0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » Замок дракона, или Не будите во мне фею (#2) » Отрывок из книги «Замок дракона, или Не будите во мне фею 2»

Отрывок из книги «Замок дракона, или Не будите во мне фею (#2)»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Замок дракона, или Не будите во мне фею (#2)» обладает автор — Шерстобитова Ольга Copyright © Шерстобитова Ольга

Глава 1

 
 
Я с трудом открыла глаза и не увидела ничего, кроме темноты. Зажмурилась. Затем прислушалась, но кругом было тихо. Протянула руку, нащупав одеяло. Значит, нас нашли? Мы сумели переместиться из кошмарных подземелий, от воспоминаний о которых до сих пор мурашки? И как Ривлад смог там выдержать сотню лет? Не понимаю. 
Ривлад... Рив... Помню, как видела его глаза перед тем, как провалилась в темноту, а что потом? Где остальные? Сеня, Рей, Лель, Гилл... 
Эти вопросы требовали ответов. Немедленно. 
Пришлось снова открывать глаза. Попробовала пошевелиться — не вышло. Во всем теле была такая слабость, словно я не по горам лазила, а их таскала. Вгляделась в темноту. Через несколько минут поняла, что нахожусь в эльфийских покоях. Все вокруг легкое, воздушное, изящное. Горький аромат жасмина и роз казался непривычным. Отвыкла я от изысков за эти месяцы, что поделать?
Но где же все? 
Подумать над этим не успела, заметив, как меня окутывает туман. Мгновение — и я оказываюсь в воздухе. И ощущения какие-то странные. Перемещаясь раньше, я летала и падала, а сейчас будто в лодке плыву. Легкое покачивание, мягкий шелест волн... Мне кажется?
Все прекратилось так быстро, что я не успела понять, как оказалась в другом месте. Покрывало не белоснежное, как у меня, а темно-синее. И балдахин тяжелый, бархатный, с кистями. И совсем близко — чья-то горячая ладонь. 
Я повернулась.
Рив! Всмотрелась в знакомые черты и не сдержала улыбку. Глаза дракона были закрыты, волосы заплетены в привычную косу. Во сне Ривлад выглядел таким спокойным и умиротворенным, что я перестала волноваться. Все хорошо. Впервые за много дней. 
Осторожно коснулась его щеки и тут же поняла, что мне этого мало. Потянулась, ласково поцеловала в подбородок. На большее сил не хватило, иначе добралась бы до его губ, обняла...
Совсем рядом раздалось покашливание. Нужно обернуться, но слабость такая, что перед глазами круги. 
Чьи-то руки ласково и бережно помогли сделать невозможное, оторвав от любования спящим драконом. 
— Гилл, — прошептала я, радуясь, что с моим другом все в порядке.
— Привет, драгоценная наша, — сказал принц и улыбнулся.
— Эва. — Из-за спины Гилла выглянул Рей и тут же стиснул меня в медвежьих объятьях.
Когда появился Сеня, я уже всхлипывала от нахлынувших эмоций. Какое же это облегчение, знать, что они все живы и здоровы!
— Где Лель? — прошептала, сообразив, что домового нет рядом.
— Напоил сонным зельем. Он слишком устал, пока мы вас с Ривладом лечили, — ответил Датерей, присаживаясь на край кровати. 
Он ни капельки не изменился за то время, что мы не виделись. Так же очарователен и красив.
Рядом с владыкой присела Аривель и ласково улыбнулась. М-да... Перемещалась я к Ривладу, а попала, похоже, на семейный совет.
— Выпей-ка, — мягко сказал Гилл и заставил меня сделать глоток из пиалы, стоящей на тумбочке. — Сил прибавится.
— Как Ривлад? И как вы все? Последнее, что помню — наше перемещение, — прошептала я.
— Ривлад потерял много сил в схватке с Торнахом. Мы сделали все, что смогли.
— Но...
— Ему нужно время. Через несколько суток придет в себя, поднабравшись сил. А сон способствует этому лучше всего. Не переживай, Эва. Твой дракон быстро поправится, — отозвался владыка эльфов, задумчиво смотря на меня.
— Рив не приходил в себя?
— Приходил.
— И знаешь, о чем он спросил, как только открыл глаза? — спросил Гилл, ухмыляясь. 
— О чем? — полюбопытствовала я, делая еще один глоток зелья.
— Эва жива? — хмыкнул кот.
Все дружно улыбнулись, а я, кажется, покраснела.
— Он даже отказывался лечиться, пока мы на этот вопрос не ответим, — обреченно вздохнул Датерей, качая головой. — С трудом убедили, что ты в порядке. Уж думал магию применить.
— Главное, он поправится.
— Ты бы за себя переживала. Сил-то совсем нет. И как ты портал смогла открыть? Не понимаю, — поразился Гилл. — Я же помню, как мы падали...
— Оберег Рива помог.
Мы немного помолчали.
— Оставить вас? — впервые заговорила Аривель. — Тебе нужен отдых.
Я посмотрела на Гилла, потом на Рея, затем на Сеню. Представила, что могла никогда их не увидеть, и жалобно всхлипнула. Друзья поняли все без слов, обняли. 
— Я так за вас боялась, — прошептала я.
— А как ты нас напугала! — улыбнулся Гилл. 
— Я даже не говорю про нас с Датереем, — тихо сказала Аривель.
— Хотя оружие, которое посыпалось в тронный зал во время переговоров с драконами, наделало гораздо больше шума, — хмыкнул владыка эльфов, и Гилл закатил глаза.
— Привет! — Сонный заспанный Лель показался в дверном проеме.
— Здравствуй, Лель! Я так тебе рада!
— Эва? — недоверчиво спросил он.
Ах, да! Совсем забыла, что на десятый день заклятие, меняющее внешность, перестает действовать. Лель же меня настоящую ни разу не видел. 
— А я-то задумался, как ты здесь оказалась. Чары ведьмы... 
Домовой быстро пересек комнату и крепко меня обнял. 
— Как я рад, что с тобой все в порядке, — сказал Лель.
— Спасибо. А ты как?
— Хорошо. Не волнуйся.
— Нам о многом нужно поговорить, — заметил Датерей. — Когда ты поправишься, Эва, я хотел бы услышать всю историю о вашем путешествии.
— Разве Гилл ничего не рассказал? — удивилась я.
— Нет.
— А Рей и Лель? 
Друзья переглянулись.
— Мы решили... Будет лучше, если ты расскажешь то, что сочтешь нужным, — тихо сказал Рей.
Я посмотрела на них — таких родных и встревоженных, вздохнула.
— Думаю, нам стоит поговорить сейчас.
— Ты еще плохо себя чувствуешь, — возразил владыка эльфов.
— Вскоре очнется Ривлад, и все может усложниться, — обреченно заметила я.
Аривель и Датерей переглянулись.
— Предлагаю перейти в соседнюю комнату.
Гилл как-то сразу понял, что я не хочу говорить при Ривладе, который может в любое мгновение проснуться. Никто не возражал. Рей подхватил меня на руки, перенес, и... я снова оказалась рядом с Ривладом.
— Оставьте дверь приоткрытой, — устало попросила я, когда Рей растерянно замер у входа. 
Он снова подхватил меня на руки, усадил в кресло, закутав в плед. 
Я рассказала друзьям все, как есть. На этот раз не скрывала правду, не прятала. Только о наших поцелуях с Ривом умолчала. Но о них все и так знали.
— Спасибо за доверие и честность, Эвелина — первым нарушил тишину владыка Датерей. — Теперь я вижу ситуацию целиком. Торнах слаб, и пока он набирается сил, мы будем готовиться к войне. И главное...
— …сказать Ривладу правду, — закончил Лель.
Я вздохнула.
— Эва, Лель прав, — осторожно добавил Гилл. — Во-первых, Рив будет искать свою суженую и не успокоится, пока не найдет. Во-вторых, некромант знает, как ты выглядишь. Представь, если Ривлад узнает правду от него? А это может произойти в любой момент. 
— И, в-третьих, тебе самой станет легче, — добил Рей.
— Даже не представляю, как найти столько смелости, — созналась я. — Дадите время?
— Рив со дня на день придет в себя, захочет поговорить...
— Три недели, — твердо сказал Лель. — Это тот срок, за который ты должна рассказать Риву правду. Если нет...
— …скажем мы, — закончил Датерей.
Я вздохнула и прикусила губу.
— Не обижайся, Эва. Ты сама понимаешь, что мы не сможем Ривладу лгать. Это предательство, не иначе. Нам не хочется терять ни его дружбу, ни твою. 
— Я понимаю, Датерей. Спасибо. И за помощь, и за возможность самой во всем разобраться. Вы ведь не будете возражать, если я побуду с ним до рассвета?
— Конечно, нет, — улыбнулась Аривель.
— А как так получилось, что вы оказались в том подземном лабиринте? — не утерпела я.
— Можно на «ты», Эвелина, — отозвалась она. — Меня похитили. Датерей потом нашел, но... Мы не смогли выбраться. Тот лабиринт весьма коварен. И проклятие, с которым мы столкнулись... его не так-то просто преодолеть. Покинуть горы мог только один из нас.
— Нам явился призрак, принес пророчество... 
Датерей вздохнул.
— Я бы там умер, а Аривель... ее мог найти наш сын. 
— И почему же вы никому не сказали правду, владыка? — удивилась я. — Неужели Гилл не пошел бы спасать свою мать?
— Если бы он сказал, я бы тут же умерла, — печально ответила Аривель. — В мире магии не все так просто. И пророчество гласило, что сын должен меня найти, не отправляясь на мой поиск.
— Вы поэтому его отпустили со мной, да? 
— Я бы в любом случае отправил Гилла с тобой, Эвелина. И хватит мне выкать, — ответил Датерей, обнимая Аривель за плечи. 
Я вздохнула и смущенно улыбнулась.
— Тебе нужно отдохнуть, — мягко заметил эльф.
Рей отнес меня к Ривладу.
— Гилл, — позвала я, — ты очень злишься на родителей?
— Ну, сначала я чуть весь дворец не разнес и с отцом два дня не разговаривал, а потом прошло, — ответил он.
Лель ухмыльнулся, услышав, что ответил Гилл.
— Мама ждет ребенка, — обреченно сказал он, заставив меня ойкнуть. И когда успели-то?
— И у нашего Гилла не было выбора, кроме как всех простить, — засмеялся Рей.
Гилл скорчил смешную рожицу. Я улыбнулась.
— Спи, Эва. А мы пойдем.
Я сладко зевнула и уткнулась носом в плечо Ривлада. В этот момент мне было хорошо и спокойно. Даже хотелось задержать дыхание и замереть, остаться в таком состоянии навсегда и не думать о том, что будет дальше. Ривлад ведь никогда не простит этой громадной, пусть отчасти и случайной, лжи. Станет чужим. А я уже не представляю, как без него жить. 
Заснуть бы... но не получается. Жаль терять эти драгоценные мгновения с тем, кого так люблю. Я лежала, обнимая дракона, изредка прикасалась к нему и мечтала о том, что уже никогда не вернется в мою жизнь. 
Ничего, я сильная, справлюсь! 
Когда до рассвета оставались считаные мгновения, Ривлад зашевелился, крепко сжал в объятьях и открыл свои удивительные глаза.
И от моего самообладания не осталось ничегошеньки, едва дракон притянул меня к себе. Я нежно поцеловала его в губы, чувствуя, как перемещаюсь.
Оказавшись в своих покоях, провалилась в сон. Открыла глаза уже вечером, обнаружив в спальне всех друзей, за исключением Датерея и Аривель. Гилл и Рей играли в шахматы, а Сеня и Лель — в крестики-нолики, причем домовой, судя по всему, проигрывал. Я ухмыльнулась.
— Привет! — Зевнула, потягиваясь.
Друзья оглянулись и бросились ко мне.
— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался Рей.
— Хорошо. Кажется, даже силы вернулись.
— Есть хочешь? Ужин уже готов, — сказал Гилл.
Я кивнула. Принц на несколько минут исчез, а потом в покоях появились слуги и принялись накрывать стол возле окна.
— Я пока умоюсь.
— Конечно. Мы подождем.
Я выползла из-под одеял и отправилась в ванну. Приняла душ, вытерлась пушистым полотенцем, расчесала волосы, надела халат и вернулась в комнату, где мы дружной компанией набросились на еду.
Я объелась настолько, что с трудом могла шевелиться, и теперь сидела в кресле, любуясь лучами заходящего солнца.
В дверь постучали. 
— Войдите! — крикнул Гилл, не отрываясь от увлекательнейшей возни с Сеней, к которой присоединились и Лель с шаорсом. Один Рей задумчиво теребил салфетку, всматриваясь во что-то за окном, и мечтательно вздыхал. Похоже, влюбился.
— Добрый вечер.
Ривлад, с распущенными по плечам темными волосами, одетый в изумительный темно-лиловый костюм, вошел в покои и замер. Его глаза сияли, словно драгоценные камни. И он казался еще лучше, чем там... в пещере. Стоило на него взглянуть, и дыхание у меня сбилось. 
Первым отмер Гилл.
— Добрый вечер, Рив! Проходи, присаживайся. Мы тут бездельничаем, — честно признался ушастый.
Дракон оглядел комнату, взгляд остановился на мне. 
— Эвелина, как ты себя чувствуешь? — спросил он, подходя ближе.
— Спасибо, хорошо! — выпалила я, понимая, что не в состоянии пошевелиться, когда он так на меня смотрит.
Дракон кивнул.
— Я хотел бы с тобой поговорить. Лучше всего сейчас.
Причин для отказа я не видела.
— Хорошо, переоденусь, — ответила, поднимаясь.
Как же хотелось его обнять! Просто сил нет! Но Рив бы меня не понял.
— Я подожду. Если хочешь, можем прогуляться по саду, — предложил Ривлад.
— Думаю, Эвелина еще не настолько набралась сил, — возразил Рей, спасая меня.
Я замерла возле платяного шкафа. Взгляд дракона скользнул по мне. Он задумчиво склонил голову набок.
— Лучше здесь поговорим. Я действительно еще не готова к прогулкам, — осторожно заметила, не зная, как себя вести с этим новым Ривладом. 
Я достала из шкафа тунику и брюки, вышла. Пока одевалась, прислушивалась. В комнате явно шел какой-то разговор. И непринужденным он даже отсюда не выглядел. Надеюсь, Ривлад еще не догадался, кто его суженая. Мне нужно время, чтобы успокоиться и рассказать ему правду. 
Я вздохнула, включила холодную воду, ополоснула лицо и постаралась взять себя в руки. 
Когда вернулась в комнату, кроме Ривлада в ней никого не было.
Дракон неподвижно смотрел, как солнце прячется за горизонтом, рассыпая по небу краски.
— Ривлад, — решилась позвать я.
Он медленно оглянулся.
— Извини, задумался, — сказал дракон хриплым голосом. — Я совсем забыл, как прекрасны закаты.
На мгновение мое сердце сжалось от жалости. Воспоминания об ужасной пещере, где он жил, сидя на цепи, всколыхнулись. Захотелось подойти к Риву, обнять, положить голову на плечо и вместе досмотреть волшебный закат, предназначенный для нас двоих. Но этой мечте не было суждено сбыться.
— Давай присядем, — мягко предложил Рив.
Галантно придвинул еще одно кресло, задумчиво посмотрел в окно.
— Если ты не против, сначала начну я, — сказал дракон.
Я кивнула, чувствуя, как сердце пропускает удар.
Кто бы мог подумать, как мне будет невыносимо находиться рядом с ним! Вроде бы вот он, мой Ривлад, суженый... совсем близко, протяни руку и... такой далекий, чужой. И в то же время собранный, решительный, готовый действовать. И до невозможности, до крика равнодушный ко мне. Как в одном мужчине может быть столько противоречий? Я не знаю.
— Во-первых, благодарю за то, что пришла в пещеру, проделав неимоверно тяжелый и опасный путь, — спокойно сказал Ривлад. — Во-вторых, спасибо за силу, которую не забрала даже тогда, когда это было нужно сделать, — усмехнулся он. — И за то, что спасла мою жизнь. Я обещаю, что помогу тебе всем, чем смогу, Эвелина. Через несколько дней, когда договорюсь о сотрудничестве с эльфами, я собираюсь отправиться в Аратонию. Драконы помогут вернуть тебе королевство, а также обеспечить защиту народа.
— Ривлад, это спорный вопрос, кто кого спас, — заметила я. — Если бы не ты, меня схватили бы боевые маги. А замок... он оказался лучшим убежищем для нас с Реем и Сеней.
— Пожалуй, мы отчасти квиты, — усмехнулся он. — Но друзьями я разбрасываться не привык. И раз могу помочь, сделаю это.
— Спасибо.
Дракон вздохнул, откинул прядь волос за спину.
— Расскажи, пожалуйста, что было после того, как Торнах применил магию и появилась моя суженая, — попросил он. — Остальное я знаю.
Я постаралась успокоиться и не дрожать под встревоженным взглядом Ривлада. Что ему сказать? Что? Снова лгать?
— Эвелина, — дракон вдруг оказался слишком близко, взял меня за дрожащие руки, — я не хочу причинять тебе боль, но мне нужно знать, что же там произошло. Я волнуюсь за Эву. Знаю, она ко мне приходила прошлой ночью, но была без сил. Я с ума схожу от беспокойства. Не нахожу места, боясь, что Торнах ее ранил, и она сейчас в беде.
— Эва забрала его силы, превратила тьму в свет, — прошептала я, понимая, что лгать не смогу. — Правда, Торнах сбежал. Ты застонал и...
— Эва потеряла концентрацию, да? — с отчаяньем спросил Рив.
— Да. Но она не была ранена.
— Эвелина, не рассказывай никому о ее способностях, пожалуйста. Это может навлечь на мою суженую беду.
И от этой тревоги в его голосе захотелось расплакаться. 
— Торнах о них знает.
В глазах Ривлада вспыхнуло фиолетовое пламя, но тут же погасло. Ривлад расцепил побелевшие пальцы, выдохнул и взял себя в руки.
— Это она вытащила меня из пещеры и донесла до твоих друзей, да? — спросил он. — Я помню, как Эва целовала меня, пытаясь вернуть силы.
— Да. Я в этот момент была не в состоянии тебе помочь, — солгала я, чувствуя, что еще парочка вопросов, и я сорвусь, кинусь к нему на шею.
— Кто создавал портал? — спокойно поинтересовался он.
И что ответить на такой простой вопрос? Сказать, что Эва? Тогда как рядом с ним оказалась я? Или же...
— Эва, — ответила, закрывая глаза и понимая, что снова солгала.
Дракон молчал долго. Даже когда я открыла глаза, он не проронил ни слова. Смотрел вдаль и о чем-то думал.
— Ты не могла бы вернуть кольцо? — наконец произнес Ривлад.
Я вытащила шнурок из-за пазухи, сняла и протянула ему. А когда увидела, как бережно Рив касается колечка и улыбается, явно думая о суженой, сердце сладко заныло.
— Спасибо, Эвелина. Думаю, в путь мы отправимся дней через пять, не раньше. На этот раз переместимся в Аратонию.
— К замку?
— К нему не выйдет. У меня сил на такой портал не хватит. Они медленно восстанавливаются. Да и остальные тоже выжаты до предела. Будем добираться сами. Драконы уже вытеснили из Аратонии боевых магов, опасаться нечего.
— Ты хочешь переместиться на границу и сразу встретиться с драконами? — спросила я, прикидывая, что морально к такому не готова.
— Нет. Лучше позову их в замок. Мы окажемся там примерно через неделю, — сказал Рив. — Я понимаю, ты устала и не настроена путешествовать, но я должен вернуть себе хотя бы часть сил, а это получится только тогда, когда я окажусь на земле своих сородичей.
Я кивнула. Так даже лучше. Возможно, в пути я придумаю, как рассказать правду и не ранить его еще больше.
Вскоре Ривлад попрощался и вышел, а в покои тут же влетели Сеня, Рей и Гилл. Караулили под дверью? Я улыбнулась, радуясь, что у меня такие чудесные друзья.
— Жива? — спросил Рей.
— Относительно.
— Ты не сказала Риву правду, — утвердительно заметил Гилл.
— Нет, — ответила я.
Эльф и речной бог переглянулись, но ничего не сказали, даже расспрашивать не стали. Зато Сеня хотел знать подробности. Я рассказала, утаив, что мои чувства к Риву обострились — хоть на стенку лезь. И мы распрощались.
Ночью мне не спалось. Я уселась на подоконник, рассматривая ночное небо, усыпанное звездами. Когда захотела пить, спустилась, решив не будить Мирру. Она и так за эти дни умаялась. У нее столько забот, что и на свидание с Реем сходить некогда.
На кухне было тихо и темно. Я на ощупь нашла кувшин с водой, налила в кружку ледяной воды, выпила. Уже собиралась вернуться, как услышала приближающиеся мужские голоса. 
Сердце почему-то ушло в пятки. Я не думала, нырнула под стол и опустила пониже скатерть. В кухне появились шарики света, а потом двое остановились совсем рядом со мной.
— Ривлад, сейчас главное — это война с Торнахом. Ты не знаешь, сколько у него осталось сил. Надо действовать. Найти некроманта и добить, — возмущенно заметил Лель.
— Лель, ты не понимаешь, — устало отозвался Ривлад, и я прикусила губу.
— Ты прав. Я действительно не понимаю, как можно потерять голову из-за взбалмошной девчонки! — прошипел домовой.
— Без нее все теряет смысл и перестает иметь значение, — спокойно сказал Рив.
Лель вздохнул.
— Давай разберемся с некромантом, а потом ты будешь искать свою суженую. Никуда она от тебя не денется, — предложил Лель.
— Не могу, — ответил дракон.
Домовой застонал, стукнул по столу кулаком так, что я вздрогнула.
— Ты невменяем! 
Ривлад рассмеялся.
— Эва — моя суженая. Я ее люблю. И пока она не окажется рядом со мной...
— Ривлад, — снова застонал домовой, — она служанка, и может быть...
— Какое это имеет значение? И я не понимаю, зачем ты споришь? Когда Эва в следующий раз ко мне придет, я просто спрошу, где она находится, и сразу там окажусь, едва она исчезнет.
— А если из этой затеи ничего не выйдет? Если Эва тебе не скажет? — спросил Лель.
На этот раз Ривлад молчал долго. А как бы мне хотелось знать, о чем он думает!
— Всю Аратонию по камушку разнесу. Всю землю обойду. Горы сравняю с песком, но найду, — твердо сказал дракон, и я почувствовала, что начинаю задыхаться от ужаса.
— Ты с ума сошел! Лучше бы о войне думал! — в отчаянии воскликнул домовой.
— Я думаю. Просто сначала — Эва, — упрямо ответил Ривлад. — Что будет, если Торнах найдет ее раньше меня? 
Домовой не ответил. И я представила, как он качает головой, вспоминая меня.
— У тебя два выхода Лель. Принять мое решение и помочь или... не мешать.
— Все может оказаться не так, как ты думаешь, Рив.
— Тебе что-то известно об Эве, да? 
— С чего ты взял?
— С того. У меня ощущение, что ты мне не договариваешь что-то важное. Хотя не только ты. Что-то утаивает и Эвелина, и эльфы, и даже этот хитрющий котяра, которого я сегодня кормил сливками.
— Пожалуй, ты засиделся в подземелье, раз всех подозреваешь, — хмыкнул Лель.
— Да неужели? Я почти уверен, что Гилл, его родители, ты, Эвелина, Рей и Арсений в сговоре, — припечатал Ривлад. — Скажи мне, что это не так, убеди. Вы все дали друг другу слово, но не могу понять, для чего? Кого вы хотите уберечь? Меня? Неужели я не имею права знать правду?! — Теперь многострадальный стол получил кулаком от дракона.
Домовой молчал.
— Так вот, Лель, раз все выходит именно так, то в первую очередь я буду искать свою взбалмошную девчонку. Если ты не заметил, она мне жизнь спасла. И как только Торнах до нее доберется, Эве не выстоять. Знаешь почему? Напомнить? Она все силы до последней капли отдала, когда спасала одного дракона.
Я не ослышалась? Он готов искать меня вместо того, чтобы воевать? Он действительно сошел от любви с ума? На мгновение затеплилась надежда, что Ривлад сможет меня простить. Любит же... Но тут же исчезла.
— У меня есть подозрения, что Эва мне лжет. Я не намерен оставлять это просто так, — спокойно заметил Ривлад.
И они с Лелем покинули кухню. Я подождала еще немного, а потом выползла из-под стола.
М-да... Сходила водички попить. Что тут скажешь?
 
 
Глава 2
 
 
Следующие пять дней Ривлада и эльфов я видела только за завтраком и изредка — за ужином. Они договаривались о сотрудничестве, решали, какая тактика выгодна в войне против некроманта и как лучше добраться до Азара. Меня это все, разумеется, тоже касалось, я же будущая правительница Мавии, но в их совещания и разговоры не лезла. Вечером все понятно и коротко пересказывал Сеня, который пробирался непонятным образом на все советы. Ну не разбираюсь я в военных тактиках и стратегиях, что с меня взять? Это дело мужчин.
Как я развлекалась эти дни? Пыталась отвлечься от мыслей о Ривладе и занялась, как и обещала, физической подготовкой. Эльфы, которые в прошлый раз показывали мне упражнения, моему приходу оказались рады. Рей и Лель, прослонявшись пару часов без дела, тоже решили присоединиться. Я тренировалась на износ, а на ужин приходила почти без сил. Даже не сразу заметила, что Рей на нем вообще не появляется. Спросила Сеню, куда он исчезает.
— На свидания с Миррой ходит. Влюбился...
— Чувства взаимные? — поинтересовалась я.
— Разумеется.
Я порадовалась и за речного бога, и за Мирру. Надеюсь, у них все сложится. Мне же оставалось только украдкой любоваться на Ривлада. За ужином он немного расслаблялся, зачастую становился задумчивым.
На пятый день после обеда меня позвали на Совет. Как я уже знала, Рив и Датерей решили помочь мне вернуть королевство, уничтожить Торнаха и разделить его земли между Аратонией, Мавией и эльфийским королевством.
— А Азар?
— Там все сложнее, — заметил Датерей. — Чтобы его свергнуть, нужно собрать Совет из пятнадцати магов и открыть твои воспоминания о разговоре с родителями.
— И Азар больше не король, — заметил Ривлад. — Если бы... не сила демона. Мы пока не знаем, как от нее избавиться.
Я хотела сказать о заклинании, но... а вдруг Ривлад не захочет им делиться с другими? Или даже со мной? Кто знает? Да и так сразу сказать, что только он может помочь остановить Азара... Пусть Рив хотя бы в себя придет, успокоится.
Пока мужчины договаривались о сборе войск, я отправилась собирать вещи. Нам пора отправляться в дорогу.
— Я, кстати, с вами поеду, — подмигнул Гилл. — Буду налаживать связи с драконами. Да и старые знакомства хочу возобновить.
На мой взгляд, мог прямо сказать: эльфы хотят убедиться, что я скажу Риву правду. Как будто у меня есть выбор! Сколько я ни пыталась об этом не думать, не получалось. А ночью терзали сомнения и тревоги. На третий день я даже пошла к покоям Ривлада, чтобы поговорить. Набралась смелости, открыла дверь его спальни и... Дракон спал. Сладко, безмятежно. Я им полюбовалась, а потом, ругая себя за трусость, сбежала.
Сейчас же я перебирала немногочисленные вещи и кусала губы. Сенька сидел неподалеку, молчал.
Сложила в сумку запасную одежду, гребень для волос, иголки с нитками. Поставила рядом лук со стрелами и фляжку с водой. Вот и все богатство! И какая из меня принцесса?
Утром мы собрались в тронном зале, распрощались с Датереем и Аривель, шагнули в портал. Его открывали Ривлад и Датерей. Эльфы могли перемещаться только по своей территории. В прошлый раз, когда мы уходили в горы, открыть портал Датерею помогали гномы.
Когда вышла из воронки, от неожиданности вздрогнула. Я и забыла, что сейчас зима! Это в эльфийском лесу вечное лето! А здесь каждый куст и дерево засыпаны снегом. Достала теплый плащ, закуталась. И сапоги теплые надела, радуясь, что догадалась взять их с собой.
— Какой сегодня день? — спросила я.
— Второй день зимы, Эвелина, — ответил Рей.
— Совсем потерялась во времени, да? — усмехнулся Гилл, скатывая снежок, а потом лукаво подмигнул и кинул его в сторону Леля.
Снежок ударился о дерево, домовой и дракон оглянулись, вытаскивая мечи. Мы переглянулись и рассмеялись. Рей создал еще один снежок, метко запустил в ошарашенного Леля, который не сдвинулся с места. А потом... домовой бросил свой походный мешок и запустил руки в сугроб.
К этой детской забаве присоединили все, даже сначала задумчиво на нас смотревший Ривлад. Он, наверное, совсем отвык веселиться. И на это время стал самим собой, Ривом, которого я знала и любила.
Когда уставшие и довольные мы вывалялись в снегу, наступило время обедать. Пока Лель возился с похлебкой, я переплела косу, погладила Сеню и заметила изучающий взгляд Ривлада. Как же жаль, что я не умею читать его мысли!
 Вечером мы остановились в огромной пещере, возле которой развели костер. Я прислонилась к березе и позвала дриад. Вместе с ними пожаловала остальная нечисть. Даже русалки, которые зимой спят подо льдом! Ривлад от количества нечисти растерялся. Особенно когда к нему бросилась Ивария и расцеловала в обе щеки. 
— Как же мы рады, что ты вернулся!
За считаные мгновения нечисть окружила Ривлада, восторженно охая, обнимая и рассказывая о новостях в Аратонии. Дракон слушал внимательно. Иногда смеялся над проказами нечисти, заставляя мое сердце биться чаще, а порой просто задумывался.
— Они его действительно любят и рады, что Ривлад вернулся, — заметил Рей.
— Позови тихонько Иварию, — предложил Гилл. — Она должна знать, что Ривлад не ведает правды о суженой. Он наверняка о ней спросит.
Я кивнула, попросила дриаду на секундочку отойти. Коротко объяснила ситуацию. Дриада посмотрела на меня странно, но пообещала не рассказывать, и других попросить сделать то же самое. Правда, взяла с меня слово, что Ривладу я расскажу все как есть. Пришлось пообещать. 
Когда нечисть вместе с нами уселась возле костра, Рей и я достали для них подарки — украшения для русалок, кикимор и дриад, оружие для водяных, леших и болотников. Это была наша благодарность за травы, что спасли нам жизнь. После того как восторги поутихли, нечисть попросила рассказать сказку. Брови невозмутимого Ривлада поползли вверх.
— Сказку? — удивленно переспросил он.
— Да. Эвелина их прекрасно рассказывает, — мечтательно заметила русалка Лира, перебирая бусы из аквамарина.
— Вообще-то, сегодня мой черед, — усмехнулся Гилл, вызвав смех. — Обещал же!
Нечисть завороженно уставилась на эльфийского принца.
— Жили на свете три брата-мага.
— Хорошие? — тут же поинтересовалась кикиморка.
— Скорее, сильные, — заметил Гилл. — И однажды во время путешествия братья повстречали демона. Он был могуществен, давно жил на свете и пообещал братьям, что если те смогут хотя бы его ранить, он не станет забирать их души.
— И кто-то ранил? — спросил болотник.
— Да. Младший брат. И рана оказалась смертельной для демона, — сказал Гилл. — Умирая, демон пообещал, что вскоре заберет души братьев с собой.
На поляне все замерли, ожидая продолжения.
— Долго братья бродили по свету, но так как были сильными волшебниками, их никто не мог одолеть. Они обрели много богатств и земель. И вскоре средний и младший братья решили остановиться, но старший лишь над ними посмеялся, отправляясь в очередное путешествие.
— И что с ним стало? — взволнованно спросил леший.
— Его сгубила алчность. Он хотел большего и добрался до земель, где все было золотым. Старший брат нашел там много сокровищ и напоследок решил отломить ветку дуба. Дерево же только сверху было золотым, а внутри — каменным. Оно упало на алчного волшебника, погребло под собой. И душа жадного брата попала к демону.
— А что случилось с другими братьями? 
— Второй желал обрести свободу и понял, что она рождается в полете. Он создал крылья и поднялся в небо. Так высоко, что не смог найти дороги обратно, и в этом полете умер. Душа брата тоже вернулась к демону.
— Почему? — спросила я. — Разве желать свободы плохо? 
— Свобода развязывает человеку руки и лишает его всякой ответственности, — сказал Ривлад. 
— Верно. У среднего брата же осталась семья!
— А что стало с младшим? 
— С ним демон долго не мог справиться. Чем только его ни соблазнял — и богатством, и славой, и свободой. Да все без толку. Не поддавался маг. Бился демон, бился, пока не создал девушку, красивей и добрей которой не было на всем белом свете. Однажды проснулся наш маг, выглянул в окно и увидел, как под цветущей яблоней танцует, счастливо смеясь, его ожившая мечта, — улыбнулся эльф.
— И третий брат погиб из-за любви? — спросила дриада.
— Нет. Девушка искренне полюбила бескорыстного мага, и сам демон не смог противостоять этой силе, сотворенной из света. И жили они долго и счастливо, — закончил Гилл свою сказку.
— Какая чудесная история! — воскликнула одна из русалок.
— А теперь, Эва, расскажи нам сказку про дракона! Она такая... романтичная, — вздохнули русалки.
— И про фею, — прошелестели дриады.
— Про дракона? — удивленно спросил Ривлад, посматривая на меня. — И про фею?
Я кивнула, решив выполнить просьбу нечисти. Пока рассказывала, время от времени поглядывала на Ривлада. О чем он думает, слушая мою выдумку? Почему так ярко сверкают его глаза? Все бы на свете отдала, чтобы узнать. Эх...
Наши посиделки с нечистью закончились к полуночи. Мы уже собрались спать, когда повалили пушистые хлопья снега. Я выскочила наружу и стала ловить их ладонями, кружась и смеясь от восторга. Друзья со снисходительными улыбками наблюдали как я, словно ребенок, носилась через снегопад. А потом из пещеры вышел Ривлад. Он подхватил меня за талию, приподнял и закружил по заснеженной поляне.
— Красота-то какая! — крикнула я. — Словно крылья за спиной распахнулись!
Ривлад улыбнулся, опустил раскрасневшуюся меня, отбросил локон волос с моей щеки и улыбнулся так, что я окончательно смутилась. Дракон вздохнул, смотря в непроглядную тьму, а потом, ничего не говоря, вернулся в пещеру. Лель и Рей тоже нырнули внутрь, только Сеня и Гилл по-прежнему стояли и смотрели на снегопад. Когда он закончился, волшебство полета тоже бесследно растаяло. 
— Кажется, ты Риву нравишься, — шепотом сказал Гилл. — Не тяни с правдой, Эва, — добавил, целуя в щеку и окончательно возвращая с небес на землю.
Я еще немного постояла на поляне, пока не замерзла, потом вернулась к друзьям. Закуталась в спальный мешок и почти сразу заснула, вслушиваясь в треск веток в костре. Сегодня мы разожгли его у входа в пещеру, чтобы не замерзнуть.
Следующие дни мы просто шли по засыпанному снегом лесу. Раз в день Рей и Гилл отправлялись на охоту, Лель готовил еду, Ривлад занимался костром и местами ночевки. Пожалуй, одна я была не при делах.
— Они просто решили, что ты должна отдохнуть, — сказал Сеня, когда я удивилась такому отношению. — Сегодня, кстати, день, когда...
К нам подошел Ривлад, и кот оборвал себя на полуслове.
На этот раз мы остановились на ночлег в небольшой еловой рощице, метрах в ста от лесного озера. Лед на нем был тонким и хрупким. Все же морозы ударили не так давно.
Лель, Гилл и Рей натаскали веток и построили просторный уютный шалаш.
— А где спальный мешок Ривлада? — удивленно спросила я, пересчитав все, что мы расстелили.
— Эва, — шепотом сказал Гилл, — он сегодня с тобой встречается, забыла? 
— Эм...
— С Эвой, — с нажимом напомнил домовой. — Сегодня десятый день.
Ох! А я и не вспомнила!
— Ривлад ждет тебя возле озера. Солнце зайдет минут через десять, поспеши, — заметил Рей, кидая мне какой-то сверток.
И друзья покинули шалаш, оставив меня одну. Я вытряхнула одежду из мешка и застонала. Платье! Кажется, тысячу лет не носила, отвыкла. Даже у эльфов одевалась во что угодно, но не в это. Хотя стоит заметить, ребята молодцы, хорошо подготовились. Я даже думать забыла о том, что перемещусь к дракону. И если тот увидит меня в одежде принцессы Эвелины... Ой, что будет! А мне жить хочется. И позволить себе немного обычного счастья. 
Я надела серое невзрачное платье, туфельки без каблука, распустила волосы и понадеялась, что не успею замерзнуть до перемещения.
Ветер стих, снега не было, лишь легкий морозец. Я знала, что ночь будет ясная и звездная. И радовалась. Через минуту последние лучи солнца потонули за макушками темных елей, раскрашивая небо в ярко-розовый свет. Прошло еще немного времени, наступили сумерки, и я почувствовала легкое покалывание в кончиках пальцев. Неведомая сила привычно подбросила меня вверх, появился туман, окутал, и через мгновение я начала падать. Кажется, даже закричала, потому что белоснежный лед озера стремительно приближался.
Плечо обожгло болью. Аметистовый полупрозрачный дракончик расправил крылья, подхватил меня и плавно опустил на берег, исчезая. Откуда-то слева метнулась тень. Я даже не сразу поняла, что это Ривлад! Показалось, будто он был быстрее ветра. Миг — и замер в шаге от меня, словно не верил, что я стою рядом, живая и невредимая. 
Я робко улыбнулась.
В глазах Рива сверкнуло фиолетовое пламя. Он сделал еще один шаг, дотронулся до моей щеки, а потом опустился на колени и прижался ко мне. Я растерянно уставилась на его макушку.
— Эва, — прошептал он. — Эва, — глухим голосом, почти хрипом, — Эва...
Он словно забыл все слова, что знал, и помнил только мое имя.
Его руки обняли еще сильнее. Ривлад взял мои ладони в свои и стал медленно и нежно целовать каждый пальчик, не сводя с меня сверкающих глаз. Так не любят... Так обожают, боготворят, сходят с ума. И так выглядят люди, готовые умереть за тебя, не задумываясь.
— Рив, — шепотом позвала я.
Он глухо застонал и уткнулся лицом мне в живот, поглаживая руками колени и что-то неразборчиво шепча на драконьем языке, но так ласково, что захотелось заплакать от всепоглощающей любви.
— Ты замерзла, — неожиданно сказал он, поймав мой растерянный взгляд. — Прости. Совсем забыл, что кругом лес, зима и снег, а ты в легком платье и туфельках. Сейчас согрею.
Ривлад поднялся, подхватил меня на руки и понес вдоль берега, прижимая к себе так сильно, словно я могла прямо сейчас исчезнуть. Неподалеку полыхал костер, лежал спальный мешок и теплый плащ. Ривлад закутал меня и снова прижал к себе.
Что было дальше? Мы целовались. Голова кружилась от ароматов фиалок и камня, которыми пах Рив. Порхали золотые бабочки, не давая возможности остановиться. И я задыхалась от ласк.
— Я думал, что тебя потерял, — сказал Рив, пытаясь отдышаться. — Боялся, больше не увижу, — прошептал, покрывая мои щеки поцелуями. — Казалось, не доживу до этой ночи. Время превратилось без тебя в вечность.
Нашел мои губы своими, жадно припал, словно я была родником с живительной водой. 
— Ты замерзнешь, — прошептала я, когда Рив на мгновение замер. — Давай поделюсь одеялом.
Дракон коснулся моей макушки поцелуем.
— Я же огненный дракон, ненаглядная, — ответил, улыбаясь. — Но если беспокоишься, создай одеяла и пледы.
Ах да, я же фея! Совсем об этом забыла. Прикрыла глаза, сосредоточилась. Хихикнула, когда увидела, что одеял получилось штук сорок. И что с ними делать? Обескураженно посмотрела на Ривлада. Он рассмеялся, чмокнул меня в нос, а потом стал раскладывать мои творения в каком-то определенном, только ему понятном порядке. Осторожно и бережно перенес меня на все эти многочисленные одеяла, накрыл. Немного подумал, потом разулся и нырнул ко мне.
— Спасибо, что спасла мне жизнь и вернула свободу, — серьезно сказал Ривлад. 
Его губы снова коснулись моей руки.
— Я люблю тебя, — прошептала в ответ.
Ривлад замер, наклонился, рассматривая меня так, словно увидел ожившую звезду.
— Ты впервые мне об этом сказала, — заметил он, скользя пальцами по моей щеке.
— Как-то все время было не до этого, — честно призналась я.
И сама потянулась к его губам в поисках поцелуев. И остановиться мы не могли. В какой-то момент я настолько осмелела, что стянула с Ривлада рубашку, лаская его плечи и спину. Он не остался в долгу. Мое платье затрещало по швам и превратилось в бесполезную тряпку, затерялось где-то среди бесконечных разноцветных одеял.
— Люблю тебя. Люблю тебя. Люблю тебя, — шептала я, когда его руки осторожно и медленно меня изучали.
Выгнулась в этих жарких объятьях, готовая стать его прямо сейчас. Ривлад остановился. Тяжело дыша, уткнулся в мое плечо.
— Что не так? — прошептала я. 
Дракон издал стон, взял мое лицо в ладони.
— Нам нужно остановиться, ненаглядная. Я хочу с тобой поговорить, — мягко сказал Ривлад, и меня словно холодной водой окатило.
Я вздохнула и попыталась отодвинуться. Не тут-то было! Рив еще сильнее прижал к себе.
— Не обижайся, пожалуйста, — ласково попросил он. — Поговорим?
— О чем? 
— О нас. О том, что произошло и где тебя искать, — ответил Ривлад, целуя мое ухо.
Ужас накрыл волной, потому что я не знала, о чем ему рассказывать. 
— Позволь, я начну первым, радость моя.
На этот раз он не стал ничего от меня скрывать. Я услышала о дружбе и вражде с Торнахом, о бесконечной надежде на встречу со мной, об Эвелине Мавийской... 
А я... я такая лгунья! И когда Ривлад снова поцеловал, даже едва заметно вздрогнула.
— Ты меня не слушаешь, — мягко заметил он.
— Извини.
— Тебе неинтересно? Ты ведь сама хотела, чтобы я все рассказал.
— Знаю, спасибо, — прошептала я.
— Эва, что случилось? 
— Я так с тобой счастлива, что мне страшно.
Обнял сильнее, погладил по макушке.
— Со мной тебе нечего бояться, Эва. Я никому не дам свою суженую в обиду. Да и мои друзья... Кстати, если хочешь, можно прямо сейчас к ним пойти. Вы же, наверное, тогда не познакомились, не успели. 
Не дай боги, чтобы он осуществил эту безумную идею! Как объяснить ему исчезновение принцессы Эвелины среди ночи?
— Не сегодня, Рив. Я знаю, что твои друзья замечательные. Они ведь отправились тебя искать, рискуя своей жизнью. Но сегодня я хотела бы просто побыть с тобой. Эта ночь так прекрасна, — сказала я, чувствуя, что еще немного и по щекам побегут слезы.
Дракон молчал очень долго, но спорить не стал.
— Хорошо, ненаглядная моя, — тихо сказал он. — Расскажи, как тебя найти. 
Я закрыла глаза. Вдох. Выдох. Досчитала до десяти. Открыла и уставилась на Ривлада. Опять у него в глазах бьется фиолетовое пламя, словно вот-вот вырвется!
— Прости, Рив. Я не смогу тебе сказать.
— И почему же? — его голос стал вкрадчивым и пугал до дрожи. — Ты понимаешь, что находишься в опасности? Торнах на свободе. Если он тебя найдет...
— Я в Аратонии. Мне ничего не угрожает.
— Почему же ты не желаешь говорить, где живешь? Чего боишься? Я ведь ни к чему не буду тебя принуждать, Эва. Просто хочу, чтобы ты была рядом. Позволь проявить заботу, показать, насколько мне дорога и желанна.
— Рив, я правда не могу сказать!
Глаза полыхнули пламенем, руки сжали меня сильнее.
— Отпусти. Больно!
— Прости, Эва. Прости, — тут же пришел в себя Ривлад. — Я все равно тебя найду. Клянусь. Хотя не понимаю, почему ты не хочешь сказать, где находишься.
— Да потому что я тебе солгала, Ривлад! — И жалобно расплакалась, пряча лицо в ладонях.
Через мгновение Рив отнял руки от моих мокрых щек, задумчиво и серьезно посмотрел на меня. 
— У тебя есть другой мужчина? — равнодушно спросил он. Так равнодушно, что костяшки пальцев побелели, сжимая край одеяла. — Надо же... Я не почувствовал. И защита не сработала. Значит, он тебя достоин, — сказал Ривлад с такой болью, что я перестала плакать и уставилась на него.
Ну и интерпретация моих слов!
— С чего ты решил, будто...
— Ты сказала, что меня обманула, — напомнил он. — Если его любишь, я постараюсь понять. Постараюсь, потому что искренне желаю видеть тебя счастливой. 
— Сумасшедший ревнивый дракон! — возмутилась я. — Да нет у меня никого! Я действительно тебя люблю. Это, пожалуй, единственное, в чем я не солгала, — сказала, глядя прямо в глаза.
Ривлад расслабился, улыбнулся.
— Остальное я переживу. Просто мне сложно соперничать с теми, кто рядом с тобой. 
— Разве это имеет значение?
— Да. Я все эти проклятые десять дней думаю только о тебе. Даже сосредоточиться ни на чем не получается.
— Для меня ты тоже самый лучший и желанный.
Легкий поцелуй в мои полураскрытые губы.
— Так что там с твоей большой ложью? — спросил он.
— Я не готова сказать правду, Рив. По крайней мере... сейчас. Я — трусиха, знаю. И боюсь, что ты никогда не простишь.
— Не знаю, как тебя разубедить, что это все — надуманное, — вздохнул он. — Я могу тебя кое о чем спросить? 
— Попробуй, — улыбнулась я.
— Один ответ — один поцелуй. Цена устраивает? — усмехнулся Ривлад.
Я кивнула, принимая его игру. Может быть, рассказывая правду по частям, я смогу остаться с ним потом.
— Итак, Эва — это твое настоящее имя?
— Да, — удивленно ответила я.
Ривлад кивнул, сверкая аметистовым взглядом.
Что он задумал?
— Ты живешь в Аратонии? 
— На данный момент, да.
Ривлад усмехнулся, заставляя меня паниковать.
— Что ты...
Он наклонился и впился в меня поцелуем. Именно так, и не иначе. Пил дыхание, заставляя сходить с ума, выгибаться в его руках, стонать в полураскрытые губы. В какой-то момент показалось, что я рассыпаюсь на горящие частички, растворяюсь, исчезаю. 
Поцелуй прервался неожиданно.
— Тебе нужно поспать, — мягко заметил Ривлад.
Он что, издевается?
— А...
— Когда скажешь правду, Эва, мы поговорим о продолжении, — усмехнулся дракон.
Злость и обида наполнили сердце, убивая то светлое и радостное, что порхало бабочками. Я скинула руки Ривлада, завернулась в одеяло и бессильно всхлипнула.
И ведь сама же виновата! Ривлад прав! Я должна сказать правду, иначе без доверия у нас ничего не получится.
— Если скажу, что остановился с трудом, может быть, ты все-таки вернешься в мои объятья? — раздался над ухом вкрадчивый голос суженого. 
Я обернулась.
— Не плачь, пожалуйста, — тихо попросил он. — Не могу видеть, когда тебе плохо. И не сердись, ненаглядная.
Потерся носом о мой подбородок, улыбнулся, когда обняла его плечи. А я-то не каменная. Помню, каким он был в той проклятой пещере. Бесконечно одинокий. И не сдававшийся. Тяжело раз за разом терять надежду и при этом оставаться собой. Ривлад смог. И за это я люблю его еще сильнее.
Притянула к себе, обняла и закрыла глаза. 
 
 
Глава 3
 
 
На рассвете я почувствовала, как перемещаюсь. Даже одежду найти не успела, а уже оказалась лежащей на Гилле.
— Какое интересное пробуждение, — хмыкнул эльф и, не удержавшись, скользнул по моей груди заинтересованным взглядом.
— Где платье? Одевайся немедленно! Ривлад будет здесь с минуту на минуту, — откуда-то прошипел Лель.
Я подпрыгнула так, словно на меня вылили ушат ледяной воды, соскользнула с Гилла и, краснея под взглядами друзей, натянула штаны и тунику. Правда, сделать вид, что хочу спать, не получилось. Сеня не дал. Очень уж у него взгляд был красноречивым... Да и у друзей тоже.
— Я так понимаю, правду наш дракон не узнал, вы были слишком заняты, — съязвил Лель.
— Ты не о том думаешь! — возмутилась я.
— А о чем нужно, если ты являешься к нам полураздетая? — ухмыльнулся Гилл.
— Краснеешь, как девчонка! — заметил Рей.
— И пахнешь драконом! — добил котик.
— Итак, что же произошло на озере? — спросил Лель, в серых глазах которого заплясали смешинки. — Ривладу правду сказала?
— Нет, — шикнула я.
— Почему? — невинно поинтересовался Гилл, и я, не выдержав, бросила в него подушку. 
— Заняты были.
— Силы фей пробудились? — уточнил Рей.
— С чего бы это? 
— Ну вы же это... — начал было названый брат, но увидел мой злой взгляд и не договорил.
— Не «это» мы, понимаешь, не «это»!
— Ривлад устоял? Удержался? — изумился Лель.
Хм-м... Если домовой так реагирует... значит, мы были близки к тому, чтобы завершить с драконом начатое. Лель, похоже, и не сомневался, что мы... Тьфу! Вот о чем я думаю?
— Судя по ее разозленному виду, не просто устоял, но еще и остановился на м-м-м... самом интересном месте, да? — невинно уточнил Гилл, и я снова огрела его подушкой, позаимствованной у Рея.
Та исчезла за спиной речного бога, а я вздохнула.
— Он захотел поговорить, — выдала обреченно.
— О чем? — спросил Сеня.
— Я чувствую себя полной лгуньей!
Друзья дружно фыркнули.
— Хотел бы я знать, что Ривлад такого сказал, раз заставил испытать столь негативные чувства, — заметил Рей.
— Правду. Даже про пророчество поведал. Представляете?
— А ты? — спросил Сеня.
— А я — жалкая трусиха. И ответить Ривладу так же честно не смогла. А потом уже и не до этого было. Мы целовались. Он пытался выяснить у меня, где я живу.
— И ты не сказала, — ухмыльнулся Рей.
— Ривлад был в бешенстве, — заключил Гилл.
— И поэтому вы не закончили, — припечатал Лель.
— Рив сказал, что ничего не будет, пока я ему не скажу правду. И боюсь, он что-то задумал. Слишком уж обрадовался подтверждению, что мое имя настоящее, и я живу в Аратонии, — вздохнула я.
— Будет искать по аметистовому дракончику. Как только тебе потребуется его защита, Ривлад сможет уловить свою магию и переместится, — сказал Лель. — Советую не попадать в неприятности, если не готова к встрече с разозленным драконом, Эва!
Я вздохнула.
— М-да... Сдается, Рив нашу Эву так быстро не простит.
— Простит, — уверенно сказал Гилл.
— А я вот сомневаюсь, — возразил Лель.
— Спорим, что Ривлад Эву простит сразу же, — озорно сверкая синими глазами, предложил эльф.
— На что? — ухмыльнулся домовой, жестом останавливая меня, решившую прекратить этот беспредел.
— На желание.
— Давай! — не стал возражать Лель.
Рей, ухмыляясь, разбил их руки. А я... я в руки взяла подушку, прицелилась...
— Ай, больно же! — завопил Лель.
— Так ему и надо! — засмеялся Гилл, за что тут же получил той же самой подушкой по плечу.
— Мы же не спорим, когда вы с ним из тебя фею сделаете, а ему вернете дракона!
— Что?
Гилл нырнул в сторону, и я ударила ни в чем не повинного Рея. Фыркнула и поползла к Лелю, который предусмотрительно отодвинулся подальше. По пути нашла еще две подушки и, обернувшись, швырнула их в Гилла. 
— Какая ты фея, ты — ведьма! — выдал Сенька, уворачиваясь от очередного орудия в моей руке.
В этот момент я почти доползла до Леля, но Гилл оказался проворнее и пощекотал мою голую пятку. Я дернулась, захихикала, попыталась поймать его руку, зацепила локтем Рея, наблюдавшего за этой чудной картиной, и пяткой ударила по ноге домового. Сенька для пущей радости выпустил когти и разодрал одну из подушек. И по шалашу, такому удобному и уютному, залетали белые гусиные перья. Для меня, кстати, до сих пор загадка, как подушки попали в сумки с нашими походными вещами. 
Я оглушительно чихнула, сползла с хохочущего Гилла. Шалаш, не выдержав такого безобразия, затрещал и рухнул.
Мгновение стояла тишина, а потом мы захохотали, пытаясь скинуть ветки. Неожиданно кто-то приподнял их при помощи магии. Ох, я и забыла про Ривлада. Тот усмехнулся, освобождая меня, откинул в сторону остатки шалаша. Я уже собралась потянуться, чтобы его поцеловать, но вовремя вспомнила, кем для него являюсь — принцессой Эвелиной.
— Цела? — спросил он, протягивая руку.
— Да. Спасибо.
— Я пойду завтрак готовить, а вы собирайтесь, — разворачиваясь, сказал суженый.
 — Эй, Рив, а им помочь? — окликнула я, показывая на копошащуюся кучу веток, из-под которых друзья так и не выбрались.
Дракон резко обернулся, в глазах сверкнуло пламя.
Куча веток моментально разлетелась, и рядом оказались растрепанные Рей, Гилл и Лель. Сеня нырнул под ноги.
Не поняла.
Ривлад же... улыбнулся. Так улыбнулся, что у меня побежали мурашки. А потом осторожно, не торопясь, с красивой грацией хищника шагнул в мою сторону. Недолго думая, Рей вышел вперед, пряча меня за спину. На заснеженной поляне воцарилась тишина.
— Что происходит? — поинтересовалась я, старательно наклоняясь и пытаясь выглянуть из-за широких и могучих плеч друзей.
— Отойдите, — голос Ривлада был глухим, хриплым и властным.
— Нет, — хор мужских голосов.
— Отойдите! — снова рявкнул дракон.
Что за ерунда? Не поняла. Правда не поняла.
— Я не причиню ей вреда, вы же знаете, — спокойно сказал Ривлад, оказываясь в трех шагах от нас.
Рей и эльф переглянулись. Лель кивнул. Секунда — и я стою перед Ривладом, а за спиной маячат три телохранителя.
— Повтори мое имя, — очень тихо попросил дракон.
— Что?
— Повтори мое имя.
— Ривлад, я не понимаю...
— Не так. Сократи.
Я нервно сглотнула.
— Сделай, как он сказал, — шепнул Гилл.
— Рив...
Дракон сосредоточился, резко поймал передо мной воздух, сжал ладонь. Вспыхнуло фиолетовое пламя.
— Не двигайся, — велел он.
И пламя охватило меня всю и тут же исчезло. Ривлад выдохнул, окинул меня странным взглядом, развернулся и... ушел.
— И что это было? — спросила я, стараясь не дрожать.
— Ты назвала его Ривом, — очень тихо пояснил Лель. — Так его называет только одна женщина. Догадываешься кто?
Эва. То есть я. То есть...
— Он попытался проверить свою догадку.
— И? — затаила я дыхание.
— И проверил.
— Ривлад знает правду? — прошептала я.
— На тебе заклинание, которое меняет внешность. Забыла? Оно сильное, Эвелина, — пояснил уже Гилл. — Там кровная магия задействована. Это заклинание нельзя заметить или почувствовать. 
— И молись всем богам, каким знаешь, Эвелина, чтобы Ривладу не пришло в голову рассмотреть золотые монеты с твоим профилем, — закончил Лель.
— И поинтересоваться, почему некромант Торнах не узнал свою невесту, которая оказалась в пещере дракона, — добавил Рей.
— А еще ведь и тунику может попросить снять... Дракончика ты уже не скроешь. 
— Я дала слово, что скажу Ривладу правду. И я его сдержу.
Я развернулась и направилась к рухнувшему шалашу, чтобы найти свои вещи. Друзья, не сговариваясь, стали помогать. 
Когда вернулся дракон, в его сторону я даже не взглянула. Переплела косу, запахнула плащ и принялась за кашу, все еще обижаясь. Тоже мне! Устроил проверку! Никакого права не имел так поступать!
Когда до обеда я не проронила ни слова. Друзья стали подозрительно поглядывать в мою сторону. Не желая портить им настроение, я сбежала к роднику. Зачерпнула ледяную воду, смотря, как она стекает сквозь пальцы. Так и мое время уходит, а с Ривладом никак нормально не поговорю. Вот как ему сказать, что его суженая и я, принцесса Эвелина Мавийская, одно лицо? Как?
Натянула варежки, купленные заботливым Гиллом, скатала снежок, размахнулась и... сдавленно ойкнула. И как мой дракон здесь так вовремя оказался?
 Ривлад невозмутимо отряхнул снег с плеча, вздохнул.
— Злишься? 
Интересно, ему действительно нужен ответ?
— Иногда смотрю на тебя и кажется, будто похожа на мою возлюбленную. Жестами, движениями, выражением эмоций... И когда ты назвала меня Ривом, я подумал... — Дракон вздохнул. — Прости меня, пожалуйста.
— Ты меня напугал.
— Знаю, поэтому и прошу простить. Я сейчас не могу трезво мыслить, — честно признался дракон. — Без Эвы и эта долгожданная свобода не нужна. Не поверишь, но я готов снова вернуться в пещеру, лишь бы она была рядом.
И в этом весь Ривлад. Скажет что-нибудь, и сразу заставляет чувствовать меня виноватой, жалкой, никчемной, эгоистичной...
— Мир? — спросил он.
— Мир, — устало ответила я, сгорая от желания уткнуться в столь любимое и надежное плечо. 
 И отличный ведь момент, чтобы признаться и рассказать правду. А я стою, вспоминаю, как прошедшей ночью его руки изучали меня, а губы жарко ласкали, и молчу. Жалкая трусиха!
— Обед почти готов. Пойдем?
 
 
***
 
 
Следующие четыре дня выдались погожими. Вовсю сияло солнце, и снег искрился на ветках, словно невесомое кружево. Это зрелище завораживало и заставляло забыть о проблемах. Ребята же веселились, как могли. Шутили, играли в снежки, и под конец четвертого дня даже слепили снежную бабу, украсив ее ягодами рябины. Я к этим забавам присоединялась, изредка ловя на себе задумчивый взгляд Ривлада. 
О чем он думал в такие минуты? Особенно если наши пальцы соприкасались. Сначала не понимала, а теперь...
Он ведь совсем отвык. От теплоты близкого человека. Искреннего смеха. Возможности видеть заснеженный лес. И много еще чего.
Эти мысли не давали покоя. Хотелось обнять Рива, наполнить душу радостью, сказать, что буду рядом. Но я только кусала губы.
— Может, перестанешь смотреть на меня с жалостью? — усмехнулся Ривлад, подбрасывая сухие ветки в костер и вглядываясь в темноту ночи.
Я торопливо опустила глаза.
— Извини. 
Дракон подложил еще одну ветку в костер, потянулся. За эту неделю он окреп. Я видела, как к нему возвращается сила. Во время привалов Ривлад частенько тренировался с Реем, Гиллом и Лелем. Первые два раза я смотрела, восхищаясь грацией его движений, техникой ведения боя, а потом и сама отправилась наверстывать упущенное. Выбирала полянку и метала маленькие ножики, стреляла из лука. 
Мне не хватало опыта и мастерства. Напроситься к Ривладу в ученицы, что ли? Но так и не решилась.
А завтра мы уже прибудем в замок. Сдается, денек будет непростым! Один колючий шиповник чего стоит! И нам еще через него пробираться! Потайным ходом воспользоваться не получится, слишком он далеко. Да, Аратония стала безопасным местом. Благодаря защитной магии драконов и эльфов, сюда не проникнут боевые маги. Но она была далеко не маленькой. 
К закату мы оказались на месте. Пробираться сквозь заросли не пришлось: Ривлад прошептал заклинание, и среди кустов появилась тропинка. Удобно, однако! Дракон приложил ладонь к воротам, улыбнулся. Похоже, радуется, что вернулся домой. Вспыхнул знакомый фиолетовый огонь, пробежался по решетке... Ворота распахнулись. Ривлад и Лель отправились проверять, все ли в порядке, а мы оставили вещи в своих покоях и занялись приготовлением ужина. Вскоре к нам присоединился Лель, сказав, что Рив хотел немного побыть один.
Дракон вернулся, когда мы накрыли стол и дружно решали, отправиться ли на поиски хозяина.
— Спасибо, что привели замок в порядок. Так приятно вернуться... домой. 
— Пожалуйста!
— Подарки принимаются? — уточнил он.
Не дождавшись ответа, вручил мне шкатулку с набором красивых украшений из золота и алмазов, а Рею — меч, на который речной бог заглядывался еще тогда, когда мы разбирали сокровищницу. И как догадался?
Теперь уже благодарили мы. Рей от души и жарко, а я — смущенно.
После ужина все разбежались по комнатам. Я приняла ванну, наслаждаясь теплом и спокойствием, завернулась в полотенце и нырнула под одеяло. Сеня лег рядом.
— Ты помнишь, что осталось всего шесть дней? Ты должна сказать ему правду. 
— Да, Сень.
— Это хорошо, — заметил котик, довольно растягиваясь на одеяле и мурлыкая, когда я стала его гладить.
Больше мы не разговаривали. Уснули, утомленные долгой дорогой.
На следующее утро сразу после завтрака я, Рей и Сеня отправились выбирать поляну, чтобы продолжить тренировки. Лель остался на кухне готовить еду. Ривлад исчез еще до завтрака и не появился до обеда. Зато появились драконы. Много-много драконов! И я впервые так близко их рассмотрела. Огромные, красивые, сильные. И кажется, нет на свете ничего красивее, чем их полет. Разве что глаза любимого мужчины...
Но я с друзьями их мало волновала. Они спешили к Ривладу, чтобы снова принести клятву верности. И как начищенные самовары сияли от радости, что их вожак вернулся. Я знала: чуть позже Рив обязательно меня со всеми познакомит. Просто сейчас ему не до этого. Пока дракон был в пещере, многое случилось. И лучший способ узнать новости — прочитать мысли сородичей.
После обеда я поднялась в башню, где находилась библиотека, и решила поискать заклинание, которое поможет справиться с Азаром. Рей и Сеня помогали, но найти необходимую книгу не удалось. Либо она надежна спрятана, и без помощи дракона и домового мы ее не найдем, либо плохо искали.
Следующие два дня мало чем отличались от предыдущего. Я тренировалась метать ножи и стрелять из лука, перерывала библиотеку и скучала по Ривладу. За время, проведенное в замке, я видела его дважды. Первый — когда он, уставший и измученный, вышел к обеду из своего кабинета. Поздоровался, сообщил, что пригласил для меня в замок портниху, потискал Сеньку, поинтересовался, не нужно ли что-то еще и исчез. Второй — когда я отправилась к нему вечером, надеясь поговорить, но Рив обсуждал с драконами какой-то план действий. Я не стала мешать, развернулась и ушла. Драконы меня даже не заметили. 
На четвертый день пребывания в замке появилась долгожданная портниха. Хлоя, так звали молодую женщину с копной рыжих волос и яркими голубыми глазами, быстро сняла мерки, выяснила мои предпочтения и ушла, пообещав справиться с работой как можно быстрее.
После обеда я сделала еще одну попытку поговорить с Ривладом, но он куда-то отправился вместе с драконами. Остаток дня я провела в горестных размышлениях, от которых не спасла даже привычная тренировка. 
Нет, сегодня надо обязательно рассказать ему правду, когда перемещусь! Иначе с ума сойду. И ведь столько возможностей было, чтобы поговорить, а я все упустила!
За час до заката в замок прибыла делегация эльфов во главе с Датереем и Аривель. В свите оказалась и моя подруга Мирра. Правда, пообщаться с ней не удалось. Минут через десять они с Реем исчезли в саду. Я вежливо поздоровалась с правителями и сбежала с ужина, наскоро прихватив бутерброд. Если я превращусь на глазах у всех драконов, собравшихся в зале, добром это точно не закончится.
Переоделась в простое платье, сотворенное Лелем. Оно было жемчужного цвета, длиной в пол, строгого покроя, с маленькими серебряными пуговичками, сверкающими в свете свечей. В нем я казалась чересчур хрупкой, но выбирать не приходится. Откинула волосы за плечи, задумалась. Надеть плащ или нет? Откуда мне знать, где сейчас находится Ривлад?
— Не нужно, — сказал Сеня. — Если что — сотворишь. Ты же фея.
Я кивнула, погладила котика, наблюдая, как садится солнце, касаясь лучами сугробов.
— Удачи! — пожелал Сеня, когда появился туман.
Мгновение — и я стою посреди покоев Ривлада и глупо моргаю. 
Вокруг зажженные свечи, отбрасывающие причудливые блики и тени на стены и пол. Рассыпанны лепестки белых, красных и розовых роз. Возле камина — накрытый на двоих стол, где в подсвечниках сверкают два аметистовых шарика, явно сотворенные магией. На кровати — куча разноцветных лоскутных одеял, которые я создала в прошлую нашу встречу с Ривом. И как дракон их все в замок переместил? Не понимаю.
— Здравствуй, ненаглядная моя, — нежно прошептал Ривлад, покрывая плечи и шею поцелуями и не давая возможности оглянуться. Обнял, прижал к себе, вдыхая запах моих волос.
Я развернулась, заглянула ему в глаза. И мир растворился, исчез. Осталось только это счастливое сияние, а потом жадные губы, накрывающие мои.
— Дыши, ненаглядная моя, — прошептал Ривлад, поглаживая мои волосы и останавливаясь.
А я смотрела на него, чувствуя, как сердце пропускает очередной удар. Потянулась, поцеловала, вкладывая в это прикосновение все, что чувствовала. И Рив ответил. Когда мы с трудом оторвались друг от друга, подхватил на руки и понес к огню.
— Я решил, что нам необходимо нормальное свидание, — весело сказал он, усаживая меня и открывая крышки на блюдах, уставленных на столе.
Я не нашлась, что ответить. Просто смотрела на него, изучала каждую черточку, наслаждалась очаровательной улыбкой и старалась не забывать дышать. 
За ужином Ривлад был внимателен и заботлив. Да и еда оказалась превосходна, так же, как и вино, которое мы пили. Я подумала, что завтра нужно обязательно поблагодарить Леля за ужин. 
— Не хочешь прогуляться? В моем замке есть потрясающая башня. Откуда видны звезды, — предложил Ривлад, поднимаясь.
— Заманчивое предложение, — отозвалась я.
— Ты сегодня совсем немногословна, — заметил дракон, закутывая меня в плащ.
Едва мы покинули покои, Рив снова подхватил меня на руки и понес. Я не сопротивлялась, наслаждалась столь желанной близостью. Вскоре мы оказались наверху башни. Ривлад что-то прошептал, и стены исчезли, открывая потрясающий вид на заснеженный сад, усыпанный фиолетовыми фонариками. Я подняла голову и посмотрела на яркие звезды.
Ривлад осторожно опустил меня и тут же прижал к себе. 
— Нравится?— осторожно спросил он.
— Очень.
Несколько минут мы любовались звездным небом и садом. Как ни странно, я не чувствовала холода. Видимо, Ривлад набросил защитный купол, который не пропускал ветра, снега и мороза. Я сбросила плащ, оставаясь в платье, развернулась к Ривладу и поцеловала его в щеку.
Дракон улыбнулся и неожиданно опустился передо мной на колени. Я растерялась. Какой же он... непредсказуемый.
— Эва, — ласково сказал суженый, смотря на меня сияющими глазами, — я люблю тебя. Так люблю, что порой мне, бесстрашному дракону и вожаку, страшно. Я боюсь тебя потерять. И хочу всегда быть рядом. Позволь мне о тебе заботиться, помогать, дать защиту. 
От волнения у меня задрожали руки. Ривлад тут же взял мои ладони в свои и нежно поцеловал пальцы, бережно отпустил, достал из кармана колечко с красным камушком.
— Я не могу пообещать невозможное. Легко, просто и спокойно — это не про нас, — заметил он, мягко улыбаясь. — Но я клянусь, что буду любить тебя так, как никто в этом мире, и сделаю все для твоего счастья. Эва, выходи за меня замуж! — выдохнул дракон, не спуская с меня глаз и протягивая колечко.
И это неожиданное признание, взгляд, наполненный любовью и нежностью, лишили меня воли. Сейчас я готова была снова пойти за ним на край света.
— Эва, ответить мне, пожалуйста, — прошептал Ривлад, бледнея.
А у меня дыхание сбилось, и сердце колотится так, будто сейчас выскочит.
— Эва... ты не хочешь? 
И в голосе такое отчаяние и боль, словно его на казнь ведут.
— Я хочу, — прошептала в ответ, приходя в себя.
— Правда? 
Глаза Ривлада засияли от счастья так, что звезды бы позавидовали. 
— Ты согласна? 
— Да.
Ривлад осторожно взял мою руку. На палец скользнуло кольцо, сверкнуло красным камнем... Он снова поцеловал мои пальцы. И я почувствовала, как он дрожит от волнения. Неужели боялся, что откажусь?
Рив поднялся, улыбнулся настолько счастливо, что я окончательно растерялась. И это грозный дракон? Правда? Мне о таком никто не рассказывал. Горячие пальцы стерли следы слез со щек, хотя я не помнила, когда плакала. Губы накрыли мои, лаская, изучая, забирая дыхание. Я даже не запомнила, как мы спускались. Очнулась, когда он положил меня на постель прямо в платье и накрыл одним из одеял.
— Рив, это была чудесная ночь. Спасибо.
Судя по ощущениям, до рассвета осталась пара часов.
Дракон присел рядом.
— Я ищу тебя, Эва. И нигде не нахожу, — вдруг сказал он. — Но не сдамся. Особенно теперь, когда ты согласилась стать моей женой.
— Может быть, не там ищешь, Рив, — сонно прошептала я. — Я ведь совсем рядом. Ближе, чем можешь себе представить. А ты смотришь, но не присматриваешься.
Ривлад задумался, потом вдруг улыбнулся, словно принял какое-то решение.
— Отдохни. Ты устала, — сказал он ласково, целуя в лоб.
Я прикрыла глаза. Сейчас мне было до безумия хорошо. Всегда бы так...
Как же я его люблю. Как сильно я его люблю!
— И я тебя, — совсем близко прошептал дракон, но открывать глаза я не стала.
 
 
Глава 4
 
 
— Эва, просыпайся! Быстрее! 
Кто-то тряс меня за плечо. Я зевнула, потянулась и открыла глаза. Рей в белоснежной тунике, расшитой сапфирами, резко выдохнул и сел на кровать. Взгляд у него был взволнованный и тревожный. Сеня, высоко подняв хвост и сверкая глазами, носился по одеялу.
— Что случилось? — поинтересовалась я, безуспешно пытаясь скрыть второй зевок.
— Ривлад, — коротко отозвался Рей, будто это все объясняло.
— Что Ривлад? 
Сеня фыркнул и от нетерпения расцарапал одну из подушек.
— А ты спустись и сама посмотри, — ехидно сказал названый братец. — Одевайся немедленно! Иначе прямо так в простыне вниз и спущу, — пригрозил Рей.
Я вздохнула, понимая, что поваляться в постели не выйдет, потерла нос Сеньки. Тот вдруг сделал огромные глаза, прыгнул к Рею.
— У Эвы...
— Да вижу уже.
— Что не так? 
— На тебе кольцо, — выпалил Рей.
Ах, да. Кажется, под этими пристальными взглядами я покраснела от макушки до пяток.
— Вчера Ривлад сделал мне предложение, и я согласилась.
У Рея нервно дернулся глаз.
— Правду ты ему не сказала, — заметил Сеня, с любопытством рассматривая сверкающий камешек на колечке.
Я ойкнула, наконец, поняв, к чему друзья клонят. Какой ужас! А ведь шла к Ривладу именно поговорить, сознаться... Но увидела свечи, розы, ужин, Рива...
— Слишком неподходящий момент и слишком удивительный вечер. И так не хотелось ничего портить, — пробормотала я.
Боюсь, моих объяснений друзья не поймут.
Рей уже смотрел на меня, как на самоубийцу.
— Да забыла я, забыла, понимаете? С ума сошла от любви, если хотите знать.
Рей вздохнул. Обреченно. 
— Собирайся. Ты должна это увидеть, — сказал он наконец и отвернулся.
Я откинула одеяло, стараясь утешить себя мыслью, что все равно скажу Ривладу правду. Куда я денусь-то? Всего два дня осталось. Иначе потом кто-нибудь сделает это за меня. Такого допустить нельзя. Да и сколько можно трусить? Ривлад уже надел мне обручальное кольцо, хотя считает свою суженую служанкой.
Я сняла изрядно помятое платье, повозившись немного с пуговками, надела белую рубашку, походные штаны. Попыталась найти расческу, но та куда-то запропастилась. Да и гипнотизирующий взгляд Рея нервировал. В итоге просто расчесала волосы пальцами, пытаясь придать им более-менее подобающий вид.
 Сеня фыркнул. Ему я все равно напоминала потрепанную курицу. Мы вышли в коридор, начали спускаться. На середине пути я замерла, открыв от удивления рот.
Большой бальный зал с разрисованными на полу драконами был полон... лицами женского пола.
На последней ступеньке стоял Ривлад в темно-фиолетовом костюме и черном плаще. Я физически ощутила, какая сила и власть от него сейчас исходят, и даже вздрогнула. Для полноты образа правителя драконов не хватало только короны на его голове. А так... народ уже впечатлился. И тем, что Ривлад жив, и тем, как он выглядит, и тем, что их позвал.
У противоположной стены я заметила эльфов — всю делегацию в полном составе во главе с Гиллом. Драконы расположились на подоконниках и рассредоточились по залу. 
Ривлад поднял руку, шум мгновенно стих.
— Что тут происходит? — шепотом спросила я.
— Сейчас узнаешь, — ехидно ответил Рей.
— Спасибо, что пришли, — тем временем сказал Ривлад, заставив меня сомневаться, что все собрались добровольно. — Это не отнимет у вас и меня много времени. Гард, тут ведь все служанки со всей Аратонии, я правильно понимаю? — уточнил Ривлад у стоящего рядом с ним дракона в темно-зеленом камзоле и короткими волосами.
— Все, Ривлад, — ответил за Гарда Лель таким голосом, будто лимон жевал.
— И зачем ему служанки? — недоумевая, поинтересовалась я.
— У тебя спросить надо, — шикнул Сеня.
Я глупо моргнула и охнула.
— Дошло наконец-таки! — заметил Рей.
Ноги у меня к этому моменту подкосились, руки задрожали. Ничего не оставалось делать, как просто сесть на ступеньки.
— Он что, с ума сошел? 
— Еще нет, но синдромы налицо, — заметил Рей. — И хотел бы я знать, что ты ему вчера такого сказала! Сдается, что решительность и влюбленность — убийственное сочетание.
Я застонала, вспоминая наш последний разговор. Твою ж прабабушку! Надо остановить это безумие. 
— Тихо!
Ривлад так рявкнул, что все служанки испуганно вытянулись по струнке. Интересно, а как он поймет, кто его суженая? Ответ я получила тут же.
— Прошу вас оголить левое плечо, — отдал приказ дракон.
Девушки покраснели, но с места не сдвинулись. Среди эльфов послышался шепоток, а среди драконов — шум.
— Немедленно! — рыкнул Ривлад.
Девушки задергались, одна из них робко оттянула рукав своего платья, а за ней то же самое сделали остальные.
Не будь я виновницей этой ситуации, расхохоталась бы. Настолько все было нелепо.
Ривлад же внимательно осмотрел присутствующих и, не найдя своего дракончика, быстрым жестом дал понять, что все свободны. Галдя, служанки исправно натянули рукава, хотя с места не сдвинулись. 
— Собрать всех девушек Аратонии от пятнадцати до тридцати лет, — громко приказал Рив, останавливаясь возле Леля.
Тот поднял голову, встретился со мной взглядом. Убийственным таким, многообещающим. Но я и сама понимала, что надо действовать. Прямо сейчас. 
— Ривлад, постой! — крикнула я, поднимаясь.
Дракон обернулся, скользнул по мне взглядом.
— Не сейчас, Эвелина, — отмахнулся раздраженно.
— Мне нужно с тобой поговорить. Сейчас!
Ривлад вздохнул, покачал головой и отвернулся, намереваясь уйти.
— Ты выслушаешь меня, Ривлад Аратонский, легендарный вожак драконов! — рявкнула я.
Обернулся, гневно сверкнул глазами, зрачки которых сузились до кошачьих.
— Пусть Гилл поможет или Рей, Эвелина. Прости, сейчас никак.
Нет, он действительно невменяем!
— Надеюсь, Ривлад, через секунду ты об этом не пожалеешь, — обреченно сказала я, заметив, как вокруг нас собирается толпа.
Глубоко вздохнула и под его пристальным взглядом стянула рукав с левого плеча.
Вы видели когда-нибудь удивленного дракона? Значит, вам повезло, потому что это редкость. А шокированного дракона? Нет? Значит, повезло вдвойне. Явление не просто редкое, а уникальное. Единичный случай, я бы сказала. 
На мгновение мне даже показалось, что Ривлада хватил удар. Честно. Он замер и молча уставился на моего аметистового дракончика.
Минута. Две. Три. Ривлад выдохнул, моргнул, осознавая произошедшее. Затем поднял руку, потянулся к дракончику, дотронулся. Проверяет, настоящий ли? Не верит, что принцесса может быть его суженой? 
Не произнося ни слова, Рив отпустил руку, рассматривая меня так, словно впервые видел.
Я натянула рубашку, скрывая плечо. Взгляд дракона зацепился за мою руку, на которой во всей красе сверкало обручальное кольцо. Сомнений не осталось. Я прямо видела, как раскиданная по кусочкам картинка складывается для Ривлада в нечто целое. И старалась не дрожать от ужаса. 
Ой, что сейчас будет... Плохо будет. Однозначно.
Ривлад сделал еще один вдох. Резкий, глубокий. Окутал пронзительным взглядом, не сулившим мне ничего хорошего. 
И что теперь делать? Попытаться скрыться? Интересно, хоть кто-нибудь в этом мире сумел сбежать от дракона? От влюбленного и разозленного дракона. 
И почему Ривлад до сих пор не двигается? 
Еще один вдох-выдох. В глазах — фиолетовая тьма, не иначе. 
Он что, пытается сдержать злость? Я смотрела на своего дракона и не понимала. Ну сделай же хоть что-нибудь, твою ж прабабушку! Иначе я с ума сойду! 
Дракон просто стоял и смотрел на меня.
Обиделся? И если ли хоть малейший шанс, что он простит мою ложь?
В зале царила тишина. Эльфы взяли нас с Ривладом в кольцо, словно боясь, что наша ссора перерастет в битву дракона с феей. Наконец Ривлад перестал выглядеть так, словно ему на голову свалился камень, а он заметил это только сейчас. Дракон поднял руку, кольцо эльфов сжалось сильнее.
— Ривлад, нет! — уверенный голос Рея.
— Ривлад, ты ведь ее любишь! — звонкий голос Гилла.
— Ривлад, она тоже тебя любит, — спокойный голос Леля.
— Не смей трогать мою хозяйку! — завопил Сеня.
— Ривлад, не стоит, — мягкий, вкрадчивый голос владыки эльфов.
Дракон дернулся, обернулся. И создалось ощущение, будто он только сейчас понял, что в зале полно народа. Рив моргнул, прикрыл на миг глаза, снова развернулся ко мне. Да скажет он уже хоть что-нибудь или нет? В глазах метнулось фиолетовое пламя, и через секунду суженый взмахнул рукой, открывая портал. Я вздохнула, шагнула в воронку, заставляя себя не оглядываться и не слушать голоса друзей, что-то кричавших вслед.
Покои Ривлада мало изменились с прошлой ночи. Те же рассыпанные розовые лепестки, горящие свечи, плотно задернутые шторы. Не хватало только стола с накрытым ужином, а так... Камин зажжен, поленья весело потрескивают. Я зябко поежилась, решив добавить еще одно. Подошла к огню, взяла полено и врезалась в плечо дракона. Вскрикнула от неожиданности. Полено выпало из рук и упало мне на ногу. Я поморщилась от боли.
Ривлад тут же подхватил меня на руки и опустил на одеяла, раскиданные по кровати. 
— Тише, тише. Сейчас все пройдет, — прошептал он... ласково.
Я дернулась. Его руки меня тут же отпустили. Дракон присел на корточки, вызвал фиолетовое пламя и окутал им мою ногу. Пара минут — и боли как не бывало.
— Спасибо, — всхлипнула я, и мы встретились взглядами. 
И в глазах Ривлада не было злости, ярости, обиды. Лишь какое-то странное, ни с чем несравнимое сияние. 
Он наклонился ближе, и я зажмурилась, приготовилась к выяснению отношений. Вместо этого Ривлад притянул к себе и накрыл мои губы нежным поцелуем. Если бы у меня было еще одно полено, я бы точно и его выронила. 
Дракон не дал мне опомниться. Опьяняя, его губы заскользили по щекам, шее, снова вернулись к моему рту, заставляя задыхаться. Мир рассыпался. Где-то там, далеко и не здесь, было все, а рядом со мной остался Рив. Его сильные руки, ласкающие, сводящие с ума. Губы, заставляющие забыть обо всем на свете. Сбившееся дыхание на двоих. Хриплый стон моего имени. Стук его сердца под моей рукой.
Меня целовали, практически не давая передышки, лишая последних остатков воли. И я понимала, что снова готова пойти за ним на край света. Потому что он... мой. Мой дракон. Мой мужчина. Мой суженый.
И когда я обессиленно уткнулась в его сильное плечо, Ривлад тихонько рассмеялся. Я же даже не захотела шевелиться, так хорошо было в его объятьях. Может, и жива останусь при таком раскладе. Не зря же он старался и успокаивал.
— Эва, — тихо позвал Рив, — а зачем тебе полено? Разве я такой страшный?
Полено? Какое полено? Он о чем? Ах, да... То злополучное полено, благодаря которому буря затихла. Ненадолго, думаю. 
Я глубоко вздохнула и подняла голову с такого удобного и привычного плеча. В глазах Ривлада плясали смешинки.
— Так зачем? Обороняться от меня? Так поленом меня не убить, — невозмутимо заметил дракон.
— В камин хотела положить.
— Точно? — весело переспросил Ривлад.
— Да.
Дракон усмехнулся.
— Слушай, а ты почему такой довольный? — возмутилась я.
Дракон моргнул, удивленно приподнял брови.
— В смысле? 
— Ты должен рвать и метать от злости. Я же солгала, Рив, если ты, конечно, заметил, — пояснила я.
Ривлад оценил виноватое выражение моего лица и снова... расхохотался. М-да... похоже, у некоторых тут шок. Интересно, а это лечится? 
— А ты хочешь, чтобы я на тебя злился? — спокойно спросил он.
Я вздохнула.
— Нет.
— Я и не злюсь. Разве самую чуточку, — добавил дракон. — Но это поправимо, как выяснилось несколько минут назад.
Я моргнула, не понимая. Но красноречивый взгляд Ривлада, скользнувший по моим губам, заставил покрыться алыми пятнами. И слов больше не понадобилось. Сразу стало понятно, каким образом я должна просить прощения.
— Ты так мило краснеешь, — прошептал этот несносный тип, наклоняясь и целуя в нос.
— Рив...
— Что?
— Тебе кто-нибудь говорил, что ты — какой-то ну совсем неправильный дракон? — все-таки постаралась я вернуть его с небес на грешную землю.
— И что же я делаю не так? — поинтересовался он, поглаживая пальцами мою щеку и заставляя еле сдерживать стон.
— Ну, поругайся хоть. Иначе я стану белой вороной, правда. Она его обманула, а он и ухом не повел.
Ривлад вздохнул.
— Это обязательно?
— Что именно?
— Ругаться. 
— А ты не хочешь?
— Нет.
— Совсем?
— Я так тебя люблю, — хрипло прошептал он, не сводя с меня сверкающих глаз.
— То есть, прощаешь?
— Да.
— Значит, эльф все-таки выиграл, — заметила я.
— Что выиграл? И какой эльф? — ревниво уточнил Ривлад.
— Гилл. Они с Лелем поспорили на желание. 
— Какое именно?
— Простишь ты меня или нет, — ответила я, только сейчас замечая, что сижу у Ривлада на коленях. И когда успела? Хоть убейте, не помню. М-да... с памятью у меня совсем плохо.
— Я так долго тебя искал, — совсем тихо сказал Ривлад. — И ждал... вечность. До сих пор не могу поверить, что ты была рядом. Всегда рядом. Я ведь почти догадался тогда, у озера. И если бы стянул с тебя рубашку, знал бы наверняка. А так... Но почему не сработала моя магия? — растеряно спросил он.
— Заклинание изменения внешности. Очень сильное. Оно держится на моей крови.
— И ты становишься собой раз в десять ночей? — уточнил он. — Поэтому и могла перемещаться ко мне так редко? Да?
— Да, Рив. Прости. Все так запуталось. Я не хотела обманывать. Когда ты подумал, будто я служанка, то растерялась, а потом... Правду сказать не могла. Я же говорила, что трусиха.
Мое лицо оказалось в его теплых ладонях.
— Трусиха не решится изменить судьбу. Не сбежит от некроманта и уж точно не отправится в горы, наполненные тьмой и чудовищами, спасать едва знакомого дракона, — улыбаясь, спокойно заметил Рив. — Скажи-ка лучше, знаешь ли ты, как снять заклятие? Торнах все равно уже в курсе, как ты выглядишь. И почему я тогда не удивился, что он не признал свою невесту? — сокрушенно заметил дракон. — Так как снять заклятие?
— Нужна золотая роза из пещер Ливанира.
— Не проблема. Договорюсь с эльфами, перенесемся к ним, затем к гномам, а там до нужного места рукой подать. Сорвем, сделаем зелье. Состав у меня где-то был. И даже кровь оборотня с давних времен имеется. И ты станешь... 
— Рив, — улыбнулась в ответ, — есть более простой способ. Поцелуй истинной любви. 
— И чего же мы ждем? — улыбнулся мой дракон.
И правда, чего? На этот раз, когда его губы накрыли мои, я попыталась сосредоточиться, представить себя настоящую и пожелать, чтобы заклятие снялось. Боль пронзила тело, но Рив меня не отпустил, лишь прижал сильнее, целуя так, что все ощущения снятия заклятия перебили другие — огненные бабочки.
— Получилось? — поинтересовалась шепотом.
— Да. Разве ты сомневалась в силе моей любви? 
Я рассмеялась, выскользнула из его объятий, подбежала к зеркалу и с облегчением вздохнула. Я была прежней. И снова оказаться собой — это до безумия приятно!
Ривлад подошел, обнял за плечи.
— Желанная моя, — прошептал, покрывая поцелуями волосы. — Расскажешь мне все?
Я покорно кивнула. 
Ривлад принес к камину одеяла, расстелил. Мы улеглись, снова поцеловались. А когда отдышались, я принялась рассказывать. Ривлад слушал внимательно, не перебивал. И лишь изредка касался меня рукой. То волос, то щеки, то плеча. Словно хотел убедиться, что я с ним. Рядом. 
— И что мы сейчас будем делать? — поинтересовалась я, заканчивая рассказ.
— Давай сначала разберемся с Торнахом, ненаглядная моя. Мне донесли, что он уже собрал армию. Боюсь, скоро начнется война. Мы заключили союз с эльфами и людьми, которые этого пожелали, теперь готовы к битве. Торнах слаб. На нем сильно отразилась твоя магия, Эва. Полагаю, хватит одного заклинания, чтобы забрать его силу. А в бою на мечах победа точно будет за мной, — спокойно заметил Ривлад, подтверждая мою догадку о его решении сразиться с моим бывшим женихом.
— Ривлад, я за тебя боюсь. В тот раз Торнах наслал проклятие и забрал твою силу.
— У нас нет выхода, Эва. 
Я вздохнула.
— Не переживай, ненаглядная моя. Я и без полной силы дракона справлюсь с некромантом. Просто пока превратиться не могу, — заметил он.
— Тогда шансов на победу было бы больше?
— И почему ты так в меня не веришь? — мягко заметил он, поглаживая по щеке. — Не уверен, что нужно снимать мое проклятие именно сейчас.
Я покраснела.
— Мы ведь можем... То есть, я могу. То есть...
— Посмотри на меня, Эва. Посмотри, — попросил Ривлад. 
Я подняла глаза и уставилась в его ласковые аметистовые.
— Тебе нужно время, моя ненаглядная. Я это чувствую. Ты должна быть уверена, что поступаешь правильно. И только по любви.
— Рив, но ведь это и есть по любви, — прошептала в ответ.
— Правда? 
— Неужели думаешь, будто я предложила бы такое решение только ради того, чтобы к тебе вернулась сила? — рассерженно прошипела я.
— Я чувствую твой страх, ненаглядная.
— Скорее, волнение.
— Точно? 
— Да.
На минуту дракон задумался.
— Хорошо. Тогда поженимся и вернемся к этому вопросу. Свадьба, кстати, через месяц, — невозмутимо заметил дракон.
Я открыла рот, посмотрела на Ривлада, закрыла и кивнула.
— Ты со мной даже не споришь, — улыбнулся он. — Приятно-то как.
Очередной ласковый поцелуй, сводящий с ума. И реальность возвращается.
— Значит, с Торнахом мы разобрались. Остался твой братец Азар.
— Мама и папа сказали, что его можно победить с помощью особого заклинания. Ты должен его знать. Оно создано драконами и записано в какой-то древней книге. Возможно, она находится в твоем замке. Кстати, все эти дни я ее безуспешно искала, — созналась честно.
Ривлад улыбнулся, прошептал заклинание. На полу рядом с нами оказался тяжелый темно-фиолетовый фолиант весом килограммов в двадцать, не меньше.
— Книга родовой магии, — невозмутимо пояснил дракон.
— И тут есть нужное заклинание? 
— Разумеется. Даже знаю какое. Проблема только одна.
— Какая? 
— Нам все же нужна золотая роза из пещер Ливанира. 
— Ты говорил, ее не трудно добыть.
— Да. А фее — тем более, — заметил мой возлюбленный. — Затем создадим зелье, выпьем его. 
— И?
— Потом нужно прочитать древнее заклинание. 
И нахмурился, смотря на меня.
— Что не так?
— В одиночку нам не победить Азара, ненаглядная. Нужно действовать вместе. Только силой дракона и феи, призвавших свет, можно уничтожить демона. 
— То есть в любом случае я должна пройти инициацию.
Дракон кивнул.
— Может, ну ее, эту свадьбу? — предложила я. — Время же упустим.
— Эва, так нельзя, — мягко улыбнулся Ривлад.
— Почему? Я тебе верю. Мне все равно, что все подумают.
— Мне не все равно. К тому же, когда станешь моей женой, я смогу в любой момент перемещаться к тебе и даже читать твои мысли, — улыбнулся Ривлад. — А если мы станем близки до свадьбы, этого не будет.
Я нервно дернулась.
— И по законам драконов со дня предложения руки и сердца должен пройти месяц. А потом состоится свадьба. Давай уж подождем и хоть что-то сделаем по правилам. Не волнуйся, все будет хорошо. 
— Мысли читать? — хрипло переспросила я.
— Да. Как и ты мои. У нас же истинная любовь. И я бы не хотел торопиться. Война на носу. Мы найдем и лучшее время для праздника, — улыбнулся Ривлад.
— Если ты передумал и...
— Эва! Даже не надейся от меня сбежать!
— Я не понимаю, почему ты хочешь ждать. На мой взгляд, это все глупые отговорки.
Ривлад вздохнул.
— Пророчество, — тихо ответил он. — Первая часть уже сбылась. И мне бы так не хотелось тебя лишиться. Лучше умереть.
Что на такое ответить? Ривлад ведь понимает, что если ему будет грозить опасность, я брошусь защищать, не думая о последствиях.
Я обняла его.
— Я люблю тебя.
— И я тебя, Эва.
Его руки скользнули мне на спину, погладили, а спустя мгновение губы нашли мои. И как всегда, в подобный миг все проблемы отступили. Ривлад легонько прикусил мою нижнюю губу. Не сдержавшись, я застонала. Дракон замер, попытался отстраниться, но я потянулась к нему, снова целуя. Когда его пальцы стали расстегивать пуговицы на моей рубашке, я не сопротивлялась, просто наслаждалась его полубезумным взглядом, жадными, ненасытными ласками, сбившимся дыханием. Его губы снова нашли мои. И больше не отпустили, заставляя таять, растворяться, наслаждаться каждым прикосновением. 
Когда, забыв о пророчестве и кознях собственного брата и Торнаха, я готова была пойти дальше, Ривлад остановился. Он перевернул меня на живот и осторожными нежными поцелуями покрыл плечи, спину. Прошелся вдоль позвоночника, заставив меня от этой простой и невинной ласки выгибаться дугой.
Я развернулась, поцеловала его и дотянулась рукой до пуговиц на рубашке, чувствуя сбившееся дыхание дракона около уха. Заскользила пальцами по горячей коже, собираясь стянуть с него одежду. И мне почти удалось это сделать.
А потом раздался громкий стук в дверь.
 
 
Глава 5
 
 
Ривлад ласково поцеловал меня в нос, выдохнул и отстранился.
— Надень рубашку, — прошептал, вставая.
Я дрожащими руками натянула одежду, застегивая непослушные пуговицы и понимая, что никто не осмелился бы нас тревожить, не случись непредвиденное. 
Дракон открыл дверь.
— Ривлад, знаю, момент неподходящий, но у нас кое-что стряслось, — раздался голос Леля.
— Где моя хозяйка? Пустите! — завопил Сенька.
Послышались голоса Рея и Гилла, явно пытающихся усмирить моего питомца, жалобное мяуканье, потом злое шипение, два удивленных возгласа, и в комнату влетел мой котик. Вид у него был потрепанный и взволнованный.
— Хозяйка, что он с тобой сделал? — жалобно заверещал Сеня, прыгая в мои подставленные руки.
Я растерянно улыбнулась, заметив, что все смотрят на чудную картинку — живая и невредимая Эвелина с обеспокоенным котом на руках. Ривлад обернулся, посмотрел на нас с Сенькой, наклонил голову, явно о чем-то подумав, а потом махнул рукой и пропустил всю честную компанию в покои.
— Так что произошло? — спокойно поинтересовался он.
Убедившись, что со мной не случилось ничего плохого, Сеня спрыгнул на ковер и, потягиваясь, запустил в него когти. 
— Армия некроманта подошла к границе Аратонии, — сказал Гилл.
Ривлад вздохнул, устало потер виски. Подошел к камину и задумался. Рей зацепился взглядом за раскрытый фолиант.
— Книга по родовой магии, да? Можно посмотреть? Тысячу раз хотел такую полистать! — выпалил на одном дыхании он.
— Можно, — разрешил Рив, переведя взгляд с огня на меня.
Затем подошел и нежно улыбнулся.
— Отвернитесь, — спокойно попросил остальных.
Гилл и Лель переглянулись, Рей обреченно вздохнул, и мужчины дружно отвели взгляды. 
Я удивленно приподняла брови, не понимая происходящего. Если Ривлад собирается меня целовать, то момент совсем неподходящий. Вот-вот начнется война! 
Дракон хмыкнул, опустил взгляд ниже. Я последовала его примеру и обнаружила, что моя рубашка застегнута на три пуговицы. Хватило секунды, чтобы залиться румянцем. Ривлад с какой-то особой нежностью и теплотой привел мою одежду в порядок.
— Можете поворачиваться, — сказал он, не сводя с меня взгляда. — Войска готовы? 
— Да, Ривлад. Ждем твоих указаний, — ответил Лель.
— Пусть соберутся там, где договаривались. Буду через несколько минут, открою портал. И если тебе несложно, Лель, найди мой меч. Не помню, куда его в прошлый раз дел, — попросил Ривлад. — Гилл, а вы подтягивайте эльфов.
Принц светлых кивнул, но покинуть покои не успел. Прямо из воздуха на ковер упал свиток. Секунду мы на него смотрели, а затем Ривлад наклонился и поднял. Я даже остановить его не успела. Свиток запылал, вырвался из рук моего жениха и замер перед... Реем.
— Судя по магии, послание для тебя, — задумчиво сказал Рив.
— От Торнаха, — заметил Гилл. — Читай давай.
— А почему он решил пообщаться с Реем? — удивленно спросила я, наблюдая, как речной бог отрывает шнурок, скрепляющий письмо.
Ответить никто не успел. Мгновение — и лицо Рея побледнело, руки сжались.
— Рей! — Мы бросились к нему.
Лист выпал из рук названого брата, он выскочил в коридор и исчез.
Ривлад поднял послание некроманта.
«Я превратил Мирру в яблоню, стоящую под твоими окнами. Даю вам последний шанс сдаться, иначе вас всех ждет еще худшая участь».
Минут пять мы тупо смотрели на листок, пытаясь осмыслить написанное. Отвлек нас владыка Датерей, который неслышно вошел в покои и тоже прочитал послание.
— Думаю, Рей отправился проверять, правда ли это, — тихо заметил он, заставляя нас вздрогнуть. 
Мы переглянулись. Я, Гилл и Лель бросились вслед за Реем. Не дай силы небесные, натворит глупостей!
Рей стоял на коленях перед яблоней и обнимал ствол. Я опустилась рядом.
— Уверен, что это Мирра, и Торнах не лжет? — спросила тихо.
— Да, — ответил Рей. — Я слышу, как бьется ее сердце. 
Гилл осторожно подошел к дереву, положил руку, что-то прошептал, нахмурился.
— Гилл, — прошептала я, — ты можешь помочь?
Эльф покачал головой.
— Слишком сильное проклятие. И времени, чтобы его снять — не больше суток, — печально заметил он. — А я даже не знаю, как помочь. Попробую посоветоваться с отцом. Возможно, мы хотя бы замедлим действие темной магии.
Рей вздохнул. На глазах у него сверкнули слезы.
— Я люблю ее, — бессильно прошептал он.
— Правда? — спросил Лель. — Тогда это меняет дело.
Мы дружно уставились на него.
— Я знаю, как можно замедлить ход проклятия, — сказал домовой.
— И откуда тебе известно то, чего не ведают даже эльфы? — удивился Сеня, оказываясь рядом.
— Моя мама была дриадой, — вздохнул Лель. — Она передала мне некоторые знания. Рей, необходимо несколько капель твоей крови. Эва, а ты позови кого-нибудь из дриад, пожалуйста. Один я не справлюсь. 
Следующие десять минут мы добывали необходимое, а я звала Иварию, рассказывая ей суть нашей проблемы. Так забегалась, что налетела на Ривлада. Он притянул к себе, ласково поцеловал в щеку, заставив покраснеть.
— Эвелина, — позвала Ивария, — твоя помощь тоже понадобится. Ривлад сказал, что ты неинициированная фея. Хотя, признаться, мы и сами уже начали об этом догадываться.
Я смущенно кивнула.
— Что я должна делать? — спросила, подходя к бледному Рею.
— Порежь ладонь, соединив свою кровь с кровью речного бога, — велела Ивария.
— Гилл, делай то же самое. Соединим три силы.
Принц кивнул, выполнил требуемое.
— Соприкасайтесь ладонями и не отпускайте. Вторую руку положите на дерево, почувствуйте жизнь, которая в нем бьется. Лель, ты контролируешь, я отдаю силы, — приказала дриада. — А вы, — указала она остальным эльфам, столпившимся вокруг, — не мешаете и никого сюда не пускаете.
Датерей кивнул. Ушастые встали полукругом, загородив нас от чужих взглядов.
— Призвать все магические силы и отдать их дереву, — велела Ивария.
Я закрыла глаза, сосредоточилась. Минута, вторая, третья... Ничего.
— Ривлад, помоги Эвелине, — приказала дриада.
О чем она? И как он может...
— Не открывай глаза, держи концентрацию, — оборвала Ивария мои мысли.
И через мгновение горячие губы моего суженого накрыли мои. Сила феи, замершая и до этого не желавшая отзываться, ожила от одного этого прикосновения. Правда, ни о каком «сосредоточиться» речи уже не шло. Сердце бьется пойманной птицей, по телу бежит огонь. И кажется, будто я плавлюсь.
— Ривлад, не опускай!
Он и не собирался. Даже передышки не давал, лаская и сводя с ума. И это чудесное ощущение полета и защиты. Абсолютное доверие. Дыхание на двоих. Оказывается, близость бывает и такой. Странное ощущение, ни с чем не сравнимое.
— Достаточно! Большего мы сделать не сможем, — раздался, как сквозь вату, голос Иварии.
Мгновение — и Ривлад обнимает меня, жадно целуя.
Раздалось смущенное покашливание. Мы оторвались друг от друга, оглянулись.
— Мы, вообще-то, тут Мирру спасаем, — заметил Рей.
Я покраснела, а Ривлад невозмутимо взял мою ладонь и, призвав магию, залечил порез.
— Фея, значит, — спокойно сказал Датерей.
Я снова прижалась к Ривладу, ища поддержки. 
— Отец, я не мог тебе этого рассказать.
Владыка эльфов посмотрел на меня, усмехнулся.
— Простите, — смутилась я.
— Видимо, придется.
— Как теперь Мирра? — с тревогой поинтересовался Рей.
— Действие проклятия мы замедлили, используя все доступные силы света. Ищите способ его снять, — сказала Ивария.
— Сейчас она не чувствует боли, — заметил Датерей.
— Боли? — хрипло переспросил Рей. — Вы хотите сказать, что до этого ей было больно? 
Речной бог почти сорвался на крик.
— Рей, — тихо позвал Гилл, — Мирра превращалась в дерево. Это не просто внешность изменить, но и свою сущность.
По лицу названого брата заходили желваки.
— Убью! — прошипел он.
— Становись в очередь, — усмехнулся Ривлад, обнимая меня еще крепче.
— Что теперь? — поинтересовался Сеня, пытаясь отвлечь всех о кровожадных планах мести Торнаху.
— Лель, отдавай приказ о готовности к наступлению. Все, как договаривались. Датерей, вы готовы? — спросил мой суженый.
Владыка эльфов кивнул.
— Рей, предлагаю тебе остаться в моем замке и поискать способ снять заклятие с Мирры. Думаю, Эва согласится составить компанию. Книга по родовой магии в вашем полном распоряжении, так же, как и библиотека, — сказал Ривлад.
Рей кивнул и поблагодарил, посмотрел на меня. Я развернулся к Ривладу.
— Не хочешь, чтобы я там была, да?
— Да, — не стал скрывать правды дракон. — Я придерживаюсь мнения, что на войне женщинам, детям и старикам не место, поэтому ты останешься в замке. И мне спокойнее, и Рею помощь и поддержка.
— И куда же ты дел всех остальных женщин, детей и стариков? 
— В безопасное место. 
Я скрестила руки на груди, смерила его тяжелым взглядом.
— Ты прав. На войне мне не место. Но мое место рядом с тобой. Забыл?
— Эва, прошу, — прошептал Ривлад. — Я не смогу сосредоточиться на битве, если там будешь ты. Все чего я буду желать — уберечь ту, что люблю больше жизни.
И снова притянул меня к себе, заглядывая в глаза.
— Меня пугает неизвестность, Рив. И я боюсь, что с тобой случится...
— Эва... Обещаю, что каждый вечер буду перемещаться в замок. Если не смогу, отправлю кого-нибудь из драконов, чтобы ты не волновалась. 
Хм...
— И, Эва, пожалуйста, не думай обо мне перед сном, — попросил он, улыбаясь.
— Почему?
— Если ты переместишься, а там битва...
Я вздрогнула, кивнула.
— Мы договорились? — спросил Ривлад, ласково касаясь пальцами моей щеки.
И в этот момент он был так прекрасен... Словно восходящее солнце! Оставалось только согласиться.
— Обещаешь не творить глупостей? 
— Да, Рив.
— Сеня, — позвал он, — помнишь, о чем мы договорились?
Кот важно кивнул, заставив меня недоумевать. Интересно, что же у него за тайны с моим женихом? Но по взглядам понятно, что никто не скажет. А я тут... умирай от любопытства!
— Мне пора, ненаглядная, — сказал Ривлад.
Жадно припал к моим губам, заставляя огненных бабочек кружиться вокруг. Отпустил, погладил пальцами щеку, улыбнулся и открыл портал. И первым в него шагнул, не сказав ни слова на прощание.
— Не забудь пригласить на свадьбу! — улыбнулся Гилл, обнимая меня и исчезая вслед за Ривладом.
— Я уже приглашен, — заметил Лель, повторяя действия эльфийского принца.
Дальше в портал шагнули эльфы, несколько драконов, появившихся в саду, Ивария, звонко поцеловав меня в щеку, и, наконец, Датерей.
— Я пригляжу за Ривладом, насколько это возможно, — тихо пообещал владыка эльфов, по-отечески целуя в лоб.
— Спасибо, — прошептала, стараясь не расплакаться.
В саду остались только Сеня, Рей и я. Да и во всем замке, разом опустевшем, никого больше не было. Знакомо так, привычно. Только в прошлый раз я просто спасалась от Торнаха и боевых магов, а сейчас... Сейчас я проводила в неизвестность практически всех, кто мне дорог. Как же хорошо я теперь понимала женщин, отправивших на войну своих мужей, братьев, отцов, сыновей, возлюбленных! 
Главное, чтобы остались живы. А остальное... Какое это имеет значение? 
На мгновение меня охватило нехорошее предчувствие, что я увижусь с друзьями совсем нескоро. Ощущение надвигающейся беды, опасности, от которой не скрыться, росло.
Хм-м... И кажется, такое уже со мной было. Но когда?
Я нахмурилась, нырнула в воспоминания. Долго искать не пришлось. Такое же чувство беспомощности и тревоги как тогда, когда я отправлялась на тот злополучный бал, где состоялась моя помолвка с Торнахом.
И Ривлад сейчас тоже в опасности. Но что я могла сделать? Не пустить? Бессмысленно. И отправиться следом невозможно. Снова бессильна! И от этого хочется выть. Если Ривлад погибнет...
Так, не думать об этом! Я не допущу его смерти. Ведь даже в пророчестве мне суждено погибнуть, но спасти моего дракона. А значит... Я всего лишь не должна оказаться на поле боя, чтобы Ривлад мог выжить. Как бы ни хотелось быть с ним, я должна успокоиться и не подвергать суженого опасности. 
А там... свадьба, моя инициация... И мы вместе отправимся в пещеры Ливанира, чтобы добыть розу для зелья и победить Азара. Вместе. Это волшебное слово. И когда я его произношу, понимаю, что все получится.
Я обняла Рея, подхватила на руки Сеню, и мы отправились в замок.
 
 
***
 
 
Оказалось, что сделать труднее, чем решить. С момента прощания с Ривладом и друзьями прошло почти два месяца. Драконы каждый вечер, как и обещал мой жених, приносили весточки, но сами близкие нам с Реем люди не появлялись. Иногда у меня создавалось ощущение, что я живу только одной минутой — все живы, и война продолжается.
Мы с Реем и Сеней искали способ снять проклятие. Чтобы не отвлекаться, перетащили в библиотеку еду, одеяла и подушки, и приступили к поиску. От и до перелистали фолиант по родовой магии, принадлежащий Ривладу. Ответа не нашли. 
Дальше перевернули вверх дном библиотеку. Тоже впустую. Я старалась не падать духом, Рей тоже. Но очень сложно верить в хорошее, когда дни утекают, а выход не находится. И Ривлад ни разу не появился. 
Я ждала каждый вечер, надеялась. Пару раз приходила в такое отчаяние, что желание переместиться к нему становилось невыносимым. Но я понимала: так делать нельзя. 
Шла война, и битва следовала за битвой, но исход противостояния не решался. Армия гоблинов, орков, троллей под руководством Торнаха не сдавалась. Там, на границе Аратонии, гибли люди, маги, эльфы... 
Ривлад каждый день писал письма. Нежные, светлые и безумно короткие, больше похожие на записки. Самое длинное — всего из десяти предложений. Извинения за то, что не может прийти, и что свадьбу на некоторый срок придется отложить. Самое короткое — фраза «Я люблю тебя». Напоминание? Неужели думает, будто я забуду? Наивный... Он же в каждой моей мысли. 
И я писала в ответ другие. Длинные и красивые, рассказывая о том, что Ривлад и так знал: о замке и наших поисках, снежной зиме и снегирях на ветках старой яблони, что росла в дальнем конце сада. Мне хотелось делиться с ним этими мгновениями. И казалось, что с каждой строчкой я становлюсь к нему чуточку ближе.
Заставляла себя не унывать. Верила, что мы обязательно справимся. На третий день весны я спустилась в зал с драконами и... меня озарила догадка! Ответ, как спасти Мирру лежал у нас перед носом, а я даже не заметила! 
— Рей! — закричала я на весь пустой замок и помчалась в башню, где речной бог перебирал толстые фолианты о проклятиях. — Я знаю, как спасти Мирру, — просипела, оседая прямо на пол в библиотеке.
Названый брат мгновенно оказался рядом.
— И как?
Я вдохнула.
— Золотая роза из пещер Ливанира. Она снимает любые чары.
— Но разве она смогла бы сделать из тебя фею или вернуть Ривладу силы? — спросил он, словно отказывался верить в невозможное.
— Моя инициация — это особый случай. Там другая магия, понимаешь? Капля силы фей не поможет. А силы дракона вернуть не получится, потому что для снятия проклятия нужна любовь. Но Мирре-то помочь можно!
Я налила из кувшина воды, выпила, давая Рею возможность осмыслить сказанное.
— На границе с Аратонией война. Нам не пройти к пещерам. Да и Ривлад твой не разрешит. А одного ты меня не отпустишь, — спокойно сказал Рей.
— У меня есть план, — коварно усмехнулась я.
— И какой же?
— Ты забыл, что мне тоже нужна роза для победы над Азаром?
— И? 
— Помнишь, когда мы попали в замок, наткнулись на кабинет алхимика? 
— Постой. Ты намекаешь на...
— Кристаллы перемещения, — закончила я, довольно смеясь.
И как я раньше про них не подумала! Тогда, когда мы сбегали от боевых магов, использовать кристаллы было опасно. Их силу легко учуять тому, кто владеет магией. А сейчас? Что нам мешало воспользоваться кристаллом и переместиться ко входу в пещеры? Ничего! Найдем цветы, сорвем по одному и вернемся. Никто и не заметит нашего исчезновения.
Это я и изложила Рею. Речной бог план одобрил.
— Предлагаю сегодня на всякий случай собрать вещи. Вечером убедимся, что наши друзья живы и здоровы, и сразу переместимся.
— Если что-то пойдет не так, у нас будет в запасе время, — заметила я. — И Сеню в наш план посвятим. Подстрахуемся.
Так мы и сделали, с трудом дожидаясь вечера. Прогулялись по саду, поиграли в снежки, покормили птиц крошками хлеба. Чудесный день! Даже не верится, что где-то там... война. Слово страшное, жуткое... как далекий раскат грома.
Когда вернулись в замок и поужинали, я отправилась в ванну. Как раз успею до прихода очередного гонца от друзей. Прикрыла глаза, наслаждаясь тишиной и спокойствием, которое, увы, длилось недолго. Передо мной открылась воронка портала, кто-то из нее упал, выплеснув воду. Я закричала, пытаясь выпутаться из чьих-то рук и ног. Дверь в комнату открылась, и влетел Рей с мечом наперевес.
— Рив, твою ж... Нельзя так пугать! — выпалил речной бог, убирая меч в ножны.
Что?
— Рив!
Я прижалась к нему так крепко, насколько смогла, все еще не веря в происходящее.
— Я так понимаю, все хорошо, — ухмыльнулся Рей.
— Да, — тяжело дыша, ответил Рив.
— Тогда ухожу, — улыбнулся названый брат и исчез, плотно закрыв дверь.
— Отпусти, я разденусь, — прохрипел Ривлад. — Набери пока воды.
Я с трудом разжала непослушные руки, всматриваясь в дорогие черты суженого. Ривлад шагнул на пол, скидывая мокрый плащ. Поймал мой взгляд.
 — Набери воды, ненаглядная.
Я послушно открутила краны, не сводя с Ривлада глаз. Как же я соскучилась, кто бы знал! Надышаться бы... Наглядеться бы... Не отпускать.
Тяжело дыша, дракон, протянул флакон с пеной. Дрожащими руками я открутила крышку, вылив в воду все, что было.
— Может быть, я лучше выйду, — предложила, краснея уже от того, что Ривлад расстегнул камзол на две пуговицы.
Глаза дракона сверкнули аметистовым пламенем. Я ойкнула и попыталась спрятаться в пене.
— Здесь мне будет легче себя контролировать, — спокойно сказал Рив, скидывая камзол, а потом и рубашку. — В спальне же, ненаглядная моя, я за себя ручаюсь. Особенно сейчас, когда ты такая желанная и прекрасная, как звезда на небосклоне.
— Я безумно тебя люблю, — ответила, смотря в его глаза.
— Я тебя еще больше, — улыбнулся он так, что мне стало жарко.
— Ты надолго выбрался?
— На час.
Как мало! Ривлад отстегнул меч, приподнял брови.
— Отвернуться не хочешь? Или уже не стесняешься?
Я покраснела и зажмурилась. Через минуту Ривлад выключил краны и, оказавшись за моей спиной, крепко меня обнял.
Я не двигалась. Он тоже. И единственный звук — его дыхание где-то в районе моего затылка.
— Я так по тебе соскучился, — прошептал Ривлад, целуя мои волосы и создавая огненных бабочек, заскользивших по коже.
От этой невинной ласки и близости желанного мужчины я едва сдержала стон.
— Рив, может быть, мы...
— Нет.
Он даже не дал договорить, сразу поняв, на что я намекаю. Осторожно развернул и жадно поцеловал в губы. Ласкал, вбирал мое дыхание, останавливаясь лишь на мгновения, чтобы прошептать мое имя. И снова дарил блаженство. Мы целовались и не могли найти в себе силы, чтобы остановиться. А когда Ривлад крепко прижал меня к себе, появилось чувство тревоги. Интересно, что он хочет скрыть? Догадаться-то несложно. 
— Рив, ты завтра идешь биться с некромантом? 
Он вздохнул.
— С чего ты решила?
— Отвлекаешь, чтобы я не задавала вопросов.
Он улыбнулся, но как-то устало и вымученно. И выяснять правду, видя его в таком состоянии, сразу же расхотелось. Мужчине же, по сути, надо не так уж и много. Любимую женщину рядом. Ее заботу и внимание. Возможность расслабиться и забыть о тревогах.
— Есть хочешь? — спросила я, запуская пальцы в его мокрые волосы.
— Хочу побыть с тобой, — тихо ответил Ривлад.
— Одно другому не мешает, — заметила спокойно.
Я сосредоточилась и создала еду. Не разговаривая, мы покормили друг друга с рук, позволяя на короткое время не думать о будущем.
— Эва, свет мой, ненаглядная моя, — неожиданно сказал дракон, — у нас осталось пять минут.
— Что? Ты же говорил — час.
— Он почти прошел.
— Правда?
А я и не заметила. 
— Эва, — мое расстроенное лицо оказалось в его теплых ладонях, — я люблю тебя. И никому не позволю нас разлучить. Верь мне, пожалуйста. И не плачь. 
Ласково поцеловал в губы, отпустил.
— Торнах потерял много сил. Его армия почти сдалась. Слишком уж малочисленна. Еще немного — и мы ее окончательно разобьем. И тогда я вернусь к тебе, буду рядом каждое мгновение. Ты, кстати, свадебное платье приготовила?
— Платье?
— О боги, Эвелина! — рассмеялся он. — Я не отменил свадьбу, а всего лишь отложил. Как только война закончится, я вернусь и женюсь на тебе в этот же день.
— Эм-м...
 Ну да, сегодня я не особо разговорчивая.
— Я как-то и не подумала про платье. Постараюсь на днях решить этот вопрос.
Ривлад чмокнул меня в нос и встал. Я благоразумно отвернулась, пока он вытирался и одевался, понимая, что мое терпение — не железное. 
— Эва, — позвал Ривлад, и я повернулась к нему.
Ласковые губы нежно и медленно подарили поцелуй.
— Рив, — позвала, едва он остановился.
И сгорая от тревоги, крепко его обняла.
— Я люблю тебя.
— Я люблю тебя, — отозвался он эхом.
Его губы снова целуют меня, и спустя мгновение я вижу открывшейся портал. Ривлад ласково улыбается и исчезает. 
На то, чтобы прийти в себя и успокоиться, мне понадобилось еще полчаса. Затем я вылезла из ванны. Натянув походную одежду, закинула на одно плечо лук со стрелами, а на другое — легкую походную сумку и покинула покои. 
 
 
Глава 6
 
 
Рей и Сеня ждали меня в кабинете Ривлада, готовые в любой момент отправиться в наше авантюрное путешествие.
— Совсем все плохо? — спросил речной бог.
— У меня нехорошее предчувствие, Рей, — призналась я, радуясь, что хоть кто-то об этом знает.
Названый брат подошел ближе, прижал к себе.
— Не думай о плохом, Эва. Как настроишься — так и сбудется. Верь в себя и в Ривлада. После того, сколько вы пережили, у вас все просто обязано быть хорошо. Не сдавайся. Время пробежит быстрее, чем кажется. Ривлад вон тебя больше сотни лет ждал, — добил своим утешением Рей.
Я вздохнула, выскользнула из его объятий, и мы нырнули в потайную комнату.
Темно-фиолетовые кристаллы для телепортаций лежали на прежнем месте, словно никто о них и не вспомнил.
— Возьмем на всякий случай три штуки, — предложил Рей, и я кивнула.
Мы обняли Сеню и попрощались. Взявшись за руки и не желая признаваться друг другу в глупом страхе, вытащили кристалл для перемещения. Пришлось положиться на Рея, который хорошо представлял себе пещеры и много о них знал. 
Как ни странно, перемещения мы с Реем не почувствовали. Не было ни круговоротов, ни искр, ни тумана. Просто секунду назад мы находились в кабинете Ривлада, а в другую уже стояли на продуваемой ветром заснеженной горе. Сразу стало холодно и зябко. Я сильнее закуталась в теплый плащ.
— Как думаешь, где вход? — спросил Рей.
Я повернулась в его сторону, удивленно посмотрела.
— Думала, ты знаешь.
— Нет, Эва. Я же никогда не был в пещерах Ливанира. Лишь в книгах на картинках видел.
Я растерянно разглядывала глыбы камней, пряча лицо от ветра.
— Попробуй закрыть глаза и почувствовать.
— Думаешь, поможет?
— Ты же фея, — сказал речной бог.
Хм-м... Идея неплоха. Только мои силы так сложно контролировать! Если бы рядом был Ривлад... Если бы... Впрочем, как-то же моя магия срабатывала в лабиринте, даже когда его не было рядом? Может быть, потому что у меня была цель — спасти дракона? Но попробовать в любом случае стоит. Нельзя терять эту крошечную надежду.
Я сосредоточилась, стараясь не отвлекаться на завывания холодного ветра и сопение речного бога. Почти получилось, когда меня отвлек какой-то шорох. Я открыла глаза, но обернуться не успела. Кто-то больно ударил меня по голове, и наступила темнота.
 
 
***
 
 
Сколько прошло времени с того момента, как я очнулась, не знаю. А когда рассмотрела над головой темно-зеленые каменные своды, даже зажмурилась. Где я вообще? И кто меня похитил? 
Осторожно села, оглянулась. 
Комната была красивой и уютной. Светло-зеленые шторы на окнах, расписанные причудливым узором стены, на полу — толстый пушистый ковер. Мебель сделана из малахита и украшена золотом. Полыхал жаром открытый камин, мерцали свечи.
И как я здесь оказалась? Память услужливо напомнила — поиск золотых роз, моя попытка найти выход в пещеры Ливанира и удар... 
Ощупала голову. Странно. Шишки не было, ничего не болело. Хм-м... 
Интересно, а почему защита Ривлада не сработала? Или я ее не заметила? Впрочем, в любом случае мой дракон уже был бы здесь. Свою магию он сразу учует, особенно, если она защитная. Или что-то ее глушит?
Так... А где Рей? Если с ним что-то случилось... Ох, не будите во мне фею! Я не обещаю быть доброй и светлой!
Я поднялась, споткнувшись о собственную походную сумку и лук со стрелами, что лежали в ногах. Ничего не понимаю. Почему не забрали мои вещи и оружие? Не боятся? Или таким странным способом меня не похитили, а пригласили в гости?
Пора бы выяснить, что происходит. 
Я быстро обулась, накинула плащ, подхватила сумку и лук, распахнула дверь и глупо уставилась на двух гномов. Одетые в темно-зеленые костюмы, с небольшими мечами на поясе, они ойкнули и дружно поклонились.
Хм... Стало быть, кто я — знают.
— Доброй ночи, — решила быть вежливой я.
— Доброй ночи, ваше высочество!
— Где Рей? 
— В тронном зале, беседует с королем, — сказал один из бородатых.
— Я хочу его увидеть.
Гномы кивнули и любезно предложили помощь в сопровождении.
Ну и народец! Если с Реем что-нибудь сделали... убью! Вернее, не так. Позову Ривлада, а он разберется. Меня они не боятся, раз так странно проявили гостеприимство. 
Какое-то время мы шли молча, а потом передо мной распахнули тяжелые, окованные золотом двери.
Картина моему взгляду открылась чудесная. Огромный тронный зал с величественными колоннами и мощными каменными арками, украшенными драгоценными камнями. На каменному полу, отполированном едва ли не до зеркального блеска, сидели живой и невредимый Рей и разодетый в золотой бархат гном. Неподалеку от последнего лежала массивная корона с рубинами. Парочка играла в шахматы.
Я кашлянула. Никакого внимания на меня не обратили.
— Хорошее у вас гостеприимство, — ехидно заметила я, подходя ближе.
— Эва! — воскликнул Рей, увидев меня и улыбнувшись до самых ушей, — как хорошо, что ты очнулась!
— И то верно, — спокойно заметил гном, дотягиваясь до короны и надевая ее на голову. — Кстати, Рей, тебе шах и мат.
Названый братец разочарованно застонал. 
— Прошу простить за столь неподобающие действия. Перестарались...
Я промолчала, уже догадываясь, с кем имею дело.
Гном поднялся, поправил камзол и оглядел меня с ног до головы.
— А Ривлад вас очень даже точно описал, — заметил он.
Я удивленно приподняла брови.
— Эва, перед тобой — Эрвиних Двенадцатый. Твой дракон... В общем...
— Примчался ко мне месяца три назад и заявил, что если я ему друг, то как только принцесса Эвелина, его суженая, появится у границ пещер Ливанира, его позвать, — закончил король подгорного народа.
М-да... Значит, Ривлад с самого начала знал, как помочь Мирре, но предпочел промолчать. Интересно, почему? 
— Он не хотел, чтобы вы попали на эту жестокую войну, — ответил на мой беззвучный вопрос Эрвиних. — Слишком вами дорожит. И я его понимаю.
— И почему Рив решил, будто я стану послушно сидеть в замке?
— Если бы он так думал, — усмехнулся Рей, — то нас вряд ли встретил бы патруль гномов.
Ух, как мне захотелось превратить дворец гномов в пыль!
— О том, что вы тут, Ривладу я пока не сообщил, — заметил Эрвиних, улыбаясь.
— И почему же? 
— Считайте это моральной компенсацией за причиненный ущерб, — сказал гном.
На шишку, что ли, намекает, которую сначала поставили, а потом залечили?
— Не держите на нас зла, — в который раз попросил Эрвиних.
Ох, что-то король подгорного народа темнит! И мне это не нравится. С чего бы вдруг сначала пообещать Ривладу его позвать, когда я появлюсь у пещер Ливанира, а потом этого не сделать?
— Вы же не считаете меня глупой, правда? — сладким голоском уточнила я.
— Не считаю, — усмехнулся гном. 
— Итак? — решила я подвести Эрвиниха к тому, зачем я ему нужна.
— Мне необходима ваша помощь. И взамен я готов закрыть глаза на то, что невеста Ривлада Аратонского появилась рядом с пещерами Ливанира.
— Какая помощь? — поинтересовался Рей.
— Помощь феи.
— Вынуждена вас разочаровать, но фея из меня пока никакая, — заметила я.
— Я знаю, что вы не прошли инициацию, Эвелина. Ривлад сказал.
А чем дальше, тем интереснее и увлекательнее.
— И он не хотел, чтобы я впутывал вас в это дело, — заметил Эрвиних. — Но мы отчаялись. И не видим другого выхода.
— Что за дело? 
— Пойдемте, покажу, — грустно кивнул гном. 
Нам ничего не оставалось, как пойти за Эрвинихом. Король подгорного народа подошел к одной из стен, приложил руку. Появилась дверь, и нашему взору предстал дивной красоты сад. Наверное, я его не забуду даже в небесных чертогах, настолько он был великолепен. 
Никогда не видела подобного волшебства! Розы и гортензии цвели и благоухали, несмотря на то, что падал снег. Правда, он не достигал кустов, словно какой-то невидимый купол не давал этого сделать. Впрочем, так наверняка и было.
Порхали разноцветные бабочки, щебетали птицы. Мы пошли по выложенной белым камнем дорожке, рассматривая фонтаны и беседки, освещенные фонариками. Все выглядело настолько гармонично и красиво, что до небольшого холма с одним-единственным золотистым цветком мы дошли, не заметив времени.
Хватило одного взгляда, чтобы понять: растение погибает. И вместе с ним потеряет свое волшебство и чудесный сад. Не останется не то что цветов, даже травы...
— Это сад моей матери, — тихо сказал Эрвиних, — и кто-то наслал на него проклятие. Эльфы, дриады, драконы... Все пытались помочь. Едва упадет последний лепесток с цветка, посаженного матерью в день ее свадьбы с отцом, все погибнет. 
— А что за проклятие? — спросил Рей.
— Если бы знать! Я прошу вас, Эвелина, пусть и не имею на это права. Помогите!
В глазах Эрвиниха блеснули слезы.
— Попробую, — мягко сказала я. — Мне тоже не хочется, чтобы такое чудо погибло.
Я села на колени, протянула руки к цветку, закрыла глаза и прислушалась к себе, пытаясь призвать силы феи. Минута, вторая, десятая... Я чувствовала, как цветок страдает от какой-то черноты, но не знала, как ее уничтожить. Был бы рядом Ривлад, я бы его поцеловала, сила фей пробудилась.
Или же... Моя магия состоит из света. И любовь к Ривладу — лишь одно его проявление. Может быть, прояви я это чувство по отношению к растению, желая спасти сад... 
Черное пятно пугало, тянуло силы. 
Я нервно сглотнула, представляя, как гномы лишатся своего сада, а вместе с тем и света. Они так трепетно относятся к растительности. Ведь тут, в горах, где кругом камень и пыль, цветы приносят радость. Значит, нельзя сдаваться! Надо попробовать! И для начала выяснить, как наложили проклятие.
Потянулась к цветку, пытаясь слиться с ним. Растение наверняка знает, как снять чары. И у меня получилось. Я ощутила эту угасающую жизнь, каждый листик и лепесток, нежелание умирать,  надежду  дарить миру радость. 
Когда в создании появилась темная тень, шептавшая злые слова, которые словно сковывали льдом сердце, заставляя угасать жизнь, я на мгновение стала собой. И уже знала, что свет точно может спасти волшебный цветок, который сажали с такой любовью.
И я поверила в себя, призывая волшебство феи откликнуться. Сначала отголосок был небольшим, словно маленький огонек, но потом превратился в поток света. Он полился из моих рук, забирая из цветка тьму. И почему в памяти вспыхнули воспоминания о свидании с Ривладом? Рассыпанные белые розы возле камина. Жаркие и нежные поцелуи. 
И я уже не понимала, что чувствую. То ли желание спасти цветок, то ли любовь к своему дракону. 
Какие слова нужно подобрать, чтобы объяснить эту тоску в сердце? Тоску по любимому человеку, к которому уже привязана сотней нитей. 
Когда чернота из цветка исчезла, я устало опустила руки, чувствуя себя выжатой.
— Эва, выпей, сейчас полегчает. — Рей протянул кружку с каким-то отваром.
Эрвиних стоял неподалеку от нас, переводил взгляд с цветка на меня и явно не верил тому, что видит.
— Я... я...
— Эрвиних, — позвала я, чувствуя, что ко мне возвращаются силы, — среди вас есть предатель. Слившись с цветком, я увидела тень, которая шептала заклинание. Предлагаю пока скрыть чудесное спасение сада и проверить ваше окружение. Думаю, враг сам себя выдаст. 
— Неплохая идея.
— И пожалуйста, не говорите, кто вам помогал. Мне не нужны новые враги.
Эрвиних кивнул, соглашаясь с моими доводами, а потом принялся горячо благодарить.
— Вся моя сокровищница — ваша, — сказал он. — Все, что я могу вам дать, я готов...
— Помогите Ривладу. Драконы с эльфами долго не выстоят, — попросила я, зная, что гномы не поддерживали Торнаха, но и в войне участия не принимали. Их осталось не так много, чтобы рисковать собой.
— Ваше желание для меня закон, Эвелина. Придется мириться с двенадцатью древними родами, которые пытаются разделить власть. 
— Это плохо?
— Нет. Но непросто. Вы точно не желаете чего-то другого? За сад моей матери я готов отдать даже трон, если нужно.
— Помочь Ривладу в войне с Торнахом, — твердо настояла я. — Это главное, Эрвиних. Если тьму не остановить, она уничтожит все, что нам дорого, не щадя никакой народ. И с ней мы можем справиться лишь вместе.
Рей хмыкнул, явно пораженный моей горячей речью.
— Я горжусь, что с вами знаком, Эвелина. И помогу вашему жениху. Надеюсь, он проявит милосердие и простит мою трусость.
— Полагаю, исправить можно все.
Эрвиних кивнул, и мы отправились обратно во дворец.
— Мы почти полгода уговаривали этого упрямого гнома, — шепотом сообщил Рей, когда мы чуть отстали.
— И тут появилась я, — усмехнулась в ответ.
Больше поговорить не удалось. Мы быстро перекусили и попрощались с гномами. Эрвиних открыл портал к входу в пещеры Ливанира. 
Как оказалось, до арки, где скрывались дары фей, мы с Реем не дошли всего ничего. Хотя я не жалею, что спасла волшебный цветок, а заодно и сад гномов, но все же... почему Ривлад не желал, чтобы я помогла Эрвиниху?
— Ты могла не выдержать слияния с цветком, Эва. Подобная магия древняя, слишком сильная. Если бы я понял, что ты задумала, не позволил бы действовать, — тихо ответил Рей.
Я потрепала его по плечу.
— Рассвет скоро, нужно торопиться, — заметила я, вглядываясь в розовеющее небо. 
Мы взялись за руки и шагнули под черную арку пещеры. 
— И где розы? — поинтересовалась я.
— А ты просто пожелай, Эва, и увидишь.
Хм...
Пол пещеры засветился, между нами оказался колодец с прозрачной водой.
— Нам туда, да? — спросил речной бог. 
Обреченно так спросил.
— Похоже. Других вариантов нет. И боюсь, с оружием нас не пропустят, — заметила тихо. — Я так чувствую, Рей.
Названый брат вздохнул, скинул с плеч походную сумку и отцепил меч от пояса. Я положила рядом с его вещами свои, не особо желая расставаться с луком и стрелами. Но в пещерах фей нам не грозят никакие опасности.
— Прыгаем? 
— Уверена?
— Здесь действует магия фей. Если ты не замыслил зла, все пройдет хорошо.
— Опять интуиция?
— Похоже на то. Я очень странно себя чувствую в этом месте. Словно вернулась... домой после долгого пути.
— Главное, помни, что у тебя есть Ривлад, Эва. Он способен подарить счастье, если не оттолкнешь. 
— Он все равно не сдастся. Сомневаться в чем-то поздно. Мы друг без друга не можем.
Рей кивнул. Неужели опасался, что захочу отправиться к феям и у них остаться? Покачала головой. Как бы ни был прекрасен мир, куда они отправились, мое место здесь, с моим народом и теми, кого люблю.
Взяла Рея за руку и смело шагнула в колодец. Нас окутал легкий ветерок, утянул вниз. И вскоре мы оказались в огромной пещере, где среди камней, озаряя все вокруг, цвели сотворенные из света золотые розы. Жаль что не пахнут... Боюсь, это их единственный недостаток.
— Вот это да! — прошептал Рей. — Не думал, что когда-нибудь доведется такое увидеть.
— Прогуляемся? — почему-то шепотом предложила я, и речной бог кивнул, подхватывая меня под руку.
Мы неторопливо пошли по этому сказочному цветочному царству. 
— Как же тут хорошо! — заметил Рей, когда мы нырнули в десятую по счету пещеру, усаживаясь прямо среди сияющих роз.
— Кто первым рвет цветок? — спросила я.
— Можешь ты, — улыбнулся Рей.
— Спасти Мирру важнее. Давай, пробуй!
Речной бог спорить не стал, наклонился к одной из золотых роз, закрыл глаза и замер. Будто рассказывал цветку о произошедшем и просил помощи. А потом потянулся к розе, бережно сорвал.
— Она совсем невесомая! — заметил с восторгом.
Я улыбнулась, наклонилась, мысленно рассказывая свою историю, протянула руки к кусту и едва коснулась лепестков, как меня озарила вспышка. Такая сильная, что пришлось зажмуриться.
Как только сияние угасло, я открыла глаза. Вокруг находилась поляна, заросшая дивными ароматными цветами, порхали мотыльки. Над головой светило солнце, на лазурном небе — ни облачка, а рядом...
— Здравствуй, Эвелина, — улыбнулась незнакомка, одетая в красивое розовое платье, расшитое ромашками.
Ее светлые волосы были заплетены в сложную косу, а глаза цвета незабудок сияли и с любопытством меня рассматривали.
— Здравствуйте, — пролепетала я.
— Меня зовут Гилания. Я — фея. И все остальные, — она обвела рукой других девушек, разодетых в яркие платья, — тоже. Представьтесь, леди.
— Креста.
— Лавиния.
— Гремма.
— Лейриса.
— Гнивари.
— Свария.
— Кромна.
— Дисария.
— А как я к вам попала? — ошарашенно спросила я, не зная, что и думать.
К встрече с феями я была совсем не готова.
— Ты дотронулась до золотой розы, и магия фей перенесла тебя к нам, — ответила Лавиния, поправляя фиалки, вплетенные в волосы.
— Присаживайся, разговор будет долгим, — приветливо улыбнулась Гилания.
Я послушалась, пока не совсем понимая, чего от меня хотят.
— Итак, Эвелина, расскажи, что с тобой произошло. Мы постараемся помочь. 
— Эм...
— Понимаю, ты не была к такому готова. 
Гилания вздохнула.
— Позволь, кое-что объясню, чтобы ты не думала о нас плохо.
Что?
— Но я...
— Пожалуйста, выслушай нас. И не суди строго, — взмолилась Гилания. — Когда началась война между магами и людьми, мы решили, что будет лучше...
— ...не вмешиваться, — закончила Лавиния. — И ошиблись.
— Такой выбор — остаться в стороне — говорит о нашей трусости. Увы, — грустно подхватила Гилания.
— Но я...
— Ох, Эвелина, мы оставили тот мир самому решать его судьбу! — воскликнула другая фея. — И тем самым своими руками забрали последнюю надежду. А надежда — это свет.
— Вы можете все исправить...
— Хотели бы... Но светлые силы навечно наказали нас этим заточением, — ответила Гилания. — Поэтому мы хотим помочь хотя бы тебе, чтобы не повторяла наших ошибок. 
— Понимаем, что тебе сложно воспринимать нас как семью...
— Но мы готовы стараться... 
— Подсказать...
— Дать сил...
— Ты тоже фея...
— Простишь...
— И люди будут верить в свет...
— И добро.
— Эм-м, — окончательно растерялась я. — Чего вы от меня хотите?
— Ты непросто так пришла за золотой розой. Расскажи, ничего не скрывая. 
Я посмотрела на их встревоженные лица и сдалась. Даже подробностей наших отношений с Ривладом не стала скрывать. Чувствовала, что так будет правильно. 
Когда закончила, феи зашептались. Но Гилания тут же подняла руку, призывая к тишине.
— Ты готова за своего дракона умереть?
— Да.
— Потому что существует пророчество? — Лейриса, самая недоверчивая из фей, посмотрела на меня, словно стремилась заглянуть в душу.
— Нет. Я бы и без пророчества...
— Это хорошо, — улыбнулась Гилания. — Мы тебе поможем, дорогая.
— Как? 
— В пророчестве сказано: ты умрешь, защищая Ривлада от гибели.
— И?
— Только мы немного переиграем судьбу, — подмигнула Лавиния, заставив меня похолодеть.
— Не пугайся. Есть выход. Древнее зелье, выпив которое, ты ненадолго станешь невидимой, отлетишь в сторону и увидишь себя мертвой. Эта очень сильная магия, сотворенная богиней огня, — заметила другая фея, имени которой я не запомнила. — Не пытайся в ней разобраться.
— Но если я умру, спасти Ривлада будет некому, — возразила я.
— Думаю, стоит приоткрыть завесу судьбы, — предложила Гремма, позволяя бабочке сесть на пышную ярко-желтую юбку платья.
Гилания вздохнула.
— Хочешь знать свое будущее? — тихо поинтересовалась Гилания.
Я задумалась, а потом кивнула.
— Ты переместишься к Ривладу в разгар битвы, примешь на себя удар Торнаха и умрешь на руках жениха. Понимая, что ему больше нечего терять, полный отчаяния и боли дракон победит и уничтожит некроманта. Но вернуться к жизни ты не сможешь. 
— А зелье...
— Это прекрасный шанс, Эвелина, — тихо заметила Гилания. — И все условия пророчества будут соблюдены. Ты обманешь судьбу, умрешь от зелья, хотя магия огненной богини для фей безопасна. И тем самым защитишь Ривлада от удара, который ему предназначен. Ведь почуяв магию огненного зелья, он сразу бросится к тебе. И битва случится позднее, в более подходящий момент.
— Что будет после того, как я стану невидимой? 
— Невидимость продлится пять минут. За это время ты должна исчезнуть. Третий кристалл, открывающий портал, у тебя в кармане, да? Воспользуйся им и переместись к Грине. Сделай это сразу же, не рискуй. 
— А когда я смогу вернуться к Ривладу?
— Едва состоится битва с Торнахом, в которой он победит.
— Но до этого времени он будет считать меня мертвой?
— Да. И не вздумай применять магию! Сразу себя выдашь.
— Как я узнаю, что битва состоялась? 
— Услышишь, — улыбнулась Лейриса, когда Гилания замолчала. — Уж слухами-то земля полнится.
— Есть только одно большое «но», — припечатала Лавиния, нервно теребя рукав платья.
— Какое? 
— За изменение судьбы придется заплатить, — глухо сказала Гилания. — Зелье отнимет у тебя зрение. 
— Ох!
— Но есть и хорошее. Жертвуя способностью видеть, ты дашь своему дракону такую защиту, что никто не сможет его убить, даже Торнах. 
— Все это так сложно понять, — честно созналась я.
— Свет с тобой, Эвелина. Главное, верь в него и не отступай.
— Согласишься на такую плату за помощь?
Я вздохнула. Никогда не видеть небо? Никогда не видеть цветов? Никогда и ничего не видеть? Смогу ли? И высока ли цена за мою жизнь? А за жизнь Ривлада?
— У меня нет выбора, — заметила устало. — Я пойду на это. Главное, чтобы Ривладу ничего не угрожало.
— Он любит тебя любой, — улыбнулась Гилания. — И если его любовь действительно столь сильна, зрение к тебе вернется. Примерно через год. 
Сердце ухнуло вниз от такой радостной новости. Все получится! В любви дракона я не сомневалась. Это единственное, в чем я не сомневалась.
— Никому кроме Грины не говори о том, что жива.
— Даже Сене? 
— Да. Иначе древнее колдовство не сработает.
Я кивнула.
— Ты будешь достойной феей, — сказала Гилания, глаза которой засияли, будто были полны слез.
— Скажите, а что это за мир? — поинтересовалась я, обводя пространство.
— У него нет названия. Он существует, пока существуют феи, Эвелина. Если захочешь к нам прийти, прикоснись к золотой розе и окажешься тут. Кстати, можешь рвать их в любом количестве, — заметила Гилания. 
— Спасибо, — поднимаясь, сказала я. — За все, что для меня сделали.
Феи заулыбались, шепча что-то ласковое. Слов было, увы, не разобрать.
— А теперь тебе пора, Эвелина. Рей нервничает. Да и времени осталось мало. Напоминаю: пять минут на то, чтобы переместиться и оказаться у Грины, прежде чем лишишься зрения, — строго сказала Гилания.
Я кивнула в ответ.
Фея протянула ярко-красный флакон с зельем, я снова ее поблагодарила. Быстро распрощалась с другими феями и оказалась рядом с Реем.
— Эва, что случилось? Я зову, а ты не откликаешься! — обеспокоенно воскликнул названый брат.
Эх... Как же хочется рассказать о встрече с феями! И нельзя.
— Я задумалась.
— Все хорошо?
— Да, — солгала я, осторожно срывая золотую розу.
И едва это сделала, как мы вдруг оказались возле выхода из пещеры. И ни колодца тебе, ни арок...
— Мирра, — прошептал Рей, бережно сжимая в ладонях розу.
— Пора пробудить ее от сна, — сказала я, обнимая Рея за плечи. — Давай переместимся.
Речной бог кивнул, всматриваясь в солнце, которое уже клонилось к горизонту. Мы даже не заметили, что прошли сутки с того момента, как покинули замок Ривлада и отправились в пещеры Ливанира. Просто время здесь течет иначе. 
Сеня, наверное, волнуется...
Мы открыли портал, оказываясь в замке. Я неудачно споткнулась, ударившись, но Рей не дал упасть. Подхватил, поставил на ноги.
— Спасибо.
— Хозяйка! — откуда-то завопил Сеня.
Я откинула со лба растрепанные волосы и нервно дернулась, потому что помогал мне подниматься не Рей. Рив стоял в шаге от меня, и в его глазах металось фиолетовое пламя. И готова поклясться, что я никогда еще не видела суженого столь злым, как сейчас.
 
 
Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям