0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 4 » Отрывок из книги «Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 4»

Отрывок из книги «Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 4»

Автор: Орлова Марина

Исключительными правами на произведение «Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 4» обладает автор — Орлова Марина Copyright © Орлова Марина

Марина Орлова

Цикл «Елей»

«Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга 4»



Глава 1 ***

Девушка занесла руку, чтобы постучать в дверь гостевой комнаты. Она еще плохо представляла, как выманит Избранную, но решила, что сможет сымпровизировать. В конечном итоге, неужели у нее не получится обдурить сопливую девчонку, которая младше ее раз в десять? Когда на кону стоит так много, она готова была рискнуть!

Улыбнувшись этим мыслям, она вздохнула, поднесла кулачок к деревянному полотну двери и деликатно постучала.Каково было ее изумление и испуг, когда она услышала тихий и спокойный голос своего господина:

Что ты здесь делаешь, Сандра?

Девушка моментально обернулась и быстро поклонилась, приняв покорный вид.

Мой господин, – поприветствовала она, тщательно скрывая в голосе волнение.

Бог Хаоса смерил ее прищуренным, насмешливым взглядом, криво усмехнулся и произнес:

Поговорим в моих покоях. – Не говоря более ни слова, он растворился в воздухе.

Девушка бросила короткий взгляд на дверь гостевой комнаты, поджала губы, позволив себе лишь секунду паники, а после мастерски скрыла все эмоции. За долгие годы проживания рядом с господином, который питался ее эмоциями, она научилась виртуозно владеть собой, в том числе вовремя генерируя необходимые чувства. Она последовала за господином, помня, что он не терпит задержек.

Демонесса переместилась в знакомую комнату, которую однажды мечтала назвать своей, точнее «их» с ее господином. Но шли столетия, а мечта так и оставалась несбыточной. Радовало хотя бы то, что за ней, Сандрой, оставалось молчаливое лидерство. Она была довольна, что из трех девушек господин предпочитал именно ее в большинстве случаев, если не брал всех разом. Она не хотела бы соперничать с гарпией или со своей сестрой. И даже радовалась, что подруги предпочитали компанию друг друга, не строя планов на господина. Но со временем этого стало мало. А теперь, когда почти за тысячелетие проживания в Тартаре господин приволок другую, которая, как сегодня выяснилось, составляет явную угрозу, девушка решила принять все меры по устранению конкурентки. Зная господина, он недолго будет печалиться об утрате. А она, Сандра, поможет ему забыть никчемную эльфийку очень скоро.

Материализовавшись в центре помещения, девушка замерла в привычной покорной позе, ожидая, что скажет господин. О том, что он застал ее у гостевой комнаты, она не переживала. У нее уже был заготовлен не один весомый предлог, почему она там оказалась.

Она ждала. Молчание все затягивалось. Тогда Сандра рискнула воровато поднять лицо и наткнулась на пристальный взгляд разноцветных глаз, которые ее всегда пугали. Точнее лишь темная их часть. Не важно, в каком настроении находился господин: веселом, приподнятом, возбужденном темная половина продолжала смотреть на нее и других прислужниц с брезгливостью и недовольством. Возможно, она себе это придумывала из-за яркого контраста, но тем не менее в глаза господину старалась не смотреть без необходимости или прямого приказа.

Скажи мне, Сандра, как давно я поселил вас с сестрой у себя? – нахмурился мужчина, словно пытался припомнить дату, но не мог.

Две тысячи сто двадцать девять лет назад, господин, – покорно ответила она. Вопрос привычный и удивления у девушки не вызывал. Все прислужницы привыкли к странностям капризного бога. В том числе и к его рассеянности. Часто бывало, что Эрис путал не только имена, но и вообще забывал количество своих прислужниц и то, как они появились в Тартаре.

А по какой причине? – почесал он бровь и с недоумением посмотрел на Сандру.

Наш мир погиб. Мы с сестрой были последними детьми нашей расы. Вы пожалели нас, господин, и поселили у себя, подарив дом, заботу и безопасность, – с чувством произнесла девушка, в который раз позволив себе посмотреть на бога с нескрываемым восторгом.

Кажется, она полюбила его еще тогда, когда впервые увидела.

«Они с сестрой прятались от разрушителей, которые охотились на всех демонов. Тогда появился Он. Не то чтобы высокий, по меркам тех же демонов или разрушителей миров, худощавый, с разными глазами, рассеянностью на лице. Он шел развязно, то и дело роняя короткие смешки из-за каких-то своих мыслей. Его хотели убить вместе с двумя маленькими беззащитными девочками… Но недоброжелатели умерли сами всего лишь от одного взгляда разноцветных глаз. Крики агонии разрушителей стали словно небесной музыкой для одной маленькой демонессы, которая не отрывала восторженного взгляда от странного незнакомца.

Он хотел пройти мимо, не заметив их, но младшая девочка тихо произнесла:

Спасибо, господин.

Тогда он остановился и внимательно посмотрел на сжавшихся девчушек.

Сироты, – произнес он словно в пустоту. – Последние.

После дернул щекой, склонил голову к плечу и заявил:

Так и быть, будете жить со мной.

После щелкнул пальцами и переместил их в неизвестное им прежде измерение – Тартар. Он стал для них не только домом, но и тюрьмой, так как девушки более никогда не бывали за пределами замка».

Бог кивнул в ответ на слова благодарной демонессы, словно что-то припомнив, а после перевел на нее холодный взгляд, от которого на спине девушки выступил липкий, холодный пот.

И в благодарность за это ты решила меня предать? Опять?

Девушка в ужасе замерла, судорожно всхлипнув, а после упала на колени и отрицательно затрясла головой, преданно смотря в глаза своего господина:

Нет! Нет, господин! Я бы никогда…

"Никогда" что, Сандра? – приподнял он бровь, а из глаз девушки от ужаса покатились крупные слезы. – Я смотрел сквозь пальцы на то, как ты тайно общаешься с моим врагом, так как важную информацию ты никогда не разглашала. – Затем, помолчав, добавил: До сегодняшнего дня.

Господин…

Ты решила предать не только меня, но и лишить целый мир шанса на спасение. Такой же мир, Сандра, каким был и твой. С такими же живыми существами! Чего ты хотела этим добиться?

Девушка молчала, сдерживая горькие рыдания, понимая, что оправдываться нет никакого смысла. Единственное, что билось в ее голове, вопрос о том, как господин смог все узнать.

Ты научилась неплохо контролировать свои эмоции и мысли, даже обманывать сам Тартар, скрываясь от него. Вот только ты не учла, что в твоей душе слишком много Хаоса, – жестко усмехнулся Эрис. – Я знаю все о тебе, твоих мыслях, чувствах и желаниях, Сандра. То, что я об этом не говорил тысячелетие, не оправдывает тебя. Ты должна была догадаться, что я узнаю и не прощу.

Прошу… всхлипнула она, скривив красивые губы. – У меня не было выбора! Меня заставили!

Тебя не заставляли, Сандра, – поморщился он и снисходительно улыбнулся. – Тебя купили. Думаешь, я не знаю о вашей сделке? Ты шпионишь для него, а он возвращает тебе родных, – хохотнул бог Хаоса и с презрением выплюнул. Вот только ты оказалась настолько тупа, что поверила в подобное! Твой мир не существует уже тысячу лет, Сандра. От душ твоих родных, если они не успели переродиться, уже ничего не осталось. – Он присел на корточки перед рыдающей, задыхающейся девушкой и, жестко подняв ее лицо за подбородок, безжалостно произнес: Он обманул тебя, Сандра. Он не может воскрешать. Это не в его силах. Ты предала меня за призрачные иллюзии, которые никогда не стали бы частью реальности.

Девушка завыла в голос, отчаянно проклиная свою глупость и все еще лелея надежду, что сможет вымолить прощение.

Я все надеялся, что ты поумнеешь и поймешь, что тебя водят за нос. Но ты не поняла. За двадцать с лишним столетий ты так и не набралась ума. Стоит ли мне жалеть идиотку, которая так легко меня предала?

Господин… Господин, прошу, пощадите! Я… Я люблю вас! Так давно люблю!!! А тут эта эльфийка… Она испуганно замолчала, прикрыв рот: поняла, что проговорилась.

Любишь, говоришь? – прищурился он, а затем оскалился в широкой полубезумной улыбке. – Я не спец в этом чувстве, но одна моя знакомая сказала, что того, кого любишь, не предашь ни при каких обстоятельствах. Ни за что и никогда, даже если любимый не отвечает тебе взаимностью и не собирается этого делать. И знаешь, я склонен с ней согласиться, – вновь склонил он голову. Как в первый день их знакомства. Вот только теперь вместо благоговения девушка испытывала страх и ужас. – Ты никогда меня не любила, потому ты предавала меня на протяжении всего времени проживания со мной.

Она опустила голову, понимая, что пощады не будет…

Посмотри на меня, Сандра, – потребовал бог мягко. Девушка шумно сглотнула и с надеждой взглянула в разноцветные глаза. – Ты предала меня. Чуть было не обрекла целый мир на вымирание. И тем самым практически убила бы меня. – Она вздрогнула, а Эрис грустно усмехнулся: Неужели ты не понимала, для чего ему информация обо мне и моем состоянии? – Она сокрушенно покачала головой. – Глупая девочка, – снисходительно улыбнулся он и ласково погладил демонессу по ярко-рыжим кудрям. – Мне жаль, но за свою глупость тебе придется платить, – с сожалением выдохнул он.

Девушка зарыдала сильнее и зажмурилась в ожидании кончины.

Будет не больно, – услышала она последние слова, прежде чем поняла, что ее душа покидает тело. Через секунду она перестала ощущать мир вокруг себя. Когда она открыла глаза, то испуганно завизжала, увидев под своими ногами собственное тело со стеклянными мертвыми глазами, смотрящими в пустоту.

Мне действительно жаль… – выдохнул Эрис, отряхнув руки. Он поднялся на ноги и посмотрел прямо в полупрозрачную душу… Вот только душа, не имея физического тела, видела куда больше прежнего и замерла перед великой, несокрушимой стихией, которая была очень зла на нее. – …но Хаосу мало твоей смерти, – закончил Эрис, и испуганную душу затопила темнота…

***

Глава 2 Изабелла

Я услышала негромкий стук в дверь и возмущенно нахмурилась. Кого, черт вас всех подери, принесло тогда, когда мне снился такой на редкость чудесный сон? Помимо того, что в нем я была счастлива и любима, так еще и присутствовали две изумительно прелестные девочки двух-трех годиков. Удивительные близняшки. Удивительные хотя бы тем, что имели специфическую внешность. Черты лица у них были точно мои, а цветовая гамма девочек отличалась. Одна была восхитительной полукровкой с густой копной светло-русых волос, бронзовой кожей, торчащими заостренными ушками и удлиненными верхними клыками белозубой улыбки. Вторая была не менее запоминающаяся, хотя бы тем, что уши у нее почему-то были человеческой, круглой формы. Их не скрывали длинные волосы цвета вороньего крыла, собранные в высокий хвост. Кожа девочки была бледной, зубы абсолютно нормальными. Ее можно было бы назвать обычной человеческой девочкой, если бы не проницательные глаза… разного цвета. Первый – до боли знакомый, пронзительный серый, а второй – угольно-черный. Такие же, как и у сестры. Вот только у последней, светленькой один был ярко-бирюзовый, а второй почти неоново-голубой.

Во сне эта особенность меня нисколько не смущала. Я хохоча бегала за двумя маленькими, пронзительно и счастливо визжащими бандитками, которые в своем возрасте уже на пару вытворяли различные пакости. Причем получалось это у них довольно хорошо и было тщательно спланировано.

В тот момент, когда я схватила их в охапку и повалилась с девчушками на мягкий газон, чтобы наказать их щекоткой, раздался отвратительный стук в дверь, вырвавший меня в царство щедрого на эмоции Морфея.

Рядом кто-то завозился, тихо выругался сквозь зубы и выбрался из-под моей тушки. Тосковала я не долго, так как на освободившееся место тут же нашелся желающий, прижавший меня к прохладной груди. Судя по тому, как этот «кто-то» провокационно укусил меня за хрящик уха, это был дроу.

Я сонно забормотала, не желая просыпаться и лелея надежду о продолжении удивительного сна. Судя по смиренному вздоху над ухом, Эльтар понял мое желание.

Через полминуты, когда я уже почти уснула, раздался шепот за спиной:

Кто приходил? – спросил Кристофер, положив ладонь на мое бедро, закинутое на темного.

Без понятия, – тихо, с недовольством ответил Кирт. Судя по звукам, он лег назад в постель рядом с Эльтаром, на прежнее место темного. – За дверью никого, – выдохнул Киртан мрачно.

Тихо, – зашипел Эльтар, притягивая меня теснее к своей груди. – Изу разбудите. Она и так толком не спала. Пусть отдохнет.

Я прониклась к дроу благодарностью, но шевелиться не стала, не желая отпускать сон окончательно. Мужчины затихли и через какое-то время уснули спокойным сном. А мне вот уже не спалось!

Смирившись с тем, что уснуть мне не удастся, я стала аккуратно, насколько возможно, выбираться из клубка тел. Я почувствовала, что более не в силах терпеть: срочно нужно в уборную по зову природы, так сказать.

Иза? – сонно позвал Крис.

Спите, – зашептала я, не желая тревожить и остальных мужей. – Я в ванну.

Возвращайся после в постель, – зевнул он, улыбнувшись мне и мимолетно чмокнув в щеку, пока я перелазила через него.

Я еле сдержала смех, когда увидела, как не заметивший сразу моего ухода Эльтар во сне стал возить кистью по постели в поисках моей тушки и случайно наткнулся на грудь светлого, за что получил от эльфа по руке и обиженно отвернулся. Но тут он невольно прижался к полукровке, вызывая его возмущение, и вновь был отвергнут. Цедя ругательства сквозь зубы, в итоге дроу лег на живот, заграбастав себе все подушки прямо из-под голов друзей чисто из вредности. Крису-то нормально, так как он все равно предпочитал спать без них, а вот Кирт возмущенно воззрился на довольного своей пакостью темного одним открытым пронзительным серым глазом, который напомнил мне про мой сон.

Занятая своими мыслями, пытаясь разобраться, почему мне приснились девочки именно с такой внешностью, я ушла в ванную, где счастливо провела целых полчаса наедине с собой, разглядывая почти завершенную татуировку на груди. Должна признать, рисунок просто восхитительный! Возможно, я к ней привыкла, так как в прошлой жизни даже не помышляла о подобных украшениях, и сейчас тайно надеялась, что рисунок останется и после миссии.

Как бы хорошо ни было, но валяться в ванне слишком долго мне не позволил голодный желудок. Вспомнив, что ела я в последнее время довольно скудно, решила это исправить. Да и парни, вероятно, должны скоро проснуться. Вот и позавтракаем заодно.

Я переоделась в очередной мужской комплект одежды. Прислужницы предлагали мне свой гардероб, но он до боли напоминал мне предпочтения Салтычихи. Думаю, девушки, как и прежняя графиня, придерживались правила: чем меньше, тем лучше. Возможно, на ткани экономили, но не суть.

Остальным заведовал Эрис, который в тот момент был без сознания. Потому и оставался лишь мужской гардероб, который я нагло ополовинила в покоях бога, пока тот восстанавливался.

Выходя из комнаты, я поняла, что мне нужно срочно обучаться беззвучной ходьбе. Как бы я ни старалась идти, не создавая шума, получалось до обидного плохо. Я невольно чувствовала себя жизнерадостным гиппопотамом. А все потому, что не успела я сделать и двух крадущихся шагов из ванной, как на меня уставились все трое мужей. Их заспанные физиономии выражали разную степень недоумения.

Ты куда? – нахмурился Кирт, садясь в постели, потирая лицо ладонями и отчаянно зевая.

Хочу распорядиться о завтраке, – пришлось мне признаться. Я недовольно сложила руки на груди от того, что попалась и сюрприза уже не будет.

Малышка, не утруждайся, я сейчас сам схожу. Полежи лучше еще немного. Отдохни, – рискуя свернуть челюсть от сдерживаемой зевоты, произнес Крис, с несчастным видом откидывая одеяло в сторону.

Да, сладкая, давай в постель. Поваляемся немного, – с наглой улыбкой произнес Эльтар. – Эти пока все подготовят… – усмехнулся он и сладко потянулся, демонстрируя себя во всей красе. Эльф с полукровкой досадливо на него покосились. В их взгляде я ясно прочитала преддверие нравоучительной взбучки в отношении одного шибко умного дроу. Но Эльтара это ни капли не смутило. Он, соблазнительно улыбнувшись, недвусмысленно отбросил уголок одеяла рядом с собой, приглашая меня жестом.

Я не сдержала веселого смешка и широко улыбнулась.

Ничего страшного. Умывайтесь пока, приводите себя в порядок. Я все равно уже готова, так что от меня не убудет, если я просто закажу завтрак. Тем более что готовить все равно буду не я, – жизнерадостно оскалилась я, и прежде, чем мне успели что-то возразить, я пошевелила пальцами, прощаясь, послала воздушный поцелуй и выскользнула из спальни. – Я скоро вернусь! – крикнула я напоследок.

***

Весело насвистывая себе под нос, я начала спускаться по лестнице. Но стоило мне поднять взгляд, как я резко затормозила. У окна на первом этаже я увидела Эриса в относительно нормальном состоянии, сидящего на подоконнике и что-то говорящего рыжеволосой демоннесе, которая, закрыв лицо руками, горько плакала.

Заметив меня, Эрис улыбнулся и замолчал. После кивнул рыдающей девушке, и она исчезла, растворяясь в воздухе.

Я помешала? – уточнила я, нахмурившись.

Нисколько, – усмехнулся Эрис, но в глубине его глаз я увидела напряжение.

Что ты ей сказал? Почему она плакала? – зачем-то спросила я. За время пребывания здесь мне не удалось увидеть у прислужниц тени хоть каких-то эмоций, а не только безукоризненную вежливость.

Ее сестра умерла, – сухо ответил он, а я споткнулась на последней ступеньке от этого заявления.

Что?! – испугалась я. – Как это случилось?! – У меня началась паника, так как я считала Тартар чуть ли не самым безопасным местом.

Я ее убил, – пожал он плечами, всматриваясь в мое лицо.

Зачем? За что?

Скажем так, у меня были на это веские причины. Надеюсь, на этом закончим, – холодно заметил он и отвернулся, а мне вдруг подумалось… что он сожалеет об этом. И даже переживает о смерти девушки. Я не знаю, что заставило его пойти на такой шаг, но я давно отказалась от мысли, что Эрис способен убивать без причины. Я не обманывалась на его счет, понимая, что бог Хаоса не уступает в суровости и жестокости другим богам, несмотря на неординарный характер. Но убийство ради забавы не про него. – Тебе что-то нужно? – уточнил он лениво.

Я хотела попросить доставить завтрак в нашу комнату. – Я неловко обхватила себя за плечи, понимая, что на фоне услышанного мои просьбы звучат неуместно.

Я распоряжусь, чтобы вас покормили. – Он окинул меня насмешливым взглядом и с кривой улыбкой добавил: – И доставили подходящую женскую одежду.

После он отвернулся и посмотрел на высокие волны неспокойных барханов, демонстрируя, что разговор окончен. Сейчас Эрис пытался за показным безразличием скрыть свое сожаление. Может даже горе. И я не смогла пройти мимо, хотя следовало бы…

Я подошла поближе и как в прошлый раз села на подоконник напротив него. Он проследил за моим перемещением, вздернув одну бровь, но не возразил.

Мне жаль, – произнесла я, посмотрев ему в глаза.

Да, – кивнул он. – Я знаю об этом. У тебя на удивление выразительные эмоции, – фыркнул он.

Если хочешь, можешь рассказать мне, что произошло.

Тебе не все ли равно? – скривился он, но плотно стиснутые челюсти говорили о том, что бог все же переживает.

Я просто подумала, что тебе станет легче, если ты поделишься, – произнесла я смущенно, понимая всю абсурдность ситуации. На кой черт я вообще завела этот разговор?! Будто Эрису нужна поддержка какой-то смертной!

Подбирая мысленно слова, чтобы отчалить восвояси с меньшими травмами для собственной гордости, я удивилась, когда он произнес:

Она предала меня, душа моя, – грустно улыбнулся он. – Всегда предавала, считая, что преследует благородную цель. Я смотрел на ее потуги со снисхождением, пока вреда от ее предательства не было. Тем более я знал, что не безразличен ей. Она была неплохой. Но безнадежно глупой. Странно, почему до сих пор глупость не является одним из смертных грехов? – посмотрел он на меня с нотками философии во взгляде. – Знаешь, как много войн, унесших миллиарды жизней, разгорались из-за обыкновенной глупости? Немыслимое количество, Иза. Из-за этой же глупости столько погубленных жизней… Сегодня прибавилась еще одна, – произнес он и замолчал. – Я успел привязаться к ней, – грустно улыбнулся Эрис.

Убийство было необходимо? – не смогла сдержать я вопроса. На меня с недоумением посмотрели разные глаза, а я стала неловко пояснять: – Ты сам сказал, что она поступала так по глупости. Возможно, она была достойна последнего шанса.

Поверь мне, душа моя, – снисходительно посмотрел он на меня. – За свои долгие годы я уяснил несколько вещей, в том числе то, что глупость никогда не может служить оправданием. Тем более существу, которому порядка двух тысяч лет. Если она не набралась ума за это время, то случай безнадежен. Еще одна истина – никогда не прощай предательства. Безнаказанность порождает больше чудовищ, чем жестокость, Иза. Предал один раз – предаст и второй. Даже если, казалось бы, не было выбора. Это не оправдание. Где гарантия, что в следующий раз у него опять не «не будет выбора»? А ты уже знаешь, что он будет не в твою пользу. Тем более что выбор есть всегда. Просто кто-то не хочет его видеть, верить в него и рисковать. У нее был выбор хотя бы в том, что она могла мне признаться. Пусть не сразу, но за две тысячи лет время определенно было, – хохотнул он зло. – Запомни это. Возможно, когда-нибудь пригодится.

Мне жаль, – только и смогла я выдавить из себя и отвела глаза, не выдержав его взгляда.

И я благодарен тебе за это, – кивнул он и загадочно усмехнулся. – Ты хорошо выглядишь. Отдохнула?

Да, благодарю, – нервно усмехнулась я, заливаясь краской. – Ты тоже больше не напоминаешь труп.

Тут я тоже должен поблагодарить тебя, – пакостно улыбнулся он. – Это было… вкусно, – помедлив и добившись максимальной степени моего смущения, закончил Эрис. Но после перешел на деловой тон: – А если серьезно, то ваши эмоции позволили мне скопить достаточно энергии, чтобы залатать дыры в пространстве Елейя. Теперь фантомы не смогут проникнуть в него. О них не стоит переживать.

То есть ты уже в состоянии перенести нас обратно? – обрадовалась я.

Тебе тут не нравится? – приподнял он бровь. Вроде насмешливо, но все равно почему-то чувствовалось напряжение в его вопросе. И почему-то я не смогла соврать:

Нравится, – с легкой улыбкой призналась я, посмотрев в окно. – Тут спокойно: любимые рядом, над головой не висит опасность… Возможно, впервые за четыре года, а может и всю жизнь… обе жизни, я почувствовала себя почти счастливой, – улыбнулась я шире и посмотрела на Эриса, который с непонятным мне выражением, прищурившись, разглядывал мое лицо. – Что-то не так? – нахмурилась я в недоумении.

Нет, все в порядке. Возвращаясь к твоему вопросу: на латание дыр я потратил слишком много энергии. Какое-то время мне вновь нужно восстанавливаться, если у вас не припасен еще один артефакт Силы с магией богов и желание заняться групповухой. Это бы значительно ускорило мой процесс восстановления, – хохотнул он, а я вновь стала ярко-свекольного цвета и почувствовала жар. – Да брось ты, не красней! Что естественно, то не безобразно! – засмеялся он, а я скрипнула зубами.

Думаю, мне пора возвращаться. – Я суетливо поднялась. – Меня уже ждут. Я обещала скоро вернуться.

Ничего, подождут, – непривычно строгим тоном заметил Эрис, а я с удивлением посмотрела на него. – Сядь! – потребовал он серьезно, указывая взглядом на место, с которого я вскочила.

Но… – начала я.

Ответь мне на один вопрос. Только честно, – перебил он меня. Затем, склонив голову к плечу, с полубезумной улыбкой спросил: – В ту ночь, когда я застал тебя здесь, на подоконнике, ты сказала, что тебе просто не спится. Это была правда или только ее часть?

Я не понимаю, зачем ты об этом спрашиваешь, – растерялась я.

Ответь, – с давлением потребовал бог Хаоса, а от его взгляда я невольно съежилась. – От твоего ответа сейчас очень многое зависит.

Да о чем ты?! – не выдержала я.

Я не слышу ответа, Иза, – упорствовал он.

Черт знает, что! – возмутилась я и сильно засомневалась в разумности мужчины. – Это была не вся правда. Доволен?

И какая же остальная часть? – прищурился Эрис.

На кой черт я вообще из постели встала?! – обреченно выдохнула я в потолок и перевела взгляд на невозмутимого бога. – Я обещала тебе помочь. Думала, что приступ может случиться вновь. Хаос сказал, что он появляется, когда ты слаб. Никакой конкретики. Я предположила, что он может вернуться, когда ты спишь.

И что бы ты сделала в таком случае? Как бы его остановила?

Не знаю, – недовольно буркнула я. – Я рассчитывала на его разумность. Надеялась, что смогу, как и в первый день, договориться с ним хотя бы не разрушать Тартар, – фыркнула я и съежилась от воспоминаний. Это было страшно – видеть бога в ярости. Эрис молчал, о чем-то размышляя с загадочной улыбкой. – Что-то изменилось от моего ответа?

Все, – кивнул он и поднял на меня странно блестящие глаза. – Я понял, что тебе можно доверять, душа моя. И даже больше. И да, я бы хотел облегчить душу, – хохотнул мужчина. – Теперь я готов тебе рассказать, как обстоят дела на самом деле. Хочешь?

Э… – растерялась я от подобного. – Да, наверное. То есть, да. Но мне нужно предупредить мужей, что задержусь, чтобы они не волновались. Подождешь?

Нет. Идем сейчас. Мне нужно тебе что-то показать, – нетерпеливо поднялся он в каком-то странном предвкушении и возбуждении. – Твоих остолопов предупредят девчонки, когда принесут завтрак. Скажут, что ты со мной.

Подожди! – возмутилась я. – Так нельзя…

А не волнует, – весело хмыкнул он, схватил меня за рукав мужской (своей же) рубашки и бескомпромиссно притянул в свою сторону. – Хм, а я все думаю, куда у меня половина вещей делась, – хохотнул он, обнимая меня за талию, а после мы растворились в воздухе.

***

Глава 3 Эрис

Прекращай таскать меня, словно игрушку! – возмутилась девушка, как только мы переместились, и несильно толкнула меня в грудь, чтобы отойти на два шага.

Я подумаю, – усмехнулся, наблюдая, как Изабелла осматривается вокруг. После она с недоумением перевела взгляд на меня.

Зачем мы здесь? Решил закончить то, что не смог Хаос? – вздернула эльфийка бровь и с подозрением прищурилась.

Смотри, – щелкнул пальцами, и ближайшая к девушке рамка в стене замерцала, засияла ровным светом, открывая вид на случайный пейзаж.

Портал? Ты думаешь, я порталов в своей жизни не видела? – не без ехидства уточнила Изабелла.

Такой? Вряд ли.

И что же в нем такого необычного? – Эльфийка скрестила руки на груди и склонила голову к плечу.

Хотя бы то, что это портал в целый мир, в любой его уголок, а не в одну определенную точку внутри Елейя.

То есть это портал в Елей? С его помощью ты можешь переноситься туда из Тартара? – указала она пальчиком в сторону арки.

Умница. – Я подошел ближе к ней, вставая так, чтобы видеть ее лицо.

Допустим. Но все равно не понимаю, что в нем такого особенно важного? Ты ведь хотел показать мне причину, из-за которой все и началось.

Ты смотришь, но не видишь, душа моя, – снисходительно улыбнулся я и обошел напряженную, следящую за моими передвижениями девушку, вставая за ее спиной. – Осмотрись получше и ты поймешь, – заметил ей на ухо, невольно вдыхая слабый запах винограда.

Эльфийка чуть повернула голову, скосив на меня глаза, и хотела что-то сказать, но я не позволил, обхватывая ее поперек туловища одной рукой, а второй зафиксировал подбородок.

Ты что творишь? – прошипела она и дернулась в попытке вырваться.

Смотри, – строго приказал и чуть повернул ее лицо в сторону. Изабелла зло поджала губы, но молча послушалась и пораженно замерла. Я удовлетворенно хмыкнул и убрал руку от ее головы… а вторую оставил, прислушиваясь к своим ощущениям от того, что эльфийка совсем рядом.

С некоторой досадой понял, что мне это очень даже нравится. Особенно миниатюрная фигурка с аппетитной, пышной, натренированной попкой, которая была в непозволительной близости от моего паха.

Я нехотя отстранился, чтобы эльфийка не поняла, насколько начало мне нравиться ее присутствие.

Бог мой… – тихо произнесла она, лихорадочно стреляя глазами в разные стороны, а после повернулась вокруг своей оси и прижала ладошку ко рту. – Сколько же их здесь?

Чуть больше трех тысяч, – улыбнулся я.

Больше трех тысяч различных миров?! – нервно воскликнула Изабелла, округлив глаза.

Если быть точным: три тысячи семьдесят три. Поражена?

Спрашиваешь?! – Девушка посмотрела на меня как на душевнобольного. – Столько миров… И в каждый ты можешь переместиться?

Мммм, – помедлил я. – Мог. Прежде мог. Сейчас для меня открыт лишь один – Елей.

Но как это произошло? – нахмурилась эльфийка, а во взгляде было непонимание. – Ты ведь бог Хаоса! Как такое могло случиться?

Все допускают ошибки, душа моя, – пожал я плечами и грустно улыбнулся. – Моя произошла по моей глупости. Наверное, потому не терплю этот порок. Она обошлась мне слишком дорого, – заметил, сунув руки в карманы брюк, чтобы девчонка не увидела, как от привычной ярости из-за этого воспоминания у меня сжались кулаки. Иза посмотрела на меня с неподдельной тревогой.

Тому, кто все это затеял, нужен Тартар, верно?

Верно, Иза, – кивнул я, смотря в пол. – Ему нужен доступ ко всем мирам. Но чтобы владеть Тартаром, ему нужно самому стать богом Хаоса. Ни сам Елей, ни его жители никому, на самом деле, не интересны. Все было спланировано давно и тщательно. Елей – лишь способ достать меня.

О чем ты? Как тебя могут достать??? – занервничала она, заглядывая в мое лицо.

Я помедлил, решая, признаваться в своей глупости или не стоит. Но смотря в тревожные фиолетовые глаза, решил, что Иза не осудит и не сделает еще больнее, чем есть на самом деле.

Я попался в ловушку, как глупый простак. Был слишком самонадеянный, горделивый, на самом деле не видел дальше своего носа. Быть может, если бы чаще прислушивался к Хаосу, а не отмахивался от его разговоров, ничего этого не произошло бы. Он предупреждал меня, но я не хотел слушать, – вздохнул. – Тогда считал его подсаженным в мое тело паразитом, который вознамерился свести меня с ума своей болтовней и поучениями. А ведь он лишь пытался обучить меня, поделиться своими знаниями. Но я придумал способы, чтобы оградиться от него, лишь пользуясь предоставленной силой. Вот это мне нравилось. Питаться эмоциями колоссального количества существ стольких миров… – Мечтательно прикрыл глаза, с улыбкой вспоминая чувство всемогущества. – Я казался сам себе кем-то невероятным, непобедимым, сверхумным и прочее-прочее. На самом деле был лишь напыщенным болваном с манией величия. Это Хаос был моей силой и опытом. А я паразитировал, пользуясь его энергией и привилегиями, не отдавая ему ничего взамен, кроме своего презрения. Не считал нужным послушать более умного и опытного Хаоса лишь из-за обиды, что тот живет в моем теле.

Я посмотрел в потолок, вспоминая тот день и понимая, что никого кроме себя винить не стоит.

Предполагал, что он может подготовить ловушку, но все равно пошел, не желая снисходить до принятия во внимание предостережений. Ведь я сам бог Хаоса! – Посмотрел на девушку с горечью и презрительно усмехнулся: – Звучит просто нелепо, согласен.

Не стоит, Эрис, – попыталась приободрить меня эльфийка. – Это было очень давно. С тех пор все круто поменялось. Ты изменился, вырос. Не стоит жалеть о том, что уже не в силах исправить. – После она улыбнулась и перевела тему: – В чем заключалась ловушка?

Мир не может существовать, если в нем нет ни одного бога. Я имею в виду не первоначальный мир, Тартар, а созданный гораздо позже, такой, как Елей. Его сотворили Айне со своим мужем Танатосом. Уже после стали появляться другие божества. Кто-то просто селился в нем по приглашению самих создателей. Но если мир решат покинуть сразу все боги, он погибнет в одночасье со всем населением. Так было вначале, когда увлекающиеся божества экспериментировали в свое удовольствие: создавали миры, население… а после просто бросали их, когда они успевали наскучить им, и брались за новый проект, – поведал я, смотря в фиолетовые глаза и видя в них горечь и сожаление. – Так было, пока не вмешался Хаос. Хоть он и считается богом беспорядка, его, на самом деле, не любит. Вообще-то Хаос – тот еще засранец с синдромом перфекциониста, – хохотнул, вспоминая, как тот недовольно бухтел, когда я раскидывал вещи по комнате. Он даже сумел приучить меня к условному порядку, чистоплюй хренов… – Все потому, что именно из Хаоса появляется порядок, а не наоборот. Точно так же, как из Тьмы рождается Свет. Я прежде не понимал этого: ума не хватало, да и упрямство мешало… Так… отвлекся, – оживился я. – Хаосу надоело это расточительство, и он выставил условие, что больше ни один мир не погибнет без бога, потому что последний навсегда останется в нем. Мол, капитан должен тонуть со своим кораблем и нести ответственность за то, что сотворил. Для этого Хаос был вынужден сам обзавестись телесной формой, иначе контролировать остальных не получалось бы. Но он пошел и на это. Так появилась первая богиня Хаоса – Эрида.

Эрида… – повторила девушка и сосредоточенно наморщила лобик. – В моем мире, кажется, именно так и звали богиню Хаоса. В греческой мифологии.

Все верно. Хаос един везде, Иза. На все миры, так как именно здесь, в Тартаре, они и создавались. А Тартар – тот же Хаос, который капризная стихия сдавала другим божествам в аренду для создания своих домов. Это продолжалось, пока те не стали наглеть и не вынудили Хаоса самого стать богом. Тогда Эрида объявила Тартар своей территорией и своим королевством. Негодующие были… но не долго. Эрида, как и все женщины, была быстра в решениях. Кстати, она поступила довольно умно, так как продемонстрировала всем остальным, что с ней лучше не связываться. Но продолжала делать исключения, позволяя создавать новые миры, а в качестве платы брала энергию живущих в них существ, когда остальные были вынуждены питаться поклонением. А это большая работа, должен заметить, – заставить кого-то тебе поклоняться. Это поклонение еще и поддерживать нужно, так как оно, как и все в этом мире, имеет свойство прекращаться.

Я прошелся до ближайшей нерабочей арки и провел по ней пальцем. Удивительно, но отчетливо помню, к какому миру каждая арка относится. Словно все произошло вчера.

Все вроде бы были довольны. Но проходили века, божества все множились и множились. Одних только богов и богинь Огня было штук триста. А богиня Хаоса по-прежнему одна, и с появлением каждого нового мира она становилась все могущественнее, – заметил я со злой улыбкой. – Ты ведь понимаешь, что это не могло никого не задеть? Стихии такие капризные и не терпят большой конкуренции. Всегда нужно чем-то выделиться, – задумчиво произнес я и перевел взгляд на девушку. Она внимательно слушала меня, но, судя по напряженному взгляду, понимала, что ничем хорошим это не закончится. Умница девочка… это радует. – Это понимала и сама Эрида, как и то, что нельзя единолично владеть такой мощью. В отличие от меня, осознавала всю ответственность наличия этой силы. И решила передать ее часть другому. – Иза проницательно прищурилась. – Оставалось только определиться, с кем ее разделить. Она присматривалась к окружающим богам, но даже самые, на первый взгляд, достойные ее не вдохновляли. Потому ей пришла в голову, казалось бы, идеальная мысль: родить своего приемника самостоятельно. – Девушка дернулась и посмотрела на меня расширившимися от шока глазами. – А что, очень удобно! Как говорится: «Хочешь сделать хорошо – сделай это сам», – засмеялся я, но смех быстро сошел на «нет». – Так Эрида выбрала себе фаворита и сделала из него своего любовника. Тот на радостях решил, что сильнейшая из богинь оценила его достоинства и решила сблизиться с ним, а там, глядишь, и бонусами в виде части собственной силы одарит. Но ошибся. Эрида оценила его достоинства, но лишь как потенциального отца, о чем самому богу, естественно, не сообщила. Как только поняла, что ждет ребенка, она вышвырнула божка из своей жизни и постели за ненадобностью, как отработанный материал. Божок обиделся и затаил злобу, так как, помимо далеких планов, успел возгордиться и рассориться со многими своими прежними союзниками, – добавил я с глумливой улыбкой. – А после с еще большей ненавистью наблюдал, как Эрида вынашивает его ребенка, не скрываясь, не таясь, а его самого не замечает в упор. Вскоре появился я. И вот тут Эрида совершила несколько ошибок. Помимо того, что не скрывала своего положения от других, она решила вначале вырастить и воспитать достойного приемника, прежде чем делиться с ним энергией. Роды значительно ослабили ее. Она полностью сосредоточилась на ребенке, от чего не заметила угрозы.

Я замолчал, а эльфийка с тревогой тихо спросила:

Она умерла?

Богом нельзя родиться, Иза. Им можно только стать. И для этого есть два пути: добровольно передать силу другому или насильно - посмертно. Только бог может убить бога. Но не стихию. И тогда потерянная, ослабленная, без физического тела она торопится поселиться в ближайшем подходящем сосуде, – пояснил я ей. – Тот бог не воспринял десятилетнего мальчишку как реальную угрозу, хотя должен был убить. Но не убил. Может решил оставить на потом… Не важно. Но напав из-за спины, стоя над умирающей богиней, он сильно удивился, когда появившаяся из тела покойницы стихия метнулась в испуганно прячущегося мальчишку, – грустно улыбнулся я, вспоминая последний взгляд угольно-черных, выразительных глаз матери.

Кто этот бог? – тихо спросила Иза с тщательно скрытой яростью и бешенством.

Прости, душечка. Это секрет. Не могу произносить его имя. Таковы правила. – Девушка досадливо отвернулась и в ознобе обхватила себя за плечи. – Я бы умер тогда. Еще слабый, неспособный контролировать стихию, проигрывал во всем матерому, опытному божеству. Хаос позаботился обо мне и спрятал, выгнав остальных богов из Тартара, и сделал его неприступной крепостью. С того момента вход другим божествам на его территорию был закрыт. И миры более не создавались. Некому было, так как я никогда подобным не интересовался, – бесстрастным голосом продолжил я.

Я рос, как и ненависть во мне. Не слушал Хаоса, поступал, как мне вздумается, упиваясь своим могуществом, пока не решился на месть. Должен был подготовиться… но не стал, уповая на свою силу, хотя должен был понимать, что сила перед опытом – ничто. И меня провели. – Я дернул щекой в раздражении. – Тот бог тоже не забыл ни унижения Эриды, ни меня, того, кого Хаос предпочел ему. И от своей затеи заполучить Тартар он так и не отказался. Но стал поступать тоньше. Обосновался в Елейе среди других божеств и чувствовал себя замечательно и беспечно, стараясь тем самым спровоцировать меня на конфликт. При случае и без он упоминал о том, что смог убить саму Эриду… но прежде трахал ее в свое удовольствие. И я повелся. Как сопливый дурак, – рявкнул и в бешенстве ударил по стене. Иза испуганно дернулась, но не убежала, а я пожалел о своей несдержанности. На удивление, почувствовал укор, исходящий от Хаоса. – В правиле Хаоса о том, что мир не умрет без последнего бога, была большая такая дыра-лазейка. Он не уточнял, кем именно должно оказаться это божество, – сокрушенно покачал головой, вспоминая свою тупость. – Хаос предупреждал меня… Точнее, пытался, но я не слушал, ослепленный злостью и жаждой мести. А когда все же шагнул в Елей, то понял, что меня ждали. Тому богу было известно, что он не справится со мной: не та весовая категория. Потому решил взять меня измором. За несколько лет тайно подговорил всех местных богов покинуть Елей, как только я вступлю в него. Даже Айне. Но ее тоже обманул, хоть она и не желает в этом признаваться. Я пришел гораздо позже, чем дроу и эльфы отказались от своих богов. Гораздо позже. Тогда, как и сейчас, моим именем лишь прикрывались, как ширмой, создавая войны и конфликты. Когда я вступил в Елей, ушли не только боги, но и большая часть населения, а я остался там взаперти.

А Тартар?

Он вне миров. Это часть меня. Часть Хаоса. Тартар стал моей крепостью и укрытием. Но временным. С уходом Айне население Елейя стало медленно, но верно умирать. А я, соответственно, терять свою силу. Тартар, который так же не может существовать без подпитки, стал паразитировать на мне, отнимая те крохи, что получаю сейчас просто для поддержания нерушимости. Да, как только население Елейя погибнет, смогу воспользоваться возможностью проскользнуть меж мирами, пока Елей будет угасать, так как поддерживать еще и его не смогу. Сил на создание других рас у меня нет. Но, вероятно, не доживу до этого момента. По задумке бога, я должен ослабнуть настолько, что тот без труда сможет прорваться в Елей и убить меня. И на этот раз, уверен, он позаботится, чтобы поблизости был только он. И даже Тартар не станет достойной преградой. Он уже справляется из последних сил, – закончил я и с натянутой усмешкой повернулся к девушке.

Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему не могу рисковать тобой. – Я посмотрел на нее и дотронулся до лица Изы ладонью. Она мне это позволила, смотря на меня большими фиолетовыми глазами. – Если все получится, вернется Айне и я не буду скован этим миром, снова верну себе могущество и силу. И не буду умирать. Медленно, мучительно долго угасать в ожидании смерти. Это больно, Иза, и очень страшно. Потому, если понадобится, закрою тебя в Тартаре за семью печатями, но не потеряю. Просто не имею права на это.

Я… Я понимаю, – кивнула Иза и слабо улыбнулась. – Прости меня, Эрис. За все. Ты говорил, как для тебя это важно, но я не верила. Ты говорил, что теряешь силы, но я не понимала.

Она подняла руку и, дотронувшись до моих пальцев, несильно сжала их.

Мы справимся. Осталось совсем немного, и мы справимся. Веришь?

Вот теперь начинаю, – тихо засмеялся я. – Спасибо, что поняла. Для меня это важно.

Мы с тобой столько гадостей друг другу сказали! Ты меня столько раз спасал, и я тебя, в теории, должна спасти, так что мы практически друзья. Причем чуть ли не лучшие, – засмеялась она весело.

И смотря в ее светящееся лицо я произнес:

Вот только не хочу быть твоим другом.

Я успел заметить, как Иза перестала улыбаться и изумленно, даже обиженно воззрилась на меня. Пользуясь тем, что по-прежнему трогаю ее лицо, я запустил пальцы в густые волосы и притянул лицо девушки к своему, чтобы поцеловать изумленную эльфийку. Она замерла от шока, а после возмущенно замычала в мой рот, с силой толкнув в грудь:

Охренел?! – закричала Иза в праведном возмущении. – Ты что творишь?!

Вот только я, как завороженный, смотрел на ярко-красные губы и, не говоря ни слова, схватил сопротивляющуюся девушку в охапку, прижал к себе, не обращая внимания на ее попытки вырваться. А все потому, что впервые в жизни получил настоящее, искреннее удовольствие от поцелуя. Эмоции живые, истинные, нет ни капли наигранности и притворства. Настоящий восторг. Я целовал плотно стиснутые губы, наслаждаясь запахом и вкусом, до тех пор, пока не ощутил болезненный удар в пах. Воздух вышибло из легких, руки ослабли, позволяя девушке выбраться из моей хватки, а после она добавила удар локтем по моему лицу.

Идиота кусок! Тебе все необходимо испортить, верно? – зло выкрикнула эльфийка, стремительно отстраняясь. – Не прикасайся ко мне больше, гад! И чтобы завтра же с утра вернул нас в Елей! – скрываясь за поворотом и пыша гневом, потребовала девушка.

А я, стирая с губ собственную кровь, смотрел ей вслед и понимал, что отпустить уже не смогу. И не отступлюсь. А с ее сопротивлением еще и интереснее. Вот только рано, слишком рано и грубо поступил. Нужно было действовать плавно, хитро, чтобы она сама этого захотела… но решил произвести проверку, которая расставила последние точки над «и» и которая стоила мне отбитого паха и разбитой губы.

А после меня коснулись чужие эмоции, и я широко улыбнулся.

Не скрывайся, Полосатый. Твое желание врезать мне по роже читается за версту!

***

Глава 4 Киртан

Я открыл дверь и с недоумением посмотрел на рыжеволосую девушку со следами еще невысохших слез на ресницах. Она как всегда вежливо улыбнулась и произнесла:

Я принесла завтрак, позволите?

Я отстранился, давая ей пройти с подносом, который на первый взгляд выглядел просто неподъемным, особенно для худой девушки на высоких каблуках. Но демонесса несла его с легкостью, словно он был пустым. Она виртуозно расставила принесенное на широком, круглом обеденном столе, грациозно выгнувшись, как, собственно, делали всегда и все прислужницы на протяжении всего времени нашего пребывания в Тартаре. Но, как и ожидалось, не вызывали у меня желания ни откровенные наряды, ни соблазнительные фигуры, ни манящие улыбки и блестящие глаза. Для меня, как и для парней, была одна единственная женщина в жизни – наш Ангел. Вот только для меня она стала единственной задолго до дачи клятвы Стража и «якорения».

Появившиеся из спальни дроу и эльф с недоумением уставились на демонессу, только подтверждая мои недавние предположения. Эльтар так вообще нахмурился и невежливо спросил:

Где наша жена?

Девушка подняла на него влажные глаза и с безукоризненной улыбкой ответила:

Избранная сейчас с хозяином по важному делу. Она просила не беспокоить и начинать завтрак без нее.

С Эрисом? – поморщился Кристофер. – Что за дело?

Не могу знать, милорд, – покорно ответила она и с достоинством спросила: – Я могу идти или у вас будут еще пожелания?

Благодарю, можете быть свободны, – задумчиво кивнул Кристофер, потеряв к ней всякий интерес. Она кивнула и плавной походкой вышла за дверь. Но проходя мимо меня, еле слышно, судорожно вздохнула, что поселило в моей душе смуту. За всю неделю нашего пребывания в Тартаре ни одна из прислужниц не демонстрировала ни единой эмоции, за исключением безукоризненной покорности. Создавалось впечатление, что они вообще бесчувственные. Сейчас девушка старалась сохранить этот образ, но ей не удалось. И мне трудно было представить, что заставило ее так расстроиться.

Еще это неожиданное дело у Изы с Эрисом…

От мыслей меня отвлек недовольный голос Эльтара:

Вот, о чем я и говорил! – зло произнес темный, оскалившись вслед девушке. – У них уже и дела какие-то неотложные на двоих!

Это ничего не значит, – отмахнулся Крис. – В том плане, в котором думаешь ты, Эльтар, – пояснил он в ответ на недоуменный взгляд. – Не забывай, что любит малышка нас и спит только с нами. Пока так и остается, я не собираюсь ревновать.

Да неужели? – язвительно прищурился дроу. – Сначала она чуть ли не живет возле него. Но ладно, он хоть был полудохлый. Сейчас очнулся, и Иза вновь с ним! Я один вижу в этом вполне определенный подтекст?

Она же объясняла, что у нее была на то причина, – покосился Кристофер в мою сторону, но уже не так уверенно.

О которой так ничего нам и не рассказала, – напомнил Эльтар, сложив руки на груди.

Она не обязана оправдываться перед нами. Иза уже сказала, что с ее стороны никакого романтического или сексуального интереса к Хаосу нет. Я ей верю. Давай оставим этот разговор. Мало ли какие у них могут быть проблемы. Не забывай, что она Избранная, гарант свободы Эриса.

Эльтар раздраженно приподнял верхнюю губу, демонстрируя клыки, но ничего не ответил Крису. Зато посмотрел на меня.

А ты чего молчишь? – потребовал он у меня ответа. – Тебе совсем нечего сказать по этому вопросу?

Почему же? – усмехнулся я. – Есть. Но предпочту поговорить об этом лично с нашей женой. – Ответил и вышел из комнаты, бросив через плечо: – Найду ее. Тогда все вместе и поговорим.

Я обследовал весь второй этаж, спустился на первый, где за одним из поворотов увидел двух девушек: демонессу, что не так давно приходила и сейчас горько плакала, и обнимающую ее блондинку-гарпию. Девушка гладила подругу по рыжим кудрям и ласково целовала в висок. Заметив меня, блондинка разъяренно зашипела, а после укрыла их обеих непонятно откуда взявшимся гигантским крылом. Они исчезли с глаз.

Я раздраженно вздохнул, так как рассчитывал выведать информацию у прислужниц. Теперь придется плутать самостоятельно. Еще пять минут бесцельных перемещений из одного крыла замка в другое, прежде чем вспомнил об удаленной части строения. Преследуемый каким-то предчувствием, я ускорился и мимолетно обрадовался, когда услышал неразборчивые, но знакомые голоса на подступах к странному портальному залу.

– …понимаю. Прости меня, Эрис. За все. Ты говорил, как для тебя это важно, но я не верила. Ты говорил, что теряешь силы, но я не понимала, – услышал голос любимой и затормозил, стоило мне мельком увидеть, как непозволительно близко к моему Ангелу стоит бог Хаоса. Но хуже, что она позволяла это и даже улыбалась. Слова Эльтара, словно вживую, пронеслись в памяти, и я почувствовал, как на самом деле это больно… Старался не допускать мыслей о ревности… но сейчас, смотря на эту картину, сделал шаг назад, желая уйти подальше, чтобы она не видела то, как мне больно…

Я отступил, но сил уйти так и не нашел. А внутри появилась какая-то болезненная потребность убедиться во всем окончательно. Лучше увидеть так, чем мучиться домыслами.

Мы справимся. Осталось совсем немного, и мы справимся. Веришь? – уверенно улыбнулась она ему, обхватив мужскую ладонь. Гулко сглотнув, я следил за ними, чувствуя, как трясутся сжатые в ярости кулаки.

Вот теперь начинаю. Спасибо, что поняла. Для меня это важно, – тихо засмеялся Эрис, а в его взгляде я увидел то, чего надеялся никогда не видеть по отношению к Изе. Я узнавал этот взгляд. Так смотрели на нее бывшие рабы, которых Ангел спасала, так смотрел на нее Эльтар, Кристофер… Так смотрел на нее я каждый раз, когда заглядывал в любимые, невероятные фиолетовые глаза, радуясь, как мальчишка, что она улыбается мне, ласково и искренне. В этот момент понимал, что убью любого, кто сделает ей больно, кто вызовет ее слезы. Покараю всех, достаточно всего одного ее слова, лишь бы Ангел улыбнулась мне так еще раз.

Теперь на нее так смотрел сам бог Хаоса…

Жаль не было возможности разглядеть ее лицо, чтобы понять, как она к нему относится в данный момент. Но уже в следующее мгновение Иза весело засмеялась:

Мы с тобой столько гадостей друг другу сказали, ты меня столько раз спасал, и я тебя, в теории, должна спасти, так что мы практически друзья. Причем чуть ли не лучшие, – сказала она, а я на мгновение забыл, как дышать от затопившего меня чувства облегчения. С трудом подавил счастливый смех, осознавая то, что не понял Эрис, судя по тому, что произошло дальше. Иза не любит его. Да, симпатизирует, быть может, больше, чем к кому-либо из рабов в ее графстве, даже если взять того же Мика, с которым она фактически дружила. Но это лишь симпатия. Дружеская, добрая и искренняя. Мой Ангел может чувствовать только искренне: как любить, так и ненавидеть. Но врать никогда не станет тем, кого считает близкими. Увы, но бог каким-то образом стал для нее этим близким существом. Но лишь другом!

Мое восторженное настроение резко сошло на «нет» после слов Эриса о том, что он не желает дружить, а затем я с неудержимой яростью наблюдал, как бог притянул девушку к себе и поцеловал.

Из груди вырвался рык, и я сделал шаг вперед с жаждой убийства, но в этот момент Иза отстранилась от Эриса и со злостью спросила:

Охренел? Ты что творишь?

Но бог не слушал, вновь притягивая девушку к себе, а я ускорился, переходя на бег и досадуя, что зал слишком большой. Но тут Иза вспомнила то, чему ее долго учил, что заставило меня не только испытать гордость за нее и ее навыки, но и получить мрачное удовлетворение, увидев боль на лице, как казалось прежде, непобедимого бога. Следя за кровью, текущей из пробитой губы, я понимал, что он не так уж неуязвим. Это придавало мне некоторую уверенность.

Поддавшись порыву, я спрятался за ближайшей колонной, чтобы стремительно уходящая и ругающаяся девушка не заметила меня. После перевел взгляд на бога, которого всей душой желал убить.

Но тут усмехающийся Эрис произнес, безошибочно посмотрев в мою сторону:

Не скрывайся, Полосатый. Твое желание врезать мне по роже читается за версту!

И вот тут я понял, что не смогу убить. Не потому, что не хочу, а потому, что Эрис позволил девушке ударить себя. Позволил, вытерпел и не отомстил, потому что сам этого пожелал. Я же не могу рассчитывать на пощаду. Он знал и о моем присутствии, и о моих желаниях. Я для него слишком предсказуем. Он будет знать о каждом моем движении. Уже молчу о том, что, несмотря ни на что, Эрис – по-прежнему бог. Я же лишь смертный. Погибать из-за необдуманной ярости и потерять Изу не собирался. Потому призвал свое хваленое хладнокровие, загоняя ярость подальше, и спокойно вышел из своего укрытия.

Эрис вытер кровь с подбородка, не оставляя и следа на лице. Очередное представление для девушки.

Драться будем? – выгнул он бровь и глумливо усмехнулся.

Я стиснул зубы, но поборол агрессию и спокойно улыбнулся:

Не настолько жажду смерти.

Хм, – осмотрел он меня внимательнее. – Что, вот прямо так и отступишь? Разумно, конечно, но в подобной ситуации ожидал хотя бы оскорблений. Вот Копченый из вашей троицы непременно бы накинулся с кулаками за честь жены, так сказать… – укорили меня.

И умер бы, – подвел я итог.

И умер, – согласил Эрис, не считая нужным лукавить. – Тем ты мне и нравишься, Киртан. Я, конечно, от тебя не в восторге, но все же больше симпатизирую, чем Поганке и Копченому, – засмеялся он и стал обходить меня по кругу. – Теперь, в свете последних событий, надеюсь, ты понимаешь, что я не отступлюсь от Изабеллы?

Понимаю, – кивнул, холодно посмотрев на Эриса. Он замер и посмотрел на мое лицо внимательнее.

Понимаешь ли ты, что вы втроем меня не остановите? Я хочу Изу. Она нужна мне, – перейдя на серьезный тон, заметил он. После его слов я почувствовал, как мое лицо расплывается в язвительной улыбке, а после этого из груди вырвался смех. Под недоумевающим взглядом бога я позволил себе несколько секунд веселья, а после кивнул с кривой усмешкой.

Да, это тоже понимаю.

Что тебя так развеселило? – угрожающе прищурился бог.

То, что уже предвкушаю твои потуги, чтобы добиться ее расположения, – презрительно усмехнулся я. Бог напряженно поджал губы, молча требуя объяснений. – Судя по тому, что я видел, заставлять и брать силой ты не станешь. Следовательно, попытаешься добиться иным способом.

И что в этом такого смешного? – склонил Эрис голову на бок.

То, что у тебя ничего не выйдет, – со снисходительным видом пояснил я. – Даже мешать тебе не буду и парням не позволю. Вместо этого вместе с эльфом и дроу буду с интересом наблюдать и долго потешаться над твоими неудачами из раза в раз, – позволил я себе еще один издевательский смешок. Подобным образом ему понадобится не одно столетие, чтобы вновь просто завоевать симпатию Изы. Но даже этого времени у него нет.

О чем ты говоришь?

Ты не сможешь ее добиться. Помимо того, что все твои попытки будут просто жалкими, Иза не согласится в том числе и по другой причине.

Это какой же?

Ты действительно думаешь, что она предаст нас, своих любимых мужей, ради нескольких ночей с тобой?

"Нескольких ночей"? – прошипел он.

Я прекрасно знаю, что, как только вернется Айне, ты покинешь Елей. Возможно, не навсегда, но на продолжительный срок. Когда вернешься, вероятно, нас уже не будет в живых. – Эрис замер, а после сжал челюсти, посмотрев на меня странным взглядом. – Ты не сможешь предложить ей «долго и счастливо», а на меньшее она не согласится. Тебе это известно. – Бог молчал, но мне не требовался его ответ. – Кроме того, ты бессмертен, а Иза нет. Вы в любом случае не сможете быть вместе.

У нее в запасе еще лет восемьсот, – упрямо заметил он со скрытой злостью, но я уже видел понимание в его глазах.

Это ничего не меняет. – Я мотнул головой. – Я знаю и вижу, что она стала тебе дорога. Поверь, отлично тебя понимаю. А теперь ответь: ты бы желал ей той боли, которая непременно наступит, если она привяжется к тебе, а ты бросишь ее? Ты ведь покинешь Елей, пусть и не ввиду ее старости, по истечение нескольких сотен лет, – склонил я голову к плечу и с интересом посмотрел на растерянного бога. – Даже если вдруг так произойдет, что ты сможешь добиться своего, плюнув на чувства Изы, в чем почти не сомневаюсь, мне все равно не о чем переживать. Ты уйдешь. Рано или поздно. Она тебя возненавидит, ей будет больно, но она оправится. И тогда мы будем рядом. Я, Эльтар и Кристофер. И мы поможем. Она оправится с нашей помощью. Мы постараемся, чтобы она больше не вспоминала о тебе. – Подарив Эрису очередную усмешку и поворачиваясь к нему спиной, добавил: – Потому ты можешь попытаться, бог Хаоса, завоевать Изу, если не боишься разбить ей сердце.

Я уходил с чувством победителя. И без страха, что бог сделает больно Ангелу. Потому что видел взгляд Эриса, когда он смотрел на нее. Он не сделает ей больно. Никогда!

***

Глава 5 Киртан

После разговора с Эрисом я решил как можно скорее найти Изу. В крови все еще играл адреналин, а в душе клокотало неуемное возмущение и гнев на эгоистичного бога.  

Ощущая почти болезненную потребность обнять жену и пребывая в смешанных чувствах неугомонной злости на Эриса и облегчения от отказа ему Изы, я стремительно вошел в наши покои и встретился с недоумевающими и обеспокоенными взглядами парней.

Где она? – резче, чем требовалось, спросил я.

Может объяснишь, что происходит? – в свою очередь возмутился Крис, сложив руки на груди.

Да! Какого черта наша жена ворвалась в комнату и, ни на кого не оглядываясь, закрылась в ванной? – негодовал импульсивный темный.

Вот только и я отвечать не собирался. Услышав, где спряталась Иза, прошел в спальню, куда за мной последовали парни, а после заклинанием открыл замок с внутренней стороны двери, ведущей в ванную.

Подождите здесь, – тоном, не терпящим возражений, потребовал я и закрыл дверь перед носом возмущенных и растерянный друзей. Для надежности накинул полог тишины и заблокировал дверь заклинанием.

Только после этого я повернулся к девушке, что с суровым выражением на лице и остервенением скидывала с себя мужские вещи.

Просила же оставить меня ненадолго одну, – проворчала она, не прерывая своего занятия.

Я молча подошел к ней в два шага и грубо притянул изумленную девушку к себе, чтобы жадно поцеловать любимые губы, которые не предали, не обидели. Испытывая небывалое чувство собственника, я терзал рот Изы, упиваясь вкусом нежных губ и слабых попыток отстраниться.

Кирт, постой… – просила она тихо между поцелуями, сопротивляясь все слабее и слабее и начиная отвечать на ласки с большим пылом. – Прошу, подожди… Мне нужно рассказать тебе что-то… – всхлипнула она и застонала, когда я резким движением порвал чужую рубашку на груди любимой, стянул ткань с узких плеч и отбросил в сторону, чтобы, не отрываясь от губ девушки, накрыть ее грудь ладонью и чуть сжать.

Девушка задрожала и выгнулась в моих руках, предоставляя больший доступ к своему телу.

Ки-и-ирт… – полузадушенно застонала Ангел. – Остановись, нам нужно поговорить, – прохныкала она, но, противореча своим словам, впилась в мои плечи ноготками, притягивая меня ближе.

Я довольно усмехнулся и опустил ладонь ниже, пройдясь по плоскому, натренированному животу. Я чуть помедлил, а затем опустил руку еще ниже, врываясь пальцами между половых губ, от чего у девушки сорвался восторженный вскрик, а острые зубки прикусили мою нижнюю губу.

Нащупав клитор, я поиграл с ним, наслаждаясь криками девушки и невнятным бормотанием, наполненным тяжелыми вздохами Ангела. Ощущая себя каким-то варваром, поднял Изу за бедра, а после сделал шаг к стене, вжимаясь в ее стройное тело своим. Она облизывала мои губы, посасывала язык и беспомощно хныкала, пытаясь двигать бедрами, чтобы потереться об меня изнывающей «киской», а я радовался, как глупец, что она хочет меня, что льнет ко мне, что дарит мне свои стоны… а не другому… Эрису. Такая маленькая, сладкая, хрупкая и страстная, и ей владею я. В любой момент могу позволить с ней то, в чем она откажет другим. Любой мечтал бы оказаться на моем месте, многие отдали бы все, что у них есть, лишь за один поцелуй подобной женщины.

А она любит меня! МЕНЯ!

Не знаю, чем я заслужил это, за какие заслуги боги сделали мне столь бесценный подарок, но никогда ни за что не потеряю ее. Буду холить и лелеять ее, лишь бы она продолжала меня любить. Все сделаю, чтобы она всегда так сладко стонала в моих руках. Криса и Эльтара в расчет не беру. Судьба так сложилась, что они стали нашей неотъемлемой частью. Нашей с Изой семьей. Но убью любого, кто попытается эту семью у меня отнять. Но Эрис… Эрис бы все разрушил… Бог не стал бы делить с другими свою женщину и мог просто забрать ее у нас, лишь почувствовав хоть намек на расположение Изы. И я очень рад, что она не поддалась ему. Не каждая смогла бы отказать самому богу, а мой Ангел еще и не побоялась защищаться! Невероятная женщина!!!

Я понимал, что действую на эмоциях и должен, если не остановиться, то хотя бы сбавить темп, но сделать этого уже не мог. Я с бедра перевел руку ниже, погладил пальцами истекающую желанием «киску» и довольно, словно сытый кот, зажмурился:

Такая мокрая… – с восторгом зашептал в алые от болезненных поцелуев губы. – Такая влажная, страстная, горячая и вся моя… – не прекращая массировать набухший клитор, шептал я, срывая короткие поцелуи стонущей девушки.

Кирт, возьми меня… – хныкала Иза, уже самостоятельно даря мне кусающие поцелуи и с наслаждением облизывая мой язык. – Прошу… Мне нужно… Больно, мне больно, Кирт… – бормотала она, извиваясь под моими руками и языком. Придерживая девушку одной рукой, вжимая ее в стену, я спустился поцелуями по длинной, изящной шее, ключицам и, наконец, добрался до остроконечной груди, накрывая ртом ярко-розовый, твердый от возбуждения сосок. Иза вскрикнула и попыталась прогнуться сильнее, но я не позволил, усиливая напор и двигая рукой между ног любимой быстрее. В блестящих, темно-фиолетовых глазах заметил слезы и, не отрывая от них своего взгляда, демонстративно, нарочито медленно обвел сосок языком по кругу, оставляя на бархатистой коже влажный след, а после с наслаждением втянул его, вырвав очередной громкий вскрик девушки и почувствовав, как моя ладонь на ее «киске» стала просто неприлично мокрой.

Я коварно усмехнулся, в который раз поражаясь тому, насколько мне повезло с ней. Помнится, я очень боялся, что она не поймет, испугается или невзлюбит мои предпочтения в сексе. Но Ангел не только не испугалась и не разозлилась, но, кажется, искренне полюбила легкую грубость, без которой я, увы, больше не мог. Долгое проживание и определенный вид близости, что мне навязала Изабелла Эстет, к сожалению, оставило свой след… который, кажется, уже ничем не выведешь. Но я готов был терпеть, попытаться переучиться ради Изы, ломая себя заново. Но не потребовалось.

Чувствуя в груди разрастающееся чувство счастья и благодарности, я с легкостью ввел в нее один палец, в очередной раз поражаясь, насколько она была узкой. После второй, следом третий, выбивая громкие стоны и мольбы не останавливаться. Смакуя то одну грудку, то вторую, трахал любимую пальцами, вслушиваясь в рваное дыхание, щедро разбавленное восторженными криками и стонами в то время, как сам чувствовал, что нахожусь на грани, а брюки казались мне уже просто орудием пыток.

Вернувшись к губам девушки, которые она с готовностью позволила поцеловать, придерживая ее за бедра, нетерпеливо расстегнул ширинку. Я чувствовал облегчение и в то же время легкую боль в члене, который уткнулся в бедро Изы.

Ангел, не разрывая поцелуя, с трудом протиснула между нашими телами ладошку и жадно обхватила каменный член длинными, ловкими пальчиками, ласково распределяя обильную смазку по всей длине. Я зашипел ей в губы, чувствуя, что чуть было не кончил, но усилием воли заставил себя терпеть и отпрянул от губ любимой, встретившись с потемневшими от похоти глазами.

Хочу тебя в рот… – полутребовательно-полупросяще выдохнула она. – Хочу, – капризно всхлипнула Изабелла, пытаясь спуститься на пол.

Но я лишь сильнее вжал ее в стену и с полубезумной улыбкой пообещал:

Обязательно еще возьму тебя в ротик, Ангел… – накрыв своей рукой ладошку девушки на своем члене и направив головку к скользкому, истекающему влагой влагалищу, выдохнул я и проскользнул пару раз вдоль «киски». – Обязательно, Ангел… Но сейчас хочу другого. Ты нужна мне, Иза. Полностью. Так нужна… – простонал и одним ударом бедер ворвался в нее, услышав, как она закричала в потолок от наслаждения. – Держись за меня, любимая. Прости, но не хочу быть нежным, – почти с сожалением посмотрел я в ее опьяненные глаза и медленно вышел членом почти до конца, чтобы с силой насадить на себя бедра девушки до предела. И тут услышал то, чего не ожидал:

Сильнее… – смотря на меня пристальным взглядом, процедила Иза сквозь зубы. Заметив мое удивление, Ангел пояснила: – Я хочу быть твоей полностью. И ты мне тоже нужен весь, Киртан. Хочу все, что ты мне дашь. Все!

Я позволил себе замереть в благоговении лишь на несколько секунд, глядя на любимую, как на богиню… больше, чем на богиню! А после выполнил ее просьбу, сразу же переходя на быстрый, резкий темп, от чего закричали от наслаждения мы оба.

Вцепившись в меня ладонями и сжимая бедра ногами, Иза направляла меня, заставляя вколачиваться в нее сильнее. Сжимая восхитительную попку ладонями, я исступленно и остервенело трахал узкую «киску», которая сейчас прямо истекала смазкой, от чего звуки ударов о ее бедра приобрели влажный, характерный звук, что возбуждало меня лишь сильнее.

Ангел… – стонал я, зарывшись лицом в темные волосы, что закрывали шею девушки. – Любимая… – рычал. – Не отдам… никому не отдам… нежная, любимая, ненаглядная… Ты так нужна мне… не оставляй меня… – совсем забывшись, молил, понимая, что эта девушка стала смыслом моей жизни… точнее, она и была моей жизнью…

Но Иза не слушала меня, полностью отдавшись нашей страсти, и беспорядочно ласкала мои плечи, шею и спину, оставляя кровавые борозды на коже в моменты особенно глубокого проникновения. Чувствуя, как напряглась девушка и стала двигаться еще быстрее, я ускорился, чтобы вскоре почувствовать, как она сжимает мой член внутренними стенками и дрожит в моих руках, восторженно закатив глаза.

Двумя ударами я догнал ее и мощно кончил, не сбавляя темпа, от чего моя сперма стала вытекать из девушки, капая на пол и мои бедра, но все не мог остановиться в болезненной потребности никогда не отпускать ее, постоянно держать в своих объятиях и быть с ней одним целым. Но мне пришлось остановиться после того, как Иза обхватила мое лицо ладонями и заставила посмотреть на себя.

Кирт… остановись… больше не могу… – всхлипнула она, с тревогой вглядываясь в мое лицо. – Что с тобой?

Я остановился, но не торопился спускать любимую. Вместо этого с ней же на руках отошел от стены, от чего она невольно поморщилась. Почувствовав вину, отвел взгляд и осторожно опустил девушку на мягкую тахту, расположенную в ванной.

Прости, – опустившись перед ней на колени, я положил голову Изе на ноги и обхватил ее под коленями руками. Зажмурился от ее запаха и потерся лицом о мягкую кожу. – Прости, – повторил и затих. На мою голову опустилась ласковая ладонь и зарылась в мои волосы пальчиками, чтобы нежно провести по прядям.

Мне не за что тебя прощать… – услышал нежный голос, в котором чудилась ласковая улыбка. – Это я должна извиняться… – с грустью вздохнула она, а я почувствовал, как она напряглась. – Кирт, не успела сказать… в общем, Эрис… он… – начала она, подбирая слова.

Я знаю, Ангел, – перебил ее и крепче обнял ноги замолчавшей девушки. – Знаю о том, что между вами случилось. Видел.

Видел? – сбивчивым шепотом переспросила любимая.

Да, и тебе не за что извиняться и переживать.

Нет, я допустила это. Не верила, что он может относиться ко мне иначе, чем как к ключу от своей свободы. Тем более, что он прежде утверждал, что не интересую его как женщина…

Я улыбнулся ее словам и наивной вере в то, что она может хоть кого-то не заинтересовать. Такую невозможно не заметить и не желать. Жаль, что и мы с Крисом столь беспечно отнеслись к этому вопросу. Один только Эльтар был прав...

От тебя мало что зависело, Ангел, – вздохнул я, представляя, как будет беситься Эльтар. – Не вини себя. Знаю, что ты лишь хотела ему помочь. Не твоя вина, что искалеченные мужчины принимают твою доброту за что-то иное. Это наша вина, не твоя. Мы пытаемся видеть то, чего отчаянно желаем.

Люблю тебя. Вас с Эльтаром и Крисом, – быстро произнесла она, будто боялась, что я сейчас опровергну это.

Знаю, любимая. – Я поцеловал гладкое колено под своей щекой. – И мы до сих пор не можем поверить в свое счастье, в то, что нам так повезло.

В любом случае теперь начнутся проблемы, – обреченно произнесла Иза полным вины голосом. – Я боюсь, что Эрис не воспримет мое «нет» всерьез и создаст дополнительные трудности.

Никаких проблем не будет, Иза. И Эрис тебя не побеспокоит в этом плане. Поверь мне.

Что? Откуда ты знаешь? – растерянно воскликнула Иза.

Потому что видел больше, чем ты, мой Ангел, – усмехнулся я, поднимая на нее глаза. Девушка с недоумением нахмурилась. – Просто поверь мне: Эрис отступит.

О чем вы с ним говорили? – с беспокойством поглядывая на меня, спросила любимая.

Это не важно, Иза. Теперь это не важно. Просто поверь, что с богом Хаоса проблем не будет. Ни у тебя, ни у нас.

Что же… – неуверенно начала она и поджала губы, а после отвела взгляд.

Что не так?

Нам еще предстоит работать с Эрисом. Пусть он и не доставит проблем, но как отреагируют Крис с Эльтаром, когда узнают?

За это тоже не переживай, – улыбнулся я и поцеловал поджатые губки. – Они не узнают.

***

Глава 6 Эрис

После того, как остался в портальном зале один, я решил перенестись в свое любимое место в Тартаре. По привычке опустился прямо на брусчатку рядом с полуразрушенной колонной. Меня всегда притягивал именно этот храм, стоящий посреди Песков Времени. Все остальные вещи: оружие, корабли, как морские, так и космические, и даже архитектурные строения – все, что бы ни изобреталось в разных мирах, а после разрушалось ввиду различных причин, все, что казалось бесследно потерянным, на самом деле, навсегда оставалось во времени, омываемом песками Тартара. Они поглощали все, ненадолго делились загадками прошлого, словно кокетничая, а после навсегда прятали в себе. Все, кроме этого храма. Он неизменен, как и сам замок, в котором я проживаю. С разрушенной стены всегда было очень удобно наблюдать за игрой песчаных барханов, открывая для себя все новые картины прошлого, настоящего и будущего. Жаль, что они никогда не отвечали прямо на вопросы о том, что меня ждет...

Я поморщился после очередного молчаливого, но красноречивого недовольства Хаоса от того, что мы отступили. Сначала потому что отпустили девушку, а после, что не убили полукровку. Признаться, и тот, и тот порыв стихии был мне близок. Я не хотел отпускать Изабеллу, хоть и понимал, что принуждать нельзя, и отчаянно желал наказать недоэльфа-передроу. И почти готов был оборвать его жизнь, но после вспомнил фиолетовые глаза девушки. И меньшее, что бы хотел в них увидеть, – ненависть к себе. А она бы возненавидела, если бы с ее любимым что-то произошло по моей вине. Потому пришлось лишь досадливо морщиться от нападок непримиримого Хаоса, который желал все и сразу. Для него не стали аргументом ни реакция Изы на наш поцелуй, ни правдивые слова полукровки. Я не вынес напора Хаоса, поэтому пришлось перенестись подальше от замка и соблазна совершить убийство.

Раздумывая над словами полукровки, я пытался понять, чего хочу на самом деле, стараясь абстрагироваться от молчаливых требований Хаоса вернуться. После встречи с Айне я был почти уверен, что не хочу ничего менять. Не в моем возрасте и не в моих интересах это, когда свобода и возможность долгожданной мести так близка. Рисковать этим? Я не настолько беспечен. И нашел достаточное количество причин, почему должен убить в себе это чувство к Избранной. И они были более чем основательные. В конечном итоге, она всего лишь смертная. Одна из множества. Пусть немного необычная для меня, что не могло не зацепить, но все же смертная. Молодая, неопытная и до приторности правильная. Совершенно не мой типаж, если подумать.

Почти уверившись в своей правоте, все доводы разума пошли коту под хвост, стоило вновь ее увидеть. Такую маленькую, хрупкую, непривычно веселую и довольную. Чувствовать ее удовлетворение и спокойствие – редкостная удача. Но такая непередаваемо вкусная… Я пытался отмахнуться и от этого. Одних только питательных эмоций недостаточно. Совсем недостаточно, чтобы рискнуть всем, к чему так долго шел.

Она должна была уйти. Видел, что эльфийка хотела это сделать, чтобы оставить меня со своими мыслями и неприятным чувством вины, но не ушла. Осталась, выслушала и искренне посочувствовала. И с каждым ее словом, с каждой секундой, что она была рядом, я все больше забывал о тех доводах, что так отчаянно подыскивал последние часы. Мне были безумно приятны ее эмоции, ненавязчивая компания, искреннее сочувствие и переживание. А еще Изабелла не осудила, чего я в тайне добивался, рассказав ей правду. Осуди она меня, все было бы окончательно решено. Жестокость – часть жизни богов. И чувствовать ее осуждение и негодование каждый раз было бы достойной причиной для отказа от своей глупой увлеченности. Но, словно назло, эльфийка не отвернулась от меня, чем почти подписала себе приговор. Я уверился в своем решении, стоило мне понять, что Иза не предаст. То, как она выполняла обычное, размытое, словесное обещание, данное безумному богу, отлично ее характеризовало. И решил попробовать, подумав, что риск не столь велик. Питаясь чужими эмоциями, так редко ощущал свои собственные… Кроме безусловных. И впервые за много тысячелетий почувствовал что-то новое. Пусть меня настигло это чувство так не вовремя, но что я, в конце концов, теряю, если позволю себе немного разнообразия? От девчонки не убудет, а я полакомлюсь новыми ощущениями. В конечном итоге, она задолжала мне за спасение своей жизни и жизней ее Стражей.

Так я думал, пока делился с ней правдой о моем рождении, матери, отце и своей глупости – всем тем, что отчаянно пытался не вспоминать. Ей я рассказал это и получил неожиданную поддержку. И в очередной раз за этот день подумал, что хочу. Хочу все, что она сможет мне дать. Хочу все, что смогу почувствовать рядом с ней. Хочу, чтобы улыбалась мне. Так же искренне радостно, как улыбается, смотря на своих мужей. Просто потому, что видит.

Поддавшись порыву, поцеловал ее, слишком поздно осознав, какую глупость делаю. Ведь знал, что с ней нельзя поступать так, как поступал с другими. Ведь знал, что она не покорится просто от одного моего желания. Знал и все равно сглупил. Надеялся, что искоренил всю свою неразумность после того, как попал в ловушку, но ошибся. А Хаос делал только хуже, требуя продолжения.

После появился Киртан, который сказал мне то, о чем я сам ни разу не задумался. Как все может выглядеть для девушки? И чем все обернется? Я не хотел «долго и счастливо», как выразился полукровка. Не хотел, потому что понимал, что это не для меня. Я желал испытать что-то новое, но не больше. Желал, но ни разу не подумал, чего хочет она. И хочет ли вообще. Слишком долго я получал то, что желаю, чтобы привыкнуть к такому раскладу вещей, даже мысли не допуская, что мне могут отказать. Не думая о том, что могу разрушить чью-то жизнь, причинить боль … вызвать ненависть. Считал, что все должны принимать мои решения как данность, как свои собственные желания. Мысль о том, что с моим неизбежным уходом в фиолетовых глазах появится боль, а затем ненависть, несколько остудила мой пыл.

И вот сейчас я смотрю на пляску песчаных барханов, чувствуя, как в далеком замке двое существ рядом друг с другом становятся счастливыми, и улыбаюсь, поняв для себя, что не желаю маленькой эльфийке плохого. Со своими эмоциями я как-нибудь справлюсь. Я древний, сильный, опытный бог и мужчина, который никогда не отличался чувствительностью. Что для меня стоит отказаться от чувства, которое никогда не испытывал и без которого прекрасно жил? Ничего. И так будет лучше…

Кивнув своим мыслям, я послал неугомонного Хаоса подальше со своими «хотелками», поднялся на ноги и перенесся в замок, в место напротив двери в гостевые покои. В редком порыве тактичности я решил вначале постучаться в дверь, но после вспомнил, что там находятся три нелюдя, у которых ко мне есть претензии. Понимая, что беснующемуся Хаосу только и дай повод для того, чтобы он вышел из-под контроля, я принял решение вначале посмотреть, что там происходит внутри, а после уже лезть со своими извинениями.

Я перенесся в спальню, оставаясь невидимым, но там были лишь негодующие темный и светлый, которые обменивались предположениями относительно того, что происходит в ванной, и томились в ожидании. Затем посмотрел на дверь и увидел на ней магический замок, не выпускающий звуки наружу. Судя по тому, какое плетение выбрал полукровка (что даже светлый не смог взломать), Киртан также побывал в моей библиотеке и многому научился в темной магии, которая светлым эльфам не поддавалась. Но для меня замок не представлял преграды, потому я просто перенесся внутрь, чтобы увидеть обнаженную эльфийку на диване и обнимающего ее ноги полукровку.

Да и тебе не за что извиняться и переживать, – сказал Киртан, счастливо зажмурился и потерся щекой о бедра девушки, которая гладила его по волосам. На короткое мгновение я почувствовал снова желание убить полукровку из-за того, что когда-то интерпретировал как зависть.

Нет, я допустила это, – виновато потупилась эльфийка и отвела взгляд. – Не верила, что он может относиться ко мне иначе, чем как к ключу от своей свободы. Тем более, что Эрис прежде утверждал, что я не интересую его как женщина…

На этом моменте я озадаченно нахмурился, пытаясь вспомнить, когда ляпнул подобное. А, точно! Тогда девчонка еще имела внешность графини и светлой эльфийки и раздражала меня приевшимся идеальным обликом.

От тебя мало что зависело, Ангел, – улыбнулся мужчина. – Не вини себя. Знаю, что ты лишь хотела ему помочь. Не твоя вина, что искалеченные мужчины принимают твою доброту за что-то иное. Это наша вина, не твоя. Мы пытаемся видеть то, чего отчаянно желаем.

Я люблю тебя. Вас с Эльтаром и Крисом, – взволнованно произнесла она, а я вдруг подумал, что мое желание убивать теперь распространяется на трех существ. Но подавил его силой воли.

Знаю, любимая. И мы до сих пор не можем поверить в свое счастье, что нам так повезло.

В любом случае теперь начнутся проблемы, – тоскливо отозвалась девушка и наморщила тонкие бровки на высоком лбу. – Боюсь, что Эрис не воспримет мое «нет» всерьез и создаст дополнительные трудности.

Никаких проблем не будет, Иза. И он тебя не побеспокоит в этом плане. Поверь мне, – с усмешкой спокойно заверил ее полукровка.

Что? Откуда ты знаешь?

Мне бы тоже хотелось это знать!

Потому что видел больше, чем ты, мой Ангел. Просто поверь мне, что Эрис отступит.

О чем вы с ним говорили? – не отступала девушка.

Это не важно, Иза. Теперь это не важно. Просто поверь, что с богом Хаоса проблем не будет. Ни у тебя, ни у нас.

Что же… – произнесла Изабелла, а я неожиданно заметил то, что на мгновение показалось мне обманом моего воображения. Но почувствовал исходящее от эльфийки… разочарование. А после на вопрос полукровки она соврала. Точнее, сказала лишь часть правды.

Заинтересовавшись этим, позволил себе отступить. Сейчас не время для моего появления. И извинения мои никому не нужны. Тем более, что эти двое решили оставить инцидент в секрете. Ничего против не имею: возиться еще и с ревностью Поганки и Копченого мне не хочется.

С нетерпением выждал до ночи, когда квартет лег спать. Вот тогда я и появился вновь в гостевой комнате и, смотря на спящую, зажатую с двух сторон Стражами девушку, призвал силу, которой старался не пользоваться. Прибегал к ней вот уже второй раз и все ради этой девчонки.

Меня вновь встретил светлячок, который признал во мне своего знакомого:

Ты вернулся! – засмеялся мелодичный, звонкий голос, а подлетевший яркий огоек вновь обернулось темноволосой девушкой, которая смотрела на меня радостными зелеными глазищами. Невольно сглотнул, понимая, что вот так бы хотел, чтобы на меня смотрела и сама Иза, а не только ее душа.

Здравствуй, – усмехнулся я, любуясь широкой, искренней улыбкой девушки. – Прости, но я к тебе снова за ответами.

О! – засмеялась она. – Я догадалась. – Зеленые глаза посмотрели с веселым укором. – Что ты хочешь узнать, бог Хаоса?

Эрис. Называй меня Эрисом, – вдруг попросил я, не ожидая этого от себя.

Так чего ты хочешь от меня, Эрис? – выделила она мое имя с улыбкой. – Ты наломал целую кучу дров, а теперь не знаешь, как все исправить, верно? – Склонила голову к плечу и хитро посмотрела на меня. – Зачем ты сделал это? Зачем поцеловал ее? Тебе ведь нужен был друг, разве я ошиблась в прошлый раз?

Ты не ошиблась, – вынужден был признать. – Но она... то есть вы заставили чувствовать меня… – Слова застряли в горле, и я виновато отвел взгляд от проницательных зеленых глаз. – Просто она заставила меня чувствовать то, с чем никогда не сталкивался.

Допустим, – кивнула девушка и мягко мне улыбнулась. – Теперь ты не хочешь быть ей другом, но и любимым, как понимаю, тоже?

Не хочу, – процедил я сквозь зубы.

Ты лукавишь, Эрис. Я это отчетливо вижу! – засмеялась мерцающая душа.

Прекрати, – потребовал с раздражением. Девушка прервала смех и снисходительно улыбнулась. Она подошла вплотную ко мне и, заглядывая в мои глаза, произнесла:

Как и в прошлый раз, Эрис, все зависит от тебя. Реши сам, чего ты хочешь. Как только ты это сделаешь, тебе станет легче и не останется проблем с выбором. Твоя душа мечется от неопределенности, оттого ты мучаешься и боишься что-то менять, но при этом томишься в отчаянном желании испытать нечто новое, что может дать тебе любовь. Настоящая, искренняя…

Если вспомнить, как ее описывала сама Иза, то ничего хорошего в ней нет, – проворчал я.

Неправда! – воскликнула душа. – Любовь – это прекрасно. Но, как и все по-настоящему прекрасное, она не дается с легкостью. Ее еще нужно заслужить, ведь иначе она обесценивается, как и все, что получаешь за просто так. Любовь – это выбор, преодоление преград, порой боль… Но как только они проходят, ты чувствуешь счастье.

Любовь не про меня, – покачал головой, чувствуя на губах горечь сожаления.

Я ощутил прикосновение призрачной ладони к своей щеке и обернулся к лицу полупрозрачной девушки, которая робко улыбнулась, а после прижалась губами к моим, даря нежный, трепетный и легкий, словно касание перышка, поцелуй.

На секунду изумился, а после прикрыл глаза и ответил ей, положив ладони на ее полупрозрачные плечи. В это мгновение мне показалось, что время остановилось...

Через несколько секунд она отстранилась и смущенно улыбнулась.

Я уже говорила, Эрис, все достойны любви, если хотят этого на самом деле. – А после добавила: – Ты не безразличен ей. – Она произнесла то, что заставило меня замереть. – Иза сама не понимает этого, но ты стал ей дорог. Считает тебя другом и даже чуть больше. Но начинающееся расположение ты почти разрушил своей выходкой. Она не может так. Ты ее испугал и обидел, – чуть сжав мою ладонь, поведала мне душа Избранной.

Что мне теперь делать? – спросил непослушными губами, проклиная себя за этот вопрос, ведь, казалось, уже решил для себя, что хочу отступить... Что хотел отступить.

Она, как и ты, должна сама понять, чего желает. Но, естественно, без принуждения, Эрис, – строго посмотрели на меня. – Ты оттолкнул ее, но еще все можно вернуть.

Как? – подался я вперед.

Будь ей другом, – улыбнулась душа. – Будь рядом, поддерживай ее, и тогда ты вновь завоюешь доверие Изы. А после, быть может, ты уже, наконец, определишься, что тебе нужно.

***

Глава 7 Эльтар

Королева Тантанель с неудовольствием и нескрываемым негодованием рассматривала нас. Особенно пристально она смотрела на Изабеллу. Точнее, Изу, так как выяснилось, что ее внешность осталась неизменной даже после снятия артефакта. Я предложил наложить иллюзию прежней внешности, чтобы не шокировать королевскую семью, но Кирт покачал головой и сообщил, что в королевском кабинете стоит артефакт, разрушающий любую иллюзию. Злить еще и попыткой обмана, нетерпеливую семейку нам не хотелось.

И вот сейчас мы стоим перед королевской семьей, состоящей пока из четырех человек, и чувствуем, что Танта просто не находит приличных слов, чтобы высказать все свое отношение к нашему опозданию, появлению прямо посреди кабинета без разрешения, еще и с новой внешностью Изы.

Оригинально, – наконец, выдохнула Танта и посмотрела на Ангела. – Новая прическа, Избранная? – ехидно уточнила она, презрительно усмехнувшись.

Ага, кончики подровняла, – недовольно проворчала Иза, не уступая королеве в язвительности. Последние сутки она вообще сама не своя.

Я рада, что ты в состоянии шутить, – холодно заметила Танта, а после требовательно спросила: – Как все это понимать?

На нас было совершено покушение, моя королева, – взял слово Кирт, обращая внимание на себя. – Мы были вынуждены скрываться.

И где же вы так скрывались, что даже мои придворные маги не могли найти вас по всему Елейю?! – рявкнула королева, нетерпеливо стукнув по столу.

Простите, Ваше Величество, но мы не имеем права рассказывать об этом, – подал голос Кристофер с налетом аристократизма на лице. Танта перевела на него леденящий душу взгляд, а ее мужья, уловив настроение жены, подались вперед, но остановились, стоило ей приподнять пальчик, призывающий к порядку.

Пусть так. Рада, что вы все же не опоздали. Было бы неприятно, если бы на суд, на который я созвала всю высшую аристократию, не прибыли бы главные свидетели, – выпрямив спину и выдавив из себя улыбку, произнесла королева, взявшая свои эмоции под контроль.

Я заметил, как Иза сверкнула глазами, а после расслабилась и даже улыбнулась. Все бы ничего, но эльфийка взяла меня за руку и сжала ее, словно искала поддержки.

Суд начнется через несколько часов. Нужно обсудить некоторые моменты, – произнес один из мужей. Кажется, его звали Варель. – Начнем с новой внешности Избранной… – продолжил он и замолчал, словно подбирал нужные слова. Затем выразительно осмотрел девушку с ног до головы, от чего у меня появилось желание рыкнуть, и недовольно поджал губы.

Вы ведь понимаете, что, вызывая на суд аристократию, нам пришлось раскрыть правду относительно настоящего положения дел, как и о личности настоящей Избранной? – спросил более тактичный блондин.

Да, мы это понимаем, – кивнула Иза спокойно и сжала мои пальцы еще сильнее.

Следовательно, вас все знают как графиню Эстет. Мы не предполагали, что ваша внешность может поменяться, – словно извиняясь, произнес рыжий дроу с проницательными глазами и заискивающей улыбкой.

Понимаю ваши неудобства и прошу за них прощения, – с достоинством ответила Иза. – Так вышло, что я смогла вернуть свою настоящую внешность и от этого шанса не отказалась. Надеюсь, вы не станете судить меня за подобный каприз, ведь жить несколько лет в чужом теле и с другим лицом – сомнительная радость, на самом деле.

Допустим, – прищурившись и рассматривая Изу, кивнула Танта. – Однако это создает новые проблемы. Я не могу сказать, как отреагирует аристократия. Они совсем недавно отошли от мысли, что Силена была фальшивкой, а теперь еще нужно объяснять, почему заявленная нами Избранная на суде появится совершенно с другой внешностью, – тяжело вздохнула королева и задумчиво постучала по столешнице длинными ноготками. – Это можно исправить? Хотя бы временно?

Увы, только иллюзия. Изменения внешности нашей жены уже необратимы, – покачал я головой и погладил ладошку любимой большим пальцем, наткнувшись на внимательный взгляд королевы. Она задумчиво прикусила красиво очерченную, ярко-алую губу и досадливо поморщилась.

Увы, мой замок защищен от любых уровней иллюзий. Верю, что ты, Эльтар, в этом хорош, но даже твои способности не будут здесь работать, – раздраженно выдохнула она, озадаченно уставившись в пустоту, словно пыталась найти решение. – Как не вовремя… – протянула и подняла взгляд на нас. – Вы ведь понимаете, что я не могу допустить, чтобы этот суд сорвался?

Понимаем, Ваше Величество, – кивнули мы вчетвером, а мне вдруг стало почти жаль темную эльфийку. Она так долго желала мести, и вот сейчас, когда расплата так близко, все может оборваться из-за нелепых случайностей.

Быть может, негодование аристократии по поводу внешности Избранной можно переключить на что-то другое? – загадочно улыбаясь, протянул рыжий.

Что ты имеешь в виду? – прищурилась Танта, посмотрев на мужа.

Думаю, любимая, что сегодня самый лучший момент, чтобы объявить о своем наследнике, – выразительно воззрился он на Киртана.

Полукровка замер и напрягся, а Иза дернулась, словно от удара током, и с тревогой покосилась на него.

Танта задумчиво постучала себя пальцем по подбородку и произнесла:

Это может сработать. Тем более что суд будет над высшим аристократом, одним из претендентов на трон. Обвинители и свидетели должны быть не ниже его по своему положению, иначе нас просто даже слушать никто не станет, – рассуждала Танта и с уверенностью кивнула, а Кирт лишь обреченно выдохнул. Иза сделала шаг к нему и дотронулась до его плеча. Полукровка посмотрел на нее, а после слабо улыбнулся и кивнул, принимая свою участь.

Так и сделаем! – запальчиво воскликнула Танта, а после с сомнением посмотрела на меня, от чего я почувствовал озноб. – Вот только остается проблема. – «Проблемой», судя по всему, считала меня. – Даже если аристократия смирится с новой внешностью Избранной, перекинувшись возмущениями относительно нового герцога и наследника на престол, они не упустят шанс из злости ткнуть нас носом в происхождение Эльтара, – досадливо поморщилась Танта, словно я прибыл лишь с той целью, чтобы разрушить ее планы. На этот раз Иза вновь сжала мою ладонь, стараясь приободрить и успокоить. Только ее присутствие позволило мне сдержаться от рыка.

Удивительно, после более чем ста лет в рабстве мне потребовался лишь месяц рядом с Изой, чтобы излечиться. Теперь мое рабское прошлое казалось лишь страшным сном, а я чувствовал себя как никогда живым и свободным. Настолько, что порой забывал о том, что на многое до сих пор не имею права. Возможно, дело в том, что сама Иза не давала мне поводов вспоминать об этом, не проводила между нами тремя никаких различий, словно наравне с Кристофером и Киртом являюсь кем-то большим, чем просто бывшим рабом.

Думаю, с этим проблем не будет, – заметил Варель, а я с опаской покосился на него. – Благодаря Вережскому земли у нас есть, а титул получит за особые заслуги в поимке государственного изменника. Все можно устроить так, что никто не сможет придраться к его происхождению и не сможет его оспорить, – произнес он преимущественно своей жене.

Сколько это займет времени? – по-деловому уточнила она.

Не больше часа, если поторопимся.

Отлично, – кивнула темная эльфийка. – Приступай немедля, – дала она «добро», а темноволосый, не прощаясь, покинул кабинет под нашими недоумевающими взглядами.

Стойте, что вы собираетесь делать? – запаниковала Иза, делая шаг вперед.

Одолжение, – пояснил ей блондин с снисходительной улыбкой.

Одолжение кому?

Вам, естественно, – пожал рыжий широкими плечами, словно пояснял очевидные вещи. – Совсем скоро у вас в семье не останется «паршивых овец», – с насмешливой улыбкой посмотрел он прямо на меня.

Я не соглашался на служение при дворце, – поспешил напомнить я.

Именно поэтому это одолжение, а не плата, – с пренебрежением откликнулся блондин. – На твоем месте, дроу, я бы радовался, что обстоятельства так сложились, что нам необходим твой аристократический статус. Можешь считать себя счастливчиком.

***

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям