было странное оживление. Не то чтобы гости до этого не веселились, но сейчас в рядах появилось заметное движение, и сконцентрировано оно было на королеве. Ее мужей нигде видно не было, что меня почему-то сразу же насторожило.

Габриэлла сидела на троне, что был возвышен относительно остальной части зала, и с торжеством улыбалась, довольно сверкая глазами и явно кого-то выискивая в толпе. Встретилась глазами со мной, и я поняла, что эльфийка нашла того, кого искала. На лице Габи появилась поистине змеиная улыбка, и, с предвкушением облизнувшись, она поднялась с места.

Бросила тревожный взгляд на Кирта. Он напряженно следил за действиями королевы, а по его скулам ходили желваки.

Кирт, что происходит? – тихо, с тщательно сдерживаемой паникой спросила я.

Месть, – произнес полукровка и кивнул в сторону королевы, которая подняла руку, призывая всех присутствующих к тишине.

Лорды и леди, – громко и помпезно произнесла венценосная эльфийка. – Я безумно рада, что вы собрались сегодня здесь, на этом бале-маскараде, посвященном весеннему празднику плодородия. Но это не единственная причина, почему я решила взять слово. Сегодня наш бал посетили поистине величайшие фигуры современности. Как вы все знаете, четыре года назад двое сильнейших магов произвели ритуал, который подарил нам «чистую душу», способную вернуть на земли Елея истинных богов. И сегодня они здесь! – захлопала она в ладоши и повернулась в сторону. – Поприветствуем Избранную – леди Силену Милес – и ее Стражей – герцога Нантина Вережского и графа Кристофера Тайлента, всеми любимого ректора нашей академии магии. Встречаем! – заулыбалась она, а к ней на возвышение стали подниматься Силена под руку с Нантином. Не хватало только Кристофера, что обученные начальной арифметике гости сразу же заметили. – А где же наш граф? – елейным голоском поинтересовалась Габи.

Кристофер, что стоял возле меня, сжал кулаки и, мне показалось, даже зарычал. Но мой умница Кирт ненавязчиво придал светлому в спину ускорения в виде толчка, отчего аристократ отмер и прошел между рядов гостей в сторону королевы. Не прошло и минуты, как на возвышении стояли уже четверо. Зал тут же взорвался аплодисментами.

Кирт, я ничего не понимаю, – жалобно прошептала я, придвигаясь ближе к своему полукровке. – Где мужья королевы?

Она отослала их под благовидным предлогом.

Зачем?

Чтобы не могли помешать и остановить ее.

Что она задумала? – запаниковала я. Если уж Киртан потерял спокойствие, то должен вулкан начать извергаться, не иначе.

Ты не пострадаешь, – как-то нехотя сообщили мне, и я совсем растерялась.

Но? – видя, как Кирт продолжает умалчивать о главном, задала я вопрос.

Но ответить полукровка не успел, так как слово снова взяла Габриэлла, вновь подняв руку и призывая всех к тишине:

Но это еще не все. Я уверена, многие знают еще одну не менее грандиозную фигуру, которая также порадовала нас своим присутствием сегодня, – произнесла Габи и многообещающе замолчала, встретившись со мной глазами. – Хоть сегодня и маскарад, думаю, она не станет держать на меня зла за то, что я раскрыла ее инкогнито, – почти с оскалом на лице пропела Габриэлла, а я схватила Кирта за руку, до последнего надеясь, что это не то, о чем я думаю. – Это моя подруга и просто потрясающая эльфийка, которая за последние несколько лет принесла в нашу жизнь много замечательных и разнообразных вещей. Поприветствуем графиню Изабеллу Эстет! – зааплодировала королева, не спуская с меня многообещающего взгляда. – Ну чего же ты, Беллочка? – елейно протянула она. – Не скромничай, ты сегодня замечательно выглядишь! – обратилась Габриэлла ко мне напрямую, привлекая к моей персоне все внимание зала, с лже-Избранной и ее мужем включительно.

Я мельком переглянулась с Киртом, который незаметно мне кивнул, и, задрав подбородок, величественно прошла к трону, встав по другую сторону от королевы. Теперь только Габриэлла разделяла меня с Силеной и ее «Стражами». Я старалась вообще не смотреть в ту сторону, особенно на Нантина. Силена же, не скрываясь, кидала на меня неприязненные взгляды. Ее-то понять можно. Я бы не так психовала, если бы мой мужчина обжимался с какой-то бабой на глазах у всех знакомых. Собственно, чего это я? Она же моего Эльтара и зажимала. Я ей это как-нибудь непременно припомню…

Теперь не стоит скрывать своего лица, Изабелла, – пропела королева. – Можно уже снять маску.

Благодарю, но не хотелось бы портить прическу, – процедила я сквозь зубы, кривя рот в улыбке.

Вежливо улыбнулась публике, которая, не скрываясь, обсуждала как меня, так и «избранных». Особенно все смаковали тот момент, когда один из Стражей лапал меня во время танца, а второй, предположительно, – уже на балконе. Короче говоря, все пришли к выводу, что я отличилась.

Удовлетворившись произведенным эффектом, Габриэлла, послав мне многообещающую улыбочку, заговорила вновь:

Должна признать, несколько дней назад у нас с моей дорогой подругой произошел небольшой конфликт. Вина была за мной, что признаю, – проникновенно улыбнулась мне Габриэлла, но я видела злое предвкушение в ее глазах. – И я искренне прошу прощения у дорогой Изабеллы, – театрально вздохнула она. Судя по реакции зрителей, если я сейчас же ее не прощу, меня закидают камнями.

Ничего. Я не держу обиды, – пропела я не менее доброжелательно, мысленно расчленив дуру, разделив части ее тела по пакетикам и отправив в кругосветку. Можно было бы подумать, что это ее мужья потребовали принести мне публичные извинения, чтобы задобрить и отменить неустойку. Но что-то мне не верилось, особенно после предупреждения Кирта о том, что Габи их спровадила.

Рада, что все непонимания между нами теперь позади, – венценосная стерва взяла меня за руки и сверкнула хищной улыбкой. – В честь нашего примирения я решила сделать тебе подарок.

Не стоит! – искренне заверила, заранее понимая, что он мне не понравится.

Не отказывайся! Уверена, тебе понравится, – пообещала она и повернулась к стражникам. – Стража, привести!

Внутри у меня все скрутило, а в голове пронесся ураган мыслей, в котором главенствовала одна: «Поймали Эльтара».

Обмирая от ужаса, выискивала глазами моего полукровку и в суматохе никак не могла найти. Уже почувствовала, как мне перестало хватать воздуха, когда двери бокового коридора открылись и двое стражников ввели скрученного по рукам и ногам, полуобнаженного и местами побитого… Бальтазара.

Удивленно моргнув, я перевела взгляд на следящую за мной королеву. Она улыбнулась еще шире, показав даже жевательные зубы.

Ты решила подарить мне еще одного раба? – стараясь скрыть напряжение, лениво произнесла я.

Лучше. Куда лучше, – тихо ответила она и прищурилась, прежде чем повернуться к гостям. – Как вам должно быть известно, Изабелла отличается страстью к экзотичным и пикантным удовольствиям. Для моей подруги я не поскупилась своим лучшим рабом и решила позволить ей «поиграть» с ним, – протянула эльфийка, выделив слово «своим». Скосила глаза, заметив, что на теле Бальтазара и правда красуется второй шрам от клейма, говорящий, что теперь он полностью принадлежит королеве. Тайком сглотнула, приняв заинтересованный вид, и посмотрела на «подругу». – Пару раз мне самой выпадала честь наблюдать за ее виртуозным владением плетью. Не передать словами, как Беллочка мастерски это освоила, – в искреннем восхищении заверила она окружающих, а я начала откровенно паниковать. Дело дрянь! Мой взгляд метнулся к единственному, кого я могла назвать словом, близким к понятию «друг», к тому, кто пребывал в моей зоне видимости и сейчас тревожно смотрел на меня бирюзовыми глазами. – Думаю, Изабелла не откажет нам в такой малости и продемонстрирует нам свое мастерство, – заговорщицки понизила Габриэлла голос и звонко засмеялась. – Правда, дорогая? – повернулась она ко мне, а я стала судорожно искать выход из положения.

Не думаю, что это хорошая идея, – преувеличенно спокойно и небрежно произнесла я с улыбкой. – Дело это грязное, а мне не хотелось бы испортить платье. Это новый фасон и очень дорогая, редкая ткань, – прошлась в любовном жесте по подолу платья. На мой отказ я даже услышала несколько разочарованных стонов из зала. Просто больные ублюдки…

Мельком посмотрела на понуро опустившего плечи Бальтазара, а перед глазами встал его сын, почти точная копия мужчины, – Тайлан – и наша с ним последняя встреча.

«– Он приходил ночью неделю назад», – слышался мне голос мальчика в голове. – Он сказал, что любит меня и давно искал, чтобы спасти…», – с нерешительной улыбкой произнес Тайлан тогда, словно и сам боялся поверить, что кто-то, помимо меня, может его любить и беспокоиться о нем.

С трудом подавила слезы и решительно посмотрела на неунывающую королеву. По всей видимости, она предусмотрела и мой отказ.

Ах, как я тебя понимаю, – вздохнула Габи, всплеснув руками. – Жаль, конечно, что я успела обнадежить гостей, – произнесла она деланно печально.

Сука. Просто фееричная сука!

Думаю, будет некрасиво оставлять нашу публику без развлечения, верно, Беллочка? Тем более что ты меня уже простила, – потерла она руки, не скрывая предвкушения. А я изо всех сил сжимала кулаки, чтобы не вцепиться ей в волосы и не приложить эльфийку мордой о ступеньки. В таком случае проживу недолго, и никакая богиня меня не защитит… – У меня есть замечательная идея, – воскликнула Габриэлла. – Кстати, навеянная твоим примером, дорогая, – оскалилась она опять в мою сторону. Сука!!! – Думаю, всем она понравится. Любой, кто пожелает, может нанести рабу рану на свое усмотрение. Но убивать нельзя… – подняла она палец, делая строгое лицо. Б…!!! – Как вам «изюминка» вечера? – В ответ раздались громогласные аплодисменты, а я чуть было не закричала в голос. Даже вперед подалась, с открытой ненавистью смотря на профиль эльфийки. Благо, сейчас все внимание было сконцентрировано на ней.

Я повернулась в сторону «избранных». Игнорируя два из трех взглядов, посмотрела на Кристофера и одними губами произнесла:

Сделай что-нибудь.

Кристофер кивнул и сделал шаг в сторону королевы.

Ваше Величество, – обратился он, привлекая к себе внимание торжествующей эльфийки. – Это неправильно и слишком жестоко. Не думаю, что ваши мужья одобрят подобное.

Моих мужей здесь нет, – многозначительно протянула она. – Я помню, дорогой граф, что вы противник подобных развлечений, но решает мнение большинства. Посмотрите на моих гостей, – указала она на беснующуюся и предвкушающую толпу. – Готовы с ними поспорить? Лично я этого делать не буду.

Вы так гордились, что сегодня здесь присутствует Избранная, – не унимался светлый. – Проявите уважение хотя бы к чистой душе.

А наша Избранная не против, – вновь усмехнулась Габи. – Она просто не будет в этом участвовать, чтобы… не запачкать душу. Верно, Силена?

Наша четверка посмотрела на Силену, и я поняла, что она… боится Габриэллу. Лже-Избранная покосилась на нас с опаской и молча кивнула, пряча от меня и своих Стражей взгляд.

Охренеть просто!!!

Вот видите, многоуважаемый ректор, – оскалилась Габи и повернулась ко мне. – Быть может, ты хочешь что-нибудь сказать, Беллочка?

Тут я поняла, что она что-то знает про меня. Не знаю как, не знаю что. Допускаю, что мог разболтать и Бальтазар под пытками, на что указывают многочисленные повреждения целостности его тела. Потому сейчас Габриэлла пытается вывести меня на откровение.

Скрипнула зубами и послала ей ненавистный взгляд.

Так я и думала, – ухмыльнулась она и вновь повернулась к толпе. – Дамы и господа, прошу соблюдать нормы приличия и действовать в порядке очереди. Естественно, дамы вперед, – оскалилась королева. – Оружие в ассортименте, – указала она широким жестом руки на стол, что до этого был скрыт полотном. От увиденного мне стало дурно. Не каждый палач-садист может похвастать такой изощренной коллекцией. С отчаянием посмотрела на Бальтазара, который с обреченным видом взглянул на меня в последний раз, а после закрыл глаза и опустил голову.

Перед моими глазами вновь встал мальчик, которому я обещала, что сделаю его жизнь счастливой, что они с отцом будут вместе. Насколько велика будет его ненависть ко мне и миру, когда он узнает, что я допустила смерть его папы в мучениях?

Тем временем выстроилась настоящая очередь, не короче, чем в Диснейленд, из желающих потешить свои садистские наклонности, не боявшихся испачкаться, низко пользующихся тем, что их лица скрывали маски.

Словно в замедленной съемке, я смотрела, как первая эльфийка подошла к столу с орудиями пыток, замерла в нерешительности от разнообразия ассортимента и остановила свое внимание на классическом стилете. Предвкушающе облизывая коралловые губы, она подошла к стоящему на коленях, связанному рабу и медленно, с наслаждением провела острием по коже его лица от уха до подбородка. Вместо Бальтазара я сейчас против воли видела Кирта. Почему-то только сейчас поняла, что именно так он и получил все эти шрамы на своем некогда божественно красивом лице. Именно так к нему подходили по очереди и от всей своей черной души кромсали обездвиженное, незащищенное, покорное тело… раба. Думаю, аристократы даже не задумываются, что сейчас перед ними такой же эльф, как и они сами, лишь просто с ошейником раба, который автоматически делает из личности… ничто.

Сейчас как никогда я всей душой захотела их смерти. Смерти всех, кто сейчас стоит цепочкой в ожидании своей очереди, чтобы безнаказанно причинить боль, всех, кто когда-то давно, так же, как сейчас, делал больно моему Киртану.

Сейчас я как никогда поняла, насколько ненавижу обитателей этого мира. Пусть их сделали такими обстоятельства, но для меня сейчас это не было оправданием. В этот миг поняла, что четыре года назад произошла колоссальная ошибка и выбрали не ту душу. Я не обладаю даром всепрощения, во мне нет любви ко всему живому, не могу закрывать глаза на подобное. Зато в моей душе кипят ненависть, ярость и бешенство, которые я бы с большим удовольствием обрушила на головы аристократов, что сейчас ждали развлечения, и тех, кто позволял подобному происходить. Я бы с великим удовольствием покарала их, наслаждаясь музыкой предсмертных криков.

Чувствуя какое-то болезненное успокоение и даже апатию, перевела взгляд с окровавленного лица Бальтазара на Габи, которая продолжала следить исключительно за мной. Не знаю, что она увидела в моем взгляде, но, когда я послала ей улыбку, граничащую с безумием, королева побледнела.

Дорогая моя "подруга", я бы очень хотела с тобой поговорить, – пропела я приторным голосом и склонила голову к плечу. – Наедине, – добавила, предвкушающе улыбнувшись.

Зачем? – вдруг сглотнула Габриэлла и стала бродить взглядом по своей страже.

Как же! Отблагодарить тебя за твой подарок. Знаешь, я решила его принять! – уже громче произнесла я, чтобы слышали все гости и посмотрели на меня с недоумением и досадой. В основном те, кто не успел побаловаться. – Поэтому любой, кто еще раз прикоснется к рабу без моего разрешения, сильно об этом пожалеет, – растянула я губы в улыбке пираньи, так, что особо впечатлительные даже отшатнулись. – Кирт! – выкрикнула, и через пару секунд рядом с Бальтазаром все так же в маске стоял мой полукровка. – Принесешь нам с королевой, – потребовала я, кивнув на знатно порезанное тело моего бывшего шпиона. – Ты ведь хотела посмотреть на мое мастерство, – улыбнулась обворожительно, взглянув в глаза Габи.

Сейчас мне было откровенно плевать на то, что могу раскрыться перед Нантином и Силеной. Ее я не боялась, а второго Стража уже давно пора было привести в чувства. Встретилась взглядом с Киртом, видя, что он не хочет оставлять меня одну. Послала полукровке улыбку и посмотрела на Кристофера.

Будете ли вы так любезны, многоуважаемый граф, сходить за мужьями королевы и проводить их к нам? – Кристофер явно хотел сказать что-то против, но, наткнувшись на мой взгляд, нехотя кивнул и вышел за дверь. – Пока нас не будет, всем быть паиньками, – заметила многообещающе в отношении толпы, пропуская нервничающую королеву вперед.

Я бы хотела дождаться своих мужей, – вымолвила она быстро.

О, думаю, они не заставят себя ждать, – оскалилась в вежливой улыбке, ненавязчиво утягивая эльфийку в коридор. Шум поднять она после подобного представления не могла и, немного упираясь, следовала вперед.

Нас отконвоировали двое королевских стражников до ближайшего кабинета. Входя в него, я вежливо попросила одного из них:

Сладкий, как только прибудут мужья королевы, будь добр, приведи их сюда. Мы будем ждать.

Ободренная моими словами о том, что скрывать ее от мужей я не собираюсь (следовательно, ничего страшного с ней не сделаю), Габи приободрилась, расправила плечи и кивнула стражнику. Он сделал стойку и отправился выполнять поручение, оставляя лишь одного стражника в коридоре перед дверью, которую я закрыла. А после, не поворачиваясь к Габи, достала из неприметного кармана платья «глушилку» и включила артефакт. Вот теперь поговорим… подружка.

Медленно повернулась и подняла руки, чтобы снять маску с лица. Мне почему-то очень хотелось, чтобы она его видела во время разговора, а также в те моменты, когда «порадую» ее тем, что я для нее приготовила.

Габриэлла сложила руки на груди и посмотрела на меня с превосходством.

Я знаю, кто ты, – произнесла эльфийка так, будто я должна была бы биться в истерике и умолять ее сохранить мою тайну. – Думала не пойму, что этот раб – твой шпион? – продолжила она бахвалиться своим умом. – Знаю, что ты, а не Силена, – настоящая Избранная. Чистая душа, – с брезгливостью скривилась, а я широко улыбнулась. – Нужно было сразу догадаться об этом, еще когда ты изменилась четыре года назад.

Так чего догадалась только сейчас? – проявила я любопытство, неторопливо и спокойно обходя комнату по кругу, обводя пальцами вазы, подсвечники и остальные предметы интерьера, которые попадались на моем пути.

Видимо, мое показное спокойствие ввело королеву в заблуждение, и она совсем расслабилась.

Пытки раба ничего толком не дали, – продолжила расписывать, какая она из себя гениальная и прозорливая. – Когда мне пришло распоряжение о твоей проверке, я сначала удивилась. Ты – и вдруг чистая душа? Это было смешно. Но ответ шпиона почему-то не удовлетворил их.

Кого? – спокойно спросила я, словно и не обо мне речь идет. Пока есть возможность, отчего бы и не послушать, особенно если с таким энтузиазмом рассказывают сами?

Ты действительно думаешь, что я тебе признаюсь? – засмеялась Габи.

А почему нет? Я так понимаю, пытки Бальтазара и то, что ты устроила в зале сейчас, было проверкой, а, отказавшись участвовать в экзекуции, я себя выдала. Скорее всего, в зале был наблюдатель или само начальство. Так что для них не секрет, кто есть кто. И, вероятно, очень скоро я с ними познакомлюсь лично. Чего тебе молчать в таком случае?

Магическая клятва, – нехотя призналась она.

Надо же, как интересно, – криво усмехнулась я. – Они должны быть очень могущественны, раз взяли клятву с самой королевы, – протянула. – Неужели королева дроу тоже в этом замешана? Я думала вы не ладите…

Заткнись, – резко оборвала меня эльфийка. – Ты не в том положении, чтобы устраивать мне допрос. С чего ты взяла, что стану отвечать?

А почему нет? – улыбнулась я шире, остановившись напротив нее.

Заставить меня ты не сможешь. Ты здесь одна. Что ты можешь мне сделать чистотой своей души??? – насмехалась она. – Ты, та, что и руку на раба поднять не сумела. Ты здесь совершенно одна, а скоро придут и мои мужья, которые тебе ни на грош не поверят.

Ты, наверное, меня недооцениваешь. Мне почти обидно, – капризно надула я губы, делая незначительный шаг в ее сторону, перемещая вес на одну ногу. – Быть может, на рабов я и не поднимаю руки, но кто сказал, что я не сделаю это с аристократкой? – подарила ей безумную улыбку, прежде чем напасть.

Сразу вспомнилось мое детство в детском доме, после которого могла с уверенностью постоять за себя. Да и четыре года я просто так не прохлаждалась, а занималась с Киртом. Правда, он считал, что мне это ни к чему, но я была уверена, что мое время настанет. Вот и пригодилось...

Схватила за волосы, резко дернула вниз и ударила визжащую эльфийку лицом о свою ногу. Габи упала на колени и завыла на одной ноте, держась ладонями за лицо. Но я лишь предвкушающе оскалилась, наклонилась, беря королеву за разрушенную прическу, и протащила упирающуюся и верещащую эльфийку по комнате до ближайшего кресла с деревянным резным подлокотником. Чуть поднатужилась, приподняла королеву и смачно приложила губами о резной бортик, с удовольствием услышав звук сломанного зуба. Подпортить ей улыбку я мечтала давно.

Отступила на два шага, почти с умилением разглядывая, как рыдающая и дрожащая аристократка в моих ногах сплевывает на ладонь скол зуба вместе с кровью разбитых губ. Заметила, как она с ужасом и недоверием смотрит на свою ладонь, а после ее лицо искривляет ярость и бешенство:

Ты труп! Я убью тебя лично. Я сдеру с тебя шкуру…

Договорить она не успела: я пнула ее в ребра ногой в туфле с острым каблуком. Должно быть очень больно…

Не продолжай, – отозвалась я почти безразлично, садясь в кресло напротив нее.

Она попыталась подняться и позвать стражу, но я лишь покачала головой и почти ласково улыбнулась:

Они тебя не услышат, Габи. И лучше бы тебе не шевелиться и не злить меня. Терпением я не отличаюсь, – послала ей улыбку и забросила ногу за ногу, с удовольствием заметив, как она настороженно замерла, роняя из глаз крупные слезы. – Ну что, поговорим сейчас или при твоих мужьях? Думаю, они будут очень удивлены новым открытиям.



***



Совсем скоро в дверь постучали, а в запуганных глазах аристократки появилась надежда, которую я поторопилась разрушить:

Не обольщайся, Габи. Это не твои мужья. Я сейчас открою дверь, а ты будешь паинькой, правда? Ни звука, Габи, ни звука. Иначе я разозлюсь и от всей своей чистой души буду причинять тебе добро. Поняла меня? – посмотрела на нее, когда подошла к двери. Эльфийка затравленно кивнула и сжалась еще сильнее. Я хмыкнула и отворила дверь.

Как и предполагала, за ней обнаружился Киртан, который тащил на своем плече окровавленного Бальтазара. Послала обворожительную улыбку стражнику и выразительно посмотрела на Кирта. Он еле заметно кивнул, подав знак, что понял, и чуть поменял позу, освобождая одну руку. Сделала шаг в сторону, пропуская полукровку в комнату, и даже не удивилась, когда раздался визгливый голос королевы:

Стража, убить графиню! Она напала на меня!!!

Кирту потребовалась всего доля секунды, чтобы развернуться к встрепенувшемуся стражнику, дотронуться до него рукой и ударить заклинанием, оказавшему действие, подобное нашему электрошокеру. Удобно. В который раз порадовалась, что полукровка понимает меня с полувзгляда.

Стражник обмяк, а Кирт без труда затащил его бессознательное тело за шиворот в комнату, не спуская с рук бесчувственного Бальтазара, на которого мне было страшно даже смотреть. Я предусмотрительно прикрыла за полукровкой с ношей дверь и повернула ключ в замке. Обернулась и заметила, как Кирт укладывает Бальтазара на диван, а стражника же просто привалил к стене. Только после этого он выпрямился и обратил внимание на сжавшуюся королеву. Из-за того, что на нем все еще была маска, было трудно определить, как Кирт отнесся к внешнему виду королевы. Но я знала полукровку достаточно, чтобы по его позе определить, что зрелище мужчину как минимум удивило.

Кстати, о королеве…

Что ж тебе спокойно-то не живется, а, Габи? – сокрушенно покачала головой, подходя ближе к ней. – Я ведь предупреждала, чтобы ты вела себя тихо. И ты пообещала мне это. А в итоге оказалось – обманула, – оскалилась. Эльфийка попыталась отползти от меня, но запуталась в юбках своего платья и не успела. Я была быстрее.

Не стала придумывать ничего нового. Дернула королеву за волосы, опрокидывая на пол, а после пнула в живот. То, что она не беременна, я знаю определенно, так как не далее чем год назад Габриэлла сама хвасталась мне тем, что выпила зелье, способное полностью стерилизовать ее. Мол, двое наследников у нее уже есть, и больше рожать она не собирается. Так что муками совести я страдать определенно не буду.

Эльфийка, захрипела, сжалась в комок, а после горько заплакала.

Помимо прочих качеств Избранная отличается справедливостью, – с насмешкой заметила я, обходя ее по кругу. – Так как справедливость – одна из ветвей доброты и света в мире, правда? А я как Избранная очень добра, – ехидно улыбнулась ей, за волосы задрав зареванно лицо и вглядываясь в широко распахнутые, испуганные глаза королевы.

Ты провинилась, обманув меня, и понесла заслуженное наказание. На первый раз легкое. В следующий я не буду так снисходительна. Поэтому, если что-то говорю, ты выполняешь. Тебе все понятно, дорогая? – вкрадчиво произнесла я, вспоминая, как не один раз она сама показывала мне, как таким же образом «воспитывала» новеньких рабов. Что же, я хорошая ученица. Все запомнила, и Габи может мной гордиться.

Венценосная эльфийка зарыдала сильнее, но я не прониклась и тряхнула ту за волосы сильнее, отчего из ее груди вырвался еще один болезненный крик.

Я задала вопрос, Габи, – напомнила холодно.

Поняла, – прошептала она, чуть заикаясь.

Отлично. Теперь, будь добра, заткнись и не отвлекай меня, – отпихнула я девушку и брезгливо вытерла руку о подол платья. После посмотрела на Кирта, который успел снять маску с лица. И, хоть никак этого не показал, было видно, что ему неприятно. Вполне вероятно, сейчас во мне стремительно разочаровываются. Мне жаль, родной, безумно жаль. Но иначе я не могу…

Я старалась держаться. Бог свидетель, как старалась и терпела. Но терпение кончилось. Поэтому силой воли задавила порыв броситься Кирту на шею и просить прощения, уверяя, что бес попутал, коротко поинтересовалась у него:

Осуждаешь?

Слишком жестоко, – ответил он, стараясь не смотреть на меня.

Добро не всегда бывает белым и пушистым, Кирт. Кому, как не тебе, это знать? – холодно произнесла я, хотя чувствовала, как внутри все сжалось от его отрешенного тона. И надев бесстрастную маску истинной графини, перевела тему: – Сколько ран Бальтазару успели нанести? – Полукровка посмотрел на меня с замешательством. – Ответь.

Двадцать три.

Есть опасные для жизни? – заметив на руке каплю крови Габриэллы, поморщилась я, прошла к столу и схватила салфетку, чтобы оттереть пятно.

Нет. Но он потерял много крови. Да и порезы достаточно болезненные. Вероятно, уже завтра он и сам бы очнулся.

Отлично. Пока он не пришел в себя, я хочу, чтобы ты снял его магический отпечаток, – отбросив салфетку и не выпуская из поля зрения запуганную королеву, сказала. Габи сидела на полу, забившись в угол комнаты, и раскачивалась на месте, спрятав лицо в коленях и горько рыдая.

А ведь я с ней еще по-божески. Она причиняла куда больше вреда здоровью и ни разу не задумалась о чувствах того, с кем «играла». Зато теперь поймет, что такое боль. Глядишь, я ей немного мозги сейчас вправила и сделала доброе дело. Верно?

Зачем тебе это?

Для дела, – ушла я от ответа. – Кирт, у нас мало времени, – поморщилась. Обычно он выполнял мои просьбы без лишних вопросов. Видимо, доверия я лишилась… – Скоро придут ее мужья и Кристофер. Нужно подготовиться. Пожалуйста, сделай, что прошу, без лишних вопросов. Как справишься, нужно придумать, как переправить Бальтазара в усадьбу. Там парни и Мик должны сами справиться.

Было видно, что Киртан хотел что-то сказать, но, наткнувшись на мой взгляд, промолчал и повернулся к светлому эльфу. Вероятно, после того, что я задумала для Габриэллы, Кирт совсем разочаруется во мне…

Посмотрела с тщательно скрытой болью на спину любимого и отвернулась, убеждая себя, что так нужно. Кому как не мне знать, что без наказания урок не усваивается? Эту метОду применяли еще воспитатели в моем детстве, и, должна была признать, она самая действенная. А тут случай запущенный. Поэтому только так и не иначе!

Ободренная этой мыслью, я села на кресло, о которое совсем недавно приложила Габи зубами. На секунду мне стало ее жаль. Но лишь на секунду. После я посмотрела на бессознательное тело моего бывшего шпиона, и жалость к эльфийке как ветром сдуло. Пододвинула к себе пишущие принадлежности и быстро набросала текст дарственной и вольной.

Прошло около минуты, как Кирт выпрямился и коротко отчитался:

Отпечаток снят. Я его потревожил, и эльф приходит в себя.

Хорошо, – нетерпеливо кивнула, поднимаясь и подходя ближе, стараясь не смотреть на полукровку. Я боялась увидеть в любимых серых глазах разочарование, непонимание, осуждение или… отвращение.

Подошла ближе, заметив, как окровавленное лицо Бальтазара морщится от боли, а с его губ слетает болезненный стон. Не спуская с эльфа взгляда, я обратилась к Киртану:

Скоро придут мужья. Мне нужно, чтобы на время ты поймал их в сети и обезвредил. Сможешь?

Сохранять спокойный и отрешенный тон становилось все труднее. Нервы мои сдавали, но я держалась как могла.

Да. Я все сделаю, Изабелла, – произнес полукровка, а я не удержалась и дернулась, словно от пощечины. Не «Ангел», не «Иза», а «Изабелла». Так он обращался к «Салтычихе»…

Закусила губу, почти болезненным усилием воли прогоняя подступающие слезы. Зажмурилась на мгновение, а после протяжно выдохнула. Жаль, что он меня не понимает… Видимо, несмотря на четыре года, что мы знакомы, Кирт так и не узнал меня. Поверил в то, что я лучше, чем есть на самом деле. А сейчас стал осознавать свою ошибку. Вот только ошибся он, но мне от этого не менее больно, чем, вероятно, ему.

Жаль, что Киртан разочаровался во мне именно сейчас, когда связал наши жизни бесповоротно. Но с этим уже ничего не поделаешь. Разбираться еще и с любимым я сейчас точно не смогу, потому нужно сосредоточиться на насущном.

От этой мысли мне стало легче, и уже спокойнее посмотрела в глаза пришедшего в себя Бальтазара.

Ты спасла меня? – прохрипел он, с трудом разлепив губы от засохшей крови.

Еще нет. Конкретнее станет, когда ты окажешься в моей усадьбе и тебя залатают.

Я предал тебя, – признался светлый, смотря мне в глаза. – Не смог смолчать, когда… – Он запнулся, умалчивая о пытках на допросе. Усмехнулась и решила разрядить обстановку:

Я обещала твоему сыну, что верну ему отца. Я лишь выполняла обещание, – послала мягкую улыбку окровавленному полутрупу, который активно занимался самобичеванием. – Не люблю быть кому-то должной.

Спасибо, – чуть помедлив, выдохнул Бальтазар. – Я не знаю, как благодарить. Моя жизнь теперь принадлежит тебе.

Пока еще нет. На тебе еще клеймо королевы. Но сейчас она быстренько подпишет мне дарственную и тогда, да, ты станешь моим… Секунды на две, – хохотнула я, выразительно посмотрев на Габи, которая немного успокоилась и теперь с опаской следила за нами. Впрочем, с пола не поднималась и не отвлекала. Какая понятливая девочка. При случае похвалю ее за послушание. – Чего сидим, Габриэлла? Это была установка к действию. На столе дарственная. Подписывай. Живо! – рявкнула я для придания ей ускорения. Эльфийка и правда поднялась и, чуть покачиваясь, держась за ребра, подошла к столу и поставила на листе размашистую роспись.

Стоило ей это сделать, как свежее клеймо на теле Бальтазара вспыхнуло на мгновение, а после потухло. Вольную я уже подписала, потому мужчина стал вновь свободным и магический замок на его ошейнике открылся со щелчком.

Это не имеет значения. Я умру за тебя, – спокойно сообщили мне, словно бывший раб говорил о погоде, пока я стягивала с него ошейник.

Побереги жизнь для сына, – начала раздражаться и отошла, посмотрев на отступающую королеву. – Стоять, Габи, – ласково позвала ее, и она, вздрогнув, обернулась ко мне. – Я тебя не отпускала, – постучав ошейником по своей ладони, протянула и подошла к столу. Осмотрела два документа, свернула в трубку и передала их Кирту. Он принял их и спрятал в своем пиджаке. – А теперь самая важная часть, – произнесла я, разворачивая третий документ, который успела написать, пока не появился Кирт, и протягивая его королеве. – Подписывай, – кивнула ей.

Что это? – спросила она с видом, словно я ей змею подсовывала. Собственно, недалеко от истины.

Не зли меня, Габи, – зловеще протянула я, подходя ближе и залепив ей звонкую пощечину, от которой она завизжала. Схватила эльфийку за длинные, спутанные благодаря мне волосы и наклонила ту над столом. – Подписывай, я сказала! – прошипела ей на ухо, пока Габи громко рыдала и постанывала. Она испуганно пискнула и… подписала, даже не взглянув на документ.

Я расплылась в просто неприлично широкой улыбке. После довольно ловко поднесла ошейник к лицу девушки, и он живой змеей обвил шею эльфийки, спаивая свои концы.

Поздравляю, Габриэлла, с новым статусом, – произнесла я, беря в руки документ и любовно разглядывая дело рук моих.

Что ты наделала?! – закричала она испуганно, трогая пальцами новое украшение и пытаясь его стянуть.

Я? Ничего, – заулыбалась. – А вот ты только что подписала добровольный контракт на рабство, – поведала ей, с удовольствием наблюдая, как расширяются глаза эльфийки в ужасе. – Теперь ты моя рабыня, Габи.

***



Глава 13. Киртан

Что здесь происходит??? – гневно потребовал ответа министр и муж королевы.

По какому праву самоуправство?! – вторил еще один муж, пытаясь выпутаться из магических силков. Вот только я учился на своих ошибках еще в храме и сразу после принялся с большим усердием оттачивать мастерство в магии. Хорошо помогали работы того же Кристофера. Очень толково и понятно пишет, кстати. Потому почти без напряжения удерживал ловушку, понимая, что в случае чего Крис меня подстрахует.

Тихо, – спокойно потребовала Иза, сидя в кресле лицом к мужьям королевы и поглядывая на саму Габриэллу, которая удерживала у своей шеи нож для бумаги. Королева тряслась и рыдала, не жалея некогда идеального макияжа, но стояла на месте с поднесенным к незащищенному горлу острием, с мольбой и отчаянием поглядывая на невозмутимую Изабеллу.

И нет, королева не решила лишить себя жизни после вести о ее новом статусе. Просто Иза с помощью слов подчинения и магии в ошейнике приказала королеве стоять в таком положении и убить себя в случае приказа. Сделано это было для того, чтобы дать мне время заключить обескураженных мужей в ловушку.

Эльфы замолчали, с тревогой посмотрели на спокойную графиню и перевели взгляд на Габриэллу.

Помогите… – тихо прошептала королева, смотря на своих мужей.

Заткнись, Габи, – хмуро отозвалась Иза и поморщилась. – Ты не пожелала говорить без своих мужей. Теперь жди своей очереди, пока тебя не спросят.

Что происходит? – вновь заволновался советник. – Почему Габриэлла с ножом у горла и избита??? – прорычал он.

Кристофер стоял возле двери, переводя нервный взгляд с меня на девушку, пытаясь понять наш план. Я бы и сам хотел его знать. Но Ангел против обыкновения решила не посвящать меня в такие тонкости.

Прежде чем мы с вами поговорим, – тихо и спокойно произнесла Иза, постукивая пальцем по подлокотнику (это было единственное, что выдавало ее нервозность), – я хочу услышать от каждого из вас клятву верности богине-матери Айне. До того, пока каждый не принесет магическую клятву, вы не услышите никаких объяснений. – После жестко посмотрела на колеблющихся эльфов и добавила: – У меня мало времени. Я считаю до пяти, и, если вы не начнете приносить клятвы, Габи убьет себя. Слышала, Габи? Когда я скажу «пять», ты порежешь себе горло. Итак, приступим. Раз… Два…

Стой, подожди! – закричал министр внутренних дел, подняв руку. – Хорошо. Я клянусь в верности богине-матери Айне, – произнес он, и его запястье засияло, оставив печать, что клятва принята.

Иза деловито кивнула и посмотрела на остальных. Еще двое мужей произнесли клятву, а вот четвертый отказался. Взгляд Изы похолодел.

Кристофер, обезвредить и связать герцога Милони, – сухо потребовала она, а у меня внутри все сжималось от плохих ассоциаций. Сейчас Иза как никогда напоминала мне прежнюю графиню. И это было больно. Вновь появился страх, что прежняя Изабелла могла не умереть и ее сущность влияла на моего Ангела. Так я подумал, когда она безжалостно, с почти безумной улыбкой ударила беззащитную королеву. Не скажу, что мне было жаль Габриэллу. Напротив. Но я испугался, что мой Ангел сломалась, что этот мир погубил ее, извратил и сделал… графиней Эстет.

Эти четыре года я надеялся, что смогу сделать все возможное, чтобы не допустить прошлой ошибки и оградить по мере сил Изу от жестокости мира. Не позволить ему, как и в прошлый раз, из обычной эльфийки сделать монстра.

Хоть я и понимаю, что у Изы были весомые причины так себя вести, но подлая мысль, что эта жестокость – только начало – не давала покоя. Пока она не сообщила Габриэлле о том, что теперь та стала рабыней. После этого я почувствовал настоящий шок, не мог поверить. А еще понял, что явно упустил что-то из виду, и все может быть совсем не так, как мне показалось вначале. Сейчас я начал догадываться, что все было преднамеренно, и Иза просто доводила королеву до нужного состояния, чтобы та безропотно подписала контракт, что заметно облегчало нам жизнь. Хотя бы дало возможность воспользоваться моментом неожиданности и застать мужей королевы врасплох. Я уже молчу о полном подчинении Габриэллы. Поэтому попридержал свое мнение, стараясь по Изе понять, что девушка задумала. Но сколько ни пытался поймать ее взгляд, на меня она более не смотрела…

Из размышлений меня вывел голос Кристофера.

Что? – пораженно уточнил он.

Без вопросов. Выполнять, – холодно потребовала Ангел, в упор посмотрев на эльфа. Крис дернулся от ее тона, нахмурился, но, нужно отдать ему должное, ловко выцепил из общего силка герцога и оглушил упирающегося эльфа сонным заклятьем. – Габи, я знаю, у тебя везде понатыканы различные антимагические игрушки. Наручники есть?

Королева послала ей полный ненависти взгляд.

Отвечать, – приказала Иза, и королева после болезненного импульса в ошейнике за неподчинение вскрикнула и была вынуждена кивнуть.

В ящике комода, – прохрипела Габриэлла.

Иза удовлетворенно кивнула, поднялась, ловкой походкой прошла до комода. Открыла ящик, присвистнула от увиденного в нем, покопалась в недрах и достала несколько антимагических наручников. Бросила их Кристоферу и кивнула в сторону бессознательного тела:

Надень на него. Только убедись, что они действуют.

Поджав губы, молча Кристофер выполнил поручение и напряженно посмотрел ей в глаза, удостоившись мимолетной улыбки.

Продолжим, господа, – обратилась Иза к мужчинам. – Остались трое, а после мы поговорим. Обещаю. – Эльфы переглянулись, с сомнением посмотрели на бессознательного товарища, а Иза печально вздохнула: – По-хорошему вы не понимаете. Хорошо. Установка та же. Раз… Два… Три…

На «четыре» двое из трех повторили клятву, а вот еще один отказался это делать и с угрозой и ненавистью посмотрел на Изу.

Старший советник? Не ожидала, – протянула Ангел с искренним сожалением. – Я думала, вы дальновиднее. Без Айне этот мир обречен, неужели не понимаете? Ваш сын, вероятно, уже никогда не сможет познать радость отцовства и умрет в одиночестве. Вы этого желаете для него?

Если вернется Айне, она приведет с собой и другие расы, – прорычал мужчина, зло сузив глаза. – Думаете, тогда нам найдется место в этом мире? Сейчас мы господствуем в нем. Но, когда вернутся другие, они нас задавят численностью. Мы сейчас слишком ослаблены.

Айне защитит, – парировала Иза, но нахмурилась.

Айне хоть и считается добрейшей, но она жестокая, как и все боги. Думаете, богиня нас так безоговорочно простит за прошлые грехи?

Мне она сказала, что простила, – пожала плечами Иза, отводя взгляд.

Не смешите, – с издевкой захохотал эльф, игнорируя взгляды своих товарищей. – Если она не накажет самостоятельно, то у Айне на это есть муж и десяток различных рас, которые вынуждены были переселиться в другой мир на время войны. Думаете, они простят подобное? Не пройдет и года, как нас всех: и дроу, и светлых – сделают рабами. Всех, без исключения.

Из-за боязни оказаться в ошейнике вы решили обречь народы и своих детей на вымирание? – скривилась девушка с горечью.

Лучше умереть, господствуя, чем быть рабом другого, – гордо произнес советник.

Слова истинного аристократа, – холодно произнесла Иза и выразительно посмотрела на Кристофера. – Искренне жаль, что так получилось. Я вам симпатизировала. В этом стаде скотов вы казались мне самым вменяемым, – вздохнула она с сожалением, в последний раз посмотрев в глаза непоколебимому в своей правоте эльфу прежде, чем Кристофер его усыпил и надел наручники.

Иза вновь вздохнула, прошла к креслу, села и, помолчав немного, перевела свой взгляд на пятерых мужчин, что дали клятву верности Айне.

Теперь поговорим. Прежде чем Киртан уберет силки, вы должны знать, что, если попробуете напасть на меня или моих мужчин, Габи убьет себя. Надеюсь, вы поняли. – После, не глядя на меня, кивнула: – Отпускай.

Я отпустил нити заклинания, чувствуя небольшую усталость, но волновало меня другое. Она не смотрела на меня…

Отматывая время назад, я вспомнил, как Иза дернулась, заметив мое неудовольствие, а в фиолетовых глазах мелькнула боль от моего сухого тона. Понял и осознал, что просить прощения мне придется долго… Лишь бы простила…

Что происходит? И что все это значит? – спросил министр внутренних дел.

Ваша жена, герцог и старший советник, как выяснилось, – последователи Эриса, – спокойно начала Ангел, коротко описывая свою историю и последние дни. – Таким образом, сегодня я себя раскрыла, и, вероятно, уже совсем скоро на меня вновь будет совершено нападение.

Вы Избранная? – засмеялся один из пятерки с издевкой. – Кровавая Графиня? Не смешите меня!

Надеюсь, ни у кого нет сомнений, что Кристофер – настоящий Страж? – безразлично поинтересовалась она.

Мужчины неуверенно посмотрели на Кристофера и кивнули.

Кристофер может подтвердить мои слова, – отозвалась она. Подождала, когда эльф поклянется, что все ее слова, от первого и до последнего, – правда. После мужчины уже несколько иначе, даже оценивающе посмотрели на девушку.

Что будет дальше?

Сейчас в вашем присутствии мы допросим Габриэллу. Кое-что она уже успела рассказать, но упомянула о магической клятве. Дальше, как уже говорила, я отправлюсь по делам. Времени в обрез, а теперь, благодаря вашей благоверной, мне придется еще и от фанатиков скрываться, – недовольно покосилась она на уже дрожащую от усталости эльфийку. – Приступай, Габи. Мы все внимательно тебя слушаем.

Королева облегченно вздохнула, отводя руку с ножом от своей шеи, нерешительно посмотрела на своих мужей, которые хмуро взирали на нее. Поняла, что от них помощи ждать не стоит, и, опустив голову, заговорила.

Рассказала она ничтожно мало: культ был строго засекречен, и даже королева не знала всех имен, поскольку дала клятву неразглашения. Инструкцию к действиям Габриэлла получала магическим вестником без обратного адресата.

Помолчав немного, Иза поморщилась и спросила:

Тебе известно что-нибудь о дроу? Есть ли в правящей семье последователи Хаоса?

Насколько мне известно, королева Тантанель не при делах. Ей поступало предложение, но она отказалась, – зло прошипела Габи, с ненавистью смотря на Изу и с презрением – на своих мужей, которые отказывались спасать.

Что можешь сказать о Силене? – заговорил Кристофер.

Ничего. Мы почти не общались. Но знаю, что она просто мелкая сошка, выполняющая чьи-то приказы.

Что же, в таком случае будем закругляться, – проговорила Иза задумчиво и обратилась к мужчинам: – Чуть позже я вышлю вестника, если понадобится ваша помощь.

Что будет с Габриэллой? Убьете?

Лишить королевство королевы и начать междоусобицу? – переспросила Ангел. – Это не в моих интересах. Габи будет жить. Но и освобождать ее пока не стану. Это будет моей гарантией. Вернется Айне и сама решит, что с ней делать. До возвращения богини держите королеву под замком. Народу объясните причину ее отсутствия как недомогание, – коротко раздала Иза указания.

Глаза Габриэллы наполнились радостью и облегчением, которые быстро разбились о широкую, предвкушающую улыбку Изабеллы.

Это не все. За то, что она покушалась на мою жизнь и моих близких, а также за измену своему народу Габриэлла понесет наказание. – Эльфы настороженно поднялись. – Нет, уважаемые. Вы наказывать не станете, – расплылась она в предвкушающей улыбке. – У меня идея куда лучше… Если вы не выполните мои условия, ваша королева никогда не получит свободы, а вам придется вести войну со всеми знатными домами, которые захотят отнять у вас трон. Выбор, соглашаться на мои условия или нет, за вами, господа, – протянула Ангел нарочито небрежно с милой улыбкой.

***



Глава 14 ***

В бальном зале не затихали возмущенные шепотки с того момента, как знаменитая графиня решила присвоить развлечение себе, забрав увлекательную игрушку. Для благородных гостей стала неожиданностью подобная наглость и жадность.

Лишь один ничем непримечательный гость ходил по рядам, вслушиваясь в тихие голоса эльфов, наслаждаясь суматохой, возмущением и кровожадностью населения этого мира. Он внимал ровный гул голосов, словно восхитительную музыку, растягивая губы в улыбке, радуясь, что за маской не приходится таиться.

Когда мужчина сыто вздохнул, решив, что ничего интересного уже не произойдет, неожиданно двери в бальный зал открылись и двое стражников ввели полуживого раба, которого не так давно забрали.

Видимо, наша королева уговорила графиню не отнимать у нас развлечение, – послышалось сбоку от гостя, и он насладился предвкушающими нотками в голосе эльфийки, что произнесла данные слова.

Пока стражники крепили слишком яро сопротивляющегося для своего состояния раба, во рту которого был кляп, в зал вошли трое мужей королевы. Нашему гостю бросились в глаза слишком затравленные взгляды, испарина на их лицах, а также беспомощные взоры в сторону Бальтазара, который вырывался, отчаянно мыча в кляп, и смотрел на благородных эльфов со смесью мольбы и ненависти.

Сожалеем, но королева и графиня решили покинуть бал, – как-то напряженно выдал один из мужей, вновь бросив на раба взгляд, в котором плескалась вина.

В качестве извинений мы предоставляем вам дар. Этого… раба, – выдавил второй, стараясь не смотреть вообще в ту сторону.

Гость, который предпочитал находиться на задворках, не выдержал и подошел ближе, заинтересованный нетипичной странностью поведения правящей семьи.

Но будет ограничение, – взял слово третий. – Позволяется лишь двадцати трем мужчинам и женщинам… нанести ранения на свое усмотрение на тело этого раба, – запнувшись, понизил министр голос. – Основное условие, как и было прежде, – не наносить смертельных ран. Оружие на ваше усмотрение.

Раб забился в цепях и попытался закричать, а по его лицу потекли слезы. Вероятно, только один гость заметил странную перемену в этом несчастном эльфе. До этого раб мужественно и покорно переносил всю боль, не нуждаясь в дополнительных фиксирующих устройствах и кляпе. А теперь бьется в истерике…

Заподозрив неладное, мужчина прищурился, разглядывая эльфа внимательнее, а после восторженно затаил дыхание. Он пораженно замер на мгновение, а после с трудом подавил искренний смех настоящего восторга.

Новое возбуждение гостей, которые сначала возмутились количеству дозволенных увечий на теле раба, а после их бурное выяснение насчет того, кто удостоится подобной чести, переходящее в откровенные конфликты, несколько отвлекли гостя. Он вновь удовлетворенно улыбнулся от нового потока эмоций и отошел к дальней стене, искренне наслаждаясь как происходящим, так и чувством предвкушения от предстоящего представления.

Королевские мужья на возвышении терпеливо ждали, когда же образуется очередь, и не вмешивались, нервно сжимая кулаки. Гость тоже ничего не предпринимал, смакуя слишком сухое вино из бокала.

Спустя несколько минут образовалась очередь из двадцати трех мужчин и женщин, которые с боем отвоевали свои места. Уже за одно это зрелище мужчина был готов поблагодарить одну ушастую благодетельницу. То, что это дело ее тонкой ручки, гость даже не сомневался. Но, когда дело дошло до первого пореза на теле извивающегося от боли раба, неизвестный подумал, что у него явно появилась любимица в этом мире.

Уже ближе к десятому порезу раб затих и, кажется, потерял сознание. А впереди еще было самое интересное. Согласно правилам, боль причинялась до тех пор, пока раб был в сознании, поэтому на голову бессознательного эльфа вылили одно из ведер воды со льдом, отчего он тут же пришел в себя и развлечение аристократии продолжилось.

До того, как свой порез нанес последний, двадцать третий аристократ, было использовано еще пять ведер ледяной воды. Зависть тех, кто не удостоился чести, и восторг тех, кто получил возможность на свою порцию садизма, смешались в причудливый коктейль, отчего гость на мгновение почувствовал легкое опьянение. Но он ждал кульминации. Волны решительной ярости и бешенства со стороны мужей королевы явно об этом говорили.

Увести. К лекарю, – приказал министр внутренних дел стражникам, кивнув на безвольное, истекающее кровью и водой тело. Те кивнули, ловко сняли полуживого эльфа с цепей и сноровисто пронесли через зал на выход. А после двери закрылись, и послышался звук запираемого замка.

Гость широко улыбнулся в предвкушении, чувствуя, что сейчас начнется апофеоз. Так и оказалось, когда один из мужей королевы холодно приказал многочисленным стражникам, что стояли по периметру зала:

Задержать всех аристократов, кто нанес увечье королевской собственности. В темницу!

И начался … ХАОС!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям