0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Январь » Отрывок из книги «Январь»

Отрывок из книги «Январь»

Автор: Медведева Алена || Шкутова Юлия

Исключительными правами на произведение «Январь» обладает автор — Медведева Алена || Шкутова Юлия . Copyright © Медведева Алена || Шкутова Юлия

Пролог

За пару лет до описываемых событий

Атмосфера грядущего праздника царила на ночном катке. Множество сверкающих разноцветными фонариками гирлянд на окружающих ледяную площадку деревьях, высокая елка в центре с яркими желтыми шарами и смеющиеся люди, что радовались жизни и приятному время препровождению – все способствовало праздничному настрою. В это позднее время тут совсем нет детей. А вот влюбленных парочек – сколько угодно! Тут вам и замотанные в яркие шарфы студенты, для которых пара часов на катке и последующие посиделки за чашкой горячего ароматного чая в ближайшем кафе – романтика «по средствам». И уже пожилые пары, которых ностальгия по ушедшим годам и потребность вновь пережить эмоции коллективной душевности и необъяснимой радости, что охватывают всех любителей истинно зимнего досуга, привели в этот отрешенный от реального мира уголок праздника.

И все они скользят, держась за руки и расчерчивая полозьями прозрачный лед, одним дружным потоком людей, захваченных одной идеей: отдыхать и наслаждаться! На лицах большинства улыбки. Многие смеются или просто обмениваются влюбленными взглядами.

Тем удивительнее и приметнее те, кто пришел сюда без пары. Кто в одиночестве с сосредоточенным видом «мотает круги», сбрасывая накопившееся за день напряжение. Таких совсем мало… Не их время сейчас.

Вот, к примеру, девушка в ярком голубом костюме с оранжевым рисунком на куртке. Она как-то сразу бросается в глаза стороннему наблюдателю. В чем причина? Девушка одна, она не ищет кого-то взглядом, не посылает ответных улыбок, да и вовсе не похожа она на счастливую беззаботную особу пришедшую отдохнуть. Лицо ее удивляет выражением крайней сосредоточенности, даже угрюмости. При этом она не похожа на новичка, опасающегося рухнуть на лед при каждом последующем шаге.

Нет! Девушка скользит грациозно и стремительно, словно бы не задумываясь о том, что делает, двигаясь на автомате. Мыслями она не здесь. Ее не волнует атмосфера коллективной радости, она не ищет тут спасения от грусти или скуки. Незнакомка деловита и сконцентрирована, она полностью погружена в свой внутренний мир. Витает в своих мыслях. Явно не радостных…

Задорный носик серьезно нахмурен, темные волосы обрамляют грустное слегка отрешенное лицо, а губы поджаты в деловитую линию. Но серьезность не портит девушку. Наоборот! Ее «несоответствие» атмосфере этого места бросается в глаза с первого взгляда, выделяя ее из десятков людей. Серьезность «к лицу» незнакомке. Она придает ей ореол загадочности и чего-то неземного… интригующего, невольно цепляющего сторонний взгляд.

- Девушка, - ловко задержав приметную брюнетку, молодой человек, что сегодня тоже пришел на каток в одиночестве, увлек ее ближе к елке. – Вы знаете о традиции?

- О чем вы? – недоуменно переспрашивает она, словно очнувшись и только сейчас осознав, что окружена людьми.

- Видите, наверху ангел? – молодой человек с улыбкой указывает на макушку высокой ели. – А это как веточка омелы или рождественский венок – знак, дарующий право поцеловать прекрасную даму!

Парень смеется, но во взгляде за его шуткой скрывается и безмолвный вопрос. Однако, незнакомка не настроена шутить.

- Что за ерунда? - выдернув свою руку из мужских ладоней, она неуловимым движением слегка откатывается назад и сосредоточенно хмурится. – Вот еще – нашли повод для поцелуев!

- А чем не повод для знакомства? – в ответ широко улыбается молодой человек. – Вдруг я влюбился с первого взгляда, едва заметив вас?

- Любовь – это не для меня! – решительно качает головой незнакомка, заявляя на полном серьезе. – Прощайте.

И стремительно развернувшись, она оставляет обескураженного неожиданной реакцией парня смотреть ей вслед. Настроения кататься – как не бывало, девушка устремляется к раздевалке.

«Прийти сюда было неудачной идеей» - призналась себе брюнетка, расшнуровывая коньки. Она споро и деловито меняет обувь, натягивая ботинки. В душе – только глухое раздражение и усталость от жизни.

- Лотерея! Беспроигрышная лотерея! Подарок в каждом билетике, - между рядами скамеек идет подросток. Он останавливается рядом с незнакомкой. – Девушка, купите билетик?

- Нет, - отрицательно качает она головой в ответ. И продолжает четко и организованно, контролируя каждое движение, собирать свой рюкзак с вещами.

-  Ну, девушка… - ноет настырный паренек. – Это сбор средств для беспризорных животных в питомнике. Купите билетик? Подарок в каждом!

- Хорошо, - обреченно вскинув взгляд на мальчишку и осознав, что не отвяжется, соглашается девушка. – Сколько стоит?

- Сто рублей! – довольно улыбается юный коммерсант, протягивая брюнетке шар с множеством самодельный бумажных рулончиков.

Протянув ему купюру, девушка ради проформы засовывает в небольшое отверстие в прозрачном шаре руку и хватает первую попавшуюся бумажку.

«Счастливый билет» - развернув бумажку, прочла она надпись.

- Лохотрон! – сурово припечатав паренька вердиктом, брюнетка встает на ноги и, закинув рюкзак с коньками на плечо, направляется к выходу.

Смятый кусочек бумажки летит в урну…

 

Глава 1

Сон отступил резко, словно кто-то позвал или тронул за плечо спящую девушку. Не было медленного выплывания из сонного марева и легкой дремотной неги. В один миг при пробуждении на девушку обрушилось понимание того, что ей предстоит сегодня. Недовольно поморщившись, она поглубже зарылась в теплое одеяло. Сердце неприятно заныло, словно ей предстояло навсегда покинуть отчий дом.

И это практически правда!

«Десять лет... Десять долгих лет разлуки со своим миром и служение мифу, детской сказке, в существование которой все еще с трудом верилось, - размышляла темноволосая девушка, чутко прислушиваясь к шагам за дверью спальни. - Кто знал, что все окажется правдой? И именно мне выпадет сомнительная честь стать одной из спутниц зимнего Месяца?.. А как же учеба? Планы на будущее? Кто-нибудь подумал о моих желаниях?! - раздраженно сжав руки в кулаки, она крепко зажмурила глаза, а губы скривила в горькой усмешке. – Хотя, о чем это я? Кому хоть раз действительно было дело до меня?»

Откинув одеяло, девушка легла на спину, уставившись на белый потолок. Вставать совершенно не хотелось. Сейчас Милаву обуревало единственное желание - спрятаться в надежде, что все вообще забудут о глупой затее… Но звук открываемой двери поставил крест на этих планах.

- Милава, ты уже проснулась? Умница моя!

С неохотой переведя взгляд на вошедшую в комнату темноволосую женщину, девушка непроизвольно прикусила губу. Как бы странно это не звучало, но Милава едва ли не впервые в жизни видела в глазах матери столько нежности и тепла. Всегда собранная и строгая, а по отношению к старшей дочери еще и сдержанно суровая, Елена Владимировна редко выказывала свои чувства.

- Мам, я... – Как выразить переполнявшие девушку ощущения растерянности и тревоги?.. Не умела Милава душу свою открывать.

- Что такое? – непривычно открыто улыбнулась женщина, глядя на дочь.

- Нет, ничего, - покачала головой девушка, не способная передать словами всю бурю эмоций в душе. И привычно уступила, встав с кровати. - Пойду в ванную.

Подождав, пока мать выйдет из комнаты, отправилась умываться. Но перед раковиной на мгновение застыла, уставившись на собственное отражение.

«Нелюбимая дочь, появившаяся на свет только для того, чтобы привязать к себе мужчину. Мой отец стал первой любовью моей мамы, недостижимой мечтой, которой она вознамерилась добиться. И, спрашивается, зачем?..»

Когда-то давно мать Милавы безумно влюбилась в молодого аспиранта того института, где училась и сама. Елена Варягина приложила все усилия, чтобы обратить на себя внимание молодого человека. И ей это удалось. Вот только Михаил Давыдов не собирался связывать с настойчивой студенткой свою жизнь. Он был слишком молод, хорош собой и просто другого желал от жизни. Но в планы Елены не входила простая интрижка, она желала заполучить этого мужчину на всю жизнь. И… девушка предприняла решительные меры.

«Много ли в молодости мы задумываемся о последствиях своих поступков?..»

Беременность казалась ей тогда самым оптимальным вариантом. В итоге, своего девушка добилась: они поженились, в то время другого не предполагалось. Только Михаил, казалось, люто возненавидел свою молодую жену. Дни напролет пропадал на работе, а вечера проводил с друзьями - мужчина старался как можно реже находиться дома рядом с не любимой женщиной.

Только рождение дочери немного смягчило его. Михаил с удовольствием нянчился с ребенком, посвящая малышке свое свободное время. Практически умершая надежда на счастливую семейную жизнь вновь расцвела пышным цветом в душе Елены. Она старалась как можно чаще оставлять дочь на мужа, хоть так привязывая его к дому.

Ей начало казаться, что все обязательно наладится. Михаил больше не смотрел на нее холодно и безразлично – их в чем-то сблизила родительская ответственность. Все чаще оставался дома не только для того, чтобы поиграть с дочерью, но и помочь уставшей женщине по хозяйству.

Но и это зыбкое счастье продлилось не долго…

Однажды, гуляя поздней осенью с дочерью и женой неподалеку от реки, Михаил услышал крики. Заметив тонущего ребенка, он без раздумий бросился к нему на помощь. Впоследствии все говорили, что он герой, спасший жизнь первокласснику. Да только убитой горем вдове эти слова не приносили никакого успокоения.

Елена, раздавленная несчастьем, совершенно забыла обо всем и всех, с головой погрузившись в работу. Так спасаясь от разъедающей сердце боли и обиды на жизнь. А маленькая дочь... На Милаву у женщины попросту не хватило времени. Да и желания искать его не было. Ребенок стал живым напоминанием большой ошибки, приведшей к трагедии и сломавшей ей жизнь. Без каких либо угрызений совести Елена отдала девочку на воспитание своей матери, лишь изредка навещая ее и привозя какие-то подарки.

А спустя полтора года все резко изменилось. Елена встретила мужчину, сумевшего пробудить ее к жизни и новой любви. Женщина словно очнулась от глубокого сна и, наконец, смогла почувствовать себя любимой и желанной. Роман протекал бурно и стремительно, принеся женщине только удовольствие и радость. Вскоре сыграли и шумную свадьбу. Спустя год на свет появилась вторая дочь, названная Катериной.

Маленький белокурый ангелочек  покорила всех с первого взгляда, пробудив в материнском сердце беззаветную любовь. И вновь для Милавы не оказалось времени и сил. Наверное, девочка так и продолжала бы жить с бабушкой, если бы та не заболела. Тогда супруг Елены  решил, что старшей дочери нужно жить с ними, и Милаву вернули в семью.

Так получилось, что между матерью и дочкой не сложилось теплых и доверительных отношений. Всем жизненно необходимым девочка была обеспечена, но любить самой и правильно принимать любовь близких - не научилась. Не созрела Елена Варягина при ее рождении для материнства. Позже женщина была бы и рада изменить взаимоотношения со старшей дочерью, но себя переломить уже не смогла.

Так, увы, бывает…

- Милава, ты что, заснула? - раздался стук и требовательный голос матери, вырывая девушку из размышлений о жизни.

«Не нужна я тут», - пришла девушка к грустному выводу. – «Возможно, и к лучшему, что выбрали меня…»

- Прости, я скоро выйду, - откликнулась она, включая воду.

Стоя под тугими струями горячей воды, Милава, как и не один раз до этого, задалась вопросом: зачем мама рассказала ей свою историю?

«Думала предостеречь меня от тех ошибок, что наделала сама? Неужели она так и не поняла, какую боль мне причиняет? Знать, что для родной матери ты служишь живым напоминанием неудавшегося опыта семейной жизни - это так... трудно»

Стараясь отогнать причинявшие боль мысли, девушка вышла из ванной и, одевшись, направившись на кухню, откуда доносились голоса домочадцев. Семья оказалась в полном сборе, что редко случалось в последнее время. Отчим часто отсутствовал по рабочим командировкам. Мать пропадала на работе, а сестра то встречалась с друзьями и носилась с ними по лесу, изображая из себя непонятно кого – ролевика (!), то была занята уроками.

Сегодня первое января, и Катя должна была остаться ночевать у подруги, после празднования Нового Года. Для Милавы стало большим сюрпризом ее присутствие.

«Неужели отложила все свои дела, чтобы проводить сестру? - немного иронично подумала девушка, присаживаясь за стол. - Как ни как, десять лет не свидимся».

- Я приготовила оладьи, как ты любишь, - деловито улыбнулась Елена Владимировна, ставя перед старшей дочерью тарелку с оладьями и блюдце с клубничным джемом. - Сейчас чай налью. Уже скоро за тобой приедут, не хотелось бы заставлять их ждать.

- А Милава и так никогда не опаздывает, - усмехнулся отчим, отставляя пустую чашку. - Всегда, сколько я ее помню, была и остается очень серьезной и ответственной девушкой. Тут уж точно не ударит в грязь лицом. Кто бы подумать мог, что вернутся старые и почти забытые традиции, - скрестив руки на груди, мужчина задумчиво посмотрел на падчерицу.

Супруг матери, так же как и сама Елена, являлся одним из потомков Дарины. Вот только как спутника одной из Месяцев его не готовили. Не прошел он по каким-то там параметрам. Да он никогда особо и не переживал по этому поводу, всегда повторяя, что пустое это дело. И наука служения Месяцам – бесполезная. Раз нет прощения для их клана, так нечего чепухой заниматься. Важнее в мире людей устроиться.

Однако, когда Милава была выбрана одной из кандидаток в спутницы зимним Месяцам, противиться не стал. Только иногда посмеивался над тем, как девушка старательно повторяла все то, чему ее обучали.

- Ну и повезло же тебе, Милка! - воскликнула Катя, глядя на старшую сестру со смесью восхищения и зависти. - Эх, как бы я хотела оказаться на твоем месте. Побывать в мире сказочном, Месяцев увидеть...

«Вот же глупая, вечно ерунду говорит, - мысленно фыркнула Милава, так и не подняв взгляда от тарелки. - Что ж хорошего в этом? Прислуживай да угождай старику, наделенному огромной силой. А вдруг он самодур какой? Наш клан и так теперь не в почете. Хотя… - робкая надежда на лучшее дала о себе знать, -  ведь та, первая спутница справилась. Так говорили…»

- Солнышко, что ж поделать, если ты вся в отца пошла, - ласково потрепав родную дочь по волосам, усмехнулся мужчина.

Он подразумевал не внешность, хотя Катя действительно была похожа на него своими белокурыми волосами и голубыми глазами. Даже чертами лица девушка больше пошла в отца, чем в Елену. Только у Катерины это был более женственный, мягкий вариант.

Но так же, как и ее отец, девушка не прошла «отбор». Провидица их клана тогда долго рассматривала ее, а затем чему-то усмехнувшись, сказала, что у Катерины другая судьба. Милава, присутствовавшая при этом, наверное, стала единственной, кто заметил, как провидица еще долго затем следила взглядом за ее сестрой. И то веселое любопытство, что светилось в нем, даже начало немного раздражать десятилетнюю девчушку.

- Но ведь я все равно смогу увидеть Месяцев, - хитро прищурившись, заявила Катерина.

- Это как? - не удержалась Милава, с любопытством посмотрев на сестру.

-Очень просто! - довольно заявила та и, выдержав недолгую паузу, дождалась, когда все будут смотреть на нее, пояснила: - Если все спутники справятся, то наш клан простят. А значит, мы вновь сможем приходить в сказочный мир!

Девушка с триумфом обвела взглядом членов семьи.

- Шустрая какая, - рассмеялась Елена Владимировна, присаживаясь на стул между двумя своими дочерями. - Их еще вон сколько, спутников этих к Месяцам отправиться должно. Да все разные по характеру. Мало ли, как судьба их сложится.

- Но первая же справилась! - упрямо поджав губы, Катя с юношеским максимализмом настаивала на своем. - А ей, говорят, всего восемнадцать лет. Нашей Милаве уже двадцать, и она очень ответственная. Ее все преподаватели хвалили! Жаль, конечно, что она доучиться не сможет... Но ведь быть спутницей Месяца - намного интересней и почетней, чем менеджером в какой-нибудь фирме.

Милава же, по примеру младшей сестры, плотно сжала губы, чтобы не обозвать ее глупой. Девушке ее будущая профессия нравилась, и она искренне жалела, что не сможет получить диплом. Выбор, который сделала провидица Агнесса, все предрешил в судьбе Милавы, оставив ее планы на дальнейшую жизнь в прошлом.

«Интересно, а хоть кто-нибудь из нашего клана отказывался становиться спутником?» - подумала она, едва заметно нахмурившись, но тут же отмела эту кощунственную мысль: негоже потомкам Дарины род свой позорить малодушием. И так есть, какие грехи замаливать.

В отличие от других больших людских семей, в их клане подчинялись строгим правилам, которым неукоснительно следовали все. И не имело значения, верят ли потомки Дарины в то, чему их обучают старшие. Молодежь всегда могла заняться тем, что ей было по душе. Клан обязательно поддержал бы любое начинание, но... Взамен они должны были в любой момент быть готовы оставить привычную им жизнь, чтобы выполнить свой долг. Об этом все прекрасно знали и подчинялись такому порядку – эту «особенность» воспитывали в них с детства.

- Катя! - возмутилась Елена Владимировна. - Ты уж прости ее, доченька. Молодая совсем, шестнадцать всего. Да и на уме одни ролевки эти. И что в них такого интересного?

- Ма-а-ам, ну как ты не понимаешь? - тут же завелась Катерина, готовая до последнего отстаивать свое увлечение.

Пока сестра с жаром доказывала, как это весело и интересно - собираться всем вместе, разыгрывая какие-то сценки, Милава вновь погрузилась в свои мысли.

«Неужели мне действительно надо покинуть дом так надолго, чтобы мама, наконец, начала меня замечать?»

Милава столько раз мечтала, что если будет себя прилежно вести, станет хорошо учиться, то родительница обязательно оценит это. И девушка упрямо шла к своей цели. Закончила школу с серебряной медалью, легко поступила на бесплатное отделение университета, всегда ответственно помогала родным. Но Елена Владимировна воспринимала все успехи дочери, как должное, продолжая все так же с прохладцей относиться к ней, отдавая большую часть внимания младшей дочери.

Чувствуя, что ей становится все более неприятно от неожиданного радушия и внимания членов семьи, Милава отодвинула от себя полупустую чашку.

- Пора выходить, - тихо произнесла она, решительно вставая из-за стола: что суждено, то и будет.

- Мы тебя проводим, - следом подскочила Катя. - Сейчас я только оденусь. Да и тебе не мешает поторопиться, если не хочешь знакомиться со своим Месяцем в домашнем халате.

Спустя полчаса Милава в сопровождении семьи уже выходила на улицу. Буквально через минуту к подъезду их дома подъехала машина.

- Милава Давыдова? - поинтересовался вышедший из автомобиля мужчина.

- Это она! - выпихнув сестру вперед, весело ответила Катя.

- Прошу садиться, я доставлю вас в дом главы клана, - посмотрев на два больших чемодана, водитель только покачал головой. - Вещи можете занести назад, спутнице Января Месяца они не понадобятся.

- Как так? - поразилась Елена Владимировна, переводя растерянный взгляд с чемоданов на водителя, а затем и на старшую дочь. - Как же она без вещей?

- Новую одежду ей выдадут уже там – в мире сказочном, - пояснил мужчина. - Матушка Зима лично предупредила об этом главу нашего клана - Никиту Андреевича, чтобы нам вновь не пришлось отсылать вещи родственникам. Пришлось это делать в случае со спутницей Декабря. А теперь прошу вас, прощайтесь, нам пора выезжать.

А дальше Милаве пришлось «пережить» громкую радость младшей сестры, желавшей ей всего хорошего и чуть не задушившей ее в своих объятиях. Катя безрассудно не сомневалась в успехе! Затем к ней подошел отчим. Так же как и младшая сестра, он пожелал девушке, чтобы все было хорошо, уверяя, что она обязательно справится. Последней к ней шагнула мать…

Она долго молча вглядывалась в лицо старшей дочери, а затем, обняв, тихо прошептала: «Ты прости меня за все». И не дав девушке опомниться, Елена Владимировна усадила ее в машину и закрыла дверь, словно отрезая все пути к отступлению. Через минуту Милава уже отъезжала от своего дома, готовясь принять на себя обязанности спутницы Января Месяца.

«Вот уж угораздило…»

Всю дорогу до дома главы клана девушка обдумывала «напутствие» матери. Сбылась ее мечта - самый дорогой человек сказал такие нужные слова. Но… облегчения ей это не принесло. Нет, Милава не ненавидела свою мать. В какой-то степени девушка даже понимала ее, пытаясь представить себя в такой ситуации, но простить за годы пренебрежения не могла.

«Возможно, прошло слишком мало времени. Да и можно ли простить и забыть все так быстро?» - рассуждала девушка, глядя в окно.

Прикрыв глаза и чутко прислушавшись к себе, Милава поняла, что кое-что все же изменилось. После слов мамы она почувствовала себя спокойнее и увереннее. Теперь девушка четко знала: через десять лет службы ей будет куда вернуться. Есть люди, которые ее ждут в родном мире.

- Мы подъезжаем, - прервал ее размышления водитель.

Милава заметила, что они проехали большие кованные ворота и приближаются к двухэтажному белому особняку. Почувствовав волнение, девушка пару раз глубоко вздохнула: пути назад нет.

«И раньше его тоже не было», - мелькнула мысль в голове взволнованной Милавы.

Как и первую спутницу, девушку уже ожидал высокий представительный мужчина. Быстро поднявшись по лестнице к входной двери, она замерла, вглядываясь в добрые серые глаза.

- Здравствуйте, Милава Михайловна, - улыбнулся встречающий. - Меня зовут Андрей Вениаминович. Я управляющий семьи Савельевых. Проходите в дом, вас уже ждут.

Распрощавшись с приветливым управляющим, Милава молча последовала за ожидавшей ее горничной. Поднявшись на второй этаж, девушка лишь мельком глянула на окружавшую ее обстановку. Сейчас все ее мысли были заняты предстоящим разговором с главой клана. Милава могла лишь гадать, что скажет ей Никита Андреевич, и от того сильнее волновалась. Она понимала, что сейчас на нее возложена большая ответственность. Спустя столько веков забвения и утраты всяческих контактов со сказочным миром, она станет первой спутницей. И не имеет значение, что буквально месяц назад к Декабрю уже отправляли другую девушку. У Января первой с момента возрождения старых традиций станет именно она, Милава Давыдова. Это знание никак не способствовало душевному равновесию.

«Для начала надо постараться, чтобы меня не выгнали через несколько дней», - решила для себя девушка, еле заметно поморщившись.

Угождать и лебезить перед кем-то она никогда не любила. Но пока просто не видела другого выхода.

Зайдя в отведенную ей комнату, Милава немного отвлеклась, осматриваясь по сторонам. Обстановка произвела на нее самое благоприятное впечатление. Здесь совершенно не было вычурности. Наоборот веяло теплом и уютом. Проведя рукой по обивке кресла, девушка расслабленно улыбнулась, даже не подозревая, что именно в эту комнату поселили месяц назад спутницу Декабря.

Вскоре ей принесли одежду и обувь. Переодевшись, Милава сразу же проследовала за горничной туда, где ее уже ждал глава клана. Чувствуя, как сильнее застучало сердце, девушка на миг застыла перед высокой двустворчатой дверью, прежде чем сделать последний шаг. Разговор неизбежен и смысла откладывать его - нет.

- Доброго дня, - поздоровалась Милава.

- И вам доброго, Милава Михайловна, - улыбнулся ей темноволосый мужчина. - Мы уж вас заждались. Проходите и присаживайтесь. В ногах правды нет.

Проведя девушку к низкому диванчику, на котором сидела седовласая женщина, мужчина присел напротив них в кресло.

- Как вы уже, наверное, поняли, я - Никита Андреевич, - представился он. - А это моя мать, Надежда Федоровна. К сожалению, с нами сейчас нет моей сестры и племянницы. Сами понимаете, празднование Нового Года может быть довольно утомительным. Но за ужином вы с ними обязательно познакомитесь.

- Ничего страшного, - фыркнула Надежда Федоровна, беря девушку за руку. - Мы и без них прекрасно пообщаемся. Правда, ведь?

Неуверенно улыбнувшись, Милава кивнула головой. Эти люди хоть и вызывали неуверенное опасение, но определенно понравились ей. Поэтому девушка пришла к выводу, что общаться с ними будет намного легче, чем она ожидала.

- Вы просто не представляете, как же мы рады принимать вас у себя дома, - тем временем продолжил глава клана. - Если честно, то мы очень переживали за вашу предшественницу Анастасию Арефьеву – спутницу Декабря Месяца. Уж очень молода она, а на нее возложили такую громадную ответственность. Но тем радостнее нам было узнать, что Анастасия Викторовна справилась, и теперь у клана появилась возможность исполнить свое предназначение и отправить еще одну спутницу.

- Не знаю, чем их очаровала Настя, но я получила истинное удовольствие, видя в глазах Матушки Зимы столько радости и счастья, когда она о ней говорила, - подхватила Надежда Федоровна, ласково улыбаясь.

- Матушка Зима приходила к вам? - не удержалась Милава от вопроса.

- Да, - подтвердил Никита Андреевич. - Она была у нас четыре дня назад, чтобы передать распоряжение Января Месяца.

При этих словах Милава заметно напряглась. Не зная, что ей думать и чего ожидать, она вопросительно посмотрела на мужчину.

- Не пугайтесь так, милая, - поспешил успокоить ее глава. - Январь Месяц просто дал вам возможность побыть в новогоднюю ночь с семьей. Вы ведь должны понимать, что уже сегодня обязаны приступить к выполнению долга перед кланом. А так вы смогли еще немного побыть со своей семьей.

Облегченно выдохнув, Милава тут же расслабилась. Ей сейчас точно не нужны были сюрпризы и неожиданности. Уже одно то, что все эти бабушкины сказки про сказочный мир оказались правдой, было сродни взрыву бомбы, что оглушающей волной прокатились по всему клану. Если старики этой новости радовались как дети малые, то молодежь, мягко говоря, была в шоке. Многие, как и Милава не желали так кардинально менять свою жизнь. Не верили в сказку…

Поэтому, когда к Декабрю отправили Анастасию Арефьеву, а для Января выбрали ее, другие претендентки вздохнули с облегчением. Хотя были и те, кто завидовал упущенной возможности. Ведь Месяцы всегда щедро одаривали своих спутников по окончанию службы.

- И все же, как бы там ни было, а расслабляться нам еще очень рано, - Надежда Федоровна строго взглянула на девушку. - Анастасия смогла протоптать узенькую тропинку для нашего клана в сказочный мир. Вам же, остальным спутникам, предстоит расширить ее до широкой дороги. Поэтому нужно всегда помнить об осторожности и ответственностью перед кланом.  Хотя…

Пожилая женщина грустно вздохнула.

- Хотя, как мне кажется, труднее всего будет спутникам Февраля и Мая. Именно эти Месяцы сильнее всего пострадали от нашей соклановки, - заметив любопытный взгляд девушки, женщина поспешила пояснить: - Как уже ранее было сказано Анастасие Арефьевой, мы сами толком не знаем, что там приключилось. Кто и может приоткрыть завесу этой тайны, так только Месяцы, или же Зима расскажет.

«Да я никогда не рискну о таком у них спрашивать», - огорчилась Милава утерянной возможности.

Девушка была в полной мере согласна с выражением, что знание - это сила. Она была просто уверена, будь известна предыстория событий, это во многом облегчило бы ее жизнь, позволив верно организовать свою службу и деловые отношения с Месяцем. А так придется быть невероятно осторожной. А то мало ли, вдруг Февраль, на самом деле, обиделся на мелочь какую, вроде неправильно сервированного стола.

«Кто их знает, существ этих сказочных» - в реальность грядущего перемещения девушка все не могла поверить.

- Не волнуйтесь вы так, - попытался успокоить ее Никита Андреевич. – Думаю, все будет хорошо. Раз провидица выбрала именно вас, то была уверена, что справитесь.

«Мне бы ее уверенность», - подумала Милава, непроизвольно сцепив пальцы в замок, но говорить ничего не стала.

Оставшееся время до ужина собеседники провели за легким разговором. В основном интересовались, чем увлекается будущая спутница Января Месяца. Чем планирует заняться потом, по истечении срока службы. Милава старалась отвечать предельно честно, осторожно обходя стороной моменты, которые считала слишком личными. Так и пролетело время незаметно. Когда подошло время ужина и девушке довелось познакомиться с племянницей главы клана Анной, она сама того не ведая полностью сошлась во мнении со спутницей Декабря. Уж слишком презрительно Анна смотрела на нее, хоть и старалась, чтобы никто этого не заметил.

«Неужели она мне настолько завидует? - уже много позже размышляла Милава, укладываясь спать. – Не понять мне никогда таких, как она. И чему там завидовать?.. Тому, что прислужницей буду у сказочного старика, от которого неизвестно чего ожидать?»

Уже когда она находилась на грани сна и яви, девушке почудилось, что откуда-то пахнуло холодом. Недовольно заворочавшись, хотела посмотреть, не осталось ли открытым где-то окно, но ее словно кто-то не пустил, нашептывая на ухо, чтобы Милава быстрее засыпала. Когда же дыхание девушки выровнялось и стало спокойным и размеренным, появившийся в комнате вихрь снежинок вмиг перенес ее в совершенно другую спальню. А там…

Осторожно, чтобы не потревожить чужой сон, Зима подошла к кровати и с интересом всмотрелась в лицо спящей. На мгновение о чем-то задумавшись, женщина осторожно провела рукой по темным волосам каштанового оттенка и ласково прошептала:

- Добро пожаловать, новая спутница.

 

Глава 2

Девушка, что уютно свернулась под легким и теплым одеялом в доме Матушки Зимы, спала на удивление крепко. Так могут спать только беззаботные дети и принявшие окончательное решение люди. Последнее как раз относится к Милаве: девушка для себя решила, что на ближайшие десять лет оставит все настоящее в прошлом.

«Сейчас важно выполнить свой долг – обязанности, принятые на себя кланом в обмен на дарованную их прародительнице жизнь и помощь. А потом… Вернусь в свой мир в тридцать лет, вполне себе возраст, чтобы начать жизнь заново. Еще молодость, но уже с багажом жизненного опыта. Так говорят…»

Придя к этой мысли после новогоднего ужина в кругу семьи главы своего клана, она со спокойной душой уснула, готовая к любым переменам!

Поэтому распахнув глаза, не испугалась, осознав, что находится совсем не в той спальне, где засыпала. Белоснежный словно присыпанный искрящимся снегом балдахин, светло голубые стены и фантастически живописный узор на морозном стекле мгновенно сказали ей об этом. Привычная реагировать на все сдержанно, Милава внимательным взглядом обвела помещение, подмечая каждую деталь. И заметила женщину, сидящую в кресле возле дальней стены!

«Невероятно! - взорвалась всплеском невольного восхищения мысль. – Она прекрасна словно богиня!»

Но лишь шире распахнувшиеся глаза девушки стали единственным признаком ее впечатлений – Милава не привыкла выставлять свои эмоции на показ, пусть ее и до основания сознания потряс облик присутствующей женщины: ее королевская стать, прекрасные платиновые волосы, дивной лепки и свежести лицо, голубые бездонные озера глаз…

Как ни невероятно было увидеть такую красоту, а привычная всему находить объяснение Милава сразу сообразила – не может в нашем мире быть такого совершенства! А значит…

- Приветствую Вас, Матушка Зима! – Стремительно спрыгнув с кровати, девушка низко поклонилась хозяюшке, понимая, что оказалась в ее владениях.

И в волшебном мире!

- Какая ты шустрая, - с доброй улыбкой откликнулась мать зимних Месяцев. – И тебя приветствую, спутница Января. Но не спеши вставать, есть еще время понежиться в сонной неге. Раннее утро только сейчас. Есть время до завтрака.

- Спасибо, - с серьезным видом кивнула Милава, снова забираясь на кровать и расправляя складки ночной рубашки, прежде чем укрыться под приятным теплом одеяла. – Но я привыкла вставать рано – у меня режим.

Никогда дома девушка не пренебрегала обязанностью помогать матери, занятой и домом и работой, по хозяйству. Так каждое утро по будням и выходным вставала пораньше, чтобы приготовить завтрак на всю семью.

- Что ж, позволь поговорить тогда с тобой, милая. Интересно мне понять, кого выбрали в спутницы для сына моего старшего?

Глаза хозяйки дома светились искренним интересом и пониманием.

- Я только рада стать вашей собеседницей, - с чуть смущенным видом, приглаживая спутавшиеся во сне волосы, откликнулась девушка. – И мне бы хотелось заранее узнать больше о своих обязанностях, да мире сказочном. Так я быстрее смогу вникнуть в ситуацию, вернее организую свой распорядок и распланирую дела.

- О каких делах говоришь ты, милая? – улыбнулась Зима, удивленно выгнув бровь платинового цвета.

- Матушка, намерена я быстро освоить все обязанности Спутницы и верной помощницей Месяцу стать, - негромко, но убежденно заверила ее Милава.

Видно было, что девушка искренне стремится к этой цели.

- Что ж… - слегка задумалась хозяйка дома. - Тебе решать, как свою жизнь в нашем мире организовывать. Да только сын мой старший – Январь Месяц уж больно неспокойный по природе своей. Не сидится ему на месте в домашнем уюте, все дела какие-то влекут. То он землю морозами студит, то белоснежным инеем деревья серебрит, то землю снежным одеялом укрывает. Но не обманывайся на его счет. Пусть он и ответственно к обязанностям своим относится, но в остальное время… Тот еще балагур и затейник!

В воображении девушки никак не складывался образ Января. Уж слишком слова Зимы противоречили общеизвестным представлениям о Месяце в ее клане.

- А сейчас его пора пришла… - сообразила Милава, в первую очередь, услышав про ответственный подход к делам Месяца. А, следовательно, и помощнице его лениться будет некогда! Тем более в это время года.

- И не только в поре дело, - слегка качнула головой Зима. – Времена лихие пришли. Зло давнее пробудиться задумало – в мир наш лезет, покою не дает. То сыновьям моим забота.

Насторожилась девушка, слова такие расслышав. Что за «зло» Милава в толк взять не могла: мир же сказочный? Откуда тут злу взяться?

- О чем вы Зима Матушка?

- Ох, не буду тебя печалить, да мысли грустные навевать, - вздохнула Зима. – Не для того я во сне тебя переместила из мира вашего. Хотела волнений меньше доставить, да дать время свыкнуться с мыслью о переменах до знакомства с сыном моим. Про зло же… Сама все постепенно узнаешь. Одно только помни – осторожнее надо быть, никому постороннему не доверяя. Предшественницу твою – Спутницу Декабря именно так в ловушку приспешники зла и заманили.

- Обещать не буду, - серьезно кивнула головой девушка, с силой сжав ладошки рук. - Но я все силы свои приложу, чтобы Январю во всем помогать. И осмотрительна буду! Не в моих привычках незнакомым доверяться.

- Да, Январю помощь сейчас нужна. Вовремя явилась ты, Милавушка. Вовремя традиции старые вернули. Сыну моему Спутница, ох, как нужна. Хворает он немного, по причине бесшабашной смелости своей. Сделал то, что делать категорически нельзя было. Да такая уж ситуация сложилась, что не мог Январь отступить, здоровьем своим должен был поступиться.

«Значит, дедушке, не столько помощница, сколько сиделка надобна!» - тут же сделала вывод Милава, по крупицам собирая знания о Месяце своем.

- Вы, Матушка Зима, на мой счет не сомневайтесь, - с клятвенной верой в свои намерения, откликнулась девушка. – Мне терпения не занимать. И опыт присмотра за болезными есть – буду и день и ночь сидеть, глаз не спущу.

- Что ты, милая, - засмеялась Зима. – Не так плох сын мой. И твое появление для него лучшим лекарством станет, уверена я. Да и разве такого неспокойного, его в постели удержишь…

- Я ему читать стану, шарады всякие загадывать, да историями развлекать, - серьезно возразила ей Милава. – Если постельный режим соблюдать надобно – я постараюсь не оплошать. И множество рецептов действенных знаю. Сейчас Январю Месяцу во здравии быть надобно, так что на ноги поставлю!

- Ох, и деловитая ты, - с трудом скрывая усмешку, кивнула головой Зима. – Глядишь и сладишь с сыном моим безрассудным. Впрочем, он и Декабрь в меня характерами пошли, в душе то они добрые, да жизнерадостные. Это за Февраля я тревожусь. В отца он весь уродился – суров даже по отношению к себе порой.

У Милавы же язык не повернулся спросить про отца Месяцев. Уж больно значимой персоной была ее собеседница. К Зиме Матушке с вопросами о личной жизни не обратишься…

- Не мое дело в душу Январю лезть, - внезапно оробев, поспешила она успокоить хозяйку. – Мое дело заботиться, помогать, да верой и правдой весь срок свой служить.

«А уж судить характер Месяца мне и в голову не придет!» - поежилась Милава от одной лишь мысли такой.

А Зима смотрела на девушку и тихо умилялась.

«До чего не похожа на первую! Пусть и старше Настеньки она всего на два года, а как рассуждает! Как деловита и настроена серьезно. Такая и шалопая моего организует. Ух, сладит ли она с ним? - и в то же время Матушка Зима понимала, что нежная и ранимая натура спутницы Декабря, ее сердобольность и душевность вряд ли тронули бы ее старшего сына. Больно привык он к трепетным, очарованным им девушкам. – А что если сдержанности Милавы хватит, чтобы остудить пыл сына моего? Посмотрим…»

- Не думаю я, что трудно тебе с ним будет. Если подход найдешь, то и вовсе в мире и согласии все это время проведете.

А девушка решилась на ключевой вопрос.

- Подскажите, Матушка, каков Январь Месяц? – Кому как не матери знать его лучше всех? – Хочу заранее для себя решить, как помогать ему лучше. Или активно инициативу проявлять, или лучше быть неприметной, но незаменимой тенью, на передний план не высовываясь.

- А он совсем не тот, кем кажется, - загадочно улыбнулась ее собеседница.

«Хм», - растерялась Милава. Мало что ей в характере Месяца прояснил этот ответ.

- Когда же увижу его?

- Скоро, Милавушка, скоро. Пока мы разговаривали, завтрака пора пришла. Да гардероб новый тебе собрать надобно, прежде чем в дом сына моего отправишься. А пока делами этими займемся, и Январь в гости наведается, чтобы спутницу свою забрать.

- Благодарна я ему за нежданный подарок, - вежливо призналась Милава, - что позволил Новый Год в мире своем встретить, задержаться разрешил.

- Были у него причины поступить так, - немного грустным взглядом сопроводила Зима свой ответ, и тут же, не дожидаясь расспросов, хлопнула в ладоши.

В миг в комнате засверкали три крошечных смерча. Стоило им остановиться, как изумленная Милава увидела в комнате трех девушек, что с не меньшим любопытством разглядывали ее. Ледяных девушек!

Их мелодичный смех разнесся по помещению словно хрустальный звон. Но Зима тут же призвала ледяниц к порядку:

- Кормите гостью нашу, как бы Январь раньше срока не явился…

Именно так получилось с Декабрем. Матушка Зима понимала: за долгое время, что вход в сказочным мир для людей был закрыт, отвыкли Месяцы от Спутников. И сейчас им любопытно было, оттого и спешили с первой встречей. А старший сын ее и так вынужден был встречу со Спутницей своей отсрочить. Перехватив раньше срока посох волшебный, Январь брату помог, вот только сам немалые проблемы получил. Сила в нем взбунтовалась нарушению такому. И помочь Яромиру может только Спутница…

Но Январь Месяц упрямо этот факт проигнорировал, решив отлежаться, да в себя немного прийти самостоятельно. Оттого и Милаве велено было передать о задержке, и позволено Новый Год в своем мире встретить.

«Поберег он девушку, опасаясь, что и ей с Силой не совладать…» - понимала причины сдержанности такой Зима. Уж она как никто знала, что за нравом игривым сына скрывается душа добрая и широкая.

А сейчас наблюдая за четкими движениями Милавы, которой ледянки со сборами управиться помогали, размышляла – чем обернется эта встреча?.. После удачи с Декабрем хотелось Зиме надеяться на счастье и для сына своего старшего.

«Может ли быть, что Милава тоже окажется истинной спутницей?»

Вот только, сколько не всматривалась она в лицо девушки, сколько не вслушивалась в слова ее, не замечала ни мягкой ранимости, ни доброты, так затронувшей сердце Декабря. Ничего общего не было между этими девушками. И как не хотелось ее материнскому сердцу счастья и для Января, но пока поверить в такую возможность не получалось.

«Уж слишком сдержанна девушка. Слишком… закрыта» 

Матушка Зима за все утро ни разу ни заметила на лице девушки сколько-нибудь сильных чувств – ни грусти, ни радости. Все одна внимательная деловитость. Очевидно, что настрой у спутницы Января был серьезный, а вот хранила ли ее душа «клад» лучших качеств?..

Вопросов праздных Милава не задавала – что-то запретное не выспрашивала, но и получить больше информации о мире и своей роли явно стремилась. Но все так сухо и как-то… безразлично. Это Зиму насторожило.

«Однажды уже принесла в наш мир беду спутница…» - думала она, наблюдая за тем, как девушка с внутренней уверенностью, что дана лишь тем, кто четко знает, чего хочет, отобрала себе гардероб.

Строго по минимуму – самое необходимое и без излишеств. И никакие разговоры о том, что в мире сказочном легко такой гардероб создать, что все это подарок – решения ее не поколебали.

- Благодарю, Матушка, - низко поклонилась Зиме девушка. – Но нарядов столько мне ни к чему, отвлекать только, да время растрачивать попусту будут. Тут и не выбрать, что на себя надеть. Другое дело, когда три платья – и вопрос о выборе не стоит. Лучше я свое время уходу за Январем Месяцем посвящу!

На это Зима возразить не могла, приняв выбор девушки.

- Пусть будет так, - кивнула она с доброй улыбкой. – Все наряды, что ты отобрала, в дом Январю доставят. Довольна ли ты ужином?

Зиме хотелось разговорить девушку, лучше узнать ее. С Настенькой все было понятно сразу – девушка не таилась и рассказывала о себе все. Милава же вопросы о себе избегала, стараясь, больше узнать о сыне ее.

- Очень довольна, Матушка, - вновь поклонилась спутница новая. Лицо ее при этом хранило выражение спокойной сосредоточенности. – Вкуснее и сытнее в жизни не завтракала. Но подскажите мне, что же Январь Месяц на завтрак любит? Какие у него в еде предпочтения? Хотелось бы Месяцу угодить, да в грязь лицом не ударить.

В душе Милава очень волновалась. Только давняя манера своих чувств не выказывать и спасала, позволяя достойно держаться. Больше всего девушка опасалась Зиму разочаровать. Оттого с особым вниманием выслушивала все слова ее, стараясь поспевать с расспросами, всеми силами стремясь не произвести впечатления лентяйки. Да и верным Милаве казалось все прежде выяснить про Месяца своего, а потом уж с полным пониманием к обязанностям своим приступать.

- Сын мой всякий труд уважает, - осторожно отозвалась хозяйка дома. – За любую еду спасибо скажет! Что же до вкусов его, то многое он любит. Мясное особенно. А сейчас ему сил набираться надобно, так что любая простая и сытная пища подойдет.

- А есть ли что-то особенное? Что-то сильно любимое? – с особым тщанием переспрашивала девушка.

- Разве что пироги яблочные! – усмехнулась Матушка. – Его от них за уши не оттащишь. С самого детства это…

«Уф» - мысленно выдохнула Милава. За свою жизнь, она столько шарлоток яблочных испекла – и не сосчитать.

- А каким ребенком он был? – тут же ухватилась она за тему, стремясь в характере Месяца разобраться.

- Вредным! – неожиданно хохотнул кто-то в стороне, заставив девушку вздрогнуть, а Зиму обернуться. – Да, только времена то – давние. Не стоит уж о них и вспоминать.

- Яромир, - весело приветствовала сына Зима. - Не дотерпел до времени!

- Чего же ждать? Состояние мое улучшилось, вот и поспешил со спутницей своей знакомиться. И так время наше упущено!

Милава же стояла ни жива, ни мертва, не решаясь взгляд на Месяца поднять. Одного мимолетного взора хватило ей, чтобы понять: молод он! Пусть черты его толком рассмотреть и не успела, а молодую стать и фигуру удалую заметила. Всеми силами стараясь чувства свои сдержать, Милава сердце свое усмиряла.

«Эх, как же я сглупила!» - Стыдно было девушке за все свои размышления по поводу новогоднего дедушки. А уж перед Матушкой Зимой как неудобно…

- Приветствую тебя, спутница! – немного вкрадчивый до невозможности приятный, словно ласкающий, голос, одновременно обволакивал необъяснимой прелестью и вынуждал замереть от восторга его звучным баритоном.

Но именно это ощущение порабощающего восхищения заставило девушку решительно собраться: Месяц явно обращался к ней!

- И вам здоровья и благоденствия, Месяц Январь, - Милава поклонилась, как учили, в пол. Глаз на мужчину так и не подняла, собираясь с духом.

- Красота-то какая, - не скрывая удовольствия, признался Месяц.

А Милава решила, что именно сегодня он прав! Платье (которое, без сомнения, в своем родном мире девушка одеть никогда бы не решилась!), подаренное Зимой, превратило ее в неземную фею, придав фигуре хрупкую воздушность, а чертам лица – мягкость. Всего час назад она любовалась собой, вглядываясь в отражение в большом зеркале, осознав, что именно в нем и останется. И смысла мерять всю предложенную кипу нарядов – нет.

- Лучшее – враг хорошего, - резонно заметила она, поясняя, почему не желает больше тратить время на примерку. И стремясь не обидеть хозяйку зимнюю тут же добавила: – Все эти наряды настолько хороши, что и смысла нет их мерять. В любом – смотрю на себя и не узнаю…

В прошлом Милава предпочитала однотонные и неяркие одежды, большей частью и вовсе обходясь типовыми джинсами и футболкой. Поэтому с впечатлением Месяца была согласна: такое платье из любой красавицу сделает…

- Благодарю вас за слова добрые!

- Готова ли ты, Милавушка, в дом мой отправиться? – не теряя времени, уточнил Месяц.

- Конечно, готова, - спокойно кивнув, призналась девушка, рассматривая воротник на кафтане Января. Знал бы кто, как в этот миг билось ее сердце…

- Тогда отправляемся! Матушка, вещи Милавы следом отправь.

- Береги себя, сынок, - понимающе улыбнулась Зима и напутствовала девушку: – Спутница, а ты про осторожность не забывай.

А в следующий миг, обступив плотной стеной, вокруг Милавы стена снега выросла. Когда же опала она… Не было вокруг уютной комнаты в доме Зимы Матушки. Стояла спутница рядом с высоким красавцем Месяцем посреди холла большого в доме… белоснежном.

Но едва ли успела девушка вокруг оглянуться. Напуганная невероятным перемещением, подняла она наконец-то пристальный взгляд на Января. А рассмотрев его лицо, глаз отвести уже не смогла…

Сапфировый взгляд его буквально приворожил девушку. Настолько яркого и насыщенного цвета она в жизни не видывала! А в купе с тонким прямым носом, высокими скулами, чувственными чуть полноватыми губами лицо Января Месяца притягивало взгляд совершенством и красотой. Длинные, платинового цвета, как и у Зимы Матушки, волосы, были собраны в небрежный хвост, придавая мужчине немного дерзкий вид.

«Только не влюбиться… Только не… - девушка даже дышать перестала, залюбовавшись своим Месяцем. – Ну, ты и попала, Милава Михайловна!..»

Так и стояла бы Милава, онемев от потрясения, если бы внезапная тень по лицу Месяца не скользнула. Да еще и пошатнулся Январь. Только тут девушка осознала, что побледнел мужчина сильно, а в глазах его синих странный свет виден.

Опомнившись, кинулась на помощь, плечо Январю подставив.

- Обопритесь же на меня! – немного возмущенно окликнула мужчину, почувствовав, как он пытается отстраниться. – Вам прилечь надо!

Не зря Зима Матушка говорила, что «приболел» Январь.

К удивлению девушки, вокруг разом возникла суета. Запрыгали, залетали, заскакали… животные. Кого тут только не было! Милава лишь шире распахнула изумленные глаза, заметив бойкую белку, что вскарабкавшись на ее плечо, пристроила на лоб Месяца влажную ткань. Следом налетел старый глухарь и принялся обмахивать Января, мощно работая крыльям. А уж когда откуда-то сбоку приковылял медведь и подхватил мужчину под другую руку и вовсе испугалась! Но самое удивительное было не то, что Месяцу звери прислуживали, а то, что они полностью из снега сделаны были. Присмотревшись повнимательней к снующей туда-сюда рыжей красавице, Милава только убедилась в своих подозрениях. Это действительно были снежные зверьки, хоть и раскрашенные в природные цвета шубок настоящих животных! Да и ростом они отличались. Девушка прикинула, что белка ей будет немного выше колен. Оставалось только удивляться, как Месяц не прогибается под тяжестью этой красавицы, сидящей у него на плече.

- Не бойся, - устало выдохнул Месяц. – То служки мои. Сейчас понимать их сможешь.

Обернувшись к девушке, он подул на нее. На секунду Милу обдало изморосью студеного дыхания. Но оно тут же отступило, оставив в волосах девушки приметную цепочку. Обвив одну прядку, она свисала вниз необычной сережкой, напоминающий замерзший «цветок» березы. Прежде чем девушка успела удивиться такому несвоевременному подарку, вдруг осознала, что слышит… всех!

- Хозяин, что же ты поспешил…

- Себя не бережет…

- Силы на перемещение ушли…

- Надо было подождать еще пару деньков…

- Прилечь бы ему…

Со всех сторон что-то рычали, пищали, трещали! Во все глаза вглядываясь в окружавший их переполох из белки, медведя, двух лис и семерых зайчат Милава осознала что говорят они!

- Спутницу мою не пугайте! – с видимым трудом шагнув к ближайшим двустворчатым белоснежным и искрящимся снегом дверям, попенял им Январь. – Не привычная она еще к нашим порядкам.

Звери мгновенно смолкли, а множество разумных глаз-бусинок уставилось на Милаву.

- Н-ничего, - моргнув, решительно откликнулась девушка, вместе с медведем сопровождая Месяца к широкой мягкой скамье, что виднелась в комнате. Рядом имелся камин, в котором весело потрескивал яркий огонь. – Я б-быстро освоюсь.

Идти так близко от живого, хоть и снежного медведя – стало непростым испытанием для современной горожанки. Но… в сказочный мир со своим уставом не полезешь. Милава всеми силами старалась унять страх и примириться со странными обитателями дома Месяца.

- Спутница, - стоило им устроить Января отдыхать на мягких подушках, как медведь обратился напрямую к девушке. – Какие будут пожелания? Желаете ли дом посмотреть или покушать?

- Точно нет, - неожиданно даже для самой себя улыбнулась Мила. Но таким удивительным показался ей этот вежливый медведь. – Я с Месяцем посижу, вдруг ему помощь потребуется или развлечение в виде беседы.

- Ступай Милава, - вмешался в их диалог Январь. – Пусть тебя Топтыгин проводит до покоев твоих. А я часок отдохну – трудная нынче ночь выдалась. Как отдохну, мы с тобой и поговорим.

- Конечно, - послушно кивнула девушка, поправив одеяло и бросив на лицо Месяца внимательный взгляд. Он уже устало прикрыл глаза.

Поднявшись на ноги, девушка вслед за медведем направилась к выходу из помещения. Едва дверь за их спинами сомкнулась, охраняя покой Января, как Милава привалилась спиной к стене, не замечая ни инея, ни узоров морозных. Так велико было потрясение девушки.

«Мамочки… Какой красивый! Какой… невероятно красивый! Потрясающий! Великолепный! Завораживающий!» - это единственное о чем сейчас могла думать Мила. Увидев лицо Января, девушка поняла, что не сможет забыть его уже никогда…

- Спутница? – медведь растерянно топтался напротив. – Тебе тоже нездоровится?

Тут же прямо напротив лица девушки появилась мордочка любопытной белки. Она ловко цеплялась лапками за обналичку двери и всматривалась в глаза Милавы. При этом кисточки на ее ушах забавно подрагивали.

- Она тоже приболела?! – пискнула она куда-то вниз. – Зачем она ему такая хилая? Вот же беда-то. Ей его лечить надобно, а она сама сейчас в обморок хлопнется!

Эта тирада вкупе с ситуацией подействовала на Милаву словно ледяной душ. Вздрогнув, девушка отстранилась от  стены и перевела взгляд в том направлении, куда вещала белка. Оказалось, что прямо напротив нее столпились ежи, зайцы и одна лиса! Именно их и информировала… ушастая.

- Нет, я здорова! – поспешила внести ясность девушка. И пусть разговаривать с животными было… странным, но чего еще ожидать от сказочного мира? – Просто… растерялась.

- Неужели, уже влюбилась? – в едином порыве заволновались столпившиеся рядом звери, заставив Милу испытать невыразимые муки стыда: не хватало еще насмешек от зверей!

- Вот же проку нет от этих баб! – веско возвестил Топтыгин и шикнул на говорливое сообщество. – Вы меньше болтайте.

- Я… - пришлось Миле кашлянуть, чтобы голос звучал нормально и уверенно. – Мне непривычно просто все…

- А-а-а… - с явным облегчением выдохнуло ее окружение. – Тогда скорее осваивайся и за обязанности свои принимайся. Январю сейчас контроль над силой очень нужен. Время же его и дела никто не отменял. И так ни единого дня не пропустил – каждую ночь дозором все обходит. А днем потом в лежку лежит…

- Ясно, - деловито кивнула головой девушка, хотя мало что поняла из этих причитаний. Но одно уяснила четко: ее помощь Месяцу нужна.

Сейчас бы еще детали процесса выяснить. Взгляд невольно задержался на медведе. Пока Топтыгин выглядел самым вменяемым из всего местного… зоопарка.

- Следуйте за мной, - словно прочтя ее мысли, медведь развернулся к лестнице, что только сейчас заметила девушка.

Двигаясь за косолапым, Милава, наконец, смогла осмотреться. Домом Января оказался большой двухэтажный терем из беленой березы. Причем каждая досточка, каждое бревнышко в большом его холле были еще и покрыты налетом инея, лишь усиливая эффект белизны и снежного блеска.

Поначалу девушка страшилась коснуться перил, опасаясь, что иней колючим холодом обожжет ее руки. Но страхи оказались напрасными… В этом доме снег не таял, но и не обжигал морозом. Наоборот – ластился как мягкий и теплый плюш. Уже через пять ступенек Милава поймала себя на том, что намеренно проводит ладошками по искрящейся поверхности снежных крупинок.

- Вот ваша комната, - подведя к дверям, рыкнул мишка.

- Спасибо, - на всякий случай отвесила ему поклон Милава, и тут же перешла к делу. – А можно мне задержать вас ненадолго? Поговорить?

- Отчего бы и не побеседовать? – вслед за спутницей, медведь шагнул за порог.

Милава могла бы поклясться, что сейчас медвежий взгляд светился лукавством!

Комната оказалась просторной и… солнечно теплой. Вся она – от пола и потолков до высокой кровати на возвышении у стены – была залита солнцем. Его лучи пропускали высокие – в рост девушки – окна на одной из стен. И тут тоже все было деревянным. Только в теплых желто-коричневых оттенках сосны и ясеня. А уж смолистый аромат хвои, что витал вокруг…

Ммм… Милава на миг задохнулась от восторженного ощущения дома, что пронзило ее душу.

«Именно таким – родным и приветливым с первого шага – должен быть настоящий дом»

- О чем вы намерены поговорить, долгожданная спутница? – Мишка тоже остановился рядом.

- Не хочу обидеть, - сразу собралась с мыслями Мила, - но многое в вашем мире для меня удивительно. Поэтому не принимайте на свой счет, если что не так скажу?

- Это дело ясное, - рык Топтыгина был добродушным.

- Откуда в доме Января столько… таких зверей необычных? – Милава намерена была во всем разобраться.

- Все мы вторую жизнь от Января Месяца получили. Каждого из нас он сам из снега слепил, жизнь вдохнул. Оттого мы и речь вашу понимаем, и умеем многое. И живем дольше настоящих зверей.

- Вот оно как… - призадумалась Милава. – А сейчас, значит, вы его выхаживаете?

- Получается так, - важно кивнул Топтыгин. – По мере сил. Да только, наших стараний недостаточно.

В последних словах медведя Милава усмотрела явный намек.

- Моя помощь нужна, я поняла уже. Расскажите, как помочь?

- Об этом не мне вам рассказывать, - косолапый неуклюже поклонился и развернулся к двери. – Вещи ваши в комнате уже. Устраивайтесь. Хозяин как отдохнет – придет за вами и разъяснит все лучше меня. Он с ночного обхода и сразу в дом Матушки Зимы поспешил.

- Неужели так необходимо каждую ночь дозором земли свои обходить? – удивилась Милава, Январю посочувствовав.

- Сейчас обязательно. Ведь зло великое миру нашему угрожает!

«И Матушка Зима про беду большую говорила…» - насторожилась девушка.

Но пока возможности узнать достоверные факты не было, Милава предпочла догадок пустых не строить, отправившись покои свои рассматривать.

Глава 3

Прохаживаясь по комнате, Милава проводила рукой по стоящей здесь мебели, словно старалась быстрее привыкнуть к своему новому месту жительства. Девушке требовалось время, чтобы свыкнуться с новым окружением. Да еще таким… невероятным! Сказочным! Что и говорить, покои свои ей определенно понравились. И все же Милава ощущала здесь себя немного неуютно, словно в гостях.

«А ведь это действительно не мой дом, - удивленно покачала девушка головой, поразившись тому, что ей вообще пришла в голову мысль сравнить это место с домом. – Я, можно сказать, обычный наемный сотрудник. Работаю за еду, а ответственности выше крыши…»

Эти размышления настроили спутницу Января на продуктивный лад – организационный опыт у девушки был достаточный. Вся ее предыдущая жизнь являлась одним большим планом, пунктам которого она следовала неукоснительно – таков характер и привычки.

«Значит, выясню все детали своих обязанностей и распланирую новую жизнь! Когда все известно и понятно – справиться можно со всем!»

Усмехнувшись собственным выводам, Милава  подошла к первой двери, что имелась в ее комнате. Увидев ряды полок и деревянную перекладину, что тянулась вдоль стены, она здраво рассудила, что это гардеробная. Вспомнив про наряды, что выбрала, обернулась и подошла к сумке со своими вещами. Быстро разобрав и развесив то, что там находилось, девушка даже усмехнулась, глядя как сиротливо смотрятся ее одежда в такой просторной комнате.

Следующая дверь вела в ванну. Как и остальные помещения в этом доме, стены были обшиты гладко выструганными досками. А судя по аромату, что наполнял комнату, они были кедровыми. Около одной из стен был устроен мини-бассейн, обложенный песочного цвета плиткой. Милава даже зажмурилась от удовольствия, представив, как окажется в горячей воде, наполненной ароматной пеной.

Возле ванны имелась полочка, заставленная всевозможными баночками и бутылочками. У девушки даже руки зачесались, так захотелось поскорее обследовать все, что ей предоставили в личное пользование. Но по сложившейся привычке, она взяла себя в руки и подошла к прозрачной двери в углу, что находился около небольшого окна. Потянув за дверную ручку, Милава заглянула внутрь и с удивлением поняла, что это сауна. Хоть сама комнатка и была совсем небольшой, но девушка прикинула, что вполне удобно сможет расположиться на широкой скамье.

«Такой личный уголок тепла в окружающей вечной зиме»

- Королевские покои! – не удержалась от возгласа, рассматривая углубление в котором лежали камни, а рядом стояло пустое пока ведро с маленьким черпачком. – И все для меня одной…

Вернувшись в спальню, Милава присела в одно из кресел: девушка обдумывала с чего начать свою службу! Непростая задача стоит перед ней – мира нового она совсем не знает. Чего только стоят снежные звери, которые прислуживали Январю Месяцу?.. Милава не то чтобы боялась их, просто очень странно для нее все это было. Вот так, с бухты барахты оказаться в сказочном мире и с самых первых мгновений увидеть всякие чудеса. А тут еще ничего не понятно с этим стабилизированием…

Решив, что сколько бы она не откладывала, а прямыми своими обязанностями заняться все равно придется, девушка решительно встала с кресле и направилась к входной двери. Выйдя в коридор и не заметив кого-либо из обитателей этого дома, решила спуститься и поискать кого-нибудь, кто сможет показать ей дом.

«Желательно бы медведя. Как там его?.. Топтыгин… Потапыч… Ну вот, забыла!»

Неодобрительно поджав губы и ругая себя за то, что так невнимательно отнеслась к именам домочадцев, Милава неспешно спустилась по лестнице на первый этаж. Осмотревшись по сторонам, заметила, как в коридоре мелькнул рыжий хвост и скрылся за углом. Она как раз хотела проследовать туда же, как неожиданно почувствовала легкое движение воздуха у себя за спиной.

Недоуменно оглянувшись, Милава застыла, буквально утонув в темных, как сама безлунная ночь, глазах незнакомого мужчины. И как бы она не хотела отвести свой взгляд, понимая, что так пристально смотреть на незнакомца некрасиво, ничего поделать не могла. Он словно приворожил ее, притягивая, порабощая и не давая ни малейшего шанса на спасение. Милава лишь краем сознания отметила, что незнакомец безумно хорош собой. С черными, как смоль волосами, смуглой кожей и правильными чертами лица, он буквально бил на повал своей внешностью. Девушке приходилось сдерживаться изо всех сил, чтобы не выдать своего восхищения.

- Ого, новая Спутница прибыла! – раздавшийся веселый голос помог ей вырваться из плена колдовского взгляда.

Посмотрев на того, кто спас ее от неловкого ступора, Милава не смогла удержаться и приоткрыла рот в изумлении. И на ее месте так поступили бы многие.

«Где же тут не удивиться, когда перед тобой стоит чудо чудное о трех головах, да еще и цвета зеленого?»

Во все глаза разглядывая это необычное существо, девушка судорожно понять пыталась, что же ей делать и как себя вести. И пока она решала вопрос этот трудный, зверь невиданный скользнул к девушке походкой плавной. Ухватив ее ладошку своей лапой когтистой, трехглавый осторожно поцеловал ее руку три раза и довольно поговорил:

- Мы рады приветствовать новую спутницу Января Месяца! Легка ли дорога твоя была? Хорошо ли обустроилась?

На эти вопросы, к своему стыду, Милава только икнула и слегка отклонилась от подступившего вплотную трехглавого.

- Горыныч, прекрати ее пугать, - сказал молчавший до этого мужчина. – Она, того и гляди, сознание от страха потеряет!

- А?.. Неужели я страшный такой? – отпустив руку девушки и отойдя от нее, обескуражено спросила левая голова.

– Странно, а Настенька нас не испугалась при первой встрече, - задумчиво почесав нос, пробормотала правая голова.

И только средняя голова молчала, пристально и немного печально разглядывая спутницу. Милава тут же зарделась от стыда, коря себя словами последними. Не пришлось ей по вкусу, что она так явно потеряла самообладание перед гостями ее Месяца.

«Позор на мою голову! – отчитывала она сама себя. – Не успела появиться, а уже столько промахов наделала».

- Ох, ты! Кошей, Змей Горыныч, какими судьбами к нам пожаловали? – раздался густой бас медведя. – Хоть и не ждали вас, но завсегда рады приветствовать.

Облегченно выдохнув, Милава с благодарностью посмотрела на зверя снежного. Сейчас она была безумно рада видеть его. Ведь это означало, что у нее появится время сделать короткую передышку и подумать, как исправить первое неприглядное впечатление.

- С Яромиром переговорить нам надобно, - ответил Кощей, осматриваясь по сторонам. – Где он?

- Спит Месяц, делами своими уморенный, - поведала белочка, проворно заскочив к мужчине на плечо. – Вы мне лучше, Константин, объясните, кто вас так потрепал? Где это видано, чтобы Стражи в таком виде ходили-бродили?

Только тогда Милава отошла от потрясения и обратила внимание, что гости нежданные имеют весьма потрепанный вид. У Кощея сильно растрепаны волосы, пряди беспорядочно обрамляют лицо, выбившись из высокого хвоста. На правой щеке глубокая царапина, рукав рубашки порван и через дыру в ткани на смуглой коже так же видны ссадины. Горыныч немного припадает на левую лапу. А поверхность его чешуи хранит явный отпечаток атаки – проступают темные полосы царапин, а местами и ран.   

- Вот на счет этого и хотим с Январем переговорить, - не вдаваясь в подробности и потрепав белочку за ухом, улыбнулся Константин.

- Вам бы раны обработать, да передохнуть немного, - осмелилась заговорить Милава. – Топтыгин, где нам можно расположиться? – наконец вспомнив имя зверя снежного, обратилась она к нему. – Да мази какие-нибудь лечебные принеси мне. А еще воды теплой и тряпиц чистых.

- Сейчас все исполним, спутница, - выскочив из-за спины медведя, ответила ей лиса. – Рыжуха, проводи гостей в малую гостиную, где хозяин наш отдыхать любит. Там им удобно будет.

Пока звери снежные разошлись наказ Милавы исполнять, белка действительно устремилась вперед, путь в довольно небольшую, но очень уютную комнату указывая. Вся ее мебель состояла из тахты, стоявшей около высокого окна, пары глубоких кресел и небольшого круглого столика. У дальней стены расположился сложенный из грубо обтесанных камней камин, в котором уже весело потрескивал огонь. Девушка мгновенно поняла, почему эта комната так любима Январем Месяцем.

«Без излишеств, небольшая и уютная, она буквально располагает к спокойному времяпрепровождению»

Милава тут же взяла себе это на заметку, мысленно представляя, как будет сидеть здесь с чашкой горячего чая, предаваясь своим думам. Естественно, в свободное от обязанностей время!

- Давай хоть познакомимся, - подал голос Кощей, присев в одно из кресел. – Меня, как ты уже могла понять, зовут Константин. А это – Змей Горыныч. Но у каждой из голов свое имя есть. Левую кличут Святославом, правую Брониславом, а среднюю Даниилом.

Когда Кощей называл их имена, каждая из трех голов учтиво кивала, а левая даже умудрилась подмигнуть девушке. Еле сдержав смех, глядя в хитрые глаза Святослава, она так же учтиво кивала им в ответ.

- Меня зовут Милава Давыдова, - представилась в свой черед девушка, поклонившись. Как ее учили.

- Ну что же, Милава Давыдова, рады приветствовать тебя, - задумчиво потерев подбородок и еще раз окинув спутницу пристальным взглядом, сказал Кощей. – Как я понял, ты только прибыла сегодня. Ну и как тебе… м-м-м… Все здесь? – неопределенно махнув рукой, полюбопытствовал мужчина.

«Интересно, он себя в зеркало видел? Сам не последний пункт в списке невероятного»

- Спасибо, мне все понравилось, – вслух чинно ответила Милава, старательно контролируя направление взгляда. (Не хватало, чтобы он снова прилип к мужчине) – Дом очень красивый. По крайней мере, та часть, что я успела осмотреть. Служки Января месяца довольно необычны, я таких никогда не видывала ранее. Но они добры и отзывчивы. Мне не составит труда привыкнуть ко всему. И я намерена очень постараться, чтобы стать хорошей помощницей Месяцу.

- Хм… Весьма рад, - пробормотал Константин, странным образом отведя взгляд и посмотрев в окно.

А Милава никак в толк взять не могла, что ему от нее надобно? Разве при первом знакомстве с такими дотошными расспросами пристают? Очень неуверенно себя из-за этого чувствовала девушка, не привычная душу перед кем-то раскрывать.

«Мало того, что передо мной сидят взаправднешние Кощей и Змей Горыныч, так еще и совсем не такие, какими я привыкла их считать. Кто бы мог представить, что тот, которого в наших сказках изображают чуть ли не живым скелетом, окажется таким красавцем?»

Правда, от взгляда его, у Милавы буквально мороз по коже пробегал. Казалось, эти глаза могут заглянуть в самую душу. И ладно бы просто заглянуть, но еще и навеки поработить ее. Если бы у девушки был выбор, она бы предпочла бы не оставаться с этим странным мужчиной один на один. Чем-то он ее пугал. От Кощея так и веяло силой и каким-то запредельным (в людском понимании) могуществом.

«Непростой он»

- Не обращай на него внимания, Милавушка, - заговорил, наконец, Даниил. – Наш Константин никогда толком не может беседу поддерживать. Особливо с девицами красивыми.

- Так, где ж ему разговоры с ними разговаривать, когда только и успевает отбиваться от жаждавших общения красавиц! – рассмеялся Святослав, глядя на нахмурившегося Константина.

«Ик. Надеюсь, я со стороны именно такой не показалась?! Впрочем, Январю в красоте и стати Константин все же уступает»

- У кого-то язык слишком длинный, - недовольно фыркнул Кощей, погрозив Горынычу кулаком. – Вот точно гончим надо было тебя не за хвост хватать, а за не в меру болтливую конечность!

Милава только приготовилась умиротворять спорщиков, как дверь в гостиную открылась. Процессия из лисы, белки и двух зайцев взгляд девушки приковала сразу – так непривычно.

- Вот то, что ты просила, спутница, - расставляя на стол разные баночки с мазями и глубокую тарелку с горячей водой, пояснила лиса. – А это вам Марья Потаповна передала гостинцев, чтобы вы подкрепились и не скучали, пока хозяин наш спит.

«Лиса, должно быть?»

Вслед за этими словами на стол водрузили пузатый чайник, чашки да всякие блюда с едой. Пока зайцы стол сервировали, Милава намочила одну тряпицу в воде и подошла к Горынычу. Так как тот оказался ближе всего к девушке, с его ран она и решила начать. Осторожно промывая повреждения, Милава старалась как можно аккуратнее действовать, чтобы не причинить лишней боли. Справившись с самыми глубокими ранами, она смазала их резко пахнущей мазью, на которую указала белка. Получив в благодарность от змея три довольные клыкастые улыбки, несмело подошла к Константину.

«Страшно или нет, а помощь гостям Месяца я оказать обязана. И откуда они, в самом деле, такие… побитые»

- Вы не будете против, если я обработаю и ваши раны тоже?

- Да уж помогай, коль взялась, - насмешливо отозвался Кощей, заметив, как настороженно спутница косится на него.

- Тогда устройтесь удобнее, пожалуйста, и расстегните рубашку немного, - попросила девушка, приготовившись промыть раны мужчины. – И как вас только угораздило в такой холод без верхней одежды на улицу выйти? – не сумела удержаться, чтобы не пожурить его, вытащив из смоляной пряди комочек грязного снега.

- Когда прорывы случаются, как-то не до того, чтобы думать о таких мелочах, - хмыкнул Константин. – Тут бы с тварями справится.

- С какими? – замерла Милава, хмуро на мужчину посмотрев. Неловко ей было тела его касаться. – Я уже не первый раз слышу о том, что беда пришла в мир сказочный. Но никто так толком и не объяснил ничего.

- Так с теми, что в наш мир посылает колдун темный, - пояснил Бронислав. – Мы ведь с Горынычем, Милавушка, Стражи мира этого. Покой его жителей охраняем, от силы темной бережем. Когда-то давно был изгнан из сказочного мира колдун кровавый с приспешниками своими, да запечатан в другом измерении. Вот только не оставил он планов своих, все назад прорваться пытается. Тварей темных да злобных засылает, чтобы людей убивали. А сам души их пленяет. А мы противостоим им, защищаем мир наш от беды великой. Вот только не всегда нам это удается. Хитры и прозорливы слуги колдуна, только и поспевай перехватывать да исправлять то, что они наделали!

Недоверчиво покосившись на Горыныча, девушка попыталась переварить полученную только что сумбурную информацию. По большей части из того, что сказал ей Страж, она ничего не поняла, но самую суть все же сумела ухватить. А из этого следовало, что в мире сказочном Милава оказалась во времена неспокойные и даже опасные.

- Не обращай внимания на слова его, - лениво проговорил Кощей, тем самым напомнив девушке о ее занятии. – Сейчас все равно ничего не поймешь, а потом тебе Яромир сам расскажет.

- Как скажете, - легко согласилась Милава и наклонилась к нему.

Девушка заметила небольшую ранку - у самой кромки волос чем-то острым прошлись (когтем?). Порез кровоточил, именно его и принялась тщательно очищать девушка. Осторожно, кончиками пальцев касаясь лица Стража, она поворачивала его голову то в одну, то в другую сторону, высматривая, не пропустила ли где еще какой царапины. Уж если Милава принималась за какое-либо дело, то старалась выполнять его добросовестно.

Именно в тот момент, когда девушка низко склонилась к Кощею, обрабатывая глубокий порез на щеке, дверь вновь открылась, пропуская в комнату немного заспанного хозяина дома. Застыв на пороге и посмотрев вмиг потемневшим взглядом на Милаву и Константина, Яромир сжал ручку двери. Да с такой силой, что она натужно заскрипела.

- О, ты уже проснулся, - обрадовался появлению Месяца Константин. – А мы тут…

«Плюшками балуемся!» - подумала обескураженная Милава, глядя в недобро сузившиеся синие глаза Месяца.

- Хороша у тебя спутница! – не менее радостно заявил Горыныч, улыбаясь всеми тремя ртами. – Встретила, помощь оказала… Ну, мне, так точно, а с Кощеем пока никак не совладает.

«Мама…» - мысленно пискнула девушка, заметив, что глаза Января стали практически черными. – «Неужели права не имела?»

- Уже заканчивает, - широко улыбнулся Константин и придержал спутницу, когда та испуганно покачнулась. – Действительно молодец, хорошо-о-о справляется.

- Это я уже заметил! – Недобро покосившись на Стража и вновь переведя взгляд на свою спутницу, выдал Месяц.

- Да-да, так прямо и хочется Дмитрию рассказать, какая тебе спутница хорошая попалась, - все никак не унимался Кощей, ехидно глядя на Яромира.

А Январь, застыв на миг, громко расхохотался. И сразу как-то спокойнее в комнате стало.

- Вот же злодей, подловил меня! – присаживаясь рядом с Горынычем и все еще смеясь, сказал Яромир. – Ну, поделом мне, сам виноват. Не стоит надсмехаться над другим.

Милава, осторожно от Кощея отступив, лишь удивленно переводила взгляд с Месяца на Стража, не в силах понять о чем они сейчас говорят. То Январь вдруг разозлился невероятно, то хохотать безудержно начал, совершенно расслабившись.

«И как тут понять есть ли моя вина в этом, или нет?»

- Да ты продолжай. Продолжай, милая, - не переставая с интересом коситься на Января, позвал ее Константин, словно невзначай бедра женского коснувшись. – Тут ведь… Ай!

- Ой! – вторила ему спутница, недобро прищурившись. – Вы уж простите меня, неловкую, не хотела я этого.

«Провокатор!»

- Ага, я так и понял, - буркнул Страж, поморщившись от неприятных ощущений.

Милава же, более не обращая внимания на вновь раздавшийся смех Января, которому вторил громкий хохот на три голоса от Горыныча, смазала все промытые царапины Кощея заживляющей мазью. Сложив ненужные уже тряпки и баночки на поднос, отставила его в сторонку. Быстро разлила чай по чашкам и, поднеся их гостям, да Месяцу, выскользнула из комнаты, не желая мешать их разговору. Ей очень интересно было послушать, о чем будут говорить Стражи Месяцу, но ее никто остаться не просил. А Милава хорошо усвоила то, что ей втолковывал глава клана.

«Нужно стараться изо всех сил, чтобы Январь остался доволен своей новой спутницей»

Идя по коридору в сторону, девушка ругала себя за несдержанность. Ведь давно привыкла не обращать внимания на всякие провокации и внимание мужчин. Почему-то именно сейчас стало неприятно и обидно, когда Страж с ее помощью дразнил Января Месяца. А в том, что это было так, Милава нисколько не сомневалась! Чего стоят его ехидные взгляды в сторону Яромира. И ведь он даже нисколько не озаботился тем, чтобы поинтересоваться ее мнением на этот счет! А вот спутнице играть в такие игры с хозяином дома совсем не хотелось.

«Еще подумает, что я легкомысленная? Или что в Кощея с первого взгляда влюбилась? Тем более, если он такой местный ловелас»

Значит, девушке надо придумать, как извернуться до такой степени, чтобы и клану не навредить, и себя обезопасить.

«Интересно, как это получилось у первой спутницы?»

Немного успокоившись и продолжив свой путь, Милава решила, что самым верным способом обезопасить себя будет подчеркнуто деловое отношение ко всем и вся. Она справедливо полагала, что никому не будет интересна такая сдержанная особа. А вскоре, если повезет, ее вообще практически перестанут замечать, что только на руку девушке, стремящейся не привлекать к себе внимания.

- Ты что здесь стала? Случилось чего? – вырвал ее из раздумий немного писклявый голосок.

Посмотрев себе под ноги, Милава заметила белочку. Та, подперев лапками свои бока, внимательно осматривала девушку своими глазками бусинками. Не заметив ничего необычного во внешнем виде спутницы, белочка перевела вопросительный взгляд на ее лицо.

- Нет, все хорошо, - поспешила заверить ее девушка. – Я просто несла поднос и немного задумалась. Тебя ведь Рыжуха зовут? А меня Милава.

- Да знаю уж. Запомнила, - отмахнулась белка. – Кухню ищешь? Пойдем, провожу. Хотя ты и так почти до нее дошла.

Не переставая трещать ни на минуту, Рыжуха сопроводила Милаву до нужной той двери. Заскочив в просторное помещение, белка громко пропищала:

- Марья Потаповна, новая спутница пришла!

Не успела девушка придти в себя от столь пронзительного писка, а к ней уже косолапо переваливаясь двигалась белая медведица. Милава даже рот приоткрыла, но потом одернула саму себя. Ведь раз тут кругом зверье снежное прислуживает, так отчего бы и медведице не быть?

«Не лиса!»

- Здравствуй, Милавушка! Наслышана о тебе уже, - заговорила медведица приятным грудным голосом. - Не стесняйся, проходи и присаживайся. Я тебя сейчас чаем липовым напою, да вареньем земляничным угощу.

Пока Милава думала, как бы осторожнее отказаться, ведь липовый чай она никогда не любила, один из зайцев-поварят у нее поднос забрал. А там уж и медведица сама ее к столу у окна подвела, да на лавку усадила. Подумав, что теперь-то и выбора у нее нет, решила потерпеть немного, чтобы не настраивать отказом своим служек Января против себя. А звери снежные словно только этого и ждали. Засуетились вокруг нее, вкусности всякие на перебой предлагая, да угощения разные подсовывая.

- Я столько и не съем, - растерянно оглядывая все то, что ей поднесли, пробормотала Милава.

- А вот и зря, - недовольно покачала головой медведица. - Больно худая ты. Того и гляди ветром снесет!

- Да вроде хорошо все, - оглядывая саму себя, удивилась девушка.

Она всегда считала себя стройной, но с округлостями там, где они нужны. А по словам Марьи Потаповны выходило, что новая спутница прямо таки болезненно худа.

- Ну, хорошо, так хорошо, - не стала спорить медведица, а заметив удивленный взгляд девушки, пояснила: - Еда никогда впрок не пойдет, если насильно кого ей кормить. А нам этого совсем не надобно. Но чаем с вареньем я тебя все равно напою!

И столько в глазах ее бусинках доброты и беспокойства было, что Милава тут же решила выпить всю кружку с чаем и даже не поморщиться. Это самое меньшее, что она может сделать для медведицы.

Правда и пересиливать себя ей не пришлось. Чай оказался настолько вкусным и ароматным, что Милава сама не заметила, как все выпила. С удивлением глянув на пустую кружку, она даже потрясла ее для верности. А услышав довольные смешки, смутилась под веселыми взглядами служек Января.

- Может еще налить, если мой чай тебе так по вкусу пришелся? – поинтересовалась медведица, пододвигая чайник.

- Я бы с удовольствием осталась здесь, но мне надобно к Январю Месяцу возвращаться, - отрицательно качнула головой Милава. – Я и ушла-то оттуда, чтобы поднос вам вернуть, да поговорить им возможность дать. А заодно узнать хотела, что мне делать надо? Может следить за чем-нибудь? Или еще как-то помочь вам?

- Ты не спеши, не спеши, а то успеешь, - усмехнулась Марья Потаповна, присаживаясь рядом с девушкой за стол. – Все со временем узнаешь и в курс дела войдешь. Хозяин наш сам все расскажет и покажет тебе. А пока отдыхай, да Январю месяцу помоги. Видишь, какой бледный весь ходит? Да и устает очень быстро, все время отдых нужен. Стабилизировала бы ты его для начала, чтобы Январь в себя пришел, да прежним бойким и решительным стал.

- Я бы с радостью, вот только… - не зная, как объяснить свою проблему, Милава замолчала, задумчиво глядя перед собой.

- В чем дело-то, в чем? Неужели не знаешь, или не можешь? А может боишься? – тут же затараторила белка, даже начав подпрыгивать на месте от нетерпения.

- Не боюсь, - недовольно поджала губы девушка, немного обиженная тем, что ее в трусости заподозрили. – Просто не знаю, как это правильно сделать. Мне рассказывали о стабилизации, но как-то все это глупостью казалось и…

- Просто? – прозорливо поинтересовалась медведица. – А почему ты решила, что должен быть какой-то сложный способ? Или нынешней молодежи только сложные пути надобно? Эх ты, глупая, - покачала она большой головой. – Старших слушаться надобно, да на ус науку их мотать. Если они сказали тебе, как делать, значит, этот способ единственно верный. Проверено!

И так Милаве неуютно от выговора этого стала, что она была готова прямо сейчас бежать и исполнять предназначение свое. Стыдно ей стало за слова свои. А ведь для себя давно решила, что будет исполнять обязанности свои так, что комар носа не подточит. Да выходит все наоборот.

«Лучше бы я помолчала и сделала все так, как мне говорили, - журила она саму себя, виновато поглядывая на медведицу. – Но нет же, надо было свое слово веское сказать, да опозориться! Да уж Милава, хорошо ты службу свою начала. Качественно так…»

- Не расстраивайся ты так, - усмехнулась Рыжуха, присев на краешек стола и весело болтая в воздухе лапками. – От тебя никто и не ожидал, что все складно да ладно с первого дня делать будешь. Времени-то много прошло, удивительно, что вообще хоть что-то в вашем клане помнят. Так что не жури себя понапрасну, со временем всему научишься.

И внять бы девушке словам белки да успокоиться, но все ж неприятный осадок остался. Кому понравится, когда тебе указывают на твое несовершенство в каком-то деле, в котором ты стараешься с лучшей стороны себя показать? Вот и Милава осталась недовольна собой, решив, что ей надобно еще больше стараться выполнять свои обязанности. Да чтоб без нареканий все получалось.

- Правильно Рыжуха говорит, не дело это – себя ни за что виноватить. Погоди маленько, пообвыкнешься и научишься всему, - поддержала белочку Марья Потаповна.

- Благодарю вас за чай, да за науку, - не стала перечить Милава. – Да пора мне уже назад возвращаться. Засиделась я тут с вами и забыла обо всем.

- Ничего-ничего, ты к нам почаще забегай, я тебя еще чем-нибудь вкусненьким угощу, - отозвалась медведица. – Для такой красавицы у меня всегда найдется угощение.

Попрощавшись со всеми и еще раз поблагодарив за угощение, Милава быстро направилась по коридору в сторону малой гостиной. Остановившись около двери, она на миг задумалась, не помешает ли им своим появлением. Ведь если бы Январь хотел, то попросил бы ее остаться вместе с ними. Пока она так размышляла, дверь начала открываться. Отойдя на шаг назад, чтобы ее не задело, девушка увидела, как из комнаты сначала вышел Змей Горыныч, а за ним следом и Кощей.

- Тогда мы через несколько дней вернемся, как разузнаем хоть что-нибудь, - повернувшись лицом к выходящему в след за ним Яромиру, сказал Константин. – Надо бы к Феликсу заглянуть, пару его гончих одолжить, пусть хотя бы ваши территории патрулируют. Прав ты, уж слишком спокойно стало. Даже нападения гончих какие-то… несерьезные.

- Дмитрия бы предупредить, - задумчиво ответил ему Яромир. – Хотя он и так Настасью старается одну не оставлять надолго. Но мало ли что, перестраховаться лишним не будет.

- Пушок с Настенькой теперь неотлучно находится, - отозвалась левая голова Горыныча. – Давеча в гости к ним залетал, так она даже ругалась на «котика», когда тот вознамерился вместе с ней в ванную отправиться. Говорит, спасу от него не стало.

- Уж лучше так, чем как в прошлый раз, - мрачно отозвался Константин. – С нас хватило и прошлых ее приключений.

ОБНОВЛЕНИЕ

«Интересно, о чем это они говорят? – Милава удивленно посмотрела на черноволосого Стража. – Неужели о первой спутнице? И что же с ней случилось такого? Наш глава мне ничего об этом не рассказывал».

- Ты уже вернулась? – наконец заметил ее Яромир. – Тогда проходи в гостиную, нам поговорить надобно. Сейчас я только гостей наших провожу и к тебе вернусь.

Молча поклонившись, Милава проскользнула в комнату, заинтригованная предстоящим разговором. Она очень надеялась, что Месяц расскажет ей, что же происходит в мире сказочном и отчего к ним Стражи израненные прибыли. То, что беда тут приключилась, она уже и так поняла. А теперь хотелось бы подробности узнать. Но первой спрашивать не решилась бы. А то мало ли, как Январь на такое любопытство отреагирует.

«Только бы не отругал за своеволие»

Присев в кресло, она принялась ждать возвращения зимнего Месяца. Мужчина выглядел еще более бледным, чем в начале их разговора. Тяжело опустившись на диван, он откинулся на мягкую спинку и внимательно посмотрел на свою спутницу. Милава немного нервно поежилась под пристальным взглядом мужчины, но нарушить тишину не решилась.

- В опасное время ты появилась у нас, - наконец заговорил Яромир. – Неспокойно сейчас в мире сказочном. Нехорошие времена наступают в нем. Твари жуткие по земле нашей бегают, зверье лесное пугаю, на людей нападают. Вновь обагрился снег кровью жертв невинных, а мы везде поспеть не всегда можем. Я бы лучше тебя назад отправил, в твой мир. Там сейчас безопасно и спокойно…

- Я что-то не так сделала? – перебила его Милава, из всего разговора уяснив только, что ее назад отправить хотят.

- Да что же ты могла не так сделать, когда только пару часов назад тут объявилась? – усмехнулся Яромир, смотря в немного встревоженные глаза девушки. – Говорю же, что опасно сейчас у нас. Тебе бы дома беду переждать, а как разберемся мы со всем, так и назад вернулась бы. Я же не отказываюсь от спутницы, просто повременить хочу.

«Не справилась!» - это единственное что звучало в голове Милавы.

- Тогда почему вы сразу не сказали об этом, а ждали, пока я сюда прибуду? – удивилась Милава, недоверчиво посмотрев на мужчину.

- Думал, что справились мы с бедой той, - грустно улыбнулся он в ответ. – Надеялись, что поутихнут колдуны после той битвы. Затишье было… Ан нет, совсем их видно прижало, что они любую возможность ищут в наш мир пролезть, да сил на это немеряно тратят. Кощей с Горынычем поэтому и прибыли сегодня ко мне, что ночью на гончих нарвались.

То, о чем рассказывал ей Январь, одновременно удивляло и пугало. Как-то не ожидала девушка оказаться среди ужасов таких. Возможно потому, что мир этот сказочный, и она, как и все, привыкла думать только о хорошем. А ведь если так рассудить, то и в сказках много зла приключалась с героями.

«Ведь и Кощей и Змей Горыныч тут есть, правда не злодеями, а наоборот защитниками предстают, - размышляла Милава, слушая то, что ей объяснял Яромир. – Тогда кто же те злодеи, против которых сражаются Стражи и Месяцы? Неужели так страшны и могущественны они, что сладу с ними нет никакого?»

Чем дольше она слушала рассказ Месяца, тем больше поражалась тому, что здесь произошло за прошедший месяц. Яромир рассказал ей все, как было. Поведал и о том, как первая спутница Анастасия Арефьева в плен попала, а затем чуть не погибла, желая спасти мир сказочный. Много чего узнала Милава из их беседы.

Еще о большем ей подумать предстояло. Но одно она точно знала. Возвращаться домой девушка не станет. Как бы там не было, а все же она считала, что для нее опасности нет никакой. В этом мире она никого не знала, выходить одна из дома не собиралась. Да и некуда и незачем ей было куда-либо идти. А уж всяким незнакомцам она давно приучена не верить. Так что в этом плане, как считала Милава, ей совершенно нечего опасаться.

- Я понимаю ваши опасения и переживания, - сказала девушка, когда Январь замолчал. – От себя лишь могу пообещать, что буду очень осторожной. Я прибыла сюда, как ваша спутница. Моя первостепенная задача помогать вам и следить за домом. Не думаю, что вам стоит опасаться повторения истории, которая случилась со спутницей Декабря Месяца. Я не настолько самоуверенна, чтобы лезть в ваши дела. Границы дозволенного знаю и понимаю их. Поэтому вам не стоит волноваться и отсылать меня назад.

Решив, что сказала все, как надо, она выжидающе посмотрела на мужчину. Сейчас все зависело только от его решения. Если он посчитает нужным отправить ее назад, девушка сопротивляться и упрашивать не будет. Вот только… Милава неожиданно поймала себя на мысли о том, что безумно не хочет этого. Ведь чтобы она не сказала потом, как бы не объясняла, а не поймут и не поверят соклановцы. Может в лицо ничего говорить ей и не станут, но за спиной шепотки пойдут. В общем-то Милаве было безразлично, что будут говорить о ней по сути чужие люди. Она просто страшилась увидеть в глазах матери разочарование. Чтобы она себе не говорила, о чем бы не думала, а все же до сих пор оставалась где-то в глубине души тем маленьким ребенком, который до безумия желал увидеть одобрение в материнских глазах.

- Ну что же, коль так считаешь и обещаешь не рисковать, я оставлю тебя здесь, - наконец ответил Январь, заметив, как в карих глазах девушки мелькнули искорки облегчения. – Очень надеюсь, что не пожалею о принятом мной решении. Не хотелось бы тебя от беды спасать. Нам и Настеньки хватило за глаза.

При этих словах Милава еле удержалась, чтоб не поморщиться. Она уже поняла, что спутницу Декабря все любили и переживали за нее. Тем неприятнее ей было постоянное сравнение с незнакомой девушкой. Она не имела ни малейшего представления, чем Анастасия так понравилась, но и похожей на нее становиться не стремилась. Милава не видела нужды сближаться с кем-то из присутствующих, а желала только спокойно отработать свой срок спутницы.

«Привязанность к кому-либо причинит только ненужную боль от расставания. А мне это ни к чему» - подумала девушка, сжав руки в кулаки.

- Тогда, если мы разобрались с этим вопросом, может вы мне расскажете, что… - начала Милава, но договорить не успела. – Что с вами?

Заметив, как Месяц тяжело сглотнул и начал заваливаться на бок, она бросилась к нему.

 

Глава 4

 

Месяц, так силу свою не восстановивший, вновь прилег отдохнуть. Ночью ему предстояло долг свой исполнять – мир родной дозором обходить. От помощи Милавы мужчина наотрез отказался. Уж слишком странную реакцию вызывала в его душе эта девушка.

«Не сказать, чтобы самая красивая из виденных мною, ничуть не умелая, нисколько не нежная и совсем не так добра и открыта, как Спутница брата моего…» - Месяца снедало необъяснимое ощущение разочарования, а в чем его причина он не желал разбираться. И без этого неприятностей достаточно.

- Не забывайте, я не обычный мужчина вашего мира. Прожив на свете столько зим, сколько вы и вообразить не способны, я в состоянии сам заняться своими проблемами.

Месяца смущала даже мысль о том, что Спутница может посчитать его слабым. Кто знает, что в их мире, забывшем о сказочной магии, говорили теперь о Месяцах? Именно это, а еще подступающая слабость и яркий образ сидевших рядом Милавы и Константина, вынудили его на резкие и поспешные слова. Заметив в глазах девушки мгновенную вспышку боли, Январь пожалел о хлесткой фразе, но… оправдываться, подбирать слова… Сил на это уже не было.

Милава же, отшатнувшись после такой отповеди, поспешно моргнула, надеясь скрыть за потяжелевшими от слез веками чувство вспыхнувшей в душе горечи.

«Кто я против него? Сверхсущества, обладающего силой и мудростью многих поколений. Где уж мне, не заслужившей даже любви родных и близких людей, заручиться его уважением? Тем более справляюсь я со своими обязанностями пока… никак. Об этом мне и служки снежные говорили. Да и Стражи намекали… - самоедство расцвело в душе Милы пышным цветком. – Усвоить мне надобно крепко-накрепко что не ровня я ему! И вести себя соответственно. Служить Месяцу. Как и звери его снежные…»

Как ни хотелось Милаве предложить Месяцу использовать дар ее клана ему во благо, но теперь особенно не решилась она заветных слов сказать. Январю виднее: мудрее он девушки, сам призовет ее для восстановления сил своих, как посчитает нужным.

Потому лишь в сторону отступила, взглядом в пол уставившись, да губы деловито поджав, пока мужчина усталой поступью помещение покидал. Девушка, оставшись одна, растерянно оглянулась: какую же пользу ей принести? Не думала Милава, что так одиноко и непонятно ей будет все в этом мире. К душевному одиночеству девушка была привычна, но незнание мира этого заставляло ощущать себя… ненужной.

Несмело шагнув из комнаты, она побрела к себе, обводя взором длинный коридор. При этом взгляд ее по странной случайности зацепился за дверь, ранее не замеченную. Чем-то отличалась она от остальных…

«Чем?.. - озадаченная неуловимой мыслью, Милава замерла напротив. И тут же осознала ответ: - Расположением!»

Неприметная, немного скрытая большой лестницей, что вела на второй этаж дома. Она первоначально девушке на глаза не попалась.

«Кладовочка?» - в задумчивости замерев перед дверью, размышляла Милава. Но войти не решалась: мало ли там что?..

Позади кто-то деликатно кашлянул, заставив Милаву нервно подпрыгнуть. За раздумьями она и не расслышала чужих шагов. Обернувшись, заметила рядом Топтыгина. В черных блестящих глазах медведя светилась… усмешка.

- Входи, Спутница. Чего замялась?

- А можно? – немного страшась переспросила девушка: слова Месяца сильно пошатнули ее уверенность в себе – неуместным любопытством нарваться на недовольство хозяина дома не хотелось.

- Конечно! Что ты думаешь там за дверью? – Медведь качнул головой. – Хлам всякий. Вещи за ненадобностью собранные.

«О! Точно кладовка»

И Милава решительно надавила на небольшую округлую ручку. Медведь протопал в затемненное тяжелыми портьерами помещение следом за девушкой. Она первым делом приблизилась к большому и единственному окну в комнате, отдернув завесу тяжелой ткани. Свет залил относительно небольшую комнату, где в полнейшем беспорядке высились стопки книг, виднелась какая-то мебель, укрытая чехлами, вплотную к стенам стояли тяжелые сундуки… И все это в каком-то состоянии странной мешанины произвело на Милаву впечатление хаоса.

- Кошмар! Сюда давно не заглядывали?

- Я все собирался, но… - косолапый «мажордом» запнулся на полуслове. – Где нам зверям со всем этим разобраться. Тут и личные вещи предыдущих Спутниц, что они не могли забрать из мира сказочного, и какие-то, по разным причинам надоевшие, хозяйские мелочи. Одни книги чего стоят… Мы же грамоте не обучены.

- А можно… - девушка опасалась, что это прозвучит крайне самоуверенно, но ее во всем любящая систему душа едва ли не волком выла от творящегося вокруг безобразия. – Может быть, мне можно тут все разобрать? Хотя бы рассортировать и расставить так, чтобы можно было легко найти любой нужный предмет. При необходимости… Я могу делать это в свободное от своих обязанностей время.

«К примеру, пока Январь отдыхает…»

- Месяц будет недоволен что Спутницу его отяготили лишней нагрузкой, - с сомнением возразил медведь.

- Да какая же это нагрузка? – изумилась Милава, азарта не скрывая и уже осматривая вокруг: с чего же начать? – Мне в радость это! Я люблю уборку. И помочь буду рада. Очень!

- Тогда, пожалуйста – действуй, - довольно фыркнула снежная копия лесного хищника.

«Ух, развернусь!» - предвкушающе потерла руки девушка.

- Об одном прошу, - не забыла о главных своих обязанностях Милава, - как Январь Месяц проснется после отдыха своего – отправьте ко мне Рыжуху предупредить. Хочу за ужином за ним поухаживать, да на дозор ночной собраться помочь.

- Так и сделаю, - отвесил ей неуклюжий и немало смутивший девушку поклон медведь и скрылся за дверью, направившись по своим делам.

«Итак?.. С чего начать?» - Милава настороженно замерла, прислушиваясь к… себе.

В душе жило предчувствие какого-то открытия, чего-то невероятного… судьбоносного!

«Это как разобрать чердак в старом-старом замке… Ты гарантированно найдешь там наряды, о которых читала только в книжках, но «примерив» из-за вдруг вспыхнувшего в душе желания воплотить детскую мечту и почувствовать себя принцессой, словно став героиней когда-то любимой сказки замрешь перед огромным зеркалом на причудливых изогнутых ножках. Конечно же, такое зеркало тоже обнаружится тут, скрытое одним из чехлов. Давно забытые и исчезнувшие из обихода детские игрушки, которые, тем не менее, ничуть не утратили своей прелести и, спустя десятилетия, готовы зачаровать мелодией или дивным выражением кукольного лица, стоит лишь стереть с них пыль…»

Милава, всю свою жизнь, лишенная возможности чувствовать любовь окружающих, осязать и впитывать каждой клеточкой кожи это животворящее чувство…это чудо… Она особенно любила мечтать. Мечтать о жизни, где была бы нужна, любима, о мире, в котором именно она была принцессой. Пусть восторженными почитателями и были бы только окружавшие ее родственники!

И сейчас в этой комнате девушка вдруг с необъяснимой убежденностью ощутила: настало ее время! Время, когда сбудутся мечты, случится чудо… А еще – появится тайна.

Едва ли обежав взглядом корешки старинных книг, каких-то пожелтевших тетрадей и альбомов, Милава уже знала, что совсем не знакомство со Змеем Горынычем открыло ее сердцу дорогу в сказку.

Нет! Это случилось сейчас. Тут! Это сделало… предчувствие! Предчувствие чуда и… тайны. Или, может быть, надежды?..

Чуда, которое она, несомненно, сама сможет найти тут и тайны, что непременно разгадает. Тайны своей судьбы…Милава отчаянно надеялась найти тут самую сказочную диковинку, давно и безнадежно потерянную всеми.

«Книжные полки», - потянув за край ближайшей завесы, скрывавшей что-то высокое и громоздкое, девушка обнаружила пустой шкаф. Переместив взгляд на ближайшую стопочку книг, присела с ней рядом. Устроившись прямо на полу, стянула с большого кресла неподалеку мягкую подушку, подоткнула ее под спину и… взяла в руки лежавшую сверху папку.

«Приступим!»

Легчайшим движением пальцев дернув незамысловатый бантик, легко освободила содержимое. Но даже этого плавного прикосновения оказалось достаточно, чтобы, словно взмывшие вверх от дуновения ее дыхания, тончайшие листы бумаги веером разлетелись вокруг. А на них…

«Январь, Январь, Январь…»

Девушка всматривалась в изображения, поражаясь таланту художницы. В том, что создатель этих рисунков – девушка, сомневаться не приходилось. Каждый штрих, мазок, малейшая черточка буквально дышали чувством восхищения, обожания… любви. К… объекту, служившему образом для этих изображений.

А что же тот, что, несомненно, стал для художницы неизменным вдохновением?

«Холоден, отстранен и… безумно прекрасен»

Глядя на Месяца, полного сил и смотрящего в ответ с белоснежного листа чуть ироничным и самодовольным взглядом совершенства, Милава забыла как дышать. Но совсем не от переполнившего душу восторга от возможности сколь угодно долго всматриваться в эти идеальные черты.

Девушка словно взглядом «проникла» глубже, сумев рассмотреть в сумерках окружавшей Месяца ночи, в бездонной глубине его глаз то, что было скрыто за слоем краски. Отчаяние, муку, боль… Чувства той, что так беззаветно любила, уже понимая, что никогда не познает взаимности.

Вздрогнув, Милава спешно собрала рисунки, вновь запихнув их в папку. Девушку не отпускала мысль, что эти листочки как зеркало, в которых ей заранее дано увидеть себя будущую. Такую же несчастную как ее предшественница, если…

«Если я допущу такую же ошибку!» - за годы жизни выработанная стратегия существования и сейчас не дала сбоя, подсказав решение: не подчиняться эмоциям, а во всем действовать по здравому плану!

Решительно отложив в сторону папку, девушка взяла книгу, что возможно тоже принадлежала влюбленной художнице. На эти мысли Милаву навели картинки, которые буквально приковали взгляд девушки, стоило ей пролистнуть несколько страниц.

«Только тот, кто сам может творить, способен почувствовать суть необъяснимого очарования этих… произведений искусства», - Милава и сама толком не поняла, что зацепило ее взгляд, но никак не могла насмотреться на словно ожившие «картины» из тончайших завитков витиеватого металла.

Вот с поразительной для такого прочного материала точностью на гравюре передан момент солнечного затмения. Совершенно нет ощущения, что все это – сочные цвета солнечной «короны» - выполнено из металла.

«Как фотография», - изумилась жительница техногенного мира.

А вот на вечность замерли в неподвижности две взмывшие в небесную высь птицы. Расправив крылья, подхваченные воздушным потоком, они, казалось, в следующий миг устремятся дальше, покинув изящный женский браслет, украшением которого служили.

И еще целое множество точнейших рисунков, что запечатлели на страницах книги железные чудеса – украшения, мечи и даже металлические окантовки книг. 

Зачарованная красотой и талантом неведомого творца, Милава совершенно забыла о времени. Добравшись до последней иллюстрации, плавно прикрыла книгу и еще несколько минут сидела неподвижно, смежив веки, и проживая мгновения тихого наслаждения.

Наслаждения чудом…

Осторожно отложив в сторону книгу, обнаружила под ней плоскую коробку. Ведомая любопытством девушка приподняла крышку и… задохнулась от восторга.

«Блюдечко! И яблочко… Все как в самых взаправдашних сказках! - мгновенно «узнала» Милава. – А что если и остальное правда? И я могу посмотреть края чужие? Или… свой родной мир… дом… увидеть семью?.. Что если и моя давняя предшественница на этот случай его при себе держала?»

- Яблочко, покажи мне дом мой родной, - невольно подражая героиням детских сказок, вслух взмолилась девушка, пристально вглядываясь в белоснежную глубину блюдца.

Но… или обращалась она не так, или сказочный «монитор» давно вышел из строя (оттого и пылился тут всеми забытый), но никаких изменений не проходило. Блюдце оставалось однотонным, а яблочко – на вид совершенно свежее! – не сдвигалось с места.

«Эх, жалость какая! - вздохнула Милава, осторожно пальчиком поглаживая румяный фруктовый бок. – А что если он только на «местную» территорию работает? Кого бы увидеть?..»

В первую очередь перед мысленным взором девушки встал Змей Горыныч, так поразивший воображение при первой встрече. Пусть Кощей и был запредельно красив, но… трехглавого, да еще и дракона не каждый день встретишь!

И, о чудо! Стоило Милаве подумать про мощное тело ящера, расправленные в полете крылья, как…

… наливное яблочко дрогнуло и покатилось, круг за кругом являя ей отчетливую картину заснеженных горных вершин, голубого морозного неба и фигуры летящего Змея.

- Получилось! – возликовала Милава.

Но вскрик еще не успел сорваться с ее губ, как воздух вокруг странным образом уплотнился, появилось ощущение полета и… окатило волной холода. Вздрогнув, девушка потрясенно оглянулась вокруг. Ни намека на теплую комнату в доме Месяца. Лишь скалистые вершины острых гор, что высокими хребтами прорезали заснеженную долину, мягкие белоснежные сугробы, да сумасшедший ветер, грозящий сбросить вниз.

Ик!

Резво шарахнувшись назад, подальше от отвесного края скалы, утопая ногами в снегу, Милава зябко поежилась, обхватив плечи руками. Одежда и обувь на ней остались домашние… Пронзенная внезапной догадкой, девушка вскинула голову вверх, в панике не понимая где искать помощи. И ожидаемо увидела где-то высоко над собой – в бездонной глубине неба темную точку, инстинктивно понимая, что это и есть Змей Горыныч…

«Вот только как мне до него «докричаться»? - в отчаянии, уже основательно продрогнув, мысленно простонала девушка. – Дернуло меня незнакомым артефактом пользоваться! И вот: получила то, что заслужила!»

Злясь на саму себя и чуть не плача от безысходности, Милава замерла на месте, пристально всматриваясь в  темные скалы вокруг. По всему выходило, что ее перебросило на какое-то плато у вершины гор. Внезапно взгляд выхватил зияющий темнотой вход в пещеру!

«Может это пристанище Стража? - рассудила девушка. – Какая-то логика в «действиях» зеркальца должна быть»

С энергичностью предчувствующего обморожение, девушка рванула вперед, прорываясь через все преграды и не думая о том, что потеряла в сугробе свои тапочки. К счастью, возле входа в пещеру снег был заметно притоптан, что лишь подтвердило догадку Милавы – большой дракон регулярно совершал посадку на это плато.

Приблизившись к широкому лазу, девушка с облегчением осознала: тьма внутри казалась кромешной только издалека. На пороге же было отчетливо видно густое неяркое свечение. Но главное – изнутри тянуло теплом!

Стуча зубами и проклиная свою недальновидность, Спутница Месяца осторожно двинулась внутрь, надеясь, что в отношении своей пещеры Змей Горыныч ведет себя не как все описанные в сказках драконы. Впрочем, эти опасения были скорее отголоском иной тревоги (при первой встрече девушка поняла, что последний сказочный дракон существо вполне разумное!) – со своими обязанностями Милава снова не справилась. Январь проснется, а она не то что ему помочь не сможет, так еще и лишними заботами обяжет – Спутницу из переделки вызволять.

«Как же стыдно! - в какой уже раз корила себя она, шаг за шагом продвигаясь вглубь лаза. – Чем больше стараюсь доказать свою готовность служить ему, да организованность, заложенную обучением в клане, тем плачевнее выходит результат. Просто карма какая-то…»

Взгляд же с жадным любопытством скользил вокруг, обегая поразительно ровные каменистые стены, словно заглянцевавшуюся породу под ногами и… Тут Милава даже споткнулась и, позабыв про холод, неделикатно распахнула рот.

- Сокровищница! – выдохнула девушка, не веря глазам. – Вот же… дракон!»

А посмотреть было на что. Не дойдя до основного места обитания ящера, в боковой стене лаза, девушка обнаружила отверстие, что вело в еще одну пещеру. Огромную! И под завязку заваленную золотом. Именно оно и излучало густое желтоватое свечение, что привлекло внимание Милавы.

«Словно все золото мира тут, - охнула девушка, так и осев на пол. – Или всех на свете драконов…»

Озноб мгновенно прошел – это волна тревожного жара прокатилась по венам: вряд ли Змей Горыныч обрадуется такому посягательству на свое жилище.

« А что, если это огромная тайна? А я так бессовестно вторглась в его схрон!»

Милава готова была уже развернуться и идти назад – пусть и замерзая, но дожидаться хозяина или помощи у входа. Только вот ноги ее не слушались! Тело словно онемело и приросло к месту, а взгляд так и прилип к бессчетному количеству монет, слитков, самородков, украшений, камней…

Такое жаркое и вожделенное чудо посреди вечной зимы…

«Вожделенное? Вожделенное??! - испугалась она, осознав ход собственных мыслей. – А-а-а… Январь…»

Паника оглушила.

- Как же ты попала сюда, Спутница Января Месяца? И ты ли это?

Суровый окрик позади нее заставил вздрогнуть, выпадая из созерцательного транса. Оглянувшись, Милава увидела забавно переминающегося на коротких драконьих лапах Горыныча. Одного с ней роста, трехглавый дракон пристально не без подозрения всматривался в ее лицо всеми тремя парами глаз.

- Простите меня, Змей Горыныч! – со стыда и страха едва не рухнув на задрожавших ногах, забормотала девушка. Понимала она, что после содеянного ее соклановкой, есть повод Стражам не доверять Спутницам. И едва зародившееся вновь доверие к клану своему до ужаса боялась разрушить. – Я это, я, Милава. Не хотела я в дом ваш врываться. По неразумению своему тут оказалась.

- Поясни же подробности нам? – с присвистом откликнулась средняя голова. – В драконью пещеру просто так не попасть… Магия особая тут, драконья. Только избранным путь сюда дозволен. Она же и дала нам знать о… гостье.

Чувствуя, что краснеет, Милава тут же сбивчиво и торопливо – спеша оправдаться, начала рассказывать о случившемся с самого момента как вошла в закрытую кладовку.

- Зеркальце, говоришь? – переспросила правая голова, обменявшись понимающими взглядами с другими головами. – Надо будет взглянуть на диво это… Да узнать откуда оно в доме Января появилось. Уж не специально ли кто подбросил?

- Да кому же это надо? – усомнилась Милава. – Разве хотел кто-то меня к вам отправить…

- К нам или не к нам, это отдельный вопрос, - задумчиво склонилась левая голова. – А разобраться надо. Давненько не слышал я про блюдца эти. С чего вдруг одному появиться, да еще и у Спутницы Месяца, что в Силу вошел.

Милава лишь расстроено потупилась: доставила всем хлопот своим любопытством.

- Не стой же, Спутница, - сменив тему, заторопили ее хором все три головы. – Проходи, горячего питья отведаешь, отогреешься. Редки у меня гости, сама ты наверняка догадалась. Да и ты замерзла, вижу я.

- Спасибо вам! И за прием теплый и за понимание! – не сдержав порыва, в пол поклонилась Стражу. И поспешила заверить. – Клянусь, о том, что увидела тут – никогда и никому не расскажу!

Стоило хозяину пещеры появиться, и вся оторопь с девушки мигом спала, словно и не было странного наваждения – ноги легко устремились дальше. Прислушавшись к словам гостьи Змей недоуменно оглянулся – все три головы его изогнулись, но посмотрев в направлении сокровищницы, понимающе кивнули.

- Не паникуй! – грусть мелькнула в драконьих глазах. – Это когда драконов много было, золото да каменья смыслом жизни их были. А мне… не важно уже все это. Идем!

Но сделав всего пару шагов, оба вновь остановились. Это на пути их взметнулся снежный вихрь, явив… обеспокоенного Января.

- Милава! – облегченно выдохнул Месяц, сразу на девушку взглянув, и шагнул к ней ближе. Черты лица мужчины разгладились, сменившись облегчением.  И уже переместив взгляд на Стража, добавил. – Горыныч, вот и в гости к тебе заглянул. А то все на ледяное озеро посреди гор собирался…

- Да уж, кого-то только по великой нужде и дозовешься, - фыркнула левая голова Змея и смешливо оскалилась. – Но прежде передохните, да у очага погрейтесь – замерзла Спутница твоя. Как же быстро ты за ней собрался…

В последней фразе девушке почудилась какая-то игривость. Но стыд – а с появлением Месяца он взлетел до прежних высот – не давал ей взгляда от пола оторвать.

- Рыжуха заметить успела ее исчезновение, как раз за Милавой прискакала – на ужин ее звать. И видела она картинку, что в круге переноса мелькнула. Поняла, куда Спутницу мою утянуло. Она сразу и тревогу подняла, да мне сообщила. Так что я, одевшись, сразу к тебе и отправился.

«И не отдохнул толком, и без ужина!» - в отчаянии поняла Милава груз своей вины.

- Так и поужинаем все вместе, - словно угадав ее тревоги, непререкаемо заявила правая голова. – И мне приятно, и про блюдце это расскажешь. Откуда оно, да для чего. Как бы не оказалось, что не просто «совпадение» это. Уж больно удивительное явление – гостя мне подсудобило. А потом, может быть, и Милаву на озеро с собой возьмешь? С него дозор свой сегодняшний и начнешь.

- Верно, - с легким полупоклоном и улыбкой откликнулся Январь, руку девушки осторожно подхватывая и в дальнюю пещеру увлекая. – Обсудить есть что. А уж у тебя точно никто не подслушает.

Милава и не думала противиться, скромной тенью следуя за Январем.

 

Глава 5

Идти им недолго пришлось. Всего несколько поворотов в длинном и мрачном каменном коридоре, подсвеченном несколькими факелами, установленными в металлических скобах, как вышли они в большую благоустроенную пещеру. Стены пещеры той, хоть и не были абсолютно ровными, выглядели так, словно их долго и упорно полировали. И заметно было, что неспроста все это. Кое-где в неглубоких нишах стояли вазочки да тарелочки металлические, с искусной резьбой. Или виднелись фигурки разные, да свечи, в металлических подсвечниках.

«Видимо это для украшения стен вместо картин и гобеленов, - догадалась Милава, с любопытством осматриваясь по сторонам. - Интересно как вышло! Но... мрачновато все же»

Посреди пещеры стоял широкий… диван ни диван, тахта ни тахта, но определенно разновидность мягкой мебели. А рядом на низком квадратном столе стопочка книг лежала. Осторожно покосившись в сторону шагавшего чуть впереди них Стража, Милава честно попыталась представить его себе читающим, но так и не смогла.

«Это чудо, так уж чудо…» - Всплыла в памяти девушка строчка из сказки.

Слишком сильно выбивался этот образ из привычного ей. Драконы же должны над златом чахнуть, девиц невинных воровать, да с рыцарями всякими воевать. Но посмотрев еще раз на Горыныча, фыркнула под нос. Вот уж этот дракон точно не был похож на всех тех, которых она видела на картинках в своем мире!

- Что такое, Милава? - оглянувшись, поинтересовался Яромир. - Что тебя так насмешило?

- Нет-нет, ничего! - поспешно отозвалась Спутница.

Вот еще не хватало свои мысли глупые вслух высказывать. Оскорбить Стража ей точно не хотелось! Благо Январь настаивать не стал. Они как раз зашли в еще одно помещение, значительно меньше прежнего.

По стаявшим у стен шкафам с посудой, а посреди комнаты длинному добротному деревянному столу с лавками, Милава поняла, что они оказались на драконьей кухне.

«Ой, а вот и печка! - обрадовалась девушка. - А с боку у нее что?»

Вытянув шею, Милава рассмотрела выступ, прикрытый сверху железной пластиной. А на нем стояли несколько кастрюль, из которых доносился приятный аромат приготовившейся еды.

- Это что-то на подобии вашей газовой плиты, - заметив любопытство в глазах Спутницы, пояснил Горыныч. - Только я дрова использую. Проходите и садитесь за стол, сейчас я вас угощать буду. Конечно, у меня все скромнее, чем у ваших с братьями поваров, но тоже, думаю, понравится.

«Хм, а если прямо сейчас начать исправляться?» - мелькнула мысль в голове у Милавы.

- А может... давайте я все расставлю? - несмело посмотрев на Стража, предложила она. - Вы мне только покажите, где все стоит, и я быстро управлюсь! Вам ведь тоже отдохнуть хочется, а мне это совсем не в тягость!

Пристально посмотрев на девушку всеми тремя парами глаз, словно решая, не пошутила ли Спутница, дракон хитро прищурился, соглашаясь.

- Да тут и показывать-то нечего, - усмехнулась левая голова, продемонстрировав острые клыки. - Все на виду стоит! В печи мясо тушеное в горшочке доходит, так и его доставай. С ухватом справиться сумеешь?

- Обучена! - заверила Милава с самым серьезным видом, внутри ликуя от того, что ей не отказали.

Споро расставив столовые приборы на стол, девушка принялась разливать по тарелкам наваристый борщ. Стараясь делать все быстро и четко, чтобы к ней не было ни единой претензии, Милава кружила по кухне, легко находя все, что им могло бы понадобиться. Под конец поставив большой пузатый чайник на плиту, она облегченно выдохнула. Нареканий к ней никаких не было. Наоборот и Горыныч, и Январь словно вообще ничего не замечали, тихо беседу ведя. Но нет-нет, да чувствовала Спутница пристальный и задумчивый взгляд синих глаз Месяца. От того еще волнительней становилось: доволен ли он действиями ее?

- Милава, а ты почему босиком по каменному полу ходишь? - нахмурился Яромир, заметив, как под длинным подолом домашнего платья мелькают босые ступни девушки.

- Так я тапочки в снегу потеряла, пока к пещере Змея Горыныча добиралась, - смущенно ответила она, испугавшись, что ругать ее за это будут. - Меня далеко от входа выкинуло.

- Ой-ей-ей, и я, дурак этакий, не заметил ничего! - встрепенулся Страж, из-за стола вставая. - Сейчас плед принесу, всяко теплей будет.

- Не нужно, у вас и так тепло очень! - всполошилась девушка.

И хоть ноги действительно изрядно замерзли, сознаваться в этом она точно не собиралась!

- Не спорь, - строго осек ее Январь. - Тепло не тепло, а босиком по камню ходить не стоит. Иди сюда, посмотрю, что с твоими ногами.

«Я знала!.. Чувствовала, что опять опростоволошусь», - мысленно взвыла Милава, но перечить не посмела.

Присев на скамью и немного приподняв подол платья, девушка почувствовала, как ее щеки буквально запылали от стыда. Мало того, что Месяц перед ней на колени опустился да голову склонил, так еще и ноги чистотой не блистали, после хождения босиком-то!

- Холодные какие, - пробормотал Яромир, внимательно осматривая их. - Обморозить не успела, но мазью согревающей смазать не помешает. Домой как вернемся, я к Олесе в гости наведаюсь, она с этим быстро подсобит.

- А кто такая Олеся? - еле слышно спросила Милава, чтобы хоть что-то сказать.

«Ну, Милка, точно выгонят тебя взашей! - отчитывала она себя тем временем. - Месяц и так себя плохо чувствует, а ему еще ночью в дозор идти. А тут ты, безголовая, с носом своим любопытным! Не лезла бы в ту кладовку, все бы хорошо было!»

- Так Баба-Яга то, еще один Страж, - пояснил Яромир. - Я тебя с ней позже обязательно познакомлю.

«А может, не выгонит?.. - мелькнула обнадеживающая мысль. - Хотел бы выгнать, не обещал бы познакомить».

- Вот, принес, из овечьего пуха, - раздался голос Горыныча. - Сейчас мы быстро тебя отогреем.

А дальше...

Милава честно мечтала провалиться под каменный пол, чтобы не испытывать такое жгучее чувство стыда! Ведь Месяц мало того что самолично укутал ее, так еще и на колени к себе усадил, да за ложкой потянулся, приговаривая, что сейчас покормят ее горяченьким и она враз себя хорошо почувствует.

- Не надо! - воскликнула Милава, отодвинувшись, на сколько позволяла обнимающая ее рука Месяца, и уже тише добавила: - Сама поесть могу, чай не маленькая.

- Ну, сама, так сама, - отстраненно сказал Январь, а глаза его вмиг корочкой льда подернулись.

И пока девушка аккуратно ела борщ, делая маленькие глотки, ни разу на нее больше не посмотрел. Обстановка на драконьей кухне вмиг напряженной стала, и только Горыныч уплетал за все шесть щек, изредка хитро поглядывая на Яромира и его Спутницу. Дракон прекрасно видел, как проскочило недопонимание между ними, но говорить ничего не стал.

«А зачем им жизнь облегчать? - весело подумала средняя голова. - Да и мне какое никакое развлечение будет. Заодно и посмотрю, что из себя представляет новая Спутница. А то в прошлый раз как рыба мороженая была. Только единожды хоть какие-то чувства показала!»

Вскоре они распрощались с гостеприимным Стражем. Январь, перенеся их снежным порталом домой, отнес девушку в ее спальню, не приняв никаких возражений. А Милава, сгорая от стыда, мечтала поскорее остаться одна. Ей хотелось спокойно обо всем подумать и попытаться настроить те отстраненно деловые отношения, о которых она мечтала.

«А пока у меня все выходит с точностью да наоборот! - еще больше расстроилась Спутница. - Еще немного и точно с позором выгонят из мира сказочного. И что мне тогда делать?»

Представив, какими глазами посмотрит на нее мама, Милава решила, что уж лучше и вовсе домой не возвращаться. А дальше... Придумает что-нибудь.

- Подожди меня здесь, я скоро вернусь, - усадив ее на мягкую перину, сказал Январь.

Милава и ответить ничего не успела, как он вновь исчез. Тяжело вздохнув и решив, что поделать ничего уже нельзя, она принялась выпутываться из пледа, в котором Месяц и доставил ее из пещеры Стража. А как ноги на пол опустила, чуть не зашипела от неприятных ощущений. Начав отогреваться, ступни стали неприятно покалывать, а затем и боль пришла. Доковыляв кое-как до ванной, сама себе сейчас напоминая утку, Милава принялась отмывать ноги. Осторожно смывая грязь, она то и дело замирала, крепко сжимая зубы. Но признаваться Месяцу, что ей больно, не собиралась.

- Ох, вернулась наконец-то! - впрыгнув в помещение и поскользнувшись на полу, заверещала Рыжуха. - А я так испугалась, так испугалась! Вот прямо тут была, а уже нет тебя. Ой-ей-ей, горе-то какое! И что за напасть - честных девиц через артефакты утаскивать?

- Рыжуха, успокойся, оглушишь ведь! - возмутилась вошедшая вслед за ней лиса. - Жива и здорова наша Милава. Все обошлось, так зачем панику разводить?

А девушка еле улыбку счастливую сдержала, так ей по сердцу пришлось лисье «наша Милава». Что бы она не думала, а все ж приятно это, когда принимают в свой маленький семейный кружок. Значит не совсем чужая для них.

«Вот только Январь Месяц совсем другого мнения будет, - тут же одернула себя Спутница. - А значит нельзя расслабляться и нужно попытаться стать, если не незаменимой помощницей, так хоть нужной ему!»

- А где же хозяин наш, Январь Месяц? - подбоченившись, что смотрелось довольно забавно, поинтересовалась белка. - Неужто бросил тебя здесь, а сам на обход ушел.

- Не бросил, не волнуйся, - раздался голос Яромира, из-за чего Милава, сидевшая на самом краешке, чуть в ванную не упала.

«Вот позору бы было!»

- Это хорошо! Это правильно!

- Да замолчи ж ты, тараторка! - вновь прикрикнула Патрикеевна. - Хозяин, может вам ужин сюда принести?

- Не нужно, нас Горыныч на славу угостил, - отказался Месяц. - Сейчас ноги Милаве смажу, да на обход отправлюсь.

- Не стоит вам утруждаться так, - попыталась отказаться девушка. - Сама справлюсь.

- Не перечь, все равно, по-моему, будет, - хмуро глянув на нее, сказал Январь. - Вытирай ноги, да выходи, я все приготовил уже.

И вновь Милаве подчиниться пришлось. Насухо вытерев полотенцем ноги, она прошлепала в комнату, морально к лечению готовясь.

- Садись на кровать, сейчас все сделаю, - разворачивая сверток, который он принес с собой, наказал Яромир.

Взяв одну ногу, он быстро намазал ее пахнущей травами мазью и ловко замотал тканевыми полосками. Проделав то же самое со второй ногой, закрыл баночку с мазью и проговорил:

- Олеся наказала еще утром смазать. А если ноги болеть будут, к ней тебя привести. Не простая то мазь, а чудодейственная – опомниться не успеешь, как ноги заживут.

- Мне уже значительно легче, – пробормотала Милава. - Спасибо вам!

И ведь ни словом не обманула. Кожу вновь стало покалывать, но теперь это было даже приятно. А боль действительно отступать начала.

- Смотри сама, - не стал настаивать Яромир. - Но если почувствуешь боль, не молчи. А теперь отдыхай. Мне уже выходить пора.

Еще раз окинув Милаву хмурым взглядом, Месяц покинул комнату, оставив девушку одну. Ему еще нужно было забрать свой посох и отдать распоряжение служкам, чтобы присмотрели за Спутницей.

«Да уж, Настенька такой бедовой не была, - расстроено подумал мужчина, выходя из дома. - А эта сразу же на пустом месте проблемы нашла. Хоть бы с ней не случилось чего, пока меня нет. Может ей тоже питомца создать? Пусть всегда рядом будет, а то мало ли что приключиться может!»

С такими мыслями Январь и начал свой обход, зорко вглядываясь в ночную мглу. Эти несколько дней, после перевоза печати, спокойно все было, но наученные горьким опытом и Месяцы и Стражи, больше не теряли бдительности. Хотя Январю и не верилось, что колдуны темные, столько сил потратившие на прорыв, скоро восстановятся. А все ж беспокойство не покидало его – словно понимал он, что чего-то не учли, не доглядели. Но понять в чем причина тревоги – не мог. Тихо и тревожно окрест было, словно сама природа затаилась, ожидая беды. И беда не заставила себя ждать.

В очередной раз прибыв порталом на одну из многочисленных лесных полян, Январь чутко прислушался. Где-то совсем не далеко от него, кто-то ломился через лес, не разбирая дороги. Решив проверить, Месяц осторожно направился в ту сторону, откуда доносился сухой треск. Вскоре мужчина увидел, как через кусты пробираются жуткие твари, преследуя лису, которая отчаянно петляла, в надежде скрыться от преследователей. Судя по довольно оскаленным мордам, тварям эта забава нравилась.

- Ах вы ироды чернокнижные, совсем страх потеряли! - возмутился Яромир, становясь на пути чудовищ. - Что ж вам не сидится в своем мире? А еще бы знать, как прорвались сюда?

Глухо зарычав, твари принялись медленно окружать Января, решив, что с этой добычей будет намного веселее. Внимательно следя за их передвижениями, Месяц выставил перед собой посох, готовый дать отпор, но не позволить прислужникам колдунов обижать лесное зверье. А в следующий миг, на краю поляны, воздух подернулся рябью, из которой вышел Кощей с обнаженными мечами. Отрицательно качнув головой, Яромир показал, что ему помощь не нужно, но Страж решил иначе.

- Еще чего! - фыркнул Константин, привлекая к себе внимание чудовищ. - Он тут позабавится, а мы его потом откачивай!

- Я вам что, дитя неразумное какое? - недовольно нахмурился Месяц. - Что вы меня все опекаете? Сам в силах справиться!

- Дурак ты, а не дитя, - усмехнулся Кощея, перерубая пополам одну из тварей, бросившуюся на него. - Был бы умным, сразу же позволил бы Спутнице помочь тебе. Что, думаешь, не вижу, какой ты бледный? И не говори мне, что ты от рождения такой!

- Все со мной хорошо! - возмутился Яромир,  с особым усердием отбиваясь сразу от трех тварей. - Скоро совсем поправлюсь, и ничья помощь мне не нужна. Да откуда их столько?!

- Не знаю, - пробираясь к Месяцу, зло ответил Кощей. - Прорыва я не почувствовал. Эти гончие словно ниоткуда взялись. Может в схроне каком с прошлого раза затаились.

- Отследить сможешь?

- Попробую!

- Тогда пригнись!

Только Константин успел выполнить приказ Яромира, как засверкало навершие посоха, озаряя все пространство вокруг холодным голубым светом. Еще мгновение, и вместо тварей, жаждущих разорвать мужчин на куски, ледяные статуи в снег упали. Подойдя к ним поближе, Январь без сожалений разбил их все, не давая возможности кому-либо оживить чудовищ.

- И что же они тут выискивали, окаянные? - медленно прохаживаясь по поляне, задумчиво спросил Страж.

- Не поверишь, лису гоняли, - опершись о посох, ответил Яромир.

- Странно это все, - нахмурился Кощей. - А не отвлекали ли они нас от чего-то? Так же, как с Нариной тогда?

- Все может быть, - согласился Месяц. - Надо к Олесе сходить, пусть проверит.

- Сам схожу, а ты домой возвращайся, - окинув еле стоящего Января недовольным взглядом, сказал Страж. - Подежурю сегодня за тебя, тут не долго осталось.

- Еще чего...

- Яромир! Прекращай перечить. Я же вижу, как плохо тебе. Раньше хоть к силе посоха не обращался, а сейчас чуть на ногах стоишь. Ты еще хуже Февраля в упрямстве своем!

- Не кричи, - примирительно поднял руку Месяц. - Понял я все, сейчас уйду. Только не просто так я упрямствую – задумка хитрая есть… Позже вам о ней поведаю.  Только будь добр, если обнаружит Баба-Яга что-нибудь, сразу мне расскажи.

- Да уж расскажу, - усмехнулся Кощей, пряча свои мечи. - Главное, чтобы она нашла.

Не медля больше, Яромир распрощался со Стражем, уходя порталом с места битвы. А оказавшись дома, так и осел на ступеньки, не имея сил подняться. Прав Кощей был, тяжело ему сейчас с посохом управляться, но и помощь Спутницы принять он не желал. Слишком привык Январь сам справляться за долгие века. Да и считал, что не почину ему, самому старшему из всех Месяцев, помощи просить да в слабости своей признаваться.

- Январь Месяц, что с вами? - раздался у него над головой взволнованный голос.

- Ты почему не спишь? - увидев на верху лестницы Милаву, строго спросил Яромир.

«Вот же принесла нелегкая. Как же ты не вовремя пришла!»

- Я пить захотела, - нисколько не смутившись от тона его голоса, ответила Спутница. - Вы лучше скажите, как помочь вам. Вижу ведь...

- Сам справлюсь, - резко перебил ее Месяц. - А вот и Топтыгин подоспел, он мне подсобит.

Недовольно поджав губы, Милава молча поклонилась, не став перечить ему. Посмотрев, как зверь снежный помогает мужчине подняться, она вернулась в свою комнату, забыв, что за водой спускалась. И долго ворочалась в кровати своей, не зная как уснуть. Так чувство ненужности проявилось.

Утром, сидя с Месяцем за одним столом, Милава ни словом ни взглядом не показала своего отношения к произошедшему. Но и разговора не поддерживала, обходясь односложными ответами, когда Январь что-нибудь спрашивал. Мужчина понимал, что она, скорее всего, обиделась, но и не видел смысла просить прощения.

«Да и было бы за что! - наблюдая, как Спутница ест, подумал Яромир. - Наоборот бы радовалась, что обхожусь без ее помощи. Ощущения при этом не самые приятные ведь».

- Милава, ты еще хочешь продолжить уборку в кладовке? - попробовал он разговорить ее еще раз. А Топтыгин накануне все уши ему прожужжал, Спутницу нахваливая, работящей да хозяйственной называя.

- Да, - не изменив себе, односложно ответила девушка.

- Но там действительно давно не убирались, - не отставал Январь. - Да и нужно ли?

Милаву неприятно кольнули слова его. Выходило, что Месяцу совершенно безразлично на те портреты, выполненные талантливой художницей.

«А помнит ли он о них?» - мелькнула неприятная мысль.

- Мне это не в тягость, - ответила она, пристально посмотрев на мужчину, словно пытаясь найти подтверждения своим мыслям. - Наоборот, очень нравится! Я столько интересных вещей нашла.

- Ну что же, раз нравится... - отставив чашку, Январь встал из-за стола. - Тогда можешь продолжить уборку. Только будь добра, если найдешь еще какой-нибудь артефакт, сразу мне сообщи. В другой раз тебе может так не повезти.

- Я обещаю, что больше не совершу такой глупости, - воспряла духом Милава.

Ей действительно хотелось привести в порядок ту комнатку. А без разрешения Месяца, это было бы сделать проблематично. Если совсем не осуществимо! Поэтому, не теряя больше времени, Милава вышла вслед за Январем из столовой и направилась в сторону кухни. Как ни странно, но девушка успела заметить, что все служки Месяца, по большей части, обитают именно там.

«Странно, конечно. Не думаю, что им нужна еда, так же, как и нам»

Но поинтересоваться у них она бы не решилась. Ведь пробыла в этом доме всего ничего, а уже такие личные вопросы задать хочет. Поэтому просто разжилась маленьким тазиком с водой и чистыми тряпками, желая поскорее приступить к уборке.

Первым делом Милава поснимала все простыни, которыми была укрыта мебель. Сложив их в уголке аккуратной стопочкой, принялась протирать пыль, везде, где только могла достать среди завалов всякой всячины. Девушке безумно нравилось, как из под толстого слоя пыли, которую она безжалостно стирала, начинали проглядывать красивые вещи. Пузатый комод, приятного орехового цвета с медными ручками, книжный шкаф, который она особенно тщательно протерла, деревянная резная подставка с высокой фарфоровой вазой стоящей на ней. Много ставших не нужными вещей и оттого забытых, будто обретали новую жизнь, заиграв яркими красками.

Милава совсем не замечала времени, полностью погрузившись в свою работу. Зато когда отложила тряпку, с удовольствием заметила, как комната преобразилась, став более обжитой.

«Осталось только расставить все по своим местам, и вообще замечательно будет!»

Но продолжить свое занятие ей не дали. Скрипнула дверь, и девушка увидела, как в кладовку заходит Январь. Прищурив свои синие глаза, он внимательно осмотрелся. Затем улыбнувшись каким-то своим мыслям, перевел взгляд на Спутницу.

- Ты хорошо потрудилась сегодня, - похвалил Яромир настороженно смотрящую на него девушку. - Не думал, что так быстро управишься.

- Ну что вы, - немного смущенно улыбнулась Милава, довольная похвалой. - Здесь еще уйма работы!

- Надеюсь, ты не хочешь переделать ее всю за сегодня? - хитро улыбнулся Месяц, в направлении окна кивая. А там… день к закату близился - А то я хотел прогуляться с тобой.

- Куда? - вновь непроизвольно насторожилась Милава.

-  Помнишь, мы говорили с Горынычем про ледяное озеро в горах? - напомнил Яромир и, дождавшись согласного кивка, продолжил: - Я хотел пригласить тебя покататься на коньках.

- Конечно же! - воскликнула Милава, но затем смущенно добавила: - Я буду рада пойти с вами.

- Тогда беги, одевайся, а я тебя в холле подожду, - улыбнулся Месяц, обрадовавшись, что его Спутница хоть какие-то эмоции выказала.

Не заставив себя упрашивать, Милава быстро отправилась к себе в комнату. А то как Январь передумает ее брать с собой, совсем обидно будет. Тем более, что катание на коньках было неизменной страстью девушки. Именно на катке она всегда чувствовала себя полностью свободной от проблем и переживаний. Свободно скользя по гладкой поверхности льда, Милава ощущала себя очень счастливой. И сейчас Месяц предоставлял ей возможность почувствовать безграничное чувство свободы еще раз. Грех не воспользоваться такой возможностью!

Одевшись не слишком тепло, так как по опыту знала, что вскоре ей станет жарко, Милава долго искала у себя коньки, но вспомнив, что ничего похожего в ее новых вещах не было, растерянно замерла.

«А как же мне теперь кататься? - расстроено подумала она. - Или, может быть, коньки есть у Января?»

Решив проверить это предположение, девушка обула невысокие сапожки на плоской подошве. Спустившись на первый этаж, она заметила ждущего ее Месяца, в руках которого были по паре металлических приспособлений с кожаными ремешками. Поняв, что поступила верно, надев такую обувь, Милава уже более спокойно спустилась.

- Ишь ты, быстрая какая! - рассмеялся Яромир, глядя в сверкающие нетерпением карие глаза. - Держись за меня, сейчас я перенесу нас.

Милава тут же вцепилась в руку Января, помня, какое потрясение испытала при переходе в прошлый раз. Девушка была уверена, что еще не скоро к такому привыкнет. Поэтому, когда их окружил снежный вихрь, прижалась к мужчине, крепко зажмурив глаза.

***

- Что же, спутница, любишь ли ты забавы зимние? – Улыбнулся Январь, пытливо в лицо девушки вглядываясь.

А Милава стоит, смущенная произошедшим, от гостеприимства Змея Горыныча разомлевшая и на ответ решиться никак не может.

«Это же получается, я его опять от дел серьезных отвлеку… Но и отказать боязно, еще обиду затаит Месяц»

- Очень люблю, - в итоге не, покривив душой, решила признаться девушка.

«Как-никак столько лет фигурным катанием увлекаюсь – планировала КМС получить… Но вон как жизнь обернулась, до сожалений ли о спорте теперь!»

- Прекрасно, - с облегчением кивнул Месяц. – Тогда…

 

Глава 6

Стукнул Январь посохом об землю – и на Милаве верхняя одежда удобная появилась – полушубок короткий, мехом отороченный, да штаны плотные. А на ногах – сапожки мягкие. В следующий миг завертелась вокруг них пурга снежная, а когда опала она – стояли они возле домика крошечного, снегом обсыпанного.

- Приглашаю, - доброжелательно взмахнул ладонью Январь, перед девушкой дверь распахивая. – На коньках покатаемся?..

С этими словами вручил он Милаве коньки!

Слегка растерянная неожиданным поворотом – а как удачно совпало, что под забавами зимними Месяц именно каток подразумевал – девушка шагнула внутрь.

«Вот сейчас покажу, на что способна!» - Воодушевилась она мыслью, и, присев на скамью резную, быстро скинула сапожки. Прежде чем коньки одеть, подивилась виду их… сказочному. Привычная к профессиональным, аскетичным современным «полозьям», девушка удивилась изобилию завитков и узоров на коньках. Непривычной форме их, да красоте отделки ботиночек.

Несколько минут потребовалось Милаве, чтобы налюбоваться красотой неимоверной. Только после этого она осторожно «переобулась» и, ступив на дорожку из мягкого ворса, что вела к противоположной от нее двери из домика, осмотрелась.

«И раздевалка под стать конькам» - не сдержала улыбки Милава.

Домик был маленьким, но уютным, с не по-зимнему теплой атмосферой. Имелись тут и широкие скамейки, пучки ароматных трав под потолком, вешалки под одежду и даже стол с большим самоваром!

- Милава?! – Раздался снаружи призыв Месяца, напомнивший девушке о том, что ее ждут.

Уверенно заковыляв на металлических «лезвиях», она поспешила к выходу. Распахнув дверь оторопела…

Раскинувшаяся перед ней ледяная гладь казалось идеальной до зеркальности. И просторной! Как часто в своем мире Милава мечтала о таком просторе, ограниченная извечно многолюдными общественными катками или жестким графиком работы «профессионального льда».

А мерцающий серебром в лунном свете снег, пышными сугробами окружавший ледяную поверхность? У девушки дух захватило от такой естественной и необъятной красоты. В последнюю очередь восхищенный взгляд переместился на замершего рядом мужчину. Месяц, скинувший свой полушубок поверх воткнутого в сугроб неподалеку посоха, со своими волосами под стать лунному свету и взглядом, что в сумерках походил цветом на предгрозовое небо, казался настолько прекрасным, что Милава застыла на месте. Силясь взгляд оторвать от божественно прекрасного мужчины, от слегка распахнутой на груди рубашки его, вдруг вспомнила рисунки неизвестно предшественницы своей…

И словно ушат воды ледяной на девушку обрушился! Смотрела она во все глаза на Месяца, но видела не сногсшибательную улыбку, не сокрушительное обаяние, которым дышала каждая черточка его лица… Видела Милава слезы горькие, что лились из глаз влюбленной художницы, когда она образ любимого на листе бумаги рисовала.

- Простите великодушно, хозяин уважаемый! – Деловито поклонилась девушка, как и надобно почтение к Январю свое выражая. Но не более – все благоговение перед красотой его неописуемой с нее вмиг слетело. – Засмотрелась я на коньки ваши дивные. Такую красоту и на ноги одевать страшно. Произведение искусства настоящее! Какой же мастер сделал такое?

- Хорошо это, Спутница, что замечаешь ты работу чужую и ценишь ее! – Довольно и слегка недоуменно протянул в ответ Январь, делая шаг навстречу девушке. – Коньки это наши сказочные, мастерами нашего мира сделанные. Работа это кузнеца умелого, да кожевника опытного. Они заскользят, понесут тебя по льду, будто крылья за плечами твоими появятся. А ножкам твоим удобно в них будет, словно по ковру мягкому идешь, в ворсе высоком утопая. Давай же руку мне, Милава, помогу тебе на льду освоиться!

Только сейчас девушка, скользнув взглядом ниже, заметила, что и Месяц в коньки переобулся.

«Ох», - испугалась девушка. – «Сколько же времени он на меня потратит! И это поздним вечером, когда ему самое время в дозор отправляться. Когда сил его не восстановились!»

- Январь, - негромко и взволнованно обратилась к Месяцу девушка. – Своевременно ли это? Не могу я время ваше отнимать, когда такая ответственность на вас лежит. И силы ваши подтачивать…

- Не возражай мне, - усмехнулся в ответ мужчина, ладошку девичью сжимая. – В удовольствие это мне. Надобно нам узнать друг друга лучше – не один год под одной крышей проживем. Да и стыдно мне – в силу обстоятельств не смог я как положено гостеприимство свое продемонстрировать. Вот и исправляю впечатление! Хочу на коньках тебя научить кататься, так люблю я забаву эту. Так что не бойся ничего – упасть не позволю. И о делах моих не печалься – все под контролем у нас.

Крепкие руки Месяца обхватили стан девичий, поддерживая и вселяя уверенность.

«Ну, раз по собственной воле, да ради своего удовольствия на каток он отправился…» - испытала облегчение девушка. – «Всем требуется отдых время от времени»

И плавно скользнула вперед, вес тела перемещая на ногу праву и «пробуя» сказочный спортивный инвентарь. Коньки движение ее подхватили, легко и грациозно вперед переместившись, увлекая девушку за собой. Словно ноги свои родные, девушка их почувствовала, мгновенно равновесие обретя.

«Здорово как!» - В душе возликовала она, с трудом эмоции свои скрывая.

Но врожденная ответственность и чувство странного волнения, охватившее девушку, едва Месяц ее приобнял, заставило Милаву отстраниться:

- Благодарю вас, Месяц, за желание. Но сама я люблю забаву эту. И коньки эти такие замечательные, что на них легко и новичку неопытному!

- Умеешь? – Вынужденно отступил мужчина, бровь одну приобняв. И толика разочарования в тоне его мелькнула. – Что ж… покажи на что способна?..

Другая бы на месте Милавы под взглядом пристальным застеснялась, веру в себя потеряла. Но девушка так очарована была красотой зимнего вечера, ослеплена ощущением легкости, что коньки подарили, так стремилась избавиться от смятения, что в душе разыгралось от вида спутника ее… Тело мгновенно отреагировало, рефлекторно вспоминая привычные навыки.

Стоило с губ Месяца сорваться вопросу, как словно птица вспорхнув в небо, девушка изящно устремилась вперед. И… появилось ощущение волшебства, что даже в родном мире, для девушки сопровождало катание. Прикрыв глаза, мысленно погрузившись в воспоминания о любимой мелодии, напевая ее про себя, Милава закружилась в искрометном пируэте, «пробуя лед» и обретая такое знакомое ощущение полета.

«Талант – это когда ты, следуя душевному порыву и зову сердца, летишь впереди всех, стремительная и прекрасная как язычок пламени, завораживая и согревая зрителей огнем своей силы» - любил говорить первый тренер девушки, нахваливая свою ученицу.

Танец на льду стал для Милавы воплощением открытости, позволив ей раскрыться в полной мере, проявив и скрываемую от всех страстность, легкость натуры и истинный темперамент. Девушка скользила вперед, полностью отдавшись катанию, стремительно и легко взмывая вверх в великолепных пируэтах, сбиваясь на виртуозную импровизацию из череды замысловатых «шагов» и, резко сбавляя скорость, замирала на миг и следуя внутреннему ощущению танца. Проживая его…

И тут склонность девушки к дотошной ответственности только пошла на пользу. Милава не ленилась, все время обучения отрабатывая сложные прыжки и поддержки, и добилась ощущения фантастической невесомости – она словно летела надо льдом, лишь изредка касаясь зеркальной поверхности.

А сказочные коньки, как последний штрих, идеального рисунка – подошли девушке абсолютно, довершая гармоничную картину. Стоит ли удивляться тому, что Месяц глаз не мог оторвать от стройной фигурки девушки, кажется, впервые в своей долгой жизни поймав себя на ощущении изумления! Изумления от собственного несовершенства…

«Какая же она… необыкновенная!» - Словно прозрев, осознал мужчина.

Как изумительно совершенна сейчас… неповторима. В танце Милава как минимум не уступала ему – существу, имевшему за плечами не одну сотню лет жизненного опыта. И как же много сказали Январю о девушке эти мгновения восторженного наблюдения. Гораздо больше, чем весь предыдущий опыт общения со спутницей.

В какой-то момент, не выдержав незримого посыла ее танца, Январь устремился вперед, подхватывая очередной порыв девушки, на ходу вплетая свое катание в замысловатые движения ее тела. Месяцу так созвучно было ее вдохновляющее скольжение, словно он тоже слышал музыку, звучащую в ее голове.

«До этого мгновения я не встречал идеально подходящей партнерши» - поражаясь сразу объединившему их в танце «чувству друг друга», позволяя подхватывать каждый порыв партнера, осознал Месяц.

Но встреча двух талантливых танцоров невозможна без импровизации… Танец под влиянием двух ярких характеров, индивидуальности и чувства прекрасного «оживает», наполняясь новым смыслом, перерастая совсем в другую историю… Так и сейчас – между Январем и Милавой в безмолвии зимней ночи скользящих в танце по просторной поверхности большого озера возникло нечто большее, чем просто танец! Родилось чудо…

Чудо взаимного узнавания! Чувства локтя. Взаимопонимания… родства душ.

Чудо весеннего тепла, расцветающего в двух давно «замерзших» в окостенелом одиночестве сердец…

Всего на миг, длинною в танец, оба стали половинками одного целого, наслаждаясь катанием, обоюдным откровением и… страстностью, неизменно питающей любой истинный душевный порыв.

И только легкий ветерок, переносящий с места на место невесомые снежинки, стал свидетелем этому чуду. Или нет?..

Милава вдруг споткнулась, сбившись с ритма. Январь чутко отреагировал, поддержав партнершу, виртуозно завершив их совместное движение резким разворотом.

- Что? – С искренним беспокойством  склонился мужчина к лицу так восхитившей его девушки.

- Не знаю… - Растерянно тряхнула она головой, отбрасывая назад разметавшиеся в танце прядки волос. – Сама не пойму… словно показалось что-то рядом… как тень мелькнула…

И осеклась, осознав всю нелепость собственных слов: какая тень в сумерках наступившей ночи?..

Но Месяц смотрел с абсолютной серьезность, вслушиваясь в ее слова. И намека на насмешку не было в ее взгляде.

- Значит, тень? – Отчего-то шепотом переспросил он.

- Может быть… боковым зрением взметнувшиеся волосы увидела, - попыталась логично оправдаться девушка. Милаве неудобно было, что она испугалась такой нелепицы. Но на секунду – кратчайший миг – именно ощущение необъяснимого испуга и чьего-то присутствия выдернуло ее из атмосферы фееричного восторга, что сопровождало танец.

«Он совершенен в танце» - признала девушка, понимая какая это удивительная удача - встреча с таким партнером. И запоздало ощущая смущение – как непочтительно вела она себя только что?..

- Может быть, - загадочно протянул Месяц, с необъяснимым выражением в темных от синевы глазах всматриваясь в лицо спутницы. Милава прекрасно видела его глаза в ярком свете луны. – Продолжим?

Вопрос Января девушку смутил. Исчезло ощущение волшебства, пропала фееричная легкость и «чувство друг друга». Опустив взгляд на свои коньки, она едва слышно пробормотала:

- Спасибо вам, Месяц, за развлечение прекрасное. Но обязанности ваши важнее, не дело мне вас задерживать…

Что же нашло в этот миг на Января, он и сам не понял. Возможно, сказались отголоски только что испытанного чувства свободы и всесильности, но…

Рывком обхватив девушку за талию, он вдруг рухнул в сугроб, возле которого они остановились. Миг – и вот уже оба, смеясь и  жмурясь от множества обжигающих снежинок, облепивших лицо, барахтаются в снегу.

- Январь Месяц! – В голосе девушки сквозь суровое негодование прорывался смех. – Что же вы натворили?

«Кто бы ожидал от этого сурового и непримиримого Месяца такого маневра?» - В душе опешила Милава от неожиданности. Но так… забавно получилось, так… весело! И весь официальный настрой девушки на «нет» свел. – «Озорство какое!»

- Поскользнулся… - с отчаянно покаянным видом в ответ протянул мужчина, с трудом скрывая усмешку, и… подул на лицо Милавы, сдувая навязчивые снежинки и налипшие на нос прядки рассыпавшихся волос.

«Поскользнулся он… как же!» - На миг для девушки время словно остановилось – стоило встретиться взглядом с его взглядом, как Милава буквально утонула в его загадочной глубине. Но ощущение его горячего дыхания, коснувшегося щек, вернуло назад.

- Вставайте же, Январь, - засмеялась девушка. – Простудиться же можете! Да и вес у вас немалый, тяжело мне…

Нахмурившийся было Месяц, озадаченный перспективой простуды (и это для зимнего Месяца!) со вздохом сожаления тут же подался назад, ловко перемещаясь на ноги. И руку девушке протянул, помогая подняться следом. Тут же, пока Милава дух перевести не успела, стряхнул с ее полушубка снег.

- Тогда домой? – С вниманием всматриваясь в лицо девушки, уточнил он. – Второй день подряд в сугробе оказываетесь. Надо спешить отогревать…

«Может ему понравилось? Отогревать…» - Невольно подумала Милава. – «В этот раз в сугробе я по его вине оказалась»

Согласно кивнув, девушка заспешила к раздевалке. И причина была не в угрозе простуды! Она отчаянно стремилась вернуться в обстановку уже привычных ей «официальных» отношений. Поведение Месяца на этой прогулке странным образом поразило Милаву, выбив из колеи «привычного образа».

Стоило снежному вихрю, закружившему их рядом с ледяным озером, опасть, как навстречу шагнул… красавец мужчина!

Нет, он не впечатлил Милаву настолько же как Январь, но…

«Одно слово – сказочные красавцы!» - Припомнив и Константина, подивилась девушка «изобилию» фантастических мужчин в этом мире. Кого не встреть – обязательно необычайно хорош собой!

- Декабрь! – Слегка недовольно, прерывая размышления девушки, раздался голос Января. – С чем пожаловал? И спутница твоя где?..

На последнем вопросе голос Месяца чуть дрогнул, словно он сожалел об отсутствии  Насти. Словно предпочел бы, чтобы брат его внимание свое сосредоточил не на Милаве.

- Приветствую вас, спутница брата моего старшего, - взглядом попеняв Январю на отсутствие манер, первым делом поклонился красавец Милаве. – Настенька у Олеси задержалась, Серого с малышами проведать осталась. Я же к тебе по делу отправился.

- О делах позже, - резко перебил его Январь. – У меня вот Спутница в сугроб упала, согреть ее надобно.

И словно смутился слов своих под пристальным взглядом брата, от Милавы отступил. Девушка же во все глаза Декабря рассматривала.

«Именно ему соклановка моя истинной парой стала!» - В полной мере осознавая насколько это невероятный случай, старалась отыскать в чертах Месяца подтверждение его исключительности.

Поклонившись, как учили, в ответ, девушка поймала ответный изучающий взор.

- И вам поклон низкий, да пожелания здравствовать и благоденствовать! – Смущенно отозвалась она. – Рада знакомству с вами, Декабрь Месяц.

Но прежде чем Милава успела добавить, что совсем не замерзла и готова, как и положено Спутнице, помочь хозяину дома гостя привечать, как ее уже окружил вихрь снежный. И перенес он девушку в ее покои.

- Милава, скорее раздевайся и в кровать – греться под теплым одеялом. А я сейчас к тебе Топтыгина отправлю с чаем горячим да вареньем малиновым, - решительно скомандовал Январь, переместившийся вместе с ней.

- Что вы, Январь, - встрепенулась Милава, понимая, что надобно Месяцу к гостю вернуться, - совсем не замерзла я! Сейчас полушубок да сапоги скину и к обязанностям своим приступлю. Угощения для Декабря организую!

- Уверена? – Придержав за руку девушку, что скорее метнулась к шкафу с одеждой, спросил Месяц. – Не лучше ли тебе… ноги погреть и в баньке попариться?

«Что я гостья в доме его? Когда положенным займусь?!» - Мысленно возмутилась девушка, но вслух лишь твердо сказала:

- Нет. Неправильно это. Положено помочь вам, поэтому не отсылайте меня. Все организую! Я мигом, - деловито отчиталась о планах Милава, погружаясь в привычный ей конструктивный настрой.

- Что ж… - единственное что в ответ протянул Месяц, не дав понять девушке рад он ее решению или нет. И исчез в вихре снежном.

Но Милава сомнений не испытывала – знала свои обязанности и совсем уже истосковалась по работе. Поэтому быстро переодевшись да умывшись поспешила на кухню – проследить как ужин для братьев Месяцев собирают.

Пока на кухне распоряжалась, пока с восхищением наблюдала за юркими да ловкими движениями зверей снежных, что поднос с угощением собирали, время прошло. А приблизившись к двери комнаты, где братья беседовали, поняла, что прежде поднос с яствами придется на небольшой столик у стены поставить. Чтобы дверь в комнату распахнуть. Но коснувшись дверной ручки, девушка замерла…

- Видел я у Олеси Константина, - голос Декабря на удивление был грозен. – Он и поведал мне, что ты упорствовать продолжаешь, помощь Спутницы принять не желая. И силы свои восстановить не можешь! А время ли сейчас для этого? Вот я живой пример – неизвестно еще, какой силе нам противостоять придется. Должен ты быть готов в любой момент на угрозу для мира нашего ответить! А что если колдун на открытое нападение решится? Да всеми силами? Мы планов его не знаем…

- Уверен я, что со дня на день силы сбалансируются, - недовольно откликнулся брат его старший – не любил Январь, когда ему указывают как поступать. Предпочитал личными помыслами руководствоваться.

Но неуступчивость эту Декабрь за братом знал и на возражения не поддался:

- А ты подумал, каково твоей Спутнице из-за этого? – Еще суровее напустился он на него. – Я более чем уверен, что она полагает себя ненужной и тревожится из-за этого. Ведь помощь и подпитка сил твоих – ее прямая обязанность.

- Возможно, и прав ты… - принял упреки Январь, откликнувшись взволнованно. – Но сам я просить о помощи не буду… отвык от этого, признаться.

- И не надо просить, - потянув на себя дверь, Милава шагнула вперед. Уверенно встретив взгляды Месяцев – смешливый Декабря и растерянный Января – кивнула. – Да признаю, нечаянно окончание беседы вашей услышала. И прощения прошу – не специально так вышло. Но помочь готова.  И верно вы сказали, Декабрь, тревожно мне, что без помощи моей обходятся. Для чего тогда я тут?..

Действуя в рамках своих обязанностей, девушка чувствовала уверенность в своих силах: в своем праве она!

Январь поперхнулся, словно сказать что-то хотел, но в последний момент оборвал сам себя. Но синева его во взгляде потемнела, с небом грозовым цветом сравнявшись, выдавая скрытые эмоции мужчины.

- Вот и славно! – Быстро отреагировал Декабрь, с места вскакивая да поднос тяжелый из рук Милавы принимая. – Тогда вы уж поскорее поспособствуйте восстановлению этого упрямца.

И он кивнул на брата что сидел в кресле с самым неприступным и сумрачным видом.

- Обязательно, - пообещала Милава, уверенная, что прямо сегодня и поможет Месяцу восстановление сил пройти.

«Должна я справиться!»

- Вот и ладненько! – хлопнул ладонью по бедру Декабрь улыбнувшись сумрачному виду брата (уж он то доподлинно знал какие сомнения его одолевают). И тут же переключился на другую тему. – Удалась ли твоя задумка?

Январь кивнул:

- Да, проявил себя сообщник. Теперь точно я знаю, что не одна колдунья нападение организовала. Права была Олеся, когда сомневалась.

- Как же найти его теперь? – вмиг став серьезным, задумался Декабрь. – Ведь неглуп этот кто-то, после гибели Нарины себя ничем не проявит – затаится.

Милава же сидела, чай по чашкам разливая да пирожки братьям на блюдца подкладывая, и слушала внимательно, по тону сообразив что нечто важное братья сейчас обсуждают.

- Есть у меня одна идея на этот счет, - неторопливо, прихлебывая травяной чай из чашки, протянул Январь. – На катке сейчас удостоверился что издалека, но наблюдает за мной ее сообщник.

- Или сообщница… - прищурившись, перебил Декабрь.

- Да, - покачал головой хозяин дома. – Но есть у меня предчувствие, что мужчина это. Пусть и исподволь, но ощущал я эти дни на себе чей-то взгляд. Не зря просил Стражей вид сделать, что поверили они, что основную угрозу устранили. Чтобы активность снизили… вынудили сообщника поверить в свою безопасность и проявить себя. Вот сегодня он и не выдержал!

А Милаве вдруг вспомнилось ощущение мелькнувшей на катке совсем рядом темной тени…

«Уж, не об этом ли говорит Месяц?..»

- Хитер ты, братец! – искренне восхитился Декабрь. – Вот откуда все эти слухи по миру нашему ползущие, что плох ты! Да вид болезненный… Дома сидишь, нигде не бываешь опять же.

- Не будем раньше времени хвалиться, - резко качнул головой Январь. – Как бы не оказалось, что в напарниках у колдуньи кто-то похитрей, да помогущественнее имеется. Умнее – на рожон не полез, из тени всем манипулировал. И сейчас затаился – непросто будет его найти.

- Надо всем нам завтра собраться и обсудить меры дальнейшие. Как искать будем?

- Добро! – Согласился Январь, и устало плечами передернул.

- Ты братец сегодня дома побудь, - и многозначительный взгляд в направлении Милавы, - а дозором Стражей отправим. Надобно тебе в себя прийти. А то слухи, слухи… Как бы они реальностью не обернулись.

И не тратя слов попусту, Декабрь, из-за стола встал да попрощался. А в следующий миг исчез из гостиной уютной, оставив брата и спутницу его вдвоем.

 

Глава 7

Установившаяся тишина, после ухода Декабря Месяца, показалась Милаве неуютной и угрожающей немного. Хотя с чего бы ей быть такой, девушка никак в толк взять не могла. Да только робость овладела ей сильная. Враз вся уверенность в праве своем на нет сошла. А как посмотрела Спутница в глаза синие, так и вовсе на трусливой мысли сбежать из комнаты словила себя.

«Вот те раз, - обескураженно подумала Милава. - Только что ни капельки сомнений не было, а как ушел Декабрь, так и коленки трястись начали!»

Но и поделать ничего не могла с собой. Сердце в груди все сильнее биться начало, словно птица в клетке заполошно крыльями машет, на свободу вырваться пытаясь. Да и глаза Января Месяца спокойствия не добавляли. Манили, завораживали ее, не давая вырваться из плена своего.

- Значит, помочь мне хочешь? - не отрывая взгляда от Спутницы, поинтересовался Яромир.

- Да... - выдохнула девушка, не в силах взгляд отвести и вымолвить хоть что-нибудь сверх того.

- А не страшно тебе? - склонив голову к правому плечу, спросил Месяц.

И Милава, сама того не ожидая, так же голову склонила, тихо ответив:

- Не уверена.

- Так может оставим все, как есть? Сам в себя приду.

И Спутница уже согласиться готова была, да только ее словно кольнуло что-то. Неправильность в словах и действиях своих. А в следующий миг наваждение словно рукой сняло.

- Нет, я справлюсь! - тряхнув головой, отгоняя остатки непонятного дурмана, заверила его Милава.

Удивление, сверкнувшее в глазах Января, обожгло девушку догадкой, что неспроста она вела себя так странно. Поспособствовал Месяц этому, только, видимо, не ожидал, что справится она с гипнозом этим, колдовскими глазами его навеянным.

«Вот же ж... Змей, как есть змей! - недовольно подумала Милава, непримиримо поджав губы. - Чуть не провел меня. Интересно, кем же отец его был? Не василиском ли? Так быть того не может. Если не ошибаюсь, от взгляда тварей волшебных тех, все каменеть должно. Но мало ли...»

- Хорошо, хорошо, быть по твоему, - подняв руки в примирительном жесте, сказал Январь. - Помощь твоя действительно не помешает. Вот только знаешь ли ты, что в первый раз это весьма болезненно быть может? Да и во второй... Пока не привыкнешь окончательно.

- Знаю, - кивнула Милава, решительно глядя на Месяца своего. - Предупреждали меня.

- Ну раз так, тогда тебе лучше присесть рядом со мной. Опасаюсь, что не устоишь на ногах, все же сложно это.

Нерешительно замерев, Спутница задумчиво губу прикусила. Вновь неуютно ей стало, как только представила, насколько близко к мужчине окажется.

«Да что же такое-то? - раздраженно подумала она, решительно присаживаясь рядом. - Никогда себя так не вела, а тут никак сдержаться не могу»

- Ну что же... Приступай, - еле заметно улыбнулся Яромир.

Глубоко вдохнув, Милава положила свою ладошку поверх широкой мужской руки. И еще даже успела удивиться, на сколько горячая у Месяца кожа, когда дыхание из груди ее резко вышибло, а руку пронзила сильная боль, начавшая распространяться по всему телу. Покачнувшись от неожиданности, она еле удержалась от того, чтобы не отдернуть руку.

Девушке показалось, что ее словно разрывает что-то изнутри, вымораживая все на своем пути.

Тяжело сглотнув, Милава сильно зажмурилась и сжала губы, не давая прорваться наружу ни единому стону. А боль и холод все нарастали и нарастали, раскручиваясь безумной спиралью по всему телу, не давая ни секунды облегчения.

- Так, все, хватит! - возмутился Январь, видя, как сильно побледнела его Спутница.

Месяцу определенно становилось легче, но видеть, как мучается девушка он не желал. Яр уже искренне жалел, что поддался на уговоры Декабря и согласился на помощь. Вот только отстраниться ему не позволили.

Сжав его ладонь, Милава, для верности, обхватила ее второй рукой, сцепив пальцы в замок. Уткнувшись лицом в мужское плечо, чтобы скрыть выступившие от боли слезы, еле слышно просипела:

- Нет... Справлюсь... я. Сильная... Обученная...

- Да ты же еле держишься! - не согласился Месяц, легонько погладив ее по голове. - Отпусти, девочка, враз легче станет.

Не имея сил ответить, Милава только крепче прижалась к Январю, мысленно молясь, чтобы это все побыстрее закончилось. 

ОБНОВЛЕНИЕ

Не ожидала она боли такой яростной. Не готова к ней была. Знать о том, что не легко придется - это совсем одно, а на себе испытать, да убедиться - совсем другое.

Но и отступать не желала! Раз решила судьбу свою принять, значит и вытерпеть все должна.

Лишь полу стон-полу всхлип сдержать не смогла, когда особенно сильно тряхнуло ее, а затем наступило оглушающее спокойствие. Прекратила боль волнами накатывать, перестал холод невероятный еще сильнее вымораживать, исчезнув, словно и не было его. Только звон в ушах неприятный поселился, да сил, чтобы отодвинуться от Месяца, не осталось.

- Закончилось все, успокойся милая, не плачь, - словно сквозь вату донесся до нее голос Января.

И только тогда поняла Милава, что действительно плачет, не имея сил остановиться. И так стыдно ей стало, что как маленькая ведет себя, но поделать с собой ничего не могла. Уж больно плохо ей было сейчас. Пусть холод и прекратил атаку свою, но «выморозил» он девушку знатно. Затряслась Милава вся от озноба сильного,не представляя, как согреться ей.

- Январь Месяц, а что... Ой! - послышался немного писклявый голосок.

- Рыжуха, плед мне не неси, да поскорее! - отдал распоряжение Яромир, пересаживая Спутницу к себе на колени. - Потерпи девочка, сейчас отогреем тебя, все пройдет.

Почувствовав, как крепко обнимают ее мужские руки, Милава не сдержалась и обняла его в ответ. Для девушки Январь сейчас служил единственным источником тепла, и она не преминула этим воспользоваться, в надежде хоть немного отогреться.

- Совсем тебе плохо, милая? - обеспокоенно спросил Яромир, услышав, как тяжело она дышит.

- Хо-холодно очень, - прерывисто прошептала в ответ Милава. - Си-сил нет, тряс-сет всю.

В этот момент как раз прискакала белка, протянув хозяину своему плед из овечьей шерсти. Обеспокоенно посмотрев, как Январь укутывает в него дрожащую девушку, принялась чай наливать.

- Вот сейчас чайку попьешь и сразу полегчает тебе, - затараторила Рыжуха, поднося чашку Месяцу. - Хозяин, может ей ванну горячую набрать? Совсем ведь околеет, болезная.

- Твоя правда, горячая вода всяко лучше поможет, - согласился Яр, придерживая чашку, чтобы Милава смогла сделать глоток. - Как сделаешь все, позови, я ее в комнату доставлю.

Стремительно развернувшись, белка рыжей стрелой выскочила из комнаты, спеша наказ исполнить. А в это время около двери в гостиную и другие звери снежные собрались, с беспокойством глядя на все никак не перестающую дрожать девушку.

- Хозяин... - неуверенно протянул Топтыгин.

- Все хорошо, - перебил его Январь. - Расходитесь и дверь за собой прикройте.

Не смея перечить служки снежные быстро дверь закрыли, оставляя Яромира и Милаву одних.

Прижав девушку к себе, Месяц принялся тихонько укачивать ее, чутко прислушиваясь к малейшему движению Спутницы. Нахмурив брови, он недовольно смотрел прямо перед собой, злясь на то, что сейчас, впервые за прошедшую неделю, чувствует себя так хорошо, в то время, как Милава страдает. Ему отчего-то было безумно неприятно из-за той легкости, которую ощущал во всем теле.

«Не стоило поддаваться на уговоры, - недовольно подумал Январь, услышав, как судорожно вздохнула Милава. - Перетерпел бы, не маленький ведь! Сколько веков без Спутницы справлялся, и тут бы все по накатанной прошло бы».

А Милава в это время совсем о другом думала. Понемногу холод стал отступать, уже не терзая девичье тело как раньше. И все больше и больше смущалась Спутница от того, в каком положении она оказалась.

«Ну вот опять Января волноваться заставила, - прикрыв глаза, расстроенно подумала она. - Какая-то непутевая я. За что не возьмусь, вечно проблемы найду. Выгонит, как есть выгонит!»

Решив, что надо срочно исправлять положение, девушка задумалась о том, как бы поосторожнее переместиться на диван. Резко вставать не хотелось, еще обидит Месяца. Милава уже успела заметить, что он иногда как-то странно реагирует на ее действия. Вот и решила поостеречься. Да и сил на резкие движения не было.

«Значит надо встать как ни в чем не бывало и поблагодарить его за поддержку», - наконец решила Милава, принявшись выпутываться из пледа.

- А позволь узнать, куда это ты собралась? - раздался у нее над ухом недовольный голос Января.

- Так мне уже хорошо, - бодро ответила девушка, посмотрев на Месяца, но наткнувшись на его внимательный взгляд, смущенно пробормотала: - Совсем хорошо. Вот я и решила...

- Сиди уж, горе мое, - усмехнулся Яромир, по новой закутав Спутницу в плед. - Хватит с тебя на сегодня. У меня служек полный дом, сами со всем управятся.

- Но мне правда тепло уже, Январь Месяц, - попробовала настоять на своем Милава.

Но открывшаяся дверь и влетевшая в комнату снежная белка, поломала ей все планы.

- Хозяин, я все сделала, - довольно пританцовывая на месте, сказала Рыжуха. - Можете идти отогревать Спутницу.

- Вот и замечательно, - довольно ответил Яромир, легко поднимаясь с дивана вместе со своей ношей. 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям