0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Я знаю. Я вижу » Отрывок из книги «Я знаю. Я вижу»

Отрывок из книги «Я знаю. Я вижу»

Автор: Симова Гера

Исключительными правами на произведение «Я знаю. Я вижу» обладает автор — Симова Гера Copyright © Симова Гера

ГЛАВА 1

Я живу в Стратосе, автономной области на юге человеческого королевства Ларра. Если смотреть на эти земли сверху, то кажется, что когда-то по ним ударили огромным молотом. В результате получилось несколько крупных и много мелких островов, разделённых узкими проливами.

Больше всего мне нравится лежать на спине и смотреть в зеленовато-голубое небо Ларринты. Особенно во время Сияния Ожерелья, когда одновременно появляются все три ночных светила. У меня каждый раз сердце замирает при виде струящихся в вышине разноцветных магических потоков, на которые будто нанизаны звёзды и светила.

Правят в Стратосе командиры рескеров — воины, на которых не действует магия. Они с детства тренируются, укрепляют тело и дух, чтобы потом на мощных межпланетных кораблях путешествовать между мирами. Зачем они это делают — другой вопрос, и мне ответ на него знать не положено.

У рескеров с местными магами вооружённый нейтралитет. По договору — мир, а на самом деле мелкие и крупные неприятности они друг другу доставляют постоянно. А у меня довольно сильный дар. Говорят, это потому что моя мама — попаданка.

Она родилась в технологическом мире и впервые увидела драконов, оборотней и магов только здесь, на Ларринте, и её это не слишком обрадовало. Поэтому мама предпочла поселиться в Стратосе, где живут в основном люди и рескеры. Им запрещено иметь детей от магов, и каждая женщина без дара для них на вес золота. К сожалению, это не обо мне. Родительница моя ни крупицы силы не имеет, отец — тоже, а я — та самая паршивая овца.

За мной внимательно следили, и если бы поймали на нарушении одного из антимагических законов, то сразу бы выслали из автономии. И не то чтобы в Стратосе магам нельзя жить. Можно. Только обученным, с документами и браслетом-контроллером на руке.

Единственный выход для меня, чтобы после совершеннолетия остаться здесь — получить диплом одной из школ магии, но в Стратосе таких нет. Поэтому, когда мне исполнилось пятнадцать лет, папа отвёз меня в ближайшую Школу Стихийной Магии в Ларре.

Тогда я на вступительные испытания опоздала, да и по возрасту не подходила — слишком молодая. Зато у меня проверили наличие магической силы и внесли в предварительные списки на поступление.

Преподаватели школы мне не понравились. Разговаривали с папой вежливо, всё-таки он — боевой офицер, а маги и нелюди их боялись. Слишком хорошо в Ларре помнили, кто во время последней войны уничтожил демонов страха колхов и помогавших им магов.

В спину нам разве что не плевали. Я постоянно ловила на себе презрительные и ненавидящие взгляды адептов. Конечно, по их меркам мы с папой простолюдины, а заявились туда, где по большей части учатся аристократы. Да к тому же он охотник за магами, как часто называли в Ларре рескеров. Так что ничего хорошего от обучения здесь я не ждала.

Папа тоже заметил недобрые взгляды, но его заверили, что правила Школы запрещают адептам вредить друг другу. Магистры не лгали — у меня неплохо получалось определить, врёт человек или говорит правду. Если кто-то против меня зло замышлял, тоже чувствовала.

Мама говорит, что это вовсе не магия, а развитая интуиция. Она много слов умных знает, а я уже от неё нахваталась. Тоже ведь: «интуиция». Нет, чтобы сказать по-простому: «зад…», ой, «чутьё на неприятности хорошее».

Магистры определили у меня склонность к магии крови и проклятиям. Не совсем их профиль, но уезжать далеко от дома мы с папой смысла не видели. Про способность к предчувствиям я говорить не стала, а сами магистры не заметили.

Да и куда им, если двое всё больше на мою довольно внушительную грудь пялились, да на штаны обтягивающие. А точнее, на попу. Всё вроде вскользь, но я-то почувствовала их отнюдь не профессиональный интерес. И ведь не стыдно! Ведут себя как коты блудливые, хотя они такие и есть — нелюди.

У одного глаза медового цвета и зрачок время от времени вытягивается, как у кота. Движения плавные, голос мурлыкающий, вкрадчивый. Явный зверолюд. Второй вообще короткой шерстью покрыт, а на ней видны пятна. И в улыбке клыки обнажаются.

Такие нелюди называются ремлинги, и мне с ними сталкиваться ещё не приходилось. Они живут в своём закрытом от посторонних государстве и в Стратос не лезут, нечего им у нас делать. Похоже, что то же самое этот магистр думал про меня, уж очень недобрым был взгляд его прозрачно-голубых глаз.

Двое людей были чем-то неуловимо похожи друг на друга: пухлые, румяные, с недовольно поджатыми губами. Ректора, магистра Гордеорита, я будто вообще не интересовала. Он лениво шуршал бумагами и оживился только когда речь зашла об оплате. Конечно, я для него особого интереса не представляю. Всё равно, когда выучусь, вернусь к себе в Стратос.

— Минейр Холгер Верк, как представитель несовершеннолетней, прежде чем будет заключён договор на обучение, вы должны прочитать Правила нашей Школы и заверить подписью своё согласие с ними.

— Давайте, — папа тяжело вздохнул.

— Магистр Жаронит ответит на ваши вопросы, буде такие возникнут.

Ректор пухлыми ручками торжественно возложил на стол книгу в обложке из тиснёной кожи с каменьями и свиток. Пока тихонько шуршали страницы, я в окно разглядывала стены Школы, украшенные скульптурными группами представителей разных рас. Их можно было бы принять за живых, так натуралистично они выполнены.

Пока нас вели к кабинету магистра Гордеорита, я успела полюбоваться внутренним убранством Школы. Коридоры украшали картины и затейливая резьба, пол покрывал орнамент из мрамора разных сортов. Жаль только, что пришли мы довольно быстро. Искусство — моя главная слабость, и мне очень хотелось увидеть больше.

— Это что же, моя дочь тоже подпадает под ваши новые правила? — голос папы прозвучал неожиданно, а вопрос вообще показался мне странным. — Она же гражданка Стратоса!

— Мы даём родственникам несовершеннолетних ознакомиться с правилами обучения и подписать необходимые бумаги. Таковы теперь правила во всех учебных заведениях Ларры для магов. — Ректор крайне любезно улыбнулся и развёл руками. — Мы обеспечиваем адептам полное содержание и защиту от любых внешних проблем на пять лет, а по окончании обучения — диплом, позволяющий магу работать на всей территории Ларринты. Адепты обязуются подчиняться правилам. Только вам решать, стоит оно того или нет.

— Почему осмотр девушек не проводится магически? — продолжал допытываться папа. — Что за унизительная процедура — заставлять девиц раздвигать ноги перед посторонними?

— Чтобы не оставить адепткам ни малейшего шанса на обман. По результатам осмотра каждая из них получает знак статуса: магическую татуировку. Наносить её будут сразу после осмотра в область шеи. — Магистр Жаронит сложил руки на выдающемся животе. — Золотой знак получат только несовершеннолетние, как ваша дочь. Адепты находятся под юрисдикцией Ларры, здесь никто не смеет принуждать или соблазнять деву младше восемнадцати лет. За это наказание одно — смерть.

Я тихонько выдохнула. Какие-то осмотры, татуировки… Мне страшно оставаться в незнакомом месте без папиной защиты, а так хотя бы два года ко мне никто не сунется — восемнадцать исполнится только в середине второго курса. К тому времени меня научат пользоваться магией, и любому, кто ко мне полезет с соблазнением, я его на уши натяну!

— Серебряную татуировку получают девственницы. И я очень советую научить дочь блюсти свою честь. Никто не смеет принуждать деву к соитию, но если она добровольно легла с мужчиной… — Магистр пренебрежительно фыркнул и поднял на меня водянистые глазки. — Красную татуировку нанесут тем, кто с невинностью расстался до поступления. Ларре нужны маги, любой адепт с удовольствием внесёт свой вклад в увеличение их числа.

— Что ждёт тех, у кого татуировка красная? — решил уточнить папа.

— Много приятного, чего с юницами и девицами проделывать нельзя, — масляно усмехнулся магистр Жаронит, многозначительно глянув в мою сторону. — И запомните: татуировка не является защитным артефактом. Она всего лишь знак и изменит цвет и форму вместе со статусом адептки. Главная задача девушек в Школе — увеличивать магический потенциал и блюсти свою честь. Кто будет плохо учиться — отправятся рожать детей.

— Что-то не нравятся мне ваши порядки, господа магистры.

— Вы в своём праве, минейр Холгер, — подал голос ректор, — в крайнем случае мы можем договориться о домашнем обучении и ежегодных переводных экзаменах. За особую плату, разумеется, как добрым соседям Ларры.

— Разумеется, — процедил папа сквозь зубы, — давайте обсудим.

— Можно я пройдусь по коридорам? Там так красиво… — Мне жутко надоело слушать малопонятные разговоры.

— Отчего же нельзя, пройдись. — почти промурлыкал ремлинг. — Только будь осторожна, в Школе легко заблудиться.

— Детка, далеко не уходи.

— Направо от кабинета картинная галерея Школы, тебе там понравится. — Нелюдь насмешливо блеснул на вскинувшегося папу прозрачно-голубыми глазами и перевёл взгляд на меня. — А уходить с этажа действительно не надо, нам будет сложно вовремя тебя найти.

Что имел в виду ремлинг, я не поняла — поторопилась выскочить за дверь. По пути к картинной галерее мне попалось много интересного. Торопиться было некуда, я наслаждалась разглядыванием скульптур, орнаментов и гобеленов.

— Ты откуда такая хорошенькая? — резкий рывок за косу, и я оказалась один на один в пустой аудитории с рослым парнем. — Почему я тебя раньше не видел?

Меня ощупывал взглядом слегка всклокоченный блондин в бархатной мантии с серебряной отделкой.

— А ты кто такой? — Я помнила, что здесь должны быть только первокурсники, а этот по виду старше.

— Я несчастная жертва твоей красоты. — Замок в двери щёлкнул, отрезая нас от возможных свидетелей. — И ты просто обязана заплатить невинно пострадавшему.

Он подтянул меня за косу поближе к себе. Я краем глаза отметила отполированные продолговатые ногти. Вторая его рука коснулась моего лица, а потом он повёл ею вниз по шее, к груди. Вот ларгов выкормыш!

Я схватила парня за запястье, сделала шаг назад, распрямляя его руку и выворачивая большим пальцем наружу, а потом кулаком свободной руки резко ударила его под локоть. Характерный хруст ломающихся костей трудно с чем-то перепутать. Парень взвыл, а я рванула к двери. Ручка обожгла пальцы и даже не шелохнулась.

— Ты не выйдешь отсюда без моего разрешения! — парень слишком быстро перестал стонать от боли, и я насторожилась.

— Даже если ты вдруг потеряешь сознание? — наивный взгляд моих голубых глаз часто заставлял ребят обманываться на мой счёт.

— За нападение на аристократа тебе придётся отвечать!

— Ой, так ты из высокородных? — Я продолжила прикидываться недалёкой простолюдинкой. — Неужто у ваших принято на девчонок жаловаться?

— Ты не смела мне отказывать! — он обиженно надул красные губы, и я поняла, что он старше от силы на год. — Простолюдинки должны во всём подчиняться аристократам.

— И как я твою просьбу не заметила?

— Ты должна заплатить!

— Не припоминаю за собой долгов.

«Передо мной обычный мальчишка, — твердила я себе. — Папа рядом, со мной ничего плохого не случится».

— Ты должна мне уже самим фактом своего существования! — задрал подбородок парень и уставился на меня, будто ждёт определённых действий. — Ты передо мной никто!

— Да я и не спорю, — покивала в ответ. — Ты дверь-то открой, и я пойду. Чего тебе на пустое место время зря тратить.

— Ты сломала мне руку!

— Я?! — вытаращилась на него с искренним недоумением. — Ты оступился, а вину сваливаешь на меня?

— Ах ты, храпсова дочь!..

— Нет, конечно, ты можешь пойти и всем рассказать, что требовал плату с девочки, ещё не зачисленной в Школу, и она тебе заплатила переломом. Уверена, тебе все будут сочувствовать.

На бледных щеках парня проступили ярко-розовые пятна. До него всё-таки дошло. И пускай я всего лишь простолюдинка, но мама меня кланяться не учила.

— Ты пожалеешь!

Замок щёлкнул, и я сразу же выскочила за дверь. Вот и полюбовалась на интерьеры! Равенства среди магов нет и быть не может. Я же рядом с адептами из Ларры совершенно беспомощна, даже способностями своими толком не владею. Утешало одно — папа что-нибудь придумает. В кабинет ректора я вернулась бегом.

— Что-то случилось? — папа с тревогой окинул взглядом мою растрепавшуюся косу и красное лицо.

— Ничего такого, о чём стоило бы волноваться, — улыбнулась в ответ.

Через десять минут мы вышли из кабинета ректора и покинули школу. Папа вёз меня в седле своего шайра, огромного скакуна рескеров, и рассказывал, чем закончился его разговор с ректором.

— Магистр Жаронит будет твоим куратором. Он декан кафедры целительства, занятой человек, но согласился с тобой заниматься. Придётся отправлять ему выполненные задания почтой, а в начале весны приедешь сдавать экзамены.

Школа Магии высилась на территории Ларры через реку от Элефтерии, пограничного форпоста Стратоса. Узкие окна с витражами прорезали стремящиеся в зеленовато-голубое небо белокаменные стены. Сторожевые башни и магическая защита надёжно отгораживали адептов от внешнего мира. Настоящий замок-дворец, я похожий в детстве нарисовала.

— И мне придётся жить в Школе? — после стычки с адептом оставаться в опасном месте не хотелось.

— Зачем же? Я договорюсь со Славом, хозяином той отдыхальни, где мы с тобой ночевали. Он мой старый друг и приютит тебя на пару недель. Заодно присмотрит, чтобы плохого не случилось.

— Я так люблю тебя, папочка!

На такую удачу я даже не рассчитывала. Остаться дома, открыто заниматься магией и каждый год ездить в большой пограничный город — это просто здорово! Знала бы я, чем обернётся для меня «домашнее» обучение…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям