0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Выйти замуж за некроманта » Отрывок из книги «Выйти замуж за некроманта»

Отрывок из книги «Выйти замуж за некроманта»

Автор: Каблукова Екатерина

Исключительными правами на произведение «Выйти замуж за некроманта» обладает автор — Каблукова Екатерина. Copyright © Каблукова Екатерина

Глава 1

 

Элионора затаила дыхание, склоняясь над замочной скважиной. Она знала, что это было крайне неприлично – наблюдать за собственным гостем, но гость ведь был незваным, да и вряд ли от начальника Тайной канцелярии приходилось ожидать чего-то хорошего. Тем более для той, кого еще неделю назад этот самый начальник допрашивал в этой самой канцелярии.

Странно, что без пристрастия. Тайная канцелярия славилась умением получать необходимые ей сведения даже у мертвых. Что ожидать, если начальником Тайной канцелярии несколько лет назад был назначен лорд Уиллморт, один из самых могущественных некромантов королевства. О нем всегда ходила дурная слава. Поговаривали, что у некроманта нет сердца, а свою душу он давно продал в обмен на Тьму.

Еще до всех событий, Элионора видела лорда Уиллморта на светских раутах, несколько раз даже танцевала с ним, но это была скорее дань вежливости, слишком уж близко рядом с некромантом стояла Тьма. Тяжелая и вязкая, она плескала в изумрудно-зеленых глазах хозяина, заставляла отводить взгляд и лепетать что-то бессвязное о погоде. Не желая лицемерить, девушка стремилась найти предлог, чтобы избежать приглашений на танец.

Впрочем, предлогов и не требовалось. Начальник тайной канцелярии явно предпочитал юным девицам общение с замужними дамами. До Элионоры доходили рассказы о увлечениях начальника Тайной канцелярии - Альберт иногда, забывая о присутствии сестры, со смешком рассказывал за столом непристойные слухи. Тогда девушка предпочитала встать из-за стола или вообще не выходила к ужину.

Мать её ближайшей подруги по пансиону, леди Вендер, в начале сезона несколько раз намекала девушке на то, что лорд Уиллморт – весьма завидная партия, но Элионора лишь беспечно отмахивалась, веря, что богатое приданое позволит ей сделать выбор по велению сердца.

Она ошиблась. И вот теперь, согнувшись в три погибели, девушка внимательно рассматривала человека, от которого зависела её судьба.

Признаться, мужчина был хорош. Высокий, атлетически сложенный, темные волосы небрежными на первый взгляд прядями падали на плечи, а изумрудно-зеленые глаза ярко сверкали. Это было заметно даже в полумраке гостиной, куда единственный оставшийся в доме слуга проводил неожиданного визитера.

Ровно четверть часа тому назад Лорд Уиллморт вошел в дом и информировал, что желает переговорить с леди Элионорой Артли наедине. Вопреки всем правилам приличия.

Еще несколько месяцев назад леди Элионора Артли возмутилась подобным требованием и приказала бы прогнать нахала прочь, но сейчас… отказаться принять лорда Уиллморта было равносильно смертному приговору.

Мужчина прошелся по комнате, с презрительной усмешкой рассматривая накрытую чехлами мебель, затем резко повернулся и взглянул на дверь, словно поняв, что за ним следят.

Покраснев, будто была поймана с поличным, девушка резко выпрямилась и поспешила зайти в комнату.

 – Лорд Уиллморт? Какая неожиданность, – едва заметно поколебавшись, Элионора протянула руку для приветствия.

 – Вы не сказали «приятная неожиданность», – понимающе усмехнулся мужчина.

Он не стал склоняться над ладонью, лишь по-мужски сжал тонкие пальцы. Зеленые глаза хищно блеснули. Тьма, прятавшаяся в них, плеснула, обдавая вязким холодом. Элионора невольно вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.

 – Не сказала, – дерзко подтвердила она. – Надеюсь, вы не утратили способность делать выводы?

 – Нет, – визитер тоже улыбнулся.

Правда, глаза оставались ледяными, и улыбка вышла какой-то фальшивой. Девушка вздохнула и сделала знак лакею снять чехлы с кресел.

 – Присаживайтесь, – сказала она, понимая, что гость приехал не просто так и не уйдет, пока не изложит свое дело. Сердце забилось еще сильнее. Неужели король…

 – Благодарю, – лорд Уиллморт демонстративно выждал, когда слуга покинет комнату, и лишь тогда присел в кресло. – Вы очень любезны.

 – Это все, что мне осталось – быть любезной, – Элионора несколько раз моргнула, старательно прогоняя так некстати навернувшиеся на глаза слезы. Не стоило жалеть себя именно сейчас. – Могу ли я спросить, с чем вы пожаловали?

 – С приказом его величества, – показалось, или в голосе прозвучало сочувствие.

Девушка резко выдохнула и слегка побледнела. Как она ни готовилась к этому моменту, голова закружилась, а тело охватила дрожь.

Лист бумаги лег на стол, но Элионора даже не взглянула на него. Для сестры заговорщика, чья казнь совсем недавно состоялась на площади, все давно было предопределено.

Начальник Тайной канцелярии говорил еще что-то, но она его уже не слышала. Да и что еще ей мог сказать этот человек в черном, кроме как огласить судьбу единственной, оставшейся в живых, из некогда могучего рода.

Шииры Артли вели свой род от королевского бастарда, любимого сына короля Георга Пятого. Сам король, впав в безумие, не нашел ничего лучше, чем попытаться изменить порядок наследования престола и написать завещание в пользу любимого сына.

Опасаясь за свою семью, первый шиир Артли публично отказался от всех прав на трон и присягнул законному наследнику, за что и получил богатые владения. А завещание осталось…

 – Мне будет позволено взять свои вещи? – девушка потянулась рукой к колокольчику.

 – Это лишнее, – нарушая все правила приличия, Лорд Уиллморт перехватил ладонь. Отметил, что девичьи пальцы подрагивали, а кожа на них была просто ледяной, – Вы не слушали меня, верно?

Прикосновение обжигало. Элионора почти физически ощутила, как Тьма тянется к ней.

 – Я… – она резко выдернула руку, встала и почти отбежала к окну, пытаясь сосредоточиться или хотя бы не потерять остатки разума.

В голове шумело, а очертания комнаты слегка подрагивали. Нет, Элионора не ждала милости после того, как её брат оказался вовлечен в заговор. Да что там вовлечен! Он был главой этого заговора, так стремительно разрушившего их жизни. В памяти всплыли лихорадочно горящие темные глаза, бледная кожа, усеянная капельками пота, и абсолютная уверенность в своих притязаниях.

Одержимый жаждой власти, Альберт всегда помнил о завещании полоумного короля. Брат легко нашел сторонников среди тех, кто был ущемлен ныне царствующим монархом. Желая обрести власть, Альберт щедро раздавал обещания. Элионора об этом не знала. Она вообще ни о чем не знала, предпочитая проводить время, как и положено юной и богатой невесте: светские рауты, визиты к друзьям, прогулки в парке, балы…

А тем временем заговорщики планировали убить его величество на охоте, но заговор был раскрыт. Балы и рауты сменили аресты и допросы. Тайная канцелярия не щадила никого.

В прошлом месяце Альберт был приговорен и казнен, а Элионора…

После двух месяцев заключения под стражей и множества допросов, подтвердивших её неведение, девушка была выслана в родовое имение, ожидать, пока его величество не решит её судьбу. Стало быть, решил. Элионора еще раз взглянула на начальника Тайной канцелярии.

Вспомнилось, как подчеркнуто спокойно лорд Уиллморт допрашивал её, словно беседовал о погоде. Откинувшись на спинку стула, он не сводил с девушки своего пристального взгляда, в котором была лишь Тьма. Впрочем, для начальника Тайной канцелярии допросы подозреваемых были обычным делом.

 – Вы так и не выслушали меня! – упрек прозвучал как предостережение.

Девушка очнулась от раздумий и беспомощно посмотрела на визитера.

 – Простите, я… куда мне приказано отправиться? – она все еще не решалась взять в руки приказ, точно это что-то могло изменить в её судьбе.

 – В монастырь, в течение недели вы должны принять постриг и стать отшельницей. И никто не должен знать, где вы находитесь! – зеленые глаза смотрели, не моргая. Впрочем, Элионора уже почти привыкла к этому пристальному взгляду.

 – Понятно, – горло перехватило спазмом.

Изо всех сил стараясь сдержать рыдания, девушка взглянула в окно, на зеленые луга, окружающие родовое имение. Из-за слез клены, окружавшие имение, виделись огромными оранжево-алыми пятнами.

Скоро Элионора будет видеть лишь белые монастырские стены. Девушка сожалела не о друзьях, которые моментально отвернулись, как только Альберт был арестован, но о той жизни, к которой она, как сначала дочь, а потом сестра шиира Артли привыкла.

Что станет с теми немногочисленными верными слугами, которые остались в имении, да и с самим домом, который вынужден будет приспосабливаться к новому хозяину, Элионора предпочитала даже не думать.

Девушка прикрыла глаза, пытаясь сохранить хотя бы остатки самообладания. Вряд ли начальника Тайной канцелярии разжалобят женские слезы.

 – Возможно, нам стоит отложить разговор на потом? – в голосе некроманта слышалось что-то похожее на сочувствие.

Девушка мотнула головой.

 – Не стоит. Ваш визит и так слишком затянулся… – она провела рукой по лбу, пытаясь вспомнить, что же еще упустила. – У Берти не было наследников… как я понимаю, все земли отходят короне?

 – Не совсем, – теперь собеседник выглядел слегка сконфуженным. – Эти земли теперь принадлежат мне.

 – Вот как? – Элионора опустила голову и поспешно отошла от окна, чтобы скрыть лицо в полумраке комнаты. Узор ковра под ногами почему-то расплывался. – Этого следовало ожидать… мне… я могу забрать несколько безделушек, которые бы напоминали мне о…

Она осеклась и прикусила губу, тонкие плечи содрогнулись. Белоснежный кружевной платок возник перед глазами. Вопреки моде, он не был щедро опрыскан тяжелыми сладкими духами, которыми так грешили при дворе заправские щеголи.

 – Спасибо, – Элионора аккуратно промокнула глаза и протянула его владельцу. – Простите, мне до этого еще не приходилось покидать дом навсегда…

Лорд Уиллморт резко выдохнул:

 – Об этом я и пытаюсь поговорить с вами! – он взял платок, задумчиво посмотрел на него и вернул собеседнице, – Оставьте его себе.

Слезы мгновенно высохли.

 – Благодарю, – Элионора надменно посмотрела на начальника тайной канцелярии, намереваясь поставить наглеца на место. – Если вы не возражаете, то в качестве… воспоминаний я бы предпочла другие безделушки.

 – Умная девочка, – промурлыкал некромант и добавил чуть громче. – Об этом я вам и говорю: при соблюдении определенных… формальностей? Да, назовем это формальностями, вы вполне можете остаться здесь. И даже вернуться в Уолтерфолл.

 – Остаться? – девушка вскинула голову и с удивлением взглянула на некроманта. В янтарных глазах все еще стояли слезы. – Вернуться? В качестве кого?

 – В качестве моей жены.

Слова прозвучали, словно гром среди ясного неба. Девушка несколько раз моргнула, пытаясь осмыслить услышанное.

 – Ва… вашей жены? – переспросила она, чувствуя себя окончательно сбитой с толку. – Но… почему?

Лорд Уиллморт нетерпеливо отмахнулся. Было видно, что весь этот разговор утомляет его.

 – Не думаю, чтобы вы сейчас находились в том состоянии, чтобы слушать мои аргументы. Да они и не важны. Сойдемся на том, что это – условие его величества, которое вы должны принять, если желаете оставаться на свободе и провести остаток жизни в достатке.

 – Вы считаете замужество с вами свободой? – несколько резко отозвалась Элионора.

 – В вашем положении – да, – отрезал начальник Тайной канцелярии. – Поверьте, в монастыре вы получите гораздо меньше преференций, чем став моей женой. Во всяком случае о красивых нарядах и украшениях вам придется забыть.

Почему-то упоминание о нарядах задело девушку больше всего.

 – Вы полагаете, что я – пустоголовая кокетка, которая даже в этот момент думает лишь о нарядах? – вспыхнула она.

 – Я считаю вас той, кто вы есть: наивной дурочкой, которая не создана для служения Триединому, – отпарировал лорд Уиллморт. – Поверьте, я уже достаточно изучил вас и прошу перестать устраивать здесь комедию!

Элионора почувствовала, что ее охватывает ярость. Словно почувствовав магический дар бывшей хозяйки, пламя в камине ярко вспыхнуло. Несколько секунд девушка и ее гость яростно смотрели друг на друга. Тьма и Огонь. Элионора отвела взгляд первая.

 – Для меня это больше похоже на драму, – глухо сказала она.

 – Вы можете называть весь этот фарс, как вам угодно, – некромант издевательски поклонился. – Так каков будет ваш ответ?

Девушка неопределенно махнула рукой:

 – Я.… я не знаю… скажите, я могу подумать?

Лорд Уиллморт бросил взгляд на огромные напольные часы, мерно отсчитывающие время:

 – У вас есть ровно полчаса.

Глава 2

«Это происходит не со мной… Это все происходит не со мной» – вертелось в голове у Элионоры, когда часом позже она переступила порог семейной часовни.

Высокие своды древнего здания. Цветные витражи, с которых на девушку со скорбными выражениями лиц взирали предки. Последняя из рода Артли…

Под ногами была пыль. Элионора не посещала часовню с момента ареста брата. Вернее, с того момента, когда они с братом несколько месяцев тому назад поехали в Уолтерфолл чтобы по традиции провести там сезон, заканчивающийся Большой королевской охотой.

Пикники, визиты к друзьям, театральные представления, балы – Элионора сполна наслаждалась всем. Это был ее четвёртый сезон, летом девушке исполнился двадцать один год, и все вокруг намекали, что пора бы определиться с мужем. Элионора лишь смеялась в ответ и уверяла, что не желает торопиться.

И вот теперь она выходит замуж за человека, который погубил её брата.

Девушка нерешительно посмотрела на темную фигуру жениха, стоявшего у алтаря с незнакомым девушке священником. Наверняка, лорд Уиллморт привез его с собой взамен старого викария, прекрасно знавшего всю семью Артли.

Элионора вновь вздохнула. Сколько еще судеб было поломано из-за неуемной гордыни брата. Избалованный с детства, Альберт был уверен, что мир принадлежит лишь ему одному.

Перед глазами вновь пронеслась беснующаяся толпа, брат, стоящий на коленях в одной рубахе смертника, палач в алом, поднимающий меч… Цепкие руки начальника Тайной канцелярии, лежащие на плечах девушки. Зловещий шепот «Даже не вздумайте отворачиваться!»

Элионора тряхнула головой, прогоняя неуместные воспоминания. Она сделал свой выбор, хотя многие сочли бы это трусостью. Но в монастырь уходят и жены, а свадьба с некромантом –  шанс обрести хотя бы подобие прежней жизни, и потому девушка решительно направилась к алтарю.

Подойдя, девушка послушно вложила свою ладонь в протянутую женихом руку, взглянула на викария. Священнослужитель производил достаточно приятное впечатление, хотя лицо было каким-то незапоминающимся. В толпе увидишь и не узнаешь.

 – Начинайте! – скомандовал лорд Уиллморт.

 – Кто отвечает за эту женщину? – послушно начал священник и смутился, поняв, что в данной ситуации вопрос выглядел по меньшей мере глупым.

Элионора вздрогнула и тут же почувствовала ободряющее пожатие пальцев.

 – Его величество Генрих Десятый, – ничуть не смутившись, ответил лорд Уиллморт. – К сожалению, он не мог присутствовать лично. Продолжайте!

 – Как вам будет угодно, милорд! – викарий почтительно склонил голову.

Больше заминок не было.

Стоя у алтаря, Элионора все еще надеялась, что вот-вот проснется в своей спальне, и тогда выясниться, что и заговор, и казнь брата, и эта нелепая свадьба ­ – окажется дурным сном.

Бормотание священника прекратилось, и Элионора поняла, что от нее что-то ждут. Конечно, она должна выразить согласие.

 – Да, – от волнения голос сел, и напоминал воронье карканье. – Согласна.

 – Карлайл Джон Уиллоби, лорд Уиллморт, шиир Артли согласны ли вы… – продолжил священник, но Элионора уже его не слышала.

Шиир Артли. Титул её брата. Отныне его будет носить этот человек, волею судьбы и его величества ставший её мужем. Ошарашенная этим фактом, девушка пропустила тот момент, когда что-то тяжелое вдруг скользнуло на палец.

Кольцо. Темно-синий, почти черный камень в массивной оправе из белого золота. Слишком большое, оно так и норовило соскочить с пальца.

 – Можете поцеловать невесту…

Традиционные слова, сказанные священником по окончании церемонии, повергли Элионору в ужас. Измученная событиями последних месяцев, совершенно растерянная от предложения лорда Уиллморта, девушка и забыла об определенных обязанностях, которые налагает супружество, и вот сейчас, сказав «да», оказалась абсолютно беззащитна перед темной фигурой, стоявшей рядом. Некромант мог делать с женой все, что пожелает.

Побледнев, Элионора хотела закричать, сказать, что ошиблась, но не могла произнести ни звука. Чужая, темная магия окружила мягким, но таким удушающим коконом. Слова будто бы застряли в горле. Элионора с ужасом смотрела на начальника Тайной канцелярии, понимая, что тот применил магию в церкви. Удивительно, но гром не прогремел, и каменные своды не рухнули на нарушителя.

Тяжелая мужская ладонь легла на затылок, вторая обхватила тонкую талию девушки, препятствуя возможному побегу. Медленно, точно завороженная, Элионора смотрела, как лорд Уиллморт склоняется к ней. Зеленые глаза были совсем близко, в их уголках виднелись мелкие морщинки.

Девушка дернулась, но некромант крепко держал её. Покоряясь неизбежному, Элионора прикрыла глаза. Запах уходящего лета и горькой полыни, легкое прикосновение губ к губам, и лорд Уиллморт сразу же отстранился, но не выпустил девушку из объятий, давая время прийти в себя.

 – Поставьте свои подписи в приходской книге, – викарий явно был недоволен происходящим в часовне, но не осмелился возражать первому лорду королевства.

 – Где она? – некромант подхватил невесту под локоть, вынуждая пойти следом за ним и священнослужителем.

Как ни старалась Элионора выглядеть спокойной, рука, держащая перо, все равно подрагивала, и чернила смазались. В отличие от нее, лорд Уиллморт уверенно изобразил затейливую подпись, захлопнул книгу.

 – На этом все формальности закончены? – по-деловому поинтересовался он.

 – Да, милорд. Мои поздравления, – голос викария звучал сухо. Впервые Элионора поняла, что священнослужителю неприятно все, что сейчас происходит. Но жажда получить процветающий приход, а также благоразумие победили благородство.

Некромант кивнул и направился к выходу. Руку невесты он так и не выпустил, и Элионора вынуждена была идти рядом с ним.

От волнения все чувства обострились. Звуки шагов казались слишком гулкими, запах ладана и воска – просто тошнотворным. Ноги дрожали и каждый шаг давался с трудом.

Скрип дверных петель отозвался в душе скорбным криком.

После удушливого полумрака церкви яркое осеннее солнце ослепляло, и девушка невольно выставила руку вперед, словно защищаясь.

 – Осторожно, тут ступени, – лорд Уиллморт нарушил затянувшееся молчание.

Элионора кивнула, она прекрасно помнила каждую выбоинку на этих давно истертых камнях, но сейчас ноги не держали её, и девушка была даже благодарна за помощь. Рука об руку, как и положено молодоженам, они направились к дому.

 – Элионора, – лорд Уиллморт решил заговорить первым.

Девушка страдальчески посмотрела на него, и он, ругнувшись себе под нос, торопливо щелкнул пальцами, снимая заклятье.

 – Простите…

 – Зачем? – прохрипела Элионора, невольно хватаясь за шею.

После магии горло саднило, точно при простуде.

 – Вы готовы были наделать глупостей, – некромант пожал плечами. – Поверьте, это – лучшее, что я мог сделать.

 – Наделать глупостей? – ее возмутил беспечный тон.

 – Конечно. Викарий и так был не в восторге от церемонии, и начни вы возражать, он бы просто отказался проводить её. Более того, этот священнослужитель был бы обязан известить архиепископа об отказе невесты. Тогда брак между нами стал бы невозможен, вы бы приняли постриг в монастыре, а бедняга лишился бы новоприобретенного прихода, – последние слова прозвучали почти весело, точно некромант готов был перевести все в шутку.

Элионора проигнорировала его намерения.

 – Вы не упомянули свои интересы, – девушка вскинула свои огромные янтарные глаза на него. – Вам тоже необходим этот брак? Почему?

Мужчина криво улыбнулся:

 – Прежде всего он необходим вам. Пойдемте!

Не дожидаясь невесты, некромант направился к дому. Понимая, что требовать ответа бесполезно, Элионора последовала за ним.

В столовой уже был накрыт ужин. Сидя во главе огромного дубового стола, девушка сквозь полуопущенные ресницы внимательно наблюдала за человеком, так внезапно ставшим её мужем.

Он так и не сказал, зачем ему был нужен этот брак. А ведь лорд Уиллморт, а сейчас и шиир Артли, по праву считался одним из самых завидных женихов Альбии.

Элионора слышала, что на балах за начальником Тайной канцелярии идет настоящая охота, а почтенные матроны спят и видят, как бы подсунуть некроманту одну из своих незамужних дочерей. Да и замужних тоже. Поговаривали, что некромант был щедрым покровителем. Элионора подозревала, что дело было не только в щедрости, но и еще в чем-то, о чем благопристойной девушке знать не следовало.

Но Альберт был несдержан на язык, потому Элионора понимала, что ждет ее сегодня ночью, и страшилась этого.

Дело было даже не в физическом контакте - в конце концов, это можно было перетерпеть, Элионору охватывал страх от самой мысли, что теперь она полностью принадлежит мужчине и должна подчиняться ему. Подчиняться во всем.

Еще совсем недавно девушка могла бы противопоставить мужу свою магию, но… не сейчас, когда Берти был мертв, а она сама…

Элионора так и не могла понять, правильно ли поступила, выйдя замуж вот так, без благословения, свадебного платья и прочих атрибутов, неизменно сопровождающих венчание. К тому же, за человека, которого совсем не знала. Девушка еще раз взглянула на некроманта, ставшего её мужем.

В последний раз она сидела так же напротив него на допросе, отвечая лишь: «Я не знаю». Только тогда их не разделял огромный обеденный стол, на полированной поверхности которого отражались огоньки свечей.

Слуги не постелили скатерть и воск стекал прямо на дерево. Элионора машинально отметила это. Впрочем, лакеи, сопровождавшие лорда Уиллморта, могли и не знать всего, собственные же слуги Элионоры почти полностью разбежались, остались лишь самые преданные: личная горничная, прислуживающая девушке почти всю жизнь, старый дворецкий, кухарка.

 До ареста Альберта из соседних деревень постоянно приходили просители, намеревавшиеся устроиться на работу. Тогда Служить в имение почитали за большую удачу, но теперь никто не жаждал иметь отношение к опальному роду.

Слишком погруженная в свои мысли, Элионора не сразу поняла, что начальник Тайной канцелярии что-то говорит ей. Зеленые глаза пристально всматривались в лицо. Тьма клубилась в них, грозя вырваться наружу.

 – Я не знаю… – вырвалось по привычке.

Тень улыбки мелькнула на красиво очерченных губах, и девушка пристыжено опустила голову, понимая, что выдала себя.

 – Простите, – произнесла она, чувствуя себя совсем глупой. – Я задумалась.

 – Я так и понял. Скажите своей горничной, чтобы собрала ваши вещи, мы выедем на рассвете, – спокойно повторил лорд Уиллморт.

Он хотел добавить еще что-то, но в последний момент передумал.

. – Да, конечно, – покорно согласилась девушка.

 – Вы даже не поинтересуетесь, куда мы едем? – некромант прищурился.

Было видно, что отрешенность и нерешительность невесты его раздражают.

 – А вы хотите, чтобы я спросила? – она вновь посмотрела в зеленые глаза.

На этот раз они потемнели. Запоздало Элионора заметила, что тонкие пальцы мужа слишком сильно сжимают ножку бокала. Лорд Уиллморт явно злился, и это напугало еще больше.

 – Нет. Не хочу, – наконец отрывисто произнес он, выпив шампанское залпом.

Девушка лишь кивнула и вновь опустила голову, делая вид, что рассматривает еду на своей тарелке. К собственному бокалу она даже не притронулась.

Молчание вновь затягивалось. Есть совершенно не хотелось, и Элионоре оставалось лишь считать секунды до конца трапезы.

Незнакомый слуга, наверняка, один из тех, которых некромант привез с собой, поставил на стол поднос с портвейном. Девушка быстро поднялась, но была остановлена нетерпеливым жестом:

 – Вам нет нужды уходить!

 – Простите?

 – Я не курю, а портвейн мы можем выпить и вместе!

Словно подтверждая слова своего господина, слуга плеснул в бокал Элионоры рубиново-красную жидкость. Несколько капель попали на стол.

Девушка понимала, что крепленое вино не лучший напиток, тем более на голодный желудок, и хотела возразить против такой вольности. Но натолкнулась на насмешливый взгляд зеленых глаз, и вместо благопристойного отказа приняла вызов, дерзко отсалютовав некроманту.

 – Ваше здоровье!

Она выпила портвейн почти залпом, с глухим стуком поставила бокал на стол. Крепкий напиток сразу ударил в голову, и Элионора почувствовала, что напряжение, которое сковывало её в течение последних нескольких месяцев, отступает. Она выдохнула и взглянула на мужа.

Лорд Уиллморт все так же сидел во главе стола и внимательно рассматривал свое приобретение. Лицо начальника Тайной канцелярии было непроницаемо.

 – Хотите еще? – вежливо осведомился он.

Девушка помотала головой.

 – Спасибо, но не стоит.

 – В таком случае, полагаю, вам лучше пойти в спальню, – лорд Уиллморт встал и подошел к Элионоре, протянул руку, намереваясь помочь подняться.

При упоминании о спальне, девушка побледнела.

 – Пожалуй, я выпью еще вина, – пробормотала она.

 – Как пожелаете, – на этот раз некромант не стал сдерживать усмешку.

Он лично налил портвейн в её бокал, но, вопреки ожиданиям, не стал возвращаться на свое место, а присел на край стола рядом. Длинные изящные пальцы почти неслышно выстукивали какую-то мелодию на полированном до блеска дереве.

 – А вы не будете больше пить? – пробормотала Элионора, зачем-то очень внимательно рассматривая рубиново-красный напиток в бокале. Там отражалось золотистое пламя свечей.

 – А вы бы этого хотели? – голос над головой вновь звучал вкрадчиво.

 – Да… то есть… вам не нравится это вино?

 – Нравится, а вам?

Избегая ответа, Элионора поднесла бокал к губам. Некромант снова усмехнулся.

 – Элионора, – голос звучал очень мягко. – Посмотрите на меня.

Понимая, что упрямиться глупо, девушка задрала голову. Зеленые глаза смотрели на нее очень внимательно, где-то в глубине мелькнуло сочувствие и еще что-то, она не смогла разобрать, что именно.

 – Вам нет нужды меня опасаться, – продолжал лорд Уиллморт.

 – С чего вы взяли, что я…

Мужская ладонь накрыла тонкую девичью, и Элионора замолчала, с испугом смотря на собеседника.

Тот вновь улыбнулся, правда, улыбка вышла кривой.

 – Вот видите, – он спокойно убрал руку и поднялся. Прошелся по комнате. Остановился у окна, зачем-то пристально всматриваясь в темноту ночи.

 – Уже поздно. Думаю, вам лучше все-таки подняться к себе, – голос мужчины звучал очень ровно. – Что же касается ваших опасений, то… Я взял на себя смелость распорядиться, чтобы мне приготовили одну из гостевых спален. Надеюсь, вы не возражаете.

 – Это – ваш дом, – у Элионоры хватило сил пожать плечами, хотя при этих словах сердце кольнуло.

В отличие от Альберта, она любила это имение, его высокие, прокопченные веками сводчатые потолки, рассохшиеся дубовые двери и серые, обвитые зеленым плющом стены.

 – Он так же и ваш, – возразил некромант, даже не повернув головы.

Девушка прикусила губу. Она еще какое-то время сидела за столом, ожидая, что лорд Уиллморт продолжит разговор, но он молчал, старательно рассматривая что-то за стеклом.

Элионора даже вытянула шею, пытаясь увидеть то, что могло заинтересовать первого лорда королевства, но в окне отразилась лишь комната и сидящая за столом девушка с растерянным выражением на лице. Остальное скрывала высокая темная фигура некроманта.

Судя по тому, что плечи мужчины едва заметно вздрогнули, маневр Элионоры не остался незамеченным. Это разозлило её, и девушка решительно встала.

 – Спокойной ночи, милорд, – подчеркнуто вежливо произнесла она, направляясь к дверям.

Вино оказалось крепче, чем она думала, и Элионоре оставалось лишь надеяться, что лорд Уиллморт слишком поглощен происходящим в ночи и не заметит её неуверенную походку.

Когда девушка уже была у дверей столовой, он все-таки обернулся.

 – Спокойной ночи, – мягко пожелал он. – Леди Уиллморт…

Элионора в ответ кивнула и постаралась выйти как можно более уверенно.

Глава 3

 

 – Ну, и что это все значит? – белесая полупрозрачная фигура женщины в старинном платье возникла в воздухе, как только дверь в столовую закрылась.

Начальник тайной канцелярии даже и бровью не повел. Призрак проплыл по комнате и остановился перед мужчиной, уперев руки в бока.

 – Карлайл Джон Уиллморт! Я тебя спрашиваю!

 – Тетушка, – лорд Уиллморт позволил себе слегка улыбнуться. – Я все думал, когда же ты появишься!

 – И специально не отпускал эту милую девочку?

 – Возможно, – некромант подошел к столу и вновь наполнил свой бокал. – Ну, что ты думаешь?

 – Что ты – идиот! – призрак с сожалением покосился на графин.

Зеленые глаза озорно блеснули:

 – Даже не предлагаю тебе налить.

 – С твоей стороны это бы было просто оскорблением, – хмыкнула тетушка, нависая над столом. – Джон, что ты собираешься делать?

Она всегда звала его именно вторым именем, считая имя Карлайл слишком унылым. Некромант был полностью с ней согласен.

 – Прежде всего – допить этот замечательный портвейн, – он вновь наполнил свой бокал.

 – А потом? – взгляд призрака был полон беспокойства.

Джон вздохнул. Тетушка Альмерия была именно тем человеком, кому он, будучи еще совсем маленьким, доверял все свои тайны. Именно тетушка заподозрила в мальчике Тьму и настояла на обучении племянника. Сначала – с наставником, а потом и в академии.

Гибель родителей и младшего брата еще больше упрочили связь между лордом Уиллмортом и его тетей, полностью взявшей на себя заботу об угрюмом подростке, которого сверстники предпочитали избегать, совершенно справедливо опасаясь Тьмы, то и дело бушующей вокруг своего хозяина.

Будучи сама некромантом, Альмерия как никто другой понимала племянника, унаследовавшего её дар. Своих детей у тёти не было, мало кто мог вынести Тьму рядом с собой, и потому всю свою заботу Альмерия сосредоточила на Джоне. Сама она погибла пять лет тому назад, но забота о племяннике была столь велика, что душа так и не смогла обрести вечный покой.

Поэтому вот уже лет пять Карлайлу Джону Уиллоби, лорду Уиллморту, могущественному начальнику Тайной канцелярии приходилось терпеть явление призрака, который упрекал его в пренебрежении к продолжению рода.

Конечно, можно было попробовать упокоить мятежную душу несколькими обрядами, но лорд Уиллморт не хотел этого делать. Во-первых, из уважения к той, кто его воспитал, а во-вторых… а во-вторых было именно во-вторых, и начальник Тайной канцелярии не собирался никого посвящать в свои мысли.

 – Успокой меня, – вдруг попросила призрак.

 – Что? – некромант аж поперхнулся и закашлялся.

 – Скажи, что Генрих знает обо всем.

 – А, ты в этом смысле… – непочтительно хмыкнул племянник. – Вынужден тебя разочаровать, тетя, его величество пока что в неведении.

 – Джон… – ахнула Альмерия. – Ты… ты дошел до того, что подделал подпись короля?

От волнения она взмыла под самый потолок и заметалась по комнате, точно огромная белая бабочка. Лорд Уиллморт с досадой стряхнул винные капли с сюртука.

 – Этого не потребовалось. Разрешение на брак подписано архиепископом… Его секретарь был так ловок, что бедняга даже не понял, кому и что подписал. Что же касается остального, можешь не волноваться! У нас с Генрихом действительно были некоторые договоренности, и скажем так, сестра заговорщика его не интересовала, потому я получил карт бланш.

 – И решил жениться?

 – Тебе не понравилась Элионора?

 – Как ты только что изволил заметить, она – сестра заговорщика, недавно казненного на площади Чести! Одно это заставит все общество подвергнуть вас остракизму!

 – О, наконец-то я начну проводить вечера дома, а не на балах!

 – Все вечера, как, впрочем, и остальное время, ты проводишь в застенках своего ведомства! – отпарировал призрак. Некромант довольно улыбнулся:

 – Ты еще скажи, пытая несчастных заключенных!

 – Для этого у тебя есть твои палачи!

Лорд Уиллморт картинно закатил глаза.

 – Тетя, ты-то знаешь, что физическое воздействие…

 – Заменено ментальным. Но это не отменяет самого факта пыток!

 – Скажи об этом Генриху. Он будет счастлив обсудить с тобой этот вопрос, особенно после недавнего заговора, – отмахнулся некромант.

 – И это возвращает нас к Элионоре Артли! – тетя вздохнула. – Я просто не понимаю, почему именно она?

 – Чтобы не лишать общество возможности подвергнуть меня остракизму…

 – Джон! Ты невозможен!

Некромант скользнул по полупрозрачной даме усталым взглядом. Призрак все еще парил над столом, смотря на племянника с укором. Значит, долго готовилась и просто так не отстанет.

 – Ладно, давай, – лорд Уиллморт откинулся на спинку стула, запрокинул голову и прикрыл глаза.

В ответ тетушка лишь фыркнула.

 – Думаешь, это меня остановит?

 – Нет, но я успею подремать, пока ты будешь читать мне очередную нотацию. Я чертовски устал.

 – Дорогой, ты пытаешься разжалобить меня?

 – О, на это я и не надеюсь, – зеленые глаза вновь лукаво блеснули. Было видно, что некроманта забавляет эта перепалка.

 – И правильно делаешь! – Альмерия вскинула голову. – Итак, ты не собираешься рассказывать мне, зачем тебе все это?

 – Ты сама последние пять лет твердила, что мне надо жениться. Являлась среди ночи, читала нотации, пугая нежных и трепетных дев…

 – Я являлась, как ты изволил выразиться «среди ночи» всего один раз в твое ведомство, и уж явно та девица, которая сидела у тебя в кабинете не была ни нежной, ни трепетной. Она даже не была девицей! Откуда она вообще там взялась?

 – Клодиль прислала. Это одна из её девочек, которым я поручил следить за шииром Артли и его приятелями. После твоего эффектного появления мне пришлось отпаивать девицу бренди.

 – Хоть кто-то получил то, что хотел.

 – Ну, ты тоже получила: я внял твоим наставлениям и женился.

 – И теперь проводишь брачную ночь в одиночестве, не считая призрака и графина с портвейном? Джон, тебе не кажется, что твоя жена тебя уже ненавидит?

 – С чего ты взяла?

 – Я была в часовне. Мне одной показалось, что девушка хотела остановить свадьбу?

 – Тебе показалось, – непочтительно отозвался племянник. – Так всегда бывает, когда подглядываешь в щель, даже если эта щель и из другого мира.

Альмерия почти ощутимо заскрежетала зубами. Тьма вырвалась из угла, гася свечи.

 – А твой дар? – голос призрака в темноте прозвучал зловеще. – Насколько мне известно, дар Артли почти угас… не думаю, что эта вздрагивающая от каждого шороха девочка сможет подарить тебе достойного наследника.

 – Элионора всего лишь напугана, что не удивительно после того, что ей пришлось пережить, – продолжал некромант, которого совершенно не тронул гнев тетушки. Он щелкнул пальцами и свечи на ближайшем канделябре вспыхнули вновь. Правда, язычки пламени были слишком неровными, как всегда, когда приходилось применять чуждую магию. – Что же касается дара, то он угас у Альберта Артли, но не у его сестры. Элионора Артли обладает огненной магией. У меня было достаточно времени, чтобы убедиться в этом!

 – Только не говори мне, что допрашивал её лично лишь затем, чтобы убедится в наличие дара!

 – Что? – некромант нахмурился, а потом рассмеялся. – Нет, это было бы чересчур даже для меня! Но Генри просил взять дело о заговоре под личный контроль.

 – Ты так спокойно говоришь об этом … – заметила Альмерия, слегка успокаиваясь.

 – Поверь, я не в восторге от случившегося и предпочел бы обойтись без казней, но, увы, народ бы этого не понял… а с учетом того, что у Генриха нет наследника…

 – И Изабелла не беременна?

 – Насколько мне известно – нет.

 – О чем они только думают! – Альмерия всплеснула руками. – Свадьба состоялась год назад.

 – Всего год назад, – поправил ее некромант.

 – Все равно! Для королей время – непростительная роскошь.

 – А ты явись к ним посреди ночи в спальню, – радостно посоветовал лорд Уиллморт. – Наставь на путь истинный!

 – Хочешь избавиться от меня навсегда?

 – Разумеется нет. Но прости, я не буду передавать твои слова Генриху.

 – Можешь и не передавать. И он и ты всегда отличались тем, что делали по-своему! – покружив, призрак грациозно опустился на стул и внимательно посмотрел на племянника. – Ты ведь не расскажешь мне, какую игру задумал на этот раз?

Начальник Тайной канцелярии улыбнулся и развел руками:

 – Извини.

 – Я так и знала! – Альмерия вздохнула. – Джон, послушай, можешь считать это все бреднями старой женщины, к тому же призрака, но я очень беспокоюсь. За последние пять лет ты очень изменился. Я понимаю, что должность, которую ты получил…

 – Тетя, при чем тут моя должность? – возмутился тот.

 – При том, что я сама – некромант, и прекрасно понимаю, сколько Тьмы каждый раз ты должен впускать в себя. Она выедает тебя, опустошает душу…

 – О, только не надо этой патетики, – поморщился начальник Тайной канцелярии.

 – Это – не патетика! – резко возразила Альмерия. – Ты и сам чувствуешь, что с тобой происходит! Ты теряешь душу. Ты давно уже перестал сочувствовать людям!

 – Наверное потому, что они сами перестали сочувствовать мне, – в голосе племянника звучало предостережение.

Понимая, что продолжать разговор бесполезно, тетушка вздохнула.

 – Джон, я хочу, чтобы ты пообещал мне одну вещь!

Тот не отозвался. И Альмерия, сочтя молчание племянника как согласие выслушать её, продолжила:

 – Пообещай мне, что не причинишь этой девочке, ставшей сегодня твоей женой, вреда, что не будешь принуждать её, что…

 – Дорогая тетя, не стоит делать из меня монстра! – слегка фальшиво рассмеялся лорд Уиллморт. Альмерия все-таки задела его. – Впрочем, если это тебя успокоит – клянусь тебе даром.

Тьма взволнованно заклубила вокруг, на секунду скрыв высокую фигуру хозяина.

 – Спасибо.

Некромант в ответ дернул плечом, давая понять, что его раздражают эти женские глупости, и вновь наполнил бокал. Призрак вздохнул, пробормотав себе под нос что-то о многочисленных ослах и баранах в родословной великих предков.

***

Элионора с трудом поднялась к себе в спальню. Впервые за все время лестница показалась ей очень длинной, а ступени – слишком скользкими. Поднимаясь по ним, девушка то и дело оглядывалась, проверяя, не передумал ли лорд Уиллморт, но дверь в столовую оставалась закрытой.

В какой-то момент Элионоре показалось, что она слышит женский голос. Девушка замерла, но в доме царила оглушающая тишина. Скорее всего, дело было в воображении, разыгравшемся после выпитого портвейна.

Голова кружилась, и Элионора, понимая, что вот-вот просто упадет, поспешила добраться до своей спальни. Горничная ждала её.

Худая, невысокая Мери-Джейн прислуживала своей хозяйке с тех самых пор, когда та еще носила короткие платьица. Слишком привязавшись к своей госпоже, горничная так и не вышла замуж и являлась для Элионоры не только прислугой, но и кем-то вроде наперсницы, всегда свято хранившей доверенные ей тайны. Она добровольна разделяла с хозяйкой все тяготы ареста и готова была отправиться в любую ссылку.

Вот и сейчас, преданная служанка, обеспокоенная приездом начальника Тайной канцелярии, терпеливо ждала свою госпожу.

 – Ты еще не спишь? – Элионора села к туалетному стоику и вгляделась в отражение. Растрепанная, растерянная, с встревоженным взглядом она мало напоминала ту красавицу, которая совсем недавно блистала на балах.

 – Куда мне заснуть, коли в доме такое твориться! – проворчала горничная, привычно начиная распутывать локоны своей госпожи. – Эти лакеи, да и их хозяин… зачем вы ужинали с им наедине, миледи?

В голосе служанки был слышен укор. Как бы ни складывалась ситуация, Мери-Джейн всегда свято блюла приличия. Ее госпожа никогда не выходила в городе одна даже на прогулку, не говоря уже о том, чтобы оставить госпожу вечером наедине с мужчиной. Только опасение за жизнь и судьбу Элионоры смогло сегодня вечером удержать горничную от того, чтобы не ворваться в столовую, и вот теперь служанка имела право потребовать ответа на вопросы.

Девушка вздохнула. Днем она не стала посвящать Мери-Джейн в свои планы, опасаясь, что просто не выдержит расспросов. Сейчас скрывать все было просто глупо.

 – Потому что он стал моим мужем, – просто сказала Элионора, старательно избегая взгляда преданной горничной.

Та ахнула. Расческа выпала из рук, но Мери-Джейн даже не подумала поднять её.

 – Иди ты!.. – как служанка ни старалась, простонародные выражения то и дело проскальзывали в речи. Правда это случалось, лишь когда она была слишком удивлена происходящим. – Простите, миледи, но ведь это тот самый человек, который…

 – Да, – Элионора выдохнула и все-таки взглянула в зеркало, встретившись взглядом с изумленным взглядом горничной. – Лорд Уиллморт – начальник Тайной канцелярии. Именно он…

Она не стала продолжать. Имя брата так и повисло в воздухе, но Мери-Джейн и не надо было называть имен. Служанка поджала губы, а ее глаза зло заблестели. Элионора знала, что её горничная никогда не жаловала Альберта Артли, считая его никчемным и напыщенным прожигателем жизни.

В ответ Элионора всегда пожимала плечами. Слишком большая разница в возрасте делала брата и сестру почти чужими друг другу людьми, вынужденными жить в одном доме. Официально после смерти родителей Альберт считался опекуном Элионоры, но всегда пренебрегал своими обязанностями, за что девушка испытывала к брату признательность. До недавнего времени.

 – Мало вам брат зла причинил при жизни! – посетовала Мери-Джейн, – Так теперь еще и после смерти…

 – Перестань! – оборвала её Элионора. Огонь в камине ярко вспыхнул, девушка поморщилась, понимая, что не смогла сдержать свой дар.

Но ей просто невыносимо было слышать эти причитания. Она хорошо сознавала, что невоздержанность Альберта, его постоянные попойки, на которых присутствовали и женщины – все это бросало тень и на безупречную репутацию сестры. Но у Элионоры было богатое приданое. Это искупало очень многое, и потому злопыхатели могли лишь шипеть по углам.

Это все было раньше. Теперь Альберт мертв, сложил голову на плахе, земли конфискованы, а сама Элионора…

Показалось, что кто-то поднимается по лестнице. Девушка с испугом взглянула на дверь. Даже если попросить горничную закрыть на засов, вряд ли подобная преграда остановит могущественного некроманта.

Огонь внутри с надеждой вспыхнул, но Элионора покачала головой. Не стоило применять магию, тем более по отношению к собственному мужу. Церковные обеты нерушимы, и строго карают клятвопреступников. Девушка задумчиво покрутила на пальце кольцо, которое лорд Уиллморт надел ей на палец в часовне.

Темный камень в замысловатой оправе из белого золота. Наверняка, артефакт. Элионора чувствовала легкое вмешательство чуждой ей магии. Эта магия была теперь повсюду: дом привыкал к новому владельцу.

Старинное имение, веками хранившее верность одному роду вынуждено было принимать чужака, поскольку, в этом Элионора не сомневалась, ритуал передачи имения новому роду был проведен его величеством Генрихом Десятым по всем правилам. Теперь старому дому оставалось лишь со скрипом подстраиваться под нового хозяина.

Генрих Десятый. Молодой король, вступивший на престол пять лет назад. Он тоже присутствовал при казни. Стоял на специальном помосте в окружении стражников и старательно избегал смотреть в ту сторону, где стояли семьи приговоренных. Впрочем, и семей-то не было. Две рыдающие матери, один убитый горем старик…

 И Элионора, удерживаемая лордом Уиллмортом лично. «Даже не смейте отворачиваться!»

Девушка с тоской взглянула на стены, еще недавно бывшими ей родными. Отчаяние вновь охватило её. Теперь все здесь принадлежало некроманту, в том числе и она сама.

 – Триединый, – девушка закрыла лицо руками, все еще стремясь сдержать слезы. – что я наделала!

Давно копившиеся слезы хлынули из глаз. Горничная с тяжелым вздохом неуклюже обняла хозяйку за плечи, прижала к себе, пытаясь хоть как-то утешить.

 – Мери-Джейн, мне страшно, – призналась девушка чуть позже, когда рыдания утихли, и она смогла связно рассказать все события сегодняшнего дня.

Служанка лишь вздохнула в ответ.

 – Не расстраивайтесь, миледи, – произнесла она, стараясь, чтобы голос звучал рассудительно. – Вы сделали правильный выбор.

 – Ты так думаешь?

 – Конечно! – горничная постаралась вложить в слова всю уверенность, которую не испытывала сама. – Подумайте, что бы ждало вас в монастыре? Одинокая келья? Заточение? Молитвы? А так вы стали женой весьма уважаемого человека…

 – Который является могущественным некромантом и начальником Тайной канцелярии.

 – Ну… у всех есть свои недостатки… зато, говорят, он весьма щедр и не принуждает женщин…

 – Он их покупает.

 – Не всех… – Мери-Джейн слегка смутилась, но продолжила, зачем-то перейдя на шепот. – В столице ходили слухи, что лорд Уиллморт околдовывает женщин своей Тьмой, и те приходят к нему сами, чтобы отдаться.

 – Что за глупости! – фыркнула Элионора скорее по привычке. Она вдруг вспомнила брачную церемонию и то, как не могла вымолвить ни слова, но упрямо продолжила. – Насколько я знаю, лорду Уиллморту нет нужды применять магию, женщины и так падают к его ногам.

 – Тогда наверняка у милорда есть любовница, и стоит полагать, он не станет вам сильно докучать, – рассудительно продолжила горничная. – В любом случае, вам стоит радоваться этому союзу. Ну а коли невмоготу станет, монастырь и замужнюю примет, главное – одарить щедро!

 – Да, возможно, ты и права, – устало отозвалась Элионора, не желая больше обсуждать эту тему. – Надо собрать вещи.

Она хотела помочь Мери-Джейн уложить немногочисленные вещи, но служанка решительно воспротивилась этому. Не помогли даже уверения, что лорд Уиллморт обещал не приходить сегодня ночью к жене.

 – Тогда тем более, миледи, вам просто необходимо выспаться. Я слышала, что милорд приказывал подать экипаж на рассвете. Так что, ступайте в постель и предоставьте старой Мери-Джейн заняться своими обязанностями!

Чувствуя себя слишком усталой, чтобы возражать, девушка подчинилась. Мери-Джейн помогла хозяйке раздеться, долго расчесывала, а потом заплела огненные пряди в косу и принесла теплое молоко с травами. Элионора опасалась, что заснуть все равно не удастся, но усталость взяла свое, и девушка не заметила, как погрузилась в глубокий, вязкий сон.

Снилось ей все тоже: казнь. Некогда площадь Чести была главной площадью города. Тесная, вымощенная булыжниками, теперь она находилась на границе с трущобами. Именно там безумный король огласил свое завещание, именно там первый шиир Артли принес присягу, и именно там казнили Альберта. Символично.

Серые стены домов, плотным кольцом окружавших площадь, темные проемы окон, пестрая толпа. Элионора заметила, что многие пришли семьями и с детьми. В отличие от аристократов простолюдины не гнушались подобными кровавыми развлечениями.

Впрочем, аристократы тоже были. Генрих Десятый решил, что казнь дворянина, посмевшего поднять руку на своего сюзерена, должна послужить уроком остальным.

Представители всех знатных родов расположились на специальном балконе. Мужчины, в отличие от семей заговорщиков, женщин там не было. Слишком знакомые по прежней жизни, где Элионора Артли блистала, они теперь старательно отворачивались от сестры заговорщика.

Стоявшая в окружении стражников, Элионора то и дело ловила на себе их задумчивые, а иногда и жалостливые взгляды. Именно эти взгляды и заставляли девушку до боли выпрямлять спину и не отводить глаз от темного помоста, на котором стоял палач. Человек в красном.

Слишком напряженная, Элионора пропустила тот момент, когда народ на площади расступился, и к помосту подъехала телега. Сердце застучало.

С Альбертом они никогда не были близки. Упрямый, вздорный, своевольный, брат очень раздражал, но видеть его вот так, в белой рубахе смертника…

Приговоренный вдруг обернулся. Знакомые зеленые глаза некроманта блеснули из-под длинной челки… в них была Тьма.

 – Миледи… – кто-то схватил и затряс девушку за плечо.

Она вскрикнула и проснулась. После тьмы во сне яркий свет ударил по глазам. Элионора сразу и не поняла, что это Мери-Джейн склоняется над ней со свечой в руках.

 – Миледи, лорд Уиллморт настоял, чтобы я вас разбудила, – виновато произнесла она.

 – Что? – выдохнула Элионора, все еще находясь во власти ночного кошмара. – Он… Что он хочет?

 – Чтобы вы собрались. Экипаж будет подан через полчаса.

 – Ах это, – девушка не смогла сдержать вздох облегчения.

Она послушно поднялась с кровати, едва притронулась к завтраку, принесенному горничной заблаговременно. От ночных кошмаров все еще трясло, и кусок не шел в горло.

Мери-Джейн посмотрела на хозяйку с укором, но ничего не сказала, лишь подала дорожное платье. При виде жакета, сшитого в стиле мундира королевского кавалерийского полка, девушка вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.

 – Мне позволено будет поехать с вами, миледи? – поинтересовалась верная служанка, расправляя черные кружева рукавов.

 – Конечно. Почему ты спрашиваешь? – Элионора натянула перчатки и привычно взглянула в зеркало.

Глаза покраснели, а веки припухли, но это можно было списать на то, что девушка слишком рано встала. Ей не хотелось, чтобы некромант догадался, что она плакала. Хотя… он наверняка знал и об этом.

 – Возможно лорд Уиллморт предпочтет, чтобы его жену обслуживала другая горничная.

 – Вот как? – Элионора бросила на Мери-Джейн быстрый взгляд. – В таком случае его ждет разочарование.

Она решительно надела треуголку и заправила под нее золотисто-рыжие пряди, выбившиеся из тугого узла на затылке. Бросив взгляд на часы, и убедившись, что отведенное ей время на сборы вот-вот закончится, девушка поспешила выйти. Если она хотела спорить мужем в принципиальных моментах, не стоило злить некроманта по мелочам.

Лорд Уиллморт уже стоял у кареты, запряженной четверкой вороных. Огромные кони с пышными гривами и золотистыми глазами, как у змеи. Элионора ахнула, узнав моро. Эта порода лошадей, весьма капризная в уходе, но обладавшая способностью распознавать магию, ценилась на вес золота. Обладать четверкой таких коней было неслыханной роскошью. Девушка вновь невольно задумалась о причинах, толкнувших первого лорда королевства на брак с ней.

Словно почувствовав, что на него смотрят, некромант обернулся, окинул пристальным взглядом хрупкую фигуру жены, одобрительно кивнул и тут же нахмурился, заметив небольшой дорожный сундук, который вынесли лакеи.

— Это все ваши вещи? – поинтересовался некромант, подходя к жене.

 – Вы ведь не сказали, куда мы едем… – Элионора побоялась, что ее слова будут восприняты как упрек, поэтому поспешно добавила. – К тому же большинство моих платьев осталось в городском доме, и я даже не знаю, что с ними…

 – Ваш городской дом теперь тоже принадлежит мне. Я распоряжусь, чтобы ваши наряды привезли в мой особняк, – кивнул лорд Уиллморт, лично открывая дверцу кареты.

Элионора поставила ногу на ступеньку и повернулась к мужу, решаясь:

 – Могу ли я взять с собой свою горничную?

 – К сожалению, нет.

 – Вот как? – в голосе девушки зазвучала сталь.

Некромант усмехнулся и миролюбиво пояснил:

 – В карете нет места для нее, но я пришлю за вашей служанкой экипаж, как и за теми безделушками, которые вам так дороги. Желаете ли что-то еще?

Несмотря на то, что последняя фраза была сказана с издевкой, Элионора покачала головой.

 – Вы и так слишком щедры ко мне.

 – Хорошо. Тогда не будем терять время! – лорд Уиллморт терпеливо выждал, пока жена поднимется в карету и устроится на подушках, запрыгнул следом, небрежно развалился на сиденье и прикрыл глаза.

 – Вы так и не сказали, куда мы едем, – напомнила Элионора.

 – Да? – он даже не приоткрыл глаз. – Наверное. Конечно же, в Уолтерфолл. В особняк Уиллмортов.

 – Конечно же, – эхом отозвалась девушка, досадуя на саму себя.

Куда еще ехать начальнику Тайной канцелярии, как не в столицу королевства. Сама Элионора не была уверена, что хочет появляться в высшем обществе так скоро.

Девушка не знала, сможет ли она вытерпеть любопытные, а зачастую и презрительные взгляды, злобный шепот за спиной: «Как, вы не знаете?.. сестра того самого… и ей хватило дерзости…»

Утешением было лишь то, что Элионора находилась в трауре по брату, и следовательно, не должна посещать светские мероприятия. Возможно, некромант, насладившись новизной брака, позволит жене вскоре вернутся в Артли. Девушка еще раз взглянула на мужа. Он дремал, скрестив руки на груди и откинув голову. Слегка успокоенная этим, а также мягким покачиванием кареты, Элионора все-таки задремала.

Проснулась девушка от толчка. Карета резко остановилась. Сквозь завывания невесть откуда взявшегося ветра было слышно тревожное ржание лошадей. Лорд Уиллморт встрепенулся и приоткрыл окошко.

 – Реджи, что там?

 – Прошу прощение, милорд, лошади волнуются и отказываются идти вперед!

Некромант помрачнел и внимательно посмотрел на Элионору.

 – Вы хорошо знаете эти места. Здесь есть поблизости кладбище?

Девушка выглянула в окно. Поля заканчивались, а за невысокой каменной оградой, означавшей границу владений, виднелся алеющий осенний лес.

 – В полумиле отсюда есть развалины часовни, – спокойно сказала Элионора.

 – Около нее есть кладбище?

Девушка покачала головой.

 – Кладбище находится у церкви. Но по преданию под часовней находятся могилы монахов…

Некромант забористо выругался и выскочил из кареты, даже не потрудившись закрыть дверцу. Элионоре ничего не оставалось делать, как последовать примеру мужа.

 Форейторы уже распрягли лошадей, а сам лорд Уиллморт рисовал вокруг экипажа и людей огромный круг, попутно наполняя его рунами. Показалось, что над его головой мелькнуло что-то белесое.

 – Что происходит? – спросила Элионора, даже не надеясь на ответ.

 – Нападение мертвяков, миледи! – отозвался один из форейторов, стараясь успокоить лошадей. Моро то и дело били копытами и косились своими огненными глазами в сторону леса. – Похоже, кто-то поднял их из могил.

 – Мертвяки? – растерянно переспросила девушка.

 – Боб, Томас, вы будете следить за лошадьми, Реджи пойдешь со мной! – распорядился лорд Уиллморт, подходя к форейторам.

При виде жены, стоящей у карты, он недовольно поморщился:

 – Элионора, вам лучше вернуться в экипаж. Не думаю, что вам понравиться это зрелище.

 – Возможно, я смогу помочь? – тихо предложила девушка.

При мысли о том, что ей придется сидеть в карете, закрыв дверцы, и гадать, что происходит с остальными, становилось страшно.

 – Пожалуйста, – прошептала она одними губами.

Но некромант все равно услышал. Он хищно прищурился, и как показалось Элионоре едва заметно улыбнулся:

 – Вы знаете, как поддерживать защитный круг?

 – Да.

 – Займитесь этим. Мое кольцо у вас?

 – Да, – Элионора продемонстрировала кольцо, уже подстроившееся под новую хозяйку и плотно сидевшее на пальце.

 – Хорошо. Никогда не снимайте его, что бы ни случилось, – лорд Уиллморт отвернулся и широким шагом направился к границе нарисованного на земле круга. Выжидающе замер и оглянулся на жену:

 – Быстрее!

Спохватившись, Элионора слегка торопливо произнесла заклинание, поднимая едва заметную магическую завесу, отсекающую тех, кто находился в круге, от остального мира.

Ветер стих. В наступившей тишине было слышно, как всхрапывают лошади. Один из жеребцов бил копытом, явно стремясь в бой с нежитью. Элионора опасливо покосилась на него.

 – Вам нечего бояться этих лошадей, миледи, своих они не тронут, – прогнусавил высокий веснушчатый парень. Реджи. Судя по тому, как ловко он управлялся с лошадьми, парень был явным стихийником. Только если у Элионоры стихией был огонь, то у Реджи – воздух.

 – Да, конечно, – спохватилась девушка, невольно оглядываясь по сторонам и желая, чтобы нежить вышла из лесу.

Элионору страшила не схватка, но ожидание. Воображение рисовало картину одну страшнее другой. Чтобы хоть как-то скрыть напряжение, девушка занялась магическими потоками, стараясь подобрать их все. Трудность заключалась в том, что сам круг рисовал лорд Уиллморт, а темная магия всегда отличалась от стихийной. Один из потоков выскользнул, и завеса полыхнула алым.

Кони всхрапнули. Мужская рука ободряюще сжала ладонь. Элионора и не заметила, как некромант вновь оказался за её спиной.

 – Старайтесь не расходовать свои силы попусту, – посоветовал он. – В случае необходимости вас сменит кто-нибудь из моих людей, но мне бы хотелось, чтобы вы справились с этим сами.

 – Хорошо, – все еще досадуя на себя, девушка подхватила магический поток и выровняла его.

Некромант одобрительно хмыкнул и вновь отошел к своим людям, отдавая последние распоряжения. Элионора видела, как меняется его лицо, как хищно раздуваются ноздри, предчувствуя схватку. Какая-то мысль мелькнула в голове, но девушка не успела ухватить её. Из леса вышли они.

Воины-монахи, умершие много веков назад. Пустые глазницы потрескавшихся черепов, полуистлевшие доспехи. Когда-то они воевали за своего бога в пустыне, а потом вернулись на родину.

Основав монастырь, они продолжили свое служение Триединому и были захоронены на краю леса. Теперь кто-то решил потревожить их вечный сон. Элионора перевела взгляд на лорда Уиллморта.

Он стоял у края завесы, заложив руки за спину, и внимательно рассматривал скелеты, бесцельно топтавшиеся на месте. Со стороны могло показаться, что некромант ведет с ними безмолвный диалог.

Слуги замерли чуть поодаль, не спуская глаз со своего господина. Время, казалось, остановилось. Лишь кони все еще всхрапывали и прижимали уши, желая уничтожить нечисть.

Наконец лорд Уиллморт скривил губы в подобие улыбки. Показалось, что что-то белое опять мелькнуло около его головы, но это мог быть и отблеск магической завесы.

 – Это занятно, они не знают, кто их поднял, и желали бы обрести покой… – прошептал милорд себе под нос и добавил чуть громче, обращаясь к слуге, – Реджи, они – твои.

Тот старательно начертил в воздухе руну смерти, речитативом произнося на древнем языке заклинания упокоения. Мертвые вздрогнули, черепа завращались, щелкая поломанными челюстями. Миг – и скелеты рассыпались тонкими осколками. Наткнувшись на магическую преграду, они вспыхнули миллиардами искр, рассыпаясь в прах.

Некромант скривился.

 – Грубая работа, – бросил он потупившемуся конюху.

 – Да, милорд. Прошу прощения, милорд.

 – В следующий раз будь внимательнее! Едем! – приказал лорд Уиллморт, подходя к Элионоре.

Стоящий рядом моро потянулся к хозяину, тот небрежно отмахнулся, но на секунду взгляд потеплел. Жеребец в ответ фыркнул и ткнулся носом в плечо. Остальные кони обиженно заржали. Некромант скупо улыбнулся и обратился к Элионоре:

 – Можете опустить защитный контур.

Девушка поняла, что до сих пор удерживает магические потоки и начала осторожно распутывать их. Почему-то ей не хотелось получать выговор, точно слугам.

Лорд Уиллморт усмехнулся, перехватил энергетические нити и просто отшвырнул их. Завеса вспыхнула темный огнем и погасла. Элионора взглянула на некроманта.

 – После того, что натворили эти остолопы, – он кивнул в сторону суетящихся слуг. – Смысла в осторожности уже нет. Но, признаю, я восхищен вашими талантами. Кто обучал вас?

 – Магистр Эльс.

 – Ректор академии Уоллтерфолла? – в голосе зазвучало уважение. – Похвально. Как долго?

 – Не долго. Я вернулась из пансиона и начала занятия. Когда родители… погибли, – девушка невольно моргнула, стараясь не допустить сентиментальных воспоминаний. – Альберт счел невозможным продолжать мое обучение.

 – Почему?

 – Я не спрашивала. Брат отослал меня в имение, и я вернулась в столицу лишь по истечении траура, чтобы быть представленной ко двору. К тому времени магистр Эльс уже умер, да и меня на тот момент занимали уже другие заботы, – Элионора вспомнила то возбуждение, которое охватывало ее, семнадцатилетнюю девочку, в преддверие первого бального сезона. Возможно, им юная леди Артли и заслонила горечь потери. Тогда главным для нее являлось жить лишь мгновением, не думая ни о чем серьезном.

Красивые платья, украшения матери, разумеется, те, которые были позволены юной девушке, приглашения на рауты, присылаемые одно за другим. Теперь, стоял на поляне, девушка понимала, как это все мелочно и глупо. Но в тот момент это было единственным выходом. Элионора невольно опустила ресницы, словно опасаясь, что собеседник вновь прочтет её мысли.

Прикосновение буквально обожгло. Девушка вскинула глаза на некроманта. Не сводя с нее пристального взгляда, лорд Уиллморт заправил выбившуюся из прически прядь золотисто-рыжих волос ей за ухо и едва уловимым движением скользнул пальцами по изгибу шеи. Элеонора инстинктивно отпрянула и оказалась прижата спиной к карете.

Дверца все еще была распахнута, загораживая стоящих от остального мира. Некромант сделал шаг вперед, оказываясь непростительно близко к девушке. Элионора вдруг осознала, что ее муж очень высок. Чтобы взглянуть ему в глаза, пришлось почти запрокинуть голову.

 – Милая Элионора, слишком желанная и слишком беспечная… – промурлыкал лорд Уиллморт, одной рукой опираясь на карету и тем самым преграждая все пути к отступлению. Зеленые глаза засверкали еще ярче. Как завороженная, Элионора смотрела, не в силах отвести взгляда от надвигающейся на нее Тьмы.

«Он околдовывает женщин, и те сами приходят к нему…» – мелькнуло в голове.

 – Милорд, все готово! – раздалось где-то неподалеку.

Тьма отступила. Элионора выдохнула. Некромант криво улыбнулся.

 – Еще один повод сделать слугам выговор, –  он слегка отступил от девушки и подавая ей руку, чтобы помочь подняться в экипаж. – Впрочем, это и к лучшему… О, да у вас совсем ледяные пальцы!

Последнее замечание застало Элионору врасплох. Она невольно взглянула на свою руку, все еще удерживаемую некромантом. Его ладонь казалась обжигающе горячей.

 – Да, так бывает… вы и сами знаете, – пробормотала девушка, понимая, что от страха использовала непростительно много сил.

 – Разумеется, – лорд Уиллморт помог ей устроится поудобнее, затем из небольшого сундука достал флягу и протянул Элионоре:

 – Держите.

 – Что это? – девушка открутила крышку и осторожно принюхалась. Пахнуло алкоголем и еще чем-то, древесным.

 – Бренди. Вам надо согреться, – некромант пожал плечами. – Для огненного мага это – лучший способ.

 – Вы решили меня споить? – насторожилась Элионора.

В ответ её спутник лишь расхохотался.

 – Право слово, такое мне и в голову не пришло! Хотя в чем-то вы правы!

 – Простите, но я предпочитаю чай, – девушка протянула флягу обратно.

 – Хорошая девочка, – едва слышно прошептал некромант, отпивая несколько глотков и откидываясь на сидение. Элионора вопросительно посмотрела на него, ожидая пояснения этих слов, но лорд Уиллморт демонстративно закрыл глаза.

Судя по тому, как он дышал, некромант вряд ли спал, но он явно не желал вести разговоры, потому Элионора, убаюканная плавным ходом кареты, все-таки заснула.

Заметив это, лорд Уиллморт выпрямился и, взглянув на свою спутницу, еще раз задумчиво отхлебнул из фляги, потом покачал головой и закрутил крышку. Даже с клятвой, данной тете, игра, которую он затеял, обещала быть весьма увлекательной.

Глава 4

Резиденция лорда Уиллморта располагалась в самом фешенебельном районе Уолтерфолла, неподалеку от нового королевского дворца.

Мода на особняки с небольшими парками для приватных прогулок привела к тому, что сначала отец нынешнего короля, а потом и придворные начали скупать дешевые земли, и некогда грязные окраины города теперь были застроены домами аристократов. Правда, ходили слухи, что между ними еще располагались переулки с заброшенными бараками – наследие трущоб. Но проезжая по широким, вымощенным булыжником улицам в это было слишком сложно поверить.

Элионора проснулась как раз в тот момент, когда карета начальника Тайной канцелярии миновала городские ворота. Четверка вороных моро была слишком приметной, потому экипаж пропустили без проволочек, а караульные вытянулись в струнку, отдавая честь начальнику Тайной канцелярии. Лорд Уиллморт не удостоил их даже взглядом.

Громыхая, карета проехалась по булыжным мостовым. Понимая, что кучер выбрал не самый короткий путь, Элионора слегка нахмурилась, но потом с благодарностью посмотрела на мужа, поскольку они объехали площадь Чести.

 – Спасибо, – тихо сказала девушка.

Лорд Уиллморт лишь пожал плечами. Он никогда не любил эту площадь и Реджи прекрасно знал это.

Не прошло и десяти минут, как карета некроманта въехала в почтительно распахнутые чугунные, украшенные позолоченными вензелями ворота и остановилась у ступеней высокого крыльца, белоснежные мраморные колонны которого поддерживали крышу портика. Элионора вопросительно взглянула на хозяина дома, но тот даже не сделал попытки подняться.

 – Милорд, – выскочивший из дома лакей в черной с красным ливрее сбежал по ступеням и распахнул дверцу кареты. – Рады вашему скорому возвращению!

 – Это чувство взаимно, – лорд Уиллморт лениво ступил на землю. – Собери всех слуг в холле, чтобы поприветствовать леди Уиллморт.

Некромант протянул руку, помогая жене выйти из кареты.

 – Леди Уиллморт? – растерянно повторил лакей, переводя взгляд с хозяина на выглянувшую из экипажа молодую женщину, показавшуюся ему смутно знакомой.

 – Да, леди Уиллморт. Надеюсь, мне не придется повторять приказ дважды? – скептически поинтересовался некромант, едва заметно сдвинув брови.

 – Да, милорд, как прикажете! – лакей поспешил в дом.

Стоящим на крыльце было слышно, как громко он кричит, передавая приказ хозяина.

 – Распрягать лошадей, милорд? – негромко окликнул хозяина Реджи. Тот обернулся и скользнул по карете задумчивым взглядом.

 – Да, пожалуй.

Конюх кивнул и прищелкнул кнутом.

 – Скажите, а у вас все слуги… – Элионора наконец осмелилась задать вопрос, мучивший её всю дорогу.

 – Обладают магическими способностями? – хмыкнул лорд Уиллморт. – Нет. Это было бы непозволительной роскошью даже для меня. Кроме сопровождавших нас форейторов остальные – обычные люди.

 – А эти трое… Как их семьи относятся к тому, что они?..

 – Всего лишь мои слуги? О, уверяю, их родители счастливы, что сыновья смогли покинуть родные деревни.

 – Они - крестьяне? – ахнула Элионора.

 – Ну, почему же? Реджи был сыном почтенной горожанки. Вдовы, – в голосе некроманта послышалась издевка. – Ребенок, правда, родился года через два после смерти мужа и со слабым даром Тьмы. Не иначе, как какой некромант или менталист помог…

 – Но разве такое… – девушка знала, что магия – удел дворянства.

 – Возможно? – подхватил лорд Уиллморт. – Разумеется. Не только графы Артли ведут свой род от бастарда, моя дорогая. А уж с тем, как молодые лорды в ожидании благородной невесты хм… увлекаются крестьянскими девушками…

Он вдруг оборвал себя на полуслове и внимательно посмотрел на стены особняка. Элионора почувствовала, как дом с радостью откликается на мысленный зов хозяина, рассказывая все свои тайны.

Некромант чуть прищурил глаза, а затем довольно улыбнулся.

 – А, все готово, – он церемонно протянул руку. – Миледи?

Девушка покорно вложила пальцы в его ладонь. Вежливая улыбка застыла на губах, а страх и нерешительность ушли, уступив место любезной снисходительности. К этому моменту Элионору, дочь графа Артли, готовили всю ее жизнь: выйти замуж за уважаемого человека, стать хозяйкой собственного дома, повелевать слугами и угождать мужу. Последние мысли заставили ее вздрогнуть.

Девушка украдкой посмотрела на человека, идущего с ней рука об руку. Он выглядел… отстраненным? Да, пожалуй, именно это слово и описывало лучше всего состояние лорд Уиллморта.

Элионора в который раз задумалась над причинами, побудившими начальника Тайной канцелярии на столь экстравагантный поступок. Но подумать ей не дали. Двери распахнулись, приветствуя хозяина.

Внутри особняк мало напоминал жилище обладателя дара Тьмы. Мраморная мозаика пола, белоснежные колонны, поддерживающие высокие потолки, светлые стены, в нишах которых стояли статуи из розового мрамора.

Лорд Уиллморт на секунду замер на пороге, давая жене осмотреться, а затем уверенно повел ее между рядами слуг. Поклоны, книксены… Элионора чувствовала на себе удивленные взгляды, за спиной то и дело раздавался еле слышный шепот.

Старшие слуги стояли у ступеней лестницы. Лорд Уиллморт остановился и повернулся к Элионоре.

 – Дорогая, позволь представить тебе нашего дворецкого, мистера Джойса, экономку, миссий Фейрфакс, и моего камердинера, Гарри.

Девушка заучено улыбнулась.

 – Очень приятно, – вежливо произнесла она, слегка наклоняя голову в ответ на поклоны и реверанс.

 – Милорд, – дворецкий шагнул вперед, – от имени всех слуг позвольте поздравить вас с бракосочетанием и пожелать счастья.

 – Спасибо, – некромант оборвал слугу, явно намеревавшегося произнести витиеватую подходящую по случаю речь. – Думаю, формальности мы можем пропустить, миледи устала с дороги.

 – Позвольте, миледи, я провожу вас в ваши комнаты, – отозвалась экономка. – Правда, мы не готовились к вашему приезду, и они еще не убраны.

Девушка заметила, что голос женщины звучал очень сухо. По всей видимости, она решила, что Элионора – одна из тех авантюристок, которые пойдут на все, чтобы получить богатого мужа.

 – В таком случае, миссис Фейрфакс, я бы была признательна, если бы показали мне дом. Думаю, этого времени вполне хватит, чтобы приготовить мне спальню, остальными комнатами можно заняться и позже, – Элионора улыбнулась изумлению, промелькнувшему на лице экономки и дворецкого.

Камердинер уважительно посмотрел на девушку и перевел свой взгляд на хозяина, явно выражая одобрение. Уголок рта лорда Уиллморта едва заметно дернулся. Вся ситуация его лишь забавляла. Это задело Элионору еще больше.

 – Идемте же! – слегка поторопила она экономку, сухо кивнув мужу на прощание. – И мистер Джойс, скажите слугам, чтобы они занялись своими прямыми обязанностями!

Не дожидаясь ответа, девушка направилась к лестнице. Миссис Фейрфакс изумленно моргнула, обменялась многозначительным взглядом с дворецким и поспешила за молодой хозяйкой, на ходу доставая из кармана связку ключей.

Дом оказался небольшим, но тщательно спланированным. Куда лучше претенциозного городского дома Артли, в котором Элионора жила вместе с братом, и хозяйством которого управляла свой изящной, но крепкой рукой. Альберт всегда уверял, что восхищен талантами сестры и давал ей карт бланш. Сама же девушка была уверена, что брату просто лень вникать во все дела, но он никогда не спорил и исправно оплачивал все счета. Во всяком случае, Элионора на это надеялась.

Теперь девушка шла чуть позади миссис Фейрфакс, осматривая дом и задавая вопросы.

Поначалу экономка лорда Уиллморта отнеслась к новой хозяйке насторожено, но несколько заслуженных похвал вызвали на губах миссис Фейрфакс довольную улыбку. А уж после уверения, что дом содержится в образцовом порядке, и новая хозяйка не будет менять заведенный уклад, почтенная домоправительница готова была признать, что леди Уиллморт – весьма здравомыслящая молодая леди, которая прекрасно знает основы ведения домашнего хозяйства.

Они как раз закончила осмотр кладовых, когда подбежавшая горничная известила, что спальня миледи готова. Элионора, у которой уже сводило лицо от постоянной вежливой улыбки, благодарно кивнула и, напоследок отдав распоряжения о меню на ужин, направилась вслед за служанкой.

Комната оказалась достаточно просторной. Впрочем, этого и следовало ожидать. Стены были затянуты бирюзовым шелком, отчего казалось, что в спальне всегда прохладно. Мраморный камин закрывал экран с вышитыми павлинами, такие же павлины были вышиты и на портьерах, и на балдахине огромной кровати. При виде нее Элеонора невольно покраснела и поспешила отвести взгляд, пока служанка не заметила смущение.

Впрочем, горничная увлеченно доставала вещи новой хозяйки из дорожного сундука, с явным любопытством рассматривая наряды леди Уиллморт.

Девушка поморщилась: она терпеть не могла не в меру любопытных слуг.

 – Мои вещи прибудут чуть позже, – негромко, но очень веско произнесла она. – Как и моя личная горничная.

 – О, – девушка слегка смутилась и поспешно положила платье обратно в сундук, – простите, миледи, я думала…

Элионора вновь улыбнулась, чувствуя, как сводит скулы и попросила:

 – Подай мне платье. То, которое сверху!

Как на зло, домашнее платье было такого же бирюзового оттенка, что и стены комнаты. Настроение, и без того скверное, испортилось окончательно. Сама девушка предпочитала в отделке комнат теплые тона, которые позволяли ее огненному дару спокойно струится по телу. Здесь же отблеск шелка больше всего напоминал взгляд мужа. Такой же холодный, лишенный жизни, которым начальник Тайной канцелярии смотрел на все вокруг, включая собственную жену.

И все-таки зачем он женился?

 – Миледи? – оказывается, горничная что-то спрашивала.

Даже не вникая, Элионора покачала головой, отослала служанку и рухнула в кресло, устало потирая виски.

Теперь, когда у девушки появилось время спокойно поразмыслить над происходящим, все в этом поспешном браке казалось странным. Лорд Уиллморт никогда не ухаживал за ней и не давал понять, что юная леди Артли интересует его больше других. Напротив, по его снисходительной усмешке Элионора понимала, что начальник Тайной канцелярии презирал шиира Артли, считая его ни на что не способным. Даже защитить свою сестру.

Элионора вспомнила свой арест, темную с зарешеченными окнами карету, мрачные казематы крепости, где держали опасных преступников, кабинет для допросов, куда доносились вопли из пыточной.

Наверняка, её специально привели именно в эту комнату. Глумливо ухмыляющийся следователь с маленькими, как у хорька глазками, задающий одни и те же вопросы, его вкрадчивое «вы же понимаете, что с вами может произойти… Молодая, красивая девушка в тюрьме с ворами и убийцами…», свой собственный страх, ледяную струйку пота стекающую по спине, и высокую фигуру в черном, внезапно возникшую на пороге. Зеленые глаза взглянули с холодным презрением. Следователь подскочил и вытянулся по стойке «смирно»:

 – Милорд…

Элионора невольно напряглась, как натянутая струна. В застенках канцелярии от лорда Уиллморта еще больше веяло Тьмой. Вязкая, липкая магия потянулась к девушке, обволакивая плотным коконом. Её собственный дар был скован амулетами, и Элионора не могла поставить защиту. Девушка почувствовала, что задыхается. Захотелось вскочить со стула, убежать, спрятаться, по-детски закрыв лицо руками.

Дочь шиира Артли до боли стиснула кулаки, вынуждая себя оставаться неподвижной. Лишь еще больше выпрямила спину и гордо вздернула голову, с молчаливым вызовом смотря в ледяные глаза некроманта.

Кривая улыбка мелькнула на его красиво очерченных губах. Тьма пропала, схлынула, точно морские волны. Элионора наконец смогла вздохнуть. Спертый, пропахший плесенью, потом и табаком, воздух комнаты для допросов показался божественным. Следователя, похожего на хорька, в комнате уже не было.

 – Леди Артли? – начальник Тайной канцелярии тем временем сел за стол, пробежался глазами по листам, исписанным корявым мелким почерком, покачал головой, тихо выругался и вновь холодно взглянул на сидящую напротив девушку. – Думаю, у нас с вами есть о чем поговорить, не так ли?

Тогда Элионоре действительно стало страшно.

Во время допросов лорд Уиллморт держался с отстраненной вежливостью, граничащей с ледяным безразличием.

 – Вы действительно ничего не знали?

 – Нет…

 – Вы разочаровываете меня…

 – О, уверяю, если бы я заранее знала, что вы разочаруетесь, наверняка попросила бы Альберта поделиться своими планами! – съязвила девушка.

 – И тем самым подписали бы себе смертный приговор… – он усмехнулся.

Элионора отвела взгляд.

 – Возможно, мне удалось бы остановить брата, – обронила она.

Начальник Тайной канцелярии рассмеялся:

 – Прекрасная Элионора… не обольщайтесь. Не все мужчины Уолтерфолла очарованы вами.

В ответ девушка лишь повела плечом. Больше всего её задело то, что некромант упомянул прозвище, которое ходило в высшем свете. «Прекрасная Элионора»…

Что толку в её красоте? После того, что случилось, вряд ли вообще кто-то захочет иметь с ней дело. Даже торговцы, желающие получить титул в обмен на деньги, будут избегать сестру мятежника.

 Задумавшись, девушка упустила момент, когда лорд Уиллморт подошел к дверям, чтобы вызвать стражников, и распорядился отвезти леди Артли в её особняк. Элионора изумленно распахнула глаза, не осмеливаясь поверить в услышанное.

 – Вы не оставите меня в камере?

 – А вам так хотелось бы там остаться?

 – Нет, – она прикусила губу, слишком раздосадованная на свою несдержанность.

 – Тогда мой вам совет: не задавайте лишних вопросов. Это уберегло вас теперь, убережет и дальше. Я пришлю вам приказ. Чуть позже. Всего доброго, миледи… – некромант поклонился так, будто они беседовали на светском рауте.

Все еще не веря, Элионора проследовала за стражниками, села все в ту же карету с решетками на окнах и отправилась домой. В тот момент утомленная допросами, с магически запечатанным даром, она была готова услышать даже смертный приговор, но вместо этого ее выслали в имение. И вот теперь…

Девушка задумчиво покусала губу, гадая, что же все-таки она должна будет сделать в обмен на свою свободу. Лорд Уиллморт был не из тех людей, которые, движимые рыцарскими порывами, кидаются спасать дев, попавших в беду. И уж явно у первого лорда королевства не было недостатка в невестах. Та же Эбигейл Вендер, бывшая подруга Элионоры.

О, Эбби, подстрекаемая матерью, была готова на все, лишь бы лорд Уиллморт заметил её. Но тот не обращал на бесхитростные уловки никакого внимания. К услугам первого лорда королевства, ближайшего друга его величества Генриха Десятого были готовы почти все женщины. К любым услугам…

Девушка вновь бросила задумчивый взгляд на кровать. Стоявшая на возвышении, она почему-то напомнила эшафот. Может быть, дело было в темных, слегка потрескавшихся от времени досках, или же алом с золотом балдахине, ярким пятном смотревшемся в этом царстве ледяного холода.

Некромант не торопился предъявить свои супружеские права, но Элионора прекрасно понимала, что рано или поздно это произойдет. Лорду Уиллморту будет нужен наследник. И достаточно скоро.

Девушка невольно поежилась и зачем-то обхватила себя руками, будто это могло защитить. Стены дома едва заметно зашелестели, где-то вдалеке с укором скрипнула дверь. Особняк, начавший подстраиваться под новую хозяйку, недоумевал, почему та боится.

 – Все в порядке, – тихо произнесла девушка, успокаивая не то встревоженный дом, не то саму себя. – Все обязательно будет в порядке…

Ветер в печной трубе отозвался издевательским гулом.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям