0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Выстрел судьбой » Отрывок из книги «Выстрел судьбой»

Отрывок из книги «Выстрел судьбой»

Автор: Кирсанова Любовь

Исключительными правами на произведение «Выстрел судьбой» обладает автор — Кирсанова Любовь . Copyright © Кирсанова Любовь

Любовь Кирсанова

Выстрел Судьбой

 

 

                                                                   Глава 1

                                                                      – 1 –

 

    –– Ну, что ты ржешь? А на спор, слабо?

    –– Да, ладно тебе. Верю я в судьбу, верю, но играть в нее не буду, – Влад оборвал смех.     

    Затем, прищурив глаза усмехнулся, и обреченно вздохнув посмотрел в окно.

А там, бушевало предновогоднее веселье, и как всегда, ожидание чуда. Что-то защемило внутри, как тогда в детстве, когда услышал тихие колокольца Рождества.

Он тогда никому об этом не рассказал, почувствовал, что нельзя. А главное, ему никто не поверил бы! В лучшем случае, над ним посмеялись бы, в худшем, прикрепили бы какую-нибудь кликуху на всю жизнь…

    –– Нет, ну чего тебе стоит загадать имя, и выйдя на улицу, спросить у любой женщины как её зовут. Если, имена совпадут, то в этом году ты женишься на своей единственной, у которой будет загаданное тобой имя. – Тимофей не на шутку разошелся в своих фантазиях. Глаза горят азартом, и где-то там в глубине их, полыхает пламя веры в исполнении желания.

    Влад немного прибалдел от такого. Нет, понятно, пошутить там, поразвлечься, но докатиться до пошлого розыгрыша самого себя, это уж слишком.

    –– Влад, не гунди. Я понимаю мужчина в любом возрасте хорош, но у тебя последний шанс поиграть в судьбу, потом его может и не быть, – Тимофей продолжал настаивать на своем.

    Влад задумчиво посмотрел на друга. Вот ведь, гороховая свадьба! Почему-то представилась рука, сжимающая дуэльный револьвер и палец на курке, …невидимая цель в тумане, … потом прицел, а следом спуск курка…и выстрел слышится, как разорвавшийся хлопок, ... не дрогнула рука… Господи, как медленно, очень медленно развеивается дым от пороха, … так хочется увидеть жертву… кто?  Он или она? Жив? Жива? Или …  но тут на плечо тяжело падает рука Тимофея, и восторженное восклицание, которое резко вырывает его из странной действительности ….

    –– Понял?! Ты понял?! Это ж, выстрел судьбой! Мать твою, Влад! Ты, чё?! Опять не слушал? Я, перед кем здесь распинаюсь? Да, пошёл ты! – психанул друг. – Ну и сиди в этом кабинете! Здесь же хорошо, тепло, и денежно! Главное спокойно. А для души?! Для жизни?! Что?! Трахая чужих баб, есть риск воспитывать только чужих детей. Ты хоть плюнь для разнообразия, чтобы свое родилось, родное! Хорошо хоть «главный», у тебя всегда в активном поиске. Рано или поздно, но он в отличие от некоторых, найдет ту, которая устроит его во всем! – при этом Тимофей выразительно посмотрел Владу на ширинку. – А вот, что будет, если это не устроит тебя?!

    –– Всё, всё. Успокойся. Даю слово… Что там надо сделать? – задумчиво потирая рукой щеку, вздохнул Влад. – Говоришь, выстрел судьбой?  

    А, была, не была! Один раз живем! И почему не реализовать под Новый год одно из мужских чудачеств? Потом сам себе не простит, что не попробовал это сделать.

    Сказано, сделано….

    Гиперсупермаркет горел неоновыми огнями реклам, и сочных зазывалок. «Пойди туда, не знаю куда, съешь то, что вряд ли съедобно» и всё!!! У тебя в руках суперприз чего-то там, вместе с лексусом внедорожником. Ура! Ура! Как легко оказывается на халяву, обзавестись дорогой машиной. Правда, никто не предупреждает, что доступна она только в единственном варианте. И то! Только на картинке!

    Так что, прежде чем поверить в такой выигрыш, проверься у психиатра на предмет, – можно ли тебе играть в такие взрослые игры на раздевание.

    Влад вылез из своего Land Cruiser и пошел на встречу судьбе! То есть ловить бабу в торговом супермаркете, чтобы спросить имя. На предложение, чтобы остановить любую проходящую на улице и спросить, как её зовут, он не согласился. Чувствовал для себя в этом какую-то неправильность. Он не мог объяснить, почему всё воспринимал именно так. Просто было странное ощущение дежавю, и он должен был его исправить…

     Вот только интересно, что исправить? ....  

     Влад шел по гипербольшому магазину, и впервые смотрел не вперед, не оглядывал цепким взглядом витрины с продуктами, а заинтересованно рассматривал женщин. Господи, сколько же их! И все, абсолютно все, – разные! Вот честно, на любой вкус, объём и возможность! Женщины были, и с грудью последнего размера, и с бедрами мечтой любого шаха, с талиями от необъятных, до объятий самого себя, то есть вроде бы обнял её, а на самом деле себя. Ух, даже жарко стало, когда все это бабье царство на себе примерил! Ну, ничего его понесло! Всего-то имя спросить нужно, а его аж распахнуло до хозяина гарема! Что твориться, твоя господи?!...

 

                                                                    – 2 –

     –– Мужчина, сойдите с моей ноги, – в голосе возмущение, и боль одновременно.

     –– Ох, извините, – поспешил извиниться Влад. Но, оглянувшись на пострадавшую, он непроизвольно, дрогнувшей рукой, перекрестился несколько раз, а затем нервно глотнув, произнес. – Чур, меня! Изыди!

     –– Мужчина, ты уж с ума не сходи! Ишь нервный какой! Никак рожей не вышла?!

     Влад глубоко набрал в легкие воздуха, проклиная себя за поведение, и искренне желая извинится, неожиданно для себя повторился:

     –– Изыди!

    Женщина, озадаченная его поведением, попыталась улыбнуться. Влад же

увидев ощерившуюся улыбку, с какими-то кольями вместо зубов, выдал опять:

    –– Изыди!

    –– Клинануло?? – прищурив глаза, участливо произнесло клыкастое чудо.

    –– Не надо, не улыбайтесь, – слабо попросил Влад, потихоньку пятясь задом, на что-то натыкаясь, что-то роняя, но упорно двигаясь вперед спиной и пятками. …..

    –– Как его, а?! Вот, что женская неотразимость без прикрас, с мужским полом делает?

    И почему, я до этого раньше не додумалась? А то маникюр, педикюр, маски! Всего то и делов, снять коронки с зубов и одеть зеленую шапку, со вздыбленным мохером двадцатилетней спячки, без шанса на расчесывание и всё…!!!! Мужик у твоих ног! – женщина, с искренним удивлением о своей недогадливости в завоевывании противоположного пола, подходила к зеркальным столбам, которые стояли по периметру всей площади супермаркета.  

    Увидев себя в зеркале, женщина чуть вздрогнула:

    –– Ох, ты ж! Действительно, без прикрас ….

   Там, в Зазеркалье, отражалась средних лет женщина, с неплохой фигурой. Не худая и не полная, небольшая грудь, даже животик имелся, ко всему прочему прилагалась округлая попа и прямые правильной формы ноги. Привлекательное лицо, с родинкой над верхней губой. А ещё, оно имело то врожденное обаяние, без которого невозможно представить эффектную даму. У нее не было больших глаз, распахнутых навстречу своему счастью, даже немного наоборот. При её улыбке, которая как солнышко освещало все вокруг, они превращались в две небольшие изюминки. Прямой нос, красивой формы припухлые губы, и … пресловутая зеленая шапка с мохером в стойку, имеющую форму вытянутого яйца фантастических размеров, типа «а ля папаха». Одета женщина была в добротную модную одежду, с отнюдь не дешёвым ценником.

Когда её отражение решило улыбнуться, то хозяйка всего этого, непроизвольно втянула голову в плечи. Тут же вспомнились испуганные слова мужчины, вернее его просьба, чтобы она не улыбалась. Конечно, кому ж захочется видеть гвоздики обточенных зубов, без красивых коронок, …Слабонервные медленно падают в обморок….

Шапку женщина не сняла, и прятать свою прореженность в зубах не захотела, а ко всему прочему придала вреднючее выражение лицу и только потом, решительно двинулась за покупками.

    Корзина с продуктами наполнялась на удивление быстро. Женщине уступили в очереди за мясом, перед ней расступились у молочных витрин, с овощами и фруктами тоже не было проблем. Как только она захотела взвесить выбранные овощи, то доступ к весам для неё освободился сразу. Её даже несколько раз сфоткали на сотовые телефоны. И в душе сладко запело, а затем разлилось упоительное чувство в собственной неотразимости. 

    Встав в очередь на кассу, женщина тоже была уверена, что и здесь дело пойдет быстро. И действительно, стоило только кассирше пару раз взглянуть на неё, а ей в ответ улыбнуться, то очередь стала просто таять на глазах. Стоящий впереди чуть выше среднего роста мужчина оглянулся и, встретившись с нею взглядом, застыл. Она же была вынуждена признать, глаза у этого мужчины чудо как хороши, и имели красивый серый оттенок, в обрамлении длинных ресниц, с нависшими над ними густыми бровями.

   Тем не менее, как ни хороши были эти глаза, но видеть эту женщину они не хотели в принципе, да и не желали этого скрывать. Сам же мужчина, нервно глотнул и непроизвольно дернулся.  Рука, этого неврастеника в дорогих часах, опять начала крестный ход вперед по нему родимому, а потом продолжила и её осенять крестом всеспасающим.

    –– Даже не думай. Не исчезну. Я здесь стояла, это моя очередь, – женщина воинственно подбоченилась. И чтобы мужик оставил всякую надежду на спасение, а заодно и подтвердить право на свое место в очереди она, ослепительно улыбнувшись частоколом зубных гвоздей, продолжила, кивнув в сторону кассы:

     –– Да, хоть у кассирши спросите, она меня точно здесь запомнила.  

    Кассирша, в отличии от этой женщины, святым крестом не была освящена, а потому её руки замелькали, пересчитывая продукты, с увеличивающей скоростью.

Мужчина, увидев улыбку женщины, а потом выслушав все её претензии, прикрыл свои глаза, и вынужден был ответить.

    –– Может вас вперед пропустить?

    –– Ой, да что вы?! Спасибо! Я уж как-нибудь здесь, за вами постою. Тут-то очереди, совсем ничего осталось. Да, и осененная вашим крестом, куда мне спешить? Может, стоя рядом с вами, я благодать получаю? Вы уж не обессудьте, дайте хоть прикоснуться к вам, глядишь и насморк пройдет, и бесплодие исчезнет, ну и до кучи, родовое проклятье канет в лету. Я ж на большее и не претендую, владыко, – затараторила шепотом женщина, все ближе приближая к нему своё лицо.

    Влад от такого наглого, просто наглючего к себе отношения, оторопел окончательно, и начал медленно отступать назад. Только вот, последнее слово он не совсем расслышал, слишком невнятно она его произнесла. Но сомнений в его правильности, оно почему-то у него не вызвало.

    –– Откуда вы меня знаете? – оторопел он.

    –– Да, не знаю я Вас, батюшка, – отшелепывала женщина.

    –– Да, как же так, матушка?! Вы ж меня, только что по имени назвали, – постарался уличить её во лжи, Влад.

    –– Влад…, – и женщина запнулась, – Влад…, – повторила она, и испуганно прикрыла ладошкой рот, так и не договорив это короткое слово «владыко».

   –– Да, Влад, Влад, и дальше, что? – уже злился он.

   Но женщина молчала и испуганно смотрела на него. Она явно не могла произнести и слова. Когда этот момент дошел до мужчины, на его лице появилась до отвратительности ехидная ухмылка.

    –– Вот, что осенение крестом, с неверными делает! – нравоучительно произнес Влад.

    –– Чтоб жить Вам, владыко, на одну церковную зарплату, без надежды на подаяния прихожан, – мгновенно отмерев, выпалила возмущенная женщина.

    –– А тебе, матушка, выйти замуж за любимого. Да, только найди его, для начала! Может он, в ожидании своего счастья, скончался давным-давно. – парировал Влад.

    –– Ей богу не хотела это говорить, но придется. Желаю вам батюшка, жениться на первой встречной, а по ночам в любви другой признаваться, -– не осталась в долгу женщина.

    –– Да как тебя зовут, счастливая?

    –– Катенькой меня зовут, потерянный!

    –– Каааак??!!

   –– Очумел от счастья, или опять святость по мозгам шандарахнула?! – скривилась женщина.

   –– Проходите быстрее на кассу, расплачивайтесь, – окликнула мужчину расторопная кассирша, которая по скорости обслуживания уже больше походила на вентилятор.

   Быстро, и в то же время не жарко.

    Мужчина поспешно, явно с большим облегчением, повернулся к женщине спиной, и расплатившись за товар, ринулся к выходу. Женщина провожала его тяжелым взглядом. Когда же кассирша несколько раз повторила требования об оплате покупки, она в заторможенном состоянии протянула ей свою платежную карточку.

    Уже сидя в своей машине Катерина устало сняла с себя эту мохеровую папаху. Она знала себя как облупленную, и многие поступки, которые совершались в порыве и без него, ею прощались, понимались и благополучно забывались. Но как отнестись к тому, что произошло сейчас в магазине? Откуда такая безответственность? Она даже позволила себе, попозировать перед камерами сотовых. Взгляд непроизвольно упал на шапку, а рука потянулась к сотовому.

 

                                                                        – 3 –

 

     Влад, обозленный, гнал по дороге. Благо до его коттеджного поселка дорога была в отличном состоянии, и встречные машины практически не попадались.

    «Спросил, называется, имя! О чем только думал?! Не дай господи, еще раз увидеть такое дитя природы. Аж сердце, чуть от испуга не остановилось!  И это притом, что воздействовать на него психоатакой практически невозможно. С рождения его нервная система крепка, здорова и устойчива. Но этот мохер беззубый, смог нанести ему разгромный удар!! Какая баба сволочная! Матушка! Тьфу на неё! Кошмар, но она правильно назвала имя, которое он загадал для своей суженой. Да ко всему прочему, её саму звали Катей! Но этой поганке, всё было мало! Она даже отгадала как его зовут! Пусть случайно и непроизвольно, но отгадала!

    И эта точность попадания в цель, была просто пугающей … Если правда насчет судьбы, то ему только что, – прострелили висок!

    «Тимофей, колдун недоделанный, – я тебя сам, лично, своими руками придушу!»

     Дома, разложив покупки по своим местам, он обессиленно упал в кресло на кухне. Глотнув спасительного горячего кофе, он глубоко вздохнул. Надо забыть то, что произошло в магазине. Срочно! Вот что он в этой женщине запомнил? Зубы? Вернее, их отсутствие…. Все равно не понятно, почему она врезалась в память. Ну, да ладно...

     Выйдя из душа, от постоял перед зеркалом, поиграл накаченными мускулами. Хорош! Да, посмотреть было на что. Отлично тренированное тело, мощная грудь и ноги, крепкая шея, средние бедра, и упругая задница. Но! Появление животика, на всей этой красоте говорило, что мужчина спортом в последнее время не очень заморачивался, зато в еде, явно отсутствовали ограничения.

     И, даже с таким дефектом, Влад смотрелся слишком лакомым кусочком для других женщин. Вот, именно так, – он смотрелся. Они же для него, были чем-то приходящим и уходящим непостоянством… Хотя женоненавистником не был, скорее даже наоборот… Но, вот до женитьбы дело не доходило… Причин для этого одиночества было много, просто так сложилось, и все тут…Как говориться, не получилось, не решился, не та которая к сердцу, не он к сердцу, и так далее, а результат на лицо, – он не женат, и даже постоянной любовницы нет.

     Прав, Тимофей! Шанс, на счастливую семейную жизнь, у Влада был последний. И на следующий год, пуститься в такую авантюру он точно не решится. Да и сейчас получилось все ужасно, а раз так, – значит надо забыть, как и не было ничего.

     Еще немного покрутившись перед зеркалом, и плюнув на домашние дела, не включая телевизор, Влад с наслаждением повалился на свою роскошную, просто огромную кровать, и как ни странно сразу же провалился в сон.

……. Просыпался он на удивление легко. В душе творился покой, и настоящее умиротворение, а ещё этот аромат… Божественный. ...Он был чуть слышен, но стоек, этот дурманящий запах свежескошенной травы и ладана. Почему то, Влад был уверен, что окно открыто, а занавески легко колыхались от небольшого ветерка. Боже, как красиво соловей заливался трелью. Почесав бороду, Влад все-таки решил открыть глаза. И снова закрыл…. Опять открыл, … да чтоб вас всех …пришлось крепко зажмуриться…. Не будет он их открывать! А, на шиша?! ...

     Видно сон продолжался, потому как в реальность происходящего, поверить было очень трудно. Место, где он проснулся, не было ни его домом, ни его кроватью, и уж тем более это была не его комната.

     Всё, что он увидел осветило как вспышкой, и четко зафиксировалось в памяти. Комната была большая, рядом с кроватью находился невысокий столик, с двумя креслами по бокам, у стены напротив стоял диван. Вся мебель была темно вишневого цвета, и очень изящна. Кресла с диваном являлись одним гарнитуром, об этом говорила их идентичность в резьбе, форме, да и одинаковая обивка тканью в цветочек.  На окнах висела тюль, полотно которой больше походило на ручное плетение…. Но он точно знал, – она была фабричной !!!

     Рука опять, потянулась почесать бороду. Борода???? У него????  

     Но на этом, его «неожиданности», не заканчивались.

     А именно!

     То, что он был женат, не вызывало сомнений. И она, голубушка, сейчас спала рядом на мягкой перине, своими аппетитными формами отягощая, так сказать, его выпуклости. Сводило с ума желание добраться до её ягодиц, сжать покрепче мягкую и аппетитную попочку, вдоль и поперек пройтись по животу, и наконец добраться до грудей … Ууух, вот там-то он разгуляется, только бы добраться до них, сквозь такое количество одежды. …

     Матушка, жена его венчанная, женщина горячая, на ответную ласку скорая, потому и хотелось успеть облапать и общупать её всю, пока она не заявила о своих желаниях конкретно, и поэтапно.

     После таких её предпочтений, утро, как правило, уж больно затягивается, отодвигая на неприличное время дневные дела. И потому, раннее пробуждение было предпочтительнее, где и действовать не мешкая, а то знает он свою женушку, пока свое не возьмет с кровати не выпустит.

     Сказано, сделано….

…..Влад, не открывая глаз понимал, что здесь, всё не так.  Его сознание раздваивалось. Он знал этого мужчину, в теле которого он находился. И не просто знал, – похоже это был он сам!! Это как на одну картинку накладывалась другая, меняя реальность, но не меняя главных героев! С ума сойти!

     Мало того, что это не его дом, да ещё он сам, – толи в своем, толи все-таки в чужом теле пригрелся. Вдруг дико захотелось, чтобы это было другое измерение, или пусть далекое прошлое, а он ко всему этому имеет только мимолетное отношение…Так решил во сне по мирам прогуляться, … ну по своим там, по чужим…

     Господи, но ведь он реально ощущает, что хочет этот мужчина, и он знает его мысли, желания, ….

     Но пока Влад настоящий предавался раздумьям, другой этим не заморачивался, а активно копошился в объемной ночнушке своей любимой женушки. 

     –– Сколько раз говорил, моя разлюбезная Катерина Перфильевна, не одевать столь пышные одеяния на ночь. С нас хватает, что я одет в эти хламиды. А все по вашим требованиям душенька, – бухтел, «тот Влад», пытаясь добраться до тела своей жены. – Тебе вишь ли, срамотно было показывать мои чресла кому ни попадя. А кто эти «ни попадя», вы матушка уточнить забыли. И теперь из-за вашей необоснованной ревности, я сейчас этими чреслами и свою ночнушку порву, и вашу предам анафеме. Да, что ж это такое?! – вскричал, уставший от такого количества преград, «тот Вдад», но тут же блаженно протянув, – Ну, наконец-то, матушка, добрался. Ты ж моя зазноба горячая, а нееет, ... жаааркая…. 

     Эх, какую женщину Влад ощущал под собой! Да, там любую остановку в своих ритмических движениях, посчитал бы личным оскорблением!  Его бедра обхватили такие соблазнительно упругие ноги, что мял и гладил бы их бесконечно. Вообще, это полный беспредел, иметь женщинам столько всего искушающего для мужчины. У него для этого реально не хватает конечностей, ведь так хочется схватить все сразу. ...  А как она крепко держалась за его руки! Потом в порыве страсти ласкала его грудь, вернее пытаясь повыдергивать на ней все волосы, желательно клочками, чтобы затем вцепиться ему в плечи.  До спины, слава тебе господи, не дотянулась….

     –– Матушка, забавушка моя, ещё, еще…– толи шептал, толи просил «тот Влад», – уууммм, матуууушкаа….

     Как хорошо-то, как свободно, и слезать с такой роднульки совсем не хочется, да вроде и не получится, ноги сжимающие его бедра, отпускать не хотели конкретно. Владу нестерпимо захотелось посмотреть на женщину, подарившая ему такой бесподобный секс.

     Посмотрел… Не может быть! Вся в истоме перед ним лежала… эта несносная женщина!! В чепце, с блуждающей чувственной улыбкой, но это была именно она, та из магазина, у которой был частокол вместо зубов, и зеленый шерстяной начёс, нереальных размеров.

     –– Фролушка, ненасытный ты мой.

     –– Да, с такой как ты, матушка, грех от благодати господней отказываться. – обцеловывал свою жену, «тот Влад».

     Этот Влад, закрыл глаза и завыл.

     «-Изыди!!!!»

     Батюшка, Фролушка, что с тобой родненький– донеслось до него в ускользающем сознании.

 

                                                                               – 4 –

 

     Влад вынырнул из ниоткуда и резко сел на кровати. На своей кровати. А вдруг нет?! Надо встать и проверить. Или он опять отголопировал в неизвестные дали?! Что ж его, как оглашенного, носит по мирам и времени. Не мальчик ведь уже, пора и остепениться. 

Боже, как он устал засыпать и просыпаться в своих сновидениях. Ведь так, и потеряться можно чёрт знает где! Прости, господи!

     А потому, ещё не совсем доверяя своим глазам и ощущениям, тщательно обошел своё жильё, заглянул во все углы и щели, даже сделал пробежку вокруг дома, чтобы окончательно убедиться, – он в своей реальности. И что не маловажно, вся его собственность принадлежит именно ему, а не какому-то Фролушке.

     Интересно всё же, что без него произошло в той реальности?!

     Вот он сейчас, о чем думает?! Ему в офис надо! Чтобы дать возможность Тимофею объяснить всё происходящее, а затем с чистой совестью подправить тому мужскую брутальность, а то что-то заигрался тот в суженых-ряженых! Пора вернуть друга верного, на путь истинный!

     Ага, помяни черта….

     Мобильный разорвался свистом разрывающихся петард в фейерверке, такая мелодия сопровождала все звонки от Тимофея. Хотелось верить, что Тимофей беспокоится о нем, переживает, но Влад в такие жесткие чудеса не верил.

     Скорее всего, снова придумал что-нибудь эдакое, а проэкспериментировать опять собрался на Владе. Потому как Влад свой, а потому и простит, и поймет, бывает побьёт, так ведь не на смерть.

     И, это его друг, его помощник, и его правая рука, его генерального директора холдинга, то бишь Влада!

    –– Влад! – кричал в трубке Тимофей, – не дождался вечером твоего звонка, решил сам позвонить. Нельзя так к друзьям относиться. Я тут с ума схожу от неизвестности, как все прошло. А он молчит!  Ну, ты хоть намекни, – имена совпали?!

    –– Совпали, – обреченно вздохнул Влад.

    –– Не понял?! Что за тон? Что случилось? Опять вставил свое веское слово, и тебя не поняли, да? Позволь поинтересоваться, они не сильно огребли твоих моральных оплеух? Ты неисправим, Влад, – застонал Тимофей. – Сколько раз тебе говорить, – проводи черту межу работой и всем остальным. Опять командовал направо и налево, и искренне не понимал, почему это многим не нравится?

    –– Не учи. И не сетуй там, где твое мнение не спрашивают. Ты вот, что скажи, – если женщина, у которой я имя узнал, ещё и мое имя правильно назвала, это что-нибудь да значит? Правда она это сделала случайно, оно у неё просто вырвалось…, – высказался Влад, и затаил дыхание.

     Черт знает, что! Но, он боялся услышать ответ. Уши вдруг заложило, а сердце забулькало где-то в горле, и набат беды набирал мощь. Это очень походило на состояние, когда заключалась рискованная сделка, там один миг решал, – беден ты или богат. А тут еще приходило понимание, что в его жизни наступают кардинальные перемены, которые нельзя отменить, да ему и не позволят это сделать!

    –– Что она сделала? – потрясенно переспросил Тимофей.

    –– Назвала мое имя, – осторожно произнес Влад.

    –– О, господи! Ты, Влад, либо любимчик фортуны, либо все было предопределено заранее! – устало пробормотал друг.

    –– Что ты хочешь этим сказать? – холодок больших неприятностей, стал медленно растекаться в груди Влада.

    –– Видишь ли, иногда мы своими действиями, автоматически подпадаем под ту или иную обязательную программу божественного провидения, а святые претворяют её в жизнь. И чтобы опекаемый ими раб божий не сворачивал с пути истинного, они пользуются всеми доступными средствами, иногда и проклянуть для острастки могут. И всё, ради святого дела!

    –– Тимофей, ты меня не путай! Причем здесь святые и божественное проведение? Это ведь была все навсего шутка?! То, что мы с тобой придумали и сделали, не имеют к правде и истине, никакого отношения. Просто стечение обстояте… – крик Влад захлебнулся так и не договорив последнее слово. – Сволочь, ты Тимофей и твой последний шанс, тоже сволочной, – выдохнув, договорил он.

    Влад в этот момент очень не кстати вспоминал свой сон. Господи, что же они такое привели в действие?!

    –– Влад, - ты, как и я, задумывая этот розыгрыш, лишь попытались создать иллюзию мечты, можно сказать её портрет! Но кто знал, что у тебя настолько сильный ангел хранитель, что он решил помочь тебе. Скорее всего он просто создал ситуацию, и вы с этой женщиной сыграли свои роли. Ну, а теперь жди свою суженную ряженную.

    –– Чтобы такая ситуация свершилась, нужно быть в нужном месте и в нужное время, а здесь налицо набор хаотичных движений и поступков.

    –– Ну, не скажи. Для этого, ещё характерна комбинация слов и их визуализация, – решил вставить свое слово Тимофей.

     И перед Владом всплыла картинка, которую он увидел: рука держащая дуэльный револьвер и возглас друга – «Выстрел судьбы!», – чёрт, чёрт, чёрт ... кажется первый пазл решил сложиться!

    –– Тимофей! Давай, я тебя тоже прокляну?! Получается, ты предложил поиграть в рулетку, я согласился, слова «выстрел судьбы», завели программу жизненного приоритетного пути, и все …. Осталось только спустить курок….

     –– Ты только не нервничай. Но, похоже на то, что, женщина, назвавшая правильно твое имя, … его и спустила.

    –– Тимофей!

    –– Да?

    –– Я сейчас приезжаю в офис, тихо тебя убиваю, прикапываю в скверике или где пожелаешь, могу и памятник поставить, но надпись на нем, «лез туда, где не ждали, делал то, что не хотели, за что и убили по собственному желанию», обязательна, –– четко, с правильной интонацией и ударением, произнес Влад.

    –– Стоп, Влад! Не надо лишних телодвижений. И давай успокаивайся, я тебя на работе с нетерпением жду. Тут договора подписать надо, а затем мы с тобой о обо всем поговорим. Не телефонный это разговор. Сам знаешь, у всего есть уши. – рассудительно, стараясь умерить горячность Влада, сказал Тимофей.

    –– Что, и твоя фортуна прослушкой занимается?! – удивленно саркастически и все ещё продолжая злиться, ответил Влад.

    –– Ну, в этом она спец. Боюсь, что в погоне за информацией, ей равных нет! – рассмеялся Тимофей.

 

 

Глава 2

– 1 –

Катерина

 

     Катерина сидела у себя дома на диване и невидяще смотрела в одну точку. Куда бы она не поворачивала свою голову, везде видела мужчину, … того, … из супермаркета.

     Его лицо трудно было назвать красивым. Или все-таки назвать? Нет! И ещё раз нет! Но оно притягивало. На него хотелось смотреть, и каждый раз находить что-то новое.    

     Что же в нем было такого? Может мелкие морщинки возле глаз? Может его прическа, – короткие волосы на затылке и косая челка, с модным прореживанием? Жесткая носогубная складка? Или эти губы, с припухшей нижней? Может немного тяжеловатые скулы, придающие лицу тот неуловимый штрих уверенности, который говорит, что перед вами мужчина, на которого можно…положиться в трудную минуту, и у него такое крепкое плечо. Да и сам он принадлежит, к той высшей категории мудаков, знающих себе цену. С таким вступать в любые отношения, очень, очень, опасно…

     Но вопреки всему, признав логику несостоявшейся, одев на нос розовые очки, а разумности сказав презрительное «фи», Катерина разрешила себе вступить в эти отношения. И это были не в какие-то там перепалки в магазине, нет … Он уверенно с каждой минутой прожитого вечера, ночи и сна, а теперь и дня, входил в её мысли, сердце и неплохо себя там чувствовал. Ей было хорошо и комфортно. Скорее всего поэтому, она не только не возражала такому беспардонному поведению её фантазий, но еще и поощряла эти безумства…

     Вчера вечером в машине, она набрала номер своей подруги, и после непродолжительных гудков раздался жизнерадостный голос Людмилы:

    –– Да, дорогая! Как дела, как здоровье?

    –– Не поверишь, ничего хорошего…– кое-как шевеля языком, проговорила Катерина.

    –– Поверю. В последнее время, это твое излюбленное состояние. Может все-таки есть что-то новенькое? Да! Что с твоей речью?! Ты у нас не пьющая, но разговариваешь так, как будто в дрыбаган пьяная.

    –– Коронки зубные сняла, а еще у меня в поликлинике шапку украли.

    –– Кто посмел? А это точно?! Может она до сих пор лежит там, куда ты и положила?!

    –– А, куда я положила?

    –– Ты у меня спрашиваешь? – звонкий смех Людмилы, волшебным образом стал снимать спазмы истерики, и она медленно начала сходить на нет.

    –– Ой, Людасик, я, когда к стоматологу на приём вошла, то пакет с шарфом и шапкой, по своей забывчивости, возле кабинета оставила на кресле. А вот когда вышла, – то стоял только пакет с шарфом и всё, больше ничего.

    –– А, что за шапка была, Катеринка?!

    –– Норковая…

    –– Обидно ...

    –– Согласна… А, в гардеробной женщина мне взамен утерянной, другую мохеровую дала, вздыбленную, по возрасту – еще королевскую чету помнящую, ... Говорит обязательно одень, она тебе сегодня вечер вернет, и то что потеряла найдет… – уже всхлипывала Катерина.

    –– Кать, ты реви так, чтобы можно было слышать и понимать, что ты там рассказываешь, а то самое интересное пропущу, – посоветовала, страсть как заинтересованная, Людасик.

    –– Я поверила этой гардеробщице, и надела её, эту папаху Буденного, ….  потом в супермаркет по дороге домой заехала, – дальше всхлипы плавно перетекли в рыдания, в память чему-то ушедшему, и потерянному.

    Людмила терпеливо ждала, когда поток первых слез закончится и продолжится повествование о том, во что в очередной раз влипла ей подруга. А то, что это произошло, не вызывало никаких сомнений, судя по обилию слез и крепнувшей истерике. Но к радости Людмилы, с этим быстро было покончено.

    Для Катерины, такое состояние оказалось слишком хлопотным делом и энергозатратным.  

    Да и отказаться от дальнейшего повествования своих приключений она просто не могла, а потому хорошенько высморкавшись, продолжила свой лепет о нелепой и странной истории.

    –– Там, мне нервный мужик на ногу наступил, и вместо того, чтобы извиниться, он крестом меня осенять начал, будто я из самой преисподней. Его просто заклинило на слове «Изыди». А я, Людасик, шапку все равно не сняла, и рот свой беззубый на замке не держала, и скромницей не была, и даже попозировала перед сотовыми, а он в очереди к кассе у меня имя спросил, а я ответила, и нечаянно его имя угадала. И вот сейчас сижу с тобой разговариваю, а сама не понимаю, – у меня что, комплекс неполноценности, если выбираю такие сомнительные способы рекламы своей супер привлекательности?!

Еще пару раз шмыгнув носом Катерина прислушалась к трубке. Ну, что ж ... там стояла тишина…

    –– Аллоооо..., – осторожно позвала она в трубку.

    –– Да, да, дорогая, – опять повторилась Людмила. – Ты, я так понимаю, шапку из вредности не сняла?

    –– Так, Людась, он меня крестом осенял! – ябедничала на мужика Катерина.

    –– Хорош?!

    –– Людмила, да ты что?! Какая разница хорошо он крестится или нет?!

    –– Я говорю, мужик хорош?!

    –– Понятия не имею! Но бесит так, что аж зубы сводит!

    –– Значит, ты в боевой папахе Буденного и с полным отсутствием зубов, а он со словами «Изыди» и своим крестным знамением, так?! – звонкий голос Людмилы, судя по интонации, готовил какой-то сюрприз.

    –– Ииии…, – вся, скукожившись от неминуемого приговора, произнесла Катерина.

    –– Поздравляю! Господь все-таки нашел способ, чтобы вы встретились. – Людмила в трубке ухохатывалась. – Кто-то из вас, любимчик фортуны! Такие люди как правило, пока найдут друг друга, столько людям кровушки попортят, что диву даёшься. А тут смотри-ка, тихо-мирно посмешили гипермаркет, и спокойно разошлись.  Блииин, жалко, как!  Такое зрелище пропустила! Ты завтра приезжай ко мне с этой шапкой, хоть посмотрю, прикоснусь к реликвии! Когда ещё такое счастье сподобится!

     –– Людасик, вот ты мне сейчас сочувствуешь, или нагло ржешь над моим горем? –подозрительно спросила Катерина.

     –– Радуюсь! Мужика, господь тебе подбросил! Ты уж этот шанс не упусти, – продолжала веселиться Людмила.

    –– Ты думаешь? – не поверила Катерина.

    –– И даже не спорь!

    –– Ну так, я домой? – почему-то попросила разрешения, Катерина.

    –– Да уж, езжай болезная. И успокойся, пусть всё идет свои чередом.

    –– Подруга, что за загадки?

    –– Какие уж тут загадки. Что там тебе гардеробщица сказала, «вечер вернет», – вот он и вернул…

    –– Людась, если что… так это, … мужик этот, … он от меня и не уходил, чтобы опять ко мне вернуться. И это, … его у меня никогда и не было.

    –– Катенька, откуда ты можешь это знать? Может не в этом мире, а где-то там, но он был? А ты взяла, и по нечаянности его потеряла! Я в такое запросто поверю, и даже ни капельки не удивлюсь. Сколько раз тебе повторять, не можем мы пройти мимо своего счастья, не можем! Другой разговор мы почему-то принимаем, его как за само собой разумеющееся, и потому сразу делаем ошибки за ошибками….

     –– Уговорила, все я домой...

     –– Пока...

 

                                                                     – 2 –

     … Попрощавшись с Людмилой и нажав на газ, Катерина медленно выехала со стоянки гиперсупермаркета. Приехав домой, она была настолько выжата морально, что даже не стала тратить время на вечерние посиделки за ноутбуком перед телевизором, да и на ужин махнула рукой. Очень уж тянуло развалиться на кровати, чтобы заснуть и забыть о стоматологии, о потере шапки, об этом странном мужчине, и о великом мохеровом начёсе. Поэтому выйдя из душа, не было ни каких сомнений в её дальнейших действиях, – спать и только спать.

     В своем сне Катерина ничего примечательного не увидела, а потому как всегда предалась излюбленному своему занятию, отдыху и приятному времяпровождению. Но не тут-то было. В этот момент её куда-то потянуло, и размазав по странным сновидениям, которые пролетели перед ней разноцветным калейдоскопом, выплюнуло в реальность.

     Катерина чуть не взвыла, – как так, даже поспать нормально и то не удалось, и не отдохнула даже ни капельки. Это что ж, она всю оставшуюся ночь, не смыкая глаз проведет?! Вот ведь! А днем опять к стоматологу идти, осколки своей зубной цивилизации лечить. Эта процедура и так не из приятных, а уж после бессонной ночи, она может превратиться в пытку. Может Катерина, и дальше бы себя жалела и плакалась, но ей пришлось прекратить столь неблагодарное дело. До неё вдруг дошло, что место, в котором она сейчас находится, – не её квартира. Мало того, она находится в чужой спальне.

     Спальня была приличных размеров, и обставлена старинной мебелью темно вишневого дерева. Пикантность ситуации состояла в том, что на большой кровати спали двое, мужчина и женщина, и то что это были супруги, не вызывало ни каких сомнений. Катерина в замешательстве оглянулась вокруг. Спальная была очень уютной, особый шик ей придала тюль висевшая на окнах. Было такое ощущение, что это ручное плетение полотна, но она была фабричной. Катерина об этом просто знала и всё. Любопытство распирало так, что страх умер в зародыше. Она подлетела поближе к спящей паре…

     То, что Катерина летала, а поглядев на свои руки и остальные части, она еще была и прозрачна, её не удивило. Захотелось ещё себе и крылья нарастить, для пущей убедительности её потустороннего происхождения, но не получилось. Наверняка по статусу не положено. Что ж, на «нет» и суда нет.    

     Склонившись поближе к мужчине, ей пришлось внутренне напрячься. Этот крупный бородач, кого-то очень смутно напоминал. Хотя более тщательнее рассмотреть его не удалось, так как в комнате было довольно темно. Но даже при таком осмотре, кое-что все-таки умудрилась увидеть. Мужчина был крупным, но не заплывшим от лишних килограмм, волосы длинные, перевязанные темной ленточкой, прямой нос, и припухлая нижняя губа. Женщина, лежащая рядом с ним, спала уткнувшись в подушку, и потому её лицо было скрыто от глаз. А еще Катерину поразило то, что они оба спали в ночных рубахах с отделкой из кружев по груди и на манжетах.

     Пока Катерина мучилась в раздумьях, кого напоминает этот мужчина, последний решил проснуться, почесать бороду, пару раз блеснуть глазами и начать активные действия по отношению к супруге лежащей рядом. При этом, он искренне возмущался не понимая, зачем драгоценная жена его, Катерина Перфильевна, сама спит в ночных одеяниях и его заставляет это делать. Хотя он, категорически с этим не согласен, и сейчас своим эрегированным пенисом начнет крутые разборки по поводу этих стесненных обстоятельств.

     Ну, а потом собственно, были игрища любовные. Хороши во всех смыслах! Каков мужчина! Загляденье! Да и жена мужу ни в чем не уступала! Хоть бери и записывай на видео, чтобы потом, в спокойной обстановке, посмотреть ещё раз с удовольствием. Но всё хорошее когда-нибудь кончается. Мужчина, почему-то после такого роскошного секса решил пристальнее взглянуть на свою жену…. А вот дальше последовал его вскрик: «Изыди».

     Катерину прибило к потолку и там же ещё и распластало.

     «Что?! Она не поняла?! Черт возьми, что происходит?!

     Место другое, обстановка чужая, а лица всё те же! Она знает этого мужика! Знает! Так это реальность, или сон?! Судя по тому, что она прозрачная, – это всего лишь сон. Но тогда почему, этот Фролушка, – вот здесь и сейчас, не что иное, как неврастеник из супермаркета из её той, реальности?! И это было ещё не всё! Последнее, что она рассмотрела, подлетев поближе к парочке на кровати, это была сама женщина. Она как две капли воды была похожа на саму Катерину. Женщина звала на помощь, потому что её Фролушка лежал на спине без сознания, и явно приходить в себя не собирался. По всему видать, мужик либо от секса последующего сбежать пытался, либо наоборот, прибежал к нему, а там бац и всё, «крышу» от счастья снесло».

     Вот честно, завидно стало! Люди умопомрачительными интимными играми занимаются, сознание от такой прыти теряют. А она?! Эх, ей бы минут пятнадцать такого счастья! Давненько хорошей разрядки не было. Тело от недоласки, скоро судить её будет, с приговором о принудительном лечении. Ибо то, что ей иногда перепадает, сексом назвать трудно. Это как правило, …так ... легкое напоминание о нем. Вот и думай, гадай, толи мужики такие пошли, толи секс деградировал.

     И пока та, Катерина Перфильевна из странного сна, голосила над своим мужем, перед самой Катериной, из образовавшейся возле неё дымки, вдруг показалось дуло старинного дуэльного пистолета направленное ей в грудь и оттуда же, из этой дымки, прозвучали слова:

     –– Врешь зараза, не уйдешь! За все свои прегрешения ответишь! Стервоза охальная!

     Катерина сорвалась на истошный крик! Жить хочется! Умирать в цвете сил, не попробовав семейных разборок, она не имеет права! Господи, что за бред перед смертью в голове проносится! Но, это уже не важно! Главное, из этого проклятущего сновидения выпрыгнуть и забыть, не вспоминать! Господи, помоги!

     И не успела она хорошо и добротно повизжать от страха, как её уже вытянуло из этой странной реальности, и выплюхнуло в настоящей.

     Все ещё размахивая руками и ногами, и пытаясь убежать от сновидения, Катерина все-таки поняла, что она уже лежит в своей родненькой, роднуленькой, и такой уютненькой кровати.

     Немного времени спустя, она наконец пришла в себя окончательно. Вдоволь на обнимавшись со своей подушкой, Катерина встала с постели и горестно вздыхая, поплелась готовить кофе.

     Через несколько минут, сидя за столом в маленькой кухоньке, её крохотной двухкомнатной квартиры, Катерина судорожно хлебала утреннее кофе. Именно хлебала. Потому что те звуки, которые она производила, втягивая в себя кофе большими глотками, по-другому назвать было трудно.

     Оцепенение спало, разум стал проясняться, и Катерина, включая наконец мыслительный процесс, рассеяно осмотрела себя. Руки на месте, ноги тоже, да и она сама в своей старенькой пижаме, давно выцветшей от стирок, как-то уж очень материальна. Ну вот же, она в норме, за своим столом и с пустой чашкой в руке. Катерина готова была целовать кафель на полу и благодарить всех святых, за то, что она живая, и ощущает себя каждой клеточкой своего тела.

     Она не привидение! Она не прозрачная и теплая! Ух и Ах!

А ещё через несколько минут, Катерина начала уплывать в розовый туман влюбленности, во что-то такое эфемерное, но с четкой зарисовкой мужчины, которого она хочет затащить ... под венец, ... на крайний случай… в кровать.

Вот, что за создание человек! Только что её трясло от страха, а сейчас уже в памяти плыл образ этого странного мужчины, его упертость и напористость, и его сводящая с ума сексуальная активность. Мужчина! Мужик!

Катюшу просто перемкнуло! Ей захотелось всего и сразу! В списке её новогодних подарков для себя любимой, этот мужчина стоял первым. Потом тот, в той реальности. Как их там зовут? Этого Влад, а тот Фролушка. Божественно! Этот злой и нервный, тот чувственный и нежный, а ещё очень настойчивый! Во, сколько у неё мужиков! Аж, двое! Да каких!

     Ну ладно, до Фролушки она может и не доберется, а вот Влад, где-то здесь в этой реальности галопом скачет. Врешь, голубчик, не уйдешь! Такие мужики на дороге не валяются. Смогли встретиться один раз, значит обязательно будет возможность — это повторить.

     И на самый крайний случай. … Даже, если вдруг они больше никогда не увидятся, у неё есть теперь тот тип мужчины, о котором она может втихаря помечтать. И никто её за это не осудит, потому что об этом никто не узнает.

     Когда Катерина набирала номер своей подруги, она и не подозревала, что божье колесо фортуны уже набрало приличные обороты, и хорошо увеличило скорость судьбоносных событий.

                                                     

                                                                            – 3 –

 

     –– Да, дорогая! – веселый голос Людмилы, поднял и без того отличное настроение Катерины.

     –– Людасенька, мне приснился такой сон! Но, может это был и не сон вовсе!

     И Катерина взахлеб начала рассказывать, теперь уже ночные, свои приключения….

     Когда позвучала последняя буква в повествовании невероятных приключений, она облегченно вздохнула и подытожила выше сказанное:

     –– Мне этот Влад, сейчас по самую макушку нужен.

     На том конце трубки раздался тяжелый вздох и удивленно-саркастическое:

    –– Да неужели?! Сподобилась до мужичка снизойти! Наконец-то!

    –– Так! Ирония мне сейчас твоя не нужна, даже вредна будет. Лучше предложи набор советы, как действовать в данной ситуации. Я теперь что, должна почетный караул возле этого супермаркета нести, лелея надежду на встречу в ближайшую пару лет? – с деловым видом вещала Катерина, – Надо более тщательнее разработать план по отлову этого Влада.

    –– А времени своего, не жаль? Терпения хватит? – продолжала подтрунивать Людмила. В таком случае, тебе проще пораньше спать ложиться, да в анабиозе с Фролушкой развлекаться.

    ––– Позволь уточнить тебе, что во сне развлекаюсь не я, а та, на меня похожая. Признай, что это не одно и тоже. Она получает удовольствие, а я как последняя мазохистка за этим наблюдаю! Нет, в этом деле что-то по-другому сделать надо, чтобы для меня тоже радостно было и ощущаемо.

    –– Ну что ж, пришла пора посетить гадалку, – назидательно произнесла Людмила.

    –– Ты так считаешь?

    –– Абсолютно.

    –– И, когда мы сим делом займемся?

    –– Ну, надо сначала дозвониться до неё, договориться о встрече и вот тогда все тайное, станет явным.

    –– Людасечка….

    –– Слушаю тебя внимательно. ....

    –– Вот кому сейчас крупно повезет, – гадалке с нами, или нам с гадалкой?!

    –– Ну, что ты опять начинаешь? Подумаешь наврет в три короба, но есть вероятность где-то и правду скажет.

    –– Ага, вранья на три короба, а правды с кулачок.  Ну ладно, я пошла к стоматологу, превращать свои зубы в идеальный оскал.

    –– Выйдешь из поликлиники, позвони. Будем действовать дальше.

    –– Да, да, – усмехнулась в ответ Катерина.

    Как говорится, сборы были недолгими, и уже через полтора часа она мчалась на прием к стоматологу. Сама себе удивляясь с какой скоростью навела порядок в одежде и макияже, но что поделаешь, жизнь засверкала разноцветными красками

     Войдя в холл здания поликлиники, она повернула к гардеробной. Опаньки…

     Гардеробной слева, – не было!  Вернее, она была, и была слева при входе, НО за поворотом.

     Стоп, стоп. Она точно помнит, что при входе сразу слева находилась гардеробная…  А может всё было не так, и её память сыграла с ней злую шутку, разложив прошедшие события в полном беспорядке.

И чтобы подтвердить или опровергнуть саму себя, она кинулась к гардеробщице. Но там … стояла другая женщина….

Успокоились!! Можно предположить, что нужной гардеробщицы нет только потому, что сегодня не её смена. Просто во всем виновата вчерашняя зубная боль!

Голова отупела от множества вопросов.

     А вдруг и стоматолог другой?

     Но нет, стоматолог был тот же и коронки он сделал отличные, что несомненно порадовало её после всех странностей при входе в царство здоровых зубов.

     Чуть позже, успокоившаяся и в хорошем настроении, Катерина стоя перед зеркалом, примеряла на себе, обалденную белоснежную улыбку. Затем напоследок ещё раз оглядела холл поликлиники, она направилась к своей машине.

      Уже сидя в машине, Катерина посмотрела на пакет с шарфом, который она так и не отнесла в квартиру. Подтянув его к себе, она запустила в него руку, – первой попалась мохеровое изобретение спиц, вторым был шарф, а вот третьей была её потерянная норковая шапка….

     Однако!!

 

Глава 3

 

–1 –

     Уперев кулаки в стол, Влад всем своим корпусом навалился на него. И Тимофей, вжавшись в свое кресло, искренне этому порадовался. Все-таки в таком состоянии Влад может дотянутся до него не так качественно. Если очень постараться, то друг не дотянется до него и вовсе.

     –– Влад, ну что ты кипишуешь?! Во сне, с такой женщиной удовольствие словил! Вдумайся, – во сне! В реале ты даже не знаешь кто она и откуда? А если она вообще не из нашего города?! Для тебя сейчас важно только одно, – ты в этом году женишься и её будут звать, Катерина. И вот на этом всё! Всё!

- Ты забываешь о пистолете, – зловеще улыбнулся вице- президент компании.

- Пистолет, как пистолет. И что с ним не так?

- Он стрелял.

- В тебя, за тебя или ты сам?

Влад опешил от такого вопроса, но подумав немного, уже не очень уверенно сказал.

- Кажется я сам.

- Так кажется, или действительно ты?!

- Тимофей, ты вот куда сейчас уводишь разговор?! Меня интересует уже не будущая жена и ее имя, меня волнует вопрос почему я очутился в чужом теле, в неизвестном измерении, и под боком у меня лежала женщина из гипермаркета?!

- Ну это то понятно, что тебя волнует изобретательность твоего сна, причем с такой странной избирательностью! Но пистолет здесь при чем?! Может это вообще не к этой истории относится? – осторожно предположил Тимофей.

Влад честно пытался достучаться до своего друга. Но видя его безмятежный взгляд и глухую оборону позиций, он понял, что данный раунд пока проигран. Тимофей явно был не расположен, обсуждать произошедшие с Владом. И вот это поднапрягало. Потому что надо знать этого ведьмака недоделанного или колдуна, кому как нравится его называть. Тимофей, почти всегда, знает реальную подоплеку происходящего. А не хочет говорить лишь по одной причине, – не пришло время.

Никто не помнил, когда Тимофея стали звать колдуном. Причем одни упорно звали его ведьмаком, другие колдуном, но Тимофей на счет этого всегда посмеивался и других просил всерьез над этим не заморачиваться.

Сам он был довольно высоким мужчиной, с правильной пропорцией тела, всегда облаченного в строгий костюм, как правило темных оттенков, и дорогую кожаную обувь, которая даже издали давала понять, что она очень удобна и мягка. Его лицо выражало легкое лукавство, а живой блеск бледно-голубых глаз это только подчеркивал, в стороне не оставались и губы, которые всегда терзала легкая полуулыбка, обнажая красивый ряд зубов. А завершала всю эту композицию, темная шевелюра крупных кудрей. Но этот портрет был бы не полным, если не упомянуть про его отношения с противоположным полом.

Каждая женщина, встречающаяся на его пути, искренне верила, что любил и любит он, только её одну. И весь последующий секс с другими бабами после неё, это ничто иное, как похотливые оргии слетевшего с катушек горного рогатого. Причем, ни одна женщина не могла похвастаться, что у нее был секс с Тимофеем. Мало того, все эти оргии, были лишь плодами их богатого воображения, но тем не менее… Чем бы женщина не тешилась….

Каково же было бы их разочарование, узнай они, что он давно и счастливо женат. И свою любимую он тщательно оберегает от грубого вторжения реального мира, не забывая тщательно сдувать пылинку с её плеча, которая даже ещё и не долетела до него.

Но вот дурой, его жена точно не была, и не имела привычки под неё косить. Именно поэтому Тимофей и летал частенько в поисках временного проживания конкретно, пока любимая выпускала пар и её рученьки яростно пытались дотянутся до любого участка его тела. Но он всегда успевал за минуту до своей смерти, клятвенно уверить жену в своей верности и неприкасаемости до него других баб.  

Влад пристально еще раз посмотрел в глаза другу и приказал.

- Иди работай. Но учти, если я в этих снах жить останусь, ты все равно до моей собственности ты не доберешься. Завещание написано не на тебя. Ты понял?!

- Да как ты можешь об этом говорить? – обиделся Тимофей.

- А ты мне здесь губки не дуй, как кисейная барышня. Скажи спасибо, что я тебя об этом вслух предупреждаю, а то мог бы просто прикопать ... Сволочь потусторонняя ... Ты ведь приблизительно знал, чем это закончится? Единственное во что могу поверить, так это в то, что путешествие в другую реальность было тобой не запланировано.

- Влад, тут ты не прав.

- В чем не прав? В том, что ты, не был во всем уверен или наоборот, именно во всем и был уверен?!

- Тут все намного сложнее и серьезнее.

- Пошел вон, слушать тебя не желаю и видеть тоже. Слишком большой соблазн из тебя ведьмовскую свечу сделать.

- Всё, Влад, ухожу. Только успокойся и поверь, все будет в порядке.

- Повторять не буду. Или ты выметаешься, или готовь себе место на кладбище.

Тимофею крайне не понравилось такое место жительства, потому и ретировался из кабинета Влада почти мгновенно.

 

– 2 –

 

- Ольга, – прокричал Влад, вызывая свою секретаршу, причем совершенно забыв нажать на кнопку селектора.

Секретарша, мгновенно нарисовалась в проеме дверей кабинета. Лицо её ничего не выражало, поза не дышала подобострастием, единственное, что её возможно волновало, – почему именно она должна огребать по полной, после каждого ухода его заместителя, то бишь Тимофея.

- Ольга, больше этого проходимца, ко мне не пускать, – приказал Влад, восседая в позе императора, за своим столом.

«Еще скипетра и державы в руках не хватает» – устало подумала Ольга, – «кой черт, они опять не поделили? Как маленькие, в самом деле. Взрослые же уже мужики, пора каждому ходить в свой горшок, и играть только своими игрушками».

- Ольга, ваш стаж работы у меня довольно приличен, но это не дает вам право, ехидничать в мой адрес.

- Владислав Сергеевич, я даже в мыслях не держала вам хамить мимикой. – начала она терпеливо объяснять свое пофигистическое настроение, но при этом подобралась и улыбнулась заискивающей улыбкой.

- Тааак. Что на сей раз?

- На сей раз, вы Владислав Сергеевич, находитесь в пятидневной командировке, где-то там в глуши, где абсолютно нет цивилизации и тем более связи.

- А вот это уже интересно, – протянул её непосредственный начальник, – и что меня к этому подвигло?

- Ваша бывшая…. Она сегодня с утра требовала записать её к вам на прием…

  «О господи, только не это» – в панике замелькали мысли Влада. В последний раз он сбегал от этой стервы по дну небольшой речушки, и выплыл тогда черт знает где. Расставался он с ней тяжело. Её эксцентричные выходки с бурными и громкими скандалами, вымотали его окончательно. Хорошо, что тогда вмешался Тимофей. Как ему удалось уговорить эту женщину исчезнуть из жизни Влада, покрыто тайной. Но результат был на лицо, больше её Влад не видел. До сегодняшнего утра…. Что ж надо удирать, пока не станет слишком поздно …

- Ирина, я действительно должен уехать. О месте своего нахождения, сообщу позже ...

- Хорошо, Владислав Сергеевич, но выходить вам нужно будет через главный вход, у черного вас скорее всего уже ждут…

- Оперативно ... – усмехнулся Влад, и пулей выскочил из кабинета, не забыв правда схватить телефон и ключи от машины.

- Вот это нелюбофффф…– закатив свои глазки к потолку, глубоко вздохнула Ольга.

…..Дежавю…. Влад опять гнал свою машину, подальше от города, но уже подальше и от своего коттеджа, в надежде, что все его старанья будут не напрасны.

Он направлялся на дачу, купленную по случаю, и сейчас там вовсю шел ремонт, так что его присутствие при этом будет, как нельзя кстати.

Резко притормозив перед небольшим домиком, одетым в стропила, Влад вышел из машины и с хрустом довольно потянулся. Взглянув на свое деревянное приобретение, он вдруг увидел все, как будто со стороны.

Этот домик, которому предстояло одеться в добротную обшивку с красивым внешним фасадом, выглядел как мечта о домашнем островке уюта с поздравительной картинки. И то, что он находился в маленькой деревне, на берегу обмелевшей речушки, уже больше похожей на ручеек, придавало ему тот неуловимый фантазийный шарм детства.

А вокруг бушевала зима, с большими опушками снега на лохматых ветках елей, с показом разнообразных фасонов пушистых шуб для деревьев, и волшебно серебристым ковром на земле. Чудо, как хорошо вокруг! Как будто домой вернулся, после долгих шастаний неизвестно где.

Выгрузив из багажника продукты, купленные по пути, и одежду, которая всегда была там на многие случаи жизни, Влад наконец-то вытянул свои ноги перед камином, блаженно прикрыв глаза. Он был в спортивном костюме свободного покроя, и не отказал себе в удовольствии укрыться мягким пледом. Ведь никого нет, и никто не увидит, как он нежится от всего этого.

…. Мягко и неслышно к нему подобрался такой долгожданный сладкий сон.

 

– 3 –

 

- Душенька, Катерина Перфильевна, за что?! Вы же прекрасно знаете, что у меня от меда страшная аллергия, я даже задыхаться начинаю. – упрашивал свою женушку Фрол.

- Ешь, ирудушка. Козлина бородатая. При живой супруге, глазки строить молочнице. В следующий раз тебе Фролушка, мужу моему законному, так легко не отделаться. – отхлебнув чай с блюдца угрюмо заявила, это мохеровое чудо.

 Хотя именно сейчас, на потрепанный мохер она не тянула ни капельки, но стервозность свою не растеряла, а даже усовершенствовала.

И вот что самое интересное, стол за которым они оба сидели, ломился от яств и поражал своим разнообразием. Чего только там не было, и сало с прослоечкой, и грибы жаренные, и грузди соленые и отварная картошечка со шкварочками, и пирог с капусточкой и пирожки с мясом. Но перед Фролушкой, стояла большая пиала с медом, на блюдце лежали баранки, и большая кружка с ароматным чаем.

- Душенька, ну как же так?! Я ж умру, лапушка, – с дрогнувшим голосом продолжал Фрол.

- Как значит, в грудях у чужой бабы разлучницы лазить, так о жене и не вспоминаем, и о своей жизни не беспокоимся. А только денно и нощно об отростке своем думаем, о его желаниях и предпочтениях. – грозно свела на переносице свои брови Катерина Перфильевна. Хотя куда уж больше! Они, эти брови, и так находились по отношению друг к другу почти под углом в тридцать градусов.

Фрол от такого несправедливого обвинения аж чаем поперхнулся, тем самым ароматным и совсем несладким. А Влад в поддержку, почти казненному, мысленно респект поставил за терпение. У него, Катерина Перфильевна, давно бы за дверь с вещичками была выставлена. И никаких переговоров! Чтобы на корню пресечь, эти нехилые предъявы мохеровой беспредельщицы!!!

- Какие груди, и причем здесь мои руки! – откашлявшись прогремел Фрол.

- Конечно, конечно, – язвительно поспешила ответить Катерина Перфильевна, – зачем нам рученьки, а?! Ты ж своими хваталками за крест свой вцепился, который у тебя на груди висит! Надо же для равновесия, за что-то ухватиться! А глазенки свои навыворот, вывалил в пышнотелости молочницы, и губами от страсти, аж причмокивать начал. И так … не отвлекаемся, начинаем пить чай с медом, супруг неверный.

- Да с чего вы взяли, душа моя, что мне её пышнотелости нравятся?! Ну заглянул в них немного, ничего нового не увидел. Мне тогда молока очень хотелось, в горле запершило сильно. Может от того и причмокнул пару раз, в предвкушении утолить жажду, – не терял надежды на спасение Фрол.

А вот не надо разбрасываться словами так неосмотрительно, как Фрол. Из всего им сказанного Катерина Перфильевна, выделила лишь словосочетание, которое окончательно вывело её из себя.

- Ничего особенного не увидел?! Значит вдоль да поперек все у этой распутницы перещупал и перепробовал?! Охальник чертов! Нет тебе прощения, змеинушка подколодная! Пей чай морда обнаглевшая, и ложками мед кушаем, поторапливаемся! –требовала Катерина Перфильевна.

Причем от злости, и такого предательского к ней отношения, руки у Катерины тряслись. А чай с её блюдца, грозил окропить все в округе.

Сам же Фролушка, рукавом рясы вытер пот со своего лица, и со стоном продолжил.

- Краса моя, ненаглядная! Не бери грех на душу, не губи окаянная. За что умирать страшной смертью заставляешь?! За глоток гребанного молока! – молил Фролушка свою жену. Кому ж умирать хочется по бабьей дурости. Она побесится и успокоится, а ему это успокоение в гробу предлагают!

- Молчать батюшка, хрюндель бородатый! Ложку взял, меду ею набрал, и в рот родимую запихал и не выплевывать! Ни мед, ни ложку! Не выплевывать я сказала, любитель чужих огородов! Не переживай, гроб всем на зависть украшу, слезами сорок дён орошать память о тебе буду, во всех церквях в нашем округе по тебе панихиду закажу, и в знак любви к тебе скотине рогатой, ещё и сорокоуст вдогонку. Я не злопамятная. Пусть тебе дорога в рай не будет заказана! – вещала на всю гостиную Катерина Перфильевна.

А чтобы все прониклись важностью момента, она привстала со своего стула, и гордо выпятила свою грудь. Вот так-то!

 «Вот сука какая, а?! Получается, он из этого проклятущего сна может не только не вернутся, но и к праотцам отправится, благодаря этой неврастеничке ревнивой. – взвыл дурниной Влад. – Вот только дайте ему от сюда сбежать, и он этот гипермаркет с землей сравняет! Фроооол! Кобель в рясе! Спасай придурок себя и меня в том числе! Чесслово, в долгу не останусь! Господи, да знай он тогда заранее, с кем его судьба в гипермаркете столкнет! Он бы туда, под расстрелом не пошел. Он вообще никуда бы не пошел!».

Фрол тоже видно решил не медлить в этом деле, и кинулся отвоевывать свой жизненный цикл в полном объёме.

- Душенька не губи, – привскочив с места Фролушка и подхватив рясу, бросился к шибко расточительной на угрозы, своей супруге.

Та, не ожидавшая такой прыти от приговоренного к смерти, ошарашенно взирала как Фролушка пытался облапать все что можно на её теле. Он даже постарался залезть под юбку, срамотник эдакий. Но с такой глобальной проблемой ему справиться не удалось, так как количество подъюбников у платья превышало все допустимые нормы. «–Вот куда деньги уходят то,» – мелькнуло у него в голове. И он, чтобы не забыть, сделал зарубку в памяти на последующие, уже обоснованные претензии к жене.

- Только одну тебя люблю, все мысли о тебе, и душа поёт, и сердце сладко стонет, когда ты рядом с мной, душенька. Хочешь всех молочниц с усадьбы уберем?! И пусть их дети впроголодь живут, нам то что?! Мы ведь любим друг друга, а остальные для нас только уважаемые прихожане. И то правда, все бабы — это искушение божье! Потому надобно их всех, желательно конечно через одну, анафеме придать, нечего им в церкви делать!

Катерина Перфильевна, слушая внимательно Фролушку, впечатлилась грядущими изменениями в её жизни. Которые были, отнюдь не радостными. Она вдруг поняла, сколь внушительно количество баб будут ей мстить. А уж они в своих намерениях, вряд ли остановятся на полумерах.

- Эээ, погорячилась я, разлюбезный мой Фролушка. Бог с ней, этой молочницей. – затем посмотрев на стол с едой, запнулась на секунду и продолжила:

- А кто это напротив тебя, мед поставил?! –сделав вид, что только сейчас увидела это безобразие, заверещала Катерина Перфильевна. Заодно и глаза округлила, чтоб ясно было, – от ужаса. В связи с этим, она напрочь забыла, кто инициатор данных преступных действий. И на всякий случай, экстренно начала заметать свои следы и пальчики в деле. – Фролушка, ты ж умереть мог, если бы его нечаянно хоть капельку съел! Параська, ты что ж делаешь негодница! Зачем мед принесла?! – гневно вопрошала Екатерина у дворовой девки, – как посмела ты угрожать здоровью батюшке!

- По недоразумению, матушка! Сейчас же убрано будет, – постоянно кланяясь и не разгибая спины Параська прихватила мед со стола и привычно быстро начала пятиться задом, причем серьезно увеличивая свою скорость. Когда девка скрылась за дверью, Фролушка облегченно вздохнул и уже не скрывая своих намерения, интенсивно начал запускать свои руки в эти ненавистные подъюбники.

- Фролушка, озорник ненасытный, ну не здесь же такими приятностями заниматься!

- Катерина, зазноба моего сердца, так поспешим наверх, терпение у меня не железное! –не уставая делать одновременно сразу несколько дел: целовать, лапать и дотягиваться до сокровенных мест

 - Ох, Фролушка, – сладко застонала Катерина Перфильевна….

А Влад приготовился опять к сногсшибающему сексу, с ужасом понимая, что от такого удовольствия с мохеровой ревнивицей, он не откажется ни за какие коврижки.    

Спустя некоторое время и Фролушка, а вместе с ним и Влад, лежали полностью расслабленные и умиротворенные, а их Катенька, нет .. Катерина Перфильевна, закинув свою ногу на него … или их…, ну да неважно, мечтательно рассматривала узор на стене. Рассеяно поглаживая Катеньку по плечу, Влад вдруг понял, что уходить отсюда не хочет. Пусть в этой реальности он зовется Фролушкой, ведь это по сути не важно, и то что он батюшка в церковном приходе, это тоже по большому счету роли не играет, – он за себя уверен всегда и везде. Самое главное у него здесь есть жена, которую он любит, и ему с ней хорошо! Ага, не соскучишься! И внешностью бог не её обидел. А какие роскошные волосы у его Катерины! Ишь, в какие косы заплетены и вокруг головы уложены. Право, ведь царицей выглядит. Царицей его сердца. Почему же в настоящей реальности они так плохо встретились и разошлись, так и не узнав друг друга?

«Эээ, Эээ, … его что?! Снова уносит?! Да сколько можно?! Может решиться и вернуться сюда на постоянное место жительства?!– только и успел раздраженно подумать Влад, как выпрыгнул из своего сна…, а тут его уже аккуратно тормошили.

 

–4 –

 

- Мужчина. Мужчина, – будило его блондинистое чудо, с большими голубыми глазами, очень похожие на лесные озера, и восхитительной нежной улыбкой.

- Ты чьё, чудо?! – еще не совсем проснувшись, прошептал Влад, сквозь дымку сна разглядывая этот мираж, так похожий на … снегурочку.

- Пока ничье, – легко, как звон колокольчиков, засмеялось это ничейное чудо.

И Влад мгновенно проснулся. Где-то там в отголосках памяти он помнил, как приехал в свой домик, как блаженно растянувшись на диване перед камином уснул. Странно, но камин всё еще весело полыхал и потрескивал поленьями, хотя по сути дела, огонь уже должен был догореть.

Что он там ещё помнил?! Ах, да! С какой-то дури, он захотел остаться в той реальности сновидений. Совсем с ума спятил! И не дай бог, увидеть ту женщину ещё раз. Как её там зовут? Катерина….

- Что вы сказали? Катерина? Да! Меня зовут Катериной, – продолжала улыбаться, эфемерная девушка.

- Ещё одна!! – подскочил с дивана Влад.

Сходил в гипермаркет называется! Спросил имечко! Выбор баб на улице его не устроил! Эстет! В толпу магазинную его понесло! И ведь имя придумал, довольно редкое для наших дней! А оно вона как поперло! И каждая с мерзопакостным характером. Что ж делать то?!

- Позвольте, а нас много? – с небольшой паузой спросила девушка. Начиная свой осторожный отход в сторону дверей.

- Стоять, – в своей жесткой манере потребовал Влад. Девушка мгновенно замерла и испуганно взглянула на него.

- То есть, нет не надо. – разрешил Влад, но не увидев положительной динамики в движении девушки, усмехнулся, – Да вы не бойтесь, просто в последнее время плохо сплю.

Девушка после этих слов вздрогнула и решила все-таки продолжить ненавязчивое отступление к выходу.

- Хорошо, хорошо, – применив одну из своих улыбок-очаровашек, сказал Влад. – Вы хоть объясните причину своего появления. А то я начинаю чувствовать себя монстром, напугавшего невинную девушку.

- Да у меня машина заглохла недалеко от вашего дома. Я постучала к вам, правда постучала. Но никто не ответил. Дверь оказалась не заперта. И я решила зайти, а тут вы спите. Вы уж извините меня пожалуйста. – не заикаясь, но и не бодрячком, все-таки пролепетала девушка.

Влад, облегченно вздохнув, плюхнулся обратно на диван, и машинально провел руками по волосам. Но вместо чтобы пригладить, он взял и взъерошил их. Затем более пристально взглянул на этот новогодний … подарок.

Удивительно, но это имя ей очень шло, и оно не вызвало такого отторжения, как от некоторых брякозябр, которые были почти что близнецы! Одна в снах строевые порядки наводит, другая по магазинам шастает, нормальным людям жизнь портит.

Эта же девушка, сидящая здесь и сейчас, на тех не походила абсолютно, ни внешностью, ни поведением, хотя имя носила такое же. Одежда дорогих брендов, и, если он не ошибается, недалеко от его дома стоит ну очень недешевая иномарка.

Катерина, наблюдая за его действиями, поняла, что этот красавец мужчина, не угрожает её безопасности. Да мало того, ещё и пытается произвести хорошее впечатление. И наконец успокоившись, аккуратно, но все-таки с небольшой долей боязливости: «-А вдруг все не так, как кажется и она в лапах у извращенца. Или нет?» – присела на кресло, которое стояло рядом с его диваном.

А Влад, отряхнув с себя остатки сна, и рассматривая перед собой девушку, потихоньку начал осознавать, что все складывается действительно неплохо. И эта капризная дама Фортуна, начала подавать первые признаки разумности.

В такой глуши, к нему в ручки приплыла самая настоящая мечта любого мужика.  Блондинистые волосы, красиво обрамляли это милое, даже можно сказать невинное личико. А какие манеры! Да и одета она была, довольно соблазнительно. Джинсы и белая короткая рубашка, выгодно обтягивали все её девяносто, шестьдесят, девяносто.  

Нееет, от такого лакомства он отказываться не собирается. А значит сейчас, будет применены все способы соблазнения, если понадобится, – то и предложены все красоты совращения.

- Так, так, машина, говорите… Ну что ж надо посмотреть. Но говорю сразу, я в машинах не очень разбираюсь, не моё это. Может вызвать эвакуатор?

- Сейчас?

- А когда?

- И есть вероятность, что в эту глушь приедет эвакуатор?

- Ну вы же здесь появились, значит и помощь ждать придется не так долго.

- Да, тут вы правы.

- Ну что ж, сейчас вызываю техпомощь. А пока она к нам добирается, не желаете поужинать?

- У вас и это есть? – искренне и недоуменно спросила Катерина. И ведь ни капельки не играла, язва малолетняя.

- Дааа, – ошарашился Влад, – таким меня ещё никто не представлял. Что?! Неужели я такой запушенный вариант?! Пора искать женщину, для моего перевоспитания.

- Не смотрите на меня, я тут вам не помощник. – уже посмеивалась, совсем успокоившаяся Катерина. Этот мужчина начинал ей нравиться, и она совершенно по-другому, чисто по-женски, начала посматривать на него.

Влад, заметив заинтересованный взгляд девушки, призвал на помощь все свое мужское обаяние. Вечер обещал много сюрпризов и подарков…

- Вы прелестны, моя молодая леди. Хотя, я до сих пор не знаю кто вы? – с легкой заигрывающей хрипотцой ответил Влад. Его глаза улыбались и предлагали воспользоваться одиноким, ну ооочень одиноким мужчиной.

- Как кто?! Катерина, – девушка смотрела на него прямо, не отводя взгляд, не кокетничая. Она вела себя естественно и просто, что создавало ощущение о их давнем знакомстве, которое состоялось… только что. – Если вы не против я займусь ужином. Кстати, я неплохо готовлю. – опять без какого-либо заигрывания с её стороны, поставила его в известность Катерина…

Накрытый столик на двоих в маленькой гостиной, свечи, камин, игра цвета вина в бокалах, вся обстановка располагала к более близкому, так сказать тесному контакту.

Дааа, контакт действительно был очень близкий, и довольно долгий. За это время они несколько раз меняли позы и позиции. Постель измерялась вдоль и поперек, когда же места на ней показалось мало, прошерстили пол в спальне, натыкаясь постоянно на мебель. А ведь в комнате её было как ни странно очень мало! Но тем не менее! А эта Катерина оказалась такой горячей и раскованной штучкой, что сам себе позавидовал Единственное что в этом напрягало, так это то, что она успевала наносить точечные удары своими коготками во многих местах, даже там, где ощущать их было довольно странно и опасно. Вот это девочка! ...

И где-то там в какой странной реальности, которую и вспоминать не хотелось, исчезали начес с мохером, частокол вместо зубов, Фролушка, Катерина Перфильевна.

…Утром, проснувшись в обнимку, Влад нежно поцеловал свою Катерину в макушку. Потом сладко вдохнул запах её волос и тихо спросил:

- Катенькааа?

- Уммм…

И прежде, чем смог подумать, оценить, разложить по полочкам, он уже выпалил….

- Выходи за меня замуж…

«Идиот! Нет, нет, нет1Только, ни это! Он ошибся! Он перепутал! Да и вообще, это не он предложил! Только не будь дурой! Не соглашайся! Умоляю! Твою ж…!!!!» – молила и билась в истерике свободолюбивая душа Влада. – Ну покувыркались, ну да было все супер, но это не значит, что нужно соглашаться на предложение о замужестве, от первого попавшего мужика! Это же бред! Катерина не соглашайся!»

- После такой шикарной ночи, вряд ли есть возможность отказать такому мужчине.

- А вдруг я маньяк и серийный убийца? – просипел сказал Влад, а в мыслях билась запоздалая мысль, – «А может, всё обойдется?!».

- Всё равно согласна. От такого секса, который ты подарил мне сегодня не отказываются. В таких случаях просто начинаешь зависеть от мужчины. Так что можешь заниматься своими преступлениями на досуге, а мне будь добр отдавать свое тело в безраздельное пользование.

Катерина пальчиком выводила на его груди замысловатые узоры, а затем своим языком нежно повторяя эту траекторию.

Влад обреченно приблизил к ней свое лицо. Не понял?!... Это почему на её голове шапка?! Что за ерунда?!

Что?! Опять?! Да сколько можно?! Эта баба, вообще без тормозов?! Это когда-нибудь прекратиться?!  Хотя по идее, уже должен начинать привыкать к таким подставам!

Влад не верил своим глазам, но тем не менее это было так, – рядом с ним лежала особа из гипермаркета в мохеровой папахе. Причем, это стоячее безобразие реально находилось на её голове. Ехидство карих глаз, просто зашкаливало. Тихий шепот донесся до Влада:

- Доигрался голубчик! Я же предупреждала! Не слышу объяснений в любви!

И это добило его окончательно.

- Изыди! – прохрипел Влад.

- Что?! – ахнула одна из этих Катерин.

Но Влад уже видел только поддернутую дымку вместо лиц.

- Влад, Влад! Да что с тобой?! Может врача!

А Влад, уплывая в небытие сознания, повторял про себя как клятву: «Убью заразу! Вот найду вперед, а потом убью!» 

 

 ГЛАВА 4

 – 1 –

 

Катерина ехала к гадалке. Зачем ей надо было к ней ехать, Катерина искренне не понимала, но так сказала Людмила. А Людмила в таких делах разбиралась, почти профессионально.

Вообще, они дружили очень давно. Эта не та дружба с посиделками и постоянными висяками на телефоне, нет. У них все было по-другому. Они просто помнили друг о друге всегда, и не забывали об этом. Позвонить хоть раз в неделю, разделить радость по поводу и без него. А вот если у одного обозначивались проблемы, плечо друга предоставлялось безоговорочно. В общем, настоящая у них была дружба, без усюсюканий и чмоканья.

Сама Людмила была из той породы, которой всегда было тридцать пять лет, и внешне тоже. Реальный возраст ей никто не давал, даже если знал его точно. Слишком молодо она выглядела. Видно гены у неё были идеальными, либо жизнь любила и уважала. Но скорее всего, она просто напросто купалась в любви своего мужа, Дим-Димыча. Вот и весь секрет их вечной молодости.

С идеальной фигурой, счастливыми глазами и озорным смехом, она была неотразима всегда, даже когда болела или спала лицом к стенке. Но о последних двух пунктиках знал только её муж. Но этими впечатлениями он не делился ни с кем.

Позвонив в квартиру, Катерина стояла перед железной дверью и терпеливо ждала отклика. И вот знаменательный момент настал, в замке щелкнул ключ и дверь как в лучших мелодраматических фильмах, медленно начала открываться…

Могла бы и побыстрее, если честно. Стоять и ждать приглашения войти в квартиру к избранным мира сего, ещё то удовольствие. 

Гадалка, к большому разочарованию Катерины, не выглядела страшной черной ведьмой. А была весьма, и весьма привлекательна. Невысокая, с короткими вьющимися волосами, выразительными шоколадными глазами, со статью барыни и приличной пышнотелостью. Странно, но наличие такого факта в фигуре, может подпортить внешний вид любой женщине, да только не у таких дородных. Именно о них, мужчины как правило, говорят задушевно и с придыханием, – «Шикарная женщина!», провожая восхищенным взглядом. А их руки, ещё долгое время примеряют на себе такое богатство. …

Карты легли на стол, быстрый взгляд на Катерину и прежде, чем начать повествование о её будущем, был задан вопрос

- Как тебя зовут?

- Не поздновато, вопрос задан? – осторожно, не забывая про сарказм, спросила Катерина.

- В самый раз, – с усмешкой, ответила гадалка. 

- Катерина.

- Фамилия?

- О, как. А анонимно, просто так, в будущее заглянуть нельзя?

- Ну, если бы не этот расклад, который я вижу перед собой, мне было бы все равно как тебя зовут.

- А что там не так?

Гадалка недобро подняла на неё свои глаза, и не мигая, повторила ещё раз вопрос, выделяя каждое слово:

- Фамилия? Или встаешь, и тихо уходишь, всезнающая.

Катерине повторять дважды не потребовалось. Зачем же из-за этого так нервничать? Всего то и сказать фамилию! Да пожалуйста!

- Кучукова, – быстро, четко, как солдат на плацу, ответила она.

- То-то же. Умеешь ведь, – все так же недовольно, но уже по спокойнее, отреагировала гадалка. – Ну что я могу сказать тебе дорогая. Мужчина, который предназначен тебе судьбой, сейчас выбирает себе другую женщину. И ты знаешь, – она его устроит. – как приговор, припечатала она.

Лихо! Какие суровые гадалки нынче пошли. Эта вон, без предисловий, и ни капельки не корректно, крушит всё направо и налево. Теперь под её горячую руку попалась и Катерина, у которой, она полностью разгромила, так и не начавшиеся сердечные дела, с каким-то там мужиком.

- Господи, помилуй! Да за такое гадание, ещё и деньги платить?! Полный облом на всех фронтах, а деньги вынь, да положь, – впечатлилась Катерина.

- За что только не платят, моя дорогая. Платят даже за то, чтобы таких предсказаний не услышать, – с полным равнодушием отреагировала на такой выпад, гадалка.

- Глядя на вас, поверишь этому, безоговорочно! И это всё? Мне можно идти? – поразилась, самому быстрому гаданию в её жизни, Катерина.

 Другие гадалки хоть трепыхались в отгадывании прошлого, ставили диагноз настоящему, и заглядывая в глаза, пробовали задавать наводящие вопросы. Они так отчаянно хотели хоть что-то угадать, что вызывали естественную ответную реакцию. Становилось крайне жалко расставаться со своими деньгами в игре «угадай мелодию из двух нот», и возникал здравый вопрос о своей адекватности.

- Молчи и слушай дальше, – поморщилась гадалка. – Ты ведь не услышала слова: «предназначен судьбой», а сделать это придется. Больше мужчин в твоей жизни не будет. Попытается один глазки тебе построить, да неудачно. А, зря! По идее, для тебя это было бы отличным выходом, из создавшегося клубка неприятностей. Но ты ведь любовь ждешь?! Поздравляю, дождалась! И, что?!  Теперь каждый шаг будет либо приближать тебя к любимому мужчине, либо наоборот, – отдалять. И пока ты не решишь, как удержать эту связывающую вас ниточку, все будет очень зыбко. А чтобы ты это дело на верхнюю полку пылиться не забросила, тебе денежный поток перекрыли, вернее заморозили. Как, пройдешь такое жизненное испытание, то и получишь. А проще, – что посеешь, то и пожнешь.

- Что-то я никак не пойму? Мне что, это больше всех надо? А может я не хочу этого мужчину?

- Поздно. Раньше думать надо было.

- Раньше?! А раньше у меня вообще мужика не было. И вот после таких гаданий, я так понимаю, для меня мужик, – это не позволительная роскошь. Да я не гордая! Как жила в одиночестве, так и буду продолжать жить. Но лишать меня денег, только потому что я должна любыми путями соблазнять не соблазняемое, – не законно! И жутко вредно для здоровья. Вот моё последнее слово, – пошел он в даль!

- Нет, я как попка попугай, должна повторять для тебя каждый раз одно и тоже?! Я же сказала, – ПОЗДНО!!  Ему тоже, вариант по вашей притирке приготовлен. И не хилый такой, вариант. Еще не известно, кому в этом деле повезет больше, – тебе или ему?  Но оговорюсь сразу, - не повезло мирозданию встретиться с тобой. Ты ж для всех, наказание божье! Вот из-за таких как ты, и происходят катаклизмы у нормальных людей. Знаешь, мне одно не понятно? Тебе, когда предложили воспользоваться чужой вещью, почему ты её вообще в руки взяла?! Ну, а если бы там блохи были, или ещё того хуже клопы переселение начали, типа осваивать чужие территории?!

- Клопы в шапках не живут, и в волосах не уживаются, – не их профиль, – машинально ответила Катерина.   

- Серьезно? То есть ты хочешь сказать, что за их переселенческий процесс, – отвечаешь конкретно, а за свои светопреставления, – смелости не хватает?!

- Эээ, это вы сейчас, о чем? – с подозрением спросила Катерина, и с каким-то нехорошим предчувствием попристальнее взглянула на гадалку. Эта ведьма что, в гипермаркете на её представлении присутствовала?! Кошмааар! Сколько столетий будет вспоминать родной город такое событие?!

- Вот, вот, именно об этом я и говорила, – спокойно подтвердила гадалка.

- Вы телепат? – судорожно глотнула Катерина.

- Нет. У твоего лица мимика, – в цирк ходить не надо. Мимы отдыхают. Да! И не вздумай, к так называемым, ясновидящим ходить, – будешь платить за всё, даже за то, что в твоей жизни никогда не было.

- После ваших слов, даже на душе полегчало. Это ж, сколько денег сэкономлю! Может с вас и начнем?! Ну нет, так нет, зачем же так брови хмурить и губки кривить. Ладно-ладно, сколько вы говорите заплатить надо? Пятьсот? Ну я пойду?

Гадалка, опять подняла на неё свои роскошные темно-коричневые глаза, протяжно вздохнула и с безысходностью в голосе продолжила:

- В ближайшее время будет разговор с ним при встрече. И всё! Он постарается вас забыть. Вы тоже захотите это сделать, но не получится. Не знаю, что может вам помочь в данной ситуации, – карты молчат. Но странным образом, вы все равно остаетесь вместе.

- Это приговор, или встреча любящих сердец, – уточнила Катерина.

- Всё в этом мире, дорогая, не имеет прямого ответа. Иногда, чтобы быть с любящим и любимым мужчиной, нужно не заметить ошибку, которую простить невозможно. А иногда, это вообще два разных человека. В любом случае, выбор за тобой.

В груди у Катерины разливалась боль. Она заполняла все уголки её души и тела. Выгнать её оттуда не было никакой возможности и сил, потому что она знала, не понятно почему, – но она знала, – все сказанное этой странной гадалкой, – правда.

- Это всё?

- Пока да… – толи устало, толи с облегчением произнесла гадалка. – Деньги положи на столик, и иди с богом.

- Подождите, вот это ваше «пока», это что, предложение на встречу в ближайшее будущее?

- Честно?! Тогда мой ответ, –Нет. Но говорить категорически в данный момент не разумно. Лучше иди в церковь, помолись. Святые ведь на то и святые, помогают увидеть даже там, где и просвета не видно.

- Это как?

- Ну как тебе объяснить?  Есть пары, мужчина и женщина, которым чтобы прожить вместе долго и счастливо, вначале нужно два брака пережить. И только третий, – будет их, самый настоящий. Причем, – навеки. Но бывает и так, – всю свою жизнь они топают в одиночестве. Попутно мозги всем выносят, по чужим душам катком на скорости умудряются проехать. И терпеливо ждут, когда их кто-то за руку возьмет и к родной половиночке приведет. Вооот…. А теперь задайте себе вопрос. Кто вам эту руку протянет, чтобы вы встретились? Как, сама понимаешь, – дураков нет. Единственное кому это под силу, – только нашим святым, и то если по божьему разрешению. Чтобы иногда вам, где надо подсветили, где пинка дали, где подсказали…

- Сходила погадать, называется! Но про церковь, это вы хорошо сказали. Вернее, напомнили. Давно не была, пора сходить.

- Сходи родная, сходи. Может и обойдется всё.

- Странная вы гадалка. Толком, ничего не рассказали. Врать не захотели, буйной фантазией про мое будущее не воспользовались, настращали, наупрекали, а теперь, – иди с богом, помолись и жди, когда благодать от святых придет. Я ничего не упустила?

- А, что ты хочешь? Какое будущее, таковы и советы. Вы даже же встретиться по нормальному, как все порядочные люди, не смогли. Два придурка у развилки жизненных дорог. У вас изначально все неправильно. И через какие буераки вы будете к друг другу добираться, кажется, сам бог не в курсе. Но всем уже дико интересно, как это происходить будет.

- Это кому интересно?! Здесь моя судьба решается, а вы, неизвестные мне зрители, – уже места на галерках занимаете.

- Скорее уж в партере и балконах. Всё, Катерина Кучукова, больше мне нечего сказать по вашему вопросу. Как станет уж сильно невмоготу, жду в гости. А пока, с богом!

 И гадалка гостеприимно раскрыла двери на выход!

                                         

 – 2 –

- Людасик, ты к какой такой хрени, типа гадалке, меня отправила?

- А, что не так? – опять задорно спокойно ответили на том конце трубки.

- Все не так, – выдохнула Катерина.

- Что случилось? – встревожилась Людмила.

- Не гадание, а издевательство какое-то. И если честно, я ничего не поняла. Она всё о каком-то мужике, посланном мне судьбой, говорила. Намекала о скорой нашей с ним встречи. Ааааа… Еще говорила, что мы с ним уже сталкивались, и вели себя как придурки. И вот ещё что…. Получается, она была тогда гипермаркете, и видела меня в папахе Буденного. …  Но откуда она знает, что мне эту шапку, как презент для «потеряшки» в руки сунули?! И кто этот мужчина, подарок мой жизненный?!

- Катерина, ты успокойся! Сейчас вычислим, твоего суженного! – очень осторожно, начала объяснять Людмила.

- Успокоиться?! Отдать тысячу рублей, за бред судьбоносный!

- Как тысячу, пятьсот же брала?!

- Ну так, сейчас пятьсот, и потом, когда приспичит, – ещё пятьсот!

- Когда?!

- Ну, потом! Так гадалка сказала, – как только я опять накосячу, она ждать меня будет в гости.

- Ааа. То есть, ты уже точно знаешь, что всех на «уши поднимешь», всем жизнь попортишь, и с чистой совестью потащишь бабло на новое гадание. Так?!

- Людася, вот ты сейчас, о чем?

- Как, о чем?! О суженом, о ряженом.

- Какой к черту суженный! Дожилась! Сиди тут, и жди его! Да ещё каждый шаг свой соизмеряй, вдруг ему что-то не понравится! Ему! Не понравиться! Не охамели?! – не на шутку разошлась Катерина. – Да, кто он такой?! Я его знать не знаю, ведать не ведаю!

- Ну почему же, – знаешь, – опровергла обвинения Людмила.

- Это когда я успела?! – немного опешила Катерина. – Не помню за собой такой прыти.

- Позволь узнать, а по какому мужчине, у тебя сейчас реально голову сносит? Кого, ты потихоньку в свою душу впускаешь? И при всем этом делаешь вид, что это не навсегда, а так для остроты ощущений. Ну, чтобы скучно не было. Хочу спросить: тебе не стыдно?

- Нет, – почти мгновенно ответила Катерина. – Ты права, об этом никто и никогда не узнает. Я лишь хотела немного помечтать, каково это, быть с таким мужчиной рядом?

- Помечтала?

- Да.

- И..

- Мы такие разные, и такие одинаковые… И полностью не совместимые. ...

- О, как! Это что ж ему такое иметь или не иметь надо, чтобы вы полностью… были того ... не совместимы, – теперь уже Людмила, судя по грохоту в трубке, оторопела.

- Не ерничай ... Самый жирный минус в наших никаких отношениях, это отсутствие у меня престижной жилплощади, хорошего стабильного заработка, и без намека на денежные счета и накопления. А после того, как гадалка мне раскрыла причину моей финансовой несостоятельности, то сразу стало понятно, почему я в такой заднице. Проще говоря, статус и наличие нескромной денежной суммы в загашнике, это непреложные условия в выборе супруги, для таких мужчин как Влад. Вот тогда есть шанс, что между нами что-то может быть.

- Не спорю. Да, есть такое…Но вы своим одиночеством, кого-то не устроили, … И это возможность для вас двоих, создать счастливую, любящую пару.

- С чего ты это решила?

- А ты себя в зеркале видела?! Ведь нравишься себе, однозначно. Но хочу тебе открыть секрет ...

- Ну давай не тяни …

- Возле этого мужика, баб красивых кружит вокруг да около, не сосчитать. Но его потянуло только к тебе. А это значит, там внутри себя, он ждет именно такую как ты. Или, чтобы быть уж совсем точной, – только тебя, Катерина. Правда об этом, он сам ещё не знает, но с твоей помощью до него быстро дойдет, «что к чему».

- Всё, Людасик, хватит. Посмешили людей и ладно.

И прежде, чем нажать кнопку «отбой» на телефоне, все-таки не удержалась, спросила:

- Людасик, а как же сон? Что мне с ним делать?

- Да, ничего не делать. Живи, как жила раньше.

- А вдруг мне опять этот сон приснится?

- Не теряйся! Все в твоих руках. Сон ведь твой. Вот и диктуй в нем свои условия.

- Ну не знаю. А вдруг ...

- Катерина, ты увидела только один сон похожий на реальность, а уже ведешь себя так, как будто запись на прием к психиатру единственное, что сейчас тебя спасет.

- И что?! Рановато?!

- Пока, да.

- Может ты и права. Ладно до связи, на работу заскочить ещё надо. Там, скорее всего, завал...

- Вооот, уже другой разговор. Пока, до связи.

Катерина посмотрела на затухающий экран телефона. Может, действительно, все это бред ходячей собаки? Гадалка, с сумасшедшими предсказаниями, странный сон, – все события похожи на розыгрыш, и вряд ли стоит относиться к ним серьезно. А раз так, то и переживать нечего.

Поразмыслив ещё немного над перипетиями своей судьбы, она успокоилась, а температура головного мозга, потихоньку начала приходить в норму.

Катерина поспешила на работу. А там, за несколько дней её отсутствия, накопилось немало дел, которые имели гриф срочности и повышенной замороченности. Вот, что значит качественно полечить зубы! Тут тебе вдогонок, много чего прилетит, и работы «полная тележка», и личных неприятностей кучи, и неадекватности чуток.

Весело, короче.

Остаток дня пролетел незаметно. Приехав домой после окончания рабочего дня, и растянувшись на диване, Катерина уже довольно смутно вспоминала, предыдущие ночные бдения. После того, как приняла душ и поужинала, эти воспоминания, вообще куда-то стали исчезать. А вот когда она провалилась в долгожданный, спасительный сон, то все её переживания испарились полностью. ….

 

– 3 –

 Тимофей сидел в кабинете у себя на даче. Хотя на дачу этот домище, тянул слабовато, скорее уж коттедж. Но Тимофея, слово коттедж не устраивало в принципе, а потому всегда и везде он говорил, – «дача». Ему это задушевное слово дарило чувство покоя и умиротворения. А самое главное, здесь любила проводить все свое время, – его драгоценная жена Иришка. Почему-то именно в этом доме, она становилась ласковой и всепрощающей. Она была в курсе всех его дел, но предпочитала ни во что не вмешиваться и нигде не светиться. Тем самым, не сковывая его телодвижения, но бдительно наблюдая за всем. И если что-то не укладывалось в её рамки «счастливой и любящей семьи», то Тимофею приходилось искать «пятый угол», пытаясь дать вразумительное объяснение, по каждому пункту предъявленных ему обвинений.

Поэтому со своей женой он никогда не спорил и заранее соглашался на все её требования. Ведь так поступают все умные и «продуманные» мужчины, по отношению к своим женщинам. Уж лучше уступить и согласиться с женой сейчас, чем похоронить все свои мечты и желания сразу, и возможно навсегда. ...    

Тимофей ждал. Он сидел и терпеливо ждал, когда наконец появится эта стервозина. Все нервы повыдергивала, ведьмятина проклятущая. Разве можно в себе столько вредности иметь! Хотя… можно… Вон Зара Филимоновна в своей подлючести и подколодности, всех ведьм переплюнула.

Пока Тимофей потихоньку закипал и входил в состояние злобности, проклиная все на свете, камин поддернулся дымкой и на этом странном зыбком фоне проявилась женщина.

В наш мир технологий, компьютеров, интернета можно поверить во все, что угодно. Но поверить в появлении настоящей ведьмы, для нашего разума, явление слишком невозможное и запредельное. Самое большое, что мы можем сделать в таком случае, это притвориться. Мы будем делать вид, что ведьма существует. Но, поверить!! Ни, ни…

И тем не менее, перед Тимофеем стояла та самая, которой нет и быть не может, но она есть …Ведьма.

Блестящие черные волосы, и ярко зеленые глаза в обрамлении подводки, стрелки которой, заканчивались где-то в районе виска. Сама экзотика! Сочный алый цвет, припухших губ, сразу приковывал к себе внимание. О, эта шляпа! Как она ей шла!  С широкими полями и высокой остроугольной тульей, она безусловно являлась шедевром. Ведьма немного придерживала её край своими пальцами с черными длинными ногтями. Красивые руки украшали браслеты из драгоценных камней. Аппетитная фигура, была затянута в темное платье с широкой юбкой. А её ровные, изящные ножки в кружевных чулках, изумительно смотрелись в полуботиках на высоком каблуке.

И вот всё это ведьминское великолепие, взирало на Тимофея немного заискивающе, немного виновато, но как всегда с той особой толикой наглости и вседозволенности, которую никогда не вытравишь у особ этой профессии.

- Говори, – сквозь зубы процедил Тимофей.

- Быстро не получится, – не очень виновато, пробормотала ведьма.

- Говори помедленнее, всего и делов-то, – хмыкнул Тимофей.

Ведьма зависла в мыслительном процессе.  Затем, постукивая по губе своим черным ногтем, она чуть поддалась вперед и вопросительно посмотрела на колдуна. Ничего нового в нем не увидев, и не обнаружив никаких подсказок к выше сказанному, она вынуждена была спросить:

- Зачем?

Тимофей удивленно распахнул глаза. Она что, издевается?! Но еще раз внимательно оглядев ведьму, он понял, что нет. Эта Мари Пересветова, та ещё штучка. Ей представление разыграть, на раз плюнуть. Закрутить, замутить, предсказать, чаровные штучки наложить, как пальцем щелкнуть. Но! Вот когда она с таким задумчивым видом стоит и смотрит на него, можно определенно сказать, что дело не в ней. Дело, в нём! Что же он такое сморозил?

Тимофей уже решил задать вопрос, но тут же схлопнулся. До него дошло! Сам того не ведая, он попал в словесную ловушку. Сейчас эта интриганка будет отвечать так, что замучишься выводить её на чистую воду. И как сейчас вести разговор? Мари по доброй воле, просто так, ничего рассказывать не будет. Паршивка такая! Ведьма во всей своей красе!  И ведь будет ждать его вопроса до посинения, до конца света. Надо будет, удавится от любопытства. Но встречного вопроса, первой задавать не будет!!! Даже искренне попытается ему посочувствовать! И кто ей поверит?! Да никто! Но, она на это не обидится! Мари, как истинная ведьма, будет с неподдельным интересом наблюдать, за всеми его попытками направить разговор в нужное русло.

Тимофей сам себе усмехнулся и вынужден был признать:

- Не с того начал ...

- Угу, – подтвердила Мари Пересветова, и тут же с интересом посмотрела на него.

- Ладно, ладно…  Когда ты говорила, что быстро не получится, что конкретно ты имела ввиду?

Ведьма удовлетворенно хмыкнула, и с удовольствием плюхнулась в большое кресло. Затем вытянула из воздуха бокал с какой-то жидкостью и сделав из него глоток посмаковала, прикрыв глаза от наслаждения. И только после этого, элегантно небрежно закинув нога на ногу, задумчиво протянула:

- Ну и попали мы все…

- Не преувеличивай, и не из таких передряг выкручивались. Всего то и надо, прошлое время в параллельном мире заморозить, пока мы этих несозревших, еще раз лбами столкнем. Или что-то уже случилось?

- Хозяин другого дома, с Хозяином дома Влада договор скрепили. Они оказались старыми приятелями.

- Какой договор?! Какой к черту договор?! А где Триша?!

- Ты имеешь ввиду Хозяина дома Фрола? Так он у себя в доме и сидит. Обиделся на всех и вся.

- Что опять?!

- Да все, то же самое! Фролушку видите ли, его любимца, обижают.

- Но не мстит? Военные действия против Катерины Перфильевны не начал?!

- Думает. Сомневается. Та ж его кормит, да и дом в порядке держит, обряды нужные проводит.

- Сомневается, значит?

- Угу…

- А та, все как надо делает?

- Есть такое…

- Ну вот, видишь! Пока все складывается неплохо. Пусть Людмила Никитишна, время у них посильнее заморозит, глядишь потише себя вести начнут. А мы уж здесь, расстараемся. А что у нас с лицом? – вдруг заинтересовался Тимофей, происходящими метаморфозами с внешностью Мари.

  А там было на что посмотреть. Лицо ведьмы в одночасье поменяло цвет на зеленый, потом опять приняло нормальный вид, чтобы сразу же отсемафорить желтым и фиолетовым. Причем её зеленые глазищи, начали превращаться в злобные щелки, а черная подводка, вытянулась в двойную сплошную линию.

 - Вы обе, исправимы! Опять ведьмины разборки устроили?! – догадался Тимофей. – И что на этот раз?

- Катериной Кучуковой, должна была заниматься я! А Никитишна решила, раз они с Кучуковой подруги, то и вести её будет тоже она. Мол, ей не в тягость.

- И в чем проблема?! Хочет?! Да ради бога. Ты мне вот что скажи. Почему на горизонте объявилась Зара Бенедиктовна со своей реликтовой шапкой? Ты чем, в это время занималась? И что за новый договор? Кто этот Хозяин? Почему я о нем ничего не знаю?! Уж, не Филимоновна ли, свою протеже пропихнуть хочет?

Чем больше задавал вопросы колдун, тем больше темнели его глаза, а желваки ходили все сильнее. Мари отвечать не спешила. Но странным образом, поля её шляпы очень мягко, и почти застенчиво опадали вниз, тем самым скрывая лицо ведьмы от гнева своего начальства. Ноги она скромненько поставила вместе, а вместо бокала, в её руке уже тискался черный кружевной платочек.

- А теперь самый главный вопрос? Почему Влад во сне в параллельное прошлое прогулялся? Да мало того! Он в теле Фрола, неплохо так уживаться стал?

- Так ведь и Катерина…– промямлила Мари.

- Мари! – вскричал колдун, – я тебя сейчас точно в ссылку на топи отправлю! Ты им, что?! Портал открыла?! Шляпу подняла! В глаза смотреть!

Шляпа, конечно, с места не двинулась. Но небольшой краешек опустившихся полей, чуть приподнялся. И ровно на столько, чтобы колдун увидел лишь небольшую часть лица ведьмы, с прижмуренным от страха глазом.

- Как, что так сразу я?! – залепетала ведьма. – Я лишь только обиделась на Никитишну, ну и плюнула…  А вместе с ним и проклятье полетело … Портал возьми и откройся…Тимофей, ты бы так сильно не злился и не пыхтел. Мы с Никитишной, вон тоже…, так перепугались, что чуть от страха в другие миры не сиганули…. А потом ничего… отряхнулись, успокоились. И тут такие события стали развиваться, что сами диву даемся. Кто-то явно не хочет, чтобы Влад с Катериной сошлись. Потому что на него, есть другие планы и другая женщина. И появление Хозяина чужого дома, говорит само за себя. Но благодаря порталу наши голубки все-таки увидели друг друга немного… в других ракурсах.

- Ничего себе немного!

- Зато действенно, и соблазнительно!

- Вот смотрю я на тебя Мари, и понимаю. Что более наглой и безответственной ведьмы у меня в подчинении не было. Нет, вру! Твоя неизменная подруга Никитишна, тоже этими недугами страдает. Зачем Катерину к гадалке отправили?

- Это не я! – категорично заявила Мари. – Это Никитишна. Её ведь хлебом не корми, а дай в будущее заглянуть. В прошлом–то сидеть надоело, вот и подбивает всех на это дело. Интересно же…

- Ах, вам веселооо … – вконец вышел из себя Тимофей. – Вы любое дело, попавшее вам в ручки, в балаган превращаете. С вами порой, даже высшая нечисть связываться не хочет! Себе дороже! Одна плюется направо и налево, другая веселится за чужой счет!

- Только для пользы дела. Никогда в личных целях. Мы ж с головой своей дружим – пошмыгала носом ведьма. И картинно промокнув свои глазки, без единой слезинки, продолжила – А значит нас нужно простить, понять, можно отблагодарить. Мы этому только рады будем.

Произнеся сею речь, полную пафоса и собственной значимости, ведьма гордо посмотрела на Тимофея. Скривилась. В его глазах, она увидела свою генеральную уборку в непроходимых лесах, какой-нибудь чертовой кулички. Пришлось срочно пересматривать свою точку зрения, – Но, … как говориться дела зовут. Сейчас бы лучше, внедриться в ряды домовых, чтобы быть поближе к Владу, а там…

Но договорить ей не дал телефон, который зазвонил так вовремя, и практически спас от расправы колдуна.

Тимофей, услышав на том конце трубки, странный голос Влада, встревожился не на шутку.

- Влад, ты где?

- Тимофей, я на своей новой даче. Срочно приезжай. Тут ещё одна Катерина ...

- Ой, – испуганно пискнула ведьма.

- Ты ещё здесь? – Сожжение на костре ей было гарантировано. Взгляд Тимофея на это даже не намекал. Мари проворно вскочила на ножки, при этом так натурально сочувствуя и клятвенно уверяя в своей исполнительности, что он возмущенно и безнадежно махнул рукой в её сторону.

 - Всё, всё, исчезаю. Задание поняла. …Что творится! Ну, Зара Бенедиктовна…

Последние слова ведьмы прозвучали приглушенно, и где-то там вдалеке, потому что её самой уже не было. Умела она красиво исчезать. Умела. Хлопок, разноцветные искорки и всё ... её уже нет.

- Влад, держись. Скоро буду. Самое главное, не давай никому обещаний, – потребовал Тимофей от друга

- Уже пообещал ...

- Кому и что?

- Новой встречной, свою руку и сердце, – горько произнес Влад.

- Твою ж…. С тобой все в порядке?

- Нет…, – голос в трубке слабел, и его практически уже не было слышно.

- Выезжаю.

И Тимофей рванул из дома.

 

ГЛАВА 5

– 1 –

- Давно он в таком состоянии? – поинтересовался Тимофей, у стоящей рядом Снегурочки. По-другому назвать, эту замороженную на все её девяносто - шестьдесят - девяносто, у него духу не хватило.

 Он торопился как мог, чтобы побыстрее приехать на дачу к другу. Но когда обнаружил здесь эту красотку, ему стало понятно, что всё на много хуже, чем он себе представлял.

От таких модельных, ухоженных и хорошо преподнесенных девушек, мужики редко отказываются. Причем во всех смыслах. А уж секс, эти невинные очаровашки, дарят от души.  Диву даешься, как у них всё ладно, да складно получается. Возникают нехорошие подозрения по поводу такой удачливости. Ой, возникают! Только кто ж признается, что воспользовался услугами нечистой силы? А самое то главное, что за эти услуги обещано, или отдано? А может заложено?  

И как правило, после таких знакомств, мужчина погружается в водоворот очень странных событий, в которых он почему-то не имеет права голоса, и уже не свободен в своих действиях. А наша красотка получает доступ ко всем его счетам…. Ну, … тут как кому повезет.

- Как только переговорил с вами, – тихо произнесла она.

- А до этого?

- Что до этого? – переспросила Снегурочка.

- Дуру не строй, – тяжело вздохнул Тимофей.

- Не хамите, и не говорите со мной в таком тоне, – как-то уж очень без эмоционально, произнесла девушка.

«Точно, Снегурка. Сугроб» – подумал Тимофей.

Он не смотрел на неё. Зачем смотреть на того, кого нестерпимо хотелось выгнать отсюда поганой метлой. Подальше, далеко и навечно. И ведь сделал бы это!

Вот только неизвестно, как его действия отразятся на Владе. Шаг влево, шаг вправо и вместо спасения друга, он может потерять его навсегда. Тут и колдуном быть не надо, чтобы догадаться о том, что здесь произошло на самом деле. А если ко всему прочему добавить эту ноющую боль под «лопаткой», то все сводилось к одному…. Ворожба.  

Да и вообще, в этом доме за версту пахло ведовством

Его друг лежал с высокой температурой и практически бредил. Плохо дело. Влад имел отменное здоровье, и довести его в до такого состояния, нужно было очень и очень постараться.

Тимофей в задумчивости, медленно перекатывался с носка на пятку, засунув руки в карманы брюк. Он ждал врача, которого вызвал сразу по приезду на дачу. Но вряд ли осмотр врача, сможет опровергнуть диагноз, уже поставленный Тимофеем.

По всем признакам такого лихорадочного состояния не возникало сомнений, что речь идет о качественном профессиональном привороте. Даа, припечатали Влада знатно. Вон как привязка идет бурно.

Тимофей в бессильной ярости наблюдал такое надругательство над душой его друга. По сути дела, на данный момент шло её изнасилование и подчинение чужой воле. 

А виновница всего этого, равнодушно за всем наблюдает. И, действительно! За что ей переживать?! И куда теперь торопиться?! Она ж приехала к своему счастью!

Безуспешно попытался Тимофей узнать, кто она вообще такая. Но кроме её равнодушно вялых отговорок, о якобы сломанной машине, он ничего конкретного не услышал. Тимофей не поленился и лично проверил этот автомобиль. И вот, что странно! Он работал, и работал исправно.

Однако, Снегурочка стояла на своем, и свято верила в своё враньё!

У Тимофея оставалось очень мало времени на раздумья. Пора начинать действовать! Эх, знать бы с чего начать?! Прервать действия приворота невозможно, если не знаешь его составляющую. А он не знал! Но! Догадывался.

Эта девочка, снежинка бракованная, не ведьма, и к такому разряду нечисти не принадлежит. Тимофей не обнаружил в ней никакой силы. Она вообще к стихийникам никакого отношения не имеет. Что ж, значит ей помогли с этим видом ворожбы.

На счет этого, Тимофей тоже сильно не заморачивался, чтобы понять кто тут подсуетился. Слишком ярко засветилась шапка с «капризным пофигизмом», у Катерины в супермаркете. Тем самым её пытались представить в невыгодном свете, и убрать не мешкая, как соперницу.

А такими шалостями балуется только одна зараза, – Зара Филимоновна. Ей в этом деле равных нет. И не потому что она, «суперпупер какая крутая» ведьма. Нет! Дело в том, что она убирает всех своих конкурентов, причем с травматическими последствиями. Конечно, это напрягает.

Боевой ведьмы, ему только здесь не хватало. 

Как сказала недавно одна хитроумная знакомая нечисть, «– Кажется такому простому делу, как соединение двух половинок, пришел полный трындец». Оно и так начиналось не очень ординарно, да и потом, всё пошло наперекосяк…

Но друга, на растерзание этой первый встречной, он не отдаст. Костьми ляжет, но не отдаст. Желательно, конечно, без таких жертв, но кто знает, что там впереди. Это только Никитишна по будущему скачет, как по своей стихии, хотя должна сидеть в прошлом…. Не ведьма, а безобразие какое-то.

Для любителей быстрой наживы у Тимофея всегда есть супермодный корсет для морды, чтобы она не треснула от желаний. Приютим, обогреем, накормим, и обратно в путь отправим без тошноты и давления. Или сами по доброй воле, вынужденно, свалят восвояси.

Так, так! Эта Снегурочка, хочет влиться в семью Влада? Да не вопрос!

И Тимофей приступил к этому делу со всей ответственностью, – а пусть знает, на что она соглашается! Вернее, какие подарки ей уготованы!

- А кто у нас, тетя? – вдруг задал он странный вопрос Снегурочке, которая в это время опять находилась в сомнамбулическом состоянии.

- У нас с вами нет тёти, – не выходя из своего небытия, ответила Снегурка.

- Конечно нет, – согласился Тимофей, и тут же добавил. – Теперь будет. Только не у нас с тобой, а у тебя с Владом.

- С чего бы? – равнодушно возмутилась Снегурка.

- Любишь Влада, полюбишь и его тётю.

- Причем здесь моё отношение к Владу? И почему свои чувства к нему, я должна делить с его тетей! Жертвовать своим счастьем, ради блаженного состояния его родственницы, не хочу. А значит рядом с нами, никакой тети не будет, – уже чуть живее отреагировала её морозостойкость.

Вот теперь, увидев реакцию Снегурки, Тимофей, наконец, стал получать истинное удовольствие, от всего происходящего. И потому «стервозный пакет» из родственничков Влада, начал лихо укомплектовываться для «комфортного существования» этой счастливой пары.

- Ты меня не поняла. Я не говорил, что любовь, обязательное условие для присутствия его жизнерадостных тетушек, – немного откорректировал условия, Тимофей. – Просто любое обладание Владом, реальное, астральное, вербальное, подразумевает их наличие.

- Тетушек? – прорезались более высокие нотки в голосе Снегурки.

- Тетушек, – добил её он.

- Умн, – как-то уж очень эмоционально произнесла она.

«То, то же» – мысленно аплодировал сам себе Тимофей. 

- И, да! Тебе не удастся их проигнорировать. Даже не пытайся.

- Да кто ты такой?! – решилась нахмурить брови Снегурочка.

- Когда я задавал тебе этот вопрос, ты очень красиво ушла от ответа. Мне сделать тоже самое? – ехидно усмехнувшись, предложил Тимофей.

- Да мне все равно, – повела плечом Снегурочка.

- Ну как сказать. Ты так в себе уверена? С чего бы это? Порядочностью ты не страдаешь. Жизнь ведешь ночную. Какое же чудо должно случится, чтобы ты стала той единственной и неповторимой для Влада?

– А все девушки до замужества у нас девственницы, и наивные, да?! И глазоньки их без устали, высматривают своих суженых ряженых? Или они ждут пождут, пока их будущие мужья нагуляются? – усмехалась и ёрничала, но тоже не очень активно, Снегурочка.

- Ты молода, красива. Тебе ли, боятся остаться в девках?

- На красивых, только в книжках женятся. Мужику не хочется постоянно контролировать себя перед такой женой. Да и красота глаза режет, в ней постоянно изъян ищут, чтобы дышать легче было. А вот у скромных, да чуть симпатичных, ровно всё наоборот происходит. Незаметную черточку лица чуть ли не в бессмертный штрих красоте возводят. Парадокс, но ведь правда! Согласись, – с горечью и затаённой тоской, произнесла она. Но! Опять как-то равнодушно это сделала. Видно допекла её вселенская несправедливость.

- Соглашусь. Есть такое в природе у мужиков. Не истребить это. Лишь сильная любовь на грани сумасшествия, может заставить его, связать свою судьбу с яркой женщиной. Но речь сейчас идет о Владе. Не пара вы друг другу.  

- А вы кто? Решили в бога поиграть?

- Как знать, как знать…  Да! Забыл предупредить. Сейчас за состоянием Влада приедут смотреть эти самые тетушки. Вот и познакомитесь. Как только врач осмотрит Влада, так они к этому делу, сразу и приступят.

- И когда ты успел их вызвать? – подозрительно сощурилась она.

- А я должен перед тобой отчитываться?

- Нет. Но Влада, в таком состоянии не брошу. Вот он очнется и сам скажет, – нужна я ему или нет. А до тех пор, никуда отсюда не уеду, пусть хоть все его родственники приезжают.

- Если здесь появятся все его родственники, то твои родственники, могут тебя и не найти.

И увидев, как взбледнула эта нахалка, Тимофей продолжил.

- Да и с его тетушками тебе тоже не повезло. Уж больно любят они своего племянника. А ты как я понимаю, за свою любовь решила побороться? Похвально. Вот только не пойму, когда ты его полюбить успела? Я вроде тебя никогда не видел, ни в ближнем его окружении, ни в дальнем, – поддернул её, Тимофей.

- А ты всё о Владе знаешь? – позволила себе разозлиться Снегурочка.

- Да, – лаконично ответил он.

- Не много на себя берешь? Всезнайка.

- Если у тебя к нему такие чувства, почему решилась на такое зло? Обладать телом возлюбленного это всё, к чему ты стремишься? Но, это самообман! Не спорю, многие чувствуют себя достаточно комфортно и даже уютно после применения приворотных чар. Только такое состояние, это проигрыш заранее. Быть не любимой, но доступной для хорошего траха, для любящих – всегда унижение.

- Никак не пойму, при чем здесь я?! И почему всё это, ты говоришь мне? – перебила его Снегурочка. – Причем здесь зло и какие-то там чары? И на что такое я решилась, что вдруг унизила себя!

- Значит признаваться не желаешь?

- В чем?!

- Снегурочка…

- Кто?! Я не ... – удивилась, по сути Снегурочка.

- Успокойся. Просто Снегурочка, тебе больше подходит. Но это не комплимент. Для тебя сейчас на выбор, всего один вариант, – сбор своих вещей и отъезд на сломанной машине куда душенька твоя пожелает. В противном случае хэппи энд, не гарантирую.

- А как же знакомство с родственниками?

- Да успеешь ещё. Или тебе заряд бодрости и жаркого лета нужно именно здесь и сейчас?

- Это мне решать!

- Уже нет.

Попалась! Эта Снегурка попалась! Оно, конечно, жестко и жестоко натравливать на неё тетушек, да ещё в лице двух ведьм. А куда деваться?! Выбора-то Снегурка, никому не оставила! Что ж, конец вам, Зара Филимоновна! Как и вашей протеже! Потому как с Мари и Никитишной связываться, дело заранее проигрышное.

Удачи Вам!

 

–2 –

 

…. Катерина хорошо выспалась. Просто супер. И голова не болит и тело бодрое с утра. Вот только чего-то не хватает. Ощущение потери ни с того, ни с сего решило поселится в ней. Ничего, переживет и это. В её жизни каких только чувств не было, так что это не самое худшее…

  Весь день она что-то делала, куда-то ездила, в общем, крутилась как белка в колесе. А вечером развалившись на кровати, опять медленно провалилась в спасающую безмятежность сна.  

   На следующий день повторилось тоже самое, как в прочем и в последующий день, а потом был еще день… Пустота внутри у Катерины нарастала и мешала жить. Она неосознанно, сама, не зная зачем, поехала в гипермаркет, где состоялась эта странная встреча с Владом. Сердце замирало, а душа сжималась в кулачок в страхе и надежде увидеть его. Хотя бы ещё разочек заглянуть в его глаза, или просто услышать его голос. И пусть он продолжает шарахаться от неё. Пусть. Но это был бы маленький шанс прикоснуться к нему, и опять поверить в обман, что она немножечко, совсем чуточку, может понравиться. Да, это было сумасшествие, но так хотелось испытать такое чудо…

Это состояние влюбленности совершенно не поддавалось никаким уговорам, требованиям и даже аутотренингам, прекратить своё существование. Разве можно на что-то надеяться, если твое чувство безответно?! Чистый мазохизм, проживать каждый день с фантомом любимого человека, зная, что этого никогда не будет… Да это самая страшная боль, которая болит сама по себе, зачастую просто автономно! Совершенно не заботясь о своих разрушениях внутри человека!

Катерина медленно, но верно погружалась в омут безысходности, меланхолии, и начало крутого депресняка.

Вот и сегодня, лежа на диване перед телевизором, она безучастно смотрела фильм, где все действие крутилось вокруг новогоднего чуда и его безвозмездного обладания в двенадцать часов ночи последнего дня уходящего года.

Её глаза медленно закрылись, чтобы тут же резко распахнуться….

Катерина смотрела в окно из своей столовой и наблюдала за странными телодвижениями своего мужа, Фролушки. Гада подколодного.

Стоп ... Какой муж?! Какой Фрол?!

Ой, батюшки! Она опять в своем сновидении, и теперь уже в теле Перфильевны. Во что она опять влипла?!

Катерина вдруг почувствовала, как её тезка, внутренне напряглась. И было от чего! На её месте, она сделала бы тоже самое, видя такие действия своего мужа. А посмотреть было на что!

Фролушка, какими-то странными зигзагами кружил по двору. То в хлев зайдет, то курей с гусями начинает пересчитывать. Правда со счету постоянно сбивался, но не это главное…. С каждым таким заглядыванием в следующую хозяйскую постройку, он все ближе подбирался к воротам, которые находились прямиком за огородами, и выходили на опушку перед лесом. А там не далеко и до дороги, которая вела в господское имение, прямо через лес. Но если с опушки свернуть на тропку, ведущую чуть левее от основной дороги, то можно и на берег их небольшой речушки выйти.

Вот это-то и смущало Перфильевну, вернее сильно настораживало. А зная характер своего мужа, можно только догадываться, до чего мог додуматься её непутевый супруг.

А потому подобрав свои юбки, Перфильевна недолго думая, поспешила вслед за ним. Очень надеясь, что все-таки успеет перехватить его, пусть даже и за воротами.

Выбежав из дома Перфильевна, спеша и спотыкаясь, бросилась на задворки. К её сожалению Фролушка был намного проворнее, а потому его уже не наблюдалось ни возле ворот, ни за ними. Успел-таки удрать! Вместо того, чтобы в церкви сидеть, да с прихожанами общаться, на путь истинный их направлять, он кобелина такая, скорее всего на речку подался. И ведь точно не купаться собрался, иначе так замысловато со двора не исчезал бы.

Разок крутанув вокруг своей оси, Катерина Перфильевна легкой трусцой, переходящий в бег по пересеченной местности, бросилась догонять Фролушку, вернее проследить предпоследний путь непутевого мужа.

В спешке, но не упуская ни одной детали, особенно заросли кустов, Перфильевна, пробежала уже довольно большое расстояние по берегу, но так никого и не увидела. Обидевшись на весь белый свет, еле-еле восстановив дыхание после такого забега, ей пришлось возвращаться обратно. Не в пример погоне, обратное возвращение было приятно и грело душу. И скрашивалось оно тем, что очень скрупулезно подготавливалась речь, которую она будет произносить на похоронах своего супруга, погибшего при странных обстоятельствах, смертью лютою и беспощадною, от рук неизвестных или неизвестной. Да какая к черту разница?! Самое основное, что её муж будет трупом. Горячо любимым, но качественно холодным трупом.

И на этой веселой ноте, она решила спуститься к речке. Так хотелось окунуть уставшие ножки в воду, посидеть на песчаном берегу и насладиться-таки послеобеденной лесной тишиной.

Но, видно, это был не её день. Не успев полностью расслабиться, и получить удовольствие, как до неё донесся приглушенный шёпот разговора. И одним из голосов принадлежал её трупику, пока ещё живому и тепленькому.  

- А что, если все это не правда. И зря надеждой только питаться буду, – как-то уж очень трогательно и беззащитно произнес Фрол.

Даже жалко стало, своего неверного супружника, перед его кончиной. Вишь как страдает бедненький. Узнать бы из-за чего? Может и помогла бы.

Это, вот сейчас, о чем она думает? О какой-такой помощи?! А?! Ей в данный момент родной муж изменяет не известно с кем, а она его жалеть собралась?! Ну не дура, ли?! Вот сейчас и посмотрим, с кем это он тут шашни крутит!

Если Катерина Перфильевна рвалась в бой, то Катерина Кучукова это делать наотрез отказывалась. Ну глупость же, бросаться неизвестно зачем, и неизвестно из-за кого, без каких-либо неопровержимых доказательств. А потому как могла, так и тормозила этот процесс. То есть надо натолкнуть Перфильевну, на банальное подслушивание, а уж потом…

Ну, потом, это будет потом…

- А ты не спеши, не торопи время. Все идет как надо. – тихо и задушевно произнес второй голос, который явно принадлежал женщине.

- Ой, не знаю, не знаю. Ты все время говоришь, при скорой карте, при скорой карте…А получается, что скорость этой самой карты, больше на черепашью похожа, – обижался Фрол.

Карты?! Фрол и карты?! Гадалка?!

- Вот, чем ты не доволен?

- Ну, как же? Я ж пообещал…

- Ты? Пообещал?! – рассерженно зашипела женщина.

- От имени божьего провидения! – возмутился несправедливому обвинению Фрол.

- От кого?! – пораженно ахнули в ответ.

А Катерина Перфильевна, вся заинтригованная, стала ползком подбираться к уютному гнездышку заговорщиков. Но видно сделала это неаккуратно, и выдала свое присутствие. Может скорость приближения была быстрее положенного, может ветка хрустнула, а может ползла слишком громко. Но факт остается фактом, все разом стихло, и больше не слышалось ни шорохов, ни голосов.

  Плюнув на всю конспирацию, и решив больше не прятаться, она ринулась в этот рассадник греха. Каково же было её удивление, когда в кустах, от куда слышался разговор этих голубков, никого не оказалось.

Катерина в растерянности оглядывалась вокруг. Как так? Ведь они точно здесь были! И куда они исчезли?!

……Если до этого момента, речь над могилой мужа была печальной и трагичной, то сейчас на ней пересчитывались венки в количестве …. Да ни в каком количестве. А зачем ему на могилке венки?

Ну, да бог с ними, с этими украшениями, вернее полностью их отсутствием, сейчас срочно домой и будет тебе Фролушка, божье провидение!! Будет!

Не думала, не гадала Катерина Перфильевна, что возвращение домой будет проходить в таких темпах. От быстрой ходьбы, или почти полета, в ушах стоял свист, а мелькающая мимо растительность, превращалась в какую-то смазанную зеленую массу.  Может потому не сразу и осознала, что рядом с ней легким шагом идет лошадь, запряженная в двуколку.

- Душа моя, Катерина Перфильевна, откуда вы так скоро возвращаетесь?  Что случилось? И что у вас за вид? – озабоченно спросил её, такой родной и любимый голос Фролушки.

Катерина Перфильевна вынуждена была притормозить. Но так как скорость бега была не шуточная, ей по инерции пришлось пробежать еще с десяток метров, дабы не упасть на колени, или не дай бог вообще растянутся. Только потом, согнувшись «втрипогибели» и упираясь руками в бедра, она кое-как приходила в себя. При этом судорожно ловя ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание.

 И тут же, родные и крепкие руки мужа, подхватили её за талию со спины, тем самым предотвратив возможность окончательного сползания в придорожную пыль. Потому как ноги Катерины, от такого поворота событий, что-то уж очень сильно ослабели в этих самых коленках.

- Да, что же все-таки произошло, свет мой? У вас такой грозный и устрашающий вид, что даже лошадь не решилась вас обогнать, матушка. Зачем же ей такие неприятности?  Себе дороже. Неизвестно, чем всё это может закончится. В лучшем случае, домашними колбасками из конины.

- А в худшем? – все ещё задыхаясь, прохрипела Катерина Перфильевна. В отличии от неё, Катерина Кучукова, говорить и думать уже не могла. Она просто без чувств и сил валялась, в теле этой беспокойной и крайне активной женщины.

- А в худшем, душа моя, тоже самое. Но думаю, просто ассортимент заготовок, будет увеличен в разы.

«Вот, что значит батюшка при церкви, – восхищенно подумала Катерина Перфильевна, – на всё у него есть ответ!». «Да, уж, – удрученно констатировала Катерина Кучукова, – умный, сволочь! Не видать теперь им правды, как своих ушей»»

- Фролушка, так по тебе сильно и расстроилась! – недолго думая, решила пойти в наступление, Катерина. – Как во дворе не увидела, так сразу и расстроилась. И так душевно мне нехорошо стало, так сердечно невмоготу, что захотелось тебя увидеть, где бы ты ни был, аж до боли в печенке!

- Что ж, вы себя так изводите, любовь моя! Я денно и нощно, стараюсь вас ничем не расстраивать, а только все понапрасну. Вы всегда найдете, чем себя огорчить.

  Возница двуколки только диву давался, слушая милую перебранку супругов. Особенно он восхищался, как батюшка лихо уводил тему разговора в безопасное русло, пользуясь витиеватыми выражениями. Правда и матушка ему не уступала в душевности, но поверить в её искренность вряд ли кто мог, слишком смиренно-упокоенным было выражение у её лица. С таким лицом, обычно приговаривали к смерти, или придавали забвению …. 

  Спасать надо батюшку, ой как надо ...

- Матушка, да не изволите беспокоиться, – решил поддержать батюшку, возничий, –Батюшка, Фрол Владиславович, все о церкви беспокоится. Вот и сейчас, в усадьбе о покупке нового колокола с молодой барыней договаривался.

Взгляд Катерины Перфильевны немного изменился, и уже не приговаривал к смерти, он эту казнь привел в исполнение.

- Как? Молодая барынька уже приехала на лето в родительский дом? А почему я об этом ничего не знаю? И что случилось с нашим колоколом, что ты его заменить решился, Фролушка? – участливо, но в то же время удивленно вопрошала она.

Хотя ответом, она уже не интересовалась. Сейчас главной целью у неё была организация похоронной процессии горячего любимого мужа. И она, вся такая красивая, идущая за его гробом. С каким достоинством она будет нести, свалившееся на неё горе. Но она не сломается от невзгод, которые уготовил ей неверный супруг!

О чем-то таком Фролушка догадался, как только повнимательнее взглянул на свою Катерину. Знал он это блеск в глазах любимой женщины, ой знал. С таким взглядом в далекие времена отправляли на костер ведьм, да колдунов. Фролушке по идее, и в этом деле может не повезти. Не доведут его до костра, а уроют и похоронят гораздо раньше сожжения. Потому как жена у него была, истинным стихийным бедствием, на уговоры не поддающаяся.

А этого возницу, он обязательно где-нибудь прикопает. Если, конечно, сам останется целым и невредимым, после того как с Катенькой помирится.

Но, возница слишком уважал батюшку, и о грозящем ущербе здоровью оного, не имел никакого понятия. А потому, продолжал защищать его доброе имя, и честные намерения.

- Ну, как же, матушка?! Сезон невест закончился, и хозяйская дочь вернулась ни с чем домой. И богатство папеньки не помогло. Скомпрометировала она себя, в своем первом сезоне. Не повезло ей. Ох, не повезло. Не джентльменом оказался, понравившийся ей молодой человек. Говорят, молодой княжич это был. Дааа… дела… Так вот батюшка помочь решился….

- Молчи дурень, – прошипел Фролушка.

Поздно…

- Помочь, значит решил Фролушка, – медовым голосом пропела Катерина Перфильевна.

- Душа моя, только по поводу колокола шли разговоры, – не менее сладко вторил ей Фролушка, – о душевных переживаниях молодой госпожи, ни слова не было произнесено.

Понимая, что пора позаботиться о своей безопасности, он как бы ненароком взял пальчики Катерины в свои руки, да нежно перебирать начал.

Та руки не отняла, но и от выяснений отношений не отступилась.

- Какие такие переживания? У неё своя семья есть. Вот пусть они, с этим и разбираются, Катерина Перфильевна уже не скрывала свои жесткие нотки в голосе. Фролушка, нежно приобнял жену и вплотную приблизил к ней свое лицо. Их взгляды встретились. И как-то сразу, всё что мучило и беспокоило, стало неважным, перестало существовать и иметь значение. Только блеск его глаз дарил и обещал чувственную ласку, её отвечали взаимностью  

- Фролушка, ты же понимаешь, как трудно мне тебе сопротивляться, – завороженно прошептала Катерина.

- Так, ты не борись. Ты просто отдайся, любимая, – уговаривал её Фрол.

«А почему бы, и нет?» – подумала она. – Ничего хорошего не будет, если она сейчас устроит скандал с допросом. Фрол наверняка вывернется, и «сухим из воды» выйдет. Потому что ей, по большому счету, ему предъявить нечего. А вот получить мужа в свое личное пользование надолго, у неё сейчас, есть реальная возможность. Ну, а с местью она подождет…. Вот разберется со всем, что здесь происходит, подумает и … отомстит … потом … может быть…»

- Отдаюсь, – выдохнула она, ему в губы.

  Батюшка не стал ждать повторного приглашения. Молча подхватив под руки Катерину, он усадил её рядом с собой в двуколке. Затем с нетерпением, коротко бросил вознице:

- Трогай! Да по быстрее милейший! Дела, знаете ли!

  А сам, глаз своих сияющих от лица Катерины не отводил. И столько в них желания было, что она невольно зажмурилась от нахлынувших чувств. В чем, чем, а в любовных играх, женушка скромницей не была, и частенько своими фантазиями приятно радовала Фрола. Да и сейчас Катерина, уже в эротических грезах витала. Фрол же, наблюдая с какой скоростью меняется настроение своей Катерины, и сам начинал гореть в предвкушении предстоящего удовлетворения души и тела.

 А Катерина Кучукова, приготовилась к очень, ну очень захватывающему сексу…

 

 ГЛАВА 6

 – 1 –

  Влад полусидел, облокотившись на подушки. Вставать с кровати ему не позволяли, ни Тимофей, ни новоявленная тетушка, Людмила Никитишна.

  К тому же, от него не отходила и его «первая встречная» невеста. Нет, все-таки вкус у Влада был безупречный. Даже здесь, далеко от города, в деревенской глубинке, он таки нашел «аленький цветочек». Красивая!  С именем правда, подкачала немного. Надо же! Её зовут также, как тех брякозябр: одна, которая в папахе, другая, – батюшкина личная ревнивица. Интересно жизнь складывается….

  Те две Катерины, как ураган. Столько эмоций вызывают, что мозг взрывается и волосы дыбом встают, причем по всему телу.

  Эта Катерина другая. Словно Снежная королева. Холодная красота. С ней спокойно, никаких сильных эмоций, никаких проблем в общении и совместного времяпровождения. Всё слишком ровно….

  Удивительно, как при внешней изморози, она была столь горяча и неистова в постели. А может, ему все привиделось? И во всем, простудная горячка виновата? Да к тому же, это его длительное воздержание… Тут, что хочешь привидится, и пенек в секси мадам превратится. Ладно, время покажет… А, сейчас…

  Очень не хотелось, чтобы эта девушка куда-нибудь исчезла. Хотя нет, она и так никуда не уйдет. Именно эта Катерина, твердо заявила на него свои права, и подтвердила согласие выйти замуж.

  А чтобы он ни разу не усомнился, в правильности своего выбора, она очень ненавязчиво демонстрировала свою исключительность. Доказывая раз за разом, что регистрация брака, единственный выход, или вход в его счастливое будущее. Дай ей волю, она к нему на дачу весь ЗАГС пригласит. Чтобы без проволочек, поставить печать семейного положения в их паспорта.

  Да, уж … А, как красиво, и заманчиво, она описывает его безболезненное вступление в этот храм семьи. И свадьбы то, ей не надо, и без платья то белого, она обойдется…. Не невеста, а сплошная экономия для домашнего бюджета.

  Даже, как-то вот из вредности, хочется сделать всё наоборот: и помолвочку провести, и чувства проверить, и невесту в белой фате увидеть, а уж потом всем миром, да на свадебку…

  Что ж, себе родимому, в такой слабости отказывать?!

– Что глазки заблестели? Опять умненькое, да ладненькое придумалось? – полушутя, полусерьезно произнесла Никитишна.

Ох, уж эта тетушка! Эта тетушка, всем тетушкам тетушка! Все мозги высушила. И ведь ни к чему не подкопаешься.

….. Когда Влад очнулся от горячки, первое что он увидел, это склонившееся лицо Тимофея, еле слышный вздох рядом с ним стоящей женщины, и кто-то ещё третий, вдалеке маячил белым пятном.

  Как оказалось, в последствии, пятно было ничем иным как его невестой, которой он так неразумно с разбега, предложил свою руку и сердце. И почему-то все решили, что это очень серьезный шаг. Никому и в голову не пришло предположение о банальном розыгрыше, или шутке.

  Весело….

  Еще веселее Владу стало, когда Тимофей представил ему, его тетушку, не забыв напомнить, что она у него не одна. Хотя прежде, чем заболеть он точно знал, – не было у него этого сегмента родственников. Не было!!

  На такие заявления Влада, Тимофей не удивился, и не огорчился. Он сделал проще.

- Влад, ты сильно не кипятись. Тебе сейчас волноваться нельзя. Ну появилась тетушка, которую ты в глаза никогда не видел, и бог с ней. Значит так надо. – миролюбиво начал Тимофей.

- Кому надо? – огрызнулся Влад.

- Всем надо.

- Тааак. Опять, за счет меня свои проблемы решаешь? – начал заводиться Влад. – Я тебе предупреждал, что твоей беспардонности и безнаказанности пришел конец? Предупреждал?! Ты, вообще, без тормозов? Благодаря тебе, я познакомился с грымзой, побывал в неизвестном прошлом…

- Хорошо оттрахал чужую жену, получив от этого немалое удовольствие. И заметь, не один раз – продолжил за него, Тимофей.

- Да ладно! Ты запамятовал, или напомнить?! Это, была моя жена! Моя! Жена! – рявкнул Влад.

- С чего бы?! – деланно удивился Тимофей. – Да, ни хрена подобного! Ты трахал, чужую жену! И оправдания, что от тебя ничего не зависело, так как находясь в чужом теле ты ничего не мог сделать, – наглая ложь. Ты предпочел бездействие, действию. Давать обещания, которые никогда не выполнишь, всегда легче…

- Как мы заговорили! Вот этот последний пункт… Ты не мог об этом знать! Я тебе о нем не говорил. Да и вообще, о своем последнем посещении, я тебе ничего не рассказывал! – вскричал Влад, получив болезненный пинок по самолюбию. – Ах, ты гад!

- Влад! Влад! Сейчас, не тот момент выяснять отношения. Все намного серьезнее и опаснее, чем предполагалось в начале.

- Я поверить не могу! Ты опять втянул меня в очередное дерьмо. Достал! Всё, готовь себе место упокоения. Как бонус, можешь памятник навалять! Будет время, подкину на твою могилку! – уже гремел и потрясал кулаками Влад. – Да! И тетушку твою, могу туда подбросить!

- Ой, да не стоит так беспокоиться! Мой любимый, и такой взрослый племянничек, – заскромничала, появившаяся тетушка.

  Вот тетушкой, эту эффектную бабенку, можно было назвать, ну с очень большой натяжкой. Всё в ней играло. Тело, которому позавидует любая девица, взгляд, лицо, стремительность, звонкий голос, – всё ласкало взгляд и грело душу, и было …опасно для здоровья.

  Тут далеко ходить не надо было, стоило только заглянуть в её карие глаза. А там столько обещаний и провокаций, превратить его существование во что-то непотребное, если они не сойдутся характерами, или как вариант не найдут компромисс! Компромисс искать не хотелось, а потому и желание отказаться от такой грымзы, возникло сразу и безоговорочно. Даже, план мгновенно составился, по её тотальному уничтожению. И чего он добился?!

  Полным любви голосом, ему объявили:

- И не мечтай! Ты, Тимофея позвал, когда почувствовал себя в беде? Позвал. Он приехал. Правда, немного не успел. И ты подхватил вирус. Кстати, этот вирус, до сих пор в тебе сидит. Тихо, тихо. Рот закрой, племянничек. Много сейчас не требуй от друга. Вон ... к невесте присматривайся лучше, но без фанатизма… А я, потихоньку твое здоровье поправлять буду. Придет время всё узнаешь, а пока рановато.

- Что?! – задыхался от злости Влад.

- Колдану, – припечатала его тетушка.

- Никитишна, – прикрикнул на неё Тимофей.

- Ой, ой, – запричитала она, – ошиблась, касатики! Я это ...! Ну, как это…! Ааа! Превращу! – категорично заявила в конце-то концов Никитишна. – Нет, нет, вспомнила! Вылечу!

 Влад, мог поклясться в чем угодно, он даже потянулся осенить себя крестом, но он точно видел, как внешний вид тетушки поддернулся воздушной рябью и резко изменился. Почему Тимофей не видит этого безобразия?! А тем временем, глаза Никитишны загорелись зеленым цветом. Разрез её глаз, в обрамлении черной подводки, превратился в миндалевидный, став более выразительным и нечеловеческим. Это были глаза, настоящей ведьмы из плоти и крови. Густая копна кудрявых темно-каштановых волос была длиной аж до пояса, и имела вид классического беспорядка. Ну это когда скорость и торможение сошлись в одной точке. И в руках она держала настоящую метлу, которая шевелила прутьями!!!

Вот это он попал!

Никитишна наклонилась к нему и удерживая его взгляд, заботливо сказала:

– Ты креститься погоди. Не поможет. Ну ошиблась я чуток в словах, так это не повод для истерики. Что ведьм не видел?! Так вот она, я! Пожалуйста! Э! Э! Глаза не закатывай! Да, пошутила! И за что, ты нас так не любишь?! – продолжала настаивать на своём Никитишна. – Мы хоть и нечисть, но божьи твари! И заметь, действуем только с его благословения! – она выразительно подняла указательный палец к верху, то бишь указывая на божественное начало. – Ну, что опять?! Что ты так, на себя нервы натягиваешь! Нельзя же так перетруждаться! – как могла, уговаривала Влада тетушка.

- Никитишна, тебя позвали помогать, а не парализовывать. С этим, и Мари смогла бы отменно справиться. – решительно потребовал Тимофей.

- Ещё и Мари есть?! – помертвевшими губами, проговорил Влад.

- А как же! – радостно воскликнула Никитишна. Причем глаза её опять стали обычными карими, без какой-либо подводки, но вот зеленые огоньки нет, нет, да проблескивали лукаво…

- Никитишна, – повторился Тимофей, но в голосе уже звучали грозовые раскаты. – Да, ты угомонишься или нет?! Может отправить тебя, выполнять свои прямые обязанности? ….  

- Всё, всё. Молчу… А, может плюнуть?! Ну так, для профилактики. Или проклясть?! Гарантирую, присмиреет надолго, – продолжала предлагать свои услуги, неугомонная Никитишна.  

Но тут вставил слово, пришедший в себя Влад.

- Придушу, – пообещал он.

- Когда? – заинтересованно откликнулась Никитишна.

- Вот как только проклянешь, так сразу и придушу.

- Свой! Родной! А то всё заладил, где взяли тетушку, да где взяли. Вишь, как гены то взыграли, – умилилась Никитишна.

Тимофей, смотря на выходки этих новоявленных родственников, лишь обреченно закатил глаза.

Ну, и как выяснилось чуть позже, ... Тимофей и Никитишна всего-навсего, люто ненавидели его невесту. Делали они это организованно, слаженно и как-то уж очень прочувствовано. Глядя на них, так и рвется с губ призыв напоминание, – «враг не пройдет, за нами город герой…!». 

Так вот, за спинами Тимофея и тетушки стоял Влад, а в грудь им билась его невеста Катерина.  Трудно было не понять, кто в данной ситуации был врагом.

И почему так происходит, Влад понятия не имел.

Потому и захотелось ему, самому во всем разобраться, а заодно ещё и покапризничать до кучи, что-то жениться душа просит.

Может ну её, холостяцкую жизнь?

Вот и сейчас, Влад укоризненно смотрел на Никитишну. А та, как бы ненароком, то плечо вперед поведет, то руку словно невзначай выставит. И вроде всё безобидно, но благодаря её действиям, Катерина так и не смогла ему передать чашку с морсом из своих рук.

Никитишна перехватила.

Катерина грозно свела свои бровки. Ой, кого она хотела испугать?! Ведьму! А той только дай повод, да публику перед которой сыграть надобно, и концерт обеспечен! Тетушка так искренне демонстрировала раскаянье, что от горя чуть ли не плакала. Клялась, что её не так поняли. Ведь не хотела она Катерине поперек дороги становиться, видит бог не хотела. А получилось у неё это, от слабости ума и недомыслия.

Ага…  Вот, во что поверить невозможно, так это, чтобы нечисть раскаивалась. Пакостить, – пожалуйста! Проклясть в спину, – да не вопрос!  Извести, –любимое занятие! По своим грехам галопом пронестись, – да в удовольствие! Но, чтобы раскаяться, – да не в жизнь!

Так и у Никитишны, – и недуги сволочные, и характер именно такой…

Что-то она там, про блестючие глаза говорила?

- А глаза тетушка у меня блестят, потому как решил жениться. Но сначала о помолке объявить надо. А что? Я, как и все мужики, покоя хочу, и главное, чтобы всё под рукой было. Да, и вот ещё что… Никитишна, пожалей девочку. Она за мной как за больным поухаживать хочет, ну и не мешай ей в этом. Ты, не забывай! Я от нее, как от будущей жены, не отказываюсь. – проговорил Влад.

  Катерина, в благодарность, подняла на Влада свои глаза, наполненные слезами. Вот ведь, довела девчонку, ведьма проклятая.

- Спасибо, - почти беззвучно прошептала она.

- Ну, и что ты с девчонкой делаешь?! – приторно слащаво заахала Никитишна. – Ты её сейчас, быстрее в гроб вгонишь от переизбытка счастья, чем до алтаря доведешь. Видишь, как у неё сердечко встрепенулось, да к тебе потянулось. И не наговаривай на меня, ничего я ей не делала. Только помогла чуток. А то она от тяжести такой, может надорваться, и все тю, тю…

- Что тю, тю?!

- Ни детей, ни денег, – подвела итог Никитишна.

- Почему?

- Так надорвется, неся тебе кружочку то! Тут всякое может случится! Вплоть до выкидыша, – решила внести она ясность, по поводу последнего своего утверждения.

- Прекрати нести чушь, драгоценная тетушка. Да и что с нами может случится, при такой заботе со всех сторон?!  Как погляжу, вы благоверная, и свечечку не прочь над нами подержать. Извини, но тут для тебя облом! Не готов я на такие постельные игры. Секс втроем, как-то не привлекает. – и услышав, как возмущенно фыркнула Никитишна, продолжил. –А теперь, оставь нас Катериной вдвоем.

- Племянничек! – рыкнула, отнюдь не женским голоском, родственница.

- Тетушка!  – категорично показывая на дверь, припечатал её Влад.

 

 – 2 –

 

- Катерина, прекрати слезы лить. Иди ко мне. Я по тебе соскучился, – проворчал Влад, и раскрыл свои объятья. 

 Та недоверчиво посмотрела на него, но не увидев в этом какого-либо подвоха, медленно направилась к нему. И лишь когда она в плотную подошла к кровати, он нетерпеливо притянул её к себе. Катерина, облегченно вздохнув, уткнулась носом ему в грудь.

- Ну, что ты. Успокойся. Никитишна, хоть и вредина, но тетушка безобидная, – успокаивающе произнес он, в то же время даря легкие поцелуи её волосам, которые почему-то пахли морозной свежестью.

- Ты всё вспомнил, да? – спросила Катерина, продолжая обиженно шмыгать носом.

- Вспомнил, малышка, – бормотал Влад, нежно лаская её плечи. Потом, медленно скользнув руками по спине, продолжил поглаживания ниже. Затем чувственно помассировав бедра, благополучно там и остановился. Видимо в этих местах, он себя как-то уютнее и комфортнее почувствовал.

- Влад, миленький, я так боялась за тебя. Слава богу, всё позади. – она наконец приподняла свою голову и нежно поцеловала его где-то в районе скулы. – Я с ума схожу от твоего запаха, – вдруг резко сменила она тему разговора.

- Да? – удивился Влад. – Удивительно. Мне то же нравится, как ты пахнешь. Да бог с этим. Самое главное, ты опять теплая, и такая настоящая. А то я уж подумал, не привиделась ли мне страстная женщина, которая подарила такую роскошную и незабываемую ночь.

- Ты слишком быстро сбежал в горячку. Так что не мудрено, могло и показаться. Как это похоже на мужчин, сделать предложение руки и сердца и поспешно удрать, – лукаво прошептала Катерина.

- Да я и не думал сбегать, моя девочка, но видно что-то пошло не так, Ты уж прости, что так тебя испугал. Обещаю, больше такого не повториться, – усмехнулся Влад, продолжая целовать. Поцелуи были то еле уловимые, то наоборот, все сминающие, то слышался укус в жесткости, то мягкое касание языка ...

  И Катерине это безусловно нравилось. Она и сама увлеченно начала искать его губы. Но, каким-то странным образом их губы никак не могли встретиться, хотя, можно сказать, интенсивно кружили рядом.  Любые попытки к их сближению заканчивались причмокиванием либо носа, либо скулы, пару раз даже по бровям друг друга прошлись… но до губ, для глубоко чувственного поцелуя так и не дотянулись.

Устав искать губы Влада на его же лице, Катерина обиженно протянула:

- Знаешь, любимый, не хочется тебя огорчать, но могу сказать точно, твои тетушки подставные лица. Получается твоя память, восстановилась не полностью, раз ты абсолютно чужих людей, считаешь родственниками, ... – начала сдавать потихоньку этих авантюристов, Катерина.

- С чего ты взяла? – искренне удивился Влад.

Надо же, нечистая сила прокололась! Интересно, в чем?!

- Тимофей сказал. – просто ответила Катерина.

Вот так, без каких-либо предисловий сдала с потрохами хитро выделанного колдуна. Да если бы она догадывалась кого сдает! Трижды бы подумала! Но она была занята другим.

Девушка решила делать два дела одновременно. С одной стороны, лихо заложить всех неугодных ей людей, чтобы тем неповадно было. С другой, попытаться продолжить чувственные ласки с расчетом на хороший секс. А потому, она ничуть не смущаясь попыталась залезть к Владу под резинку треников.

Отработанным движением Влад прихлопнул её руку, остановив её дальнейшее продвижение. Не хватало еще сейчас активизировать процесс, который не остановить просто щелчком пальцев. Да к тому же, там за дверью, стоит бдительная на провокации Никитишна. Попробуй, позволить себе лишнее!!!

- Что, вот так сам тебе и сказал? – невереще, переспросил Влад.

- Да.

- Очень странно, тебе не кажется? Какая же цель им преследуется?

- Чтобы мы с тобой, никогда не были вместе.

Катерина прямо посмотрела ему в глаза.

- Но зачем ему это нужно? Какая ему разница, с кем я встречаюсь и на ком женюсь? Он в этом вопросе, вообще ничего не решает. И уж тем более, не может мне в этом деле помешать. Что-то у тебя в этом вопросе не сходится.

  Говоря это, Влад аккуратно, но твердо убрал её руку со своих бедер. Не надо на него воздействовать таким образом. Он и без интимных откровений знает всю эту кашу, но вот не знает её причину….   

  Катерина, после его действий, недовольно поджала губки. И уже хотела что-то сказать резкое, но вовремя взяла себя в руки. Затем повела плечом, и поудобнее умостилась под боком у Влада. Но отступать от своих действий, по дальнейшему уничтожению личных врагов, она не собиралась и поэтому небрежно бросила:

- Он считает, что я тебя приворожила. Хотя не уточнил, когда и зачем. Ну зачем, в этом случае понятно. Вот когда?

- Ты сама то веришь в это? Слишком большие сложности, только ради одного приворота. – протянул Влад. – Ну и что, что приворожила. На яд, всегда есть противоядие. Нет, все это ерунда. Или ты хочешь, чтобы мой интерес подогрелся такими пикантными подробностями. Не старайся, не подогреешь. А вот шею тебе сверну, это даже не обсуждается. Если конечно узнаю, что имел место приворот. Но, вряд ли Тимофей решился рискнуть твоей жизнью. Так что зря ты наговариваешь на моего друга.

- Я не наговариваю, это правда! – обиделась Катерина. – Какой смысл мне врать?!

- Не знаю. Но рано или поздно разберусь. А сейчас давай займемся более приятными делами. Рядом со мной лежит моя невеста, и мне захотелось познакомиться с ней поближе. Даже очень поближе…

  И Влад не мешкая потянулся опять к её губам. Но, не тут-то было! Почему-то находясь всего в несколько сантиметрах от её губ, он умудрился поцеловать её в подбородок.

  До Влада, наконец, дошло! Понятно, чьи были эти шуточки! Ну, Никитишна! Ну, ведьма безголовая! Значит так, да! Посмотрим, как далеко ты пойдешь в своих действиях!

- Влад, я так соскучилась по твоему телу, – прошептала Катерина

- Если бы ты знала, как соскучился я. – простонал он, всё крепче прижимая её к себе, и сбиваясь в дыхании.

  Потом одним движением положил её на спину, и с нетерпением подлез под её футболку, в полсекунды сметая такие преграды, как бюстгальтер. Хотя такие преграды, больше провоцируют желание, чем его сдерживают. Да и в паху у него уже не шуточно поджимало, что терпению далеко не способствовало.  Сама же Катерина, тоже горела в огне желания, и не лежала безучастно ко всему относясь, а лихорадочно помогала Владу, избавляться обоим от одежды. 

И вот он, тот миг соединения…. Где-то там билась мысль, что Никитишна, может напакостить в любой момент. Но разве мужик, в процессе сильнейшего возбуждения, будет заморачиваться какими-то там ведьмами?!  Да, ни в жизнь! Так что, с большей вероятностью, быстрее сломается черенок у ведьминой метлы, чем его атрибут чести и достоинства отвалится или подведет в такой момент. Вот так-то!

Уже намного позже, расслабленно лежа на спине и получая удовольствие от разрядки, он медленно повернул голову к Катерине, волосы которой белым покрывалом лежали на его груди.

- Дорогая…

- Мммм…

- Неет…

  На него смотрела, своими карими глазками изюминками, Катерина с гипермаркета. А может Катерина из далекого прошлого?

- Привет, – нежно выдохнули её губы.

- Привет, – на автомате ответил он.   

Он усилено моргал, тер глаза кулаками, бил себя в лоб, но её глаза никуда не исчезали. Они смотрели на него с такой болью и сожалением, что Владу стало стыдно.

- А можно, мне потерять сознание? – сокрушенно попросил он, это наваждение.

–-Да пожалуйста, – небрежным тоном, но голосом Никитишны, ответила она.

И правда, у него перед глазами мягко всё подернулось рябью и реальность потеряла свои очертания. 

 

– 3 –

 

- Смотри, как спят крепко, – протянул Тимофей. –Твоя работа?

- Нет. Заснули они самостоятельно. У твоего друга идеальная нервная система. Шиш прошибешь, –называется. – ответила Никитишна.

Они оба стояли в дверном проёме небольшой спаленки и смотрели на спящую пару. Надо же! Спят, толи обнявшись, толи вцепившись друг друга, и так сладко посапывая, что тоже хочется прикрыться одеяльцем, уткнуться в мягкую подушку и дремаааать….

- Сволочь упертая, – продолжила свою мысль Никитишна.

- Ты по аккуратнее в выражениях.  Влад мой друг. Не посмотрю, что ведьма, наказание огребешь по полной. – пригрозил Тимофей.

- Не грози. Больше, чем меня наказало мироздание, наказать невозможно. Это только на первый взгляд, легко держать прошлое под контролем. На самом деле, – тяжелейшая работа, – тут Никитишна взяла недолгую паузу и драматическим голосом продолжила, - Потому как, шастают там всякие без спроса и ведома. И мнят они себя колдунами всесильными. А приглядишься, засранцы засранцами!

- Что?! – поперхнулся Тимофей. – Развею!

- Попытайся сначала, – фыркнула Никитишна, и вдруг с аппетитом чихнула.

- Тихо, ты! Разбудишь! – зашипел возмущенно Тимофей, – Не хватало ещё разговоры уговоры с ними проводить. У нас и так времени мало.

- Вот, вот! Времени мало. А Влад твой, только на эту сосульку ледяную и смотрит. Слышал? Все-таки жениться на ней собрался. Я уж и так, и эдак их от поцелуев в губы отвожу. Сам знаешь, нельзя. А то привязка приворота на второй круг пойдет. Так твой малахольный друг, сексом с ней занялся. Это как, называется? Я что, еще и мужское достоинство ему, на «полшестого» положить должна?! Да, за кого ты меня принимаешь?! Чтобы я, да своими руками, мужика ниже плинтуса опускала! Да это ж преступление перед природой! Мужиков-то и так осталось всего-ничего, хоть в красную книгу записывай! А тут я, да с таким насилием.

- Ну, завела песню!

- Да, завела! Я на такое, не подписывалась. Он меня и так в сексуальных извращениях подозревает. Думает, что я к ним третьей напрашиваюсь.

- Да угомонись. Ты мне вот что скажи, с чего это Влад захотел потерять сознание, и попросил разрешение на это, у своей возлюбленной?

- Эээ, чаю не хочешь? Пойдем, посидим. Что мы на этих двоих, вылупились? Стоим и смотрим, как они спят.

- Никитишнааа… – укоризненно протянул Тимофей.

- Чай… попьем… – не глядя на него, Никитишна поспешила на кухню. За мирными посиделками, этот колдун недоделанный, не так сильно угрозами сыпать будет.

- Я долго буду ждать ответа? – напомнил о своем вопросе Тимофей.

Они сидели за маленьким столом, на котором стоял красивый расписной самовар, и пили травяной чай из небольших чашек, с такими же расписными узорами.

- Нууу…

- Речь подрастеряла?! Только недавно из тебя такое лезло, заслушаться можно было! Всех, виноватыми сделала! Одна ты у нас, за правое дело стоишь. – говоря все это Тимофей кривил и покусывал нижнюю губу.

 «Плохой знак, – подумала Никитишна, – сейчас колданет. И вот, в кого он её родимую превратит или отправит? Может обойдется?»

Мысленно кривясь и корчась, Никитишна медленно и ненавязчиво начала менять свой облик. Коготочки свои черные отрастила, туфельки красные на высоком каблуке одела, шляпу островерхую как неотъемлемый атрибут на голову натянула, и из-под неё решила полыхнуть зеленью глаз.

- Подготовилась, значит? Решилась на жалость подавить? Смотрю и каблучки одела? Думаешь в них, на уборке кладбищ и заброшенных могилках, будет удобно? Ножки не натрет?

- Да почему сразу могилки, то?! Я может в стриптиз-баре неплохо смотрелась бы!

- В качестве кого? – вкрадчиво спросил Тимофей.

- Посетительницы, конечно! Представляешь, сколько соблазнов на меня одну! А я ни-ни, само совершенство! Только бы одну минералку пила, а на мужиков голых, ни разу бы не взглянула!

- Никитишна, я смотрю, ты себя не обидишь! Вопрос повторить?!

- Да, ладно, ладно! Я вместо этой ледышки, лицо нашей Катерины показала. А чтобы совсем проколов не было, разговаривала своим голосом. Ну и сознание ему подтуманила, по его просьбе, тоже я.  

- Вот ты, своей головой соображаешь?! – зашипел раздраженно Тимофей.

- Но, и это еще не всё… – решилась, на какое-то уж очень серьёзное признание, Никитишна.

Дело в том, что у неё в руках вместо чашки с чаем уже была метла, и она очень грациозно, как бы нехотя начала двигаться в направлении к дверям. «Свалить решила кудрявая, значит действительно провинилась, или сотворила из ряда вон выходящее. – обреченно вздохнул Тимофей

- Стоять…– задушевно попросил он, и поманил рукой к себе.

- Тимофей, ты сильно так не нервничай… – попросила Никитишна, – Дело в том, что перед тем когда Влад в горячку свалился, я тоже тогда подменила образ вот этой … на нашу Катерину, но только еще и эту папаху мохеровую ей на голову натянула.  

- Зачем? – выдохнул он непонимающе.

- Тимофей, успокойся… Только успокойся… Видишь ли, я проверяла поликлинику стоматологическую… Ну, ту ... в которой нашей Катерине гардеробщица эту шапку- пофигистку подсунула. Так вот, не работает там такая сотрудница. Мало того, в тот вечер гардеробная была закрыта, и клиенты вынуждены брать свою одежду с собой и на время приема оставляли её в кабинете у врача. Наша Катерина почему-то пакет с шапками оставила у кабинета. А когда в последствии проверила его, то не увидела в нем свою шапку. Хотя, она была в пакете и никуда не исчезала. Мало того, гардеробная работала только для неё одной, никто другой этого не видел. 

Высказавшись, Никитишна остановилась уже у самых дверей, и только секунды отделяли её от исчезновения.

- Если ты сейчас исчезнешь, – спокойно проговорил Тимофей, – то даже не надейся, не проявишься. Будешь, поганка такая, еще долго пыль с дорог собирать. И на счет твоих расследований… Да знаю я обо всём, о чем ты говоришь. Да, дело оказалось незаурядное. Устроил, называется судьбу своему другу. Так хорошо всё складывалось… На божье благословение понадеялся… Просто наша Снегурка, это протеже Зары Филимоновны.

- Кого?! – пораженно ахнула Никитишна. – Такой дороге перейти, все равно что медаль за боевые заслуги получить …. Посмертно.

- Ну типа того…

- И что делать будем?

- Надо уговорить Влада, завтра вернуться домой.

- А как же эта, ...  его Снежная баба?!

- Да, куда ж от неё деваться?! Пусть с какого-нибудь бока, да пристраивается.

- Ага, … сбоку… Спереди!

- Это уж, как ей повезет, – усмехнулся Тимофей.

 

ГЛАВА 7

 

– 1 –

 

  Катерина Кучукова сама себе удивлялась. Это она, что ли?! Вот так вот, может?! Нет, ну не в смысле она, а вместе с Катериной Перфильевной!  А уж на что способна эта семейная пара, в своих пристрастиях, сама Кучукова, убедилась не только воочию, но, можно сказать, и прочувствовала в полной мере.

Ничего себе! Нет, ну что тут говорить?! Ей понравилось всё!

Фролушка, лежал рядом со своей женой и перебирал пряди её волос, лежащие на нем и вокруг, в полном беспорядке. Тоже родненькие, от таких страстей, поистрепались. Вздыбились.

- Фролушка, любимый, как же хорошо. Большего счастья и желать не надо. Даже шевелится не хочется, – счастливо промурлыкала Катерина.

Муж довольно хмыкнул. Определенно повезло ему с Катенькой. Она и в девках непоседой и авантюристкой была! Такое вытворяла! Что он от её выходок, не сразу понимал в каком месте его сердце находится. А уж когда повенчались, то и совсем покой потерял. Катерина своей тягой к приключениям на мягкое место, его спокойное существование превратила в сплошной адреналин. Иногда оглядываясь назад и вспоминая из каких они передряг живыми и невредимыми выходили, то Фролушка в полной уверенности мог сказать, он видел всё. Ну, или почти всё!

  Поэтому, когда кто-то начинал жаловаться на трудности жития, Фролушка им не верил. Ни капельки! У них трудности! Боже ты мой!  Да у него сутки семейной жизни, шли за все двадцать! А то может и больше! И ничего! Несет свой крест молча, и взваливать на чужие плечи такое благословение божье, не собирается.

Его это счастье, его!

- Вот и получай удовольствие. Просто лежи. Не надо тебе никуда двигаться. Опять найдешь повод во что-нибудь вляпаться, – весь такой расслабленный и удовлетворенный, добродушно пожелал Фролушка.

Но у через несколько мгновений, сам же, склонившись над её лицом, звонко чмокнул в носик. Потом дурашливо обцеловал лицо. Затем проложил цепочку из поцелуев ниже к ключице, да и там долго не задержавшись, быстренько добежал до грудей. Где и плюхнулся с размаху всем своим лицом прямо в них. А там, зарывшись в сумасводящие холмики попытался сделать засос, даже успел укусить, засосать, … Ах, да! Такое счастье, просто необходимо ещё и руками помять …Что и сделал с превеликим удовольствием… Всё…. Можно больше ни о чем не думать….

- Фролушка, это как-то уж перебор будет. Мы что, сегодня и ужинать не пойдем? – изворачиваясь не хуже змейки, похихикивала Перфильевна. Сделав резкий рывок, она наконец вывернулась из-под такого большого и рычащего мужа. Но её опять перехватили за талию и подтянули к себе…

- Нееет, не уйдешь ... – бормотал где-то в районе живота Фролушка.   

- Ну Фроооол, нуу Фролушка, щекотно же, – уже хохотала Катерина Перфильевна, а он шутливо кусал её и делал вид, что готов покусать её всю, вплоть до кончиков пальцев на ногах.

 Перфильевна в азарте взвизгнула и резко схватилась за бороду Фролушки. Тот поняв, что ему сейчас оторвут нижнюю челюсть, или придется расстаться с бородой кардинальным способом, решил не сопротивляться и приблизить к ней свое лицо. А потому и потянулся вслед за её ручками, но не рассчитал весовую категорию…. Летели они вдвоем с кровати быстро, причем в этом небольшом полете ноги его супруги запутались в простынях и с силой припечатались ему в пах, где и застыли там как колья инквизиторов. Пронзительная и парализовывающая всё тело боль, которая начиналась между ног и заканчивалась в где-то у нижней челюсти, переплюнула болевой порог и вырубила сознание Фролушки. 

- Фролушка, любимый, я больше так не буду, – бубнила раз за разом Катерина Перфильевна, покачиваясь из стороны в сторону. Она сидела на кровати рядом со своим мужем, скрестив ноги и подложив их под себя в позе лотоса. – Фролушкаааа, любимый…

Катерина Кучукова, которая до сих пор не покинула тело непутевой Перфильевны, с интересом наблюдала за Фролушкой.

По идее, этому мужчине на данный момент было отнюдь неплохо, можно сказать хорошо. Всё что болело, у него сейчас было крепенько охлаждено. На всех его болевых точках, нижних и верхних, лежал лед, взятый из холодных подвалов. Конечно при таком его количестве есть риск отморозить все что можно, и то что нельзя. А значит, если сейчас Фролушка не выйдет из своего коматозного состояния, именно это и произойдет.

Фролушка самоубийцей своего будущего не был, потому и поспешил открыть глаза.

- Любимыййй, живооой, – пуще прежнего заголосила Катерина Перфильевна, упав на грудь своего мужа. Тот рученьками обнимать её не стал, либо побоялся, либо обиделся. Второе, было более вероятно.

 А потому, он немного поморщился и попробовал погримасничать лицом, на предмет болевых ощущений. Судя по его довольному выражению, таких симптомов не наблюдалось.

Но вдруг мужчина замер и судорожно сглотнул. Было видно, что ему резко поплохело, а Катерина Перфильевна видя такие изменения с мужем испуганно вскочила на ноги и заголосила на всю мощь своих легких:

- Фролушка держись, сейчас настоечку принесу. Не умирай родненький. Да как же я без тебя буду?! Люблю же я тебя, козлину бородатуюююю! Не оставляй меня одну в этом мире!

- Катерина, заткнись! – прогырчал дезориентированный от крика Фролушка.

- Да?! Ну, ладно, – словно споткнувшись об какое-то препятствие все еще пыхтя, но уже более спокойно, прохрипела Перфильевна.

- А теперь, отойди от меня, – попросил он жену.

Та ни слова, не говоря в ответ, молча отошла от кровати. Затем Фролушка, широко разведя руки в разные стороны, стал медленно соединять их вместе в беспокоившей его точке, а именно паху. Но видно пах никак не отреагировал на руки, да скорее всего он их просто не почувствовал, что вызвало новый виток в панике у Фролушки. Ужас сковал его тело, так как на лицо было исчезновение органа, отвечающее за его половое отличие, то бишь как мужика.

Крик полный боли, горя и такого отчаянья разорвал тишину дома.

- Где?! Когда?! Всех зашибу к чертовой бабушке!

Вот теперь я точно знаю, где у мужиков душа и все прелести любви, – спокойно произнесла Катерина Перфильевна.

В ответ Фролушка лишь завыл и скинул с себя мешочек со льдом, который лежал у него между ног, тем самым под ним обнаружив свою драгоценную пропажу.

- Катерина, жена моя, богом данная, дай дотянуться до тебя сволочь. Ты меня, что, решила в подружку свою развеселую превратить?! Ну так знай, если ты мне мои достоинства отморозила, а я их сейчас точно не чувствую, то всю свою оставшуюся жизнь будешь петь псалмы денно и нощно за мое здравие. Да снизойдет до тебя благодать божья, паршивка эдакая!

- Ой, ой разошелся! Испугалась! Ага! Да, счас! Баня уже топится, тебя ждет! Будем отпаривать и восстанавливать, все самое драгоценное! – хохотнула Перфильевна и выскочила из спальни.

Обозленный Фролушка рванул за ней, совершенно забыв, что гол. Но догнать своевольную женушку, и наконец попытаться доказать, кто в доме хозяин, было превыше какого там обнаженного факта…

 

– 2 –

Катерина Кучукова никак не могла понять того факта, почему она до сих пор находилась в теле своего двойника из прошлого. По все меркам, она должна быть уже давно дома. А вдруг она здесь надолго застряла? Думать, что это навсегда, не хотелось в принципе. Мысли галопировали, а в душе поднималась паника. За что?  Она не хочет оставаться в этом теле! Ей свое очень нравится. И жить в современном мире для нее более приемлемо, чем в этом непонятном прошлом.

Что делать-то? Может попрыгать, и она как-то обратит на себя внимание? И тогда ей помогут вернуться домой?!  А вдруг нет?! А если всё наоборот? Этот Фролушка отнюдь не прост. Совсем непрост. Он же за свою Катерину Перфильевну, всех на лоскутки порвет! Решит, что она нежелательный элемент и всё, проведет процедуру по изгнанию дьявола, или ещё что-нибудь пострашнее.  Вот, скажите, где она тогда может оказаться?!  В какие миры её выбросит?! Нет, нет, только не это!!!

Катерина Кучукова в бессилье опустила руки, ничего путного в голову не приходило, и она решила самоустраниться дабы посмотреть, что будет дальше. Должно же чем-то это всё закончится.

 ……Перфильевна с Фролушкой сидели в предбаннике и с удовольствием пили чай с чабрецом. Жена лукаво посматривала на мужа, и иногда то похмыкивала, то похихикивала. Сам же Фролушка поглаживал свою бороду и благодушно улыбался. Как показали события последнего часа, ему бояться и остерегаться было нечего. И все его страхи оказались только страхами. Все функции, его так сказать мужественности, были опробованы и оценены по достоинству. Потому и настроение просто зашкаливало.

- Фролушка, – решилась наконец Перфильевна, – а не сбрить ли тебе бороду.

Если до этого Фролушка улыбался так, что его лицо могло треснуть от распирающих чувств в любую минуту, то сейчас оно напоминало застывшую маску.

- Что ты сказала? – почти не разжимая губ, произнесло изваяние.

- Борода, говорю, любимый тебе не идет, – продолжала свой путь по лезвию ножа, Перфильевна.

- Я её отращивал не из-за красоты, – не меняя позы и выражения лица, сообщил муж.

- Не ври!

- Катерина не зарывайся! Чем, на сей раз тебе борода не угодила! – окончательно набычился Фролушка.

- А когда она мне нравилась?  Когда я выходила за тебя замуж, ты клятвенно обещал её сбрить! – напомнила Перфильевна то, что её мужу вспоминать не хотелось категорически. – Но, ты этого так и не сделал.  И каждый раз говоришь, что потом. Вот я и жду, когда это «потом», наступит.

- Да что ты к ней привязалась? – недоуменно воскликнул Фролушка.

- Я к ней привязалась?! Это ты к ней привязался. Она уже всю грудь твою закрывает, скоро до пуза добежит. Это не борода, а истинный козел наш Пашка. Все на себя соберет, везде влезет, везде обмакнется, обо все оботрется, а когда мы с тобой в постели, то она умудряется ещё и на моем лице расположиться.

- Катерина, у всех мужиков есть бороды, и возмущений со стороны их жен не наблюдается. Единственная кому она мешает, до манерной истерики, так это тебе дорогая. Ты умудрилась мне, этой бородой, все нервы вымотать.

- Фролушка, у всех бороды как бороды, от лица недалеко убежали. Они ею мусор не подметают. Доведешь до греха, побрею к чертовой бабушке, – категорично заявила Перфильевна.

- Да что на тебя нашло именно сейчас?!  Так хорошо сидели, после такого пара и веничка, я уж подумал не повторить все сначала, как ты опять затянула эту песню, насчет бороды.

- Потому, что мне на ум приходят очень невеселые мысли.

- Катериночка, матушка, не переживай! Ты у меня сейчас, обо всем забудешь…

- Не забуду…

- Катерина!!

- Дорогой, ты мне постоянно врешь!

- Я?? 

- Фролушка, супруг мой, вот ответь мне дорогой, как ты мог быть в нескольких местах одновременно?

- ???

- Ой, а что это мы так замолчали? Только бровки вверх взлетают? А почему борода висит, как метелка общипанная? Обычно, она завсегда за тебя, верою и правдою встаёт дыбом!

- Катерина! Опять борода?!

- Нет Фролушка, теперь это уже не главное! Надо было раньше соглашаться на мои требования! Как получилось, что, выйдя за ворота, ты взял и раздвоился? Одна твоя половина к реке помчала, а другая в имение к змеюке подколодной?!

- Матушка, Катерина Перфильевна, может сначала с бородой покончим? На сколько срезать её будем?

- Что за гадалка в кустах была, и о чем ты там с ней договаривался?

- С длиной ещё не определилась? Ну так подумай на досуге. Как скажешь, так и сделаем.

- Ты мне зубы не заговаривай! Не отвлекаемся! Глазки не отводим! Ты мне скажи, гулёма в рясе, как ты умудрился потом до имения добежать, да ещё и с Серафимой встретиться?  – перешла на грозный рык Катерина Перфильевна.

- Опять «двадцать пять» – устало сказал Фролушка, схватившись обеими руками за голову. – Я устал тебе повторять: одна ты у меня, одна. Почему бог распорядился именно так?! Не знаю. Толи наказал, толи наградил. Но кроме тебя не существует для меня других женщин.  Не веришь?! Не верь, но повторять больше не буду.

- Будешь, – упрямо поджав губки и нахмурившись, буркнула Катерина. – Как прикажешь, мне без твоих признаний жить?! Никак! Значит будешь признаваться постоянно! И не вздыхай, и не охай. Ты мне лучше про разлучницу поподробнее расскажи.

- Катерина!!!

- Побрею, – угрюмо и твердо подтвердила Катерина, – и не только на лице.

- Да не был я сегодня в имении, – но наткнувшись на взлетевшую вверх бровь Катерины, решил все-таки уточнить, – я вчера там был.

Фролушка понял, что всё для него ещё хуже, чем он предполагал, когда увидел, как изменилось лицо его жены. Сказать, что оно было хмурым или насупленным, это ничего не сказать.

- Ты в погреба спустилась за сливками, а тут сосед проезжал мимо….

- И ты умолчал?! – рассердилась Катерина. – Но почему ...?!

- Дак, матушка всегда одно и тоже. Стоит мне в имение собраться, ты ж меня сразу во всех смертных грехах подозревать начинаешь.

- Потому и подозреваю, что в доме у барина девок незамужних, аж две. – в голосе у жены зазвучали слезы, а ревность и обида набирали обороты.

Фролушка удрученно вздохнул. Не исправима!  Себя изведет сомнениями, его доведет до бешенства, а потом успокоится и всем будет доказывать, что её не так поняли.

- Да, хоть сто!  Прекрати немедленно! Твой я, твой! Хочешь, можешь меня ещё раз осмотреть и удостовериться, что всё принадлежит тебе! Только, Катерина, душенька, без фанатизма! Просто Семен Пантелеевич, сосед наш, должен был передать пакет, управляющему имения. А со мной ему надо было посоветоваться. Прихожане решили колокол церкви подарить. Вот и обговаривали с ним это дело. Ты ведь знаешь матушка, как мне хочется новый колокол приобрести, а тут такая неожиданность. Да как же не воспользоваться этим?!

- Дальше, – потребовала Катерина

- Так вот. Я к нему в двуколочку присел, суть да дело, мы так заговорились, что и не заметили, как лошадь возьми, да пойди потихонечку.

- Надо, ж? Просто сама, взяла и пошла?! – удивилась Катерина. – И никто ею не управлял, не подгонял?!

- Как оказалось, да.

- Умная лошадка. Не наша, случайно?!…

- Не, не наша. Нашу-то, я за поводья к двуколке привязал, чтобы бежала рядо ... – не подумав, брякнул Фролушка, и тут же застыл с открытым ртом, так и не закончив свою речь. А осознав, как лихо он попался на вранье, то огорченно прицокнул языком:

- Ай, да ладно. …Катерина, ты только это…. Сильно не рычи… Тут вот какое дело… Ко мне с просьбой месяц назад старшая хозяйская дочка обратилась… С исповедью … Исповедоваться захотела она значит…

- Какой-такой месяц?! Возница сегодня сказал, что она только на днях приехала. А ты мне здесь, другое рассказываешь! – возмутилась Катерина, грозно подбоченившись. Совершенно забыв, что из одежды на ней была только банная простыня. Да уж! И вот скажите, что может быть грознее голой бабы? Неизвестно! Но, как смотрится! Фролушка и засмотрелся…

- Не исправим, – застонала она в бессилии.

- Сама соблазняешь тут, – хмыкнул Фролушка. – Ладно, ладно, не отвлекаемся. Так вот, на исповеди сказано было много странного. Сначала я не поверил. Потом тайна исповеди… сама знаешь. Ну, а потом решился к нашей Елене, цыганке обратиться.

- И? Что же все-таки, там произошло? – ещё делая вид, что ей это не интересно, но уже с характерным огоньком в глазах, поторопила Катерина.

- Как ты уже знаешь, Серафима старшая дочка барина, и в этом сезоне у неё был первый выход в свет. Она была заявлена как невеста с довольно внушительным приданным.

- Не поздновато?! В её то двадцать шесть лет?! Не невеста, а девица переросток! – ехидно заметила Катерина.

- Уж кто бы говорил! Сама-то, во сколько замуж вышла? – поддернул её Фролушка.

- Ну, дорогой мой, это волновало больше тебя, чем меня. Ты ж всех моих женихов отваживал, и грозил им неминуемыми бедами и напастями, если они будут продолжать за мной ухаживать. Напомнить, сколько лет ты меня уговаривал на семейную жизнь, красочно расписывая всё её прелести? – переспросила его Катерина.

- Пожалела, что вышла меня замуж!

- Ни одной минуты. Только ревностно. Ты ж кобелина, не прочь и на других баб посматривать.

- Катерина не заводись. Ну, сколько можно?! Некогда мне на других смотреть, мне бы успеть за твоими проделками углядеть. Сама же знаешь! – поспешил успокоить жену Фролушка. – И так. На чем мы остановились? Ах, да… И действительно, все начиналось очень хорошо у Серафимы. Претендентов на руку не сказать, чтобы много было, но и двое в данном случае, уже перебор.

- Хм, перебор. Конечно, перебор! Да в таком возрасте, как у неё, только с большим приданным и можно жениха найти. Вам же мужикам всё молоденьких жен подавай, да чтобы красота и фигура присутствовали. Хотя нет, если за невестой хороший капитал стоит, на такие данные уже никто не смотрит, – не сдержалась от колкости Катерина.

– Катерина, язва такая, тебе с приданным вообще повезло! Его у тебя, никогда не было.

- Вооот, Фролушка, какая я бесценная, оказывается. И без денег в любом возрасте люба.

- Умница моя! Скромность тебе, не к лицу! – умиленно пробормотал Фролушка. Чмокнув свою женушку в носик, да прижав её к себе покрепче, он продолжил свой рассказ 

- Из этих двух, было отдано предпочтение дворянину Степнову Павлу Алексеевичу. Богат. Тридцати лет отроду. Благороден. Без вредных привычек. Дело благополучно слаживалось к сватовству и взаимовыгодному соглашению сторон… Бумаги подписывались. Как вдруг, на одном из великосветских приемов, в оконной нише за шторами, эта самая Серафима была замечена целующейся с герцогом Варнатским Андреем Николаевичем. И вот, что самое интересное, ни Серафима, ни Андрей Николаевич сей факт объяснить не могут. По тому как не знают, почему и как они очутились там вместе.

- А кто прием давал?

- Графиня Зара Филимоновна.

- Кто??!!

- Катерина, ты что?! Эту даму, знаешь?!

- Да кто ж её не знает, Фролушка! Она же не просто графиня, она ведьма потомственная!

- Душенька! Ты, сейчас, такого наговоришь! Опомнись! Графиня, и ведьма. Да, такого просто не может быть!

Фролушка был возмущен до глубины души.

- Не зли меня! – сказала, как отрезала, Катерина. – Ты даже не представляешь, что подвластно этой женщине. И если Серафима, по какой-либо причине или без неё, перешла графине дорогу, ты Фролушка им не мешай. Пусть они ссорятся и мирятся без тебя. Таак…  Что припух?!! Нееет! Только не говори, что ты пообещал что-то этой невесте оранжерейной!

- Так, Катенька, история-то с продолжением.

- Фролушка, мне не хочется слушать дальше, – пошла на попятное, Катерина, понимая, что именно сейчас может закончится её спокойная семейная жизнь. – Да, и не надо мне знать дела мужа. Не женское это дело, мужу перечить.

- Ты смотри, как заговорила! Но, выслушать придется! Сама напросилась, – пресек все её отступные действия, этот самый муж.

- Да, уж. Сглупила. Похоже, вляпалась я. А если ещё точнее, - мы.

- Так вот. Стала Серафима видеть очень интересные сны. И в них она постоянно видит этого герцога, где он очень сердит, и просит встречи. Только на яву такого быть не может. После тех поцелуев, разразился скандал. Имя Серафимы звучало во всех будуарах знатных семейств. Путь в высшее общество ей был закрыт, и надежда на выгодный брак исчезла навсегда. Помолвка с Павлом Алексеевичем была расторгнута, а она сама срочно покинула город и тайно уехала к своей тетушке. И только после того как поутихли сплетни, она так же тайно вернулась в отчий дом. Поэтому светское общество, как ни старалось, но не может точно знать где она, и что делает.

- Фролушка, меня мучают смутные подозрения на счет гадалки.  Ты ведь не только погадать у неё просил? Ты никак, этой Серафиме с помощью карт решил помочь.

- Почти ...

- Это как?

- Ты нашу гадалку хорошо знаешь. Но и понимать должна, что открыто я к ней не пойду. Вот и сговорились мы с ней встретиться.

- Где?

- Что где?

- Где сговаривались-то о встрече?! 

Эх, не его это день был, не Фролушкин …

- В церкви, на исповеди…

- Ага, значит так и запомним, на исповеди.

- О господи, дай терпения, – пробормотал Фролушка, но продолжил. – Ну так вот. В первый раз она погадала и сказала, что все странно. Мол выпили эти двое не то что полагалось и посмотрели туда, куда смотреть не надо было. И что при скорой карте, у них разговор будет. Я так и сказал Серафиме, что божьим проведением, ей с этим герцогом, встреча будет уготована.

- Ну и как? – ехидненько переспросила Катерина, – помогло божье провидение?

- Эх, уже месяц, ни слуху, не духу. Вот и пришлось сегодня, опять бежать к гадалке. Не успел толком у нее что-то путное разузнать, как обнаружилось, что ты нас подслушиваешь. Пришлось бросится в бега, искать где спрятаться. Да тут, на счастье, возница возвращался с имения пустым, без попутчиков. Вот и подбросил меня, пока ты кусты обыскивала, – улыбаясь в бороду, закончил свое повествование Фролушка.

- А знаешь ли ты, муж мой разлюбезный, что после такого опаивания этих двоих, они никогда не встретятся. – не обращая на подколки мужа, по поводу её провальной слежки, заявила Катерина.

- Как так?! Да, нет! Ты ошибаешься. – невереще бросил Фролушка, – гадалка ведь сказала….

- Об их встречи, она не обмолвилась и словом! Она тебе, дурине, описала очень старый обряд отвода глаз. Им редко кто пользуется, потому что есть у него одно нехорошее свойство, – неизвестно, чем он может обернуться. Мало того, что человеку глаза отведут, но если в этот момент он встретится взглядом с тем, кому тоже глаза отводят, и того запомнит до мельчайших подробностей, то они оба либо привораживаются друг к другу, либо в заклятых врагов превращаются. А может и того хуже …. Два этих чувства вместе получить.

- Да кому нужен такой отвод глаз?!

- Значит, очень надо было, чтобы не увидели то, что не нужно.

- Так что ж теперь делать?

- Это ты меня спрашиваешь? Да я даже палец о палец не ударю. Чтобы пойти против такой ведьмы как Зара Филимоновны, это нужно совсем без мозгов быть! Если она хотела, что-то оставить в тайне, а мы захотим это узнать, ты представляешь, что может с нами случится?! Не знаешь?! А я скажу! За нашу жизнь и ломанного гроша никто не даст, если эта ведьма решит нам отомстить. Оставь это дело. Фролушка.

- Но я обещал!

- Как обещал, так и откажешься! – жестко потребовала Катерина у Фролушки.

….. Эээ, это куда её затягивает! Катерина Кучукова, поняла, что её опять уносит, и скорее всего домой. Тут такое начинается, а она может мимо всего пройти. Не хочет она уходить отсюда, не хочет… Но её никто об этом и не спрашивал.

 

–3 –

  ….. Катерина Кучукова с сладко потянулась всем своим телом, до хруста в косточках. Кажется, ей в жизни хоть в чем-то, да повезло. Понятно, что это везение более чем сомнительное, но она согласна и на такое. Ведь она не только наблюдает, но и находится в водовороте событий необъяснимых и загадочных. С точки зрения разумного, это даже не бред воспаленного сознания, а скорее всего полное его отсутствие. Невозможно поверить, что существует, навеянная старинными былинами и сказаниями реальность.  Но именно осознание этого, и делало эти миражи сна такими настоящими, яркими, осязаемыми и очень опасными. Что-то необъяснимое, интригующее, захватывающее несло Катерину в эпицентр магических событий. Почему сон, являлся более настоящим, чем сама реальность? И почему реальность повторяла отголоски сна?!

Катерина, знала определенно, что она каким-то образом попала в чьи-то разборки.  Она не против быть наблюдателем, можно сказать, зрителем этих событий.

  Гораздо страшнее может получиться, если она сама является разменной монетой в этих потусторонних выяснениях отношений. Вот тогда, через неё перешагнут и не заметят. Может она и останется в живых, только в каком виде и в каком состоянии?

  Интересно, а что Людасик скажет по поводу всей этой истории? Уж кого, а Людмилу хлебом не корми, только дай в таких историях покопаться! Набирая телефон своей подруги, Катерина срочно решала для себя задачу, так ли она соскучилась по своей подруге и точно ли хочет услышать ответ, на свой вопрос дня?!….

- Да, дорогая! – как позывные, услышала в трубке Катерина, голос подруги.

- Ты, где пропадаешь? Я так давно тебя не слышала, и так сильно соскучилась!

- Что-то уже успело случиться?

- Да, нет. Хотя, да!

- Так да, или нет?!

- Людасик, что ты знаешь о ритуале отвода глаз?

- Что?! Зачем тебе это? Куда ты опять попала?!

- Да никуда я не попала, – начала раздражаться Катерина, – мне просто нужно узнать, как можно больше об этом ритуале.

- Катерина, голову не ломай, для этого есть интернет. Набираешь интересующий вопрос и тебе выдадут все, что тебе надо, даже услуги предложат … Правда не безвозмездно.

- Людасик, я не спрашиваю про домашнюю лапшу, я хочу услышать реально, существует это или нет.

В трубке возникло какое-то шебуршение, и раздосадованный голос произнес:

- Да, есть такие ритуалы …

- Ты можешь просветить немного по этому поводу? …

- Опять в своих снах эксперименты проводишь? Ты давай, …поаккуратней там. Где уверенность в том, что это просто сны?  Может, всё совсем наоборот? И это ничто иное, как твое подсознание, с параллельным миром связывается?

- Людася, хватит предупреждений и предположений. Ты сама говорила, что мужчина из супермаркета, вполне вероятно моя судьба. Вот, только вижу я его лишь в снах, и самое обидное, чужим мужем! В реальности его нет.

- Как нет?! – удивилась Людмила, – ты же с ним разговорила, беспокоилась о его здоровье…

- Людасик, прекрати! Ты сейчас перечислила набор чувств, которые к симпатии и влюбленности не имеют никакого отношения. Они, как правило, никого не задевают, … ничего личного, только дань вежливости.  А, я устала быть свидетелем чужой жизни, да к тому же, участвовать в их разборках. Это извращение в тяжелой форме… И вот, наконец, что-то начало вырисовываться во всем этом, либо начало конца, либо что-то жутко интересное и интригующее. Пятой точкой чую.

- Это как? – что-то опять шмякнуло в трубке.

- В снах появились новые лица. А это, не к добру.

- Так прямо, и не к добру, – хмыкнула Людмила.

- Да. Там появилась ведьма, Зара Филимоновна. Вернее, её участие привело к тем событиям, в которых я оказалась.

- Кто появился? – тихо и с каким-то даже заиканием произнесла Людмила. Потом в трубке, раздался грохот, звонкий шлепок, и явно различимое обещание: «убью, заразу» - А ты не ошиблась? Может сочетание букв было такое, что, сложившись, они прозвучали именно так.

- Ты, меня не пугай. Значит Зара Филимоновна тебе знакома? И я могу предположить, что все намного проблемнее, чем я вижу?

- Катерина…– попыталась успокоить её Людмила.

- Что, Катерина? В какое дерьмо я попала?!

- Ни в какое. Не верещи. Давай так. Сегодня вечером встречаемся, и ты мне всё подробно рассказываешь. Сейчас приехать не могу, тут у меня один племянник в родственниках объявился.

- Как это объявился? Ты что, не знаешь, своих близких?

- Лично этого, нет. К тому же он вдобавок, ещё и великовозрастный, и не поверишь, с поганым характером!

- Так тебе и надо! Так, что там с отводом глаз?

- Ах, с этим! Тут все сложно и просто.  Сложно потому, что здесь есть обязательный атрибут, – дар. Без него, никуда. Это дар, либо владение гипнозом, либо ведьминское наследие. Ну с гипнозом, тебе все понятно. А вот с ведьминским …. Для ведьм, это умение либо смыть образ, либо заменить его, то бишь подменить другим. Ведьма в этом случае, четко держит образ нужного события, которое должно быть скрыто, то есть стать невидимым. Затем медленно покрывает его туманом, и все это она проделывает при разговоре с теми людьми, которым отводят глаза. Чтобы закрепить результат, предлагают выпить. Вода смоет образ или действия, и человек никогда не увидит то, от чего отвели его взгляд. А если повторить такую процедуру несколько раз, то можно безбоязненно при завороженном человеке делать те или иные действия, из-за которых делался отвод взгляд.

- Если я тебя правильно поняла, то проделав такой ритуал несколько раз, любовница может запросто встречаться с чужим мужем на глазах жены, и та этой измены никогда не увидит?

- Да.

- И, что? Вот, всё так просто?!

- Да нет, конечно. Это очень старый ритуал. Прибегают к нему с осторожностью. Зато эффект долговременный, и необременительный. Сейчас же, больше чем минут на десять, глаза не отводят. И технику отрабатывают с детства, это когда один образ заменяют другим.

- Ты мне не ответила, что за дефектность у старинного ритуала? – нетерпеливо напомнила Катерина подружке.

- Ах, да! Так приворот или озлобление. Тут уж, что получишь.

- Это как?!

- Дело в том, что пить воду дают не простую, а с добавлением святой воды. Именно свойства святой воды, которые удаляют негатив с любого предмета, здесь будут играть решающую роль. Понимаешь, если жена не должна видеть измену мужа, она её видеть и не будет. Если группа людей не должна видеть, что их обкрадывают, то они этого видеть и не будут. Вода смоет весь негатив с сознания человека, но обязательно с последней каплей повернет его к тому человеку, который в этот момент тоже пьет воду с добавлением святой воды, или просто святую воду. И первые чувства, вспыхнувшие между ними, будут основополагающими, либо приворот, либо ненависть. Вот поэтому, когда прибегают к такому ритуалу, желательно чтобы пьющих в этом момент было мало, или вообще не было.

- Ага… А, тебя не смущает, что святую воду пьют крайне редко, – язвительно сказала Катерина.

- Не смущает. Видишь ли, перед водой достаточно перекреститься, и …

- И всё?!

- Да.

- Но тогда получается… – ошарашенно произнесла Катерина.

- Получается, всё во власти божьей, даже дела нечестивые. Да и к тому же, это еще один способ, чтобы встретить свою половинку.

- Приворотом?!

- Святой водой, дорогая моя! Святой водой!

- Но, ведь это неправильно!

- Почему? С божьего согласия, с его благословения.

- А как же другие привороты?

- Нечего тебе о других приворотах думать. Жуткая вещь, я тебе скажу. К слову сказать, там идет замещение. Любовь и чувства там заменяются тем же отводом глаз, но ритуал дерьмовый, ох и дерьмовый. Что-то не о том, мы с тобой говорить начали. Ты мне скажи, уж не Зара ли Филимоновна там дельце замутила.

- По всей видимости, да. Там дочку дворянина, помещика, опоили отводом глаз. А она возьми, и встреться глазами в тот злосчастный момент с герцогом.

- Ну дела!!! – и опять там что-то громыхнуло у Людмилы.

- Да, что там у тебя происходит?! – не выдержала Катерина.

- Ой, да с племянником и его выдрой в прятки играю!

- Людася, у тебя там что, военные действия?!

- Ну, типа того! Ладно, моя дорогая, дождись меня вечером!

- Постараюсь.

В трубке раздался грохот, видно опять что-то упало…

 

ГЛАВА 8

 

– 1 –

  Тимофей отбивал пальцами чечетку. Он эту ведьму, ….  эту Мари Пересветову, …ух, что он с ней сделает…. Это не ведьма, это чёрт знает, что! Ей всего лишь доверили посмотреть за временем. Чтобы оно замерло в прошлом, и не двигалось. Так, нет же! Мари Пересветова решила, что ей стало немного скучно.

Пусть только появится! Вот только пусть появится! Любопытство в шляпе!

И она появилась. Вернее, вплыла … Нет, не так… Она медленно выплыла из тумана… в горизонтальном положении. Хороша! Покойница была прекрасна, особенно широкополая шляпа, которая прикрывала всё тело, а высокая остроугольная тулья горестно склонялась к лицу ведьмы. Точнее, свече, которую крепенько держали её судорожно сжатые пальчики. Глаза у Мари Пересветовой были закрыты, но по-другому и быть не должно, как никак образ усопшей поддерживать надо было. И по сути дела, Тимофей должен был не хмуриться, а проникнуться сим печальным моментом, и все свои карательные и воспитательные действия, направленные против неё горемычной, прекратить, и не дергать и так перепуганные нервы.

- Покойники не плачут, – хмыкнул сердито Тимофей.

Слеза, которая медленно стекала по щеке у ведьмы, прекратило свое движение и застыла не зная, что делать. Может повернуть обратно, или испариться сразу? Но, так как Тимофей молчал и не делал никаких движений, то слеза в задумчивости замерев на одном месте, решила все-таки исчезнуть.

- Что за представления? Детский сад. Хочешь избежать наказания? Не получится. Любишь проявлять незаурядное любопытство? Да, не вопрос! Ты теперь будешь моими глазами и ушами. Агент по добычи информации в особо тяжелых условиях, – деловито распорядился он, близлежащим будущим умеревшей ведьмы.

Пересветова, от этих слов просто вскочила как ужаленная, чтобы тут же плюхнутся на прежнее место. Рановато ещё из образа упокоенной выходить, можно ненароком усугубить ситуацию. Поэтому лежа на спине, и не забыв скрестить руки на груди по христианскому обычаю, она в упор смотрела только в потолок, причем не отводя взгляда. При этом вынуждена была возмущаться, находясь в явно неудобном для себя положении.

- Увольняюсь! Я на таких условиях работать не нанималась! – придушенно пропищала она, и для пущей убедительности ткнула вверх указательным пальцем.

- Дааа, – удивился Тимофей, – и куда пойдешь? С твоим-то характером! Да ты перессоришь всех вокруг себя!

- Зато и мирить их всех, тоже буду я! Так что без куска хлеба, не останусь!

- Хорошо, увольняйся, – вдруг согласился Тимофей, – только сначала исправишь все, что натворила.

- Я натворила?! Это я натворила?! Разве можно работать в таких условиях? У ведьмы круг обязанностей всегда очень маленький, но очень значимый и трудоемкий. И в таких, невыносимо трудных условиях, я должна ещё и голову на плаху сложить!

- Какую к черту плаху! – нахмурился Тимофей, – что ты здесь «тень на плетень» наводишь! Это не я, а ты решила развлечься. Вот зачем ты решила поехать на бал туда, куда тебя не приглашали, и тем более не ждали. Она, видишь ли, решила, что может затеряться среди гостей, и её никто не увидит и не узнает! И где? В прошлом параллельного мира! У тебя где мозги были?!

- На месте. Мои мозги, были на месте, – не согласилась с такими обвинениями Мари. – Ну и кто меня закладывает? Откуда ты знаешь, что я была на балу без приглашения? Об этом не знает никто. Об этом даже я не догадываюсь! – продолжала возмущаться Мари. Хотя лежа, и не отрывая взгляда от потолка, это было делать все труднее и труднее. –Ты сам то, Тимофей, был когда-нибудь на дне Сурка? Нет? Попробуй, боюсь тогда и по тебе через неделю психушка заплачет. Никитишне то, что? Ей надоест сидеть в своем прошлом замороженном, так она в будущем времени отрывается. Всех взбаламутит, всем наобещает в три короба, и свалит восвояси. И ни перед кем отчитываться не будет. Потому как верить в своё личное счастье, каждый решает самостоятельно!

- Мари, не уходи от ответа. – продолжал направлять мысли ведьмы в нужном направлении Тимофей.   

- Я и не ухожу.

Потом решив, что все-таки разговаривать сидя намного удобнее, Мари кряхтя поднялась и присела там же, в воздухе. Тимофей, проследив за ведьмой, криво усмехнулся и закатив глаза, покачал головой.

- А что? – возмутилась ведьма. – Нельзя?! Я вот… и свечечку даже затушила.

- Ты и лежа неплохо смотрелась. Мне долго ждать ответа?

- Я ж не знала, что Зара Филимоновна с этим Павлом Алексеевичем, женихом дочки помещика, любовь крутит. А сама тем временем, за этого герцога Андрея Николаевича, замуж собралась, – откровенность Мари, как большой селевый поток, стала накрывать Тимофея с головой. – Все бы ничего. После того как в свете скандал вышел, сама Серафима, себя правильно повела. Она у родственников своих спряталась вначале, чтобы никто не знал где она, а заодно и герцог не мог до неё добраться. Да вот незадача, сам Фролушка батюшка, решил помочь этой девушке. Ну и в придачу, вот еще… он к этому делу гадалку потомственную привлек… – но увидев, каким взглядом пригвоздил её Тимофей, закончила свою исповедь почти шепотом, где последние слова смогла произнести через силу, почти по буквам. – Елену...

- Это ту, которая и здесь неплохо подрабатывает?! – не выдержал и рявкнул Тимофей.

- Так… свобода действий… И это ... божье ... благословение. – лепетала Мари, сжимая в кулачках поля шляпы и судорожно прижимая её к груди.

- Божье благословение, говоришь! Вот теперь, ты мне всю правду от начала до конца должна сказать. Это что же получается? Наша боевая ведьма, Зара Филимоновна, собралась замуж, но своего любовника, новоявленного, отпускать не хочет. Да мало того, она решает его женить, на наивной дурочке. Мари, признайся, ты опять что-то перепутала.

- Помилуй, Тимофей! Я ж на балу стала свидетелем, как Серафиму, эту дочку помещика опаивали. И ведь как ловко они это проделали! Быстро и слаженно. Придраться ни к чему невозможно! Обзавидовалась такой чистой работе!

- И как ты это увидела?

-Так я возле зеркальных стен стояла. Там в отражении и увидела обнимающихся Зару      Филимоновну с этим дворянчиком. Потом посмотрела на Серафиму, а она на них смотрит так спокойно, как будто не узнает. Словно они для неё чужие. А как только те обниматься перестали, эта девчушка сразу и заметила своего жениха, заулыбалась, потянулась к нему. Я ж говорю, работа по отводу глаз, сделана великолепно!

- Хватит комплименты раздавать, что дальше было?

  Мари больше на Тимофея не смотрела. Больно надо! Голова и так в плечи ввинтилась по самое «не могу», а он все давит и давит своими многообещающими взглядами! Ещё немного и размажет как букашку по стенке. Нет, Мари конечно, все понимает! Нервы! Расстройства! Переживания! Ну, а она то тут при чем?! Она и так рисковала всем своим здоровьем, когда поняла, свидетелем чего она стала. Если бы на месте Зары Филимоновны была другая ведьма, может и переживать так сильно и не надо было. Но тут явно всем не повезло. Потому что эта Зара, слишком сильная ведьма. Да, к тому же, драться любила до потери пульса. Она была из той серии ведьм, которой нужны были еда и зрелища, особенно если в этих зрелищах, она принимала непосредственное участие. Да и развеять по ветру любого, Филимоновне зараз плюнуть. К счастью для всех, плюется она крайне редко.

- На балу говоришь, прилюдно, не таясь делали отвод глаз, – медленно произнес Тимофей. Потом в задумчивости покружил по комнате, остановился возле камина, посмотрел на огонь.

  Мари очень нравился этот кабинет на даче у Тимофея. Уютно здесь было, задушевно. Особенно, когда вызывали сюда по мелкопакостным делам. Эх, веселились всегда от души, как полагается с чайком и медовухой. А теперь вот, на собственных разборках сповадилась посидеть, по незначительному промаху. Сходила потанцевать, называется…

- А расскажи-ка мне про бал, Мари, – Тимофей отвернулся от камина, не спеша подошел к креслу, и удобно в нем развалившись, вытянул из пространства чашку с горячим чаем из трав, сделал осторожный глоток. Потом прикрыв глаза предложил: – Будешь? С матрешечкой…

- Не откажусь, – радостно закивала ведьма. – Уж больно травка хороша, и душу греет и тело лечит.

  Тимофей мягко улыбаясь, и уже почти не сердясь на эту взбалмошную ведьму, материализовал ей чашку с ароматным чаем. Потом немного подумал, и решился наколдовать чайник, все-таки беседа надолго. А чтобы Мари вообще перестала дуться и нести от страха всякую чушь, которую насобирала в порыве нервного стресса, поставил перед ней вазочку с её любимыми конфетами, курага в шоколаде. Вкусноо…

- Ну так вот…, – начала Мари, после первых глотков душевного настоя ...

                                            

– 2 –

Влад смотрел на эту Снежную Королеву, и его тянуло к ней так, что сносило голову. Зарыться бы в её волосы, пройтись дорожкой поцелуев по роскошному телу. Сжать в объятьях и никуда не отпускать, это единственное сейчас было его желание. Судя, по ответной реакции, притяжение было обоюдным, и взгляд девушки говорил об этом довольно красноречиво. Влад медленно направился к ней. Она присела на подоконник и с предвкушением ждала, когда же наконец окажется в кольце его рук. …. Да… да… да…

  Никитишна, появилась как всегда внезапно, и с зашкаливающей улыбкой.

- Ах, вот вы где! По всей квартире вас ищу! Вы, что? Специально прячетесь? Взрослые люди, а ерундой занимаетесь. Вещи с поездки разобрать надо, по местам их все разложить. Я, что ли, должна это делать? Не выйдет. Я только тетушка, а не прислуга. Вот ты, Влад, тут невестой обзавелся, пусть она и начинает привыкать к своим обязанностям.

Влад замер в полушаге от своей мечты. Катерина испуганно вскинула на него свой взгляд. И было от чего. Лицо у Влада выражало все что угодно, но только не любовную страсть. Это было сравнимо с тем, как будто ты идёшь и улыбаешься, чтобы через минуту ухнуть в вырытую кем-то яму, а заодно крепко приложиться головой об что-то твердое и звенящее.  

- Никитишна, а давай мы сами разберемся, что нам делать, – голосом не сулящего ничего хорошо и выделяя каждое слово, предложил Влад.

- Не разберетесь, – так же, не уступая в интонациях, ответила ведьма. – Ты привез её сюда, по доброй воле. Заметь, по своей доброй воле и её прямо-таки лавинообразной настойчивостью. Никакими разумными доводами убедить её уехать к себе домой, так и не удалось. Она сделала вид, что ничего не слышит, а откровенные посылы её куда подальше, ещё и не видит. И после этого ты считаешь, что она здесь по доброте душевной, а не корысти ради? 

Влад глубоко набрал воздух в легкие, но вместо того чтобы разразиться бранью или сказать что-то крепенькое в ответ, он сделал рывок к Катерине, собираясь крепко схватить её в охапку. И ведь у него, почти получилось… Почти… Так как добежать до предмета своей страсти, ему так и не удалось.

Потому что маленький щелчок изящных пальчиков, быстрый взгляд странных глаз с удлиненной подводкой и их зеленоватый отблеск, повлек за собой падение мощного тела Влада на пол, и как полагается в таких случаях, даже небольшого его отскока по инерции. Да, колыхнуло тело порядочно, особенно хорошо слышно было клацанье зубов…

Влад поднимался не торопясь. Старательно, очень старательно, стряхнул с брюк что-то видимое только ему и повернулся всем корпусом к Никитишне, показательно покатав своими мышцами.

Никитишна сделала стойку, вытянувшись в свечечку. Удивленно-иронично взглянув на своего племянничка, и не теряя время на лишние вопросы и объяснения, изящно пулей вылетела из столовой, чтобы одним хлопком влететь в спальню Влада, и мгновенно там закрыться.  

Катерина, впечатленная такими действиями между родственниками, решила с удовольствием посмотреть, как будут ущемляться права Никитишны. А потому поудобнее умостилась на подоконнике, подтянув к себе коленки и обхватив их руками. Ещё, бы! Пора эту тётушку призвать к порядку, а то распоясалась совсем. Никакого житья, от неё не стало. В каждой бочке затычка. Эта тётка умудрялась быть во всех местах одновременно, ни на минуту, не оставляя их с Владом наедине. В туалете, даже на туалетную бумагу, приходилось посматривать подозрительно. А вдруг начнешь её разматывать, и увидишь нарисованные глаза Никитишны, которые отнюдь не нарисовано за тобой подсматривают. Все нервы истрепала эта родственница. 

- Ну, доигралась, ведьма! Долг платежом красен. Забота тебя, говоришь, к племяннику одолела? Не переживай.  Я тебя сейчас этой заботой окружу так, что ты в ней по самую макушку окажешься. Ты у меня спать, есть, и в туалет ходить, будешь только после согласования всех своих действий со мной. А то мало ли, вдруг это повлечет ухудшение твоего здоровья?

- Размечтался, – сладко пропела Никитишна, за дверьми спальни Влада.

Влад тихонько торкнулся плечом в дверь спальни. Она не поддалась. Мало того, было ощущение, что её еще и забаррикадировали. И судя, по раздававшимся за ней шуму и грохоту, там явно продолжали двигать мебель для этих целей. Это ж сколько силы в этой хрупкой женщчинке? И только ли, она эту мебель передвигает? Может, в пылу только ей известной обиды, она её крушит? Вот же ж, послал бог тетушку! Влад чуть-чуть поднапрягся, и сильнее поднажал плечом в дверь. Дверь затравленно всхлипнула, но твердо держала свои позиции.

В это время у тетушки зазвонил телефон, и та с радостью ответила: - Да, дорогая! Она так увлеченно разговаривала, и что-то объясняла своей невидимой собеседнице, что Влад невольно стал прислушиваться к их разговору. Конечно же, не забывая при этом пытаться открыть дверь.

И вдруг Никитишна начала злиться, а в её ответах всё чаще звучало слово «приворот».  Господи, и там какие-то колдовские неурядицы? Что-то непонятное происходит. Выходит, всему миру делать нечего, как только от скуки заниматься приворотами и отворотами?! По всей видимости, так оно и есть.

Но больше всего его порадовала новость, что дражайшая родственница вечером куда-то все-таки уходит. То есть, она реально оставит их в покое на целый вечер! Может хорошо подумает и разгуляется на целую ночь?! Надо не забыть предложить такой вариант. Пусть отдохнет от них, сил наберется. А то в последнее время она какая-то нервная стала, в спальнях запирается, мебель двигает.

Интересно, а у ведьм мужья есть? И если есть, как им живется? Хочется искренне, сочувствующе пожать им руку! Это ж какую гадюку они на своей груди греют!

Тем не менее, Никитишна разговор свой закончила, и теперь прислушивалась к действиям Влада. Но тому расхотелось продолжать разборки с этой вредительницей его личного счастья. Зачем портить себе вечер, который обещает стать прекрасным и чувственным праздником. А потому он, с довольным лицом и хорошим настроением, поспешил к Катерине.

- Ну наконец-то, это контроль закончится! – мурлыкнула Катерина. – Я успела соскучится по тебе. Как тяжело находиться рядом, без возможности прикоснуться друг к другу.

Легонько прикоснувшись щекой к его груди и прикрыв глаза, он вдыхала аромат этого мужчины. Её мужчины! Это была её сказка и почти сбывшая мечта! Что-то внутри иногда ныло от неуловимого несоответствия, что-то не складывалось, что-то мешало. Но она не обращала на это внимание, ведь судьба подарила такого мужчину! И это благодаря, удивительному стечению обстоятельств и странной женщины, которая предложила исполнить её заветное желание, за просто так. Всего лишь, как подарок к Новому Году!  Может Катерине просто повезло, и она вытянула выигрышной жизненный билет? Но все равно, что-то болело в душе. Так не бывает, за все надо платить. И какую цену, должна заплатить она?!

Влад бережно поглаживал спину Катерины, целовал макушку, и представлял все те удовольствия, которые он незамедлительно получит сегодня вечером. Вот уж где он отыграется, за все вынужденные простои своих желаний! Он был не прочь заняться всем этим сейчас, но это было пока проблематично. Им попросту не даст получить этот праздник души и тела, эта красавишна, эта королевишна, ведьма зеленоглазая. А потому немного отстранившись от Катерины, он наклонился к её уху и прошептал:

- Потерпи еще немножко до вечера. И мы, наконец, будем вместе.

- Это вы серьезно? –поинтересовалась Никитишна, возникнув на пороге столовой.

- Неет, это невозможно! – простонала Катерина.

А Влад, прямо-таки услышал глухой щелчок позвонков шеи Никитишны. Господи, и желание-то у него простое! Всего-то, скрутить Никитишне шею без всяких уголовных последствий.

- Ты уж определись, – обиженно протянула Никитишна, – мне шею свернуть или в постель прыгнуть вот к этой. – и пальцем, как указующим перстом показала на Катерину. – Хорошо подумай, что тебе более приятнее делать. Моё хиленькое тело, убиенное тобой, прятать, или получать радость плоти, подаренной первой встречной женщиной.

При таких словах Катерина непроизвольно дернулась, и инстинктивно плотнее прижалась к Владу в поисках защиты, от тотального давления тетушки.

- О, как! Мы еще и мысли читаем! – задушевно, но с обещанием быстрой расправы,

процедил сквозь зубы Влад

- К сожалению, не умею, – горестно вздохнула Никитишна. – Но, ты не переживай. Я хорошо читаю мимику лица. Так вот, сообщение о моей кончине, можно догадаться и не зная таких тонкостей. Слишком уж ты Владушка открытый, что ли. У тебя что мысли в голове, что выражение на лице, ничем не отличаются. Даже уточнять не хочется по этому поводу. Не ценишь ты племянничек дар божий, посланный тебе с небес, то бишь меня.

- Ну, ну. То есть, ты еще и дар небесный?! Как тебя заносит на поворотах!

- Неправда, я почти не лихачу. Но чтобы разрядить обстановку между нами, я действительно оставлю вас одних сегодня на вечер. И не надо меня уговаривать подарить вам ночь без меня. Да! И менять дверной замок в квартире, тоже не советую. Пожалуюсь Тимофею. И смотреть на меня вот так, как сейчас, тоже не надо! Тебе напомнить, что у тебя еще одна тетушка есть?! Могу позвать! Так что, привыкай! До твоей женитьбы, твои ангелы хранители тебя не оставят. – гордо и с пафосом ответила Никитишна. Но! Всё же! Всё человеческое ей было не чуждо, и потому чувство самосохранения её медленно подталкивало к выходной двери. 

Влад со стоном уронил свою голову на плечо Катерины. Та обняла его за шею и мягко поцеловала в волосы.

- Не нервничай так. Я же рядом с тобой. А значит, все будет хорошо. Любимый воспринимай это немного иначе. Нас действительно оберегают. За нас даже переживают. Так зачем отрицать очевидное, нас обязательно доведут до свадебного венца, – ласково шептала Катерина.

- Железная логика, – неодобрительно поджав губы, пробурчала Никитишна. – Вот, что значит здравый смысл.

- Кажется, мне все-таки надо вмешаться, чтобы эта процедура прощания ускорилась, – тихонько ответил куда-то в волосы девушки, Влад. Потом поднял голову, посмотрел на Никитишну и голосом, не терпящим возражений, ей предложил.

- Одеваемся?! И я тебя даже отвезу туда куда пожелаешь. Можно даже за город.

- Ну, не племянник, само очарование. Заботливый. – томно просипела Никитишна.

Влад продолжал смотреть на свою мучительницу не мигая, что подвигло её к более быстрым действиям. Курточку, сапожки, и шапочки, которые впоследствии сидели на ней как на супермодели, она накинула и натянула на себя молниеносно. Даже успев красиво встать в позу, с отведенной ножкой в сторону, при этом выжидательно взглянув на своего племянника

- Что ждем?! Я готова. – невольно мотнув головой, спросила Никитишна.

Влад, даже немного опешил от таких действий. Но, чтобы не портить всю картину счастливых проводов тетушки, вынужден был с не меньшей скоростью собраться и галантно открыть дверь квартиры, приглашая её на выход.

Единственно, у кого от всего этого зашевелились кончики волос на голове, была Катерина.     

  Однако приходилось признавать очевидное: закопать и сровнять с землею, чтобы никто не нашел хладный трупик тетушки, была величина постоянная и неизменная. Как значение «пи» в окружности.

 

– 3 –

 

  Влад, отвез тетушку по адресу, который она ему назвала. Остановился у нужного подъезда, нужной пятиэтажки. Это был спокойный район города, один из старых его уголков. Где парки и скверики заполняли все свободное пространство.

- Вас проводить до дверей квартиры, чтобы уж наверняка? – спросил Влад Никитишну. Причем обращаясь к ней, он взглядом жестко контролировал все её действия.

- Ну, что ты! Не стоит беспокоится. Уже безусловно радует тот факт, что ты меня довез до нужного места, а не сбросил в канавку по дороге. Просто доброта души без границ!

- Вот чует мое сердце, не стоило этого делать. Ой, не стоило! – спокойно, но довольно таки зло, ответил Влад.

- Да ничего оно у тебя не чувствует. – взъерошилась Никитишна. – Тебе такую фору дали. Ты попал туда, куда не попадает никто. И, не воспользоваться шансом, который подготовил случай, это сверх глупости.

Родственница открыла дверцу машины, и вышла из машины. Потом, даже не оглянувшись, быстро пошла к подъезду дома.

- Ненормальная, – в сердцах сказал Влад.

Он искренне не понимал, на что сейчас обиделась Никитишна. Даже, можно сказать, разозлилась. И что это за фора ещё такая?! В чем уникальность шанса?! В том, что подвез по этому адресу?! Или наоборот? Он такой-сякой не поинтересовался, к кому же идет в гости, эта несносная родственница? А может, этот дом какой-то особенный, сточки зрения судьбоносных событий?

  Нет, этих баб точно не поймешь! То им не так, и то им не этак. С ними по-хорошему, с добром начинаешь, всё, – сексуально озабоченный; только рявкнешь в их сторону, сразу маньяком становишься и беспредельщиком. Стоит только плюнуть и не обращать на них внимания, они тут же все в один голос заголосят, «что только себя любит родимый, и измывается над безвинными дамами». Да ну их всех! – с горечью решил Влад, и направил свою машину к ближайшему супермаркету, чтобы набрать продукты на вечер. Тем более вечер обещал столько приятных моментов….

Только на парковке Влад понял, у какого магазина он остановился. Хотел было сразу уехать, но что-то остановило. Это был тот самый супермаркет с которого начались эти странные события его жизни. Где он встретил ту самую, свою первую Катерину… Всё внутри сжалось и ухнуло, стало по-настоящему страшно. А вдруг он зайдет в него, а она там?! И что?! Почему он так на это отреагировал?! Потому что расстались не по своей воле?! Да они и не встречались даже! Тогда почему такая реакция?! И почему в снах, её было не разделить с той другой, Перфильевной?! Как будто одно и тоже, и в тоже время разные?!

  Какие бы вопросы не задавал себе Влад, он прекрасно знал, это было всё, что угодно, но только не равнодушие, и не спортивный интерес к этой женщине. Тогда, как относится в данной ситуации к Снежной королеве? Ведь его тянет к ней. И не просто так. Он, когда видит её, хочется сразу завалить в постель и не выпускать оттуда долгое время. Да, что с ним такое происходит? Может тетушка в чем-то права? И сейчас, чтобы поставить все точки над «и», нужно зайти в этот магазин, пройтись по нему, сделать в конце-то концов покупки, и убрать этот страх «случайной встречи». А заодно понять для себя, что же она значит в его жизни, эта Катерина в папахе злобных вампиров?!

Влад медленно катил тележку с продуктами между стеллажей витрин. Он кружил по магазину и не мог из него выйти. Не мог! Было ощущение чего-то упущенного, и это находилось именно здесь. Он хотел видеть эту женщину. «Зубные коронки, наверное, уже надела. А то ведь, зрелище не для слабонервных.» – подумал про себя Влад и улыбнулся, чтобы затем встать как вкопанному.

 Что же получается?! Эта женщина, скорее всего сейчас во всю развлекается в прошлом. Вернее, в снах. Конечно, он точно не мог сказать, что она в теле Катерины Перфильевны Ну, а почему нет?!  И если он там не появится в ближайшее время, то неизвестно как там будет действовать эта взбалмошная женщина. Она же никого не слушает! Его Катерина и эта Перфильевна, вместе горючая смесь. Фролушке одному не справиться.

Но он, вот уже несколько дней, не проваливался в странную действительность. И так тоскливо вдруг стало, холодно, хоть вой.

В душе появилось стойкая уверенность, что попасть в то временное прошлое, ему просто необходимо. Взглянуть в глаза обоим Катеринам, отыскать взгляд именно той своей, и понять, что он хочет.  Вернее, почему он хочет придушить её своими руками, как только подумает о ней, а ещё хочется обнять её, а потом сказать, что она наглая, но непременно потом поцеловать, чтобы не поругаться окончательно. О, господи, не желание, а винегрет с капустой какой-то!

  Влад, возвращался домой, строя в голове планы один грандиознее другого, как сказать Снежной королеве, чтобы она поехала к себе домой. А он, когда освободится от своих дел, обязательно к ней приедет. Наверное. …

- Катерина, тебе надо домой, – объявил с порога своей квартиры Влад, ставя пакеты с продуктами на пол, и напрочь забывая все придуманные им варианты оправданий и отмазок на счет их расставания, хотя бы на этот вечер.

- Зачем? – остолбенело спросила Катерина.

- Отдохнуть, – не стал заморачиваться ответом Влад.

- От кого?

- От всего. Катерина, я хочу побыть один. Понимаешь? Столько всего навалилось, что всё переварить надо в тишине, в одиночестве.

- Но это не оттого, что тебе тетушка напела, пока ты её куда там отвозил?

- Да, с чего ты взяла?

- Как с чего?! Уезжаешь в предвкушении совместного вечера, а приезжаешь уже с желанием, с точностью наоборот.

Говоря всё это, Катерина медленно приближалась к Владу. Она смотрела прямо ему в глаза, и взгляда своего от его не отводила.

  И Владу уже стало казаться таким надуманным, все эти отговорки об одиночестве в тишине, когда рядом есть такая женщина, и такое притяжение между ними. Оно понятно, что перед ними целая жизнь впереди. Но, как же хочется наслаждаться ею каждой минутой сейчас. Именно сейчас, а не когда-нибудь потом. Всё, он больше ничего не хочет, кроме стоящей напротив его женщины. И они бросились в объятья друг друга. Мешающая одежда, недолго имела этот недостаток. С нею разобрались быстро, без всяких скидок на стеснительность. Скорее бы добраться до тела, почувствовать друг друга, слиться, и получить то удовольствие, и ту разрядку, к чему стремятся все пары с самого сотворения этого мира.

Руки ласкали шелковую кожу Катерины, она же впивалась своими ногтями ему в плечи, он целовал ее тело, она кусала его там, куда могла дотянутся. Он увеличивал темп и брал её все жёстче, она требовала еще быстрее, и с силой вонзала когти ему в спину. Боль и оргазм смяли и смели все чувства, чтобы взорвать мозг. Наслаждение, удовлетворение и полное опустошение, этот благословенный букет чувств был наконец подарен им, как нечто сокровенное и долгожданное. 

Намного позже, расслабленный и умиротворенный Влад, без единой мысли в голове, и немного поразившийся такому обстоятельству, закрыв глаза, потихоньку засыпал.  

 

– 4 –

 

Нет, он эту заразу точно дома накажет. Вот, что он ей сказал? Быть у него на виду, и не пытаться самой вести расследование. Тьфу… Совсем мозги заморочила. Расследование какое-то придумала. На почтеннейшую высокородную даму поклеп возвела, в ведьмы записала. Но, вот про отвод глаз, похоже правду матушка сказала. Вот, где она?! Фролушка обиженно засопел. Влад прекрасно понимал чувства батюшки. Ох, уж эти женщины! Никогда не сделают так, как их просят. Ведь для их же пользы, и безопасности заботятся.

Ну слава, богу! Появилась! И с кем это она разговаривает? Вроде такую женщину в обслуге Фролушка не видел? Куда опять его неутомимая залезла?  Но, это он потом всё выспросит, самое главное матушка на глазах и сильно беспокоиться за неё не надо.

Фролушка сидел на диванчике и поглаживал свой крест. Хотел было бороду, но вспомнил, что пришлось по случаю сбрить её. Обещал жене под скорую руку сделать это, она и подсуетилась. А напротив него, сидела виновница великосветского скандала с герцогом Варнатским Андреем Николаевичем, Серафима.

Эта была изящная шатенка, довольно высокая и приятная на вид. Она спокойно смотрела своими выразительными глазами, цвета горячего шоколада, и легкой улыбкой небольших губ, на овальном личике. Волосы у неё были густые, блестящие, скручивались в крупный завиток и были подстрижены по последней моде до плеч. Пышные ресницы и фарфоровый оттенок кожи делали её похожей на куклу. Но первое впечатление очарования при ближайшем рассмотрении, портил её взгляд, и губки, которые в данный момент, медленно стирали свою милую улыбку, и плотно сжимались, тем самым подтверждая о наличии твердости характера.

Всё! Сейчас начнется! Вопросами забросает, идеи подбросит, да ещё и реализовывать их соберется. Ишь, как своими глазищами стрелять начала! Не нравится Фролушке этот взгляд! Ой, не нравится! Взгляд сразу выдает, что у этой куклы есть мозги, и они работают. Она как собирается замуж выходить? Её с таким дефектом, ни один даже самый задохлый мужичонка, замуж не возьмет! А она, о герцоге мечтает! Вон матушка его, сколько лет глазки опушенными держала?! Ведь ни единая душа не догадалась, что у неё не мозги, а острие ножа. Не подходи, поранишься!

Одета Серафима была в легкое платье с завышенной талией, выгодно подчеркивающую её не большую, но очень красивую грудь. Влад как ни пытался хорошо рассмотреть этот интересующий его предмет, но так ничего и не получилось. Так как Фролушка именно туда, смотреть отказывался принципиально.    

Ах, ну да, ну да! Матушка рядом! Один не осторожный взгляд, и батюшке некоторое время придется позаботиться о своем здоровье.

- Батюшка, я письмо получила с оказией, – теребя кружевной платочек, сообщила почти шёпотом Серафима.

Влад удивился тому, как ухнуло что-то внутри у Фролушки. И пренеприятнейше заныло под лопаткой. Эээ! Что здесь происходит? За время его отсутствия, тут такие страсти разыгрались!

- От кого? – так же тихо ответил Фролушка.

- От герцога.

- Делааа, – удивился батюшка.

- Как вы и говорили батюшка: бог помог и меня найти, и слова верные сказать.

- Кому слова верные сказать? – поперхнулся Фролушка.

- Как, кому? Герцогу, конечно, – удивленно вскинула на него, свои умненькие глазки Серафима.

«Вот, так и дал бы в лоб, за такой взгляд. Неужели так трудно глазки опустить, смирение свое показать. И как, только этот герцог умудрился её за штору затащить, чтобы поцеловать? Неужели по обоюдному согласию у них всё произошло?! Уму не постижимо!» – вздыхал и плевался про себя Фролушка

 - Что-то я не понял, откуда герцог узнал твой адрес проживания? – обреченно спросил батюшка.

- Вы что же, батюшка, в божье проведение не верите? – вопросом на вопрос ответила умненькая Серафима.

«Угу, ещё и язвит, – с умилением подумал Фролушка. – Умная и язвительная, к тому же отягощённая серьезностью, девушка не первой свежести, то бишь двадцать шесть лет, мечтает о мужчине, который женится на другой. Бред? Хуже. Это самоуничтожение.»

- Что делать батюшка будем? – сам у себя спросил Фролушка. И Влад тоже этим озадачился. Надо бы что-то придумать. Но, что?! А что, если уже чувства вступили в свои права? Тогда неизвестно чем, всё это может закончится.

- Батюшка, – позвала Серафима Фролушку. – Очнитесь! Вы, куда от меня сбежали?  Не выйдет. Вас эта странная задумчивость, не спасет. – Серафима продолжала говорить тихо, но в тоже время настойчиво и требовательно.

«Ну, хоть с занудством у неё все в порядке. Пропилит и распилит любого» – продолжал собирать сведения о своей подопечной, уже не совсем расстроенный Фролушка.

- Серафима, ты прекрасно знаешь, что я за тебя переживаю. И всегда верю в помощь бога. Нельзя в нем сомневаться. Но без борьбы за свое счастье, он тебе ничем помочь не сможет. Борьба, она ведь разная бывает: у кого с кулаками, у кого мозгами, у кого внутренняя, с самим собой. Ты мне вот что скажи, как ты все-таки связалась с герцогом?

- Я, действительно, с ним не связывалась. Хотя батюшка, сами знаете, очень хотела. Он последнее время слишком часто ко мне в снах приходил.

Серафима немного запнулась, помолчала чуть-чуть, и продолжила.

- Он ко мне на третий день после скандала во сне пришел. Злой, как черт. Глазами искры мечет. Руки в боки и что-то кричит, а я не слышу. Вижу, как он что-то кричит, а услышать его не могу. Покричал, покричал и исчез.

- Серафимочка, ты хоть понимаешь, кто ты, и кто герцог? Ты только пойми меня правильно, герцоги на дворянках не женятся, пусть даже богатых. Извини, нет титула, нет герцога. – Фролушке тяжело далось такое признание. Но он не открыл ничего нового, об этом знали все. Просто, когда это напоминаешь вот такой девушке, всегда становится обидно за дворянскую иерархию. Сколько сгорело в душевных муках таких пичужек как она, которые свято верили, что их то обязательно возьмут замуж эти титулованные красавцы. Но проходит время, и они пополняют ряды разочарованных девиц с разбитыми сердцами, зачастую сломленных или смирившихся. – Я так надеялся, что это только секундное помутнение. Думал, что ты одумаешься, и мы займемся поиском подходящего для тебя жениха. Но сейчас понимаю, что надежды мои разбились с грохотом об твою уверенность в то, что ты единственная и неповторимая невеста для герцога. И ещё, ты так и не вспомнила как оказалась в оконной нише за шторой с этим герцогом?

- Нет, батюшка, не вспомнила. А так хотелось бы, – и мечтательные нотки промелькнули в голосе девушки.

«Конечно бы хотелось, какая девица не мечтает о таком экземпляре мужского пола, да имеет в добавок к титулу еще и отличное финансовое положение» –скуксился как от лимона Фролушка. – Может, Катерина, жена его на всякие выводы и расправу скорая, была права по поводу всей этой истории?»

Надо сказать, для того чтобы скиснуть энтузиазму Фролушки, повод был весомый. Как только разговор заходил о герцоге Варнатском Андрее Николаевиче, то интонация всех особей женского пола, вне зависимости от возраста и положения, резко менялась. Как правило она становилось томной, с нотками мечтательности и обязательно с закатыванием глаз от умиления, по предмету их воздыхания. Герцог, был мужским идеалом всех девичьих грез, и сердечных страданий. Андрей Николаевич, назло врагам, на радость женщинам, был непростительно красив. Не для всех конечно, но для большинства, это точно. Герцог, был высок, строен, не болтлив. Последнее качество, ничего не говорит о наличии ума, об этом утверждает из года в год, увеличивающее его состояние. Сказать, что этот мужчина был скромен, это оболгать мужчину, скорее всего он был сдержан. Сдержан во всем, но как поговаривают салонные сплетницы, горяч и страстен в постельных играх. Его длинные светлые волосы были собраны в низкий хвостик. Широкие брови в разлет, нависали над ясными, голубыми глазами. Прямой нос, волевой подбородок, с немного широковатыми скулами, и изящной формой губ. Примечательно, что нижняя губа, была чуть больше верхней. Ох, уж эти губы, которые так притягивают женские взоры. Одевался герцог всегда строго, но ни один костюм не смог скрыть накаченную фигуру великосветского льва.

- Серафима, не отвлекайся! Ты дальше рассказывай, дальше, – поторопил девушку Фролушка. Но видит бог, как он не хотел слышать то, что ему сейчас будут рассказывать. Опять эти любовные сопли, а за ними боль, только боль.

- Я и не отвлекаюсь. Рассказываю дальше. Ну, вот… А, тут он на днях, появился в домашнем халате, и присел рядом с кроватью. Смотрел на меня долго, а в глазах его усталость и еще что-то такое, я больше к нежности склоняюсь. Но могу и ошибаться, во сне все-таки всё происходило. И знаешь батюшка, у него волосы были распущены. Ох, какое это зрелище! Не для слабонервных.

- Боюсь спросить, ты то у нас, как?! Как все? Или того?

- Что того? – нахмурившись подозрительно спросила Серафима  

- Ну того и есть. К слабонервным тебя, прости господи, относить, это грех на себя взять. Скорее всего слабонервным становится тот, который с тобой Серафима столкнется.

- А разве это плохо батюшка?

- А чего ж, хорошего? Можно в одиночестве остаться. И так …  Мы опять с тобой отвлеклись. Что дальше то было?

– Я продолжу, только вы уж батюшка без своих замечаний по поводу и без повода пожалуйста. Продолжаю….

Серафиме очень хотелось рассказать всё до мельчайших деталей, что произошло с ней той ночью. Но взглянув на батюшку поняла, что этого как раз, она сделать и не сможет. Это как доверить тайное, сокровенное чужому человеку, даже если это будет духовное лицо. Нет, это не в её силах. 

Той ночью все было необычно: начиная с пустого, безжизненного взгляда герцога и его уставший голос, в котором звучала глухая тоска:

- Где же ты находишься, любовь моя? Сердце горит. Ночи жду как бешеный, чтобы тебя увидеть. Детективов нанял, чтобы тебя найти, но все попусту. Ничего понять не могу. Я ведь тебя чувствую, понимаешь! И знаю, что ты где-то рядом, а все мои поисковые сети тебя не находят. Я уже начинаю думать, что ты плод моего воображения. Но ведь наш поцелуй это не вымысел и не бред сознания. Я же вижу тебя в своих снах четко, каждую черточку твоего лица. Как жаль, что ты меня не слышишь.

Не выдержала Серафима такого надрыва, да и сама устала от своей душевной боли, вот и воскликнула она тогда:

- Помилуйте, Андрей Николаевич, в родительском имении я нахожусь. Как же вы меня найти не можете?

Сказала, а у самой дыхание сбилось, потому как герцог был не просто изумлен. Он на какую-то долю секунды окаменел, а ей показалось, что жизнь замерла, и сейчас рухнет, погребя под собой её надежды и мечты.

- Слышит. Она меня слышит. Господи, Серафима, дыхание мое, ты же мне душу вернула.  – бормотал Андрей Николаевич, как будто сам с собой разговаривал. А сам пристально всматриваясь, очень медленно стал приближаться к лежащей Серафиме. Потом нежно, почти не дыша взял её за руки, и не отрывая от неё своего взгляда, сел прямо к ней на кровать. Так и находясь в каком-то странном заторможенном состоянии, всё еще невереще смотрел на девушку. Потом как очнулся, и быстро заговорил: – Серафима, любовь моя, жди моего письма. Никуда из имения не уезжай и, если кто-то будет звать на прогулку без сопровождения, не соглашайся. И ни в коем случае не возвращайся в город. Дождись меня.

После этих слов его очертания размылись, и он исчез.

Всего этого Серафима не могла рассказать вот так открыто батюшке, потому она и ограничилась лишь несколькими предложениями.

- Он стал рассказывать, что ищет меня. Даже поисковую сеть раскинул, а все без толку. Что-то или кто-то ему в этом очень сильно мешает. Прощаясь, он меня даже за руки взял, – для убедительности призналась в сущей безделице, Серафима.

Влад усмехнулся от таких действий девушки. Если бы она только знала! Ведь сейчас Фролушка видел образно всё, что происходило на самом деле у неё во сне. А передал такую информацию ему он, Влад. Как и почему у него это получилось, он сказать не мог. Может, у него дар открылся?

- И кто ж тебя так наглаживал, что батюшка на тебя засмотревшись, рот открыл? – раздался рядом с ними, голос матушки, Катерины Перфильевны. 

То, что Фролушка вздрогнул и зубами клацнул, от неожиданности, это одно. Но, чтобы Влад остолбенел от взгляда Катерины Перфильевны, да так, что не понятно было, день сейчас или ночь, это другое. Потому как, все пространство для него, сузилось до небольшого разреза. Разреза глаз. Глаз Катерины из супермаркета! Нашел! Наконец то нашел ….

ГЛАВА 9

 

- 1 -

 

- Ну, послал бог племянничка, - недовольно выговаривала звонкоголосая Людмила, в квартире Катерины Кучуковой. - Дружит или не дружит он со своей головой не известно, но мышечной массой бог его точно не обидел.

- Ой, Людасик, тебя обидели! - со смехом констатировала Катерина.

- Нет! Только притеснили в правах, и усомнились в моих способностях.

- Значит, хорош собой и интеллектом не обижен.

- Да, да. И упертый то какой, а?! Дай, подай ему эту Снежную королеву!

- Людасик не пыхти. Снежной королеве Кай не нужен.

- Что, ты сказала?! – удивленно вскинулась Людмила Никитишна.

- Да так, к слову пришлось. В сказке заколдованный мальчик Кай полюбил Снежную королеву, а вот она не любила никого. Хотя тут небольшая неувязочка. Любить не любила, а умела поддерживать деловые и дружеские контакты. Да и с Каем она поступила, уж очень по-человечески, тепло, можно сказать. Окружила заботой, научила его складывать пазлы. Как-то не тянет там на арктический холод отношений. Обман зрения. - рассудительно, в пух и прах разносила волшебный мир любимой сказки, Катерина Кучукова.

- Умная, да?! Грамотная, как я посмотрю! Сказку по полочкам разложила! Ткнула всех носом в несоответствия, которые просто бросаются в глаза. И что? Думаешь, детям от этого легче стало?! - все больше раздражалась Никитишна.

- Ты чего разошлась? Подумаешь прошлась косым взглядом по сказке. Что за бои местного значения, я в трубке услышала? У тебя неприятности?

- Ой, с этим Владом все не так. Упертость свою не к месту проявляет. Любовь у него видите ли!

- Влад? Что за Влад?! - насторожилась Катерина.

Мысли Никитишны были настолько заняты строптивым племенником, что она не сразу заметила перемену в поведении подруги. В задумчивости она прошла на кухню и не дожидаясь хозяйки налила себе ароматного травяного чая. Потом присев за стол, сделала первый глоток горячего напитка.

- Господи, хорошо то как! Ну, рассказывай в какую историю ты попала на сей раз? Что там за приворот случился, и с кем? Катерина, ты извини, я у тебя немного побуду, мне ещё со своим непосредственным начальником встретиться надо. - прикрыв глаза, и обхватив чашку с чаем двумя ладонями, расслабленно произнесла Никитишна.

- Людасяя, - растягивая имя протянула Катерина, - кто такой Влад?

- Племянник, - ответила Никитишна. И лишь когда она это произнесла, она поняла, что именно она сказала, кому это сказала и где. Её руки с чашкой замерли в воздухе, а глаза застыли в одной точке, с выражением легкого недоумения: «Меня, раскрыли или ещё немного можно потемнить?!»

-А не тот ли это Влад, с которым я познакомилась в супермаркете? – ехидненько поинтересовалась Катерина у Никитишны. Последняя скривилась недовольно, но быстро взяла себя в руки сделала вид, что не понимает тему вопроса. Но так как в голову не приходило ни одного приличного ответа, пришлось ограничиваться только одной буквой

- А?

- Оглохла, или сразу отупела от глупых вопросов? - продолжала допытываться Катерина.

- А что для меня будет безопаснее из этих двух вариантов? - поморщившись от неясных перспектив, спросила Никитишна.

- Все варианты провальны, - припечатала Катерина.

- Вот не поверишь! Я почему то, именно так и подумала! - согласилась Никитишна. Но всё же решила поинтересоваться альтернативой всему этому - Может, есть ещё вариант? Пусть даже завалявшийся, только чтобы без членовредительства. Я полностью полагаюсь на твое благоразумие.

- Как ты могла? Ты все знала и молчала? И кто ты после всего этого?  - со злостью сказала Катерина. - Я тут схожу с ума, медленно превращаюсь в неврастеничку, а это всё оказывается по сценарию моей подруги. Да кто ты на самом деле!

Не успела Катерина в своем возмущении высказать всё, что она думала по этому поводу, как посмотрев на Никитишну резко взвизгнула, подпрыгнув на месте, и заметалась по маленькой кухне в поиске двери для выхода. Но не тут-то было. Даже находясь на пороге кухни, она разворачивалась обратно, продолжая визжать, и усиленно искать куда спрятаться, ну или же залезть на крайний случай. А так как кухня была маленькая, сделать это было не то чтобы проблематично, скорее всего, просто невозможно. Потому она большей частью кружила на одном месте, и надрывно подвывала от нахлынувшего ужаса. Никитишна в этом деле ей не мешала. Зачем? Пусть хоть так снимет стресс. Да и потом, успокоившемуся и обессиленному человеку после истерики, как-то легче рассказывать, что произошло на самом деле.

Когда визг затих, и Катерина наконец окончательно успокоилась, только тогда Никитишна позволила чуть обиженно спросить.

- Неужели я так плохо выгляжу. Ты уж совсем меня обижаешь! Я выгляжу сногсшибающе! А судя по твоему визгу получается, что черти болотные по сравнению со мной супер красавцы! Было бы чему пугаться!

- Людася, ты кто?!

- Ведьма.

- Ведьма?!

- Катерина, может чаю с мятой, а?!

 Катерина, наконец-то, рассмотрела Людасю во всей её ведьмовской красе. И могла с уверенностью сказать, та действительно выглядела сногсшибательно. Тёмнозеленое платье, с глубоким декольте и пышной гипюровой юбкой ниже колен, сидело на ней как влитое. Идеальные ножки в туфлях на очень высокой шпильке, смотрелись стильно и очень элегантно. Ярко темно-каштановые волосы были разбросаны по плечам в беспорядке, выразительные глаза с черной подводкой, уходящей к вискам, мерцали зелеными отблесками, а губы украшала яркая красная помада. И если бы не эта истерика, по поводу такого облика своей подруги, её шикарная с высокой остроугольной тульей и широкими полями шляпа, вызвала бы обязательно дикую зависть. Но первое, что спросила Катерина, было:

- А метла? Метла где?

- Вот она, – не удивившись вопросу, извлекла её из воздуха, Никитишна.

-А, почему она вся в листочках? - как-то слишком спокойно поинтересовалась Катерина, увидев такое чудо природы. Насколько все помнили по сказкам, у ведьм метлы состояли из голых прутьев, а тут зеленый веник пушистый.

- Да, бог его знает! Цветет постоянно. Сколько раз эти листочки обрывала, но они вырастают мгновенно заново. Ничего не могу с этим поделать. Со мной много чего не так. Я же ведьма прошлого времени, и вся моя жизнь зависит от той действительности.

- Даже так? А как же, я? Влад? Людася... - присев за стол, и обхватив голову руками, простонала Катерина.   

- А что ты? Тут извини я тебе не помощник. У тебя своя судьба, свой мужчина, своя любовь.

- Ты это серьезно? С такими как ты подругами, у меня вряд ли что будет в жизни.

- Вот зря ты так. Ты с Владом встретилась не по моей инициативе. Хотя надо признать, встреча ваша с ним не случайна, видно кому-то очень нужен сам Влад. А в мое прошлое ты попала из-за оплошности, допущенной мной и моей напарницей. А всё эта Зара Филимоновна! Чтобы сильно не светится у неё на пути, мы Влада ко мне в прошлое выкинули, ну а он каким-то образом притянул туда тебя. Сама понимаешь, шанс вам там встретится был один на миллион, но вы встретились. Мало того, вы оказались там в одной семье, да к тому же ещё муж и жена. Ты хочешь сказать, что это совпадение, а я тебе говорю, что это божье провидение. А такие вещи переиграть невозможно. Но все равно, всё будет зависеть только от вас.

- Людася, вот объясни, зачем мне прошлое неизвестного измерения, да к тому же чужое тело. Мне моё тело больше всех нравится, очень. И реальная действительность, меня тоже устраивает, - с болью в голосе прошептала Катерина. - Я здесь и сейчас, жить хочу с любимым мужчиной. И чтобы любовь была взаимной. Мне чужое не надо.

- Катенька, а по-другому у вас с Владом, не получится. - пришлось признаться Никитишне. - Он не свободен здесь. У него другая. Приворожила она его крепко. Сейчас прикладываются усилия, чтобы дальше приворот не распространился. У него ведь, пока душа несвободна! Но, вот когда дело до сердца дойдет, повернуть всё вспять, станет практически невозможно. Может навсегда с той женщиной и остаться. Катенька! Катерина! Да, что с тобой?! Господи! Прости меня, дуру окаянную! Я ведь не думала, что у тебя так далеко дело зашло! Катенька, Катерина, не замерзай, отпусти эту боль подколодную! Милая, очнись! Батюшки! Про всех побеспокоились, а про тебя девонька и не подумали! Катериночка, душенька, да ты хоть заплачь родимая. Черноту развеять надо, либо она тебя поглотит.

  А Катерина уже ничего не слышала, и не видела. Все плыло у неё перед глазами. В груди, волной девятого вала, разливалась боль. Кажется, жизнь попрощалась, а дыхание перехватило и резко стало не хватать воздуха. Зачем продолжать цепляться за кусочки мечты, которая тебе не принадлежит? И как бороться за призрачное счастье? Господи, плохо очень! Сознание путается. Краем уха она слышала причитания Людаси, её крики, просьбы, но реагировать не хотелось. В душе наступала зима. Дыхание стужи превращало в льдинки то, на что душа надеялась, то чем жила, то чем дышала. Любовь умирала, так и не успев появиться на свет, а в след за ней умирали чувства, умирала искра радости.

 

- 2 -

 

- Как ты меня напугала, - было первое, что услышала Катерина, когда очнулась.

Оказалось, лежит она на своей кровати, а рядом на пуфике сидит Никитишна, так и не сменившая свою ипостась ведьмы на человеческую. - Что ж ты так себя не любишь?

- Я его больше не увижу? - хрипло спросила она Никитишну. Та скосила на неё свой взгляд, и тяжело вздохнув, ответила.

- Катерина, никто не запрещает вам встретиться здесь, в этом мире. Только это вряд ли получится. Я тебе многого объяснить не могу, потому как, не совсем понимаю, что происходит. Вот ты мне скажи, кто тебе во сне сообщил о Заре Филимоновне?

- Фролушка, а ему рассказала Серафима, дочка соседа помещика. Из-за неё там нешуточные баталии начинаются. - вяло ответила Катерина.

- Да, знаю я эту Серафиму. Вроде спокойная девушка, признаками суицида не страдающая. Как она умудрилась графине дорогу перебежать? Эх, надо бы с Тимофеем побыстрее встретиться.

- Да не перебегала эта девушка никому дорогу. Просто её бывший жених, это любовник Зары Филимоновны.

- Чтоб меня черти в гости пригласили! - всплеснула руками Никитишна. - А чем ей герцог Андрей Николаевич, не угодил то? Она ведь с ним роман лет пять крутила, прежде чем согласие на брак дала. Нет, все-таки какая баба жадная, эта Зара Филимоновна. Или же, дело не только в этом.

- Да в чем ещё? Чтобы, такой ритуал отвода глаз проделать, надо очень серьезную причину иметь. А таким стимулом, может быть только сильное чувство. Смею предположить, что ваша титулованная ведьма влюбилась, и защищает свое добро любыми способами. - лаконично и равнодушно возразила Катерина. - Людася, ты бы домой шла. Не хочу сейчас никого видеть. Я поспать хочу.

После этого она повернулась спиной к подруге и натянула одеяло на голову. Никитишна посмотрев на это все печальным взглядом, передернула плечами.

- Зря сердце рвешь. Есть у меня способ помочь твоему горю, на то я и ведьма. Многое мы умеем, многое нам неподвластно. Но мы ж коммуникабельные, - с улыбкой протянула Людася.

Спина Катерины застыла. Стоит ли верить ведьме? Вообще, ведьмам верят?! Минута раздумья, казалось, тянулась вечно. Но затем Катерина, неуверенно, и очень осторожно приоткрыла одеяло, показав свои удивленные глазки.

- Это, как?!

- Да очень просто. Мы ж, любимицы всей нечисти. Нам, мало кто может отказать в небольшой шалости, или маленькой просьбе. Как, можно отказать ведьмам, этим милейшим очаровашкам?! Как?! Да, никак! Нам не отказывают!

- И что ты хочешь сделать? - нотки надежды появились в голосе Катерина.

- Сейчас к начальству своему мигом заскочу, переговорю, и обратно к тебе. Есть у меня в запасе один ритуальчик! Закачаешься!

- У меня правда есть шанс? - понемногу оживала Катерина.

- Милочка моя, у каждого есть шанс. – слишком уж бодренько, а потому очень подозрительно в честности, ответила Никитишна. - Ну, что?! Я скоренько?!

И не дожидаясь новых вопросов, как всегда начала растворятся в воздухе. Катерина на это даже не отреагировала. Зачем, о чем-то думать? Зачем забивать свою голову ненужными мыслями? Все равно нельзя вернуть, то чего не начиналось. Ну, а тот нарисованный мир, в котором всё хорошо и счастье близко, она никому не покажет и никому о нем не расскажет. А значит её за это никто не осудит, и смеяться над ней никто не будет. Она просто разделит мир на двое, реальность и её придуманную сказку.  Где иллюзорный сказочный мир будет спасением от равнодушия повседневности.

Почти уговорив себя, что все будет просто прекрасно, она не выдержала и разревелась. Надрывно, с подвыванием, с безысходностью, всхлипом и с обращением тому, кто наверху, с безумной просьбой о помощи в любви, во взаимности, в счастье быть вместе. Слезы текли как ручьи, намочив всё лицо и подушку. Но разве могут они смыть несбывшиеся надежды, разве могут они решить проблему не востребованности? Как прожить этот миг, этот час и день? Как, и где найти силы жить дальше? Слезы текли, душа замерзала, чувства превращались в снежные хлопья, боль притупляясь отступала.

Крепко обняв подушку двумя руками, Катерина провалилась в спасительный сон, в котором полностью отсутствовали сновидения. Но, видно что-то пошло не так…..

ак не хотелось просыпаться, ещё бы полежать немножечко, не шевелясь. Голова была пуста, мысли отсутствовали, желаний не было, и внутри ничего не беспокоило. Катерина нехотя открыла глаза, чтобы натолкнуться на такой знакомый, такой родной взгляд серых глаз Влада. А в них было столько ожидания, столько радости, как будто нашел потерянное, да так, что поверить в это было невозможно, но безумно хотелось.

 

– 3 –

 

- Утихомирь своих, не в меру деятельных ведьм, - пробормотала сквозь сон Ирина, своему мужу Тимофею. - Они у тебя совсем обнаглели.  

- Мм, - промычал Тимофей на другом краю кровати.

Через некоторое время, на его отказ что-то отвечать, он мычал уже на полу, благодаря хорошему пинку, подаренный супругой. Захотелось резко встать и сказать всё, что он думает по этому поводу, но решил это сделать потом … когда окончательно проснётся. А просыпаться придется, хотя …. Какая разница, где он проснётся! Уже сейчас понятно, что это произойдет даже не в супружеской спальне. Зная свою супругу и её маниакальную упертость, он может проснутся где угодно. В последний раз это было… Нет, вспоминать это совершенно не хочется! Это ж, уму не постижимо! В добротном доме, с дорогой мебелью, роскошными спальнями, и встречать утро возле лежака домашнего любимца, уткнувшись в живот кота Пантелеймона.  По сей день оставалось загадкой, как она смогла дотащить его, здорового мужика, со второго этажа на первый. И он до сих пор не знает, кто из этих предателей колдовской нечисти, ей помогает. Спелись сволочи! Тимофей кое-как присел возле кровати.

– Ирин, я не хочу сейчас ни с кем разбираться. Я спать хочу. Да и что такого, эти ведьмы сделают? Весь чай выпьют? Тебе воды жалко?! А то, что я устал, и дико хочу спать, меня в этом случае, не жалко? – не открывая глаз бормотал, еле ворочая языком, Тимофей. Потому как, находился он в том состоянии, когда сон крепче крепкого держит в своих объятьях и выбираться из них совсем не хочется.

Когда Тимофей, наконец, проснулся, то почувствовал себя хорошо отдохнувшим и выспавшимся. Ведь ему больше в этом никто не мешал, над ухом не бухтел, и с кровати не сбрасывал. Потянулся, похрустел косточками, и тут же услышал:

- Как долго мы спим!

То, что это был голос не его жены, Тимофей понял сразу, хотя говоривший больше шипел и пыхтел. И то, что их было двое, тоже сомнений не вызывало, так как рядом с шипящей, стояло что-то сопящее и смачно шмыгающее носом.

- Он ещё и издевается! - проговорило хриплым голосом то, что сопело. - Мы тут скоро лопнем от количества, выпитого и съеденного. А ему всё нипочем, удовольствие ловит!

- И что самое интересное, - вторил другой голос, - спит в самой неудобной позе. Но, судя по блаженной мордашке, эта поза неудобна только с нашей точки зрения, а для него она в самый раз!

После этих слов, вся секретность и очарование находящихся рядом с Тимофеем особ, испарилась. Не узнать этих двух шебутных, себе на уме развеселых ведьм, было просто невозможно.

- Мари! Никитишна! Что ж вам не спиться окаянным, а?! - обреченно простонал Тимофей.

- Это нам не спиться?! - очень удивилась охрипшая Никитишна, – Неет, нам очень хочется спать. Но мы вынуждены сидеть здесь, в твоём кабинете и ждать, когда наше непосредственное начальство, наконец отдохнет. Мы проорали все песни, которые знаем, но кроме твоей жены их никто не услышал. И ты знаешь, она у тебя умница! Взять и перебросить тебя в твоей же кабинет, для скорейшего пробуждения, способна только любящая жена. И себя от нервного расстройства спасает, и нам дает шанс до тебя достучаться. Всё! Давай просыпайся! Нас там дела ждут!  

- Неугомонные! Что произошло на сей раз!

Тимофей открыл глаза, и наконец понял в каком положении он лежал. Ну, ничего. Не плохо даже. Самое главное, у потухшего камина на ковре, то есть подпаливать его никто не собирался. Так что, его самолюбие не пострадало на сей раз, а всё остальное он переживёт и, если надо, исправит.

- Уф! - с радостью воскликнула Мари, не глядя плюхнувшись на кресло, стоящее сзади, затем с женской грацией забросила одну ногу на другую, чтобы тут же в испуге замереть.

- Твою ж матушку … - ошарашенно пробормотала она.  Все недоуменно посмотрели на неё, но увидев, что произошло, горестно склонили головы. Вернее, попытались сделать похоронный вид, и отойти подальше.

- Вот за что, а?!  - растерянно, с рвущей из глубины груди болью, выдохнула Мари. – Я столько за неё отдала, столько в неё вложила! Да, я бесплатно два тяжелых ритуала провела! И что в итоге?! Я сижу своей попой, на распрекрасной дорогущей вещи, которая должна украшать мою премилую головку?! Тимофей, я тебя ненавижу! Ты стал приносить мне только убыток, слезы и разочарования!

Горестно всхлипнув, она извлекла из-под себя любимой, этот атрибут ведьминой значимости. Ласково и трепетно ощупав сломанную тулью, она нежно провела рукой от её основания до кокетливого острого кончика, и не выдержав горестно вскричала:

-Требую компенсации! Тимофей, я из-за тебя такую шляпу потеряла! И нечего спать, когда тебя ведьмы на аудиенцию требуют! Это всё из-за того, что я слишком много работаю, а некоторые начальники, никак не хотят такие вещи замечать! Игнорируют, видишь ли! – уже не на шутку разошлась, обиженная Мари.

Тимофей, понимая, что последствия скандала могут негативно сказаться на самочувствии ценного сотрудника, решился на беспрецедентное с его стороны предложение:

- Как ты относишься к компенсации?

Зря Тимофей посчитал возникшую вдруг тишину, как радость по поводу спасения шляпы. Осознание этого пришло через несколько секунд, когда понял, что слова, сказанные в душевном порыве, могут серьезно облегчить его кошелёк. Нет, надо все-таки сначала надо думать, прежде чем говорить.

- Я, тут немного поразмышляла, -  растягивая слова и напустив на себя задумчивый вид, сложив при этом губы бантиком, Мари заинтересованно посмотрела на Тимофея. – И неожиданно для себя пришла к выводу, этот цвет шляпы мне не шел.

- В чем проблема?!  Сошьем шляпу другого цвета! – оптимистично сказал Тимофей

- Ну что ты! Проблем никаких, - подтвердила ведьма, удобно устроив свой подбородок на сложенных домиком руках.

- Очень хорошо! Сколько это будет стоить?

Озвученная сумма долго крутилась в мозгу у Тимофея, как абстрактная и не имеющая ничего общего с реальностью.

- Сколько?! 

- Тимофей, неужели ты думаешь, что наша экипировка стоит дешево?!

- Я, ничего не думаю! Но одна шляпа, не тянет на стоимость дорогой машины!

- Одна шляпа, конечно, столько не стоит. Но я же меняю её цвет, а значит и всё к ней прилагающее. То есть, платье, перчатки, нижнее белье, колготки и туфли я должна выдержать в одном цвете. А так как нас двое, я и Никитишна, то и компенсироваться должно всё на двоих.

- Ну знаешь, Мари! Ссылка на чертовы болота, с генеральной уборкой, ещё никто не отменял. Да к тому же, у Никитишны, я что-то не вижу порчи имущества! – перешел на грозный рык колдун.

Зачем он так?! Ещё никто и никогда не мог отнять у Мари то, что ей пообещали просто так, за красивые глазки

- С ссылки я вернусь, не проблема, - распирала Мари, собственная жадность. – А то, что ты не видишь ущерб, нанесенный Никитишне, так это мы сейчас исправим в один миг, - и она начала подниматься, чтобы претворить в жизнь собственные слова.

Пришлось признать очевидное. Эти две милые дамы, отдохнувшего своего начальника, очень быстро отправят в перегруз, как эмоциональный, так и физический, без каких-либо проблем. 

- Стоп, - оборвал все возмущения Тимофей. – Согласен, не учёл масштаб твоего бедствия, Мари. Но это мало похоже на горе, больше смахивает на поминки твоей совести и благоразумия.

- Неправда,- искренне веря в то, что говорит, заявила Мари. – Совести, у нас отродясь не было. И врать, мы не врем! Мы только правду не говорим. И на любой вопрос ответим без вранья. Вот, что захочешь, то и скажем. И опять же, без вранья! Только ваши пожелания!

- Всё можно понять! Всему, можно найти объяснение! Одно только до меня не доходит. Причем здесь шляпа и нижнее белье?! –продолжал недоумевать Тимофей, разводя руки в разные стороны.

- А нижнее белье, просто обязано сочетается цветом со шляпой. – еще больше, чем начальник, удивилась ведьма. – И если это будет не так, то меня никто не поймет! Обещал компенсацию?! Обещал! И нечего сразу в обморок падать!

- Кого держу у себя в штате?! Не работники, а профессиональные шантажистки. Не зарывайся! Сказал, – сделаю! А теперь хочу услышать причину, сегодняшнего переполоха – вконец рассвирепел Тимофей. Затем грозно взглянув в сторону виновниц, не выдержал и заскрипел зубами.

- Ну?! – коротко рявкнул он. От злости его лицо перекосилось, а нижняя челюсть чуть выдвинулась вперед. И, да! На это, было страшно смотреть!

Увидев таким своего начальника, ведьмам вдруг резко ничего не захотелось. Ну, её эту шляпу! Бог, с ней! И что это они в самом деле, среди ночи своего колдуна разбудить захотели. Совсем ориентиры попутали.

Но не тут-то было. Тимофей проснулся окончательно, а значит придется рассказывать из-за чего весь сыр-бор произошел.

- Влад сопротивляется привороту. Но, каждый день его всё больше привязывает к этой Снежной королеве. Зато в «прошлом», герцог нашел Серафиму. – оперативно отрапортовала Никитишна, смотря в пол, потолок, но только не на Тимофея.

Совести хоть у ведьм и нет, но их природная наглость и жадность, тот еще источник неприятностей на их бедовые головы. Вот дурынды, сменить гардероб захотели! Да, зачем он им нужен?! Надо будет, голыми походят, не впервой.

- Ну и слава богу! Стоп, как нашел!? А, Зара Филимоновна где?!

- Серафима, сама во сне всё герцогу сказала. Про Филимоновну ничего не слышно. Я вот что думаю. Может, ритуал с хозяином квартиры Катерины сделать? А то слишком много всего происходит, а что делать мы и не знаем. Филимоновна ведь такое накрутить может, что сам черт не разберется. Да! Тут, мысль одну моя Катерина подбросила. А не влюблена ли наша боевая ведьма? Это многое бы объяснило.

- Объяснило бы многое, не спорю. Но, тогда всё становится очень серьёзно и опасно. Значит так, - сказал после некоторого раздумья Тимофей. – Тебе, Никитишна, ритуал разрешаю сделать. А тебе Мари даю задание такое, что, если не справишься, награжу посмертно. Честно.

Если Мари и икнула от испуга, то вида не подала, лишь струхнула до дрожи в коленках, да перекреститься не забыла. Так, на всякий случай.

- Мари, нужно найти Зару Филимоновну. Понаблюдать за ней. На контакт не иди ни при каких обстоятельствах. А потому даю полную свободу действий. Что ж! Для тебя, все двери великосветских салонов открыты. Можешь бывать на всех балах. Голову на радостях не теряй, любовниками не увлекайся. 

У Мари медленно, распирая лицо от зашкаливающих эмоций, расползалась счастливейшая из улыбок.

-Эк, тебя плющит, - усмехнулся Тимофей. – Улыбку спрячь, как бы потом от слез не захлебнулась. Неужели нельзя посерьезнее к этому делу отнестись, Мари?!

- Весь праздник испортил, - обиделась ведьма.

- Ну, а я, - продолжил Тимофей, не обращая внимания на ведьмины фырканья, - займусь нашей Снежной королевой. Давно пора узнать, кто же она такая.

 

ГЛАВА 10

 

- 1 -

 

- Катерина, - теплые лучики, искрились во взгляде Влада, - как долго тебя не было. Я уже и не надеялся.

- Это правда, ты?! Почему, всё так происходит? – с болью смотрела Катерина на него.

- Не знаю. Но ведь для чего-то мы встретились? Может не будем задавать лишних вопросов. – умолял он.

- Согласна. У нас с тобой и так мало времени. Всегда какие-то обрывки в словах, действиях.  ….

- Фролушка, почему у тебя вид такой, озабоченный, и глазки вдумчивые? – наклонившись к своему мужу, спросила Катерина Перфильевна.

Серафима, тоже странновато посматривала на батюшку. А тот сидел, уставившись в одну точку. Но выражение лица было такое, как будто вел он с кем-то задушевную беседу.

- Батюшка, - осторожно позвала она Фролушку. – Вы, где? Вы нас слышите?

- Ты, что с ним сделала? – растерянно спросила Перфильевна у Серафимы. – Ты что ему здесь наговорила?! А?! Чем ты его?! Как ты так сумела?!

Чем больше задавала вопросы Перфильевна, тем сильнее её голос вибрировал от напряжения, и местами переходил в визгливый фальцет.

- Да ничего я не делала, - обиделась Серафима. – Я ему сказала о …

- Заре Филимоновне? – нервно перебила ее Перфильевна.

- Да, нет. Герцог ночью приходил ... Во сне. Вы не подумайте плохое, ничего такого у нас с ним не было! – а вот, что говорить дальше, Серафима не знала. Если батюшка был в курсе всех её событий, то о матушке и её участии в этом деле, речи никогда не было. И можно ли ей рассказывать всё, что происходит у Серафимы, она тоже не знала.

- Герцог? Нашел-таки. Да и не удивительно! Такому сильному магу, мало что можно противопоставить.  Рано или поздно он все равно стоял бы у твоих дверей, вопрос стоял лишь во времени. Причем, о небольшом его промежутке.  – говорила Перфильевна, а сама неотрывно смотрела на своего мужа и лихорадочно искала способ как вывести его из этого состояния.

- Маг? – невереще переспросила Серафима.

- Не знала?! – хмыкнула Перфильевна. Потом увидев, что девушка по-настоящему потрясена, еще раз подтвердила:

- Не знала. Сильно в голову не бери. Маг, это не колдун, прошу не путать. Маг это стихийник, а вот колдун… Могу сказать проще, повезло тебе девонька. А сейчас извини нам не до тебя. С батюшкой видишь, что происходит? Домой мы поедем. Разберусь со всем происходящим и с тобой свяжусь. Только ты уж, будь добра, со двора не уходи никуда, ни в компании, ни одна. А еще лучше, запрись в комнате и не выходи из неё, пока батюшка или я тебе не скажем, что делать надо.   

- И сколько мне в этой самой комнате сидеть? Год? Два? – запальчиво воскликнула Серафима. – Что вы меня все куда-то запираете? Туда не ходи, там не сиди. И всё из-за…

- Из-за того, что поцеловалась не с тем мужчиной. Из-за того, что решила расстроить брак, одной очень сильной и важной персоне. – закончила за неё Перфильевна. – И не надо говорить, что ты ни в чём не виновата.

- Но это действительно так, - в бессилье что-то доказать, зло произнесла Серафима. – Никто меня слышать не хочет, что я не знаю, как это произошло.

- Знаешь, - резко подвела итог Перфильевна. – И я тебе это докажу, но … чуть позже. Сейчас для меня главное, в чувство своего супруга привести. А тебя я предупредила. Если ты чего-то не знаешь, это не значит, что этого не существует.

Серафима посмотрела на матушку и не сразу поняла, а она ли это? Вроде та же Перфильевна, но что-то было в ней такое, странное. И эта странность подсказывала: перед ней чужая женщина. Девушка от увиденного резко помотала головой, как бы сбрасывая с себя наваждение. Опять посмотрела на матушку. Уф, слава богу, померещилось. Но для полной уверенности ещё раз бросила взгляд на Перфильевну, и только после этого успокоившись, облегченно вздохнула: - Совсем нервы расшатались. Привидится же такое! Нет, скорее к себе в комнату и отдыхать, и еще раз отдыхать.

На этой ноте и расстались: Серафима пошла к себе в покои, а матушка, подхватив батюшку под руку, быстро зашагала к конюшне, к своей двуколке. 

 

- 2-

 

- Фролушка, родненький, да что с тобой, - раз за разом повторяла Перфильевна, пристально вглядываясь в своего мужа. Они уже подъезжали к дому, когда до неё дошло, что она не хочет услышать причину такого его поведения. Отрицать было бесполезно, рядом с ней сидел совершенно чужой мужчина. Она знала это точно. В отличии от мужа доброго, мягкого, хитрющего и подчас просто упертого большого ребенка, это был жесткий, волевой и не признающий отказов человек. Перфильевна смотрела на него и диву давалась. Как мало оказалось нужно изменить в лице Фролушки, чтобы появился на свет такой тип мужчины. Чуть-чуть подобрать по линии скул, добавить складочку у губ, и убрать авантюризм из глаз. Фролушку хлебом не корми, дай в какую-нибудь историю влезть. А этот мужчина на такое не способен. Видела Перфильевна таких «веселых». Они с мужем в прошлом году на празднике были, новинку года показывали, тюль называется. Фролушка тогда денег не пожалел, а для неё купил дорогущую паутину им в комнаты и залу. Он всегда рад побаловать свою жену, угодить ей, да заодно и дому прибавить уюту. А там присутствовали эти мануфактурщики, хозяева заводов. И Катерина навсегда запомнила их взгляды, вроде и смеются, и радуются, а глаза не просто жесткие, они без эмоциональные что ли были, вот как у этого.  Хотя, нет. У этого в глазах было такое, как будто ищет что-то, или вот-вот потеряет.

Двуколка заехала во двор, надо бы выходить, а Перфильевна ни в какую этого делать не желала. Чужак чужаком, но сидит он в теле её мужа. Вот пусть и выметается из него, проваливает куда-нибудь. Только бы Фролушку оставил в покое.

- Кто ты, и что тебе надо от моего мужа? - набралась она смелости, и напрямую спросила того, кто сейчас так требовательно смотрел на неё, глазами Фролушки.

Тот улыбнулся и предостерегающе поднял руку.

- Не бойтесь. Я сам ещё не понимаю, как у меня так получается. Но мне очень нужна женщина, которая сейчас находится в вашем теле.

- В моем теле?! – пораженно ахнула Перфильевна. – Это что же?! Я, не я?!

Как оказалось, её хватило только на это, после чего она без звука обмякла как тряпичная кукла, и благополучно потеряла сознание. Влад, а именно он сейчас вовсю управлял телом батюшки, огорченно крякнул. Столько сил потребовалось подавить сущность этого Фролушки, чтобы так всё произошло. Как хотелось поговорить с его Катериной, узнать где она, да много чего. А тут такое! И что теперь?! Каким-то шестым чувством, он понимал время пребывания его в этом мире на исходе, и его скоро опять выбросит домой. Как добраться до Катерины? Может, Перфильевну, по щекам немного похлопать?! Та придет в себя, и он с Катериной успеет поговорит. Но к удивлению Влада, пусть легким, но рукоприкладством, ему не пришлось заниматься. Тело Перфильевны подёрнулось дымкой, и от него отделилась прозрачная белесая субстанция, по очертаниям очень похожая на женщину, которую он искал, и которой столько, надо сказать. 

- Влад, не трогай Перфильевну. – захихикало привидение.

- Я поражен! Как у тебя получилось? А я вот телом батюшки решил по управлять, вроде не плохо получается, - счастливо улыбнулся Влад, и тут же протянул руки, чтобы обнять её. Но руки прошли сквозь дымку, а Катерина прыснула от смеха в свои ладошки.

- Шустрый какой.

- Соскучился, - просто ответил Влад.

- Когда успел? Вроде, тебе скучать не дают. Есть с кем время хорошо провести.

Вот не хотела говорить, а не смогла, слова сами собой вырвались. Влад замер, затем зло усмехнувшись, пристально посмотрел на Катерину. Помолчав немного, резко выдохнул и спросил:

- Ты меня знала раньше?

- Нет.

- Тогда откуда такие познания?

- Людмила, подруга, сказала. Вернее, рассказала.

- Я с ней знаком?

- Твоя тетушка.

- Тетушка? Какая тётушка?

Влад всё так же недобро щурился, и не отрывал своего взгляда от этой задымлённой туманности. Так вот откуда ветер дует.  У одной странно ломается машина возле его дома, другая носится по супермаркету с мохеровым начесом на голове.

- Значит, наша встреча была подстроена? Для чего?

- Брось ерунду говорить. Хотя, сама тоже в недоумении, как и ты.

- В каком? Всё получилось не так, как запланировали?

Влада начала накрывать волна обиды и ущемленного самолюбия. Им опять пытались манипулировать и использовать в темную. Да, когда это кончится? А он дурак начал верить, что ему повезло и он встретил женщину, с которой хотелось бы начать серьёзные отношения. Наивный. И кому он так не угодил, что семейная жизнь для него такая недоступная вещь?

- Влад, ты не прав! - поспешила успокоить его Катерина.

- Неужели?! – его просто переполняли ехидство и злость.

- Почему я должна оправдываться перед тобой, - возмутилась она.

Действительно, почему?! С какой стати, она обязана отвечать за его метания и предпочтения? То он кувыркается с одной, а то вдруг предъявляет права собственности на другую. При этом, к нему все должны относится с пониманием и сочувствием, делая скидку на его израненную душу.

- И не надо. Зачем, себя так изводить? – продолжал ёрничать Влад. Взгляд же его становился все жестче, а речь более резкая. – Без мужика видно давно? Захотелось жизнь свою устроить? Ну как, повеселились с тетушкой за чужой счет? И давно Тимофей в вашей божественной шайке?

- Влад, остановись! Я не знаю никакого Тимофея! И о том, что Людмила твоя предполагаемая тетушка, я узнала только сегодня! Мне любезно сообщили, что я никогда не буду твоей! У тебя есть другая, и вы скоро сыграете свадьбу.

- Почему? – оторопело произнес Влад.

- Что почему? – не поняла Катерина.

- Почему не будешь моей? – продолжал удивляться он

- Так ты же женишься.

- Женитьба ещё никому не мешала иметь женщин на стороне, или же любовницу, -  все понимающе ухмыльнулся Влад.

- На стороне? ... – переспросила Катерина спокойно, без каких-либо угрожающих ноток в голосе. 

- Как получится, - не заметив ничего подозрительного в её действиях, продолжал он.

- Ты, что о себе возомнил? Единственным себя почувствовал? Неповторимым?! Нет тебя краше, родимого?! Не стану отрицать, ты мне очень понравился. Я даже плакала, так хотела нашей встречи. И что? Не успели двумя словами перебросится, как ты меня в совращении обвинил. И кого? Себя! Хорош! Решил, что твоими чувствами играют? Но сейчас, чьими чувствами играешь ты? Значит тебе можно, а другим нельзя?

На это Влад, ничего не мог ответить. Он просто сидел и смотрел на Катерину. В голове был полный кавардак. Всё смешалось. Да, он не мог отрицать, что после того как он наступил ей на ногу в этом супермаркете, она наступила ему на мозги. Она этим каблуком все там вынесла. Он всегда, исподволь, но помнил о Катерине. И не важно спал он, работал, кушал, разговаривал, она всегда была рядом. Наверное, поэтому он всё воспринимал в штыки, если кто-то каким-либо образом вторгался в это внутреннее пространство и мешал им быть вдвоём. Но об этом, никто и никогда не узнает. В этой своей странной слабости он не признается никому.

Всё-таки жизнь интересная штука, как только мы произносим слово «никогда» и «никому», как она тут же заявляет абсолютно авторитетно: «Да, ладно! А давай мы тебя поставим в такие условия, где эти два слова совершенно не котируются. И ты с радостью, а иногда и без неё, но откажешься от них! Вот тогда ты поймёшь, насколько низко ты можешь пасть, или наоборот найти силы и перепрыгнуть через свою голову».

Так и Влад сейчас, в страхе потерять слабую ниточку доверия, разрывался между мужским самолюбием и желанием признаться, что она очень ему нравится. Нет, наверное, больше чем нравится. Потому что, когда «просто нравится», не присутствует чувство собственника требующее, взять и обнять свою женщину, и по возможности никуда её не отпускать. А ещё хочется утром открыв глаза, смотреть на сонно посапывающую Катерину. Этот миг пробуждения самое большое счастье, ради которого стоит жить, так как он принадлежит только им двоим.

Катерина удивленно взирала на застывшего Влада. За ним было очень интересно наблюдать. Особенно, когда он находился в теле Фролушки. Такой опасный, но в тоже время с растерянностью во взгляде, в рясе и сложенными на груди руками.

Но любоваться своим, таким непредсказуемым мужчиной, Катерине, увы, пришлось не долго. А всё потому, что Перфильевна решила очнуться, а Фролушкина сущность грозно напомнила Владу, кто в его теле хозяин. И не успел Влад понять, что происходит, как был одним ударом выброшен из этого тела, и уже прозрачной субстанцией припечататься в дерево, возле которого стояла двуколка.

 

- 3 –

 

– Доигрались, черти бездомные?! – вскричала Перфильевна, как только пришла в себя и увидела двух приведений. Одно из них было довольно массивно и очень похоже на Фролушку, а вот женщина смутно напоминала её саму. Причем, та которая женщина, неумело помогала подняться крупному мужчине. А тот, ни то чтобы опирался об неё, он больше нахально лапал её во всех доступных местах. Но, чтобы об этом никто не догадался, его прозрачное лицо так кривилось и морщилось, что хочешь не хочешь, а поверишь в то, как ему было больно, и как сильно он ударился. Мужики! Во всех образах и обличьях, одинаковы! А та, бедненькая прозрачненькая, не замечая уловок этого ценителя всего женского, искренне охала и ахала над ним жалея и сочувствуя.  

- Почему это, мы черти бездомные? - удивился прозрачненький мужик. Но при этом не прекращал кривиться от мнимой боли, полученной при попытке пройти сквозь дерево.

- Да, кто ж вы? – наконец подал голос Фролушка, с интересом разглядывая чужака.

- С другого параллельного мира, - пискнула Катерина, и посильнее прижалась к туманности Влада, напрочь забыв, что недавно этому убиенному, была единственной опорой. Влад такой порыв оценил и прижал её к себе сильнее, всем своим видом давая понять: его прозрачность, боевому настрою не помеха. И свою женщину он сумеет защитить в любом виде.

Фролушка, наблюдая за действиями Влада, насторожился, а слова Катерины подтверждали тот факт, что всё происходит на яву, и это не обман и не галлюцинации. Потому как такое безобразие, вряд ли может присниться. Бросив взгляд на Перфильевну и убедившись, что с ней всё в порядке, он быстро схватил её и попытался как-то затолкать к себе за спину.

Вот так, два мужика: один прозрачный и висел в воздухе, другой в рясе и сидел в двуколке, смотрели друг на друга готовые в любую минуту броситься в бой и защитить своих любимых. У Перфильевны, от такого Фролушкиного поступка, скупая женская слеза по щеке скользнула, а Катерина, уткнувшись лицом в спину Владу и затаясь там, млела от сознания, что ею всё-таки дорожат.

- А к нам, зачем пожаловали? – полюбопытствовала Перфильевна из-за спины Фролушки, при этом немного вытянув шею, для лучшего обзора происходящего. 

- Сами толком разобраться не можем, - опять первой решила ответить Катерина. – Как только засыпаешь, сразу сюда выбрасывает. Правда, не всегда..

Эти слова вызвали живой интерес у всей троицы.

Туманность Влада резко потемнела и, если можно такое сказать об этой субстанции, насупилась.

- И как давно ты прыгаешь сюда? Что ты видела? – зашипел обескураженный Влад, лихорадочно вспоминая в каких именно событиях участвовал и присутствовал он сам. Воспоминания не то чтобы шокировали, но некоторые их моменты он повторил бы с большим удовольствием, а о других забыл бы напрочь.

Глаза Фролушки и Перфильевны по мере осознания, при каких обстоятельствам, а особенно в какое время суток и место действия могли присутствовать эта два облака, то широко распахивались, то превращались в узкие щелки от бешенства и бессилия, требуя кары господней этим извращенцам.

- Что ты! Совсем недавно. И многого я не видела, только вот, вас матушка с батюшкой, когда спали, и еще … - поспешила всех успокоить Катерина, - когда просыпались, или там в баньке…- дружный скрип зубов, и смущенное «ах», по идее должен был остановить поток её слов, но она так пыталась загладить неприятные последствия свое присутствия в чужом теле, что не замечала явных намеков на молчание. – Ничего такого страшного не произошло, мы же взрослые люди. Все естественно, ... мне даже очень многое понравилось – продолжала Катерина топить саму себя, а заодно и Влада.

- О, господи! – опять охнул Фролушка, но с интонацией полной обреченности.

Кому сейчас повезет больше, ему или незадачливой туманности, он точно не мог сказать. Все сейчас будет зависеть от интенсивности раздач оплеух, ослепленной ревностью Перфильевны, а также от продолжительности комментариев, которые собралась выкладывать это недоразумение, о личной жизни батюшки, во всех её аспектах.  Хотя этот туманный мужик тоже потемнел, видно не от приятных мыслей.

«-Это что же получается, - с неприязнью подумалось батюшке, - он, этот призрак мужик, тоже в любовных играх участвовал? Выходит, его матушка, с двумя мужиками сразу спала? Убью!» Но другая мысль поразила его не меньше: «Да и он не лыком шит, раз умудрился покувыркаться одновременно с двумя! Другое дело, что это удовольствие как-то мимо него прошло. Но все равно, вот он дал! Да, он такой! Ишь, как чужачке понравился его темперамент!»

Гордость за самого себя на какую-то долю секунды затмила и обиду, и предстоящие разборки с матушкой, но взглянув на свою Перфильевну, батюшка понял, что поторопился он гордится собой, ох как поторопился.

- Понравилось говоришь? – с полуоборота завелась Перфильевна, грозно метая молнии в сторону туманности. Более тесного общения с ней она пока позволить себе не могла, так как понятия не имела, как и во что можно вцепиться в этой прозрачности. Но и заморачиваться по этому поводу она тоже не собиралась. Потому что отвести душу, она может и на собственном муже! Который, пусть невольно, но занимался сексом и с ней, и с этой любительницей чужих мужиков! Страшная догадка обожгла её мозг: эта сволочь в рясе, знал, о другой женщине, которая сидит в ней. Потому он и не бегал налево! А зачем?! Ведь, всё рядом! Держись, кобелина проклятая! Будет тебе счастливая семейная жизнь!

Фролушка судорожно глотнул, увидев к чему привели похожие мысли в голове у супруги. И речь на данный момент, уже шла о защите его собственных интересов.

 - Матушка! Любовь, моя незабвенная! Что, это ты удумала?! Какие дурные мысли, пронеслись в твоей головке?! Если ты сейчас об моих изменах речь заведешь, и опять будешь доказывать, как нехорошо это и нескромно, заявляю сразу! Ты мне изменила с другим мужчиной, на моих же глазах, со мною обоюдно, и при том не один раз!   

Перфильевна от такого обвинения поперхнулась невысказанными претензиями. Пару раз пооткрывала рот в бессилии, так хотелось припечатать своего неверного мужа чем-то резким, но осеклась. Как это понимать, она ему изменила?! Он, что?! А она, что?! Ерунда какая-то получается. А к кому теперь ревновать мужа? К себе самой?  Ну раз муж не виноват, значит в этом виновны эти демоновы привидения, и она резко повернулась к двум туманностям.

Фролушка, облегченно выдохнул и почти с благодарностью повернулся к висящим в воздухе приговоренным.

Влад, наблюдая за всем этим только головой качал, не в силах что-то произнести, чтобы остановить этот беспредел.

- Катенька, дипломат ты мой, - задушевно проговорил он ей на ушко, продолжая крепко сжимать в своих объятьях. – Кто тебя учил так успокаивать людей?! Да после твоих объяснений, они напридумывали себе, бог знает, что!

 - Как смогла, так и рассказала! Я понятия не имею, что происходит. И нам, вместо того чтобы ругаться, лучше бы понять, что здесь творится? Может, мы здесь из-за происков ведьмы. Как её там зовут? А! Вспомнила! Зара Филимоновна! – сердито пыхтела Катерина.

Перфильевна, которая в этот момент уже собралась предоставить отнюдь нехилый пакет претензий эти двум неизвестным, как вдруг будто наткнулась на невидимую стену.

- Зара Филимоновна?! - в испуге воскликнула она, обращаясь к Катерине.

- Да, - обрадовалась та. – Вы её знаете?!

- И неплохо, - настороженно ответила Перфильевна, - но откуда знаете её вы?! Неужели эта ведьма научилась перемещаться во времени?!

- Понятия не имею. Я её никогда не видела, только слышала, - растерялась Катерина и посмотрела на Влада. Может, он в курсе?  Но тот лишь пожал прозрачными плечами, а потом не обращая никакого внимания на присутствующих, вдруг обхватил руками её лицо и зашептал прямо в губы.

- Катенька, мы сейчас исчезнем из этого сна. Скажи быстро, где тебя найти. Поторопись.

И та не раздумывая назвала адрес. Влад знал его. Именно туда он подвозил свою тетушку.

- Э! Вы куда?! – раздался крик Перфильевны, а Катерину и Влада уже выбрасывало из сна в их настоящую реальность.

 

- 4 –

 

Мари крутилась перед зеркалом, и сама себе нравилась. Какое красивое платье! Она сегодня приглашена знакомой баронессой в гости, на музыкальный вечер. Прекрасная возможность обзавестись новыми знакомствами и, если повезет, хорошо поднять себе настроение. Но есть у неё одно тайное желание, не упустить возможность на этом мероприятии встретиться с красавчиком виконтом, который тоже приглашен баронессой, а заодно и пофлиртовать с ним. И уж если совсем повезет, то покинуть этот салон вместе с ним, чтобы провести остаток ночи вдвоем с гораздо большей пользой.

А потому вечерний туалет подбирался с особой тщательностью.

Её любимые укороченные пышные юбки у платьев, были благополучно забыты. Нет, обтянутый лиф она оставила, а вот юбка была ниспадающей, и струилась по фигуре так, что при ходьбе очень выгодно подчеркивались её нижние девяносто. А чтобы мужчину ничто не отвлекало от созерцания её прелестей, на плечи был накинут шарф, легкий и объёмный, но абсолютно не прозрачный, спокойного оттенка, полностью прикрывающий верхние, отнюдь не девяностые. И когда он, полностью налюбовавшийся и оценивший её бедра, начнет проявлять к ней повышенное внимание, то именно этот шарф в нужный момент соскользнёт с плеч на руки, и мужчине откроется вид ее шикарной груди с очень скромным декольте, но дающий неограниченный полет эротической фантазии.

Вечер удался. Всё произошло так, как себе представляла Мари. Виконт не отходил от неё ни на шаг, и планы на ночь засверкали новыми оттенками.

- Вы прелестны, моя дорогая, - улыбаясь одними глазами, виконт опять перецеловывал её пальчики.

- Как приятно это слышать, - позволяла собой любоваться и принимать комплименты Мари. Ещё немножечко, ещё чуть-чуточку и можно будет этого красавчика мягко и ненавязчиво попросить проводить до дома, а там и совместная чашка кофе на ночь… Да, да уже пора начинать подготавливать виконта, к дальнейшему более интенсивному проведению вечера.

- Вы не находите, что сегодня гости музицировали как-то без души, без эмоционального подъёма, - томно проговорила она, не отводя своего взгляда от его губ.

- Как вы верно заметили, именно без эмоционального. Но все можно исправить, будь на то ваша воля, - улыбнулся виконт. И блеск его глаз дарил надежду, что в случае её согласия на дальнейшее совместное общение, он может дать ей прочувствовать подъем и силу, отнюдь не музыкальных нот.  

- Тогда может мы об этом поговорим в более уединенной обстановке, - предложила Мари, и чуть затаила дыхание, ожидая ответа. Милый, не подведи! Не порти вечер!

Виконт уже пристальнее посмотрел на ведьму, как бы проверяя, правильно ли он понял уже не намек, а откровенное предложение интимного характера. И только удовлетворившись, что его не пытаются ввести в заблуждение, и не кокетничают притворяясь, облегчённо вздохнул.

- Я весь ваш, моя драгоценность.

«Вот то тоже! Ох надеюсь, я в тебе не ошиблась, и ты меня не разочаруешь»,- Мари мысленно просила виконта.

Она мило улыбнулась ему, он предложил ей руку, и они не спеша выли из залы в сад, чтобы, также не спеша, покинуть дом баронессы.   

Уже садясь в карету и полуобернувшись назад, она непроизвольно вздрогнула А, этот что здесь делает?! Как интересно! Павел Алексеевич Степнов! Насколько знала Мари, баронесса не поддерживала никаких связей с ним и его семейством. Но после того знаменитого скандала с разрывом помолвки, именно его все дамы великосветского общества пытаются под любым предлогом пригласить к себе в дом. Тут ключевое слово «пытаются». Пока никому этого не удавалось. Он очень любезно и очень корректно отказывал всем, а этой видимо отказать не смог. И как ей это удалось?! Как?!

Мари разрывало любопытство. Так хотелось вернутся в салон к баронессе и подсмотреть за этим дворянином. Что такое предложила ему хозяйка дома, что он решился посетить её?! Уууу! Несправедливо! Но с другой стороны, ей там быть крайне нежелательно, вдруг вслед за своим любовником там появится Зара Филимоновна. То, что эта графиня узнает ведьмочку, это даже к чертям не ходи. Чем всё может закончится для Мари, лучше не задумываться. Ходить здоровой, без переломов и сотрясений остатков её мозговой активности, значительно приятнее. А потому, она в данный момент с удовольствием займется поправкой и настройкой своего здоровья, тем более виконт ей это обещал.

- Мари! Мари! – звал виконт, и когда та оторвала от задумчивости свой взгляд, тихо застонал. – Только не говори, что ты передумала и совместный вечер отменяется.

Какой шустрый! Да, кто тебе даст уклониться от прямых мужских обязанностей?! Нееет, обещал ночь?! Будь добр, свои обещания выполняй!

- Конечно, я такого не скажу. Это не в моих силах отказаться от такого мужчины, - улыбнулась Мари, поправляя шарфик на груди.

Виконт не выдержал и прижал к себе её к себе, чтобы тут же подарить легкий поцелуй, скрепляющий их договор, который очень быстро превратился в глубокий, не оставляя в голове ни одной мысли, а только чувство, сравнимое разве что, с хорошим сексом. Да уж!  

 -Господи! – простонал виконт, - с такой скоростью, с какой мы двигаемся в соблазнении друг друга, боюсь до дома мы не доедем, и начнем заниматься любовью в карете.

Конечно! Они могут не доехать?! Верно замечено! Главное, вовремя! Так как в это время, он успел залезть под юбку, всё прощупать, погладить, похлопать, и уже завелся нешуточно.

-Может поедем ко мне?! Я живу намного ближе, - начал упрашивать виконт ведьмочку, в перерывах между поцелуями.

- А где мы живем? – простонала она, также как виконт, горевшая в любовном порыве.

Названый адрес, был действительно был намного ближе того места, где Мари снимала апартаменты.

- При таком темпераменте, надо было ехать сразу к тебе, - возмутилась она.

- Хотелось угодить даме, - промурлыкал где-то под её грудью виконт. Ага, он теперь везде у неё обнаруживался, и не предугадаешь где сейчас окажутся его губы.

- Угодил?

- Перестарался. Всё! Теперь точно ко мне, и побыстрее!

Намного позже лежа на таких прохладных простынях, Мари улыбалась и смотрела на полностью выдохшегося, но довольного виконта. Он спал, раскидав свои руки в разные стороны и тихонько похрапывал. Пусть спит. Свои обещания виконт выполнил с лихвой. Как оказалось, он был непросто искусным любовником, он был великолепным любовником, сумев и подарить, и получить удовольствие. Эх, такого бы мужика, да в её загребущие ручки на длительный срок! Но, желательно, навсегда!

- Проснись зеленоглазая! Ну, просыпайся, - поцелуй, укус в плечо.

- А?! Что?! Я спала?!

Мари кое-как разлепила свои глаза.

- А можно я еще посплю, - попросила она, еле ворочая языком.

- Можно. Для тебя, всё можно, - тихо прошелестело рядом.

Еще немного погодя, Мари отхлебывала ароматный чай, которым виконт соблазнил её проснуться.

-Почему ты все время смотришь на меня не отрываясь? Я скоро давиться буду? Что на мне сейчас есть такое, чего ночью ты не общупал, не обцеловал, не о …,- и тут она покраснела, - ну сам помнишь.

Виконт хмыкнул, но лукаво улыбаясь, не удержался, чтобы не спросить.

- Ну-ка, ну-ка, что я там делал такое, что ты у меня застеснялась. И если уж говорить, о ночи, то этого стеснения что-то у тебя, я там не припомню. Всё было наоборот …   

- Бесстыдно?!

- Нет ...

- Развратно?

- Нет ...

- Тебе не понравилось?

- Ты задаешь неправильные вопросы – он произнес почти слышно, приблизившись к её уху и своим дыханием делая немного щекотно, но пробуждая желание, самой коснуться его губ.

- Тогда научи….

- Хитрая какая…Могу сказать только одно, тебя не хочется выпускать не только из этой постели и комнаты, но и из своей жизни тоже...

- Ты не торопишься...

- Нет, я боюсь опоздать...

И ночь была только ночью, а день подарил еще очень много красок, штрихов, зарисовок к той страсти, которая только набирала силу.

- Да ты не утомим, - еле-еле выравнивая дыхание, в изнеможении прошептала, скорее прохрипела переходя на писклявый сип, полностью потерявшаяся во времени, ведьма.

- Что ты! Я пытаюсь в ускоренной форме объяснить, что ты можешь потерять, если вдруг решишь отвергнуть меня.

- Я?! Да, никогда! Кто ж, от такого отказывается?! Тем более, когда это всё в одном мужчине, который мне безумно нравится!

- Тебе почти удалось усыпить мою бдительность.

Крепко обнявшись, им не хотелось даже отдалиться друг от друга даже на миллиметр. Странно. Такое бывает, наверное, когда встречаешь свое, и только свое. Поразительно!

- Кого ты увидела, когда мы вчера садились в экипаж? - услышала Мари полусонный голос виконта, где-то в районе своей макушки.

- Скандальную знаменитость. Меня чуть не съело любопытство, так захотелось узнать, каким лакомством заманила баронесса его к себе в гости? – всё ещё обижалась на них Мари.

Надо же, заметил! А она думала, что просто обернулась, и вышло это случайно и невинно… Да, мало ли кого она там увидела?!

- Да, заметил. Не удивляйся ... У тебя тогда было лицо, как у ребенка, которому не досталась очень вкусная конфета. И сейчас ты слишком выразительно молчишь, что можешь даже и не отвечать …

Какая сволочь, меня сейчас закладывает?! Какая часть моего тела, сдает меня по полной?! – мысленно возмутилась ведьмочка, уткнувшись носом в шею виконта.

В ответ, тело мужчины которое так крепко она обнимала, затряслось от смеха.

- Что смешного, я сказала?

- Ты такая предсказуемая! - продолжая похохатывать, он дотянулся до её носика и поцеловал, потом провел языком по её губам. – И к тому же, очень вкусная. Боже как же хочется задушить тебя в своих объятьях, и никуда не отпускать. 

Он перекатился на спину, не разжимая своих рук, и получилось, что она полностью лежит на нем.

- Вот теперь, всё как надо, - удовлетворенно протянул он.

Мари, безумно нравилось этот чувственный мужчина, и она уже стала забывать вопрос виконта, как он снова напомнил об этом.

-Так ты мне расскажешь, или нет о Павле Алексеевиче?

-О ком?!

И тут виконт захохотал в голос. Мари не на шутку захотела рассердиться, но и тут у неё постигла неудача. Злиться на что? Как получается у этого виконта читать её, словно она открытая книга?

- Ладно, ладно. Расскажу. Я знаю девушку с которой был помолвлен Павел Алексеевич.

- Знаешь или знакома? – заинтересовался виконт.

- Если честно, ни то и ни другое. Просто в этой истории, очень много странного и не понятного, что хочется либо плюнуть на это и забыть, или постараться разобраться. Но я, к сожалению, очень любопытна. Поэтому…

- Поэтому ты хочешь засунуть свой нос туда, где его могут тебе оторвать.

- Фи, как грубо ...

- Понятно, значит не отступишься? А может есть вариант, при котором ты можешь отказаться слишком не светиться в этой истории.

 - Поздно ….

- О, господи … - виконт кулаком ударил по постели, потом с силой выдохнул и очень серьезно посмотрел на ведьму. - Что тебе известно обо всём этом?

- Зара Филимоновна его любовница. А герцог Варнатский влюбился в Серафиму, - как на духу выпалила Мари, и выжидательно посмотрела на него. Ну, выжидательно это мягко сказано, в нем было всё: просьба, азарт, желание узнать всё и вся, что виконт сдался.

- Ну хорошо. Всё о чём ты мне сейчас сообщила, знают все. 

- Даже так?

- Даже так. И не перебивай. Степнов никогда не был любовником графини. Поцелуи и обнимашки, да это присутствует, но не более того.

- Ой! А ты у нас, всё знаешь! – с иронизировала Мари. - И тебе, всё, всё об этом известно?! Так, они тебе, честно всё и рассказали!

- Я просил, не перебивать?

- Было дело.

- Ну, так вот, не перебивай. И отвечаю ещё раз, да я знаю точно, что между ними ничего нет. Не скрою Зара Филимоновна, об этом мечтает, но это только её мечты. Степнов ищет свою возлюбленную, которая странным образом пропала пять лет тому назад. Графиня обещала ему в этом помочь.

- Оригинально она ему помогает.

- Как умеет.

-Тогда зачем графиня делала отвод глаз Серафиме, который спровоцировал влюбленность у герцога?

- Ты и это знаешь.

- Присутствовала лично.

- Может, тебя в церкви отпеть?

- Не рановато?

- В самый раз. Что ж тебя несёт то туда, куда не следует? – нахмурившись, задумчиво произнес виконт.

- Понимаешь, для меня это очень важно, - серьёзно подтвердила Мари.

Отстранено спокойно посмотрев на неё, он решился спросить:

- Скажи пожалуйста, эти все расспросы, не из-за твоей влюбленности в Степнова? –. 

- Моей влюбленности? Да как ты мог подумать? Мне сейчас обидеться, или какая-то часть моего тела опять тебе расскажет больше, чем могу это сделать я.

Виконт облегченно выдохнул и опять с силой прижал к себе ведьмочку.

- Могу сказать тебе только одно. Герцог был влюблен в Серафиму намного раньше. И кто, как не он мог знать об ритуале отвода глаз. Я полагаю, тебе известно, что он сильный маг. Так вот, он рассчитал совершенно точно, когда и в каком месте он должен быть при этом ритуале, чтобы в нужный момент встретиться с ней глазами, и закрепить полученную реакцию поцелуем. По сути дела, превратив ритуал в сильнейшее приворотное средство!

- Ааа! – только и смогла воскликнуть ведьмочка. – Откуда ты знаешь об этом?! Тогда почему Степнов решился на помолвку, а герцог собирался совершить договорной брак?!

- Да потому! А знаю я обо всем этом, только потому, что Зара Филимоновна моя мачеха!

Мари, от неожиданных известий, выпала в осадок.

 

 

ГЛАВА 11

 

- 1-

 

Вот именно сейчас, Катерина открывать глаза не собиралась. Не зачем. Что она опять увидит? Свою комнату в своей квартире, а Влада рядом не будет. И зачем тогда просыпаться? Она лучше полежит с закрытыми глазами, подождет ночи, а там опять снова наступит сон, и она как всегда провалится в неизвестную реальность, и только там есть вероятность вновь его увидеть.

Полежав немного с закрытыми глазами, до Катерины стало доходить, что Влад может появиться и в этой реальности, она же ему свой адрес оставила.

Ой! А у неё в квартире полный бардак. Да и она не совсем в форме.

Выхода нет. Значит, надо вставать. Да и Людмила куда-то запропастилась. Обещала обернуться быстро, а уже ночь прошла и день на дворе. Видно что-то случилось. Жалко.

Она ещё о каком-то ритуале говорила, может и правда поможет.

Целый день Катерина провела в уборке квартиры, лишь ближе к вечеру, когда силы были на исходе, она решила заняться собой.  Отмокла в ванне, наложила маски везде, куда руки дотянулись и, пока чудодейственные мази возвращали коже упругость, мягкость и свежесть, она медленно уплывала в спасительный безмятежный сон. 

Это начинает напрягать, но она снова в спальне у матушки с батюшкой. Даже то, что она висит в воздухе, уже не удивляет! Почему, интересно?  И с какой такой стати, она называет эту семейную пару, матушкой и батюшкой? Судя по внешним данным она с ними одного возраста, да и Влад тоже! То же мне, божественные родители нашлись?!

Но эти голубки, видимо зря время не теряли, решили дождаться непрошенных подселенцев во всеоружии. Ага! В своих ночных сорочках, плечом к плечу, прикрытыми одеялом до пояса, сидели в изголовье кровати и ждали….

- Я была права, - с торжествующей ноткой в голосе, произнесла Перфильевна. - Не торопись, Фролушка. Начинаем. С богом.

Они дружно откинули одеяло. На коленях у Фролушки, лежал большой талмуд, уже раскрытый на нужной странице. Сама же Перфильевна, исполненная важностью момента и искренне веря в то, что она делает, со своих колен подняла большой крест с распятием и на вытянутых руках начала осенять им Катерину.

- Да воскреснет бог! – начал молитву «в помощь креста», Фролушка….

Катерина во все глаза смотрела она это священнодействие. Если ей не изменяла память, следующая молитва будет посвящена святому Георгию, и только потом её будут изгонять туда, где она ещё не была. Откуда она это знала? Неизвестно. Просто знала и всё.

Фролушка говорил зычно, нараспев, а Перфильевна все осеняла и осеняла крестом Катерину. Вскоре синий холодный огонь начал лизать её ноги, одетые в пижамные брюки. С каждым словом молитвы, языки странного пламени поднимались всё выше и выше. И вот уже тело, было охвачено гулко шумящим огнем, пытаясь добраться до лица. Катерина кричала и звала на помощь. Умирать не хотелось совсем. 

Сквозь затуманенное ужасом сознание, до неё не сразу, но всё-таки стало доходить: что-то во всём этом было не так. Странное дело, огонь был, а вот боль и ожоги от него, отсутствовали. Да и ощущение было такое, что пламя её не сжигает, а ласкает и защищает. Но было поздно, мозг взорвался от несуществующей фантомной боли, и тело забилось в судорогах предсмертной агонии.

- Люди добрые! Что ж вы такое делаете? За что, кровопивушки церковные, меня смерти лютой придаёте? – кричала обезумевшая от страха, Катерина. – Бог, вам моё убийство не простит! Я ведь, в отместку, вообще у вас навечно привидением пропишусь! Заметьте, обуглившимся сгоревшим привидением! Это вам для уточнения, чтобы знали!

Фролушка вздрогнул всем телом, но читать не прекратил. Перфильевна от нарисованных Катериной будущих перспектив её дальнейшей жизни, начала было, осенять крестом против часовой стрелки. Но быстро придя в себя, она продолжила в правильном направлении.

- Какая целеустремленная семейка инквизиторов, а?! – не бросала попыток достучаться до них, Катерина. – Ведь сгорю, к чертовой бабушке! Одумайтесь!

-Что за визг стоит оглашенный?! – Вдруг услышала Катерина, такой родной, возрождающий к жизни, голос Людмилы. Посмотрев в сторону голоса, Катерина поняла, что сожжение — это ерунда, по сравнению с головой Людмилы, которая висела в воздухе самостоятельно отдельно от тела, и осматривалась по сторонам, выражая искренне недовольство от всего увиденного.

- Что за визг, спрашиваю,- деловито повторила Людмила.

- Сжигают, - обиженно шмыгнула носом, Катерина.

- Эти, что ли?! – кивнула голова, в сторону, уже нехило так голосивших, изгнанников дьявола.

- Они, Людасик, они! – мстительно сдавала супружескую пару, Катерина. – Ты как верхотурная ведьма, - резво повысив свою подругу в звании нечисти, она продолжила требовать возмездия - строго их накажи, и в Кузькину пустошь на выселение, будь любезна, отправь. И пожёстче с ними, пожестче.

- Куда?! – остолбенела голова, в раз выпучив глаза. – Катерина, ты бы потише разбрасывалась с адресами, которых не существует. Мне же их потом курировать придется!

- Людася! Прекрати меня ограничивать в способах мести. Ты бы, лучше моим спасением занялась, а не защищала этих, непоймикого.

- Горе мое луковое, поплыли домой, нам ещё гостей принимать надо.

Всё бы ничего, но тут раздался хлопок и вывалилось ещё одно привидение.

- Влад! – радостно вскричала Катерина.

- О, господи! – простонала Людмила.

- Катерина, прекрати гореть! – потребовал ошарашенный увиденным, Влад.

- Господи спаси и сохрани, - хором вскричала шайка несостоявшихся преступников.

Но уже следующий хлопок выбросил Катерину и ведьму, в их реальный мир.

 

- 2 –

 

- Людася, - вскричала Катерина, - скорее отправляй меня обратно!

- Не до конца сгорела? Не переживай, здесь догоришь, - успокаивала её Людмила.

- Там Влад, остался! – настаивала на своём Катерина.

- И что?!

- Его спасать надо! Они же его не пощадят! – объясняла она Людмиле. И искренне не понимала, почему та так спокойна. Да мало того, что спокойна, Людмила была равнодушна к проблемам Влада!

- Там есть кому его спасать, - снизошла до объяснений она.

- Кто? Женщина? – холодея от мысли, что и там у него существует другая.

- Ведьма, - скривилась недовольно Людмила. Ей совершенно не хотелось раскрывать, пусть даже и немного, свою деятельность как в той, так и в этой реальности.

- И что?

- Катерина, ведьма на Влада не поведется, - попыталась внести ясность в свои однозначные ответы, Людмила. Но увидев, как взметнулась в недоумении вверх бровь Катерины, в сердцах плюнула и высказалась. – Ведьмам привороженные мужики и даром не нужны. Слишком много мороки. Да и за ради чего? Когда свободных предостаточно. Это только вы считаете, что порядочных мужиков не осталось, и они на дорогах не валяются. Так вот. Это абсолютная ложь. На самом деле их очень много, только они с вами связь потеряли. Вам ведь лень друг к другу присмотреться, где-то признаться в своих ошибках, где-то дать шанс исправить оплошность. Душевность утратили.

- Значит, ведьмам привороженный мужик не нужен?! – воинственно переспросила Катерина.

- Ни в жизнь, - дала утвердительный ответ Людмила.

- Тогда, зачем он нужен мне?

- Разумный вопрос. И задан вовремя. Может тогда не будем заморачиваться, и ритуал проводить? Отпустим его с миром. – воодушевилась ведьма.

- Не дождешься! Я его ещё больше хочу!

- Как ни странно, но его душа, чего-то такого же желает. Но, может быть я и ошибаюсь. Во всяком случае, сегодня это дело прояснится.

- Это, ты о том ритуале, который обещала?! – с надеждой в голосе и глазах, воскликнула Катерина. Затем в порыве радости, сжала ведьму в объятьях и звонко чмокнула в щечку.  

- Да. -  засмеялась, отбиваясь от поцелуев подруги, Людмила. – Всё, всё, давай успокаивайся. Надо успеть до полуночи. Для этого приготовим мясное блюдо, несколько видов разнообразной закуски, спиртное, и обязательно что-нибудь сладкое, предпочтительнее конфеты. Но конфеты, сама понимаешь, лучше купить и не заморачиваться.

 - У нас будут гости?

- Да, если придут.

- Это, как?

-Увидишь.

Сказано,- сделано. В полночь, одна за столом, который ломился от вкуснейших блюд, Катерина наливала в бокалы коньяк. Вернее, в два бокала, для себя и Хозяина.  Она не употребляла спиртное совсем, но в проводимом ритуале обязана хотя бы пригубить его, чтобы проявить уважение к гостю. Поэтому, себе эту гадость капнула немного, зато невидимому Хозяину, не пожалела, налила от души. 

Что делать дальше, Катерина приблизительно представляла. От Людмилы она получила подробную инструкцию. От неё требовалось лишь рассказать нечисти, о которой она раньше никогда не слышала, о своей проблеме или желании. Но сделать это так, чтобы нечисть поверила в твою искренность и в то, что исполнение задуманного приведет к счастью и пойдет в прок, а не в убыток. И еще непреложное условие, во время общения с Хозяином, ни в коем случае нельзя упоминать о смерти, ни в каком её проявлении. Именно это пожелание исполнят мгновенно, без каких-либо заморочек.

Как, оказалось, Хозяином зовут то потустороннее, что живет в квартире. И это не домовой, и не полтергейст, он - Высшая нечисть. Именно от него зависит все, что происходит у тебя дома, будь то твоя женитьба или замужество, количество твоих финансов, удачных сделок или твоё здоровье. К тому же он настолько скрытен и коварен, что с ним очень трудно встретиться, а уж тем более договориться. Но будьте уверены, однажды заключенная с ним сделка, о которой вы возможно забудете, будет все равно исполнена. Поэтому просьба, обращенная к нему должна иметь неизменный характер, в противном случае, благодаря сиюминутному капризу, вы свою удачу, любовь, просто пустите под откос. И ни одна молитва вас не спасет и не повернет всё вспять. Потому что Высшая нечисть действует только с божьего благословения, вам во благо, а не во вред. Именно вы перед ним доказываете, что для вас важно и имеет наибольший жизненный приоритет. Что докажете, то и получите!

Когда Людмила рассказала обо всем этом Катерине, она сначала не поверила, подобному бреду. Но, подумав немного, пришлось проникнуться важностью момента.

И еще: у каждого вида жилья есть свой Хозяин. Мало того, они между собой общаются и договариваются, и если речь идет о соединение судеб, то эти Высшие интриганы сами вычисляют с кем у вас будут наилучшие отношения.

 Вот тут-то и заключается любопытная фишка: или ты полагаешься на их выбор, а это стопроцентное попадание в «десяточку», или предлагаешь свой.  И если твой осознанный выбор будет тебе во вред, и принесет только боль и страдания, есть вариант, что твоё желание не исполнят. А, чтобы ты сильно не беспокоился, свое решение сообщат любыми доступными способами. Поэтому прежде чем заключать финальную сделку, нужно этот момент обговорить отдельно.

Вот об этом всём, Людмила целых битых два часа рассказывала, показывала и доказывала Катерине.

- Получается, я на этих переговорах должна быть одна? – который раз спрашивала Катерина.

- Да, - уже раздраженно, отвечала ведьма.

- Господи, как страшно то!

- И чего нас бояться? Насмотритесь ужастиков, монстриков сами себе нарисуете, и сидите дрожите под одеялом.

- А вы у нас красавцы, да?!

- Я конечно не идеал красоты, но привлекательна так, что сама себе завидую. И таких, как я, большинство. Практически, все! – довольно улыбалась Людмила.

- Как вы скромны.

- Да, это большой плюс к моему непростому характеру, - полностью с ней согласилась ведьма. 

Катерина спорить с Людмилой не стала. Лишь в очередной раз убедившись, что красота страшная сила,- только себя любим, красивых. Проводив подругу до дверей квартиры, пообещала сделать все как положено. Главное, не накосятичь в таком простом, и одновременно сложном, ритуале.

И вот сейчас, сидя за накрытым столом и держа в руках бокал с коньяком, она чувствовала себя полной дурой. Докатилась. Интересно, как это смотрится со стороны? По сути дела, у неё сейчас конкурсное задание: с первой попытки попасть к шизофреникам. Условия, - никаких преград для больного воображения влюбленной идиотки. Это ж додуматься надо: сделать вид, что сидишь в компании, потом самой себе всё рассказать, самой себе выразить пожелание, и искренне верить, что тебе обязательно помогут.

Мрачно оглядев еще раз стол, и отсалютовав невидимому собеседнику, она пригубила коньяк, вернее только смочила губы, после чего решительно пододвинула к себе жареную картошку с мясом. Закусив, как и полается после первых паров спиртного, Катерина задумчиво посмотрела на то место, где приблизительно должен находиться Хозяин. Вернее, сидеть за столом, и вместе с ней ужинать после двенадцати часов ночи.

- Добрый вечер, - запоздало произнесла Катерина, - Я тут стол накрыла, для гостей поздних, а вернее для Хозяина моей квартиры. Вы присаживайтесь за этот стол, сделайте милость, да отведайте кушанья, для вас приготовленные. А, для аппетита, коньячок припасла по случаю. – потом усмехнулась и сказала. – Вообще-то нет, специально для вас покупала. Вы бы на вкус его попробовали. Как, он вам? Приглянулся? Нет?

Дура не дура, но уже через полчаса плотного общения с Хозяином, она вовсю доказывала, для чего ей нужен именно Влад, и почему всем от этого будет хорошо. Просто замечательно всем будет от их союза. А уж, как повезет самому Владу! Сам себе, всю оставшуюся жизнь, удивляться и радоваться будет!  

Уже под утро уставшая от слез, от хохота и от нарисованной себе красивой жизни, она решила закругляться со своими посиделками, решительно произнеся:

- Всё, Хозяин! Я тебе, всё рассказала. Никому об этом не говорила, а вот тебе решилась. А чего ж не рассказать?! Собеседник, ты больно уж, идеальный. Все время молчишь, возле виска пальцем не крутишь, советы не даешь, и самое главное не осуждаешь. Чудо, как хорош. Но, вот что я тебе хочу сказать. Если ты меня услышал, и решил мне помочь, пусть знаком для этого будет телефонный звонок прозвучавший до двух часов дня, и звонивший будет мужчина. Если сделаешь по-своему, звонившая будет женщина. А если тебя нет и не существует, то никаких звонков не будет. Да будет так, и слово моё крепко.

После этого Катерина встала из-за стола и только хотела пойти ложится спать, как остановилась словно вкопанная.

Может она увлеклась рассказом о своих чувствах, и в одном из порывов отпила из бокала Хозяина? Может коньяк испарился, от её кипевших страстей?! Тогда почему её бокал как был полный, так и остался, а вот коньяк, в бокале Хозяина, был на половину отпит?! А вдруг она просто перепутала бокалы? Правда она не помнит, когда это произошло!

- Я спать пойду Хозяин. Ты, это…  того … сиди сколько хочешь, - почему-то шепотом и немного заикаясь произнесла Катерина. Потом привстала на цыпочки, и стараясь не произвести никакого звука, почти не дыша, поплыла в спальню. И только нырнув под одеяло, крепко зажмурив глаза выдохнула.

- Прости меня, господи! Знала, что пить алкоголь в одиночестве, нельзя. Слишком часто это приводит к печальным последствиям. Но, чтобы так!!! Всё! Теперь, пары алкогольные, под запретом!! Ишь, как занесло! Сама у себя, из-под носа, спиртное ворую! Ох, ты ж! Всё сплю, а то вдруг ещё в рестораны потянет, и где я тогда саму себя искать буду! Что твориться, господи?! Сплю, родимая, сплю ….

 

- 3 –

 

Позывные тревоги звучали громко и надрывно, а цветовой спектр говорил, что Влад, её подопечный, вляпался во что-то очень нехорошее.  Мари спросонья присела на кровати и даже не пыталась открыть глаза. Сделать это было, практически, невозможно. Очень хотелось спать, и желательно подольше.

- Спи. – пробормотал в подушку виконт

- Надо. Меня зовут - прошелестела чуть слышно Мари.

- Кто?

- Проблема, - невнятно, кое-как через силу попыталась ответить Мари. И, если выразится образно, но именно это слово ведьма проспала, медленно погружаясь во что-то мягкое и уютное.

- Подожди, сейчас помогу, - сквозь сон попросил её виконт.

- Некогда. – сквозь силу произнесла ведьма.

- Еще чуть-чуточку, еще немножечко… - и здоровое похрапывание виконта, возвестило о том, что ждать обещанного придется долго.

- Только обнадежил, - хмуро возвестила она и растаяла….

Когда она появилась в спальне батюшки Фрола, всё было закончено, ну или почти всё…

- Что за безобразие, - уныла протянула Мари, разглядывая разгром в некогда такой уютной комнате. Повоевали и погромили здесь знатно.

Судя по всему, просыпаться ей все-таки придется. Отчаянно зевая, ведьма попыталась выровнять свое тело в более вертикальное положение, но это удавалось с большим трудом. Кое-как наброшенная шляпа на её голову, явно перетягивала свою хозяйки назад. Глаза её, то открывались широко, то захлопывались. Чтобы хорошо рассмотреть всех присутствующих, она даже придержала веки руками. А, сколько сил пришлось приложить для этого! Но, судя по осмысленному взгляду с зелеными всполохами, ведьме это определённо удавалось

- Они первые начали, - громыхнул по разбитому столу, Влад.

Сам же он, уютно расположился на том, что когда-то называлось креслом. Фролушка, в разорванной ночной рубашке, больше напоминал бойца на ринге, а не спокойного и уравновешенного батюшку. Конечно эти качества, в расчет не брались, когда дело касалось его жены, Катерины Перфильевны. Потому как рядом с ней, он всегда был похож на шкодливого породистого кота. Сейчас же, его мощные кулаки, опять нацелились припечатать куда-нибудь Влада. А заодно, доломать оставшуюся мебель. Влад на действия батюшки никак не реагировал, он лишь менял места своих посиделок. Вот же ж ехидна прозрачная, благо что мужик.

Катерина Перфильевна, выглядела не менее эффектно, чем сами мужчины. Её роскошные косы были наполовину распущены, рукава засучены, а подол ночной рубашки завязан с одного бока, оголяя ноги до колен. Может при других обстоятельствах это выглядело бы нескромно и граничило с распутством, но только не сейчас. Ибо, прыгай она в ней между завалами разбитой мебели, возможность получить травму была стопроцентной. А так, её маневренности в преодолевании всех препятствий, для осенения крестом пособника дьявола, можно только позавидовать и восхититься.

Увидев ещё одно приведение, воинственная супружеская пара сплотила свои ряды, всей душой и телом, понимая, что правда за ними. И отстоять её они должны до последнего своего вздоха.

- Ну, о чём я говорил? – устало махнул в их сторону, Влад.

- А договориться? – поинтересовалась Мари.

- Пробовал. Они сначала выслушивают, … - Влад посмотрел на этих двоих, вставших в оборонительную стойку. – У, бандиты…

- Ведьмак проклятый, - запальчиво выкрикнула Перфильевна. – Еще про параллельные миры тут рассказывают. А сами?! В чужие тела залезают, да к супружеской неверности склоняют! И в гости к ним одни ведьмы прилетают. Эта хоть целая появилась, другая не заморачивалась, только одну голову на посиделки прислала...

Мари недоуменно повернулась к Владу.

- Гореть прекращай! Нервирует! – пощелкав глазами, потребовала Мари.

- Как? – иронически улыбнувшись, Влад театрально развел руками.

- Не можешь?  Тогда зачем божественный огонь вызывал?

- Я и не вызывал. Говорю же, эти сначала выслушают, затем читают, а потом пламя появляется.

Мари, окончательно проснувшись, с интересом посмотрела на Фролушку.

-  Что ж вы батюшка, такими вещами разбрасываетесь? Поджечь подожгли, ничего путём не объяснили, и за каким-то чертом, матушку с крестом прыгать заставили. И, так ли обязательно, громить всё вокруг себя?

Вся троица в негодовании, за столь несправедливое к ним обвинение, посмотрела на ведьму, висящую в воздухе. Та тоже в недоумении бросила на них взгляд, и хотела ещё что-то сказать в отместку, но не успела, пришлось отвлечься. Её шляпа в очередной раз попыталась соскользнуть с её головы, но была поймана в полете и поставлена перед фактом серьезного наказания, от раздраженной ведьмы. 

- Спать будешь дома, а здесь изволь сидеть как вкопанная и не отвлекать меня по пустякам.

Шляпа, выслушав вердикт, возмущенно вытянулась в струнку, чтобы тут же скукожится, и стать похожей на трухлявый гриб.

- Ну!! – грозно возвестила ведьма, после чего эта негодница приняла первоначальные формы, и самостоятельно взгромоздилась на голову хозяйке. – То-то же.

- Странная вы какая-то ведьма, - недоверчивая поглядывая на Мари, выразила свои сомнения Перфильевна - Да и ведьма, ли? Вон, Зара Филимоновна, - только имя её произносишь, сразу понимаешь: в твой дом пришли неприятности. А вы как-то не впечатляете. Может, вы фея в тылу врага?

- А что тебя во мне не устраивает?! – обиделась Мари. Усомниться в ней как ведьме! Да, в худшем качестве, её ещё не подозревали! Всё, конец квалификации!

- Шляпу свою жалеете, как с равной разговариваете. Зара Филимоновна таких фамильярностей не позволяет. Тьме пальцем на неугодного покажет, и бац, нет шляпы. Так …один пепел по ветру развеивается.

Шляпа, после таких слов Перфильевны, резко присела ведьме до бровей, и значительно уменьшилась в размере, чтобы не отсвечивать и быть менее заметной со стороны, а то мало ли что.

- Что ты делаешь? С ума сошла, что ли? Кому веришь? – пыхтела Мари, пытаясь из последних сил отодрать шляпу со своей головы. – В случае чего, я точно тебя развеивать по ветру не буду.

Вдрызг расстроенная шляпа, ослабила хватку и мило затрепетала полями.

- Я тебя сдам в утиль, или положу в сундук до лучших дней, - окончательно добила её ведьма.

После этого высказывания, высокая остроугольная тулья рухнула вниз, как подкошенная.

- Нет, точно не ведьма – уверовалась Перфильевна.

- Не ведьма, так не ведьма, - устало вздохнула Мари. И, подняв глазки к верху, ехидно обратилась к своему головному убору, - Неврастеничка, еще раз в обморок упадешь, точно спишу по профнепригодности.

Шляпа спорить не стала, и быстро вернулась на прежние позиции. После этого, Мари медленно повернулась к Перфильевне и яркий зеленый всплеск в её глазах, возвестил приход отнюдь не добродушной нечисти, и уж явно не веселушку – хохотушку, а самую настоящую колдунью, без принадлежности к добру и злу, природную стерву во всей её красе. Перфильевна охнула от неожиданности, а Фролушка бросился на перерез грозной нечисти, чтобы своей спиной прикрыть любимую женщину. Увы, зря старался. Мари, одним движением черного ногтя, отправила его обратно, ещё и припечатав немного в стенку. Просто так, из вредности, чтобы неповадно было. Распустились! Ведьм, в розовые сопли превращают! Ведьм!  И снова обратила свое внимание на Перфильеву, улыбаясь так, что всем стало сразу ясно: ни талмуды с молитвами, ни осенение крестом, здесь точно не помогут.

Влад, смотрел на ведьму и удивлялся. Как же может быть опасна красота, вот в таком исполнении. Два чувства сливаются вместе: жуть и восхищение! И сразу безоговорочно поверишь в былинные россказни: ведьмы правят балом, ведьмы, а весь мир бережно охраняет этих лесных красавиц.

Мари скосила в сторону Влада свои зеленые глазищи и неожиданно подмигнула:

- Нравлюсь?

- Не то слово! – восхищенно воскликнул он.

- То тоже! А теперь, марш домой!

- Осмелюсь спросить: с моим самосожжением, что делать будем? И ещё: я не властен над пробежками между мирами.

- Ах, да. Извините, моя оплошность. Вас автоматом выбрасывает в другое измерение и только на строго определенное время. Ничего страшного, сейчас исправим.

И пока Влад весьма огорченно задавал в ускоренном темпе свои вопросы, ведьма плавно выводила свои пассы:

-Да как вы смеете? И что значит, «исправим» ?! То есть, как это «нас»? Кроме меня и Катерины, бегают лунатиками по мирам? Что за бардак? Объясните хотя бы, что происходит?

Не обращая на него никакого внимания, Мари в такт к выводимым в воздухе знакам, стала произносить странные слова, или вернее набор букв почти несочетаемые вместе, щелкнула пальцем и всё …. Влад растворился в воздухе. Немногословная ведьма попалась им всем. С характером. Да и вообще…. Загадка!

Затем повернулась к воинствующей паре, и обратилась к ним с задушевной интонацией в голосе:

- Поговорим?

- Поговорим, - прошептала Перфильевна, хватаясь за сердце, но почему-то, с другой стороны.

- В роду лешие имелись? – удивленно спросила ведьма у Перфильевны.

- Нет, - опешила последняя.

- Странно, - с подозрением, и явно не веря ей, стояла на своём ведьма. – Тогда, почему ты не знаешь, где у тебя сердце?

- А что, у леших сердца нет? – теперь удивилась Перфильевна

- Не знаю. Кстати, лешие тоже руками разводят. Ищут, но не находят. Говорят, всё есть, а как до сердца дело доходит, то тишина, покой, порядок и никаких угрызений совести   - задумчиво произнесла Мари.

- Может, не там ищут? – почти посочувствовала им Перфильевна.

- Так ведь, совесть есть! Она бы могла подсказать, -  как неразумную, укорила Мари.

- У лешего совесть?! – неприятно удивилась Перфильевна.

- Ага, значит родственнички все-таки лешие, - подскочила довольнёхонькая ведьма.

- Тьфу на тебя, ведьма проклятущая!

- Но, но! Прошу без оскорблений и обзываний. Не забывай, с кем разговариваешь! – огрызнулась Мари.

- Стоять! – тут же рыкнула она в сторону Фролушки. Пока ведьма с Перфильевной разбирались где и у кого сердце находится, он потихонечку подобрался к своей жене и теперь обнимал её со всех сторон так, что нужно быть хорошим снайпером, чтобы попасть в Перфильевну, и нанести ей какой-никакой вред. – Умный, да?! А, про голову у своей торопыги, забыл? Или этот её атрибут, спрятать невозможно?!

- Я, конечно, не всемогущий бог, - грозно произнес Фролушка. – но свою Катеньку в обиду не дам, и защитить всегда смогу.

- Головой слаб, ныне мужик пошел, - ехидно усмехнулась ведьма, заодно для острастки полыхнув зелеными глазищими. – Не успеешь. Совсем ничего сделать не успеешь. Её погубишь, и себя не спасешь.

- Может наоборот, - недоумевая переспросил Фролушка. – Её не спасу, и сам погибну.

- Воот, - утвердительно произнесла она. – С первой фразы дошло! Но все равно, как не крути, а финал один. Хотя, выбор за вами. Можно так, можно этак! А пока, давайте знакомиться. Прошу любить и жаловать, Мари Пересветова, потомственная ведьма будущего.

Фролушка с Перфильевной дружно взглотнули.

- Вижу, впечатлились, - улыбнулась довольная ведьма.

- Это мы, будущее? – пораженно выдохнула Перфильевна.

- Увы и ах! Вы прошлое.

- Позвольте! – возмутился Фролушка.

- Позволяю. Возмущайтесь дальше. Я ведьма будущего, нахожусь в прошлом, потому что в настоящем идет дружная неполадка отношений, которая приведет к изменению как в прошлом, так и в будущем. К вашему сожалению тех, которых вы так рьяно хотели сегодня сжечь, немаловажную роль играют в ваших судьбах. А подтверждением этому является божественный огонь, который защитил их от ваших инквизиторских выходок. Вам что, жить надоело?!

- Но, они подселились в наши тела! – напомнил ведьме, о причине такого их поведения,

Фролушка.

- Да ладно! Вы вряд ли бы об этом узнали, не начни они выяснять отношения между собой. Но меня интересует не это. Меня интересует Зара Филимоновна. Откуда её знает твоя жена, батюшка? И откуда такие подробности о характере нашей боевой ведьмы? Не слышу дружного рассказа…

- Фролушка здесь не причем. Я, знаю её довольно давно, - начала свой рассказ Перфильевна, и виновато посмотрела на своего мужа.

- Не переживай, непоседа. Не сразу, но догадался об этом. Ты так отчаянно отказывалась помогать Серафиме. Только имя прозвучало, Зара Филимоновна, а ты уже панихиду нам начала заказывать.

- Какая чуткая и заботливая у тебя жена, Фролушка, - утвердительно кивнула головой ведьма.

 - У меня замечательная жена, - проговорил батюшка, ещё крепче сжимая ту в своих объятиях.

- Угу. Ревнивая, взбалмошная, и вообще … скорая на все руки, - пробурчала ведьма.

- Зато, моя, - уткнув лицо в волосы своей ненаглядной, он лишь нежно улыбнулся.

- Пфф! И даром ненадь. Не слышу продолжения, казненные ...

- Как! Уже! – неприятно удивились Фролушка с Перфильевной.

- А чего тянуть?! – подстать им, возмутилась ведьма.

- Так не до рассказали же ещё … - растерянно протянула Перфильевна.

- Ведьма. Что с неё взять? – успокаивал свою любимую Фролушка. Но у неё уже бежали по щекам слезы, и плечи подрагивали от подступающих рыданий. И тогда он поцеловал её, медленно. Забирая все страхи, боль, растерянность, отдавая тепло, себя и веру в любовь. Ещё раз доказывая, что они вместе, они одно целое, и так будет всегда. …

- Э! Э! Помилованные! Продолжим повествование… Господи, как с вами трудно…

Наконец, успокоившаяся Перфильевна продолжила рассказ.

- Мне тогда лет десять было, когда матушка привезла меня в город к своим старым знакомым, семейной паре. Они служили у графа Крестовского, он дворецким, а она прислугой на втором этаже особняка. Своей службой дорожили. Хозяин хорошо платил, обращался со слугами строго, но справедливо. Красивый мужчина был. А уж сколько женщин вокруг него кружило, и не сосчитать. Меня, на время летних балов, приняли на работу в этот дом. Вот тогда-то я впервые и увидела Зару Филимоновну. От красоты этой женщины, мужчины как с ума посходили. А она только улыбалась и флиртовала, не отдавая предпочтения никому. Хотя, нет. Из всей толпы поклонников, она выделяла только графа Крестовского. Именно выделяла, но ничего не обещала. А тот, голову потерял от любви к ней. Как он уговорил её стать его женой, не знает никто. Но, факт остается фактом, уже к осени состоялась их свадьба. Счастливая и красивая пара была. Рухнуло всё в один миг. Гульнул граф, и родилось дитя порока. В светском обществе этим никого не удивишь, но вот Зара Филимоновна — это терпеть, не стала. Собрала свои вещи и исчезла. Граф долго искал её, всё ждал, что вернется. А однажды пришли люди и сообщили о её смерти, свидетелями которой они стали. Смерть нелепая, быстрая и потому, наверное, страшная, - лошадь сбросила. Сильно горевал граф, чуть руки на себя не наложил. Но время залечило и эти раны. Граф женился во второй раз. У него родился сын. Дочь, родившаяся вне брака, тоже жила с ними. Счастье опять заглянуло в дом Крестовских. Но видно судьба у графа такая, принадлежать только одной женщине. От странной болезни умирает вторая жена графа, и у него на руках остаются двое маленьких детей. А через несколько лет появляется живой и невредимой Зара Филимоновна, которая за столь прошедшее время не только не постарела, но и стала краше.

- Однако, - поразилась ведьма, - Чтобы наша красотка оставила в живых обидевших её?! Да, такого ни разу в жизни не было!

- Оставила,- подтвердила Перфильевна. – Да лучше бы убила. Он ведь к ней со всем сердцем, что мол не забывал, и всё время помнил о ней. А она, как детей его увидела, вся в лице изменилась, да и разрешила ему женится на ком душа пожелает, а о ней чтобы забыл. А тот возьми да скажи в сердцах, что мол будет только этому рад, раз она его детей не признает. Только после этого, граф замкнулся в себе, и живет почти затворником, а она стала творить черные дела. Как приворожить кого надо, со свету сжить, - все к ней бегут. Поперек слова сказать ей не могут, - боятся. И если кого она своим врагом объявит, - можно сразу с них мерки снимать, все равно жить осталось им мало.

- Даже так?! – задумалась Мари. – Так вот откуда ноги растут, у всей этой истории! Ладно, помилованные! Можете приводить в порядок и себя, и вокруг себя.

- Если ты такая грозная ведьма, то может подскажешь, как быть с Серафимой? – вдруг спросил Фролушка, обращаясь к Мари.

- Фролушка!! – распахнула глаза от неожиданности Перфильевна.

- А что с ней не так? – склонив голову на бок, Мари очень удивилась такому вопросу.

- Так, она и Варнатский Андрей Николаевич, имеют серьезные намерения в своих отношениях. Но Зара Филимоновна об этом и слышать не хочет, предъявляя на него свои права.

- Я, думаю, что о Серафиме Андрей Николаевич, как-нибудь позаботится сам, маг все-таки. Причем, отнюдь не рядовой. А вот насчет Зары Филимоновны, это да, – проблема. Но у вас сейчас главная задача, всё в порядок привести. И ещё, прекратите изгонять то, что вам не подвластно, и глупо бегать с крестом осеняя им всё вокруг.

У Перфильевны хватило совести покраснеть. Вот же ж….

 

 

Глава 12

 

– 1 –

 

     Зара Филимоновна стояла у окна, и любовалась летним пейзажем. Как же замечательно это время года, тепло, цветы, и птицы поют. Наверное, поэтому, оно длилось в любимом городе и его окрестностях, уже очень много месяцев. А виновницей такому безобразию, была она.  Захотелось ей лета круглый год, так почему же не исполнить сей каприз для себя любимой! И что самое интересное, никто этому не удивлялся. Ни одного вопроса! Даже никаких предположений! Она конечно догадывалась, что большинство боялись сглазить любимое время года, потому и молчали, чтобы не спугнуть это нечаянное счастье. Но ей было безразлично их мнение, и их страхи. Главное – ей хорошо. Не мешало бы напакостить ещё одному графу, тому поганцу, который в одно мгновение спустил её жизнь под откос,

     Он, - гадость её жизни. Тот, из-за которого она теперь вынуждена жить в чужом техногенном мире, а в свой мир приходить как в прошлое. Всё из-за него. Никому не передать, через что она прошла. Но она постарается сделать все возможное и невозможное, чтобы тот, кто обрек её пройти через моральную смерть, прошёл через неё сам.

     –– Почему ты хмуришься? – спросил мужчина, сидевший в кресле.

Он был в домашнем халате, и в тапках на босу ногу. Но, сейчас вместо того, чтобы смотреть на свою женщину, с которой только что был горячий секс, он заинтересованно рассматривал большой палец правой ноги.

     –– Дожился, - усмехнулась Зара Филимоновна.

     –– ??

     –– С пальцами ног уже разговариваешь. Мне сейчас обидеться, или сделать вид, что я ничего не видела и не слышала?

     –– Ты, прекрасно знаешь, что я обращался к тебе. Хотя очень странно, что ты заметила мою мимику и куда я смотрю.

     –– Не надо, не начинай. Ты же знаешь, как я тебя люблю.

     –– Я не начинаю, я продолжаю. И не говори мне о своей любви. В лучшем случае, я тебе нравлюсь и не более того. Зара, зачем тебе я?! Секс?! Ну, да. Нам хорошо вместе, и лучшей женщины в любовных играх я не встречал, но это всё! Нас, больше ничего не связывает. Тогда почему, ко мне каждый раз какие-то претензии, подозрения. Ты выходишь замуж за герцога, - в добрый путь, желаю счастья. Я не настаиваю на разрыве наших отношений, а только прошу тайм аут. Пусть герцог получит тебя и наслаждается этим. Когда ваши страсти улягутся, тогда и подумаем о возобновлении наших отношений. Всё возможно, возвращать уже нечего будет ...

    Зара Филимоновна смотрела на своего молодого любовника, и сама себе завидовала. Степнов Павел Алексеевич, дворянин с солидным годовым доходом, и между делом, её партнер, мужчина. Хорош. Было в нем что-то такое жесткое, но с оттенком легкой добродушности, от чего все женщины его сразу причисляли к тем роковым мужчинам, у которых любая репутация, - плохая. И конечно же, за таким мужчиной ведется тотальная слежка женских глаз, а сколько роскошных тел обнаруживается в его постели, - и не сосчитать.  И ведь ничего! Не злится, не возмущается! И даже не хвастается! Принимает, как должное! Самоуверенный самец. И если уж говорить честно, не без оснований. Красивые карие глаза, очень короткая стрижка тёмно-русых волос, высокий открытый лоб, чуть с горбинкой нос, эти губы, улыбающиеся с легкой усмешкой, и эта, просто зашкаливающая холодность во взгляде. Имел хорошую выправку, да и статью бог не обидел. Кстати, Зара точно знала, что он посещает спортивные клубы, чтобы поддерживать себя в форме. Дааа….

     –– Как ты спешишь от меня избавиться.

     –– Зара, - укоризненно произнес мужчина.

     –– Павлуша, - мягко оборвала его Зара Филимоновна, -  я всё прекрасно понимаю. Тебе очень трудно и больно пережить разочарование, постигшее по случаю разрыва помолвки с Серафимой. Но, мне трудно объяснить твое поведение. Подумаешь девочка поцеловалась с герцогом. Так ведь этого никто, кроме меня и тебя, не видел, да и она сама ничего не помнит, как всё произошло. Сам герцог был не прочь забыть этот эпизод, объяснив всё странным помутнением рассудка.

     –– Зара, ты сама-то веришь в то, что говоришь? И ты, и я, прекрасно знаем причину их странного поведения.

     –– Тогда я вообще ничего не понимаю! Почему, ты всё воспринимаешь в штыки?! Почему ты во всем ищешь зацепку, чтобы разорвать наши отношения?! Или ты еще никак не забудешь свою Снегурочку? Как, там её звали?

     –– Её, звали Катериной. – тихо и жестко произнес Павел Алексеевич. – Её, звали Катериной, - повторил он ещё раз, но с большим нажимом в голосе. - И ещё, к вашему сведению, я её никогда не забывал. Потому как точно знаю, жива она. Жива и нуждается в моей помощи. И не надо говорить, что прошло уже пять лет, и её никто нигде не видел. Она жива и точка.

      –– Ах, вот оно как. – с неприязнью посмотрела на него Зара Филимоновна. – Жива, говоришь. Потому и помолвку разорвал с Серафимой. Тогда позволь тебя спросить, поцелуй герцога и твоей бывшей невестой, сам догадался подстроить, или помог кто?

      –– Зара, не говори ерунды. Слишком хлопотно это, против тебя идти. А то, что свадьбы моей не будет, так это не беда, другую сыграю. Но, уже с любимой женщиной.

   –– Значит, ты точно знаешь, что твоя Катерина жива. И как ты это узнал? Пять лет ни слуху, ни духу от твоей любимой, и вдруг ни с того ни с сего, ты объявляешь, что она жива. Да, с чего ты это взял?! И даже если допустить, что она жива, где гарантия что она не замужем. Пять лет разлуки, это слишком большой срок!

     –– Нет у моей Катерины, никакого мужа. В беде она. Вот только, как помочь ей не знаю.

     –– В беде?

     –– Послушай меня, Зара. За помощью в поисках своей Катеньки, к тебе я бы обратился в последнюю очередь, но сердце горит и душа стонет, потому как знаю, что плохо ей, очень плохо. Заплачу любые деньги, только помоги мне её найти.

     –– А, любовником моим, останешься?

     –– Если Катеньку мою найдем, то врать не буду, не останемся. Уж извини, изменять ей не буду, и не проси.

     –– Как знать, как знать. Ну да ладно, мне здесь ещё по делам съездить надо, так что давай прощаться на сегодня.

     ––Ты не ответила на мой вопрос. Поможешь? Могу ли я надеяться на это?

     –– Павлуша, дай мне время подумать. Не куксись. Дело серьезное. А как, ты говоришь узнал, что твоя Катерина жива?

     –– Во сне увидел.

     –– Где?!

     –– Во сне. Да, что с тобой? Тебе не хорошо? Врача вызвать? Где у тебя лекарства лежат?

     –– Успокойся, - глухо, сквозь зубы произнесла Зара Филимоновна. – Ты не переживай, иди домой. А я подумаю, чем тебе помочь. И сегодня, ко мне не приходи. Завтра вечерком заглядывай, там всё и обговорим.

   Зара Филимоновна, еще долго сидела в кресле перед окном, в задумчивости. Её очень встревожила новость, о том, что пропавшая невеста её Павлуши, напомнила о себе. И где? Во сне! Как она смогла это сделать?! Или ей кто-то помог, чтобы такое событие произошло. Но кто? В её мире таких нет, или она чего-то не знает. Тут недавно видела одну шебутную ведьму, кажется, Пересветовой Мари зовут. Но, только она с очень далекого будущего. И насколько Зара помнит, эта ведьма даже какой-то мир курирует. Мари, конечно, отмороженная на всю голову, но против правил не играет, и вряд ли ей подвластны сны. Знает Зара Филимоновна одного колдуна, силён сволочь и очень опасен. Но, каким боком он причастен к этой Снегурке, и её Павлуше? Ладно, с этим она потом разберется. А сейчас у неё, есть искреннее желание пробраться в один неприступный замок. И состряпать, наконец, хорошую такую, добротную пакость, главному подлецу в её жизни. А то закрылся он там у себя, понимаешь ли. Люди его раздражают. А вот её лично, раздражает он сам. Он, личная её аллергия. Пора устроить ему, насыщенную событиями, жизнь.

 

                                                                           – 2 –

 

     Влад открыл глаза, и прислушался к своему телу. Ничего подозрительного не происходило. Значит не сгорел, выжил, и слава богу. Рядом посапывала Снегурочка. Стараясь не наделать большого шума, и тем самым не разбудить лежащую с ним женщину, Влад потянулся за халатом, и вышел из своей спальни.

     Спустя некоторое время, он уже сидел на кухне, пил горячий ароматный кофе и злился. Злился на всех, на себя, но больше всего он злился на Катерину. Как она могла, без него, опять сбежать во сне к этой ненормальной семейке?! С ума сошла, что ли?!    Ведь сказал же, что найдет её! Вернее, приедет к ней. Так, нет же, всё по-своему делает. А кстати, почему за его Катенькой пришла эта несносная, вездесущая тетушка?!  И опять же, почему в таком урезанном виде! Нет, что толку сидеть и задавать эти ненужные вопросы, а она в это время опять рванет в этот сон?! Нет, уж! Хватит!

     Накрутив себя до белых мушек в глазах, Влад выскочил из квартиры на ходу одевая пуховик. Лишь вылетев из подъезда, он понял, что одет слишком легковато, в одном домашнем халате, в тапочках и пуховике. Всё, дошел до ручки! Срочно переодеваться и в машину, чтобы успеть перехватить эту непоседу, пока та опять куда-нибудь не улетела.

     Он помнил, как вскочил в свой Land Cruiser, как надавил на газ и рванул, чтобы только успеть застать Катерину в этом мире. Вот подъезжает к её дому, заходит в подъезд, звонит в дверь, она распахивается, и он утопает в сияющих глазах ЕГО Катеньки.

Успел! Надо было что-то сказать, но Влад решительно не мог этого сделать. Почему-то застрявший комок в горле не хотел уходить, и мешал произнести хоть слово. Но одно он все-таки прохрипел:

     –– Изыди, - после чего, схватив любимую в охапку, он полной грудью вдохнул аромат долгожданного счастья.

     –– Я уже одела коронки на зубы, так что не все так страшно, - шептала, не веря в своё счастье, Катерина.

     А, Влад уже не слышал, он только жил ею, ощущал и хотел. Хотел так, как мужчина хочет женщину, всю без остатка и сейчас. Кажется, они упали на её кровать, наверное, это была спальная. Господи, какая разница, лишь бы ощутить её настоящую, реальную!             Эту женщину он искал всю жизнь! Она, его! Только его, и ещё раз его. В конце, концов, он её заслужил! Очень трудно объяснить, а тем более выразить словами, такое состояние души. Когда понимаешь, что там внутри всё сложилось единым целым, и каждая частица тебя самого с трепетом прикасается и гладит найденную свою половинку. Но одновременно с этим появляется дикое чувство страха, как легко всё можно потерять.

     Для них не существовало времени, они просто потерялись в нём, постоянно крепко держась друг за друга, так на всякий случай, а вдруг опять что-то произойдет. Пока до Влада не дошло, что их встреча здесь и сейчас, явление аномальное. А зная, что с ними творится всякого рода чертовщина, хотелось бы внести некоторою ясность. И не полагаться на утверждение тех же самых ведьм, что всё делается по божественному велению.

     –– Катенька, а какой номер у твоей квартиры.

     –– Уже забыл? Ну и память у тебя!

     –– Совсем плоха. – между поцелуями шептал Влад. – Так, когда ты мне говорила? Не обижайся, просто вылетело из головы ...

Катерина приподнялась на локте, и со странным выражением в глазах пробормотала:

     –– Ты же сам мне позвонил, еще десяти утра не было …

     –– Я?!

     –– Влад, не пугай меня. Ты забыл свой звонок?!

     –– Катенька, я не мог тебе позвонить. У меня нет твоего номера телефона. Ты мне его не давала. А я у тебя его не спрашивал. Я не зря спросил про номер квартиры. Потому что, я его, просто напросто, не знаю.

    –– Подожди, Влад. Не торопись. Как, это ты не знаешь? Но, именно ты стоял у моих дверей. Или нет?! Что-то мне не хорошо.

     –– Не паникуй. Давай сначала. Получается я звоню тебе утром, или же кто-то, но говорит моим голосом. Так?!

     –– Так.

     –– Дальше что?

     ––Ты поинтересовался, нет ли у меня ожогов после ночных приключений. Потом мы посмеялись над этим. А затем ты сказал, что уже едешь ко мне, нужно только уточнить адрес. И тогда я назвала номер дома, квартиры. Вот и всё.

     –– Я утверждал, что еду?

     –– Да, - растерянно протянула Катерина, и непроизвольно провела рукой по его плечам, как бы проверяя, не сон ли это.

   Этот жест рассказал им очень многое, о чём не хотелось думать, и не дай бог озвучить. Они оба боялись осознать, что это опять иллюзия. И тогда Влад решился, ведь он знал совершенно точно, эту женщину он никому не отдаст, и неважно какая это будет реальность.

     –– Катенька, поверь мне. Пожалуйста, поверь. Мы с тобой попали в сумасшедшую передрягу, но мы вместе. Мы всегда будем вместе. Во всяком случае, я тебе докажу, что я единственный мужчина во всем мире или мирах, который предназначен только тебе.

     –– О лучшем предложении руки и сердца, я и не мечтала. Но не обольщайся, потому что это я единственная женщина, которая тебе предназначена. И к тому же, слишком большая собственница.

     –– Да, пожалуйста, пользуйся мной как хочешь, я полностью в твоём распоряжении. – довольно улыбался Влад

     Только поздно ночью, уже уплывая в сон, Катерина вспомнила свои посиделки с Хозяином. И её, как громом поразило! Так вот, почему не зная никаких номеров, ни телефона, ни дома, ни квартиры, Влад прямёхонько попал к ней! Ответил Хозяин ей на все вопросы! И звонок был до двух часов дня, и в трубке мужской голос разговаривал с ней! Вот, что значит высшая нечисть!  Обещал сделать, - сделал! И полдня прошло!

 

                                                                          – 3 –

 

     Тимофей барабанил пальцами по столу. Никитишна закинув ногу на ногу, утопая в большом мягком кожаном кресле, пила отвар через соломинку. Не нечисть, а сплошной бомонд. Ещё немного, и устроит здесь благотворительный вечер, в пользу притесненных ведьм. Ишь, как глазками стреляет в разные стороны. Приценивается. Как и что можно из этого кабинета продать с большой выгодой для их шабаша. Ага. В помощь, опять-таки, этих самых притесненных ведьм. И чего им неймется?! А самое интересное, где они такую неприспособленную нечисть берут?! Сами что ли, наколдовывают? С них станется!

     –– Никитишна, где Мари?

     –– Скоро будет, - мило проворковала Никитишна, совершенно не обращая внимания на Тимофея.

     И да, тот был прав. Ведьма действительно заинтересовалась стоимостью некоторых совершенно не нужных вещей в кабинете. В этом Никитишна была стопроцентно уверена. Зачем они колдуну? Только пыль собирают и место занимают. А у неё давно ремонта в доме не было. Конечно же, не все средства на ремонт пойдут, часть на благотворительность ….

     –– Даже не мечтай, - угрюмо произнес Тимофей.

    –– А?! Что?! - застыла Никитишна, с глазками немого вопроса, – «Меня, что? Снова поймали, на пакости?». Её шляпа, зависшая в воздухе, на голову своей хозяйке приседать не спешила, и пока была возможность решила отодвинутся от неё совсем на немного, почти на чуть-чуть в стороночку. Чтобы никто не усомнился в её порядочности …. Ну, ни причем она здесь?! Ведьма во всем виновата! А она, шляпа, атрибут подчиненный, что скажут, то и выполняет!

     –– Не мечтай, говорю. Ничего из этого кабинета продаваться не будет. Хватит брать всё, что плохо лежит. У меня в кабинете все вещи на своих местах, как и во всём доме. Прошу прислушаться к моим словам сразу, повторять не буду.

     –– Вот умеешь, ты четко расставить всё по местам, и без дополнительных объяснений- безмятежно улыбнулась ведьма и продолжила пить свой коктейль.

     Что ж не получилось, так не получилось, сделать ремонт за чужой счет, но это не повод портить себе настроение. А может, все-таки сделать вид, что обиделась? Помолчать? Но ни того ни другого ведьма делать не хотела, да и терпения на это у неё все равно бы не хватило, а потому Никитишна заинтересованно взглянула на колдуна.

    –– Ты, что-нибудь узнал на счет нашей девушки?  

    –– Узнал. Но, новости не радуют, больше озадачивают. Много, очень много странностей у этой Снегурки. Одна, и самая большая странность, состоит в её появлении. Как говорится, возникла ниоткуда. А произошло это событие пять лет назад. Она была без документов, одна, в странной одежде, и с полной потерей памяти.  Её лежащей без сознания, обнаружил дворник. Как потом оказалось, это был голодный обморок. Вызвали милицию, скорую.

     –– И?!

     –– Что, «и» ?! Мне сейчас, не до Снегурки! Где Мари?! Нужно, срочно увидеть Влада. Да ещё его телефон не отвечает. Уж не случилось, что? Это что ж такое, а?! - не выдержал и рявкнул Тимофей. – Где, наконец, эта чертовка Мари?!

     –– Не чертовка, а ведьма, - решила уточнить Никитина. Но, увидев, как на неё посмотрел колдун, совершенно спокойно добавила. – Молчу.

     –– Мари!! – взревел Тимофей.

     И, о чудо! Его призыв услышали. Визитной карточкой появления Мари всегда был туман. И сейчас он, ворвавшись в кабинет колдуна, заклубил завитушками. Но вместо ожидаемой ведьмы из него выплыла … её шляпа со свернутой в узел тульей. Причем вид она имела сильно расстроенный, и очень обиженный.

Увидев такое, Тимофей на миг потерял дар речи. Зато Никитишна разразилась веселым, заразительным хохотом, одновременно пытаясь что-то сказать. К сожалению, получалось это, очень и очень плохо. Вместо слов вылетали какие-то междометия, и странные звуки, очень похожие на тормоза автомобильных покрышек. Попытка образно показать на пальцах, тоже оказалась провальной. Пальцы на руках, отказывались выводить что-то членораздельное и читабельное, кроме как фигур, так узнаваемые всеми, вне зависимости от национальности.

     Шляпа Мари обиделась окончательно, и с её широкой полы в руки Тимофея соскользнул сложенный вдвое, листочек бумаги. Мельком взглянув на то, что там написано, он не мигая уставился на шляпу. Никитишна видя, что с колдуном совсем плохо, решилась посмотреть текст. Через минуту после его прочтения, она уже рыдала от смеха. Это было ничто иное, как заявление на увольнение, в связи с неподобающем отношении ведьмы к многоуважаемому атрибуту колдовской экипировки, то есть к ней, шляпе.

     Такого унижения, как застывшего колдуна и задыхающуюся от смеха Никитишны, шляпа не выдержала, и рухнула на пол в бессилии от слез, и горя. И вот тогда колдун очнулся.   

     –– Всё, хватит! Кошмар! Совсем разболтались! У них шляпы от своих хозяек, увольняются! Довели реквизит до истерики. Никитишна, прекращай смеяться! Лучше бы своей подруге Мари, мозги вправила! Быстро смотреть в глаза, и отвечать на вопросы.  Твоя подопечная Катерина, с Хозяином встречалась? Если да, то какой его ответ? Побыстрее шевелим своими извилинами. И так?

     –– Ну хорошо, уговорил, смотрю тебе в глаза и что?!

     –– Что, «что» ?!

     –– Согласна, теперь шевелю мозгами.

     –– Никитишна!!

     –– Хорошо, хорошо. Я к Катерине, узнать, как она там после общения с Хозяином. И потом сразу к тебе! - но увидев, что колдун недовольно скуксился, воскликнула, - Ну, что опять?! Ладно, так и быть, прибуду с ней вместе.

     Никитишна встала, демонстративно полюбовалась своими ногтями, потом придерживая двумя пальчиками полы шляпы одной руки, сделала щелчок пальцами другой и её цветущая метелка быстрее ветра вынесла свою хозяйку из кабинета колдуна.

     –– Да, народец у меня работает жесткий. Суровый. – впечатлился Тимофей. Потом посмотрев на валявшуюся на полу почти без сознания шляпу, ласково сказал:

     –– Ну, не расстраивайся голубушка. Посмотри на себя, какая ты красивая, шикарная. Мы тебе другую хозяйку найдем, настоящую. А эту дрянь забудь и выбрось из своей тульи. Ложись на диван и отдыхай, чуть позже мы обязательно придумаем для тебя что-нибудь хорошее.

Шляпа в неуверенности похлопала полями, приподнялась и раненной птицей прилегла на диван.

 

                                                                     - 4 –

 

      Перфильевна заторможено смотрела, как Фролушка целовал её пальчики. Приятно. Вот он потянулся руками к её лицу, и сжал его двумя ладонями.  Значит с ней действительно что-то не так. Потому как во взгляде у её Фролушки, можно прочитать всё что угодно. Там плескалась любовь, нежность, тревога, страх. Страх?

     –– Катериночка, душа моя, ты хоть глазками похлопай, - донесся до Перфильевны, встревоженный голос мужа. – Что ж тебя так впечатлило, моя кровиночка?! Не хочешь хлопать, тогда поведи ими в ту сторону, где будущий труп гуляет, который тебя обидел. Ты только не молчи, не замыкайся в себе.

     Плохо дело. Раз так Фролушка убивается, значит действительно, что-то произошло. А вот, что?

     И тут Перфильевну, как накрыло. Вспомнила! Она вспомнила! А потому дернулась к Фролушке и прижалась так, что еще немного, и в него полностью влезет.

     –– Ну, что ты?! Что, ты?! Все хорошо. Я рядом. Тебе уже ничего не угрожает. Не переживай, виновнику голову скручу, и всех делов-то. Так кто у нас такой бесстрашный?

     –– Фролушка, они кажется бессмертны, и потому такие … - сквозь спазмы в горле проговорила Перфильевна, - а потому, а потому … они такие наглые и бессовестные, - уже в полный голос закончила она свою речь.   

     –– Кто, «они», солнышко мое? – осторожно поинтересовался Фролушка.

     –– Те, которые в нашем подвале сидят, - поделилась информацией Перфильевна, игнорируя все попытки мужа, хоть как-то оторвать её руки от него. Он её пальчики, сжатые в кулачок, по одному распрямляет, а она их опять судорожно в кулачок сжимает вместе с его рубашкой. Что ж, ты с ней будешь делать-то? Вот ведь упрямая.

     –– Ладушка моя, ты можешь посидеть немного одна? А я пойду, посмотрю на твоих бессмертных, - уговаривал он, белехонькую от страха, жену.

     –– Нет, одна я не останусь, - вдруг воспротивилась Перфильевна.

     –– Да, как я тебя возьму с собой?! Ты только недавно от их вида, чуть умом не тронулась, так перепугалась. А всё туда же, со мной идти хочешь! Тебе мало того, что случилось?!

     –– Все равно пойду с тобой. Вдвоём и умирать не страшно.

     –– Ну, спасибо, родная! Успокоила!  

     –– Ты не прав! Я как раз поддерживать тебя собралась!

     –– Интересно, в чём? – ехидно поинтересовался Фролушка.

     –– Во всём! – стояла на своём, Перфильевна.

Фролушка протяжно вздохнул. Затем он поднялся, держа на руках свою драгоценную ношу. Опустить её на землю, пока не предоставлялось возможным, так как её рученьки продолжали цепляться за его рубашку.

     –– Что ж, вместе так вместе, - покорно согласился Фролушка.

      Спускаться в подвал с Перфильевной на руках, было крайне неудобно. Они просто не вписывались в проем лестницы. Но пришлось терпеть и эти стесненные обстоятельства, благо длились они недолго.  Когда до конца лестницы осталось несколько ступенек Фролушка замер. Было мгновение, когда он с трудом удержал Перфильевну, потому что увиденное, по своей нереальности, переплюнуло даже ведьм из тумана, с их подселенцами.

     Посередине подвала за массивным столом, на котором Перфильевна делала сезонные заготовки солений, сидели два существа, прозрачной наружности, мощного телосложения и довольно высокого роста. Лица имели странные, вроде на людей похожие, но глаза большие, миндалевидные, кошачьи напоминали. Носы у обоих правильной формы, а вот губы подкачали, слишком капризный изгиб, да и тонковаты для таких дородных лиц. На голове по бокам росли наросты, которые по форме смахивали на рога и венец одновременно. Они как корона, поддерживали роскошные густые волосы этих сущностей. Но разница между ними всё-таки имелась. Один был намного массивнее своего товарища, и цвет волос имел более светлый. Другой с поджарым телосложением был изящнее, чем первый. Да и густой поросли на груди не имел, которая у светлого присутствовала столько, что на двоих хватит. Из одежды на них, кроме как набедренной повязки, очень похожей на юбку, ничего не было. Да! Еще обувь они носили, как наши ичиги. Опять-таки, который крупнее, на нем одеты ичиги короткие, у другого они повыше. При более пристальном рассмотрении и цвет глаз у обоих отличался, у блондина они были светлее. Так вот, эти странные полупрозрачные сущности, пили, закусывали отнюдь не призрачными продуктами, а запасами, которые Перфильевна с любовью для своего мужа делала, чтобы радовать и баловать его. Фролушка медленно поставил жену на ноги и спокойно, но решительно пресек все её дальнейшие действия.

     –– Стоять за моей спиной и не высовываться.

     –– Как скажешь дорогой. Как скажешь. Ты построже с ними Фролушка, с безобразниками этими. Совсем обнаглели. Пьют, едят без спросу, еще и скалятся!

     –– Погоди, Катерина. Сейчас разберемся.  

     Фролушка повернулся к этим прозрачным монстрам, красивой наружности, и представился.

     –– Добрый день. Я хозяин этого дома, этого подвала и этих продуктов.

     –– Спасибо, нам всё нравится. Угодили. – произнес басовито светловолосый.

     –– Что?! – взвилась где-то за спиной своего мужа, Перфильевна, напрочь забыв, что разговаривает с темными сущностями. Теперь уже недовольно высказался Фролушка.

     –– Катерина, прекрати немедленно. Страх прошёл, проснулась наглость? Видно же, нечисть не простая, не из низов.

Пока Фролушка разговаривал со своей женой, призрачные с неподдельным интересом за ними наблюдали.

     –– Сообразительный какой! – развеселился темненький. – Не зря наша Мари, только побеседовала с ним. Но, к сожалению, для обстоятельных разговоров, у нас времени маловато. Вернее, у Николая, с ним проблемы, - и он кивнул на светлого.

     –– Ой, и имена то у них, как у людей- опять не выдержала и вставила своё словечко, Перфильевна.

     –– Катерина! – раздраженно прикрикнул на неё Фролушка.

     –– Ну, это для удобства. Наши имена людям не разглашаются. Не положено. Давайте всё же познакомимся. Меня Тришей зовут. Я, Хозяин вашего дома. - сообщил поджарый красавчик.

     Грохот падающего тела за спиной Фролушки возвестил всем, - всё сказанное услышано и оценено по достоинству. Ну, а сам Фролушка, в очередной раз убедился, что надо было оставить Перфильевну дома, и не приносить в подвал. Так сказать, от греха подальше.

      Николай с Тришей, от увиденного дружно хмыкнули, и расплылись белозубыми улыбками.

     –– Какие ещё хозяева? Домовые, что ли? – решил уточнить Фролушка

     –– Нет, не домовые, - поморщился тот, которого назвали Николаем. – Мы высшие. Если точнее, Высшая Нечисть по исполнению ваших мыслей, желаний, действий, реализация потаённых мыслей. Но только в том случае, если это принесет вам благо. Правда в смерти не отказываем никому. Там, по ту сторону жизни, тоже народу не хватает.

     –– То есть, вы волшебниками подрабатываете? -  шокировался Фролушка.

Но подозрительно быстро пришедшая в сознание жена, уже вовсю теребила его со спины, и давала пояснения:

     –– Да нет, же, они другие. Я тебе потом всё объясню. Ты только представь, их никто никогда не видел. Знали, что существуют, но не видели. А тут!! Ух, ты ж, ядреная кочерыжка! Прости, господи!

     –– Ну, почему же? Видели. Только им не верили. – опять заговорил Николай.

     –– Подождите, если вы такие благодетели, тогда почему у людей столько проблем? – не поверил всему сказанному Фролушка.

     Чтобы Высшая нечисть, волшебниками подрабатывала на постоянной основе?! Наглая ложь!

     –– Фрол! – одернул его Триша. – Мы, действительно, не волшебники. И благо для каждого человека, индивидуально. Кто-то любит сладкое, кто-то горькое, кто-то вообще ядовитое. Мы, лишь божий промысел, помощники по равновесию. А с плохими и злыми помыслами, вы и сами неплохо справляетесь. У людей это лихо получается. А чтобы вы сами себя не уничтожили, вам в помощь ведьм и прочих обитателей темноты подбрасывают.

     –– А нам тогда, зачем на глаза появились? Чем, мы заслужили такую благодать? Или, наоборот, натворили? – с обидой в голосе спросил Фролушка.

     Ага, так он им и поверил! Нечисть людей оберегает! Кто бы говорил!

     –– Что ты, что ты, - миролюбиво проговорил Триша. – Мне очень нравится вашей семье помогать. У тебя, Фролушка, очень интересные мечты. Реализовать их конечно можно, но не в этой реальности. Поскромнее бы чего, а?

Фролушка тут же набычился и сердито взглянул на Тришу.

     –– Мои мечты, о чем хочу, о том мечтаю. И вы мне не указчик! Ишь, мозгоклюй из божественной нечисти, нашелся.

     –– Фроол, – продолжал увещевать его Хозяин. – Да я ж не против, я за всегда «за»!

     –– Это, что ж за мечты у него такие нескромные? – вдруг подозрительно прошипела Перфильевна. – Никак о красотках своих бесстыжих думает, да с ними свои предпочтения срамные исполняет? Да?! Фролушка?! Вот она, где правда выплыла! А я-то к нему всем сердцем, душою! Ведь верила тебе, блядище в рясе!

     У Триши от неожиданности, рука дрогнула. Да так, что наливочка из деревянного ковша, на пол пролилась. Николай же, подперев голову рукой, приготовился к продолжению скандала.

     Фролушка к такому обороту событий готов не был, а потому растерялся больше чем обычно.  Зря! Время для мирных переговоров с женой, было безнадежно упущено.

      –– Кобель! А эти двое, зная его развлечения, сожалеют, что сейчас помочь не могут! Все, Хозяева Жизни, я вам такое сделаю, мало не покажется! – встала в боевую стойку Катерина.

     Триша обреченно покачал головой, Николай весело хохотнул, а Фролушка отчаянно искал способ, как утихомирить жену, желательно предварительно связав. Наконец, это ему удалось. Перехватив руки Катерины крест-накрест, Фролушка с силой прижал её к своему телу.

     –– Вот скажи Катерина, с чего ты завелась? И себя ревностью изводишь, и мои нервы треплешь. Перед людьми стыдно. Ну, хорошо, сидящие здесь к нечисти относятся! Тем более неудобно.

     Но, взглянув в глаза Перфильевны понял, что до неё не достучаться. И сейчас, ему методично будут вспоминать все его прегрешения! И это, при чужаках!

     –– Катенька, уговорила, дома все свои последние тайны расскажу. Ты же мне веришь?

     Перфильевна ему не верила. Но, что делать? Начни она скандал сейчас, и его тайна останется только его тайной навсегда.  В этом Фролушка был твёрд, очень он не любил скандалы на людях, особенно если она его ревностью допечет.  Конечно дома-то она за всё отыгрывается. Но, то дома! А сейчас пришлось собрать всю свою волю в кулак, и довериться своему Фролушке. Но! Это в последний раз! Пусть знает об этом, зараза такая!

     –– Хорошо, согласная я. Но! Ежели что, поминай, как звали! Уж больно ты у меня вероломный, - пробухтела Перфильевна.

     –– Это, я вероломный?! – враз завелся Фролушка.  

     Но новому скандалу разгореться так и не удалось.

     –– Уважаемые, - резко прервал их ссору Николай. – Всё, это конечно очень интересно и даже весело, но у меня в этом мире истекает время пребывания, а я ещё не успел сделать самого главного. И нам нужна помощь. Вернее, мне и Трише, а если ещё точнее, то всё вернуть на свои места. Иначе будет беда.

     –– Это как? Вы же, всё можете? - удивился Фролушка.

     –– И чем мы вам поможем? – ещё больше, чем муж, удивилась Перфильевна. – Мы всего навсего люди, и магией не владеем, ни в каких её проявлениях.

     –– А нам и не нужны ваши магические способности, - уточнил Николай, - нам нужна ваша помощь.

     –– И какая? – с подозрением поинтересовался Фролушка.

     –– Нам нужно, чтобы устроили встречу дворянина Степнова Павла Алексеевича с одной парой из другого измерения.

     ––Так вы и сами, без нас, это можете сделать.

     –– К сожалению, не всё так просто.

     –– А, что за пара? - в предвкушении чего-то новенького, заинтересованно переспросила Перфильевна.

     –– Пара вам известна. Вы тут недавно их сожжением занимались, -  осторожно произнес Триша.

     –– Что?!!! – одновременно вскричали Фролушка и Перфильевна.

     –– Успокойтесь, - тут же поднял свою большую руку Николай. – Они должны исправить то зло, которое свершилось несколько лет тому назад. Сделать это, и трудно, и сложно одновременно. Сейчас будущее в одном измерении, зависит от того как изменится прошлое в этом измерении. Пока всё против них, и по определенным причинам их судьбы не могут быть единым целым.

     –– Зачем идти наперекор всем мирам, чтобы соединиться? – удивился Фролушка.

     –– А сам-то, как думаешь? – вопросом на вопрос ответил Николай. – Забери у тебя сейчас Катерину, что делать будешь?

     –– Так-то ж, моя Катенька!

     –– А какая разница? Начитались сказок, и считаете, что единственные, только у мифических народов есть. Так вот открываю тайну, о которой знают все, - у каждого есть только одна половинка. Можно любить тысячу раз. Но, когда придет она, единственная, ты поймешь сразу. И неважно свободен ты или занят, она заявит об этом как свершившийся факт. Ты чувствуешь свою половинку всегда, даже когда её нет рядом с тобой, но она согревает тебя на расстоянии. Кто-то встречает её очень юным, к кому-то приходит уже в глубоко зрелом возрасте, но она появляется всё равно. И она стоит того, чтобы за неё побороться.

     –– Сам то веришь, в то что сейчас с таким воодушевлением сказал, – устало махнул рукой Фролушка, – Что за единственная еще такая?!  Это вы свои шашни любовные на стороне так оправдываете?! Вы нас за кого здесь принимаете?

     –– Правильно Фролушка! Они свой блуд, всякими своими штучками прикрывают. Всё бедненькие и несчастненькие, свою неповторимую ищут, и только ей верны будут. Только забыли сказать, что скачут и бегут к ней почти ползком, еле-еле передвигаясь.   

     Николай с Тришей, аж крякнули от досады, да сплюнули, за что и получили вдогонку дополнительных моральных оплеух.

     –– Что за безобразие?! Не посмотрю, что вы какие-то там Высшие, быстро у меня за собой убирать научитесь!!! – обиженно вскричала от увиденного, Перфильевна. 

     –– Да, мы что?! Мы быстро! – виновато сказал Николай, и одним жестом в воздухе, восстановил чистоту пола от плевков.

     ––То тоже, – успокоилась Катерина.

     –– Ну что? Вы согласны нам помочь? – вернулся к разговору Триша.

     –– Да, кто ж против такого? - начал Фролушка, а потом словно споткнулся. – Подождите! Тогда получается, что много лет тому назад, кто-то из ваших Высших исполнил желание своего жильца. И как ни странно, но в тот момент, оно было во благо жильцу, а теперь это грозит большими неприятностями?

     –– Я говорил, что Фролушка, у меня умница? - с гордостью обратился Триша к Николаю.

     –– Это ещё надо посмотреть, у кого это он «мой» - тут же нахохлилась Перфильевна.

     –– Да, твой он! Твой! Успокойся уже, - опять засмеялись две хозяйские нечисти, а Фролушка посильнее притянул её к себе.

     –– Ну, так как? Мы можем на вас положится? – уже серьезно переспросил Николай.

     –– Если дело обстоит именно так, то постараемся помочь по мере наших сил. – твердо ответил Фролушка. И тут же повернулся к своей жене. – Правда, Катенька?

   Та ничего не ответила, а лишь кивнула в ответ головой.

     –– Вот и договорились. Подробности вам Триша расскажет, а мне пора.

     После этого Николай просто растаял в воздухе, как все ведьмы до него. Что тут скажешь, нечисти!

     –– Что нам сейчас делать? – деловито поинтересовался Фролушка у Триши.

     –– Пока, ничего. Отдыхайте. Вам и так сегодня досталось. Надо же было такое устроить! Изгнание подселенцев, божественным огнём! Как только до этого додумались?!

     –– Покоя вам не дает наш погром. Когда ж, вы его забудете? – раздраженно спросила Перфильевна, а заодно убирая со стола остатки еды, после посиделок нежданных гостей.

     –– Не скоро, - все-таки рассмеялся Триша. – Вам безумно повезло, что на помощь пришла Мари Пересветова. Ведьма, хоть и злобная зараза, но в меру. Ей больше нравится путешествовать и влипать в очередные приключения... Живёт в своё удовольствие, развлекается как может. Наверное, поэтому пакостить на всю мощь своего мерзкого характера, ей лень. Так что, вы в рубашке родились.

     –– И ты, видя, что у нас происходит, даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь! Почему?

     –– Да, потому! Вы всё задумали сами. Вас никто не заставлял это делать насильно. Всё что вы делали, вы делали добровольно. Свято веря, что творите себе во благо, за что и поплатились.  К сожалению, никаких выводов вы из этой истории не сделали. Я ничего не пропустил?

     Ответом было дружное молчание, и обиженное сопение.

     –– Понял. А теперь дружненько мне скажите, когда вы меня просили о помощи? Что молчим? Значит не просили. Тогда, кому я должен помогать? Я всего лишь оберегаю ваш дом от бед. А вы уж сами решаете, что для вас важно, а над чем не стоит заморачиваться. Вы всё для себя решаете сами! – с хитрецой улыбнулся Триша.

     –– Ах, вот как это работает! – поразилась такому масштабному надувательству, Перфильевна.

     –– Именно так и работает, - продолжал улыбаться Хозяин.

     –– То есть, не попросишь - ничего и не получишь. Нет договора, - нет дела? Так, получается?! – теперь уже впечатлился Фролушка.

     –– Я рад, что мы поняли друг друга, - произнес Триша, и растаял также, как и все остальные нечисти до этого.

     –– Фролушка ... – позвала мужа Перфильевна.

     –– Да, любимая, - отозвался он, подходя к ней поближе, и нежно заправляя за ушко прядь волос, упавшую ей на лицо.

     –– Я устала, ножки, ручки болят. Давай отдохнем, а?!

     –– Не возражаю. Потому сейчас, любящее недоразумение в рясе, отнесет свою ревнивицу в спальню, чтобы она хорошо отдохнула, - и уже привычно подхватив жену на руки, понес её в дом.  

 

                                                                        – 5 –

 

     –– Когда же мы с тобой выспимся, - бухтела Катерина, понимая, что они опять в другом измерении. Хорошо еще Влад рядом, и они не горят синим пламенем в прямом смысле.

     –– Милая, ты прекрасна в своей пижаме, - без улыбки, очень серьезно сказал Влад.

    Катерина подняла на него глаза и на секунду задумалась.

     –– Это крутой комплимент, или жесткая констатация факта?

     –– Всё вместе.

     –– Мне тоже восхититься в ответ ….

     Договорить не дали.

     –– Нет. Я переживу такое пренебрежение ко мне, - очень поспешно прервал её Влад.

     –– Мне вообще-то не трудно, - проявила настойчивость Катерина.

     –– И чем тебе не нравится мое бельё, кстати оно недешевое, - как-то уж очень вяло возмутился Влад.

     –– Кто бы сомневался?! Каков фасончик, а! Сам выбирал?! Глупо спрашивать, конечно сам, - Катерина в притворном умилении, всплеснула руками.

     –– Ну что в нём не так?! – почесывая одной ногой другую, хмыкнул недоумевая Влад.

     И в это время со стороны кровати раздался слабый женский голос:

     –– Фролушка, они опять здесь?! И я ничего не упустила, этот мужчина голый?!

     Вместе с Фролушкой, в воздух взлетело и пуховое одеяло.

     –– Закрой глаза, бесстыдница!

     Со стороны Перфильевны звуков больше не было, да и дышать ей, скорее всего, было трудно, так как взлетевшее одеяло с кровати спланировало прямо на неё и укрыло с головой полностью.

     Сам же Фролушка в своей длинной ночной рубашке, отделанной кружевами, был неотразим. С полуоборота он вызверился на Влада:

     –– Да, как ты мог появиться в таком виде! Да я тебе сейчас … - дальше шли угрозы, а также подробное описание, что он сделает с его хозяйством, и куда всё засунется. Катерина решительно попыталась встать на защиту вверенного ей имущества, в виде голого мужика, в количестве одной штуки. Но Владу пришлось быстро взять инициативу в свои руки.

     –– Ага! Сейчас! Ты, вообще, как себе это представляешь? В своей ночной рясе не споткнешься? Или, для начала, задерешь её до пояса? Впрочем, нет! Не надо делать последнее. Зачем моей женщине видеть твои причиндалы. Это не прилично!

     –– Значит, моей можно видеть твои природные красоты, а твоей, мои райские соблазны, нет?! – закатывая кружевные рукава своей рубашки, с чувством оскорбленного достоинства вопрошал Фролушка.

     От такого сравнения их мужской гордости и отличительной особенности, Влад немного оторопел, и даже в небольшой задумчивости посмотрел на свой пах, чтобы затем выдать совсем уж несуразное:

     –– А почему это у тебя райские, а у меня только природные?

     Фролушка, перестав закатывать свои рукава, с перекошенным от ярости лицом, рванулся в сторону Влада. Катерина от испуга, с визгом бросилась к дверям спальни. Влад тоже не хотел быть битым, а потому ловко вывернулся из-под удара кулака, с которым наперерез ему летел Фролушка. Просвистев мимо Влада, он приземлился в районе стены с мягкой мебелью, после чего раздался хруст и грохот перевернутого кресла.

      Да! Вот теперь, «вау»!  Ибо на показ всеобщему обозрению, были выставлены здоровые волосатые ноги, с крепкой голой задницей батюшки.

     –– Ну, ничего себе мужской стриптиз, - не оставила без внимания сей факт, Катерина.

     –– К стене отвернулась! Быстро! - резко отреагировал Влад. – Нечего чужих мужиков рассматривать!

     Спеша на помощь, Влад уже протягивал руку помощи Фролушке, но так и не успел этого сделать. Два крика слились в единое целое, а его сознание подернулось дымкой, от мощного удара по голове.

     Катерина сожалела только об одном, что не успела убить эту стерву, которая с криком: «Фролушка!» и палкой в руках бросилась к её Владу, ударив того по голове. Кровавый туман мести пеленой закрыл разум, оставив только желание вцепиться в горло убийце своего любимого, видя, как тот медленно оседает, заваливаясь на бок.

     –– Всё, сука! Жить тебе осталось недолго, - злобно рыча и отсчитывая последние секунды жизни Перфильевны, Катерина с голыми руками решила вершить правосудие.  …..

     Влад приходил в себя медленно, голова раскалывалась от боли, шума и грохота. Прислушавшись к себе, он понял, что гремит и трещит не только у него в голове. Интересно, а где он находится?! Глаза открывать не хотелось. Но неизвестность хуже неволи, - хочешь не хочешь, а делать надо. Он робко и несмело начал поднимать одно веко, второе поднимать смысла не имело. Оно само распахнулось во всю мощь, и в режиме нервного тика, пощелкало несколько раз в шоке от увиденного. По комнате вихрем проносился клубок из тел с ногами, руками проклятьями, рычаниями, и обещаниями вечной загробной жизни.

     –– Очнулся? Ну, слава богу! – пробасило рядом.

     Влад нехотя скосил свой взгляд в сторону говорящего. Фролушка сидел, прислонившись к стене, сложив ноги в коленях, аккуратно ощупывая свой нос.

     –– Аааа, это кто так агрессивно настроен? – еле ворочая языком, и морщась от головной боли, прохрипел Влад.

     –– Не догадываешься? – с легкой меланхолией в голосе, удивился Фролушка.

     –– Наши?

     –– Кому же, ещё быть, в такое-то время суток?

     Влад потрогал свою гудящую черепушку, и мысленно чертыхнулся, обнаружив довольно внушительную шишку на месте удара. Не хило, его приложили!  Он полулежал на разбитом батюшкой кресле, а его бедра прикрывало большое банное полотенце.

     –– Спасибо за заботу, - хмыкнул он, чуть повернув свою голову в сторону Фролушки.

     –– Не за что. Ты давай приходи уже окончательно в себя, дел много.

     –– Каких? С кем?! С тобой у меня никаких дел не будет. Слишком опасно для здоровья.

     –– С тобой тоже, не соскучишься. Отдохнул?! Нечего тут разлеживаться, спасать наших надо. Поубивают ведь друг друга. Чего, зря время тянуть?

     –– Так, это ты меня, сидишь дожидаешься?!

     –– Без злобного идиотизма, пожалуйста. Ты видишь, как они друг друга молотят? Почему, я должен один огрести то, что нам вдвоем предназначено?! Ты думаешь, я жить не хочу?!

     –– Думаю, что хочешь. Ты не поверишь, но и я тоже! За свою, переживаешь?

     –– Очень. Мне же потом, за ней ухаживать, примочки всякие ставить. А вдруг там ещё и переломы? Сколько маеты будет. И думай потом, как отвезти вас в город.

     –– Какой город?

     –– Ты сейчас меньше вопросы задавай. Все ответы после.

Мужчины, не спеша поднялись на ноги, и не имея какого-либо желания бросаться сразу в гущу потасовки, прижались к стене. Постояв немного и переглянувшись, оба начали высматривать более удобный момент, когда из этой воющей и гырчащей массы тел успеть схватить свою женщину так, чтобы как можно минимально получить увечий.

     ––Ну, что?! На раз, два, три?! – спросил Фролушка, ни на секунды, не отвлекаясь от созерцания бушующей драки.  

     –– Может, не будем сразу себя гробить? Подождем немного. Глядишь, всё и поутихнет без нашего участия? – включил систему оберёга, Влад.

     –– Не женат ты батенька! Потому так вольготно рассуждаешь. А мне моё промедление, грозит новыми карами, на мою же голову и спину. Да мало того, у этих женщин столько изощренных способов испортить мужчине жизнь, что лучше себя в таких моментах обезопасить любой ценой.

     –– Неужели всё так плохо? Стоит ли тогда заморачиваться с этой женитьбой?! По любому раскладу остаешься только с головной болью!

     –– Не знаю, как ты, а я всегда со своей матушкой остаюсь! Она хоть и вредина ревнивая, но своя любимая, – с теплотой в голосе протянул Фролушка.     

В ответ Влад усмехнулся и вынужден был признаться:

      –– Черт его знает, какую я выбрал себе женщину. Время покажет. Но, то что мое, это мое, и не позволю некоторым слишком обидчивым дамам уничтожать то, что я намерен ласкать, любить, да и вообще, держать у себя под боком на все оставшиеся случаи моей жизни.

Фролушка расхохотался

     –– Ну! На раз, два, три!

     –– Три! – прокричал Влад, и мужчины бросились в клубок неприятностей.

Защищая свои головы от ударов, мужчины с трудом, но подобрались к этой куче тел почти вплотную. Выбрав удобный момент Фролушке удалость выловить ногу своей супруги, Владу повезло больше, тот умудрился одним броском схватить ногу и руку Катерины. Обрадовавшись такому неплохому началу, мужчины потянули своих женщин на себя. Тут то и выяснилось, что сделать это в данной ситуации, – невозможно. Женщины вцепились намертво. Как им это удалось, неизвестно! Но факт, оставался фактом, – они представляли собой единое косматое целое, несмотря на то, что некоторые части их тел, удерживались мужчинами.

     –– Матушка, ладушка моя, ослабь свои кулачки, разожми пальчики, и выплюнь изо рта волосы этой женщины. И не говори, что это новое предпочтение в еде! Что за странное времяпровождение?! Ты меня пугаешь! В последнее время ты сама не своя, одни драки на уме! Вот скажи, зачем она тебе? Чем, она тебе не угодила?! У неё свой мужичонка есть, пусть он за ней и присматривает? А у тебя есть я, вот на меня свою, силушку и трать. Я все приму, – уговаривал Фролушка свою Перфильевну.

На что Влад вынужден был возмутится:    

     –– Это почему ко мне такое уничижение?! Значит ты у нас мужик, а я только мужичонка?! Что ж ты, на этого мужичонку, первый в драку бросился?! Получается, не так уж ты и хорош?!

Фролушка не выпуская из своих рук Перфильевну, всем свои корпусом повернулся к Владу. Хотел было руки в ход пустить вместо слов, но ввиду их занятости, пришлось только зло высказаться:

     –– А ты что хотел, чтобы я своей жене описывал тебя во всей красе? Чтобы она родимая, тебя из всей толпы выделять начала, а о муже своем благоверном забывать стала? Хочешь сказать, чтобы я своими руками, свою же супругу к блуду пристрастил? Так что ли?!

     –– Эк, тебя родимого куда занесло! От ревности, как и супруги своей, совсем голову сносит?! – психанул Влад. – Вы друг друга стоите, одна палкой ни за что бьет, другой кулаками разбрасывается, и только потому, что я им видите ли, не нравлюсь! А я к вам в любовники и не набиваюсь!

     –– Что?! – окончательно взревел Фролушка.

     –– Что слышал! Ещё раз дернешься в мою сторону, так отметелю, что месяц отлеживаться будешь! Не посмотрю, что батюшка! –- разошелся не на шутку Влад

     –– Размечтался! Да мне одного удара хватит, чтобы тебя отправить в небесные дали! – кричал Фролушка.

Мужчины стали двигаться нарочито медленно, параллельно друг друга, совершенно забывая, что держат в своих руках.  Каждый из них пытался взглядом убить другого, ну или растерзать, на крайний случай.

     –– Можно не так интенсивно двигаться, а меня не использовать как тележку для мусора.  Мне неудобно, и больно. – простонало, где-то с низу, голосом Катерины.

Влад замолчал и встал как вкопанный.  

     –– Катенька, чудище моё взъерошенное, так ты жива? Счастье какое!! А не обманываешь? Вдруг твоим голосом говорит облезлая неприхотливость, так крепко вцепившееся в тебя? – лилейным голоском, почти пропел он.

И гром грянул!

     –– Сволочь, я тебя сейчас закопаю! – кричал в ярости Фролушка.

     –– Дай мне только дотянуться до тебя! И ты будешь лыс, но с бородой! – плевалась местью Перфильевна

     –– Но, у меня на голове, волос почти нет, – похоронив всякие надежды Перфильевны на такое извращение, Влад не смог удержаться от смеха.

     –– Будут! Сначала тебе их наращу, а потом повыдергиваю, чтобы рассадой высадить на твоей морде! – не стала скрывать своих садистских планов, Перфильевна.

     –– Да только притронься к нему, сама без волос останешься, – не оставалась в стороне Катерина.

Женская сцепка из рук, зубов, мгновенно распалась, и две вдрызг истрепанные пары, с синяками и ссадинами, с кровоточащими ранами, пошли друг на друга.

Стенка на стенку.

 

 

Глава 13

 

–1–

 

 

     –– Вставай, имей совесть. – теребила одеяло Никитишна. – У нас опять проблемы. Повторяю, не проснешься сама, буду будить твоего любовника.

     –– Никакой личной жизни! – прошелестела в подушку Мари.

     –– Это у тебя-то?! – возмущенно поцокала языком Никитишна. – У кого её действительно нет, так это у меня. К тому же, скоро и муж из дома выгонит! А когда он узнает, что я ночую в квартире чужого мужика с его любовницей, гарцую по будущему времени, сижу у Тимофея в ожидании одной стервозной особы, он мне не поверит. И очень долго будет искать моего любовника в шкафу, которого у нас нет.

     –– Кого нет?! – всё ещё пребывая во сне, переспросила Мари.

     –– Шкафа, – тяжело вздохнула Никитишна.

Немного помолчав, добавила:

     –– Любовника тоже нет.    

     –– Да! Плохо, когда нет шкафа. В наше время, без шкафа никуда. Ни вещи положить, ни того же любовника спрятать.

     –– Если ты сейчас не встанешь, я тебя укушу. Моя ядовитость тебе известна. – обиженно запыхтела ведьма.

Мари тут же открыла глаза и никого не увидела.

     –– Ты где? – озабоченно спросила она, пытаясь разглядеть Никитишну в потоках воздуха.

     –– В кресле возле камина, пью ромашковый отвар, – фыркнула Никитишна.

     –– Так в этой спальне ещё и камин есть?! Какая приятная неожиданность!

     –– А ещё в этой спальне, нахожусь я, – раздался с кровати густой мужской голос.

     –– Вот это голос! И судя по всему, он принадлежит... –– закончить свою речь Никитишна не успела, её перебила Мари:

     –– Он принадлежит мужчине, моему мужчине ...  

     –– Так, я думала, … –– попыталась вставить свое слово Никитишна.

Но Мари и тут пресекла всякие домыслы и фантазии:

     –– Ты неправильно думала. Этот мужчина мой. Правда он еще не в курсе. Но ты не поверишь, я ему уже завидую. Ведь он встретил такое кровище, как я. На этом прелести наших отношений заканчиваются. Представляешь, он по характеру…– потом немного запнулась, чтобы спросить, – Тебе его, как охарактеризовать, мягко или нормально?  

Мужчину это по видимости тоже заинтересовало:

      –– Жду с нетерпением, – послышалось опять с кровати.  

Никитишна от любопытства, даже привстала с кресла, чтобы разглядеть это чудо-чудное, которое в свои ручки загребла Мари. Судя по его интонации, слышать о себе в мягкой или нормальной форме, ему не хотелось. Да к тому же, мужчина был сильно удивлен своим новым статусом. Об этом недвусмысленно говорило выражение его лица, он даже присел на кровати, с нетерпением ожидая продолжения откровений Мари.

    И так некстати, у Никитишны предательски задергался правый глаз, признак заинтересованности.

     –– Говори все, – милостиво разрешила она. – Скрывать ничего не надо.

     –– Почему? – подозрительно переспросила Мари.

     –– Вдруг ты там что-то напутала. Ты ведь у нас такая.

Мужчина на кровати презрительно хмыкнул.

     –– И со многими она так, … путает?

      Мари, на такое заявление, резко повернулась к нему, и хотела уже скоропалительно высказаться, как вдруг сменила гнев на милость удивленно воскликнув:

     –– Что ж вам всем не спиться-то? Да и стремление подслушивать, мужчину с лучшей стороны явно не характеризует.

     –– Подслушивать?! Позвольте поинтересоваться, вы специально так громко сообщаете друг другу свои секреты, чтобы все от них оглохли? И еще один фактор меня очень заинтересовал, когда мы с тобой вчера ночью прыгали в мою кровать, мы оба были свободны. Так?!

      –– Так, – подтвердила Мари, поплотнее укутываясь в одеяло.

      –– Проснувшись сейчас, я узнаю из вашего секретного разговора, что помолвлен. Так?

     –– Нет, – решила сообщить Мари, падая опять на подушки.

     –– Нет?!! – удивился мужчина.

     –– Нет. И почему ты возмущаешься?! Ты же не успел сделать мне предложение, поэтому помолвка ещё не состоялась. А значит отвечать согласием на то, чего еще нет, я считаю глупым.

     –– Ты категорически настаиваешь на этом слове, «нет» ?! – ласково с придыханием, переспросил мужчина.

     –– Хм, получается ты мне ночью все-таки сделал предложение!

     –– Надо поподробнее вспомнить то, что мы с тобой делали и говорили.

     –– Вот видишь, сам все забыл, а на меня наезжаешь!

У Никитишны резко повысилось настроение. Переговорить Мари ещё не удавалось никакой нечисти, а тут всего лишь человек, и неважно что он виконт.

     –– Но, из всего этого, есть выход, – уверенно сообщила Мари, пристально разглядывая фрески на потолке над кроватью.   

Мужчина вдруг с ужасом понял, как ему не повезло с выбором спутницы на ночь! Ну, почему было не подхватить двух сестричек-хохотушек, или ту же вдовушку. Лежал бы сейчас себе припеваючи, и довольный, и свободный. Так нет же, увлекся этой заразой ведьмовской. А сколько дней он думал, чем бы её зацепить?! Придумал. Решил, своим равнодушием её внимание привлечь. Привлёк! Да так, что сам удивился ответной реакции.  Она, после недели безразличного отношения, с небольшой холодностью к ней, самолично его соблазнила. Начала с того, что весь вечер строила ему глазки, а закончила срыванием с него одежды, в карете по пути домой. Эх, какая любовница потеряна!    

     –– Тебе пора спать, – закончила свою мысль Мари

     –– С чего бы это? – совсем удивился мужчина.

     –– Ну, побродишь там по сну, присмотришься хорошо. И я так думаю, ты обязательно найдешь то место, где мне предложение делаешь.

     –– Что ?! Я похож на идиота?!

     –– Нет. И это меня сильно огорчает. Значит, добровольно засыпать не собираешься? По глазам вижу, что нет. Что, ж! Видит бог я не хотела!

Больше ничего Мари объяснять не стала, а быстро произнесла заклинание сна, и кинула его в виконта.  В ответ, ошарашенным ведьмам прилетел энергетический шар, брошенный мужчиной.

     ––Эта сволочь, маг! – вскричала Никитишна, – Мари! Что за неразборчивость в связях?!

В страхе ведьмы читали всё подряд, что могло их спасти. С их рук слетали искры и всполохи молний, которые только своим количеством, но никак не качеством, на несколько минут вырубили мужчину.

     –– Как его зовут? – тяжело дыша, после такой разгромной и опустошающей энергетической атаки, поинтересовалась Никитишна.

     –– Это виконт … – начала Мари, а потом с остекленевшими глазами посмотрела на подругу, – Людасик, а ведь имя у него скорее всего вымышленное. Как, я не догадалась?! Ведь он сын, самого графа Крестовского от второго брака. Там очень странная история. Так вот, Зара Филимоновна, является ему мачехой.

     –– Ах, вот даже как?! Интересно. Очень интересно. Насчет виконта, знаешь, очень много о нём слышала, но ни разу не видела. А зовут его кстати, Михаил.

     –– Мне его другим именем представили. – обиделась Мари. – Как-жалко-то! Он мне так понравился. В постели, чудо как хорош. Никогда такого не испытывала.  Обманщик!

     –– Ну, они все такие, – равнодушно подтвердила Никитишна. – Ты мне другое скажи, что такого сделала твоя шляпа, что ты с ней так круто обошлась. И нельзя ли было бы с ней помягче?

     –– Нет, нельзя. – опять раздался голос с кровати. – Она подглядывала!

     –– Что значит, подглядывала? Как понять «круто» ?! Где моя шляпа?! Она, хоть, живая?! – неприятно удивилась Мари. Её глаза вспыхивали зелеными искорками, а руки отчаянно жестикулировали, она задыхалась от возмущения и плевалась, как базарная торговка. – Что ты с ней сделал?! Это всего лишь беззащитный атрибут моей экипировки!

     ––Завязал тулью узлом. – Михаил, поглаживая пальцами свой подбородок, пристально смотрел на Мари. – Эта нахалка за нами подглядывала. А я, к твоему сведению, не люблю заниматься сексом на потехе публике.

Затем он склонил свою голову набок, и хмыкнул чисто по-мужски, нагло, похабно и с приглашением к грехопадению.

     ––Хорош! – восхитилась Никитишна.

Да, тут было на что посмотреть!  Перед ведьмой в постели сидел, уронив руки на колени, худощавый, подтянутый мужчина, с чертовщиной в карих глазах.  Коротко подстриженные волосы, открывали высокий лоб. Вообще это было яркое лицо, которое приковывало внимание сразу, той особой четкостью линий подбородка, губ, которую очень трудно описать, но в памяти остается раз и навсегда. Про таких не говорят красив, но за таких мужчин, женщины идут до конца.  И ко всему прочему, лицо выдавало своего хозяина с головой, говоря всем и каждому, что перед вами аристократ от рождения, да к тому же отчаянный забияка

      –– А, то!– продолжал совращать взглядом, мужчина

     –– Людасик, на кусочки порву! Ты чего такая жадная! Замужем же! А всё туда же, у родной подруги мужика хочешь увести!

     –– Мари, не глупи! Он тебя специально на ревность вызывает. Не слушай его! Да к тому же нам спешить надо! Тимофей тебя заждался, у нас там кое-кто пропал и не отвечает.

     –– Тимофей?! – ухмылка в одно мгновение, была стерта с лица Михаила.

Мари непроизвольно поежилась от взгляда, брошенного на неё виконтом. Ничего хорошего, он не предвещал. Вот же ж! Что за мужчина, а?! И сознаваться в помолвке не хочет, но и другим мужчинам, теперь до Мари явно не добраться, ни по каким вопросам. Он даже мыслить о ней, другим не разрешит!!

       –– Не моё это дело, но прошу учесть смягчающие обстоятельства, – чуть прокашлявшись, начала покаянную речь Никитишна. – Тимофей, наш непосредственный начальник. Так сказать, та ещё нечисть.

Михаил помолчал, но было видно, как напряжение покидает его тело.

     –– Мари, иди ко мне, – позвал он к себе ведьмочку.

     –– Ни за что! Я тебя ещё за шляпу не простила!

     –– Ха, она ему не простила! Он то тут при чем?!  Ты не смогла защитить свою шляпу от чужого насилия. Мари, ты её предала. Она Тимофею написала заявление об уходе, – тут же заявила Никитишна.

     –– Что она сделала? – пораженно выдохнула Мари.

     –– Интересно, а если бы я ей придал ускорение. Она на меня что, в суд бы подала?!

Две ведьмы ахнули, и дружно попытались его прибить молниями своих возмущений.

     –– Началось, – фыркнул Михаил. – Я же не знал, что у вас такая пакостная экипировка. Нервная уж больно. Всё, всё, обещаю, больше ничего не скручивать, и не давать хорошего пинка, для быстроты действий.

     –– Так ты все-таки, её пнул, - прошептала побледневшая Мари. – Она ведь теперь не согласится сидеть на моей голове, и прикрывать от неприятностей.

     –– Да, что я такого сделал?! Поставил на место, полностью охамевший ведьмовской реквизит. Разбаловали его совсем. Потому он вас и не слушается.

     –– Тебя не спросили! Где, в наше время, найдешь добротную, порядочную ведьмовскую вещь?! – Мари даже всхлипнула, от жалости к себе. Но вовремя взяла себя в руки, и уже с подозрением воззрилась на Михаила. – И вообще, как ты смог заблокировать свою сущность? Даже я тебя не почувствовала! И это при том, что у нас тобой был слишком близкий телесный контакт!

      –– Когда?! – очень удивился Михаил.

Мари пораженно взглянула на него, и тут же гневно вскричала:

     –– Когда? Я тебе сейчас покажу, когда это было!

     –– Ну, ну. Очень хочется на это посмотреть – продолжал ехидничать Михаил.

Ведьма в злости саму себя боится, а потому Мари, недолго думая, бросилась на мага с целью, если не развеять, то уж точно покалечить. И с разбегу вляпавшись в него, оказалась плотно прижатой плотненько не только к нему, но и к кровати тоже. Воздуха в груди не хватало критически.

     –– Что ты делаешь? – пропищала последними выдохами, Мари.

     –– Хочу показать, одной упертой ведьме, чего у нас с ней не было, –прошептал ей на ушко Михаил.

     –– Может разрешить пару раз вздохнуть на полную мощь, а то что-то дышать трудновато, – почти теряя сознание, попросила ведьма.

     –– Вот так? – уже целуя её плечи, пробормотал он, немного отодвинувшись.

     –– Да, – прошептала ведьма, и её руки уже сами обхватили крепкие плечи мужчины.

     –– Так! Наверное, и мне пора. А то ещё скрутят за подглядывание, и как бонус, придадут ускорение в любом направлении. Потом хоть зажалуйста, никакую компенсацию за причиненный ущерб, не получишь. А Тимофею так и передам, что ложишь ты на это все, большой…, но желательно все-таки поторопиться. – бубнила Никитишна удобно устраиваясь на метле.

     Все-таки путь не близкий, тут галопом к верху попой не пойдет, и неспешно стартанула из спальни виконта.

     Но ни Михаил, ни Мари не заметили ухода Никитишны. Они горели одним желанием, как можно дольше продлить друг другу наслаждение. И вот уже её руки привязаны к спинке кровати. Она лицом уткнулась в подушку. Он, поглаживая её спину, легко касается кожи губами. В своих поцелуях нежно покусывает, а потом сильно прижимает к себе. Она хоть и посмеивается, но её тело реагирует довольно странно. Оно начинает требовать большего. А именно, чтобы его сжали, погладили, помяли, поцеловали. Всё это сейчас, дразня проделывали руки Михаила, постепенно подтягивая ягодицы Мари к себе. Еще немного, еще чуть-чуть и тело взорвётся от возмущения, или предательски опуститься до мольбы, лишь бы в Мари вошел этот мужчина, подарив наслаждение оргазма мощного и опустошающего.  ….

Свечи тихо догорали, отбрасывая неясные небольшие тени. Все, что когда-то было на постели, теперь в полном беспорядке валялось на полу в спальне, но двоим лежащим на кровати, это не приносило какого-либо дискомфорта, им вообще ничего не мешало.

    –– Ты, как себя чувствуешь? – Михаил рисовал какие-то фигуры на её животе, а сам поддерживая голову рукой, смотрел на ведьму так, как будто это была единственная женщина во всей вселенной.

     –– Ещё спрашиваешь! – в голосе Мари звучало восхищение.

     –– Чудо моё, – и маг поцеловал её в уголок губ. – Так ты мне расскажешь мягко, почти нормально, из-за чего наши отношения не складываются.

     –– А, не обидишься?

     –– Всё так, запущенно?

     –– Я бы не сказала ... Но, вот сам посуди, ты самодур, вальяжен, хам, сам себе на уме, и в добавок такой обходительный, – закончила она характеристику Михаилу, при этом

мило захлопав в ладоши, она в восторженном экстазе закатила свои милые глазки. Но через секунду она уже спокойно смотрела на виконта. – А теперь представь, я вся такая умненькая, быстренькая, очень рассудительная, спокойная, чудо как хороша…

Она бы ещё долго распространялась о своей исключительности, если с боку от неё не раздался обреченный стон Михаила.

     –– Да понял я. Понял! Как же мне, с тобой повезло!

     –– Но это ещё не всё, – обрадовалась Мари.

     –– Нет, моя дорогая, на этом пока остановимся.

     –– Ну, как скажешь, – неожиданно легко согласилась ведьма. Но, затем поморщилась, и чуть слышно ругнулась. – Максим, что-то нехорошо мне. Кажется, беда с моими подопечными. Мне бы к Тимофею быстро слетать, и обратно. Тут и так события начинают спиралью закручиваться, как бы не рвануло где, раньше времени.

     –– Я чем-то могу помочь?

     –– Ой, да что ты?! Тут самой бы не пасть смертью храбрых, а ты предлагаешь ещё и о тебе по переживать. Ты лучше сиди, и жди меня. Мне так приятнее будет. Знаешь, как здорово, когда тебя ждут! 

     –– Знаю, –– тихо и с затаённой грустью прошептал Михаил. – Иди ко мне, моя лапушка. Дай я тебя обниму. Мне действительно с тобою повезло.

Мари счастливо улыбнулась, и крепко-крепко обняла своего мужчину.

Неистовый, своей отчаянностью поцелуй, как печать скрепил их слова и мысли.

–2–

 

     По идее, карета должна была опасть кучкой пепла, как только в нее села вся эта разъяренная компания. Они так прожигали взглядами друг друга, что просто чудом всё не полыхало вокруг в огне. Последней, пятой пассажиркой, в карету влетела странная женщина в очень широкополой шляпе, в пышной юбке средней длины, и в модельных туфельках на сумасшедше высокой шпильке.

   Сидящие в карете, выразили свое возмущение недовольными возгласами и почти вежливыми просьбами, найти даме другую карету, как вдруг раздался голос Катерины:

      –– Людасик?! Какими судьбами?! Я вроде, о помощи не просила. Но все равно я рада тебя видеть.

      –– Угу, и тебе не хворать! Видите ли, помощи она не просила. Да, вы такого натворили, что меня на полпути домой, обратно к вам развернули. Вам почему мирно то не живется? И с какого мухомора, ты опять здесь? Надерзила Хозяину?

Высказывая все это Никитишна, а это была именно она, крутилась на одном месте, выискивая где бы поудобнее присесть. А заодно елозила полями своей шляпы по лицам, сидящих в карете, юбкой тоже умудрялась пройтись там же, и заодно потоптаться своими каблуками по их же ногам. Слышались приглушенные охи и ахи, с пожеланием выкинуть данную особу на обочину, или повыдергать у неё всё, что шевелится и дергается.

     Ведьма была довольна. Нет, она сияла от такого количества, подаренной ею всем пакостей! 

     –– Тетушка, за племянницей пожаловала?! – Влада можно было выжимать от такого количества ехидства.

     –– Нет, племянничек! По тебе жуть, как соскучилась, – хохотнула Никитишна.

Потом, кое-как, но все-таки плюхнулась между Владом и Катериной, причем полями своей шляпы она прибила их к стене кареты так, что вдох и выдох придушенных ею, вызвал у неё чувство полного удовлетворения!

     –– Дай только выбраться, придушу стерву! – где-то там пыхтел Влад, пытаясь хоть как-нибудь сползти с сидения кареты и вывернуться из этого зажима.

     –– Людася, зачем так мелко мстить?! Подумаешь, домой чуть позже попадешь! И вообще, мы здесь ни при чём, они первые драку начали – вслед за ним, хрипела Катерина.

Шляпа, широко раскрыв свои поля, и потрусив ими немного, поняла, что с тульей надо что-то делать.  Не вмещалась тулья в карету! Совсем! А потому, она просто её согнула и спокойно уложила прямо на грудь хозяйке.

     –– Во как! – воскликнул Фролушка. – Оно и видно! Какие пришельцы на нашу голову, такова и ведьма у них! Без царя в голове!

Плюнул бы Фролушка от досады, да побоялся. Эта ведьма и так черт знает, что творит, то голову вместо себя пришлет, то шляпа у неё всем свой характер показывает. Да и ноги свои поберечь надо, вдруг она решит их окончательно оттоптать.

     –– Воот! Можешь же мыслить логически, Фролушка! – подняв палец к верху, продолжала посмеиваться Никитишна.

На что, Фролушка только вздрогнул и перекрестился.

      –– Ой, прекрати! Подумаешь мысли прочитала. Я здесь не одна такая. Вон, видишь, дрыщь из-под шляпы вылезти хочет? Видишь?! Так вот он тоже так может! – сдавала с потрохами Влада, Никитишна. Но потом посмотрев на голые кочевряжащиеся ноги родственничка, не выдержала и расхохоталась в полный голос. – За что, Фролушка, ты моего племянничка в рясу одел? Одного батюшки маловато на вашу компанию будет? Так Влад тебе не помощник! Вот, ты его сжечь хотел?! И костер ему устроил от души! Не Фролушка, а чисто инквизитор! Но ты не переживай, и пусть остатки совести тебя не мучат, что оставил его в живых. У тебя ещё будет возможность и не раз, отправить его к праотцам. Но и ты учти! Будь воля моего племянничка, так тебе место под любым большим валуном, как самому уважаемому покойничку, за всегда уготовано. И не по злобе он так поступает, а только по своему характеру. Стиль жизни у него такой! Иной раз, аж завидно становиться! Сволочь он, Фролушка!

     Екатерина Перфильевна, начала медленно свои ручки упирать в бока.  Причем лицо у неё, украшенное последствиями драки, принимало угрожающий вид. Жена за мужа своего, всегда горой, и неважно кто его обидеть хочет, ведьма или вон те, шляпой пришпиленные.

     –– Но, но! – усмехнулась Никитишна, – не зарывайся девонька, я тебе не Мари Пересветова. Руки на место вернула, морду попроще сделала. А то ведь, не дай бог, прокляну! И для закрепления результата, ещё и плюну. Сорок церквей оббегать придется, чтобы мои чары снять! Неужто не набегалась ещё?! Тогда милости прошу, в спортивный клуб ЗаНД.

     –– Кого?! – растерялась Перфильевна.

     –– Клуб ЗаНД! Забег недалеких дур! Которые ведьм недооценивают, и бегают к ним за приворотами, да за богатством.

     –– А зачем ещё бегать-то?!

     –– Ну, не за этим же! Только больная на всю голову ведьма, за такое возьмется! Она за каждый приворот, своей колдовской силой расплачивается.

     –– И что?!

     –– Ты меня не услышала. Я сказала «колдовской запас», а не ведьмовской. Так вот, ни одна ведьма на уменьшение свой силы не пойдет!

     –– А, как тогда все приворотами занимаются? – полностью недоумевала Перфильевна.

     –– Кто, все?! Вы же люди, этим и занимаетесь! Красоту, да молодость свою теряете, но упрямо считаете, что вы вправе это делать.

     –– Вранье всё. Почему тогда Зара Филимоновна, занимаясь делами чернее черного, свежа, хороша, и стареть не собирается?!

     –– Она, практикующая боевая ведьма.

     –– Это как?

     –– Ничего вы о ведьмах не знаете! – укоризненно воскликнула Никитишна. – Рядом с ними бок о бок живите, а такое ощущение, что на разных планетах. Нельзя же так начхательски к своим соседям относиться. Запомните: мы не няшки, но и не страшилки, однако милыми никогда не были. Мы нечисть, но состоим на божественной службе. Большую ценность для нас представляет колдовская сила. Чтобы обладать ею есть два варианта: быстрый и долгий. Быстрый, это обучение боевой магии, и служба у Высшей нечисти. Плата за службу, – колдовской запас силы. На такое идут единицы, слишком высокая смертность среди ведьм. А жить очень хочется. Длинный путь безопасный, но именно долгий.

На этом месте ведьма замолчала, и кокетливо поправила свою юбку. Катерина, барахтаясь с боку, воспользовалась моментом тишины и высказала всё, что думает по поводу всего происходящего.

     –– Людасечка, я так понимаю, ты на нас с Владом сейчас сильно обижена. И разговаривать тоже с нами не хочешь. Зря! Вот только вылезу из этой прищепки, я тебе Людасечка, все твои недостатки в развёрнутом виде покажу.

На что Никитишна закатила свои зеленые глаза и как ни в чем не бывало продолжила рассказывать, обращаясь к Перфильевне.

     –– Так вот. Каждый год колдовской запас силы у ведьм прибавляется сам по себе. Совсем чуть-чуть, но прибавляется, плюсом идут некоторые особо опасные дела. Но все привороты, и привлечение прибыли, имеют одну гадость. Они уносят молодость, красоту, здоровье, у всех, кто имеет отношение к ритуалу. А самое главное их уже не спасти. У ведьмы, в таких случаях, разменная монета, колдовская сила, и её приходиться отдавать, чтобы всегда оставаться в форме. Что в итоге будет с вами, никому не интересно.       

     –– Хм, вот значит, как! А если вместо простой, будет боевая ведьма?!

     ––К таким ведьмам за приворотом не ходят. Слишком высока плата, – вечная молодость для неё, и быстрое старение для тебя. И никаких скидок!! Им ни к чему бояться потерять запас колдовства. Он у них не иссякает.

     –– Ну и подлые вы! – возмутилась Перфильевна.

Она попыталась приложить руки к лицу, но тут же их отдернула. Чуть подрагивающие пальцы, оплывающие скулы и отливающие всеми оттенками синяки под глазами, без слов говорили о неважном её самочувствии. В этот момент сильные руки Фролушки заботливо прижали её к себе, а его губы прошептали где-то возле уха:

     –– Что случилась родненькая?! Тебе плохо?!

     –– Да всё драка проклятущая. Лицо опухло и болит. Боюсь сознание потеряю. Что за дурная привычка бить сразу в глаз?!

Перфильевна вроде обращалась к Фролушке, но явно говорилось для соседки напротив, пришлепнутой головным убором ведьмы к спинке сиденья.

     ––Потому что некоторые из присутствующих, наносят удары по голове без объяснения причин. А затем, пытаются ещё вцепиться в волосы. Видно из зависти к моей короткой стрижке. – пыхтела из-под шляпы Катерина.

     –– А не надо было трогать моего мужа! Муж, – это святое!

     –– Тихо, тихо. Успокойся. Нам бы всем, до дома Павла Алексеевича доехать. А там, и тебя подлечим, и отдохнем наконец-то, – продолжал успокаивать свою неугомонную супругу Фролушка.

На что Перфильевна возражать не стала, а лишь со слезами уткнулась в широкую грудь мужа, не забывая жаловаться на всех и некоторых, в частности.

Никитишна тоже оценила Фролушкину заботу о жене, но только по своей пятибалльной системе. Она презрительно пять раз хмыкнула, и пять раз со злобной усмешкой произнесла: «–Ну, ну!».

Нет, она бы и дальше тренировала на них своё красноречие, но в это время племянничек все-таки выполз из-под шляпы. А вслед за ним подтянулась и Катерина.

     –– Тетушка, вы себя прекрасно чувствуете?! – Влад угрюмо разглядывал это стихийное дитя природы. – У меня искреннее желание, вам его немного откорректировать.

     –– Каким образом?! – заинтересовалась Никитишна, немного подбоченясь. Её паршивка шляпа, продемонстрировала тоже самое своими полями.

     –– Сейчас увидишь, – спокойно пообещал Влад, и воспользовавшись замешательством ведьмы, быстро дернул Катерину на себя. Та, прежде чем упасть ему на колени, очень неаккуратно прошлась ногами, руками по сидящим в карете. В спину привычно полетели пожелания счастливой загробной жизни.   

     –– Всем недовольная тетушка, предупреждаю сразу, попытаешься вставлять палки в наши отношения с Катериной, прокляну тебя на веки вечные.

     –– Что ты сделаешь? – просипела от неожиданности ведьма.

     –– Прокляну, – подтвердил Влад. – Или ты думаешь, у меня не получится?!  

Никитишна разозлилась не на шутку, её глаза метали зеленые молнии, а черные коготки отбарабанивали ритм в два притопа. Совсем обнаглели! Ей, грозить проклятием!

Взмахнув рукой и произнеся заклинание из двух слов, в которых кроме согласных букв и шипящих звуков, ничего не было, она громыхнула молнией.  Все резко замолчали.

     –– Вы мне надоели! Меня посылают к вам, чтобы помочь. Но, если кому и нужна помощь, то только мне. Шляпа им моя не нравится! Большая она видишь ли, и в карету не вмещается! Ну и что! Вы ей тоже может не нравитесь, она ж не возмущается! Терпит вас! Ну подумаешь прижала немного, так ведь не насмерть, лишь придушила и то чуть-чуть! Но любя и от души!

     –– О господи! У этой ведьмы ещё и шляпа со скандальным характером, – пробормотал Фролушка, нежно поглаживая свою супругу. Но его рука вдруг замерла в воздухе, и он, чуть склонив голову к жене, прислушался. От Перфильевны не исходило ни звука.

     –– Матушка, – шепотом позвал он супругу, – почему ты молчишь? Не случилось ли чего? Неужто опять на что-то обиделась? Если ты из-за этой ведьмы сокрушаешься, так не горюй. Ты ж по характеру и любезностям, всех ведьм переплюнула.  Особенно тех, которые нам знакомы. Честно говорю они тебе в подметки не годятся! Правда, правда.

Фролушка говорил бы ещё долго, но Никитишну это явно не устраивало.

     –– Батюшка, я вообще то заклинание немоты на всех наложила.  И почему ты у нас один такой говорливый остался?

     –– Какое заклинание? И когда?

     –– Гром слышал?

     –– Да, – недоуменно пробормотал Фролушка.

     –– Молнии сверкали?

     –– Дааа…

     –– Я ещё пару слов своих бросила, красиво так сказала, тоже слышал? – давила на Фролушку Никитишна.

     –– Ну, да. Слышал.

     –– Тогда, почему ты разговариваешь?

     –– Может потому что я служитель церкви?

     –– Ерунды не говори. С кем встречался недавно?

     –– С твоей подружкой пообщались, она появилась как раз после твоей головы. Вот этого мужика у нас забрала, – Фролушка небрежным жестом показал на Влада, который крепко прижимал к себе свою женщину, и настороженно переводил взгляд с одного говорившего на другого.   

     –– Нет, не то. Что ещё было? – допытывалась Никитишна.

Но Фролушка вдруг замолчал, прижался губами к макушке своей супруги и сделал вид, что последнего вопроса не услышал.

      –– Хорошо, а сейчас мы куда едем? – поменяла тему разговора ведьма

Батюшка насупившись хранил молчание.

      –– Что молчишь? Всё равно ведь узнаю, не от тебя так от других.

     –– После того, как ты всех здесь придавила, оскорбила, да ещё и немоту наслала? Жди! Разбежались и расскажут! – с неприкрытым сарказмом усмехнулся Фролушка.

     –– Я придавила?! Да вы даже место мне не уступили в карете! Джентльменами ещё называются! – не осталась в долгу Никитишна.

     –– А где ты здесь джентльменов увидела? – удивился Фролушка. – Нечисть, а всё туда же, этикет ей подавай! Намного выше тебя по рангу нечисть ведут себя гораздо скромнее. И в разговорах нет ругательств, как у присутствующих здесь ведьм. Да и не у присутствующих тоже. Кстати говоря, у твоей подруги на метле, шляпа тоже того ... с завихрениями исключительности, а если попроще, гордыней такое поведение называется.

     –– Да, знаю я, – раздраженно подтвердила Никитишна, – Она у неё подала заявление на увольнение. 

     –– Кто подал на увольнение? – немного оторопел Фролушка, – Ведьма? Да разве такое возможно? 

     –– Шляпа вздумала увольняться, – объяснила Никитина, удивившись недогадливости собеседника. – Я что-то прослушала, кто у нас там очень вежливый? И у кого мне поучиться надобно этике поведения?

Никитишна задала последний вопрос вскользь, невзначай, внимательно рассматривая свои ногти.

    –– Да у тех же Хозяев. Высшая нечисть, а ведут себя скромно, не возвеличиваясь, разговаривают как с равными.

    –– Ну что ты врешь, а! – воскликнула ведьма. – Мы, нечисть среднего порядка, и то за всю свою жизнь пару, тройку раз их видим. А уж людям такое счастье вообще не доступно!

    –– Я вру?! – вскипел Фролушка, – Да только вчера днем встречались с ними. Они просили вот этих пришельцев, – он опять ткнул пальцем в сторону Влада с Катериной, – к Павлу Алексеевичу Степнову отвезти.

     –– Зачем? И кто такой Павел Алексеевич?

     –– Любовник Зары Филимоновны, – заторможено проговорила Перфильевна.

     –– Как тебя там? Никитишна? Ты бы немоту со всех сняла, а то никто не знает, что с этим делать. – миролюбиво попросил Фролушка. – Если уж Перфильевна, твой заговор сломала лишь бы поговорить, представляешь, что с пришлыми то делается.

Никитишна для проформы, губки покривила, зеленью глаз постреляла, но милостиво пальчиками щелкнула, и вздох облегчения разнесся по карете. Все заговорили разом, почти запели, проверяя свои голосовые связки

     –– Ну, Людасечка, хана тебе пришла! Пора кое-кому менять свой макияж, -– злобно прошипела Катерина.

     –– Неблагодарная, – фыркнула ведьма.

     –– Я не благодарная?! – задохнулась возмущением Катерина. И быть бы драке, но Влад вовремя перехватил свою злобную фурию, обхватив её по возможности всю, руками и ногами. Как ни странно, шляпа была солидарна с Владом, и тоже поспешила предпринять ответные действия.  Она неожиданно резко захлопнула полями лицо своей хозяйке, да так, что та с полминуты оглашала своему головному убору длиннющий список профессий с древней родословной и ярко выраженной сексуальной направленностью.

Все были впечатлены такими тесными, почти родственными отношениями между ведьмой и её аксессуаром, что не сдержались и громыхнули дружным хохотом. Тем самым вселив в шляпу полную уверенность, что жизнь у неё только начинается.

     Но в это время карета дернулась и остановилась. Все замерли, оборвав свой смех.

     –– Кажется приехали, – высказался Фролушка. – Пора выходить.

     –– Кто-нибудь из вас наконец расскажет, что здесь происходит? – нахмурился Влад, крепко прижимая к себе Катерину, Та тоже, не спешила покидать колени своего мужчины. Ей совсем не хотелось, хоть на мгновение расставаться с ним. Страх потерять его и остаться в одиночестве, ледяной колючкой вонзалась в сердце. Судя по тому, как Влад зарывался в её волосы и отказывался выпускать из рук свою драгоценную ношу, их мучил один кошмар на двоих.

     –– Ха, так вы тоже не в курсе всего? – наклонилась к ним Никитишна, и ткнув сначала пальцем в Влада потом в подругу, задушевно спросила, – Катерина, тебе не кажется, что нужно немного объясниться?

     –– Нет, не кажется, – пробухтела Катерина, ещё крепче вцепившись в плечи Влада.

     –– Выходим. Все вопросы и ответы потом – подала голос Перфильевна, затем поддерживаемая Фролушкой ступила на ступеньку кареты.

Поднявшись по лестнице к главному входу дома, разношерстная компания с нетерпением ожидала, когда откроется дверь. Никитишна свой облик менять отказалась:

     –– Да, ни за что! В этом мире ведьм любят, уважают, и даже боятся. 

     –– Как знаешь, – устало махнул на неё рукой Фролушка. Устал он с этой язвой в словесные перепалки вступать. Всё равно виноватыми останутся все, кроме такой безгрешной и святой ведьмы, как она. Тьфу!

Большая тяжелая дверь медленно отворилась и показавшийся в её проеме дворецкий с высокомерием, присущее только этой категории слуг, соизволил произнести:

     –– Хозяина дома нет.

Он хотел сказать что-то ещё, но не смог, рот от удивления так и остался открытым. 

Немудрено. Перед ним стояли два попа, один вроде состоятельный, другой из бродячей братии, но с накаченной фигурой. И если положить руку на сердце, походил второй попик на бандита из благородных. Вот как есть, бандит! Рядом с ними стояли две женщины, судя по тому как они прижимались к батюшкам, были их женами. Тоже, дамочки из колоритных. Красавицы расписные, так бы и глядел не отрываясь. Потому как взглянув один раз, на второй можешь не рассчитывать, паралич верхних дыхательных путей гарантирован с первого момента их созерцания. Обе хорошо побиты. Об этом говорили синяки, опухоли, царапины и раны на их лицах, руках, ногах, ну и тому подобное. Икнул бы от потрясения, но воздуха для этого не хватило.  Пятой, из этой странной компании, была ведьма, во всей своей красе. С такой довольной мордуленцией, как у этой нечисти, в гости не ходят, и стало понятно без лишних слов, – неприятностям быть. Дворецкий стоял не шевелясь, умудрившись в два своих глаза обозревать одновременно всех пятерых гостей. Как это у него получалось? Да, бог его знает! Но каждый из прибывших точно знал, – смотрит дворецкий только на него.

Перфильевна обреченно опустила голову, а Фролушка потянулся к бороде, но вспомнив об её отсутствии, схватился за крест, висевший на шее. Влад только хмыкнул, успокаивающе поглаживая руку Катерины на своем локте. Одна Никитишна гордо держалась за свою метелку, не забывая придерживать шляпу. Улетит зараза такая, и бегай потом, догоняй её в этих модельных туфлях. И ведь не догонит, только ноги свои пообломает.

     –– Нам бы его дождаться, – хмуро пробасил тот что в рясе и с крестом. Затем, он же, мягко привлек к себе самую распрекрасную из красавиц. Да, она была слишком неотразима, с этой вздыбленной прической, синяками под глазами, опухшей щекой, но прямой и гордой осанкой. Что ни говори, а от такой красоты и ослепнуть можно. Будь у дворецкого возможность зажмуриться, сделал бы без раздумий. Но! Не получилось. Не всем дано так расслабляться.  

     –– Ждите, – разрешил дворецкий в странном своём состоянии, и начал закрывать двери дома, прямо перед их носом.

Никитишна, понимая, что их сейчас оставят, на ночь глядя, одних под открытым небом, брошенных посреди большого города, отпустивших экипаж, да к тому же голодных, и жутко желающих отдохнуть, решительно вставила палку от метлы в почти закрытый проём двери.

     –– Я сейчас слуг позову, чтобы вас отсюда выкинули, – вяло решил поугрожать дворецкий.

     –– Попробуй, – тут же посоветовала ему Никитишна, – Сам то, в какой шкуре хочешь побывать? Есть варианты, но к сожалению, немного. Либо кошак, либо крыса. Других зверей не обещаю, слишком хлопотно с вами, вы же потом разбегаетесь в разные стороны. До сих пор не всех расколдовала, где-то бегают неугомонные.

Входные двери распахнули свои гостеприимные объятия, даря долгожданный стол и кров.   

 

 

– 3 –

 

Зара Филимоновна проклинала тот день и час, когда решила-таки поставить жирную точку в отношениях со своим бывшим мужем. Ну и ставила бы, а не мешала себе самой! Ну как же, как же! Природная черта ведьм взыграла. Пакостить, – так до конца, колдовать, – так от души. Вот дура дурой, а ещё ведьмой называется! И что у неё в результате получилось?! Черточка, говорите, природная мешает?! Кто бы сомневался?! Эта черточка больше смахивала на автостраду с пунктирной линией в три ряда! Вот она попала!

     После ухода Павла, Зара Филимоновна, как ни горько ей было, но поняла, – любовника она потеряла. И не просто любовника, а хорошего человека, и только потом вздохи свои сердечные. За эти пять лет, что она с ним была, он ни разу не перешагнул черту, которая отделяет холостую жизнь от семейной. Никакого намёка на надежду стать его женой! Подлец! Но какой!

     Она всё сделала, чтобы ни одна красотка лишний раз возле него рядом не крутилась.  Ах, ах, не понравилась такая жизнь его благородию! Плохо ему одному. Да не вопрос! Не захотел быть в одиночестве, а она как жена его не устраивает? Вот вам, пожалуйста, зануда заумная в невесты! Женитесь на здоровье! И вам хорошо, и Заре не хворать. Но ему опять всё не так, и всё не этак! Теперь он во сне свою настоящую любовь увидел, и навстречу своему счастье сломя голову бросился. Доброго пути, так сказать ни пуха, ни пера!

  Только не забывайте, она Зара Филимоновна, не какая-нибудь ведьма городская, или лесная, нееттт… Она боевая единица всех ваших настоящих и будущих неприятностей. Если она не получает, то что хочет, то на это не грех и обидеться. Желательно, чтобы все прочувствовали масштабность нанесенного ей оскорбления.

     А раз так, зачем себя ограничивать в пакостях. Вот так и попал первым под раздачу Александр Сергеевич Крестовский, бывший и пока настоящий супруг.

Зара Филимоновна, сама к нему идти не собиралась. Зачем нервы портить, когда можно и иллюзией обойтись. Её двойник иллюзия сама всё наилучшим образом сделает.

И скажите на милость, почему у Зары тогда не зашевелились громкие сомнения? А?

Она ни разу не задала себе вопрос, почему этот мужчина, это вселенское зло её жизни, сидит в своём особняке, безвылазно? За несколько лет, он ни разу не вышел из дома. Его вообще никто не видел. Почему??

Боевая ведьма так погрязла в своих обидах и планах мести, что многое упустила из вида. Ох, многое!

Судя по всему, их ждали. В это очевидное-невероятное, Зара поверила не сразу.

     Но, продолжая слушать приключения своей иллюзии, она вынуждена признать, пока её обвели вокруг пальца. И потому сидит она бедненькая, собрав глаза в кучу, от злости готовая всё разнести к чертовой матери.

     А ведь первоначальный план был так себе, не очень пакостный, всего ничего… ерунда, … соблазнить спящего Александра, под покровом ночи, превратив его сон в эротическую сказку. Потом, после жарких постельных утех, иллюзия должна была исчезнуть с лучами рассвета, оставляя любовника один на один с его бурной фантазией. Такой сексуальный массаж планировалось провести несколько ночей подряд, с целью доведения свою вторую не лучшую половинку, до полного душевного раздрая.

     Вначале всё шло как по маслу, и ничего не предвещало такого обвального фиаско. Иллюзия появилась возле фамильного особняка Крестовских, после захода солнца, со стороны придворных построек. Чтобы не привлекать к себе дополнительного внимания, она была практически прозрачной. Лишь полная темнота, или определённое преломление световых лучей, давали шанс её лицезреть. Войдя в дом, она спокойно направилась в графские спальни, чтобы укрыться там и дождаться своего часа. У одной из дверей она остановилась, осторожно повернула ручку, и бесшумно вошла в комнату. А там царила тишина и сумрачность, но обстановка оказалась … такой родной и узнаваемой. Эта была их с Александром, спальная. Воспоминания далекого, но счастливого прошлого накатили на иллюзию. Как жаль, что счастье для неё, оказалось величиной вредной и непостоянной. Она с умилением оглянулась вокруг. Та же большая кровать под балдахином, те же изящные тумбы, даже роскошный диван на том же самом месте. Ну и конечно, этот просто огромный камин во всю стену. Нет, понятно, камин с места не сдвинешь, но почему остальная мебель там же, где и стояла более тридцати лет тому назад? Странно.

Зара, чтобы избежать лишних неприятностей, вложила в иллюзию свои прошлые воспоминания. И лишь поэтому та не растерялась в огромной в комнате, и не завизжала от восторга, не заахала, и не заохала, как делают другие её копии при виде роскоши. Вообще у неё получаются довольно странные двойники, с дурнинкой. Да, и что серьёзного можно ожидать от сгустков воздуха? Там же одни завихрения!

Иллюзия покрутилась по комнате, посидела на диване, постояла у камина, даже залезла в гардеробную, мельком заглянула в ванную, и почти уставшая повалилась на кровать. Она купалась в запахах прошлого. К сожалению, усталость хоть и была приятная, но брала своё, а глаза стали закрываться сами собой. Легкая дремота убаюкивала, тело потихоньку уплывало в сон. Но вдруг идиллия счастья была резко нарушена.  На иллюзию сверху что-то шмякнулось, и она провалилась в темноту. Чуть позже придя в себя, стало понятно, что темнота никуда не исчезла, к тому же она не могла пошевелиться, исчезнуть к сожалению, тоже. Но тут, к её радости, свет всё-таки появился. Как оказалось, с лица убрали угол одеяла, в которое она была завернута словно кокон.  Это вообще, как возможно было сделать? Чтобы иллюзию закрыть в её же теле? Но тем не менее….

     –– Как долго я тебя ждал, – раздался мягкий баритон, где-то в районе головы, завернутой в кокон иллюзии.

     –– Я не то, что ты думаешь, – пропищала она, пытаясь раствориться в воздухе. Увы, не получилось.

     –– Так сильно изменилась? – не поверили сверху.

     –– Ну как сказать, – замялась иллюзия. – Может сам посмотришь, убедишься? А то рассказывать, что во мне не так, долго и утомительно.

     –– Да не переживай, – удовлетворенно хмыкнул мужчина, и одним движением руки выпустил из одеяльного плена иллюзию.

     –– Даа, – крякнул мужчина, сидевший рядом с ней на кровати. – Поистаскалась ты матушка, сама на себя не похожа. Жизнь видно не сладкая у тебя была?

     –– И не говори, – согласилась с ним иллюзия. Но поняв, что именно она брякнула, возмутилась до глубины прозрачности своей:

     –– Что?! Кто поистаскался? Да я выгляжу так же, как и много лет тому назад!

     –– Да ладно? Чем докажешь?  – с явным недоверием протянул мужчина.

Иллюзия на секунду подавилась выражениями, которые просто рвались наружу. Но они так и остались невысказанными, воспитание не позволило. Хамить старикам не удобно, да и себе дороже, мало ли чем ответить могут. А то, что перед ней сидел не просто старик, а гриб сушеный, сомнений не вызывало. Мужчиной вряд ли можно назвать это древнее и ветхое существо. Творение «мужеского» рода на любителя, имело маленькое сморщенное лицо с сизым носом, длинной в три волосинки бородой, на голове толи ночной колпак, толи колпак деда мороза, но что-то наподобие с большим помпоном. Одет был в большой не по росту пушистый домашний халат, с такими же пушистыми тапками. Одно слово – трюфель кучерявый, больше никак.

     –– А вы кто? – испугалась иллюзия. Ей обещали мужика красавца, жеребца можно сказать, а перед ней сидел тот, кто к этому не имел никакого отношения вообще.

     –– Не узнала? А раньше без меня и минуты прожить не могла, – сощурив маленькие глазки, промурлыкал мужчина.

     –– Я рада за себя, – с облегчением выдохнула иллюзия.

     –– Объяснись. –потребовали с неё.

     –– Видя вас я понимаю, что у меня в прошлом со вкусом и предпочтениями было совсем плохо, больше на извращение какое-то смахивает.  Но так как мы с вами в разлуке, значит со временем я научилась ценить красоту. Так вы мне скажите кто вы? Или забыли?

     Мужичонка обиженно вскинулся:

     –– С памятью голубушка у меня всё в порядке. Но сейчас, не в этом дело.

     –– А в чем?

Задав невинный вопрос иллюзия, от греха подальше, начала медленно сползать с постели, не переставая делать попытки раствориться в воздухе. А попросту без следа исчезнуть. Пфф, и нет её! К сожалению, удрать не удалось, а наткнувшись на довольное выражение этого «который в тапочках», она заподозрила неладное.

     –– Так зачем тебя Зара ко мне подослала?! – с ехидной усмешкой поинтересовался мужчина.

     –– Кто? – почти проблеяла бедняжка, лихорадочно прикидывая на какую кучку неприятности она попала.

     –– Напомнить? Кого забыла? Зару? Себя?– участливо переспросил мужчинка.

     –– Себя я никогда не забываю, и то что хочу тоже не забываю, – нравоучительно произнесла иллюзия. Для убедительности она бы ещё и палец указательный вверх ввинтила, но поняла, … этот жест лишний. Ей желательно сейчас скромненько продержаться до миленького побега из этого гостеприимного дома.

     –– А что это ты делаешь? – подозрительно спросила она, наблюдая за странными действиями мужчины.

     –– И что такого странного делаю я? – чувственно произнес он, эротично облизывая свои губы, при этом медленно развязывая пояс на своём халате.  

     –– Если, это то что я думаю, то делать вам этого не надо?

     –– О господи, ты ещё и думать можешь?

     –– Мужчина вы хам. Но всё равно этого делать не надо?

     –– Да что не надо-то? – настойчиво переспрашивал мужчина, но действий своих завлекательных не прекращал, истинно надеясь на свою неотразимость.

     –– Я ещё так молода. Зачем же навсегда отбивать влечение к мужчинам. – попросила иллюзия. – Это слишком жестоко!

Руки мужчины, которые уже медленно распахивали халат, замерли, а сам он, вытянув вперед жилистую худую шею вдруг угрожающе просипел:

     –– И в чем же моя жестокость?

      –– Ну как же?! Вы себя хорошо в зеркале разглядели. Да от вашего вида, у меня все хотелки на мужчин отвалятся. А вдруг это навсегда?! Я что же, как прокаженная вот так весь век проживу и мужика не попробую. Сам то подумай, что у тебя может встать кроме это колпака на голове, и то это не реально.  

      Иллюзия от жалости к себе, сморщив носик, горько и навзрыд разревелась.

     –– За что мне такое? Всем значит нормальные мужики попадаются, а меня черт-те что сушёное. – подвывала убитая горем она.

Мужик от такого безобразного отношения к нему, даже ногами от злости затопал. Выпучив глаза и трясущей нижней губой, он в бешенстве еле просипел:

    –– Это я то пугало? Это у меня то не встанет?!

    –– Дааа… –– продолжая лить слезы, всхлипывала иллюзия.

    –– У меня?! – наконец взревел, полностью оскорбленный мужичонка.

И у него встало …. Нет, не то что у мужиков в паху, … в принципе может и там этот процесс происходил, но из-за халата ничего не было видно.  Либо дело было в размерах. Именно они не позволили обозначить хоть какую-нибудь вздыбленность в интересующем месте под халатом.    

А поднялась у него ... Борода у него поднялась. Ровно на сорок пять градусов по отношению к его халату.

     –– Это единственное что у тебя встаёт? –– оглушительно взвыла иллюзия, кляня всё на свете. Особенно её короткую, и уже такую несчастную жизнь. Жизнь лишенную счастья, любви и секса!

     –– Обнаглела! –– на той же тональности вторил мужичонка.

И тут произошло то, из-за чего девица лишилась чувств, а тот что в халате, резко прекратил свои возмущения. Вставшая дыбом борода вдруг резко разделилась на три волосины, – две смотрели в противоположные стороны, третья продолжала держать направление прямо.

     –– Это как? Да не может такого быть? – обескураженно пробормотал мужичонка, в бессилии опуская свои худенькие ручки, с мелкими бугорками, говорящими что кое-какие мышцы на них всё-таки есть. Вслед за ручками на кровать сползал и халат.

     –– Кирюша, – прозвучал укоряющий мужской голос. Он был таким бархатным и с такой вибрирующей буквой «р», что у иллюзии тут же возникло сожаление о столь раннем обмороке.

     Но очнуться ей пришлось только дома. И первой кого она увидела, была её хозяйка Зара Филимоновна. Вот именно ей она и пролила свои слёзы.

     Ведьма глубоко вздохнула. Так значит, да?! Сволочь графская совсем обнаглел. Домовых на случку с иллюзией посылает!  Попрать чувства угасающей любви! То, что любовью здесь не пахло вообще, ведьма предпочла не упоминать. Главное, её муж ждал, и его интересы представлял домовой, сексуально озабоченный. О своей подлости, которую иллюзия должна сотворить с графом, Зара Филимоновна тоже решила не вспоминать категорически. Он виновен! И всё тут!  

 

– 4 –

 

    Александр Крестовский, отправив домой присланную иллюзию для интимных утех, прекрасно понимал, что та рисковая игра которую он так ждал, началась. Зара никогда не простит ему такой моральной оплеухи. Да и Кирюша, конечно, превысил свои полномочия. Но это даже к лучшему. Накал страстей должен быть зашкаливающим, иначе то, что задумал Александр вряд ли получится.

      Кирюшу, его личного домового, жалко. Так расстроился бедолага. Его, как мужика опустили ниже плинтуса. И кто? Иллюзия. Сама только - только из фантазии неуравновешенной хозяйки выползла на свет божий, а всё туда же,  красавца ей подавай! У этих женщин, всегда мужчина виноват! Не смазлив лицом. – виноват, ростом не вышел, – виноват, молчит, не делает комплименты, слишком говорлив, и во всем прочем у любой женщины, любого мира, виноват только мужчина! А она, - ни, ни! Она, -– сама добродетель! Пусть на метле, с колдовским приговором, – все равно добродетель! Хоть икону с неё пиши!

     Вот с такими невесёлыми мыслями, завалился спать Александр, укрывшись с головой одеялом. Но сон, хоть и был крепким, оказался коротким.

Ему снился дождь, почти что ливень. Он шумен тихо, спокойно, монотонно. И ещё эта всё пронизывающая сырость. Очень хотелось согреться, протянуть руки к огню, высохнуть не только с наружи, но и там внутри. Слишком неприятный сон, но просыпаться было ещё неприятнее, потому как действительность была намного хуже. Весь дом был залит водой. Она лилась по стенам, капала с потолка, шумела за окном. И везде царил сумрак. Холод. Александр кинулся к камину, но и он был заполнен водой. Сырые дрова не подожжешь. Пытался кинуть магические шары, – получилось. Но уж больно хилые они были. Это могло быть только в одном случае, – из дома тянули энергию. Значит домовую нечисть, кто-то парализовал и вывел из строя, потому и действует так нагло, напрямую. Лишь оглянувшись по сторонам Александр понял, что попал он не в шуточную передрягу, и не семейные разборки, а в смертельный капкан, выбраться из которого ему будет очень трудно. Со всех сторон на него смотрели черные глазницы водяных иллюзий Зары. Мокрые пряди волос падали на лицо, одежда липла к их телу, мало что скрывая.  Жутковатые синюшные лица девиц и вытянутые вперед руки со скрюченными пальцами, делали их страшилками из ночных кошмаров. А ещё они молчали. Да именно так. Молча протягивали руки, глядя на него своими пустыми черными глазницами. Стояли и не двигались. Александр осторожно шагнул в сторону от камина. Иллюзии не сдвинулись с места, они просто смотрели в его сторону. Тогда граф решился выйти из комнаты. Никто из этих ужастиков не последовал за ним. И только покинув спальню граф понял, почему они не сделали это. Куда бы ни кинул взгляд Александр, повсюду молча стояли иллюзии. И что с этим делать? Накатила мимолетная растерянность. Александр ожидал от своей ведьмы что-то подобное, но на такое масштабное уничтожение его самого, он даже и не надеялся!

     Получалось что, когда из дома полностью будет выкачана энергия жизни, его либо задушат эти водяные иллюзии Зары, либо они же, утопят его качественно. Сомнительное удовольствие, но кого интересует его мнение!

     И в это время граф почувствовал, как кто-то похлопал его по плечу. Легонько так это сделал, аккуратно…  Александр вздрогнул. Иллюзия пошла на контакт? Чёрт, это уже хуже. Он медленно повернул голову, что было сил скрывая противную дрожь страха, и нос к носу столкнулся со странным существом очень знакомой наружности. Нет, в том, что перед ним стоял водяной, не вызывало никаких сомнений. Дело было в другом. Он был практически копией самого Александра, только в безобразном состоянии. Эти ниспадающие сосульками мокрые волосы, тупые водянистые глаза, синильные губы, эти крючковатые пальца, – всё было пародией на него и никак иначе. Граф скромно считал себя симпатичным, но в тоже время совершенным мужчиной. Выше среднего роста, почти седой, Александр смотрел на мир умными пронзительно голубыми глазами, имел резковатые черты лица и чуть высоковатые скулы, был довольно крупной комплекции, с крепкими ногами и икрами. Да к тому же его красивые кисти рук, никак не напоминали эти водяные завитушки. И как утверждал сам Александр, ему было за что себя уважать.  

     –– Что надо? – отнюдь недружелюбно откликнулся граф.

     –– Ничего – прошелестело водяное недоразумение, – просто посчитал нужным познакомиться.

     –– А тебе не всё равно, кого топить будете? – неприятно удивился Александр.

     –– Я не по этим вопросам, – шелестел дальше незнакомец.

     –– Так, так. Чем меня ещё удивит и озадачит Зара? Ей мало этого дерьма, из которого я все равно выберусь, она ещё и вас прислала. В качестве кого? – зло поинтересовался граф.

     –– Я твое персональное проклятие, – понуро проинформировали Александра.

     –– Кто? – не поверил в сказанное он.

Если сказать, что граф был ошарашен, это не сказать ничего. Кто мог похвастаться своим видимым проклятием? Никто и никогда! А у него оно есть! Даже умирать стало не страшно. При таком-то сопровождающем эскорте, ему просто грех жаловаться на такие неудобства, как быть утопленным, или придушенным. За компанию на многое можно согласиться! А тут со своим проклятием вместе в иной мир отправляться будет! Но и не поинтересоваться, зачем это надо, он естественно не смог.

     –– Без этого никак, – последовал быстрый ответ.

     –– Всё равно не понятно, – в недоумении тряхнул головой граф.

     –– Я должен превратить ваши последние минуты жизни в настоящий кошмар, но не дать разорваться от страха и боли вашему сердцу, и самолично забрать последние искры жизни, убедившись в том, что вы мертвы. – объяснило наконец свою миссию проклятие.

     –– То есть, Зара точно решила спровадить меня за грань?

     –– У тебя появились сомнения в этом вопросе? – удивилось проклятие  

.    –– А я вот умирать не собираюсь, – усмехнулся граф. – Хотелось посоветовать и вам сделать тоже самое, но не буду. Без вас жить легче.

     –– Без меня вам жить не получиться, да и смерть тоже не лучший вариант.

     –– Ваша преданность меня просто шокирует. Мы ещё с вами не так близко знакомы, а вы уже и умирать со мной собрались.

     –– Почему не знакомы? Я же предупредил Вас о своём присутствии, – безразлично пролил свою речь водяной.

     –– Нет, Зара совсем разленилась. К своим проклятиям так халатно относится! Штампует не пойми, что! Безответственные вы какие-то у неё получаетесь.

Вода этой невезучести резко прекратила литься. Неосознанность глаз проявила свою осмысленность.  Вот гад! Он ещё думать умеет! Плохо дело, надо тянуть время! Хотя можно кое-что попробовать … и Александр решился…  

     –– Подожди… Вот ты на всё готовый, лишь бы мне было плохо. Да, что там плохо! Мне должно быть хуже некуда. Я уж молчу о том, что ты тот, кто первый постарается меня прикончить. Но я так и не услышал, ты вообще, проклятие чего?

Водяной булькнул. Он что ещё и ухмыляется?! Или так выражает своё недовольство? Как сложно с этой Зарой и её заморочками в виде таких посланий.

     –– Забвение любви, – все-таки осторожно ответило проклятие.

Кстати, это персональное горе было наполовину сухим. Таак…, везде вода, сырость, вокруг хлюпало и лилось, а проклятие вместо того чтобы продолжать мокнуть со всеми, наоборот начало потихоньку высыхать?

      Это что ж получается, Александр своим вопросом активировал новый виток гадостей?  Можно было гордиться своей супругой, она у него была особой изобретательной, и что особо ценно, – мстительной.

     –– Кто бы сомневался, – задумчиво ответил граф, а затем глубоко и горестно вздохнул. ––Только ты напрасно ко мне спешил. Ты адресат перепутал.

Проклятие нервно взглотнуло, и пристальнее пригляделось к графу.

     –– Неет, – протянуло оно облегчённо, – ничего я не перепутал. Как есть, забвение любви.

     –– А я говорю перепутал. Я тот вид проклятия давно отработал, – упрямо стоял на своём граф.

     –– Нет, не отработал, – тоже уперлось проклятие. – Ты живой, – с укором продолжил он.

     –– То есть отработка проклятия, это и есть моя смерть?! – вскричал Александр. – Тогда почему так много грешников живут со своими проклятиями, и не собираются в гроб ложиться?!

     –– Не знаю. Да и не мои проблемы. Моя цель, ты. Навсегда. По крайней мере для тебя. – зашелестело проклятие.

     –– Не согласен. Зара явно что-то здесь напутала. Мы с ней не разведены, но она, поправ всё законы морали, собралась замуж за другого мужчину. Так у кого забвение любви? – приводил разумные доводы граф. По крайней мере ему так казалось, … с его точки зрения.

    –– Это не ко мне. Я проклятие личного характера, а не божественного, – пробулькали ему в ответ.

    –– Ничего не знаю. Зови хозяйку, разбираться будем. Ни за что, ни про что меня со свету сживать собираются. Но я бездействовать не буду. И намерен защищаться от вас всеми доступными средствами. Вплоть до полного уничтожения именно тебя, моего сопровождающего.

Судя по укоряющему взгляду, брошенному на него, проклятие погибать в расцвете своей деятельности тоже не хотело. А потому немного подумав, кивнула лохматой полусухой гривой.

     –– Сейчас настроюсь. Передам твою просьбу.

     –– Ты бы побыстрее это делал, а то я совсем продрог от этой сырости и мокрости. И скоро стану совсем непригодным, даже для себя. –– просипел Александр.

     –– Не переживай, я тебя никогда не брошу, – участливо пообещало проклятие. Заботливый.

 

– 5 –

     Зара Филимоновна спокойно ждала, когда всё закончится. Скоро она станет свободной женщиной без прошлого. Потому как сейчас идет полное его уничтожение. Уйдет навсегда боль предательства, измены, попранного личного счастья. Ей останется только нарисовать на чистом белом листе всё то, что она хотела бы иметь в новой своей жизни.

    Выслушав свою иллюзию, которую отправляла на разведку с целью свести своего разлюбезного мужа с пути праведного, она высушила её слезы целомудрия и приступила к разрушительным действиям.

     Ведьмы в своем арсенале имеют всё, другое дело, что не всем они могут воспользоваться. Но даже то что они умеют, хватает им с избытком. А когда опыт и знания ещё дают и колдовскую силу, то она становится отнюдь не безопасной лесной леди из сказочного фольклора. К таким ведьмам не ходят, да и ничего не просят. Опасно очень. Человеческая натура слаба к соблазнам, есть риск увлечься просьбами в исполнении желаний, да и сгинуть необдуманно. Порой людям никак не докажешь, что эти зеленоглазки лечат тело, души, даже исправляют жизненную линию, но не в ущерб себе и другим. Стоит только переступить эту опасную черту, увлечься ублажением только самого себя, и человек дает ей неограниченную власть над собой.  Вот только ведьма, чтобы привести его к истинной цели, выбирает порой слишком долгий путь.

А значит и граф ответит за все. За то, с такой легкостью предавал любовь, и приносил в супружескую постель запах желаний чужой женщины. Да мало того, он не постеснялся признать нагулянную дочь своей. Он просто поставил её Зару, перед фактом, и потребовал относится к этому ребенку как к родному дитя. Этого она простить и понять не смогла. Такое вообще не прощается!

     Она встала и подошла к окну, там как всегда бушевало нескончаемое лето.

     Что делают люди, когда душа горит? Зачастую топят её в вине. Что ж, так поступит и она. Только заливать этого паразита её души, Зара будет дождем. Беспрерывным дождём, и чтобы не было солнца. Зачем черной душе солнце? Не зачем.  Наблюдать за его мучениями и следить, чтобы не сбежал, будут иллюзии утопленных любовных признаний. Но чтобы он прочувствовал каждый миг предательства, к нему будет прикреплено персональное проклятие. Да! Вот так будет верно!

   Зара прислушалась к себе, потом произнеся первые слова призыва грозового ливня на графский дом, подождала. Услышала отзыв молний и туч. Хорошо! Идите сюда, я дам вам пищу страха и боли. Да, да. Правильно!

      Установив грозовую завесу над домом, ведьма произнесла призыв к утопленным чувствам. Очень тяжело, слишком глубоко они находятся. Придется сделать ещё один призыв, увеличивая подношения. «– Хорошо, хорошо, пусть это будет весь дом с его обитателями,» – вынуждена пойти на уступки ведьма этим утопленникам, лишь бы они согласились.

     И наконец третий призыв, – для проклятия. Ему она пообещала душу и сердце этого предателя. Ого, на это и сил много не потребовалось. Видно изголодались проклятия.

      И самое последнее. Чтобы всё исполнилось в лучшем виде, за это тоже надо заплатить. Заплатить Высшей нечисти, которая будет всё разгребать. Что ж, энергии дома будет вполне достаточно. Кхм, странно. Обычно за энергию Высшие откликаются сразу, а здесь почему-то неохотно. Но согласились.

     Зара обессиленно опустилась на пол. Дорого стоят такие ритуалы. Дорого. Но ничего, тут самой бы не сорваться и не отменить всё. Может просто грохнуть его молнией и всё! Тут уж точно обратного хода нет. Да ладно, она не такая кровожадная.

    И вот теперь она ждала конца, чтобы возродиться снова. Но видно что-то пошло не так. А как же иначе? Тут ведь не предугадаешь, чем может всё закончиться, когда дело касается её супруга

     –– Слушай, Зара! Иди разберись со своим проклятьем. Неугомонный какой-то. Требует посмотреть, правильную ли ты ему выбрала жертву. Говорит, что якобы этот смертный свой грех искупил. Да и вообще! Я тебе на побегушках бегать не собираюсь. Просто по старой памяти решился ответить на призыв этого бедолаги. Дожились, уже проклятья требуют проверку клиентов. Зажрались сволочи, всё чистенькими хотят быть, а по черноте страдают как оглашенные, – и довольный своей шутке, эта громила Высшей нечисти, уперев руки в бока, захохотал.

      У Зары Филимоновны медленно поехала челюсть в сторону. Хозяева не то чтобы часто захаживали к ней в гости, нет. По долгу службы, по новому договору, по старой памяти какие-то вопросы порешать, – это да, бывало. Но чтобы по призыву низкопробного проклятья прийти и передать послание, такого ещё не случалось.

Что там придумал этот паршивец, супруг её не упокоенный? Нет, точно. Надо было его убить сразу, чем мучиться сейчас, и продолжать позориться перед Высшими.

     –– Сейчас разберусь. А ты, это… Располагайся. На кухне посмотри что-нибудь вкусненькое… Отдохни…

     ––Спасибо. Но надо идти. У меня кроме твоей просьбы, еще парочка подвисших дел. Давай побыстрее разбирайся со всем этим, а то дом будет скоро иссушен полностью. Там не останется и капли живой энергии. И тогда исправить что-то будет невозможно. Ну, удачи! – прогромыхал Хозяин и тут же растаял.

Зара же с неприязнью повела плечами, так не хотелось нырять в эту ливневую слякоть. Ну что ж неймётся-то всё её графу? Сгинул бы уже потихоньку, и не тревожил больше никого! Так и быть. Хочет разобраться? Разберемся!

     Призвав метлу, и сердито нахлобучив свою остроугольную шляпу, Зара Филимоновна нехотя полетела к дому Крестовского. Но по мере приближения к цели, настроение резко стало подниматься, и она веселая на сверхзвуковой скорости влетела в грозу.  Зачем она это сделала, не подумав о своей безопасности, она не знала.

     Ну наверное для того….

     Для того, чтобы получить хороший удар молнии в голову, от которого слетела с метлы. По пути своего непроизвольного кульбита она потеряла шляпу. Затем, пропахав мордой весь длиннющий коридор второго этажа дома, притормозила возле самой лестницы, которая вела на первый этаж. Мыслительный процесс в голове Зары Филимоновны подергался в предсмертных судорогах, и благополучно затух.       

     –– Госпожа, – услышала Зара шуршащий льющийся голос, – Госпожа, очнитесь!

     –– Приходи в себя, гроза коридоров и молний, – тут же прозвучал насмешливый голос, с такими знакомыми нотками.   

Зара попыталась подняться, но руки разъезжались в стороны.

     –– Помогите, – прохрипела она.

Но в ответ она услышала лишь дружный хлюп отступивших шагов.

     –– Так значит, да? Сейчас, сейчас…. Я только поднимусь. Всё для вас сделаю… Проклятью, – дам адрес точной приписки, а тебе счастливое мое супружество, воздам должное… – грозилась ведьма, не бросая попытки подняться самостоятельно.

Не сразу, и даже не с четвертой попытки, Заре все-таки удалось зацепиться за выступ в стене руками, и с трудом, но встать на непослушные ноги. Она грозно посмотрела на эту парочку, вселенских раздолбаев, по вине которых она находилась здесь. Проклятие и граф синхронно отступили ещё на несколько шагов назад, а иллюзии чувств вдруг резко опустили протягивающие свои щупальца, поменяв свою видимость на полную прозрачность.

     –– Не поняла, – озадаченно произнесла ведьма, непроизвольно взмахнув руками.

Граф с проклятием вместе выдохнули:

     –– Не надо.

     –– Что не надо-то? – ещё успела прокричать удивленная ведьма. В следующую секунду с её рук слетели молнии, и ударили в воду. Зару от души шандарахнуло небесным электричеством. Дальше всё происходило как в тумане, и в этой суматохе мало кто соображал, что надо делать. Ведьма неслась по дому с вздыбленными волосами, сбивая всё на своём пути, при этом высоко поднимая колени, и разведя руки в разные стороны, однако успевая сыпать угрозами, предназначенные для всех.

     ––Убью, сволочи! Недопыри недоделанные! Проклятие я для каких целей сюда вызывала? Себя угробить? Я вас сейчас всех прикапывать начну! Вот с молниями покончу, и до вас доберусь!

За ней лихо, тоже высоко задирая колени, не отставал сам граф. Причем он тоже перекрикивал скачкообразно летящую впереди ведьму.

     –– Прекрати кидаться молниями. Ты нас сейчас первыми к праотцам отправишь! И зачем меня убивать? Я тебе так много должен рассказать! Ты просто обязана меня выслушать! Не кидайся молниями! Остановись слышишь!

     –– Госпожа! Так вы уж подтвердите, правда ли граф мой клиент? – шелестел им в спину проклятие, успевая подгребать своими ластами.

     –– Да отстать ты от меня, недоразумение! Еще проклятьем называется! – в бешенстве взревела ведьма, непроизвольно повернув голову назад. И в этот момент раздался характерный шлепок удара. Зара пластом припечаталась к стене, чем и вызывала мощный фейерверк искр с оглушающим взрывом грома. Иллюзии в панике покидали такое опасное жилище, напрочь забывая зачем они сюда явились. Самим бы в живых остаться, и не иссушиться под небесным огнем.

      Александр по инерции прокатился до этой злосчастной стены, взрезавшись в сползающую кулем Зару.

     И вот они уже вместе, почти в бессознательном состоянии, лежат в луже воды на полу, крепко прижавшись друг к другу.

     –– Какая теплая встреча дорогая. Нам как всегда, грех жаловаться на бои семейных разборок. Ты на высоте любимая, – утихающим голосом все-таки успел произнести граф.

 

Глава 14

– 1 –

 

     Владу снилось что-то очень приятное и возбуждающее. Он знал об этом точно. Точнее уж не куда. Хорошо ему! Катенька рядом! Проведя рукой по одеялу рядом с собой, он определенно не нащупал ни выпуклости, ни плавные округлости, которые ему нужны были сейчас в срочном порядке. Возбуждение сна не может получить такой всесокрушающий облом. Это больно и неприятно, а о хорошем настроении в таком случае и говорить нечего. Где эта …!!! Только не надо намекать, что она удрала к себе домой. Этого не может быть!

     Подняв голову Владу пришлось пристально посмотреть на то место, на котором по идее должна спать его Катерина. Но проверив ещё раз постель на предмет присутствия на ней своей любимой, Влад пришёл к неутешительному выводу, – этого, с позволения сказать «шила в мягком месте», не было. Не было!

     Пришлось вставать. И опять он голый. В этом мире он только и делает что сверкает своим голым задом. Это уже входит в привычку. Спит голым, ходит по комнате голым, и синяки получает, натыкаясь на мебель тоже голым. Сбылась мечта идиота, когда каждый мечтает остаться в своей квартире в полном одиночестве, и ходить без единого лоскутка одежды. Но ему сейчас такая сексапильность приносит сплошные неприятности, хорошо хоть ещё ряса есть. Фролушка, по доброте своей пакостной, презентовал. А ведь у этого батюшки есть и брюки, и рубашки в собственном гардеробе. Но драка двух женских характеров привела к тому, что они сейчас с Катериной имеют отнюдь не лучший вид.

     Кстати, где эта чертова ряса лежит? Вчера вечером сил не хватило ни на что, даже поужинать. Хорошо ещё на последнем дыхании ванну приняли, а остальное вспоминается как в тумане.

     Нет, куда подевалась Катерина? Проклиная всё на свете, и в очередной раз ударившись пальцем ноги об ножку стула, он постарался не озвучивать боль сочными выражениями, а лишь скорчил мученическую рожицу. Найдя наконец рясу, Влад осторожно выглянул из комнаты, в которую их поселил вчера вечером насмерть перепуганный дворецкий.

    Большой коридор, не в пример комнате, был освещен мягким приглушенным светом, Он лился от шаров, которые зависли в свободном плавании у стен на разной высоте. Создавалось впечатление уютного домашнего покоя, и как ни странно волшебного новогоднего настроения. Но Влад точно знал, там за дверями этого дома царило лето! Да, ладно, какое ему дело до их времени года, тут нужно Катерину искать! 

      Влад двигался по коридору и прислушивался к тишине надеясь, что какой-нибудь звук даст правильное направление в поисках одной блудливой особы. Повернув к лестнице, он остановился в задумчивости, не зная куда идти, толи спуститься на первый этаж или наоборот подняться на следующий. Но тут донеся слабый щелчок открываемой двери и приглушенные голоса. Влад не раздумывая двинулся в их сторону, к тому же по мере приближения он отчетливо различил интонации своей пропажи. Слава богу, нашлась!

     –– Сударыня, я так толком и не понял, зачем вы со своей странной компанией находитесь в моём доме? – стараясь говорить тихо, произнес мужчина.

Влад поднажал, увеличив свою скорость, и вот перед его глазами в просвете двери стоит закутанная в плед Катерина.

     –– О, еще один заблудившийся спешит на огонёк, – насмешливо прозвучало приветствие.

Катерина резко повернулась назад:

     –– Влад? Как ты меня нашел?

     –– Наощупь любимая, наощупь, – почти чуть-чуть с иронизировал подошедший Влад.

Мужчина, который стоял рядом с Катериной, сразу вызвал у Влада, непроизвольное движение оттолкнуть незнакомца подальше. А ещё лучше, врезать! Но так, чтобы было доходчиво понятно, – эта женщина не свободна. Здравый смысл вопил, – нельзя. По всему видно, что смазливый прыщ со спортивной комплекцией, холодными серыми глазами, и ярко выраженной внутренней харизмой, есть никто иной как хозяин этого дома. Да и Катерина на удивление выглядела просто замечательно, без синяков и опухлостей на лице, и вся такая отдохнувшая и очень посвежевшая. Это где она так умудрилась провести сеанс красоты и омоложения?!  Или ночь вместе с ним и есть тот родник вечной молодости?

     –– Ой, как не хорошо получается, мы вам отдыхать не даём, – начала сокрушаться Катерина, обращаясь к этому качку титулованному. – Извините нас пожалуйста. Мы не хотели вас потревожить таким образом.

Пока Катерина произносила свою маленькую речь, Влад уже подошел к ней вплотную и прижал спиной к себе. Поведение Влада было замечено, и принято к сведению, судя по  всё понимающему взгляду со смешинкой, брошенным на него Павлом Алексеевичем Степновым. Да это был именно он, тот пресловутый хозяин дома, ради которого они все здесь оказались.   

     –– Как же! Не хотели они. Тогда, почему остались на ночь? Угрожали моему дворецкому? – спокойно поинтересовался Павел.

     –– Никому мы не угрожали, нас любезно пригласили отдохнуть в этом доме, до вашего прихода, Павел Алексеевич, – мгновенно ответил Влад.

Вот ещё! Отвечать за трясущиеся поджилки слуги, он совершенно не собирается. Вернее, они не собираются.

    –– Даже так? Поздравляю! Вы, наконец, меня дождались. Что дальше?

    –– Ааа.., дальше мы не знаем, – неуверенно ответила Катерина, почему-то обращаясь к Владу.

     Влад и Катерина дружно и внимательно посмотрели на Павла Алексеевича.

     –– То есть как это не знаете? Тогда кто знает?

     –– Ну мы прибыли чуть позже, когда были озвучены требования по поводу нашей обязательной встречи с вами Павел Алексеевич. Так что основные причины из-за чего мы должны это сделать, нам не известны, – внес свои пояснения по данному вопросу Влад.

     –– Жутко интересно, но совершенно не понятно, – задумался хозяин дома. – Но я не так гостеприимен, как о обо мне бытует мнение. Судя по вашему виду, вы выспались и бодры, потому не затруднит ли вас покинуть мой дом?

     –– Затруднит, – вдруг выпалила Катерина, вцепившись своими пальчиками в обнимающие руки Влада. Ему было больно, очень больно. Его терпеливость била все рекорды по поводу этих ногтевых вкручиваний в тело. Он попытался высвободится, но не тут-то было. Катерина плотно держала оборону и отпускать Влада не собиралась.

 Павел Алексеевич тоже ждал. Ждал, когда эта странная парочка хоть что-то ему объяснит. А они действительно вызывали очень противоречивые чувства. Потому как, ни с первого, ни со второго взгляда эти двое не вписывались ни во что. Было ощущение, что они чужеродные в его мире. Стоящая перед ним женщина, укутанная в плед, больше походила на воробышка, а её мужчина в рясе, не имеющий к церкви никакого отношения, скорее уж был из не рядовых и не из чинов. С чего он взял? Этого Павел Алексеевич объяснить не мог, но они были другие, жестче что-ли и злее, как хищники, но в обличии добропорядочных граждан, где этой порядочностью и не пахло.  

     –– Нас никто не спрашивал, хотим мы к вам идти или нет, а просто поставили перед фактом, что встреча обязательна, – как на духу выпалила Катерина.

     –– И кто же это был?

     –– Матушка с батюшкой, которые тоже с нами пришли. Вернее, они нас к вам привели. Вот как-то так, – с облегчением, как груз с души сняла, ответила Катерина.

     –– Ещё один батюшка? – удивился Павел Алексеевич.

И не успел Влад хоть как-то вполне сносно прояснить этот момент, как Катерина уже тараторила всё что с разбега пришло в её голову.

     –– Да, что вы! Батюшка у нас один, – Фролушка с супругой своей Катериной Перфильевной. А мы с Владом появились у них дома немного не в форме, да и припозднились чуток, чем и спровоцировали небольшой скандал. – То, что после этой дружеской встречи, они были разукрашены всеми атрибутами синяков, ушибов и опухолей, на которые, без того чтобы не перекреститься, смотреть было невозможно, Катерина естественно говорить не стала. И то, что по дороге в город их даже в трактир воды попить не пустили, из-за впечатляющего вида, она тоже вспоминать не стала. Зачем? Мало ли что. Тут и так из дома грозятся выкинуть на ночь глядя. – Но слава богу всё прошло без больших последствий. А потом к нам присоединилась подруга моя, как оказалась ведьма вашего времени… Ой, – испуганно закончила Катерина, осознав то

что она сейчас наговорила. Да к тому же руки Влада так её стиснули, что дышать стало трудно.

     –– Остановись любимая, либо я вынужден буду придушить тебя, чтобы не испытать смерть более страшную. Неужели нельзя хоть чуть-чуть поменьше тупить в экстремальных ситуациях, – горячо ей в ухо зашептал Влад. Чтобы тут же обратиться к хозяину дома.

     –– Извините, но мы вряд ли точно можем объяснить зачем мы с Катериной здесь. Завесу тайны может поднять только семья священника – быстро заговорил Влад,

     –– Ну это я уже понял, – вздохнул Павел Алексеевич. – А ведьму то зачем с собой притащили?

     –– Случайно, – тут же вырвалось у Влада. Здесь главное, чтобы Катерина не начала свой незатейливый рассказ, как и почему у неё в подругах ведьма. – Она сама в карету прыгнула. Всю дорогу мешала нормально ехать, болтала без умолку, всем ноги истоптала, паршивка такая.

     –– Это я-то паршивка?! – вдруг все услышали злобное пыхтение где-то в глубине коридора.

     –– Людасечка! – радостно воскликнула Катерина, чтобы тут же замолчать, потому как Влад быстро захлопнул её рот своей ладонью. – Мммм, – замычала она возмущенно. Но Влад мало на это обращал внимание, его отнюдь не радовало все сюсюканья вокруг тетушки, которая по совместительству ещё была и подругой Катерины. Надо обязательно поработать над этой проблемной помехой. Он считал ведьму самой вреднючей особой, красной тряпкой для быка, да что там говорить,– злобной фурией.

     –– Да! Ты, тётушка, – ответил ей Влад улыбкой вампира.

     –– Вот неблагодарный, племянничек. – вынырнула из темноты Никитишна.

     –– Как я удачно домой вернулся. – задумчиво пробормотал Павел Алексеевич, потирая свой подбородок. – Кажется ночка будет долгой.

Хозяин дома и хотел бы казаться бесстрастным, но кого не шокирует экзотическая красота ведьмы? А эта была слишком хороша и соблазнительна в своей экипировке, при шляпе и на высоких каблучках. Ни её злобный прищур зеленых глаз,  ни это маниакальное желание придушить племянничка на месте, не могло испортить шокирующее впечатление о ведьме. Она была сама прелесть, лесная лиходейка.

     –– Нет чтобы отблагодарить меня за то, что я убрала все челюстно-мозговые травмы, с переломами и ушибами, меня здесь ещё и оскорбляют, – продолжала возмущаться Никитишна.

     –– Людасечка, спасибо родная. Я всегда знала, что ты настоящий друг, –кое-как отодрав от своего лица ладошку Влада, – просипела полузадушено Катерина.

     –– Всё-то ты успеваешь, любимая тетушка. А самое главное всегда и везде. Позволь поинтересоваться, когда же ты успела нас порадовать таким излечением? – ехидно с грозовыми нотками в голосе переспросил Влад.

     –– Да ночью, когда вы спали, зашла к вам по случаю… Ну и привела все ваши причиндалы в порядок. – в запальчивости ляпнула Никитишна.

     –– Людасечка, – вдруг подозрительно ласково спросила Катерина, – когда ты приходила к нам в комнату? И что ты там приводила в порядок? Каким причиндалам ты возвращала первоначальный вид? Особенно если учесть, что Влад рухнул спать как подкошенный в обнаженном состоянии, то есть голым?

     –– Ээээ, – протянула Никитишна, – да там темно было. Ничего такого я там не увидела. Ну, что?! Подумаешь! И взглянула пару раз! Но, это так! Для спортивного интереса! И да, я очень любопытна!  Есть грешок …

     –– Рассмотрела? – в бешенстве рявкнула Катерина. Влад с попеременным успехом, еле успевал перехватывать её руки, и ужом извивающее тело, которое умудрялось вытекать из его захватов.

     –– Нет, – с сожалением вздохнула Никитишна, – видно не судьба.

     –– Людася!

     –– Балаган, – поморщился Павел Алексеевич. – Проходите, а то вы мне весь дом разбудите. Сейчас это ни к чему, – жестом приглашая всех в комнату, у дверей которой все стояли.

    Все, более или менее спокойно, без рукоприкладств и словесных баталий, зашли в комнату вслед за хозяином дома. Комната явно использовалась как кабинет, об этом говорила вся его обстановка. У самого окна находился большой письменный стол и стулья. Вдоль стены стояло несколько диванов, с журнальными столиками. На одной из стен висел во весь рост портрет очень красивой женщины. Вот возле него и замерли как вкопанные Влад с Никитишной. Катерина с Павлом Алексеевичем, не замечая остолбенелости этих двоих, расположились один в кресле, другая с ногами забралась на диван.

     –– Влад, что с тобой? – обеспокоенно спросила Катерина, взглянув на застывшего Влада. – Тебе знакома эта женщина? Людася, судя по твоему ошарашенному выражению лица, ты не ожидала увидеть именно этот портрет, или же именно эту женщину?

     Но Влад почему-то посмотрел на Никитишну и враз осипшим голосом спросил:

    –– Узнаешь? Она, что? С этого измерения? Или я опять что-то не понимаю?

    –– Не знаю, – протянула ошарашенно Никитишна. – Во всяком случае в этом времени, здесь и сейчас, я о ней ничего не слышала.

    –– А ты о всех знаешь? И что-то я не совсем понял, ты сама-то откуда? Где твой дом? Почему ты в каждой бочке затычка?

    –– Не хами, а то обижусь. Я в гневе знаешь какая? Сама себя боюсь. Так, что ты там говорил об измерениях?

     –– Ничего не говорил.  Мы с Катериной уходим отсюда, и желательно подальше.

     –– Влад, не тупи. Куда это ты удирать собрался? Да при том с Катериной? Всё своё вожу с собой?

     –– Тетушка, всё зашло слишком далеко. Судя по этому портрету …

     –– А тебе не кажется, что именно из-за этой девушки и завертелись все события, – грозно насупив бровки почти рявкнула Никитишна.

     –– Вот пусть и забирают её поскорее. Я не против, а только «за»

     ––Позвольте узнать, откуда вам известна эта девушка? – вдруг раздался приглушенный голос Павла.

     –– А? Что? – включила «дуру не понимания» Никитишна.

     –– Тебе точно хочется об этом узнать? – вопросом на вопрос ответил Влад.

     –– Так как? – переспросил Павел.

     –– Ну как, как – сокрушенно вздохнула Никитишна – да никак! И скажу вам как на духу, хватка у этой красотки железная.

     –– Где? Где вы её видели? – подался вперед Павел.

     –– В другом измерении, при условии, что мы говорим об одной и той же девушке, – проговорил Влад, устремляясь к Катерине. Умостившись рядом с ней на диване, он притянул её к себе, крепко сжав в своих объятиях. – Ну, и чего ты так испугалась? – нежно обратился он к своей женщине.

     –– В каком? – резко спросил Павел, уже обращаясь к Владу.

     –– В моём, – усмехнулся Влад, стараясь своими руками обхватить всю Катерину, что удавалось ему с попеременным успехом. Почему-то всегда оставались открытые места. И это бесило ...

     Хорошо, что Никитишна инициативу взяла в свои загребущие рученьки.

    –– Нет, нет, они точно тебе не помогут. Тебе со мной пообщаться надо.

    –– Кто бы сомневался! – усмехнулся Павел. – Так что вам известно об этой девушке? – кивнул он в сторону портрета.

     –– Да тоже самое что и тебе, – пожала плечами Никитишна, – Она же протеже Зары Филимоновны.

     –– Кого? – вдруг осевшим голосом переспросил Павел.

     –– Что? Знакомая особа? Как же, как же, осведомлены! Ваша любовница, чудо как хороша, да к тому же так талантлива!

     –– Любовница?! Да вы, о чем?!Где она? – прохрипел Павел, не отрывая пристального взгляда от Никитишны.

     –– Милок, ты бы озвучил кого тебе надобно? – недобро прищурив свои зеленые глаза, Никитишна решила уточнить координаты будущих неприятностей.

     –– Она, – ткнув пальцем в портрет, уточнил Павел.

     –– Ах, эту – протянула Никитишна.

     Затем перевела свой взгляд на гламурную парочку. Влад, задумчиво перебирал пальчики Катерины, а та старалась наносить точечные удары поцелуями, куда дотянутся её губы. Да и сам Влад, как бы нехотя, предоставлял то один, то другой кусочек своего тела. Но четко следил, чтобы ни один поцелуй не прошелестел мимо. Ещё чего? Ему самому мало! Вот же жук, а!

     –– Влад, оторвись от Катерины. Всё сразу вредно! Крышу снесет и не заметишь. – и тут же засмеялась – Ты мне ответь, в каком качестве ты оставил свою Снежную королеву, – в закрытой квартире или открытой?

     –– Кого?! – губы Катерины остановились в миллиметре от ключицы Влада.

     –– Кого?! – с недоумением переспросил Павел

     –– Тетушка, я тебя точно сейчас придушу, и колдануть не успеешь. Как ты умудряешься быть единственной во множественном числе. Но одно обещаю точно, это содержать твою могилку в идеальном состоянии, – обреченно простонал Влад.

     –– Какой у меня кровожадный племянничек, – умилилась Никитишна. – Не правда ли? Чудо, как хорош! И так, мне вопрос повторить?

     –– Не помню, – пожав плечами, неуверенно пробормотал Влад. –– Мои мысли в тот момент были заняты совсем другим. Я так спешил к любимой, и потому всё остальное меня не волновало. А что не так? Или вопрос стоит по-другому? Кого я оставил без присмотра в своей квартире?

     –– У себя дома? – резко вскинулся Павел Алексеевич. – Да вы знаете кто она?

     –– Уж просветите, будьте добры, – усмехнувшись, оскалился Влад

     –– Катерина Крестовская. Узаконенная дочь графа Александра Крестовского. Так в каком состоянии ты оставил её? Если ты хоть пальцем прикоснулся к ней... – угрожающе прохрипел Павел Алексеевич.

     –– Пальцем? – и брови ведьмы взлетели на середину лба. – Как же ты промахнулся, племянничек, – выдала ехидно Никитишна. – Такой счастливый случай подвалил, –на графине жениться. И ты его профукал. Простушку ему подавай. Не быть тебе высокородием, племянничек. Не быть! Ну так, как? Графиня еще спала или же ушла, когда ты покидал квартиру?

Влад резко вскинул голову и недоуменно посмотрел на Никитишну, затем перевёл свой взгляд на Павла, чтобы тут же наткнуться на яростную стужу в его глазах. Эта зимняя непогода приговорила Влада к мучительной смерти заранее, не взирая – виноват он или нет. Интересно, а вот в чём его вина? И перед кем?!

     –– Не знаю, – немного растерялся Влад от напора Никитишны, и странных претензий хозяина этого дома. – Мне честно, не до этого было. Решалась моя дальнейшая судьба, поэтому я не обращал внимание на такие мелочи.

Он еще сильнее сжал в объятиях Катерину, с нежностью посмотрев в такие любимые глаза. А потом, видно от переизбытка чувств, неожиданно чмокнул её в носик. Поцелуй на удивление получился звонким и смачным. Катерина даже немного оторопела, но тут же расцвела счастливой улыбкой, крепко обняв его за мощную шею.  

    –– Колдану, – пообещала Никитишна, – Если сейчас не услышу вразумительного ответа, так и быть щелкну пальцами на раз, два. И будете сутками целоваться не отрываясь.

Кому она грозила! Да у них сейчас язык звуков и пожеланий был один, – поцелуи. Они, только они, выражали степень их заинтересованности во внешнем мире.

    –– Дожились, никакого пиетета. – вздохнула Никитишна. – Может сначала дела доделаем, дорожку к счастью расчистим, и только потом уделяйте друг другу внимание круглосуточно. Ага, не слышим, значит. Ладно. – Щелкнув пальцами и произнося простые слова в ритме знакомом нам с детства, ведьма сдула с ладошки странный разговор-уговор и всё, наши голубки как самые примерные детки–конфетки повернули свои счастливые мордашки в сторону Никитишны, сложив свои похотливые ручки, ручищи на коленях.

     –– Вот могут же, – воскликнула довольная Никитишна.

     ––Лихо ты их к порядку призвала, – прищелкнул языком Павел, – Уважаю.

     –– Мешает их наглость. Ведь знают, что времени в обрез, так нет же всё о себе любимых заботятся, и как в последний раз друг друга щупают. – прокомментировала свои действия Никитишна.

     –– Завидуешь, – спокойно констатировал сей факт Павел.

     –– Ни в жизнь, – без эмоционально отреагировала Никитишна. – Тебе максимум два дня их лицезреть придется, мне же такого счастья привалило на всю оставшуюся жизнь. Хоть сразу вешайся.

     –– И что? Повесишься? – поинтересовался Павел. – Интересно как это будет смотреться. Но сейчас мы не о том говорим. Не уходите от главного вопроса. Вы точно уверены, что в вашем времени находится именно Катерина Крестовская.

     –– Да нет, конечно! Откуда мы можем знать об этом точно, – скривилась Никитишна. – Но вот сходство почти стопроцентное. Одно лицо!

     –– Как мне попасть в ваше время? Мне срочно нужно её увидеть – мужчина еле сдерживался, чтобы не потрясти ведьму как грушу. Но именно то, что она ведьма, сдерживало его от неразумного поступка. Её потрясешь, и сам не будешь знать, что делать, и как выбраться из того дерьма, в котором можешь оказаться. А всё благодаря именно этой поспешности. Поэтому пришлось ограничится только легким пожатием руки, хотя желание схватить её за грудки просто зашкаливало.

    –– Влад, – позвала Никитишна, – вспомни, когда ты уходил из квартиры, что делала Снежная королева?

Влад блаженно улыбаясь попытался повернуть голову в сторону Катерины, но не тут-то было. Никитишна зорко следила за их телодвижениями и прекрасно понимала, что эти двое хоть и выглядят блаженненькими, но уж больно рожи у них пакостливые. Они даже под заклинанием, свой характер показывают. В следующий раз при колдовстве этот момент надо учесть. Полностью подчинение и никакой жалости!

     –– И… – поторопила Никитишна Влада.

     –– Не знаю… Я не заглядывал в спальню …. Просто собрался и ушел…– улыбаясь проговорил он.

     –– В спальне? У тебя на квартире? – вскричал Павел Алексеевич. – Она что же, спит в твоей кровати? Ты её насильно домогался, ублюдок?

     –– Почему сразу ублюдок? – обиделся Влад. – Да и не трогал я вашу Снежную бабу.

У Никитишны от такой наглой лжи, шляпа на шпагат села, вытянувшись вдоль на приличную длину, чем и обратила на себя пристальное внимание Павла Алексеевича.

     –– Это что ещё за представление? Что у вас со шляпой уважаемая ведьма?! – еле сдерживая гнев, шипя похлеще гремучей змеи, поинтересовался он.

     –– Моя шляпа, что хочет то и делает! И разрешение на это не спрашивает.  Но, если честно, вещь уникальная! Она так подтверждает правдивость слов Влада. – очень, ну очень честными глазами Никитишна посмотрела на Павла.

     –– Слабо верится. Скорее всего, даже шляпа потеряла сознание от наглой лжи вашего племянничка, – продолжал в сдержанной манере бушевать и негодовать хозяин дома.

     –– Да что вы так беситесь то?! – не выдержала Никитишна, – Ещё неизвестно, ваша ли это знакомая. Да, мало того! Эта особа может не иметь к вам никакого отношения!

Но увидев, как резко потемнело лицо Павла, исказившись гримасой душевной боли, тут же поменяла тактику поведения.

     –– Ой! Давайте не нагнетать обстановку. Если батюшка срочно привез к Вам этих двух, – кивнула Никитишна на Влада с Катериной, – значит, это важно и касается всех. Будем надеяться, что Снежная королева и есть ваша пропажа. Утром Фролушка с матушкой, прояснят всю загадочность происходящего.

 Надо было видеть, как вспыхнули надеждой глаза Павла Алексеевича.

     –– Как бы мне хотелось, чтобы всё уже закончилось. Я на многое пойду, лишь бы вернуть свою Катерину. – с глубоким вздохом произнес он.

     –– Очень интересно, – почти любя, промурлыкала Никитишна, – я просто обожаю, когда многие идут на многое. И да, в этой истории есть небольшая странность, – слишком большой перебор имени Катерина. Какие чудесные коктейли на все случаи жизни можно состряпать из одного имени. Ведь всем известно, что когда рядом находятся двое людей с одинаковым именем, то их энергетика влияет на исполнение желаний. А если их будет больше трех? Тогда уже речь идет об изменении судьбоносных событий, а значит есть реальная возможность поменять свою жизнь!  

     У Никитишны даже ладошки зачесались в преддверии потрясающих пакостей.

Но весёлая птица обломинго, дабы поубавить аппетиты ведьмы, быстро привела её в чувство.  Стоит ли говорить, что обломинго носила имя Катерина. Именно находящейся здесь Катерине, надоели эти странные посиделки с Владом, и она решила выйти из релакса придурковатости.

     –– Людасечка, а что это у тебя с лицом? Такое ощущение, что ты слопала синюю птицу счастья? – подозрительно спросила она у Никитишны.

     –– Уже нет, – почти простонала Никитишна, – птица слетела с катушек, и попрощалась общипанным крылом. О, как несправедлива ко мне госпожа удача. Всегда только задом! Иногда боком! Но, никогда передом.

      ––Да? – удивилась Катерина. – Но дорогая, ты себя неплохо чувствуешь даже с таких ракурсов фортуны. Страшно представить, что будет, повернись она к тебе фасадом.

     –– Всё равно, обидно. – шмыгнула носом Никитишна.

     –– Не лукавь, тебе нравится, – уличила её Катерина.

     –– А ты не подглядывай, – весело рассмеялась в ответ ведьма.

     –– Дамы, дамы. – раздался голос Влада, – так все-таки, что мы выяснили? Снежная королева и есть пропажа, Катерина Крестовская?

     –– Очень на это надеемся, – Никитишна в задумчивости посмотрела на Павла, и увидела, как в его в глазах медленно, робко, но оживала вера в завтрашний день. – Петр Алексеевич вы не против, если мы все сейчас разойдемся по своим комнатам до утра?

    –– Да, да. Доброй ночи, господа! Отдыхайте.

Сам же Павел Алексеевич, расслабленно откинулся на кресле.

     –– А вы? – участливо спросила Катерина.

     –– Не знаю. Но мне впервые хочется уснуть без сновидений.

     –– Тогда не теряйте время и ложитесь спать.

Никитишна, обрадованная, что допрос-опрос закончился и она спокойно может исчезнуть по своим неотложным делам, не задумываясь растаяла в тумане. Павел Алексеевич открыл было рот, видно желая что-то сказать по этому поводу, но тут же вынужден его закрыть. По сути дела, сказать было нечего, ведьма она во всех мирах ведьма, последнее слово всегда за этими врединами.

Влад с Катериной тоже не стали долго сыпать любезностями при расставании, а потому быстренько засеменили к дверям, и уже там кто как постарался выразить жестами свой уход.

      Влад только коротко кивнул головой, Катерина же умудрилась сделать странный книксен. Он как-то не очень вязался с пледом, в который она была завёрнута, но дань уважения к хозяину дома, была соблюдена.

     По пути в комнату Катерина, держась одной рукой за рясу Влада, другой придерживая плед, обиженно пыхтела не успевая идти в ногу с ним, а потому перешла на ускоренный темп ходьбы, больше похожий на бег.

     –– Влаад, ну Влаад, – канючила Катерина, задыхаясь от набранной скорости. – Чего ты сердишься? Я не хотела. У меня так получилось.

Последнее слово она прочавкала Владу в грудь потому как он, резко остановившись, повернулся к ней всем телом.

    –– Чего ты не хотела? Бродить по дому одна, как привидение? – резко спросил он у неё. – Или уйти среди ночи на любовное свидание с таинственным незнакомцем?

    –– С каким незнакомцем? – оторопела Катерина, проверяя свой нос на предмет целостности. Грудь у Влада была жестковата для таких столкновений.

     –– Да я откуда знаю? Может тебя заинтриговал неведомый хозяин дома, или привидение, или на худой конец пришелец, как и мы?

     –– Влад, а что такое может быть?

     –– Не знаю, – продолжая сердиться Влад, пожимая плечами. – Может они, как и мы с тобой, пачками гуляют по параллельным мирам.

     –– Я не подумала об этом, – довольно равнодушно отнеслась к такому известию Катерина.

     –– Катюш, – Влад, обреченно вздохнув, обнял свою женщину. – Будь немного серьёзнее. Всё происходящее вокруг, это игра на грани фола. Неверный шаг в сторону может стать для нас последним. Ты же слышала, мы здесь не случайно.

     ––А ты? – Катерина заглянула в глаза Владу. – Ты, случаен в моей жизни?

     –– Уже устала от меня? Мешаю? – насторожился Влад.

     –– Вопросы задаешь не верные. Но ты меня прекрасно понял.

Катерина, как не пыталась, но не смогла скрыть боль в глазах. Она ещё сильнее вцепилась в его рясу, даже костяшки пальцев побелели.

     –– Что? Горд возложенной на себя миссией? Как же, такое приключение!  Новый мир, магия, ведьмы, секс, и сразу две женщины в постели. Одна до сих пор там лежит, а другая скачет по мирам, и отстаивает своё право на тебя. Здорово, аж дух захватывает!

     –– Ты сама всё сказала, что ещё добавить – улыбнулся Влад. Только вот кривоватая она у него получилась, и голос странно дрогнул.

     –– Да как ты смеешь? – надрывно выкрикнула Катерина, не замечая его душевных терзаний.

     –– У вас всё в порядке? – раздался в глубине коридора голос Павла Алексеевича. – Помощь нужна?

     –– Нет! – прозвучал дружный ответ.

     –– Понял, – усмехнулись в темноте. – Спокойной ночи ещё раз.

     –– Спокойной, – выдохнули двое.  И к ним из темноты прилетел тихий смешок.

     –– Катенька, идем сейчас отдохнем, а утро вечера мудренее. Глядишь, и твои страхи окажутся всего лишь лунной пыльцой.

     –– Это как?

     –– Фантазии, всего лишь фантазии. Не имеющие под собой никакой реальной подоплёки.

     –– Но всё же, – заупрямилась Катерина, – Я очень не люблю общих фраз, на прямые вопросы.

     ––Ну хорошо, хорошо, – покладисто согласился Влад, – я тебе отвечу, но при одном условии … – он прикоснулся своими губами к её, языком попробовал их на вкус. – Ммм …. Ещё хочу…

     –– Что? – не поняла Катерина. Но как же трудно думается, когда он рядом! И почему, когда они вместе так изменяется реальность? Она сужалась до маленького почти крохотного по размерам мира, предназначенного только для них двоих?  

     –– Вот и я о том же! – продолжал свои загадки, этот несносный мужчина. Его глаза манили, завораживали, звали, просили, молили. Разве можно отказать такому чуду? Пусть она об этом потом пожалеет, пусть печаль будет подругой на долгое время, но сейчас она не отдаст свой шанс быть счастливой. Ненадолго? Да! Но! Счастливой! 

Они соединились в яростном поцелуе, и не отпуская друг друга из объятий, начали довольно странные телодвижения.  Оттолкнувшись от одной стороны стены они в темпе вальса неслись к противоположной, припечатавшись к которой и обтерев на ней свои бока, так же кружа возвращались обратно. Видно такой зигзаг шага по коридору их больше устраивал, раз поцелуй не только не прерывался, но становился всё более неистовее. Причем Катерина умудрилась во время этого танца, забраться на Влада с ногами и хорошо так, плотненько умоститься на его бедрах. Дверь своей комнаты они открыли ударом ноги, после чего точным броском тел совершили приземление на кровать. Вот везет влюбленным! Они не только не промахнулись, но и хорошо встряхнули её. Кровать от такой наглости оторопела, поскрипела, но что-то вспомнив, начала издавать ритмичные движения под стоны и хриплые крики этих двух ненормальных.

     –– Уже можно, или вы ещё попрыгаете вместе? – неожиданно раздался голос Никитишны.

     Прошло довольно продолжительное время, как Влад и Катерина столь шумно вернулись в комнату. После бурных выяснений своих предпочтений, они так и не смогли оторваться друг от друга, и сейчас обессиленно лежали, сплетясь телами,

     –– Эй? Вы живые? – продолжала допытываться ведьма, так и не услышав даже мало мальского проклятия в её адрес. – Ну ни фига се, эротический спарринг!

     –– Катерина, ты была права. Она нам завидует, – раздался вялый голос Влада.

     –– Да! То есть, нет! Нет, скорее да. Я запуталась, – совсем расстроилась Никитишна.  – Домой хочу, к мужу. Лечь ему под бочок и заснуть спокойно. А вместо этого, вынуждена разгребать божественный завал отношений. Вот почему демонам такие дела не поручают? У них это лихо получатся. Раз и готово! Всем всё и везде навешано, шиш снимешь или соскребешь, но всех такое устраивает. Хотя … для кого как.    

Жалуясь на свою неустроенность Никитишна напряженно прислушивалась. Она все свои уши сломала об эту тишину, но кроме спящего сопения двух уставших секс работяг до неё не долетело ни звука.

     –– Совесть есть? Мне, что? Одной всё это надо? – продолжала настаивать и возмущаться она. – Ой, какая крепкая попа. Влад, у меня к тебе один вопрос? Какими такими упражнениями, ты поддерживаешь её в столь великолепном состоянии?

     –– Ты у меня сейчас договоришься. Лично выполнять эти упражнения будешь, - где-то в глубине подушки прозвучала угроза от обладателя накаченных форм.

     –– Ага! При условии, что ты на моей метёлочке покувыркаешься. В воздухе. Поржать мы за всегда, а уж над тобой грех не улыбнуться – завелась неугомонная ведьма.

       –– Вот что тебе не спиться, – бормотал уже вполне сносным голосом Влад. Похлопав рукой по кровати и нащупав одеяло, он попытался им укрыться, а заодно и Катерину спрятать от назойливой тетушки. Устала его красавица, вон как спит крепко. Умаялась. И не мудрено! Что только они сегодня не вытворяли! Какая у него женщина! Надо проследить, чтобы как можно реже возле неё крутились мужчины. В идеале, лучше бы их совсем не было. Но это только в идеале, в реальности всё нужно свести до крупномасштабного минимума.  Да, именно так! А то мало ли …. Нет, он конечно уверен в Катерине, и её чувствах к нему. Но всё равно в груди сильно сдавливает и в глазах темнеет, стоит только подумать, что она посмотрит на другого, да не дай бог ещё и улыбнется кому-то. Ревность, чувство глупое, но к сожалению, смертельно опасное. 

     –– Подъём! Убью! За родину! За счастье! Да, чтоб вас всех! Влаад! Катееериина! – верещала ведьма, топая ногами. – Если вам всё равно, и вы не хотите встречать Новый год вместе, то валяйте! Спите дальше!   

     Постояла, отдышалась от такого ора, и решила воспользоваться последним запасным вариантом, она схватила свою метлу и выразив той искреннее сочувствие словами: –– Прости родная, но мы за них в ответе. Сама знаю, что перебор, но куда деваться! – с размаху залепила по одеялу там, где, по её мнению, должна находиться суперзадница Влада.

    Его вопль, разом напомнил душу и тело ведьмы теплом удовлетворения. Надо же попала с первого раза, и не промахнулась. Не глаз, – алмаз!

    –– Ну, швабра когтястая! Счас у тебя не только глаза зеленые будут! Твоя жизнь позеленеет от зависти по прошлым денечкам, а всё потому, что впереди у неё этих дней нет! Доигралась рыжая, – ревел зверем Влад, подскочив довольно высоко над кроватью. Приземлившись на пол, он рванул к тетушке, умудрившись схватить эту поганку лесную за метлу и её пышную юбку, но лишь для того чтобы руки ощутили влажность тумана. Он в растерянности оглянулся назад. Округлившиеся от ужаса глаза Катерины и её отчаянный шепот, выбили воздух из легких, стало трудно дышать.  

      –– Влад, не исчезай пожалуйста.

     Всё взорвалось чёрной дырой. Нет, они не могут расстаться, только не сейчас. Слишком долго искали своё счастье, и вот наконец обрели его. Проклятущая ведьма не может их разбросать по разным сторонам судьбы. Они кинулись друг к другу, но встретившись в объятьях не смогли соединиться. Их тел не существовало, их самих не существовало и тишину ночи разорвал крик боли:

      –– Нееет! 

      –– Господи, наконец-то они проснулись! Хоть так! А то ведь вообще никак, – неслось им в след. – Да стресс, это самое то. Надо будет учесть в следующих экстремальных пробуждениях!

Никитишна была спокойна   

 

Глава 15

 

 

– 1 –

 

      –– Мари, не надо строить мне глазки. И я ни за что не поверю в этот бред, который ты сейчас рассказываешь. – Тимофей встал напротив ведьмы, засунув руки в карманы. –– Тебя чем так шандарахнул этот виконт, что ты решила не замечать очевидного?

Мари подняла на него свои бесстыжие глаза и вынуждена была признать.

     –– Очень замуж хочется.

Задушевно так сказала, вздохнула томно, ресницами похлопала, губки бантиком сложила и последним штрихом к образу была полировка когтей … об рукав.

     –– Каждый волен делать всё что пожелает. Но насильно мил не будешь. Он что? Совсем дурак? Или тоже прикидывается? – тут же посочувствовал Тимофей.

     ––Не знаю, – растерялась Мари, – вроде на умного смахивает.

     –– Ааа, ну если только смахивает, тогда понятно. Потому как, только идиот может поверить в наивность ведьмы.

     –– Но, но. Без оскорблений. Может он меня ранить побоялся грубой реальностью.

     –– Кого? – опешил Тимофей.

     –– Меня, – кокетливо произнесла ведьма, прижав руки к груди. – И он не хочет, чтобы я связывалась с Зарой Филимоновной.    

      –– Тут я с ним полностью согласен. Очень не хотелось бы этого, но у нас большие проблемы.  Наша Катерина встречалась с Хозяином своей квартиры.

      –– И… – Мари даже не стала скрывать своей иронии. Чтобы уговорить эту Высшую нечисть на исполнение желаний, сам всё быстрее исполнишь самолично! Своими рученьками.

      –– И..  и он выполнил её желание.

Сказать, что он ошарашил ведьму, это ничего не сказать. Мари фурией летала по его кабинету, и изрыгала ругательства почище портового пьяницы. Она была в бешенстве. Тимофей даже стал подумывать, а не накинуть ли на неё заклинание умиротворения. То, что она кричала было трудно переводимо, но если попытаться озвучить, это выглядело примерно так:

     –– Сволочи! Гаденыши! Твари высшие! Шантажисты долбанные! Просишь исполнить малюсенькое желание! Рыдаешь им грудь, и вытираешь слезы об их жалкую жилеточку! И что в итоге? Долгие месяцы пустых ожиданий, опухшие глаза и наконец понимание, что тебя просто поимели эти двухметровые извращенцы! Они считают, якобы я зажралась, и на диете посидеть мне полезно для здоровья! Мол слишком много возле меня мужиков! Нет, что же получается? Я, этих мужиков не вижу, а они видят! Интересно только где? А тут объявилась эта ниоткуда, и ей повезло! Повезло! Что такого попросила она?! Ведь стопудово, она в тот момент вдрызг пьяная была! Протрезвела, ничего не помнит, но всё получила на блюдечке! А я?! А мне?! Что ж мне всю жизнь на метле в одиночестве летать?! Докатилась! От меня даже шляпа уволилась! Вот так вот!

     –– Да, со шляпой у тебя неувязочка получилась, – сочувственно поддакнул Тимофей.

     –– Вот, вот. – подхватила ведьма. – Она ж, сиротинушка, без меня пропадет. С её то паршивым характером, кому она нужна кроме меня.

Тимофей от такой наглости чуть сам в ступор не впал. Шляпа, услышав о себе неожиданную характеристику, решила прояснить это дело. Но не так чтобы спокойно, культурно, достойно, а так как получилось … от души, с размахом, наотмашь,

Не успела Мари ещё что-то отшлепать оскорбительно обидное в сторону шляпы, как та, вся униженная и оскорбленная, понеслась на неё. Чтобы с чувством, прямо-таки с хрустом шлепнувшись на голову, натянуться ровно до подбородка ведьмы.

     ––Это што тако за безбразие, – как смогла, издавала звуки в шляпе Мари. – Што, ты деешь, а?! Ща, поганка такая, я ….

И ведьма попыталась отодрать с головы эту широкополую мстительницу.

     –– Не быть тебе звездой в полёте, – пыхтела угрозами ведьма, – Будешь панамкой на песчаном берегу болота, банданой на мухоморе.

Попытки снять шляпу с головы не увенчались успехом, и ведьма вынуждена произнести самое простое заклинание, но очень обидное для шляпы. Щелкнув пальцами Мари превратила её в небольшой головной убор, напоминающий таблетку с хвостиком. Шляпа взвыла от огорчения.  Смахнув с себя чары, как что-то досадное, она одним хлопком этого головного унижения, вернула себе прежние формы. И в ту же секунду в бешенстве, со всей силы пришлепнула ведьму к стене в виде звезды.  В кабинете повисла тишина. Тимофей стоял и тупо смотрел на болтающиеся ноги Мари и её попытки как-то соскрябать себя с этой плоскости.

     –– Тимофей, вот объясни ты мне, затюканной ведьме, зачем ты моей шляпе, чувство собственного достоинства внушил? – вкрадчиво, но очень заинтересованно спросила Мари, – Мне теперь, что с этим делать?

    –– Ты знаешь, я как-то об этом не подумал. Она так жаловалась на свою жизнь, – всё ещё заторможено отвечал Тимофей.

     –– Колдун называется! Да самые наглые, своенравные и подлее чем мы, в нашем реквизите, это шляпы! Чтоб ты знал на будущее!

     –– Тогда почему вы их так любите, и они у вас такие роскошные?

     –– Потому! Шляпа, это наши настоящие и будущие инвестиции, плюс реклама. Господи, освободи нас от добрых поступков. Сами не знаем, что ведаем! Нет, умудриться, а! Внушить чувство уважения к самой себе у редкостной гадины, у этого пакостного реквизита, у этой первой с конца любого списка. Ты не колдун Тимофей, ты головная боль. Причем постоянная.

     –– Ага, значит подметать дорожки на кладбище у нас пойдет … – только начал говорить Тимофей, а шляпа Мари уже нежно поддерживала ведьму под ручки, и смахивала невидимую пыль с её одежды, чтобы невесомо почти на одном дыхании приземлиться той на голову, и элегантно расправить крылья, то бишь поля.

     –– Вот за что уважаю ведьм, – продолжил Тимофей, глядя на такие метаморфозы, – это без лишних слов вникнуться в грядущие неприятности и лихо их избежать.

     –– А то! – Мари самодовольно и улыбнулась, чтобы тут же в испуге подпрыгнуть на месте.

     К её ногам вывалился обалденной комплекции голый мужик, правда на него шлепнулась женщина, тоже паразитка голая, и вслед за ними их воздуха выпрыгнуло одеяло, которое и прикрыло всё это безобразие.

     ––Влад? – удивился Тимофей. – Ну слава богу! Значит Никитишна нашла вас! Умничка.

     –– Я бы эту умничку, да на лопаточку, да в печечку, – злобно бурча, Влад пытался подняться сам, а заодно и помочь своей спутнице. При этом стараясь прикрывать наготу обоих.

     –– Это чем она вам не угодила?! – возмутилась Мари.

     –– Мадам, вы я так понимаю, тоже из этой наглой касты, как и Никитишна, или всё-таки расы? – продолжал злиться Влад, лишь мельком взглянув на Мари. Ему наконец удалось поднять женщину, и укрыть, вернее обернуть обоих одеялом.

     –– Расы дорогой, расы. Мы к людям не имеем никакого отношения. 

     –– Жаль, – Влад обнимал прижимающуюся к нему Катерину, а это была именно она, успокаивающе поглаживая её по спине. Поцеловав Катерину в макушку, он ласково произнес, обращаясь к ней. – Фух, как я испугался. Думал, что потерял тебя. Успокойся мы вместе, слава богу.

И тут же посмотрев на Мари, обронил в её сторону

    –– Странно, расы разные, а по выносу мозга вы идеально совместимы с нами, физиологическая сторона тоже, кстати, присутствует.

    –– Как это похоже на мужчин вне зависимости к какой категории и виду они относятся.  Значит, чтобы ни говорила женщина, это всегда вас раздражает, и вы превращаетесь в нервно больных. Но стоит коснуться секса …  – всё сильнее хмурилась Мари.

     –– И у женщин тут же болит голова, с симптомами судорог левой или правой конечности, в зависимости на каком боку лежите, – продолжал хмуриться Влад.

     –– А положить её на спину не пробовал? – кивнула Мари на Катерину, – Может боком её секс не устраивает, потому и дергается малахольная.

     –– Это кто дёргается? – решила уточнить Катерина. – И когда у меня такие симптомы обнаружились?

     И вот она уже с негодованием смотрит на Влада.

     –– Мы совсем немного времени вместе, а ты уже меня обвиняешь в холодности.

     –– Катерина, Катенька, ты меня неправильно поняла. Я не это имел ввиду.

     –– Ну куда уж мне? – метала искры Катерина.

Влад издал тихий стон и ещё крепче прижал к себе любимую, чтобы та даже шелохнуться не могла.

     –– Поверь, я не хочу тебя потерять. Ни на минуту, ни на миг. И я знаю, у тебя ко мне такие же ответные чувства. Ты прекрасно понимаешь, что сейчас я пытаюсь указать зеленоглазой её место! – и Влад ощерился в сторону Мари, та же в свою очередь поклацала своими зубками. – Что и требовалась доказать, – в каждой бочке затычка, в каждой ручке свечечка, чтобы не упустить пикантного момента.

     –– Ой, я не могу! Пикантный момент! Интересно, когда ж он происходит?! До, вовремя или после секса, – захохотала ведьма, ничуть не смущаясь, что ей только что попеняли на излишнюю любопытность.

     –– Попробуй только залезь в штаны к Владу, и навсегда забудешь, что значит летать. Галопом пешком по горам и буеракам скакать научишься, причем только своими ножками – возмутилась такой наглостью Катерина.

    –– Вот значит, как! Да?! Это мы, во всём виноваты? Вы портачите, а отвечать нам? – психанула Мари

     –– И что мы делаем не так?

     –– Отказ мужу в сексе, это всегда шанс благоверному супругу приглядеть более жаркий приём на стороне, – усмехнулась ведьма.

     –– Я так понимаю, вы наша замена у мужчин, в смысле постельных утех. А может ещё в чем? – от бешенства Катерина выплевывала слова, как огненные фаерболы. Еще немного и начнется пожар от бушевавших здесь страстей.

     –– Ведьма, ты совсем обнаглела, – сверкнул глазами Влад.

     –– Ничуть. Я к тому говорю, что во многом виноваты и сами мужчины.  Удовольствие должно быть обоюдным, и женщину перед сексом разогреть надо, глядишь о главном и просить не придется.

     –– Вот спасибо благоверная, а то ведь я об этом ни слухом, ни духом, не знал и не догадывался. Но благодаря тебе, у меня глаза на это открылись. И да, я понял. Секс вы не только любите, но и активно им пользуетесь.

      –– То, то же. А то всё у них ведьмы виноваты, – сияющая Мари, поудобнее устроилась в кресле.

Тимофей смотрел на Влада и в душе поднималась полная уверенность, что теперь они справятся с любыми сложностями. Какими глазами смотрел его друг на эту Катерину! Влад любил, ласкал, и берег то сокровище, которое ему подарило провидение. Они нашли-таки друг друга! Только вот нагишом здесь скакать им не гоже, ой не гоже.

     Не успел Тимофей порадоваться за своего друга, как картину дополнил выход в свет божий, самой Никитишны. Её довольный вид, и недокомплект в одежде двоих прибывших, говорил о том, что она опять применила беспредел.

     Дааа, не повезло Тимофею с ведьмами. Мало того, что эти особы крайне вреднючие, так они ещё и просто так ничего сделать не могут. Им должно быть комфортно на любом задании, и не дай бог этого не будет! Всё! Они из последних своих сил проложат дорожку к своему удобству. И уже не так важна конечная цель, и полный бардак после их комфортности, ведь самое главное, – спокойствие и душевная приятность.

     –– А вот и тётушка – плотоядно улыбался Влад в сторону Никитишны.

     –– Тимофей, ты это … утихомирь племянничка. То их не разбудишь, то не успокоишь, – держа метлу черенком вперед, Никитишна встала в боевую стойку.  

     –– Так ты и не будила, поганка такая. Ты калечила. И я на тебе сегодня отыграюсь. По твоей милости, мне сидеть придется стоя, будильник доморощенный.

     –– А что мне было делать, если вы не прониклись важностью момента. – изумилась Никитишна.

     –– Какого момента? – одновременно произнесли Влад с Катериной, одинаково выкатив глазищи, разница была лишь в их интонации. Один это сделал немного гырча, другая совместила писк с полной нехваткой воздуха.

     –– Портрет в кабинете у Павла Алексеевича. Он поможет пролить свет на многое. А значит времени у нас в обрез. Всё это к тому же подтверждает странное поведение батюшки с его женой, которые специально везли вас на встречу с этим господином. Интересно, почему?

     –– Какой портрет? – насторожился Тимофей.

     –– Да так, ерунда, – вдруг смутился Влад. – Кстати, у тебя не найдется что-нибудь из одежды, надоело голым задом сверкать, да и Катерине одеться надо.

     –– Не вопрос. Идите в мою библиотеку, я принесу вам вещи. – Тимофей махнул рукой в сторону дверей. – Так что там у Вас с портретом?

     –– Ух ты! У Павла Алексеевича ещё одна тайна? – Мари вся вытянулась в струнку, блеснув зеленью глаз.– Во мужик даёт! Любовниц, как перчатки меняет! Да каких! Все высший эшелон! Как бы мне хотелось так мужиками крутить.

     Мари промокнула несуществующую слезу, шляпа помахала ей полями и они обе завистливо вздохнули. Но ведьма не была бы ведьмой, если бы в её руках тут же не появилась зажженная свечка.

     –– Вот из-за этого у тебя с ними и проблема, – злорадно проворчал Влад. – Вы везде рады подсветить и подсмотреть, к тому же любите всё откомментировать, за что и огребаете по последнему штриху.

     –– А тебе жалко что ли? От тебя не убавится, а нам приятно будет. – фыркнула Мари.

     –– Вот бесовы отродья, – в сердцах выругался Влад.

Но тут же вынужден подхватить Катерину и сверкая голой задницей вылететь из кабинета Тимофея, так как две ведьмы понеслись на этого бедолагу со своими метлами.

     –– Без фанатизма! – приказал Тимофей и одной волной опрокинул Мари с Никитишной на пол. Грохот тел и отборная брань в сторону убежавшего Влада, возвестил, что атака ведьм захлебнулась.

     –– Что за портрет? – выделяя каждое слово потребовал Тимофей у Никитишны.

Та, еще задыхаясь от злобы и возмущения, минуту ловила воздух ртом и лишь выровняв дыхание проговорила.

      –– Портрет во весь рост Снегурочки. Во всяком случае, одно лицо.

     –– И он висит в кабинете Павла Алексеевича? – переспросил Тимофей.

     –– Да.

     –– Вот! Я же говорила! Говорила! И виконт предупреждал, что любит он только одну женщину. Но почему такие фортеля выбрасывает? Официально объявляет о любовнице, чтобы тут же объявить о помолвке с другой, и одновременно соглашается на беспрецедентный отвод глаз?! – вскричала вездесущая Мари.

     И тут же материализовала бокал отвара из воздуха, показательно отсалютовав им Тимофею, затем с размаху плюхнулась в кресло, закинув нога на ногу.

     –– Странный у тебя виконт какой-то, – задумался Тимофей.

     –– С чего ты взял? – благодушно фыркнула Мари, отпивая мелкими глотками свой горячий глинтвейн. При этом делая вид, что это всего лишь чай на травках. Угу….  

     –– Он не удивился тебе, как ведьме.

     –– Скажу тебе по секрету Тимофей, – снизила голос Мари.

     –– ???

     –– Мы с ним две половинки одного целого, он мужчина, я женщина. Ведьма. Заметь, не ведьмак, не колдун, ведьма, существо женского пола. Женского! Дальше сам понимаешь, меня хоть как назови, – кашу маслом не испортишь.

      –– Ну да, веское объяснение.

      –– Ты даёшь, Тимофей! Каждый раз попадаешься на провокации Мари. И ведь знаешь её прекрасно! Она же всех заморочит, потом сама за компанию со всеми заморочится, а потом уже все будут в неадеквате: правильно ли они заморочились или нет, – глубокомысленно произнесла Никитишна, сложив свои белы рученьки под высокой грудью. К тому же она злилась, её состояние выдавало постукивание полуботиком только ей известную мелодию.  

     –– Ой какие все умные, значимые, – тут же фыркнула Мари.

     –– Понятно, – протянул Тимофей. – Выходит нам сейчас любыми путями надо найти Снегурочку, и попытаться выяснить, что она помнит и знает. И уже потом делать переброс в её мир. Но это только полбеды, даже можно сказать четверть. Четко прослеживается связь между женщинами в этой катавасии, они все с именем Катерина. Ну что стоило загадать Владу другое имя? И всё было бы по-другому.

     –– Тимофей! Что случилось? – встревожилась Никитишна. – Тебя такие мелочи никогда не беспокоили. Ты их решал в один щелчок!

     –– Скопление ведьм, магов, высшей нечисти и божьего пути, вот что случилось – мрачно ответил Тимофей. – Никитишна, сейчас как никогда нужно быть предельно осторожными. Кому-то очень важно свалить всё в одну кучу, чтобы незаметно провернуть своё дело. И он, сильнее всех нас.

     –– А здесь таких нет, и в мире Никитишны тоже нет, – веселилась Мари.

     –– Но у кого-то есть очень сильный колдовской резерв и беспрепятственное хождение по многим магическим мирам. То есть это сделать может не безызвестная нам мадам …

    –– Зара Филимоновна, – выдохнул нестройный хор ведьм.

    –– Да, именно она, … но всё возможно обстоит и не так. И поэтому нам нужно поспешить…

    –– Куда? – удивилась Мари. – Я устала, и никуда не пойду пока не узнаю, что такого сказала эта Катерина Хозяину, что тот ей поверил и исполнил все её пожелания. Ведь всем известно, до какой степени эти благодетели скупердяи. Они даже свои обязанности считают слишком большой роскошью, а потому очень редко их выполняют.

     –– Может ты просишь что-то запредельное – посочувствовала подружкиному горю Никитишна.

     –– Даа? А у нас, что? Женская просьба, получить мужика в постель, уже несбыточной мечтой стало? Или их, этих мужиков, больше не существует? Вымерли за не надобностью?  Или у них отпало что-то там за ненужностью, или просто висит из-за своей незначимости? Так нет же …. Вон … в твоём мире, всё у них работает! Да ещё как! Бесперебойно! Может дело в воздухе? В продуктах? Может нашим мужикам в детстве всё не так объяснили, или не то показали, и напугали бабами так, что у них всё в голове перепуталось?

     –– Мари, ну ты уж слишком. – раздосадовано крякнул Тимофей. – Просто мы больше подвержены травматизму, да и войны не способствуют нашей численности. Ну и вы нас тоже хорошо так притесняете, – вас ведь фиг разглядишь под слоем косметики и какой-то отчаянной хамоватости. Вот и думай, что под этой маской: дрянь, пустышка или твоя единственная?

     –– А если к этому ещё добавить регулярные поиски подруги для постоянного секса, – протянула Никитишна.

     –– Началось! Поболтали, хватит. Где у нас там Влад с Катериной? Побыстрее бы всё надо делать. – нахмурившись бросил Тимофей. – А тебя Мари, я так понимаю, мир прошлого больше привлекает? Тогда тебе сам бог велел туда срочно вернуться.  

    –– К кому? К виконту? Ещё чего! Нет, я не спорю, он мне как мужчина очень подходит, но вот доверять я ему увы не могу. Соврал он мне, соврал.

    –– Ну зачем же так строго? Мужиков ведь и без твоих капризов маловато, – вкрадчиво проговорил Тимофей, ехидненько улыбаясь. – Не хочешь видеть виконта, придется встретиться с графом Крестовским.

    –– Чтобы меня прихлопнула Зара Филимоновна? – задушевно ответила Мари. – Она меня за этот мужской экземпляр лично уничтожать будет. Я понимаю умереть от старости, склероза, неразделенной любви. Но сдохнуть за просто так, и лишь за то, что только посмотрел в сторону её графа, мне категорически не хочется и не нравится. А давайте я за вашими могилками поухаживаю?! Я такая! Я ответственная!

     –– Ни на минуту в этом не усомнился, – продолжал ехидничать Тимофей. – Не хочешь умирать рядом с графом, действуй через Павла Алексеевича. А там батюшка Фрол всегда у тебя под рукой. Уж он то точно тебе не откажет.

     –– Да мне никто не откажет, – обозлилась Мари. – За любовь, за ласку, хорошо приложит виконт, это если приревнует к Павлу Алексеевичу. Но, вот от Зары Филимоновны мне в какой кадке пальмой притвориться? Типа, я там вместо метлы произрастаю в экзотическом варианте. Додуматься! Сразу на двух её мужиков покуситься?! Вы, что думаете, если я слегка легкомысленная, то мне никакие удары не страшны? То есть, у меня сотрясаться не чему?! Да?!

     –– Тихо, тихо. – Тимофей поднял примиряюще руки. – Давай договоримся, выполнишь задание, лично мужика тебе найду, со всеми прилагающими к нему функционалами. И с фигурой, и лицом, и душой, и искренним желание на тебе женится.

     –– Вау, – ошарашенно произнесла Мари. Никитишна тоже от неожиданности рот приоткрыла. – Нууу…. Тогда… а можно мне фигуру избранника и его лицо самой подобрать? Всё-таки на долгосрочное пользование мужичка брать придется.

     –– Нет, Мари. Так дело не пойдет. Мужиков ты выбирать не умеешь, потому и проскакиваешь мимо них. Придется тебе в этом деле на меня положиться.

     –– Но у меня хоть остается право от него отказаться? – затаив дыхание спросила Мари.

     –– Дак твой мужик будет, хочешь бери, хочешь нет, – засмеялся Тимофей.

     –– И без обмана?!

     –– Как можно своих-то, да в таких делах?! – поведя плечами возмутился Тимофей

     ––Тогда я согласна, – торжественно произнесла Мари, и свечечка опять материализовалась у неё в руках.

     –– Ну ты даёшь! – ахнула Никитишна. – Ты, что же дорогая, у самой себя подглядывать собралась?!

     –– Ой, извините! Всё доведено до автоматизма, по привычке. – сконфуженно произнесла Мари, правда тут же добавила. – Но мысль интересная.

     –– Что ж, раз согласие есть, то тебе Мари в первую очередь нужно появиться сейчас в доме у Павла Алексеевича, и постараться встретиться с батюшкой. Интересно услышать их версию происходящего. Хорошо бы было добиться согласие Павла Алексеевича о встрече с Крестовским. И из первых рук узнать, что же там у графа произошло с Зарой Филимоновной.

     –– А если такая встреча не понадобиться?

     –– Всё может быть. Наша задача, узнать при каких обстоятельствах исчезла Снегурочка. Готова? – Тимофей твердо посмотрел на Мари.

     –– Да готова я, готова. Но меня мучают сомнения. Стоят ли прилагать такие усилия, лишь только для того, чтобы иметь одного постоянного мужика в своей постели? Может, ну его?! Блядством обойдусь? – скромненько похлопав глазками, поинтересовалась Мари.

    –– С богом! – не смотря на колебания ведьмы, благословил её Тимофей, и не дрогнувшей рукой выкинул в портал другого мира.

    –– Ненавижу самонадеянных мужиков, – донесся до них визг Мари.

    –– Я представляю, что будет, если она все-таки потребует с тебя этот должок, Тимофей, – вздохнула Никитишна.

    –– Вот когда испросит, тогда вы все искать и будете. Как говориться один за всех и все за одного. И что так долго переодеваются Влад с Катериной?

 

                                                                   – 2 –

     –– Это вот что? – спросила Катерина, разглядывая женские кружевные трусики.

     –– Чем они тебе не нравятся? – поинтересовался Влад, роясь в глубине гардеробной комнаты. Его обнаженные части тела то тут, то там мелькали в ворохе одежды. Он появлялся из шкафов, выбрасывал что-то для себя и опять нырял обратно. Причем кучка с одеждой для его родимого заметно подросла, когда как для Катерины трусики были пока единственной вещью.

     –– Нравятся, даже очень. И к тому же, мой размерчик.

     –– Я рад.

     –– Эээ, .., и всё? Мне больше ничего не полагается?

     –– Почему же, полагается, ещё как полагается …. – Влад опять вынырнул из гардеробной, прошелся взглядом сверху в низ по её фигуре, чуть улыбаясь причмокнул губами. – И это, всё моё, – прикрыв глаза, он повел немного носом, как бы принюхиваясь, – ждет меня, волнует и так эротично пахнет.

Его тело откровенно реагировало на Катерину, и ей это очень нравилось. Вернее возбуждало. Голова медленно кружилась, дыхание участилось, желание почувствовать своего мужчину начинало сводить с ума, а всё окружающее уже не имело своего значения. Её руки неосознанно, немного вздрагивая с нетерпением потянулись к Владу, чем он тут же и воспользовался. Окружающий мир вновь перестал существовать для них ….

      –– Срочно в душ, – не прекращая целовать Катерину, прерывисто дыша пробормотал Влад. – Тимофей нас с тобой сейчас убьёт….

      Катерина тихонько посмеивалась, нежась в его объятьях. Её тело блаженствовало от полученного экстаза, и ласкающих рук Влада, так что думать о чем-то серьёзном не хотелось.

   –– Кто идёт первым? – всё ещё улыбаясь промурлыкала Катерина.

   –– Первый? Дорогая, только вдвоем! – и не удержался  от того, чтобы шутливо не добавить. – Время сэкономим, да и удовольствие продлим.

Он заглянул в глаза своей любимой женщине, взглядом передавая  всё что он думал и чувствовал, и столько было в них нежности, счастья и признания в самом сокровенном, которые ждет любая женщина, что Катерина вздрогнула от такого нежданного подарка судьбы.  Она молча проводила пальцем по лицу своего мужчины с трудом осознавая, что её чувство взаимно, что её сейчас обнимает, целует и дарит ласки самый невероятный мужчина, на которого она боялась даже дышать. В один миг Катерина поняла, вот это своё женское счастье она никому не отдаст, и уж точно порвет любого в клочья, если кто-то на него покусится.

    –– А чего это мы хмуримся? Что взбрело в нашу головку? Только не говори, что нам с тобой не по пути! И стоит всё ещё раз взвесить.

     –– Влад, я что-то пропустила? Хмурюсь, потому что хмурюсь. И ещё, я тебя никому не отдам! Взвешивать тоже ничего не буду, вдруг саму себя обвешу. А я жадная.

     –– Никогда не думал, и не догадывался, что когда-нибудь жадность женщины, для меня будет лучшей наградой, и будет звучать, как самая прекрасная музыка. Так тому и быть, бери меня всего, и пожалуйста умоляю тебя, не отдавай никому.

    Влад, то сжимал её сильнее, то лихорадочно водил по телу своими руками, то начинал беспорядочно целовать, то как-то нервно брал лицо Катерины в свои ладони и смотрел, не отрываясь в глаза, что-то ища и находя, чтобы тут же зацеловывать снова и снова,  судорожно обнимая. В общем, жмулькать её всю и вся, получая от этого какое бешенное удовольствие…

    –– Влад, миленький, надо спешить. А у меня из одежды, самый максимальный минимум. Который, кстати, ты мне выделил из всего гардероба. То бишь только трусики, – Катерина умудрялась получать ласки, и в тоже время торопить Влада. Но делала это вцепившись в него, не отпуская его от себя ни на миг. Правду она сказала. Жадничала она своим мужчиной по сумасшедшему.

     –– Всё, всё…  в душ и бегом, – не отрываясь от тела своей любимой бормотал Влад.

С трудом, почти не отрываясь друг от друга, они как могли помылись, вытирались бурно и шумно. Никто так и не понял кто кого вытирал, но слава богу им это удалось, и в полотенцах они не потеряли друг друга. С одеждой проблем тоже не возникло. Влад, был одет в спортивный костюм, который отлично на нём сидел и очень шел. Катерине тоже их этого вороха одежды перепало. Но сидело оно на ней … да вообще никак не сидело, оно висело, так как было размера на три больше и по объему, и по росту. Все возмущения по этому поводу, Влад тут же пресёк, искренне недоумевая.

     –– Ну что тебе не нравиться? Свободно и движения не сковывает. А самое главное, оно так тебе подходит по цвету.

     –– Ты серьёзно? Черный мне к лицу?

     –– Главное, не маркий, – невозмутимо стоял на своём Влад.

Вот в таком виде они и предстали пред Тимофеем и Никитишной, чем вызвали истеричную икоту у ведьмы, и подергивание уголка глаза у колдуна.

    –– Действительно, чтобы так одеться, нужно очень постараться. Влад, ты как всегда на высоте, и своей женщине всё четко подобрал... любая фантазия отдыхает, – наконец глубокомысленно смог произнести Тимофей.

     –– Воот! Я же говорил, на меня можно положиться, и этот цвет так тебе идёт …  сегодня, – бодренько оповестил свою любимую Влад, умудрившись пресечь все её возмущения одним жестом. Он резко прижал её к себе, причем проделав это так, чтобы она уткнулась лицом ему в грудь, где и пробулькала своё малопонятное и абсолютно неразборчивое требование.

     –– Ну что ж! Вопросов нет.  Ты как-то наглядно продемонстрировал все пожелания и предпочтения, что мы только приветствуем вас с вашим выбором. – торжественно и со значением, но как-то уж очень недоверчиво поздравил друга Тимофей.

     –– Гип, гип, ура, – совершенно без эмоционально решила поддержать сей союз. Никитишна. – Тимофей, ты тоже видишь нимбы над их головами, или это только мне одной кажется? Нет, они точно светятся? И что? Я теперь могу видеть ауру простых смертных? Мне теперь это как «зараз плюнуть»? – продолжая смотреть на эту пару, она обратилась к Тимофею.

      –– Эк, тебя приложило. И в бессмертную сразу превратилась, и аура у неё занимбилась. Нет, Никитишна, тебя просто их появление по мозгам шандарахнуло, и как следствие искры из глаз осыпались. Вот они-то и светятся– не отрываясь взглядом от друга опроверг надежды Никитишны на светлое будущее, Тимофей.

      –– Влаад, с ними всё в порядке? – забеспокоилась Катерина.

      –– За нас переживают, радуются, – заценил обстановку Влад, всё еще не выпуская из объятий Катерину, и жестко пресекая все её попытки как-то выкарабкаться из них. – Стоять ровно, можешь посильнее прижаться ко мне. Мне это нравится, – тут же поставил он в известность Катерину. – Не забывай, я теперь твой. Вот и держи меня крепко.

     –– Вот же ж! – ровно восхитилась Никитишна.

     –– А ты за них переживала. За кого?! За них?! – тихонько уходил в аут Тимофей. – Нашли-таки друг друга.

     -– Долго слишком шли. Всех своими выходками довели, да так, что до божественного прессинга докатились. – вторила Никитишна.

     –– Дорогой, мне за их радостность и тихое ликование, как-то страшно становится, – прошептала Катерина.

     –– Не бойся, у этих двоих нервы стальные. Другие от таких потрясений калеками становятся, а им ничего, даже какую-то полезность для здоровья имеют. Прямо-таки расцветают. Кто чем, а эти сволочи новыми идеями начинают фонтанировать и на ком-нибудь обязательно свои опыты ставить. Экспериментируют значит.

     –– И им не стыдно? – удивилась Катерина.

     –– Говорю ж, удовольствие они от этого получают, – хмыкнул Влад, и начал наклоняться к её лицу, чтобы отыскать губы, мягко коснуться их, вдохнуть её аромат.

     –– Э, э, э! – резко вышел из заторможенности Тимофей. – Любовь, эротика потом! Сейчас срочно к тебе Влад. Никитишна, готова?  

     –– Да готова я готова. Не нервничай. – хмыкнула та.

Влад с Катериной зная на что способны эти две колдовские сущности, резко вжались друг в друга, причем ещё и обнявшись. Увидев такое, Никитишна не выдержала:

     –– Тимофей, нам явно с тобой не доверяют. Ишь, как вцепились!

     –– С одной стороны правильно, – тоже заценил их действия Тимофей. – Глядишь при перемещении с Катерины не свалится одежда, так тщательно подобранная Владом. До сих пор ничего внятного на ум не приходит, чем он мотивировал свои действия, когда её одевал? Ей даже двинуться лишний раз нежелательно, без штанов останется.

     –– Да невелика потеря, – вяло возмутилась Никитишна, – она неплохо смотрится и в футболке, которая так элегантно обвисает с её тела. Аж ниже колен! Почти монашеская одежда по нашим временам.

     –– Да хватит к мелочам придираться? – возмутился Влад, но тут же пальчиком приподнял подбородок Катерины и заглядывая ей куда-то в глубину глаз, выдохнул – Ты же сама видела, я честно всё обыскал, каждую полочку проверил…

      –– И нашёл одни сиротливо лежащие трусики … – подхватила Катерина, лукаво улыбаясь и с видимым удовольствием поглаживая его грудь. При этом она приспустила  пониже молнию его спортивной куртки, чтобы беспрепятственно пошарить ручками по такому мужественному набитому  мускулами телу Влада.

      –– Повезло … просто повезло … – сбиваясь в дыхании прошептал Влад, и не отвлекаясь по мелочам, уже собирал в гармошку её длиннющую футболку

      –– Тимофей, ты бы уж лучше молчал в их сторону, а! Не видишь, что ли, они любую зацепку ищут лишь бы свернуть на интересующую обоих тему. Сейчас целоваться начнут, потом скажут, что им на минутку выйти надо, минутка превратится в час полтора, а то и больше. Мы так можем надолго задержатся, пока они свои инстинкты в порядок приведут, – в растерянности выговаривала колдуну Никитишна.

     –– Сам вижу, не дурак. Ну что ж, насильничать будем.

     –– Мы такие подлые?

     –– Целеустремленные…

     –– Надо на всякий случай запомнить это слово, всякое в жизни бывает, … может пригодиться.

     –– Не отвлекайся Никитишна, поехали ….

В тот же миг воздух вокруг превратился в живую волну, которая мягко подхватила всех и тут же растворила в пространстве, оставив только легкую туманность, которая тоже растаяла через мгновение. 

     –– Никитишна, вот объясни мне. Почему твоя волна нас выплюнула, как что-то ненужное, а тебя вынесла трепетно и нежно, аккуратно опустив на пол со своей метлой?  Это что? Месть? Или звезданутость ведьмы переплюнуло даже чувство самосохранения и вменяемости? Вот ещё раз нас так высадишь, неважно где и неважно как, ты точно можешь рассчитывать на космическую невменяемость. – возмущался Тимофей, проскакав по инерции несколько метров по квартире Влада, после эффектного пинка под зад при высадке из пространственного перемещения.

     Не лучшим образом себя чувствовали Влад с Катериной. Если бы не их обнимашки, они, вылетев из переноса с ускорением карусели, однозначно припечатались бы по разным углам в квартире. А так слава богу, одним кулем врезались в балконную дверь. Та к большой радости, не вылетела под их натиском, за что они были ей очень благодарны. Потому что в противном случае, их  головокружительный полет с девятого этажа пентхауза был для них последним.

      Одна лишь Никитишна удобно устроилась на диване в гостиной, и идти осматривать квартиру в поисках Снегурки решительно не желала. Больно надо! Вперед колдуна в пекло лезть, самое последнее дело. А тут ещё эти угрозы с его стороны.

В общем так! Мы обиделись!

         Катерина тоже была не в лучшем состоянии. Это приземление чуть не вышибло из неё дух, благо Влад удачно подставил все свои бока. Но всё равно было очень больно. Катерина не знала за что хвататься, толи штаны держать, которые уже совсем на ней задерживаться не хотели, толи всё-таки пожалеть себя родимую и потереть ушибленные места. Недолго думая, плюнула на всё и решила заняться осмотром самой себя на предмет повреждений. Слишком часто за последние двое суток она получает синяки. За свою жизнь Катерина не получила и десятой доли всех тех оплеух, сколько умудрилась собрать перед этим Новым годом. Перещупав себя с ног до головы и не обнаружив ничего пугающего Катерина попыталась осторожно потрясти своими конечности, когда руки Влада легли ей на бедра. Он как-то уж очень тихо подошел сзади,

    –– Ты в порядке? – зашептал он на ушко. – Сильно ушиблась? Катерина, тебя чего так трусит? Успокойся. – продолжал шептать успокаивающе. – Мы сейчас, все твои шишки полечим, ведьма ведь рядом. Вчера ночью она тебя спасла от ужасных последствий драки, а сейчас и подавно справится. Ну если она не захочет, то Тимофей завсегда поможет.

     –– Влад, а можно меня Людасик домой отправит? Я переоденусь и дождусь тебя у себя. Если ты конечно ещё захочешь меня видеть.

Влад судорожно обнял Катерину и положив ей свою голову на плечо, умудрился поцеловать в щёку.

     –– Ты что тут напридумывала? Мы вместе поедем к тебе домой. Да что с тобой?! Что ты ещё себе накрутила? Катенька, посмотри мне в глаза сейчас же.

     –– Влад, я не могу здесь находиться. Это непорядочно к твоей женщине.

     –– Не понял? – тело Влада окаменело, он даже отодвинулся немного. – Моя женщина сейчас стоит рядом со мной, и я пытаюсь её обнять и успокоить. Или это не так?

     –– Влаад, – почти простонала Катерина, – Я сказала то, что сказала. Мне страшно тебя потерять. И да, я постараюсь тебя не отдать другой женщине. Но с той женщиной, которая находится сейчас в твоей квартире, ты спал! И ты строил с ней планы на будущее!

     –– Да! Я спал с ней! И да, я хотел соединить с ней свою судьбу. Но когда понял, что могу тебя потерять, а вернее пройти мимо, мимо своего шанса на счастливую жизнь, я не раздумывая кинулся к тебе.  Я лишь боялся не успеть. Резко пришло осознание кто ты для меня на самом деле. Женщина из дымки мечты. Та, которую искал неосознанно постоянно. Я ведь её никогда не видел в тех мечтах, но всегда знал её запах, на кончиках пальцев хранил тепло её тела. Вот только когда я увидел её наяву, вместо узнавания получил стопроцентное раздражение и желание придушить на месте. Ты была везде, в своей фантастически безобразной шапке. Ты умудрялась испортить весь кайф от любого секса, если хоть косвенно в нём не участвовала. Катерина! Не зли меня! Стой ровно. У тебя сейчас стресс, но он пройдет. Поверь. Пройдет. Вот сейчас начнем разборками заниматься, сразу всё станет на свои места, никого жалко не будет.

     –– Что за шум, а криков нет? – озадаченно спросил Тимофей у Никитишны, кивая в сторону Влада, появившись из дверей спальни. – Опять выяснялки, или что-то интересное вытянули из грязного белья?

     –– Тихо ты … – зашипела Никитишна. – Дай послушать. Когда ещё такую белибердень услышишь? Ждать до очередных влюбленных? А тут накоси, слушай до опупения. Вот нормальный человек до таких объяснений бежать будет не добежит, а эти, не сходя с места, сразу бац и получи! Типа ты мой, ... но не совсем, потому что я не совсем твоя, хотя по макушку в тебя влюблена, а то что ты в меня влюблен, - это вообще ничего не значит…. Хрень короче! Но душу греет и волнительно очень ...

     –– До ядов ещё не дошли?

     –– Только до удушения, и то слабовато верится

     –– Натурализма не хватает?

     –– Угу…

     –– Ща … добавим.

     –– Не обмани, касатик …

     –– Никитишна …. Вот ведьма ты…

     –– Дитя природы ... – Никитишна не удержалась и кокетливо поправила колдуна, не забыв при этом похлопать глазками и полями шляпы так, что того вынесло прямиком в прихожую.

     –– Стерва. – поправил он, подойдя к ней почти в плотную и уткнув своё злое лицо в лицо Никитишны, нос к носу, незамедлительно их сплющив. А всё потому, что ни ведьма, ни колдун отрекаться от своих принципов не собирались, и уж тем более уступать друг другу.

    –– Уйди, обзору мешаешь, – шипела обиженная ведьма.

    –– Ушами дослушаешь, – хрипел зло колдун.

Задушевность их разговора зашкаливала.

     –– Жалко тебе что ли, если лишний раз подсмотрю, я ж от чистого сердца, и туда ни рукой, ни пальцем … Что ж, я не понимаю, что ли, – решилась на уговоры ведьма, которой жуть как хотелось досмотреть признания влюбленных. Вот если бы ещё тон просьбы изменила, можно было бы поверить в искренность слов. А так, … как шипела, выпятив вперед подбородок и не убирая приплюснутый нос с лица колдуна, так и продолжала в том же духе.

     –– До фантазируешь. – припечатал её колдун. – Для этого тебе ни глаз, ни ушей не надо.

     –– Да не сомневайся. Я там такое фэнтези придумаю, вот клянусь, тебе это не понравится. 

Они бы и дальше продолжали препираться, если бы не установившаяся вокруг тишина.

     –– Что они там делают?  – озадачился Тимофей.

     –– Тебе дослушать или до фантазировать? – ехидненько профыркала Никитишна.

Им всё-таки пришлось вернуть своим носам нормальную форму, потому как любопытство хуже неволи.

     А Влад и Катерина целовались. Да, как! Зрелище было захватывающее. Они сплелись, вцепившись в друг друга. Каждый пытался выпить другого больше и неистовее, при этом желая толи впихнуть себя в другого, толи слиться так, чтобы не оторвать, не отделить их, не было возможности.

     –– Вот скажи Тимофей, ты видел что-нибудь подобное когда-нибудь? Я, нет! Моя фантазия, бледная поганка по сравнению с этой их позой. Чесслово, не додумалась бы!  Блииин … и я такое могла пропустить?! Ну и кто из нас большая сволочь после этого? Можешь не отвечать. Ты, Тимофей. И не спорь.

     –– Извращенка, – пробормотал Тимофей, подбираясь поближе к целующейся паре, перенимать чужой опыт никогда не поздно.

     –– Натуралка, – опровергла ведьма.

     –– Что? – непонимающе переспросил Тимофей, очень уж не хотелось отвлекаться от влюбленных, которые ещё немного и плавно перетекут в горизонтальное положение.

     –– Тимофей, ты не поверишь, но для меня уже более интересно, что сейчас будешь делать ты, – лениво протянула Никитишна, а затем вытянула губы в трубочку, как можно шире распахнула свои мерзликины глазки, и резко выдохнув спросила, – Ню?!

Тимофей от такого резкого перепада настроения ведьмы только вздохнул, понимая, что вопрос хоть и странный, но задан к сожалению, точно и верно...

     –– Да нет её здесь. – ответил Тимофей, скривив свои губы в ухмылке, чтобы тут же прищелкнуть языком. – Они оторвутся друг от друга или нет? Честно, уже поднапрягает их гиперактивность.

     –– То есть, как это нет? А где? Ты знаешь, где она живет? И что ты привязался к влюбленным? Себя забыл? У тебя все примирения с женой выглядят так, что камасутра сама обалдевает от такого количества нерассмотренных и неучтенных поз. Хотя вот я лично знаю только две позы, стоя и лежа. Всё остальное как ни назови, и чтобы ты ни делал, все равно ты это делаешь либо стоя, либо лежа.

     –– Спорный вопрос, дорогая…

     –– Тимофей!! – прорычала взбешенная ни на шутку ведьма, – Где Снегурка?!

     –– Не знаю. Проверил вещи, может остались какие, представляешь ни одной не нашел.

     ––Что это может значить?

     –– Как что. До полного приворота остались ровно сутки, и вот тогда он полностью будет её. Влад начнет её поиски, доведет себя до истерики, и когда всё будет уже награни полного нервного срыва появится она и всё, ячейка общества готова.

     –– Какой такой приворот? – раздался спокойный и ровный голос Влада.

     Никитишна с Тимофеем взглянули своей будущей странице жизни глазами, приговоренных к смертной казни. И очень хотелось бы сказать «с гордо и высоко поднятой головой», но нет, это было бы слишком громко. Да, что там громко! Шепотом это было сказано, шепотом. Они смотрели на Влада, как идущие на расстрел, как глотающие последние куски воздуха, взывая к милосердию палача, и очень надеясь на чудо. И как на ромашке гадали варианты своего убийства: пронесет – не пронесет, убьет – или только покалечит, устроит показательный выброс с балкона – или просто полет «щучкой» в дверь и вниз по подъездной лестнице. Ну за что, господи! 

      А Влад смотрел на ведьму и своего друга долгим, тяжелым взглядом. Катерина попыталась его остановить, но он легонько отодвинул её в сторону. Сжимая и разжимая кулаки Влад, показательно передернув плечевыми мускулами, не торопясь двинулся на колдовскую нечисть.

     –– На тебя, – выпалил Тимофей, приготовясь к самому худшему.

     –– Что, на меня? – продолжая идти, угрожающе произнес Влад.

     –– Да, что ты непонятливый какой! Снегурка на тебя сделала ставку и приворожила. – затараторила Никитишна, сильно зажмурив глаза. Она не такая смелая, чтобы смотреть как тебя убивают. Но и молчать перед последним вздохом она не будет. Ведьма! Что с неё возьмешь?

Влад остановился, не дойдя до них буквально метра, с искренним желанием растоптать эту мерзость. Он тяжело дышал и был взбешен. До какой низости человеческой души

нужно дойти, чтобы подчинить даже самые светлые чувства. Что же это за мир такой! Кто дал право кому-то распоряжаться самым прекрасным и чистым? Только потому, что чьё-то желание безответно?  Но, если этот кто-то не в твоей вкусовой категории? И за это ты должен быть наказан? То есть левша, должен быть правшой, вегетарианец становится мясоедом? Под действием кукловода ты в реальности проживаешь не свою жизнь! Из-за чужой прихоти?! Потому что нравишься человеку, который тебе не нужен изначально?! Невыносимо унизительно! Убить! Растерзать! Уничтожить сволочь! Красный туман застилал глаза Владу.

     –– Влад! – закричал Тимофей, - клянусь, мы не участвовали в этом дерьме. А я приехал к тебе слишком поздно. Ты выпил, съел и проделал всё, чтобы это снадобье захватило тебя. Дыши глубже! Сейчас твоя голова нужна с чистым сознанием, а не затуманенной злобой. У нас осталось слишком мало времени, чтобы снять с тебя эту гадость.

     –– А это возможно? – зло рявкнул Влад.

     –– Конечно, но при условии, если успеем, – Тимофей весь сжался, ожидая удара. Зная силу его кулаков, колдун уже представлял себя перебитым во многих местах.  Даже успела проскакать миленькая картинка с цветами на его могилке. Неплохо смотрится. Особенно надпись хороша: «на вечную память». Воот … «вечная» ... После таких картинок и умирать не страшно, пусть бьет, лишь бы не так больно. А там как получится.

    –– Что нужно сделать? – ещё рыча, но уже пытаясь взять себя в руки, спросил Влад

    –– Встретиться со Снегуркой. Нейтрализовать приворот, а затем перебросить её к Павлу Алексеевичу, если она та которую ищут в том мире. Это в свою очередь приведет уничтожению сразу нескольких проклятий, но это в идеале. – обрадовалась свежему воздуху свободы, Никитишна.

    –– Так в чем проблема? Она сейчас в спальне? Идем к ней и нейтрализуем эту гадость, делов-то.

     –– Её там нет. И нет никаких её вещей, – осторожно произнес Тимофей. – Я сейчас попробую по её отпечатку тела на кровати, вернее там, где она лежала, узнать путь. И если повезет это приведет нас к ней.

     –– А как же я? – тихо спросила Катерина. Она стояла бледная и растерянная, поддерживая одной рукой спадающие спортивные брюки, другой держась за горло.

     – А что ты? – начал опять раздражаться Влад. – Тебя это не касается. Или тоже с приворотом намудрила? Вы как посмотрю, бабенки ушлые.

     –– Влад остановись. Катерина сейчас твоё спасение, именно с ней ты должен находиться при встрече со Снегуркой. Ваши чувства, если они настоящие, обязаны перевесить и разорвать нить привязки. – одернул Тимофей, с неодобрением посмотрев на него. Никитишна же обеспокоенно вскинула голову.

     –– Ну надо, значит надо. Будет рядом со мной, пока это не закончится, – резко отозвался Влад, не удостоив Катерину даже мимолетного взгляда. – Что?! – тут же вскричал он. – Настоящие чувства?! А если нет?! Что тогда?! Я буду раб снежной суки?! Ненавижу!

     –– Ну… тогда ты вряд ли будешь испытывать такие негативные эмоции. Скорее наоборот… Вот поэтому, я сейчас тебя спрашиваю, могу ли я бороться за тебя до конца и снять этот приворот. Даешь ли ты мне такое право? – потребовал Тимофей.

     –– Да, – почти прокричал Влад, и от бессилия с силой ударил по стоящему рядом столу. Тот какое-то мгновение не реагировал на это, а потом тихо и спокойно с небольшим треском рухнул на пол. Конец столу …

     –– Интересно получается, что значит будешь со мной, а? – решила поддать жару в скандал и Катерина. – Ай, ай, ай приворожили кобеля брутального. Он значица в любую постель на изготовку прыгает, ни от чего не отказывается. Секс любимое занятие после работы, своих баб не имеем, но других трахаем с удовольствием. И вот беда-то! Приворожили козла, бегающего по чужим огородам! А мне отдуваться?! Проверять настоящие к нему чувства или нет?! Что будет со мной, если подтвердится серьёзность моих чувств? Ему, этому броде по чужим постелям свобода, а мне что?  В омут?

    –– Ты говори, да не заговаривайся! – окончательно взорвался Влад. – Если ты говоришь, что любишь и это чувство светлое, то и отпустить меня должна с чистой душой, да на дорожку ещё и счастья пожелать.

     –– Ах даже тааак, – глумливо улыбаясь и раскинув в разные стороны руки, протянула Катерина.

     –– Даже так, – фыркнул Влад.

     –– Катерина успокойся, – шептала кинувшаяся к ней Никитишна. Широкие поля шляпы резко отделили их от Влада и Тимофея, да ещё и постарались чуть прикрыть, чтобы кто-то из них не подслушал. – Перетерпи немного, мужик попал по-крупному с этой Снегуркой. Ему потом жизни не будет. Загнется он такого приворота.

     –– Людасечка, что же ты такое мне предлагаешь. Я же сама потом от тоски по нему сдохну.

     –– Не сдохнешь. Я забвение на тебя наведу, да отвар попьешь со стужей травой и враз охолонешься.

     –– Стужа трава? Не слышала о такой.      

     –– Да её и нет. Она сама в святой воде появляется. Я потом тебе слова скажу. Как захочешь его окончательно забыть, сама и скажешь, воде просьбу передашь. А она сама тебе всё и сделает.

     –– А если нет?

     –– Сделает Катерина, сделает. Не умеет святая вода, тем словам противиться, потому и стирает память, как будто и не было ничего.

     –– Да как же так, Людасенька?

     –– Ох, девонька, да если бы не эта вода, знаешь сколько душ было бы загублено. Взаимная любовь чувство редкое, не часто встречающееся. Большинство людей живут по принципу «стерпится, слюбиться». Нестерпимо больно в любви одинокой быть, кто туда сходил навек зарекся, вот и помогает водица не сойти с ума, а продолжать жить и радоваться. Так что, потерпи чуток. Всё исправим.

     –– Ну коли так….

     –– А чего вы там шепчетесь – подозрительно поинтересовался Влад. А сам глаза прищурил, и каким-то странным взглядом посмотрел на Катерину. Многое было в том взгляде, не было главного, любви

     –– Да не бойся, не брошу я тебя сейчас. Я потом …. Как ты там говоришь, отпустить тебя на все четыре стороны? Ага … вот и пойдешь … на все четыре, – горько усмехнулась Катерина.

     –– Ты смотри, какая грозная, – подхватил усмешку Влад. 

     –– Всё успокоились, – вдруг раздался резкий окрик Тимофея. – Я сделал слепок энергии Снегурки. – На руках колдуна колыхался маленький плазменный шарик. Он мягко мерцал и находился в постоянном движении

     –– Ух, ты, – выдохнула Катерина.

     –– Ничего себе, – тоже поразился Влад. – И что? Он как волшебный клубок приведет на к жилью Снегурки?

     –– Нет. Это скорее больше навигатор, с очень большим функционалом. Вот смотрите, – Тимофей легонько подбросил вверх шарик и потребовал, – Где сейчас твоя хозяйка?

Шарик завис воздухе, потом вытянулся в прямоугольную форму и на нем появилась карта с красной стрелкой, уткнувшейся в какую-то точку. – Ага, адрес нам известен, Никитишна записывай, Верхнесадовое кольцо дом 35. Что у нас там дальше?

Экран энергетического навигатора резко сменил картинку и показал дверь в квартиру с номером 17.

     –– И так квартира, номер семнадцать, – продолжил Тимофей. – Никитишна ты записываешь?

     –– Да записываю – пробухтела ведьма.

     –– Дальше, – снова поступил приказ от Тимофея.

И снова экран резко поменял картинку, показав небольшой кусочек квартиры. На сей раз она показывала диван, на котором лежала изумительной красоты молодая девушка, с длинными белыми волосами. Она спала…

    –– Снежинка, – прошептала Катерина, – но она не просто похожа на ту которая была на картине Павла Алексеевича, это можно сказать одно лицо.

     –– Вот, вот, – вздохнула Никитишна, – она и есть … Снегурочка.

     –– Она? – пораженно воскликнула Катерина непроизвольно посмотрев на Влада. Тот хотел было отвести глаза, но только поджал губы и с вызовом твердо взглянул на неё. – Вот значит, как, – прошептала она отвернувшись. – Что ж, пусть будет так, как должно быть. 

    –– Едем к ней. И пусть эта зараза снимает чёртов приворот. – тут потребовал Влад.

    –– Она охотнее вызовет скорую и полицию. – закончил за него Тимофей.

    –– Что-то я совсем ничего не понимаю. То вы говорите, что мы должны встретиться, непременно быстро и срочно постараться снять чары, к тому же времени у нас в обрез. И вот тогда, когда известен адрес этой стервы, и она дома, мне вдруг заявляют, что всё не так просто, а уж если совсем откровенно, вообще не просто. Я правильно всё изложил? Ничего не забыл?

     –– Почти, – подтвердил Тимофей, устало присев в большое кожаное кресло. Никитишна быстро покрутившись по комнате решила приземлиться в другое кресло забравшись на него с ногами.

    

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям