0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Замуж на спор, или Как поймать миллиардера » Отрывок из книги «Замуж на спор, или Как поймать миллиардера»

Отрывок из книги «Замуж на спор, или Как поймать миллиардера»

Автор: Вокс Любава

Исключительными правами на произведение «Замуж на спор, или Как поймать миллиардера» обладает автор — Вокс Любава Copyright © Вокс Любава

Глава 1. Спор

 

                Нет, миллиардер мне не был нужен.

                И никогда я о подобном не мечтала. Никогда! Честное слово! Это все Лялечка Василевская из маркетингового отдела виновата. Она, блондинка с полной четверкой, заявила, дескать, всё – всё, девочки! – в этом мире делается лишь для нее. И виллы на Багамах строятся, и лимузины железные на заводах куются, и олигархи-миллиардеры свои миллиарды зарабатывает.

                Всё!

                Всё для нее! Вернее, для таких, как она – молодых, высоких, загорелых и длинноногих.

                А еще сказала, что купальник для поездки в Портофино она себе уже купила.

                Я тогда возьми да ляпни – мол, как же тогда быть нам? Обычным Соням Огурцовым с ростом табуретки и талией креветки? Немолодым. Тридцать мне почти пять лет назад как стукнуло. Да не просто так стукнуло, а, как пел «Король и Шут», «камнем по голове» огрело. А на последнее, вчера случившееся, не-буду-говорить-скока-летие мне официально объявили, что я теперь совсем старушка и неликвид. Вечером мама позвонила и со слезами полтора часа сокрушалась о том, что, часы мои свой лимит протикали, и внуков теперь она не дождется. Ах, да-а-а! Забыла сказать, что перед этим, утром, мне позвонил мой бойфренд (теперь уже бывший) и сообщил, что бросает меня. Чтобы жениться на другой (ну, вы понимаете)… И, вот, до самого вечера я сидела, ревела, запивая рыдания коньяком, и обещала себе, что больше ни за что!     Больше никогда…

                … а тут эта Лялечка со своим купальником. И такая, девочки, меня обида взяла! Чем я хуже то? Ну, полновата. И волосы от краски посеклись. Ну, ногти на нервах сгрызла – после разрыва с милым же была! И, этот, как его…

                …возраст. А мелкий рост, между прочим, каблуки неплохо исправляют!

                В общем, обозлилась я тогда на Лялечку, как собака Баскервилей на сэра Генри. Обозвала ее в сердцах пустоголовой. А они – Василевская и все ее коллеги из отдела – надо мной только поржали. Не смеялась лишь Рая из бухгалтерии – пятидесятилетняя старая дева с приданым в виде выводка котов, собрания сочинений Оскара Уайльда и радикулита.

                Уж она-то меня хорошо понимала!

– Я, Сонька, хоть и пустоголовая, – не стала спорить Ляля, –  зато  красотка и счастливица. И мужики мне под ноги штабелями ложатся.

                Она смотрела на меня сверху вниз, вся такая блондинисто-загорелая, сияющая персиковыми румянами на щеках, так что во мне проснулся дух противоречия:

– Пф-ф, штабелями. Это ты загнула. Современные олигархи – люди образованные. Их одними ногами-сиськами не покоришь.

– Так говоришь, будто тебе есть чем другим их покорять? – заломила бровь Василевская, а ее подружки хором хихикнули.

– А вот и найду чем! – зачем-то вступила в спор я.

– Хо-о-о! – округлила глаза Ляля, и на лице ее появилось коварное выражение. – Вы слышали это, девочки? Наша Огурцова – тайная секс-бомба, покорительница олигархов.

– Тоже мне, Анастейша из «Пятидесяти оттенков» нашлась, – хохотнула с южным акцентом черноволосая шикарная Алла.

– Эй, где своего мистера Грэя потеряла? – поддержала ее тоненькая, как тростинка, Ника.

– Тише. Тише, девочки, – шикнула на них Ляля, и глаза ее пугающе сверкнули. – А, знаете, что я придумала? Пари! Спор. – Рука с алыми нарощенными ноготками протянулась ко мне. – Если Огурцова закадрит миллиардера, я отдам ей свою новую машину, которую мне пусик подарил.

– Слухай, Ляль, а на шо ей твоя машина будет нужна, если она соблазнит олигарха? Он ей десять машин купит, – засомневалась Алла.

– Ну-у-у, – задумалась Василевская, – ладно, пусть будет не машина. Пусть будет любое желание. Слышишь, Огурцова? Любое, если, конечно, тебе не потребуется единорог.

– Прям любое-любое? – усомнилась я. – То есть, и собственность твою потребовать можно? И чтобы ты с работы, например, уволилась?

– Да, – жеманно пожала плечиками Ляля.

                Я нахмурилась. Чего ей, Ляльке, собственно терять? Квартира у нее съемная, машины-наряды – все любовниками надарено. С нее не убудет. И работа ей, кажется, не сильно нужна. Может себе Василевская такой спор позволить.

– А что с моей стороны?

– Проиграешь – уволишься. Мне этого будет достаточно.

                Черт! А я себе такой риск позволить не могу. Я эту работу и так кое-как получила. Я за нее зубами держусь. Ведь тут, в Тумановске, таким, как я, девам со скромным дипломом местного вуза, посредственной внешностью и отсутствием нужных связей, работенку со  сносной зарплатой найти просто нереально.

– Ну, готова ответить за свои слова? Или трусишь?

                И тут мне так за себя обидно стало! За всех, вот таких как я, Сонь Огурцовых, которых списали со счетов и на помойку жизни выбросили из-за того, что у нас вид не модельный. Не знаю, кто меня за язык тянул, но я зачем-то повелась на Лялькину провокацию и протянула ей свою дрожащую от волнения руку.

– А вот и не трушу. Спорим! Спорим, что я выйду замуж за миллиардера!

– Смело, Огурцова. Смело, – скривила лицо Василевская, двумя пальчиками, словно боясь испачкаться, пожала мне руку, – и срок давай оговорим, чтобы в этой жизни… Даже, в этом году все у тебя с олигархом получилось. А точнее, в ближайший месяц. Ты ведь как раз завтра в отпуск идешь.

                Отпуск отпуском, но…

– Эй, так быстро?

– Конечно, чтобы все по честному было, и ты себе пластическую операцию сделать не успела.

– Да мне и в голову такое бы не пришло, – краснея, оправдалась я (на самом деле пришло, и я уже подумывала, где бы взять на это дело кредит).

– Не важно, – грубо перебила Ляля. – Через месяц я уезжаю с пусиком в США на полгода. У меня нет времени ждать бесконечно.

                Я гневно выдохнула. С Василевской хрен поспоришь.

                Роковое пари было заключено.

                Закончив общаться с отделом маркетинга, я гордо собрала тарелки на поднос – дело было в столовой на обеде – и понесла его к стойкам для грязной посуды, но, поскользнувшись на оброненном кем-то чайном пакетике, морской звездой растянулась на полу. Вот стыдобища-то! И обидно…

                Обидно до слез!

                Лялечка, как ни странно, надо мной смеяться больше не стала. Только посмотрела так высокомерно-презрительно, и глаза ее как будто говорили, что тут, в луже из размазанного по полу недоеденного пюре вперемешку с недопитым компотом мне, Соне Огурцовой, самое место.

                Не выдержала я такого позора. Сбежала от обидчиков в туалет и там, сидя в закрытой кабинке на унитазе, разревелась в голос. Ну, почему я такая несчастная? Такая невезучая! И внешность-то у меня непрезентабельная, и квартира тесная, и зарплата самая маленькая в отделе.

                А в этом месяце еще и премии лишат за опоздание и за то, что, сама того не зная, важному клиенту нахамила. А я что? Я ж не знала, что тот нетрезвый дядька с перегаром, что вывалился на меня из лифта и попытался схватить за грудь, приговаривая «Наташенька, вы же сегодня совершенно свободны?» – не просто важный клиент, но еще и друг моего начальника. Если б знала, разве б я ему по морде дала? Эх… Я ведь дала! От души! И не пощечину какую-нибудь чисто-символическую, а прямо в зубы кулаком! Слава богу, дядька был настолько нетрезв, что ничего толком про наш конфликт потом не вспомнил. Это генеральный на записи с камеры все разглядел. Хорошо хоть со стороны дядькиной спины смотрел и удар мой не увидел – решил, что его друг сам споткнулся и на меня завалился, – но конфликт засек и долго меня потом ругал за поведение. А я что? Я – ничего. Молчала. Не хотелось быть уволенной…

                До вечера доработала кое-как. Сидела и злилась на весь мир, кутаясь в поношенную кофточку, которую хранила в рабочем шкафчике на случай холодов. Организация у нас большая – огромное офисное здание, соединенное со складами, стоит в промзоне на отшибе. Тут ветры такие, что иногда по пути к остановке корпоративных автобусов, что развозят сотрудников, тебя чуть ли не от земли отрывает. А зимой иногда на всех не хватает тепла. Так и работаем в обнимку с обогревателем и вечной чашкой кофе-чая под рукой.

                Когда рабочий день, наконец, завершился, я последней вышла с этажа и направилась к остановке. Мой наряд был безнадежно испорчен пятнами от компота. Не отстирается ведь теперь! Новые шмотки придется покупать, а зарплата не резиновая… А скоро ее вообще не будет, ведь дурацкий спор – какой подлый демон меня за язык тянул? – явно разрешится не в мою пользу.

                Ссутулившись, я плюхнулась на пластиковую скамейку под навесом остановки, залипла в телефон. Разбитый сенсорник понимал прикосновения лишь с третьего раза – играть в аркаду так вообще невозможно! Психанув, я его как следует тряхнула, и он вообще вырубился.  Автобуса ждать еще минут тридцать. Скукота-а-а.

                Вскоре на остановку начнут подтягиваться люди – такие же, как я, неудачники без личных машин. Мой взгляд упал на забытую кем-то желтую газетенку, последняя страница которой пестрела объявлениями всевозможных доморощенных магов, целителей и прочих шарлатанов. Я пробежалась по ним глазами.

                «Контактер с космосом Пьер с божьей помощью слетает на Альфу Центавра и пошлет вам оттуда лучи счастья». «Потомственная целительница Аграфена избавит вас от болезней, депрессии, собственного мнения и тринадцатой зарплаты. Выезд на дом». «Дипломированный черный маг Евлампий лечит импотенцию по фотографии» и так далее и тому подобное.

                Я задумчиво повертела газетенку. Значит, говорите, Евлампий? Интересно, где это у нас черных магов дипломируют? А, вообще, мне бы сейчас какой-нибудь маг не помешал, ибо выиграть дурацкий спор я смогу только с помощью потусторонних сил.

                Надо будет завтра поговорить с Василевской и отказаться от пари, как бы постыдно это не звучало… Вот только Лялька мне этого не позволит – со свету сживет. Будут травить меня потом всем отделом в тройном размере. Я шмыгнула носом – ситуация, кажется безвыходной.

                Я на кой-то ляд свернула найденную газету и сунула в сумку. Посмотрела на дорогу. До автобуса минут пятнадцать. Вон, уже подтягиваются остальные пассажиры. Рая из бухгалтерии идет, тащит в руках какую-то огромную сумку. Что у нее там, интересно?

                И вдруг, словно в ответ на мой мысленный вопрос, молния на сумке разошлась и оттуда высунулась огромная черная кошачья морда. Рая вскрикнула, попыталась запихать кота назад, но тот злобно зашипел, зафыркал и, вырвавшись из сумки, сломя голову понесся прямо на дорогу. А там, как назло, появились машины – с одной стороны летит спортивное авто коммерческого директора нашего склада, с другой – фура с товаром. Секунда, и кот оказался прямо между ними…

                Меня охватил ужас! Они же сейчас хвостатого беднягу в лепешку раскатают! Ничего не соображая от страха, я, как полоумная, замахала руками и кинулась на помощь бедному животному. Чудом увернувшись от легковушки, выхватила кота из-под колес фуры и, прижав к груди, как родного, галопом вскочила под навес остановки.

                К моему несчастью, бедный зверик оказался не таким уж бедным и за пару секунд побега от фуры успел разодрать мне все руки. Хорошо, хоть глаза не выцарапал!

– Ах, Сонечка! Боже мой… – запричитала Рая, спешно убирая свое чудовище обратно в сумку. – Я не знаю, как тебя отблагодарить!

– Да… ничего особенного, – пробормотала я, разглядывая, как набухают на руках алые царапины.

                Рая тоже их увидела. Схватилась за сердце.

– Черноус! Вот, негодяй! Одни проблемы от него – поскорее бы уже вернуть хозяйке, – женщина виновато посмотрела на меня и предложила. – Пойдем ко мне, Сонечка. Я тебя лечебным чаем напою и твои раны обработаю.

                Я пожала плечами. Чаю я бы сейчас действительно попила. Настроение – в ноль. Альтернатив Раиному предложению тоже особо нет. Сидеть дома одной и жалеть себя с бутылкой коньяка – так себе вариант.

                Подошел автобус.

                Мы с Раей сели на заднее сиденье.

– Соня, – обратилась ко мне спутница, – я ведь все слышала.

– Что именно?

– Ваш спор с Лялей Василевской.

– Дурацкий спор, – скуксилась я, – дура я была, что согласилась на него.

                Рая вдруг загадочно улыбнулась – в уголках ее зеленых глаз пролегли озорные морщинки. Она положила мне на плечо руку и заговорщицки шепнула:

– Мне кажется, я знаю, как помочь тебе выиграть спор.

– Ты? – с недоумением воскликнула я.

                Получилось громко – остальные пассажиры повернулись к нам.

– Я, – прижимая палец к губам, повторила Рая.

– Интересно, как?

                Вместо ответа Рая кивнула на торчащую из моей сумки газету и ответила вопросом на вопрос.

– Ты, кажется, хотела обратиться к ведьме?

– Хотела… – неуверенно почесывая затылок, протянула я. – Но я не думаю…

– Я тебе с этим помогу. У меня есть, как бы это сказать, нужные связи.

 

Глава 2. Ведьма

 

                Мы вышли в центре и направились к богатому старинному району, где стояли пафосные купеческие дома. Они до сих пор ценились своим расположением и просторными квартирами, где из-под потолка, кажется, можно с парашютом прыгать, а в коридоре устраивать военные парады.

                Не думала, что Рая тут живет.

                Мы прошли в отделанный мрамором подъезд и поднялись по красивой лестнице с деревянными перилами. Потом перед нами возникла дубовая дверь со старинной ручкой, в виде держащего кольцо льва.

– Проходи, будь, как дома, – Рая отперла замок и пропустила меня внутрь.

                Уже в прихожей я обомлела. Даже не представляла, что квартиры могут быть настолько огромными. А эта – Раина – еще и выглядела, как музей. Или даже как дворец. Эрмитаж – я в нем была пару раз, когда на экскурсию с классом в школе ездила. На стенах – картины (бьюсь об заклад, какие-то очень старые и дорогие). На полу – ковры. У стены стоит белая статуя в виде козлоногого рогатого дядьки с дудкой.

– Офигеть, – вырвалось у меня непроизвольно, – я, конечно, знала, что в бухгалтерии лучше зарплата, но чтобы настолько?

                Рая изобразила на лице кислую мину.

– В нашей бухгалтерии, увы, с зарплатами так же печально, как и у тебя в отделе. Просто я подрабатываю. Кошек на передержку беру.

                Она кивнула в сторону длинного коридора. Там, в полумраке светилось полсотни зеленых и желтых глаз.

– Ого! Их, правда, сорок? – ляпнула я.

– Точнее, сорок две, – гордо поправила Рая.

                Я быстренько прикинула в уме. Сорок две кошки на полторы тысячи рублей в месяц. Полторы тысячи – потому как именно такие суммы собирала обычно для бездомных животных в соцсетях моя знакомая волонтерка Женя. Приличная сумма получается. Мне, пожалуй, тоже стоит задуматься о паре-тройке таких котиков. Вот только в моей малогабаритке и одному животному будет тесно…

                Рая провела меня на просторную кухню, уставленную старинной мебелью. На стене, возле  высокого окна в венецианском стиле висела картина с горным пейзажем, похожим на Японию.

– Это Волошин. Подлинник, – как бы невзначай похвасталась Рая.

                Я со скрипом вспомнила, что Волошин – это такой известный поэт-художник и мысленно пообещала себе взяться за собственное образование. А то стыдно! Ляльку в пустоголовости обвиняю, а сама в высоком искусстве не шарю  – от слова «совсем». Еще олигарха покорять собралась чем-то, помимо «красоты».

– Это тоже… благодаря котикам? – не поверила я.

– Да.

– Котики нынче дорогие, – с восхищением выдала я, на что Рая с улыбкой ответила.

– Ну, это же не простые котики. Их хозяева – самые могущественные ведьмы и колдуны нашего города.

                Скажи это Рая на остановке или где-нибудь в бухгалтерии – я бы ни в жизнь не приняла ее слова всерьез. Но сейчас, сидящая посреди квартиры-Эрмитажа таинственная Рая, окруженная армией огнеглазых котов – все они, черные, как смоль, сползлись на кухню и расселись вокруг нас полукругом – выглядела внушительно.

– Ничего себе, – только и смогла сдавленно  пискнуть я.

                А Рая поправила сбившийся на бок пучок седых волос и  продолжила:

– Сейчас за тем самым котиком, которого ты сегодня спасла, прилетит его хозяйка – одна местная ведьма. Я представлю тебя ей, расскажу про твой благородный поступок, а дальше дело будет за тобой, поняла?

                Я не успела ничего понять. Свет в комнате замигал, венецианское окно с треском распахнулось, и на его подоконнике возникла женщина.

– А вот и Лолита Самуиловна пожаловала, – загадочно улыбнулась мне Рая.

                Женщина спрыгнула с подоконника, опираясь на метлу, которую сжимала в руке. Значит, Лолита Самуиловна… Она, и правда, была похожа на певицу Лолиту – такая же темноволосая, роскошная и основательная. Сверкая черными очами, ведьма подошла к нам и села на свободный стул.

                Поинтересовалась:

– Как мой Черноусик, Раечка? Надеюсь, он не доставил тебе больших проблем?

– Почти нет. Правда, сегодня он попытался сбежать и чуть под машину не угодил. Я так перепугалась! Но вот эта отважная юная особа, рискуя жизнью, спасла его.

– Вот как? – ведьма уставилась на меня своим огромными глазищами с макияжем в духе Мартиши Аддамс. Мне показалось, что она просканировала меня насквозь со всеми моими недолеченными гастритами, грехами, тайнами, лишним весом, коньяком и пошлыми мыслишками по вечерам. – Как тебя зовут, дорогая?

– Соня Огурцова, – отчеканила я.

– Ты сегодня и вправду спасла моего драгоценного питомца?

                Я смутилась. Начала мямлить и путаться в словах. Было страшно показаться ведьме чересчур корыстной или хвастливой, но и отказываться от сделанного тоже не хотелось. Поэтому из моих уст вырвалась очередная белиберда:

– Да… Я ж не знала, что он ваш… В смысле, что я не специально… То есть случайно… Само получилось.

– Спасибо, дорогая. Я очень признательна тебе.

– Да… не за что. В смысле, обращайтесь…

                Вот дура! Ну, чего я такое несу?

– И что же ты, Сонечка, хотела бы получить от меня в благодарность? – с места в карьер выдала вдруг Лолита Самуиловна.

                Я от такого аж на стуле подскочила. Вот это да! И что же делать теперь? Награду просить? Как-то стыдно.

                Тут Рая пнула меня под столом по ноге – значит, отмолчаться не получится. Да и не для того я здесь, чтобы отмалчиваться!

– Я… – слова застряли в горле от волнения. – Я…  Кхе-кхе…  – и дурацкий кашель вылез так некстати. – Мне очень нужно выти замуж за миллиардера, в самый короткий возможный срок! – выпалила, наконец, и вся сжалась, ожидая, что за подобную наглость ведьма испепелит меня на месте.

                Лолита Самуиловна нахмурилась. Осмотрела меня с ног до головы.

– Ты ведь знаешь, что это серьезная просьба? Олигархи, принцы, царевичи – это у меня обычно за отдельную плату. Хлопот много.

                Ну вот, облом. Дура я. Наивная дура! Губу раскатала… С чего этой ведьме из-за меня тут особенно заморачиваться? За кота и шоколадкой отдариться можно.

– У меня денег нету, – с грустью признав поражение, протянула я. И сдуру ляпнула. – Помогите мне бесплатно, пожалуйста. Я, как миллиардера охмурю – сразу вам долг отдам!

                Что я несу? Кто меня за язык тянет? Она же меня сейчас сожжет! Сожжет заживо – за такое-то нахальство! Или в жабу превратит! Но раз начала – поздно отступать. Хорошо хоть Рая опять за меня вступилась.

– Лолита Самуиловна, ну, помогите, пожалуйста, Соне. Она ведь не ради корысти – она с девочками из соседнего отдела поспорила… Они ее и так всегда травят, а если она и спор проиграет, то…

-Поняла-поняла, – отмахнулась ведьма, массируя пальцами виски. – Знаешь, дорогая моя Раечка, когда-то давно я поклялась себе, что буду стараться помочь всем нуждающимся во мне женщинам. Сейчас подумаю, как устроить жизнь твоей подружке эффективно и бесплатно. И так, чтобы мне сильно не напрягаться.

                Минут пять она молчала. Все это время, я сидела, как на иголках, и боялась даже дышать. Вдруг передумает? Вдруг на фиг меня сейчас пошлет? Или все-таки в жабу? А, ну и пусть – в жабу! Упрыгаю на болото жить, и никакая Василевская меня больше не достанет. Буду есть комариков, сидеть на листе кувшинке и любоваться закатом…

– О! – ведьма подняла наманикюренный коготь вверх. Лицо ее сияло. – Придумала! Есть у меня одна прекрасная идея – и тебе будет помощь и мне польза. Только помогать тебе буду не я сама, а мои… помощники.

– Помощники? Что за помощники? – хором спросили мы с Раей.

– Ну, как помощники? – пояснила Лолита Самуиловна. – Скорее, должники. Мне их на перевоспитание прислали. Сказали, выпустить на свободу того, кто лучше всех себя покажет. Вот я и устрою им соревнование – кто поможет тебе эффективнее остальных в твоей интрижке с миллиардером, того и отпущу.

                Я не совсем поняла про этих должников-помощников, поэтому на всякий пожарный уточнила.

– А они точно справятся?

– Они постараются.

– А у них получится?

– Думаю, получится. Они ведь не абы кто, а могущественные демоны Семи Смертных Грехов.

– Ого-о-о, – присвистнула я.

– Я бы даже сказала – ого-го! – подмигнула мне ведьма. – Сейчас я тебе их представлю.

                Она щелкнула пальцами и в комнате, одна за одной, стали появляться окруженные пламенем фигуры. Мужчины, или… Их действительно было семеро, и выглядели они внушительно – все красавцы, как на подбор, на башке у каждого рога, а за спиной хвост с кисточкой. Вот, блин…

– Познакомься, Сонечка. Это знаменитая семерка – Гнев, Похоть, Алчность, Гордыня, Обжорство, Зависть и Лень, – рогатые парни приветственно кивнули мне головами. – А это наша Сонечка, прошу любить и жаловать, – представила ведьма меня. – Ваша задача помочь ей обрести любовь какого-нибудь, скажем, миллиардера. Тот, кто станет помогать лучше остальных, будет снят с должности демона грехов и отправлен в человеческий мир. И не смейте нашу девочку обижать, ясно?

– Я-я-ясно, – покорным хором отозвались демоны.

                Ведьма еще раз щелкнула пальцами, материализуя прямо из воздуха пожелтевший лист бумаги, чернильницу и перо.

– Сейчас мы с вами подпишем вот этот договор, – пояснила она, – и приступим к работе. Соня, ты первая.

                С замиранием сердца я вывела внизу свою фамилию и инициалы. То же самое сделали семеро демонов.

                Итак, сделка состоялась.  

 

Глава 3. Гнев

 

                Утром я проснулась в своей кровати с одной единственной мыслью: все, что произошло вчера – сон! Ведьма, демоны, договор… Какая чушь только в голову не полезет от безысходности. Хотя, не все так плохо. У меня первый день отпуска – первого длинного и настоящего отпуска за несколько лет. Начальник смены с барского плеча решил отдать мне все долги, поэтому гулять мне полагается аж тридцать дней.

                Первый день отпуска! М-м-м-м-м. Никакого будильника, никаких подъемов в шесть утра. Не открывая глаз, я сладко потянулась, и вдруг кто-то бесцеремонно заорал мне прямо в лицо:

– А ну, вставай! Ишь, развалилась! Отрывай свою задницу от постели, и пошли.

                Я быстро открыла глаза, натянув одеяло да самого носа, с удивлением и страхом уставилась на высокого черноволосого незнакомца. Хотя, это как сказать  – «незнакомца». Он был вчера там, в квартире Раи и подписывал тот договор…

– Вставай! – прорычал мне в лицо парень. – Ну? Валяется тут…

                Из своего «одеяльного» убежища я внимательно разглядела гостя. Высок, статен, брутален, красив. Эдакий секси-плохиш-хулиган в кожанке и забитый татуировками. Черные волосы взлохмачены, как у крутого героя японской видеоигры.

                Он – красавчик, конечно, но кто, интересно, позволял ему вламываться вот так бесцеремонно в мою квартиру и орать на меня? Нужно поставить товарища на место, пока он совсем не обнаглел.

– Ты бы представился сначала, –  я нахмурилась, высунув нос из-за одеяла.

– Я – Гнев, – прорычал парень, – неужели  такая тупая, что сама не догадалась?

– Гнев, значит, – прищурилась я, и, как черепаха из панциря, вытянула вперед шею. – Ты не мог бы общаться со мною повежливее, Гнев? А то я Лолите Самуиловне пожалуюсь. Она, помнится, просила вас семерых меня не обижать.

– Ишь, обидчивая какая… – начал, было, мой утренний гость, но, спохватившись, три раза глубоко вдохнул-выдохнул, а потом произнес. – Извини. Мне тяжело сдерживаться. Я не нарочно.

– Ладно, мир, – вздохнула я. – Ты не мог бы выйти, мне одеться надо…

                Пока я одевалась, Гнев ждал меня на кухне и тихо ругался на медленно работавшую кофеварку.

– Я готова, – сообщила из коридора, засовывая ноги в розовые ношеные кеды.

– Отлично, пошли.

– Ты уже знаешь, как мы будем охмурять олигарха? – сдуру брякнула я.

                Гнев удивился:

– Мы? Нет, подруга, это только твоя забота. Я тут просто «принеси-подай» – могу тебя на крутой тачке к пафосному ресторану подвезти, могу  денег на красивые шмотки выдать, могу охрану твою изобразить и в морду дать кому-нибудь ненужному, кто не вовремя лапаться полезет, но вот насчет «охмурять» – тут уж как-нибудь сама.

– М-да, – хмыкнула я разочарованно. – Чтобы дать в морду кому-нибудь ненужному, надо сначала найти кого-нибудь ненужного… То есть, ты не возьмешь меня под  ручку и к олигарху не отведешь?

– Не-а…

– Печально.

                Мы посмотрели друг на друга с тоской. Похоже, этому чуваку не светит победа в соревновании, как мне в его компании не светит олигарх. Тут меня осенило:

– Постой. Ты действительно можешь меня в крутой ресторан провести?

– Не только в ресторан, – оживился Гнев. – Вообще в любое место. Хоть на ужин к президенту.

– Боюсь, с президентского ужина меня сразу выпрут.

– Не выпрут. Я обладаю способностью к затуманиванию человеческих мозгов. Всем будет казаться, что ты попала туда по объективной причине. Что находишься на своем месте. Они будут принимать тебя за какую-нибудь свою полузабытую знакомую, модель с обложки или журналистку – в общем, лишнего внимания не привлечешь. Главное, ты сама должна понимать, куда тебе надо идти.

– Это уже разговор! – я воодушевленно потерла ладони. Та-а-ак, и где у нас тут миллиардеры водятся? В каком-нибудь Лялькином Портофино? И тут же попыталась выяснить детали. – В Портофино доставить можешь?

– Это что в Италии, да? – Гнев, хмурясь, почесал затылок. – Не-е, не могу. Туда добира-а-аться, а у меня телепорта нет.

– Как же это, нет? – огорченно всплеснула руками я, слабо представляя, о каком телепорте вообще идет речь.

– Не положено нам, – буркнул демон.

– Так давай на самолете долетим?

– Туда долетим – сюда долетим… Пока до аэропорта доберемся. Не успеем. Я ж с тобой только на один день.

– Один день? – мои глаза округлились.

– Конечно! – возмутился Гнев. – Подруга, ты что, договор вообще не читала?

– Нет, – сгорая от стыда, призналась я.

                Уж сколько раз твердили миру… Читайте договора перед тем, как подписать! А я вот лично была в некондиции, в шоке, я вообще в происходящее до конца вчера не верила… В общем, не повторяйте моих ошибок.

– Ну, мать, ты даешь!

– Да я же… не думала.

– Не думала она, – фыркнул демон, – объяснять тебе теперь. В общем, так. Каждый из нас, Семи Грехов, может помогать тебе только в течение одного дня.

– Рабочего? – уточнила я.

– Можно и так сказать. А, точнее,  с утра и до вечера. С утра мы тебя забираем, вечером возвращаем домой. Ночью ты спишь.

– А если не сплю? – насела я. – Если я ночью уже… с олигархом…

– С олигархом ты можешь ночью только после свадьбы. Это тоже, между прочим, в договоре было прописано. Поражаюсь я на тебя, вообще, Огурцова. Как ты живешь – такая растяпа?

– Хреново живу. И ты давай тут, не отчитывай меня, а помогай, – обидевшись, огрызнулась я. И тут же поняла две важные вещи. Во-первых, для Гнева я теперь «растяпа, подруга и мать», а во-вторых, желаемого олигарха мне придется искать прямо вот туточки, у себя под носом, в родном Тумановске. Я последний раз уточнила.  – Значит, в Портофино, говоришь, не успеем? Тогда давай думать, как выкручиваться из сложившейся ситуации.

                Мы уселись прямо в коридоре – я на пуфик, а Гнев на полку-подставку для сумок – и стали думать. Демон несколько раз резко вскидывался и поднимал к потолку палец,  выдавая обрадованное: «О! Придумал…», но всякий  раз это «О» заканчивалось унылым – «а, вообще, нет». В конце концов, он достал из кармана огромный смартфон и принялся что-то усиленно гуглить в нем.

– Что ты ищешь? – спросила я.

– Листаю список Форбс, – отмахнулся Гнев. – Нефть, газ… Газ, нефть… Слушай, все эти богатеи – владельцы серьезных отраслей. Что у нас есть тут, в Тумановске?

– Нефти нет. Газа тоже, – развела руками я.

– А что есть? – Гнев, в отличие от меня, пока не терял надежду.

                Я задумалась:

– Торфоразработки, банки, строительство.

– Так–так, – демон радостно мазнул пальцем по экрану смартфона. –  Компания «Торфяник-Плюс», головной офис находится в Тумановске, в паре кварталов от тебя.

– И что нам это даст? – не разделила я восторгов Гнева. – Нам нужен, как минимум, фактический владелец  компании. Не думаю, что он круглосуточно в офисе сидит. Он, может, вообще за границей живет – так сейчас многие влиятельные люди поступают.

– Давай-ка это выясним.

                Гнев бодро соскочил с подставки для сумок и, схватив меня за руку, потащил к выходу. Я на ходу схватила рюкзак и захлопнула дверь – благо, французский замок позволял это сделать.

Первое, что бросилась мне в глаза на улице – роскошный черный мотоцикл-чоппер, стоящий посреди двора. Демон уверенно направился к нему, снял с руля рогатый шлем и протянул мне.

– Надевай и запрыгивай.

                Упаковав в шлем свою растрепанную голову, я села позади Гнева и обхватила его за пояс. Почему-то стало страшно. Не думаю, что этот товарищ – аккуратный водитель.

                Поехали.

                На удивление, стиль езды у Гнева оказался не слишком торопливым, что радовало, но по дороге он постоянно на кого-то ворчал и с кем-то ругался.

– Ползешь, как черепаха! – грозил кулаком соседу спереди, оказавшись в пробке на узкой улице. – А ты чего разбибикался, урод? Ишь, торопливый какой? Неймется ему, – поносил соседа сзади.    

                Водители отвечали ему, не смущаясь и не скупясь  на крепкие выражения. Мне отчего-то было жутко стыдно, хотелось сквозь землю провалиться. Хорошо хоть на мне шлем с зазеркаленным стеклом, и лица никто не видит.  

                Мы остановились перед высоким новым зданием в десять этажей вышиной. «Торфяник-Плюс» – значилось на массивной вывеске. На стоянке теснились машины. Гнев с трудом отыскал место для парковки.

– Что ты собрался делать?

– Хочу выяснить личность владельца «Торфяник-Плюс».

– А потом?

– А потом, – демон задумался на секунду. – Потом разберемся!

                Меня терзали смутные сомнения. У Гнева явно не имеется никакого четко плана. Хотя, у меня его тоже нет, так что – и правда – будь, что будет! Вот только… выясним мы имя-фамилию-адрес этого господина и что? В гости без приглашения вломимся?

– Ну, тогда с богом, – не в тему ляпнула я.

– С чертом, – согласился Гнев. – С любой потусторонней помощью, лишь бы помогло.

                Он первым шагнул на широкие ступени, ведущие к застекленному входу. Я притормозила.

– Нас оттуда точно не выкинут?

– Точно. Я ведь тебе рассказывал, как наши чары работают. Мы сольемся с общей массой сотрудников, и нас никто не заметит…

– Никто не заметит, даже если мы нагло полезем за важными сведениями и документами? Ты уверен? – я все еще сомневалась. Что все будет так просто. – Мы совсем-совсем не привлечем внимания?

– Мы постараемся, – буркнул Гнев и вошел в здание.

                Мне не осталось ничего, как только последовать за ним.

                В светлом фойе на нас никто не обращал внимания. Вокруг были люди в деловой одежде. Они проходили через турникет, который отделял от просторного холла лифтовую площадку и лестницы. В стеклянной будке, как рыба в аквариуме, сидел охранник.

– Ну-у? – шепнула я спутнику. – Что дальше то?

– Надо узнать, где тут кабинет главного, зайти к нему и выяснить – кто самый главный. В смысле – самый-самый.  Все просто, не ссы!

– Тогда давай у охранника, может, спросим, где тут директор сидит? – нервно озираясь, промямлила я.

                На нас все еще никто не обращал внимания.

– Сейчас пойду и спрошу, – согласился демон.

– Погоди, – я схватила его за рукав кожанки, – а вдруг охранник что-то заподозрит?

– Не заподозрит.

– Точно? Ты уверен?

– Уверен, – приосанился Гнев и спросил зачем-то. – Ты «Звездные войны» смотрела?

– Ага, – непонимающе кивнула я.

– Тогда наблюдай и восхищайся!

                Он подошел к «аквариуму» и, сунувшись в окошко, с серьезным видом заявил:

– Сейчас ты расскажешь мне, где у вас тут директор сидит, как его зовут, кто его любовница и сколько у него зарплата.

                Магия магией, а это уже ни в какие рамки не лезет! Я чуть под землю от такой глупости не провалилась. Покраснела до ушей, представляя, как охренеет сейчас охранник. Но охранник почему-то совсем не удивился. Он сонно зевнул и лениво ответил:

– Сейчас я расскажу тебе, все что ты просишь. Директора звать Иван Иваныч Сидоренко. Сидит он на последнем этаже в кабинете с золотой дверью… – он замялся, – а, вообще-то, всего я не расскажу. Про любовницу и зарплату я не знаю. Спросите кого-нибудь еще.

– Вот видишь! – Гнев самодовольно подмигнул мне, а потом, заметив, что на него с интересом смотрят стоящие вокруг сотрудники «Торфяник-Плюса», обратился к ним. – Сейчас вы забудете о том, что я только что разговаривал с охранником и о моем здесь присутствии вообще. Поняли?

– Поняли-поняли, – безразлично закивали сотрудники, расходясь по своим делам.

– А ты пропустишь нас внутрь, – снова обратившись к охраннику, демон взял меня за руку и деловито протащил через турникет. – Пока!

– Да ты просто магистр джедай, – оценила я способности своего спутника.

– Чего уж там, – заскромничав, отмахнулся Гнев. – Я еще и не то умею.

                Он подошел к стоящей в углу кофе-машине, коснулся пальцем черного, лоснящегося глянцем, бока и вежливо потребовал капучино. Выскочил из паза картонный стаканчик, зашуршал, наполняя емкость, напиток. Без какой-либо оплаты.

– Тебе? – предложил Гнев.

– Нет, спасибо, – отказалась я.

                Как-то меня все это смутило.

– Тогда вперед.

                Махом выпив кофе, демон метко зашвырнул смятый стаканчик в урну и нажал кнопку вызова лифта.

– Не нервничай. Пока ты со мной, тебе ничего ни за что не будет. С любым из нас.

                Перед кабинетом того самого Сидоренко я встала, как вкопанная. И чего я волнуюсь? Гнев сейчас снова применит эти свои джедайские штучки… Нечего волноваться!

                Гнев почему-то больше не стал играть в волшебных космических рыцарей (согласна, не его это роль) и выступил, не ужимаясь, во всей своей «гневьей» красе. Он сгробастал бедного Сидоренко практически с порога. Тот пытался нажать кнопку вызова охраны – демон это пресек. Я пыталась остановить своего спутника, честно, но Гнев был неудержим. Он спросил с Сидоренко все напрямую – кто хозяин фирмы и где живет? «Пленник» ответил честно и без утаек, после чего был усажен обратно в свое начальничье кресло.

– Пошли, – гордо окликнул меня Гнев.

– Э-э-э… А как же? – я многозначительно кивнула в сторону нашего невольного осведомителя.

– А-а-а, забудь! – отмахнулся демон.

– В смысле? – не поняла я.

– Я ему сказал «забудь», а не тебе. Не переживай, мать, он через пять минут ничего не вспомнит.

– Круто, – многозначительно покивала я, искренне надеясь, что джедайские фокусы Гнева прокатят и на этот раз.

                Фокусы-фокусами, а внимания мы привлекли слишком много. Будь я на месте Сидоренко – ни за что такое стремное обращение с собой не забыла бы!

                 И не простила бы.

                Всю дорогу, пока мы не вышли из здания и не сели на байк, я огладывалась. Мне казалось, что сотрудники «Торфяник-Плюса» смотрят на меня осуждающе. Мне и самой было очень неловко из-за того, что мы, как какие-то бандиты с большой дороги, ворвались в кабинет совершенно незнакомого человека и практически на него напали.

                Гнев, словно пес, почуял мои сомнения и одернул решительным голосом:

– Не смей сомневаться и жалеть! Ты встала на непростой путь – так имей смелость пройти его до конца. Не дай мне повода в тебе разочароваться. И себе тоже.

– Да, конечно, – послушно выпалила я.

                Крутые слова сказал Гнев. Пафосные. Они меня здорово взбодрили и настроили на решительный лад. Я теперь девушка роковая и опасная, как какая-нибудь героиня из «Города грехов». Отважная, решительная и порочная. И я плюю на законы и привычные понятия нравственности…

                Ощущение собственной крутизны захлестнуло меня  с головой, а тут еще кожаная куртка Гнева перед носом, хищный глянцевый мотоцикл, дорога, летящая за спину и начинающий кутаться в вечерние сумерки город…

                Как кадры из фильма.

                Байк промчался через центр и выбрался на Трехрублевое шоссе, вдоль которого протянулся богатый райончик с дорогими домами, неприступными заборами и экзотической зеленью в садах.

                Гнев остановился возле одного из домов – не самого впечатляющего, надо сказать. Посмотрел на часы.

– Ну вот, времени почти не осталось.

                Я вздохнула.

– Значит, в другой раз? Через сколько мы там с тобой встретимся? Через семь дней?

– Может, уже и не встретимся, – сквозь зубы прорычал демон. – Кто-то из оставшихся шести ублюдков может оказаться проворнее, – он страшно сверкнул глазами, посмотрел на меня,  – только хрена лысого я им это позволю. Ну что, готова повеселиться?

– Повеселиться? – с сомнением переспросила я. – Как я понимаю, у тебя есть какая-то идея?

– Очень простая и конкретная.

– Поделишься?

– Ага.

                Демон открыл седельную сумку и достал оттуда «Пустынного орла» – пистолет, который я только в видеогирхах-стрелялках раньше видела. Сердце запрыгало в груди от нехороших предчувствий.

– Ты чего это задумал-то? – я отступила от Гнева на шаг.

– А ничего такого, – буркнул тот. – Короче, так: сейчас мы заваливаемся к этому твоему богатею в дом, я приставляю пушку к его голове и под страхом смерти заставляю жениться на тебе.

– Э-э-э… – я просто зависла от такого предложения. Нужно было как-то прокомментировать безумную идею Гнева, но я смогла выдать лишь бессмысленное, – а он не обманет?
– Демонов не обманывают, – кровожадно оскалился мой безбашенный спутник. – Есть у нас такое свойство, выбивать из людей честные обещания. Ну что? Вперед?

– Вот я тебе сейчас дам такой «вперед», негодник! – грянуло откуда-то сверху. Прямо с небес на нас буквально рухнула Лолита Самуиловна – сама, собственной персоной. Она грозно уперла руки в бока и принялась отчитывать демона. – Ты что такое удумал? Забыл, что запугивать и принуждать нельзя? Это в договоре крупным шрифтом прописано, для таких, как ты, невнимательных. Не зря я тут мимо летела и  за тобой понаблюдать решила. Так и знала – какую-нибудь глупость выкинешь.

– Простите, Лолита Самуиловна, – виновато потупился Гнев. – Этого больше не повторится.

                Я тоже испуганно опустила голову и пробухтела едва слышное «Простите».

– То-то же, – смягчилась ведьма. Но пальцем демону напоследок все же погрозила. –  Смотри у меня. На первый раз прощаю, но еще одна ошибка – и дисквалифицирую…

                Когда она исчезла, мы с Гневом переглянулись.

– Ты что, тоже договор не читал? – Я пораженно приподняла бровь. – А еще меня за это отчитывал…

– Я читал, – сердито фыркнул Гнев, – просто не до конца. И всякие там мелкие шрифты…

– Лолита Самуиловна сказала, что там крупный шрифт, – съехидничала я.

– Какая на хрен разница! – сорвался Гнев, но тут же взял себя в руки. – Ладно. Пойдем.

– Куда?

– Домой тебя отвезу. Сегодня, как видишь, у нас вряд  ли что-то толковое выйдет.   

                И мы поехали домой.

                Демон выглядел таким несчастным и подавленным, что мне его даже стало жалко. Всю дорогу я пялилась в его широкую спину, пытаясь выдумать слова поддержки, но в голову ничего подходящего не приходило.

                Когда чоппер плавно затормозил перед моим подъездом, Гнев, не оборачиваясь, бросил мне грубое:

– Приехали. Слазь.

                Я хотела положить ему руку на плечо и сказать нечто утешающее… Что-то вроде: «Мы еще поборемся! Ты – парень ого-го и вообще красавчик!» Глупо, конечно, но хоть что-то…

                Вместо этого я перелетела через бедро демона, и растянулась на асфальте от мощного толчка.

– Вот же ж … – не успела выругаться я.

                Матерясь на чем свет стоит, Гнев мгновенно оказался рядом и бережно отскреб меня от асфальта. Оказалось, какой-то невнимательный водитель въехал в зад мотоцикла. Парковался так.

– И… извините пожалуйста! – Не в меру рассеянный товарищ уже спешил к нам. – Вы там в порядке?

                Это был интеллигентного вида молодой человек в очках. Его голубые глаза лучились неподдельной тревогой. Золотистые волосы растрепал ветер.

– Да вроде цела… – я, охнув, села и потерла отшибленную задницу.

                Гнев, присевший до этого рядом со мной, медленно поднялся во весь свой немалый рост и так грозно посмотрел на незнакомца, что мне стало не по себе. Кажется, сейчас свершится убийство!

– Слышь, ты, очконавт! Глаза четыре, а соседей по парковке в упор не видим, да?

– Простите, – виновато развел руками блондин, – просто в моей машине неожиданно сломался парк-троник, и…

– Парк-троник у него сломался? Нет, вы слышали? – Гнев двинулся на несчастного парня, заставив того отступить и испуганно прижаться спиной к двери черного «Мерседеса». – Да тебе на корове надо ездить, а не на «мерине». Понакупят прав, маменькины сынки, чтоб вас всех!

                Демон занес свой огромный кулачище над блондиниствой головой бедняги-водителя, и я поняла – дело дрянь! Парня надо спасать, или Гнев выместит на нем сейчас все свое разочарование неудачами этого дня.

– Нет! Стой! – пискнула я и быстро (насколько позволяла отбитая пятая точка) заняла позицию между демоном и его жертвой. – Не нужно драться. Со мной все в порядке!

– Да, девушка права, не нужно распускать руки. Можно ведь все миром решить – зачем-то ляпнул блондин.

                Не нужно было ему ничего «ляпать»! Реплика только еще больше разъярила Гнева. Демон с рыком бросился на бедолагу, и я едва сдержала его. Пришлось упереться обеими руками в накачанную грудь.

– Прекрати! Прекрати сейчас же! Я прошу!

– Ну, только лишь потому, что ты просишь…

                Гнев, наконец, послушался и отступил, бросив на «противника» последний уничтожающий взгляд.

– Не попадайся мне больше, очконавт.

– Простите нас, – бешено округлив глаза, одними губами произнесла я, когда демон повернулся и направился к подъезду.

                Гнев не стал заходить со мной в квартиру. Сухо попрощавшись на лестничной площадке, ушел. Я же в растерянных чувствах отправилась на свою скромную кухоньку и, щелкнув в тишине кнопкой электрочайника, задумалась о прошедшем дне. А вообще, все неплохо прошло. И пусть цель пока не достигнута – сотрудничество с могущественными демонами вырисовывает многообещающие перспективы.

                После скудного ужина из пяти печенек и остатков сгущенки, вымазанных булкой из жестянки, я решила сделать зарядку. А что? Для охмурения миллиардера я должна быть в отличной форме. И, нет, не ради красоты (с красотой мы, кажется, уже все решили), а лишь для бодрости и хорошего самочувствия.

                Почистив зубы и сполоснувшись под душем, я поскорее отправилась в постель в предвкушении новых приключений.

                Интересно, кто придет ко мне завтра?

 

Глава 4. Gluttony

 

                Утром меня разбудил восхитительный аромат еды.

                Я открыла сперва один глаз, потом другой… Наверное соседи сверху готовят. В нос ударил аромат жареного бекона с базиликом. М-м-м-м! Даже слюнки потекли. Надо срочно доползти до собственной кухни и что-нибудь съесть.

                А на кухне меня ждал самый настоящий сюрприз. Даже не сюрприз, а целый праздник. Мой придвинутый к маленькому окошку колченогий столик, который я все никак не удосуживалась поменять или хотя бы починить, ломился от яств. Там были и фрукты в красивой плетеной корзинке, и огромная чашка капучино с узорной пенкой, и бутерброд с тремя сортами сыра… Посреди стола исходило паром огромное блюдо – яичница с помидорами и авокадо, из трех яиц! Посыпана нежно-розовой с золотом беконной стружечкой перемеженной с фиолетовыми листьями базилика.

                Я все еще не проснулась и вижу сон?

                Ущипнула себя – нет, не сон. В ванной кто-то движется и напевает себе под нос. Течет вода.

– Доброе утро, барышня, – раздалось из-за приоткрытой двери.

                Спустя миг оттуда вышел основательный такой мужчина. Помимо своей основательности выглядел он весьма необычно. Его голову украшала копна длинных дредов, с вплетенными в них цветными бусинами, а также листьями петрушки, укропа, салата и другой зелени. Носил незнакомец широкую радужную футболку, рваные джинсы до колен и пляжные тапочки.

– Доброе, – вежливо кивнула я. – А это вы все приготовили?

– Да, – кивнул демон (в потусторонней сущности нового гостя я не сомневалась), – для вас.

– Спасибо, – облизнулась я.

– Ах, не благодарите, барышня, лучше садитесь и кушайте! Уж простите за столь скромный стол…

– Скромный? Вы шутите? Да у меня такого стола со времен последней днюхи не водилось.

– Вы меня, барышня, совершенно захвалили, – демон наигранно обхватил ладонями щеки, изображая смущение.

– Уверена, что похвала заслужена. Смею предположить, что вы отвечаете за обжорство? Если так, то ваш кулинарный талант  вполне обоснован.

– Обжорство… – утренний гость обиженно покачал головой. – Предпочитаю слово «чревоугодие». А лучше, барышня, называйте меня просто – Глатоний.

– Гл… атоний? – споткнувшись посреди имени, переспросила я.

– Глатоний – это и есть чревоугодие, если по-английски. Глатоний Сергеевич Аппетитов – если полностью.

– Аппетитов? – я задумчиво почесала затылок. – Где-то мне эта фамилия уже попадалась… а, погодите! Сеть люксовых ресторанов «Аппетитофф» – это ваши? Вы что же – их владелец?

– Может и владелец, – уклончиво ответил Глатоний, – а, может, и просто однофамилец. Поверьте, милая барышня, в сложившейся ситуации это не имеет совершенно никакого значения. Все будет зависеть от контекста, – добавил он загадочно в конце. – Вы покушали?

– Да.

– Тогда идемте. Собирайтесь скорее.

                Я быстро накинула на себя привычную одежду.

                Кеды на ноги. Рюкзак на плечо. Ключи громко звякнули, падая на дно кармана…

                Демон галантно подставил мне свой локоть и повел по лестнице вниз. У подъезда, заняв половину парковки, неуклюже раскорячился странного вида автомобиль – тот самый доисторический «хипповский» Фольксваген, на котором катались обычно в сериале герои «Скуби-Ду». 

                Когда мы погрузились в авто, все вокруг окутал запах специй. Я оглушительно чихнула.

– Обожаю специи! – блаженно зажмурился демон. – Кстати, в бардачке есть печеньки с корицей и имбирем. Угощайтесь, барышня. Не стесняйтесь. Из термоса наливайте какао…

                Машина тронулась.

                Печеньки Глатония оказались такими вкусными, что к концу пути мне начало казаться, будто я вот-вот лопну. Нужно было сдержать себя и не есть, но не получалось. Еще и демон все время подначивал – предлагал еще и еще вкусняшек!

                Я шариком скатилась с сиденья, когда Фольксваген притормозил возле того самого ресторана «Аппетитофф».

– Так мы все-таки сюда?

– Естественно, – невозмутимо согласился демон. – Это лучшее место в городе. Если тут и водятся миллиардеры, обходящиеся без личных поваров, то они точно заходят сюда. Прошу…

                Он снова подставил мне руку, помогая вывалиться из машины наружу. Над нами нависла стена старинного городского особняка в готическом стиле. Мраморная лестница со львами вела к дубовым дверям, перед которыми в услужливой позе застыл портье. Пока я стряхивала с джинсов крошки от печенья, мимо нас  к ресторанному крыльцу прошла нарядная пара. Он – в дорогом повседневном костюме. Она – в строгом офисном платье от «Карден».

– Ну, барышня, вперед? – Глатоний потянул меня следом за красивой парой, но я уперлась кедами в асфальт.

– Вы уверены, что нас в таком виде пустят?

– Пустят, не переживайте, – успокоил демон, – но если вы волнуетесь по поводу наряда, могу предложить один вариант…

                Он порылся в фургоне и вытащил яркое голубое сари, расшитое блестками.

– Подойдет?

– Э-э-э… Не уверена…

– Не переживайте, надевайте. Тут еще туфельки.

                Голос демона звучал так уверенно и спокойно, что я подумала – а гори оно все огнем! Сари – так сари! Выгонят – так выгонят!

                Но нас не выгнали.

                Нас, кажется, даже и не заметили!

                В упор…

                Мы просто «протекли» мимо портье, медленно и плавно. Тягуче опустились за стол. Лениво взяли меню. Надо отметить, что сари на мне сидело, в общем-то, неплохо. Жаль, наетый живот слегка выпирал. Ну, или не совсем слегка… А, впрочем, какая разница? Ведь печеньки Глатония были просто божественно вкусными!

– Ну, что у нас тут? – мой спутник в предвкушении взял из рук подоспевшего официанта меню. – О-о-о! Я, пожалуй, буду все меню от шеф-поваа! А вы, барышня?

– Я? – я неуверенно заглянула на страничку с десертами. Интересно, в меня сейчас вообще что-то влезет? Но отказываться как-то неудобно. Глатоний такой вежливый и заботливый. Не хочется обижать его. Значит, надо что-нибудь сесть. Что-нибудь маленькое. – Вот это пирожное, пожалуйста.

– Хорошо, – официант невозмутимо чиркнул в своем блокнотике и немедленно удалился.

                Вскоре на столе перед нами возникли две чашки кофе – пока ждали горячее (Глатоний ждал) – потом начали подъезжать другие блюда. Предпоследней принесли мою пироженку. Она оказалась крошечной и выглядела довольно странно. Цвет у крема был весьма сомнительный.

                И вкус тоже!

– Фу, ну и гадость! – не сдержалась я, выплевывая откушенный кусок обратно на тарелку.

– А как вы думали? – строго погрозил мне чайной ложечкой Глатоний. – Вы ведь, барышня, встали на весьма гадкий путь. Брак по  расчету – та еще гадость. Так что не удивляйтесь теперь и… возьмите мою еду, если хотите.

                Он милостиво пододвинул ко мне тарелку с рагу.

– Спасибо, не надо, – насупилась я. – Что же мне теперь и не поесть нормально? – я уныло уставилась на разгромленную пироженку. – Вся еда теперь гадкой будет?

–  Нет, почему? – удивился Глатоний. Он посмотрел на меня, потом на мое блюдо, отковырнул кусок злополучного десерта, сунул в рот и скривился. – Фу! Действительно гадость! Я-то думал вы в переносном смысле говорили, абстрактно, и не о том, чем вас угостили.

– Вы меня просто не так поняли, – пожала плечами я. – Наверное, стоит это вернуть.

– Пойдемте же! Пойдемте скорее, – милое лицо Глатония исказилось от возмущения. – Надо лично сказать об этом повару. Людям такое подавать нельзя! Это же неуважение, просто неуважение!

                Демон первый пошел к закрытым матовыми стеклами дверям, за которыми находилась кухня. На ходу он потрясал остатками окончательно развалившейся пироженки и зло бормотал под нос: «Какое неуважение! Немыслимо!»

                На кухне кипела работа, команда поваров что-то дружно жарила, парила, строгала, чистила и пассировала.

– Простите, уважаемые, – громогласно окликнул их Глатоний. – Кто приготовил… сие?

– Это? – повара дружно  посмотрели на блюдо. – Никто из нас.

– Как это никто? – удивленно приподнял брови демон. – В смысле – никто?

– Это досадное недоразумение. Вот, посмотрите, – один из поваров принес телефон и включил на нем видео. – Какой-то непонятный тип заходил на кухню…

– Ай-я-яй, – разочарованно покачал головой Глатоний, – наверное, это он все напортил. Вы уж проверьте остальные блюда перед тем, как подавать.

– Хорошо, – согласились повара. – Проверим все. Ресторан, похоже, придется на время закрыть.

– Не нужно закрывать. Человек на видео – не преступник и не террорист. Просто шутник.

                Мы вернулись за столик.

                Я, если честно, так и не поняла, действительно ли весь персонал кухни слушался Глатония потому, что он владелец сего заведения, или это просто были те же «джедайские» штучки, что и у Гнева. Впрочем, какая разница. Меня сейчас больше интересовало другое.

– И кто же это был? Там, на кухне? Вы сказали, что знаете его?

– А вы не узнали? – Глатоний сложил брови умилительным домиком. – Вы же его тоже видели.

– Один из демонов Семи Смертных Грехов? Точно! Ваш конкурент. Кто из них?

– Зависть, конечно. Кто же еще? Гордость до такого не снизойдет, Алчность – пожалеет времени, Гневу не хватит изощренности и терпения – он обычно сразу в морду дает, если что, у Похоти тоже другие методы, а Лени просто будет влом. Остается Зависть. Сказать по правде – терпеть не могу этого типа. От него всегда столько проблем, – Глатоний вздохнул и, вытянув из прически мятный листик, бросил его себе в чай. – Ладно, не будем о грустном.

-Жуть, – поежилась я. – Мне ведь с этим Завистью скоро встретиться придется…

– Вы-то не переживайте, – успокоил меня демон. – Для вас-то он наверняка расстарается.

                И тут наш разговор прервали.

– Извините, простите… Это ведь вы, да?

                К столику подошел вчерашний молодой человек в очках. Тот самый, что въехал в мотоцикл Гнева и чуть не попал под горячую руку вспыльчивого демона. Парень смотрел на меня своими лучистыми голубыми глазами и улыбался, как кинозвезда.

                Я непроизвольно ответила на эту улыбку, смутившись, начала тупить и заикаться:

– К-кто? Я-я? Да, наверное… я. А что?

– Ничего такого. Просто хотел искренне поблагодарить вас за помощь. Если бы вы не заступились за меня вчера перед тем типом… Ой! Это же, наверное, ваш бойфренд был…

– Не-не, никакой не бойфренд! – поспешно открестилась я от отношений с Гневом. Еще не хватало! Придумала на ходу. – Он… просто… сосед по лестничной клетке. Жуткий тип, из тюрьмы недавно вышел, вот на всех и кидается.

                Надеюсь, Гнев не обидится на меня за подобное представление.

– Ох, понятно, – с сочувствием вздохнул блондин и дружелюбно посмотрел на Глатония. – Если ваш спутник не против, я хотел бы угостить вас чем-нибудь в знак благодарности.

– Пожалуйста-пожалуйста, – заулыбался демон и протянул собеседнику раскрытую ладонь. – Конечно, я не против. Кстати, может, и меня угостите? Я этой особе прихожусь четвероюродным дядюшкой. Глатоний Сергеевич, к вашим услугам.

                Ой, как мило. В противовес соседу-уголовнику у меня теперь еще и добрый дядюшка появился.

– Рад познакомиться, – парень пожал протянутую руку и тоже представился. – Меня зовут Игорь. Игорь Петрович Малеев. Но для вас – просто Игорь. Не люблю я весь этот официоз.

                Настала моя очередь назвать свое имя, и я смущенно пролепетала:

– Соня.

                Так, в компании Игоря, мы просидели до самого вечера, а потом распрощались с новым знакомым и поехали домой. И мне совершенно не хотелось думать ни про каких олигархов. Голубые глаза и теплая улыбка Игоря никак не выходили из головы.

– Ну что, барышня, как вам сегодняшний день? – хитро подмигнул мне Глатоний в зеркало заднего вида, когда мы сели в «Фольксваген».

– Замечательно. Хоть и не очень продуктивно, – честно ответила я. – Мы ведь с вами должны были…

– Да-да, помню, – трагически закатил глаза демон. – Дурацкое все же задание, не находите? Олигархи, миллиардеры – зачем это все? Вот ведь милый молодой человек сегодня с нами ужинал? Он вам понравился?

– Да, – ляпнула я, пытаясь на ходу перевести тему, – но у нас ведь договор. И, согласно ему, получается, что вы сегодня… Мы сегодня…

– Согласно договору, се-ля-ви, весь день прошел впустую,  – печально вздохнул Глатоний, – но, разве это действительно было так? Разве можно назвать пустым такой хороший день?

– Не знаю, – я совсем запуталась. И устала. И объелась. В общем, находилась не в лучшем настроении для глубоких философских размышлений. – Вы так странно говорите про сегодняшний день. Мне даже кажется, что вам плевать  на охоту за миллиардером? Вы будто совсем не хотите победить?

– Вы правы, барышня, я к этому не особо стремлюсь. Мне гораздо приятнее видеть вас сытой и довольной. Знаете почему?

– Не-е-ет.

– Начну с самого начала. Все мы, семеро, боремся тут за одну лишь вещь – возможность снова стать человеком и вернуться в реальный мир. Чтобы испытывать простые и бесценные  человеческие радости.

– Ну и наивные вы ребята, – непонимающе фыркнула я. – Какие тут могут быть радости? Денег вечно нету, везет по жизни вечно не тебе. Сплошные обломы. То ли дело быть волшебным демоном! Уметь колдовать и зачаровывать! Вам все всё дают, вас везде пускают. Готова поспорить, вы еще и бессмертные?

– Главная проблема в том, что мы не совсем реальные. Мы вроде бы есть, а вроде нас и нет. Стабильности нет, понимаете?

– Ага-а-а.

                О, это я понимала, как никто другой! Нестабильность – лучшее определение всей моей жизни. Всего существования. В школе училась вроде хорошо, но как-то неуверенно. В вуз поступала с трудом и все боялась, что выгонят… И на работе. И теперь…

– Вот видите, – резюмировал Глатоний.

– Так почему же вы все-таки решили отказаться от  победы?

                И демон вдруг признался.

– Конкуренты сильные. Они глотку друг другу за победу рвать готовы, а я существо мягкое, спокойное – не такого порядка. Поэтому решил – черт с ним, с соревнованием. Не буду сильно напрягаться, лучше сделаю вам приятное. Грызть сухарики у меня, знаете ли, получается лучше, чем чужие глотки. А еще, в приятности я вижу стабильность.

– Как это?

– Ну, очень же просто, барышня. Мы вот с вами сегодня подружились, познакомились, мило побеседовали и день прекрасно провели.  И в следующий раз при встрече вы будете рады меня видеть. Вы будете моей подругой. По мне хорошая дружба – и есть одна из форм стабильности.

– А-а, ясно, – протянула я, улыбаясь, а потом по-дружески обняла демона за шею. – Спасибо вам, Глатоний, теперь вы, и, правда, мой друг. Ой, сари… – вспомнила про наряд.

– Оставьте себе. Это подарок.

                Подхватив свои вещи, я покинула машину Глатония и направилась к своему подъезду.

                На душе было одновременно тепло и грустно.

 

Глава 5. Мистер Прайд

 

                Утром в мою дверь постучали.

                О-о-очень рано!

                Я продрала глаза и, пробормотав сонное «Кто там?», тяжело свалилась с кровати. На самом деле я хотела вскочить ловко и грациозно, аки лихая газель, но запуталась в одеяле, и все получилось как обычно.

                Закутавшись в халат, я подобралась к двери, посмотрела в глазок. На лестничной площадке стоял незнакомый мужчина в кителе и фуражке. Обнаружив мое присутствие, он кивнул, предлагая открыть дверь.

                Что за странный тип? На демона не похож. Что ему, интересно знать, от меня понадобилось?

– Что вы хотели? – поинтересовалась я как можно более громко и грозно.

– Мистер Прайд ожидает вас внизу. У вас десять минут, чтобы собраться. И оденьтесь прилично.

– Э-э-э… – я ничего не поняла. – Что еще за мистер Прайд? Погодите…

                Но утренний визитер уже откланялся. Он уже ушел с площадки, оставив меня одну стоять на коврике у двери, растерянную, сонную и растрепанную.

                Десять минут, значит? Да я за это время ни кофе сварить не успею, ни в душ залезть. И что это еще за «прилично оденьтесь»? Для меня прилично – это джинсы (не рваные, темные) и футболочка или ковбойки без принта. Этого достаточно.

                В итоге, поразмыслив, я все же отыскала в шкафу черные классические брюки и блузку с коротким рукавом. Надеюсь, так достаточно прилично?

                Сунув в рот корявый бутер с сыром, запив его водой, а напоследок спешно почистив зубы, я выскочила из подъезда, забыв причесаться. Незнакомец в кителе уж ждал внизу. Он скептически оглядел меня с головы до ног и высокомерно кивнул.

– Следуйте за мной.

– Куда еще? – усомнилась я.

– К мистеру Прайду, конечно.

– А  где он?

– Он ждет вас у парка. Не задавайте больше лишних вопросов. Просто следуйте за мной.

                И почему все так загадочно? Чего бы ему, мистеру Прайду этому, перед подъездом не остановиться? Как всем остальным, предыдущим, а? Он что, особенный?

                Пока я думала, человек Прайда привел меня на площадь возле парка. Там, прямо посередине площади, рядом с памятником какому-то всеми забытому полководцу, припарковался огромный серебристый лимузин «Роллс-Ройс». Бесконечно длинная махина неуклюже жалась боком к каменному постаменту. Рядом валялась опрокинутая корзина цветов.

– Прошу, – мужчина в кителе (тут-то до меня дошло, что это шофер) подошел к дверце и услужливо распахнул ее, предупреждая. – Только не садитесь слишком близко к мистеру Прайду. Он этого не любит.

– Хорошо, – буркнула я и забралась в лоснящееся кожей и золотом чрево огромной машины.

                Ну, там внутри была и красота! Прямо красотища – шик и блеск! Роскошные сиденья,  мобильный бар, зеркальный потолок. И всюду огни, огни, огни…

                Я попыталась подсесть к столику с нарезанными фруктами – не успела позавтракать толком, как-никак – но меня окликнули из искрящегося полумрака в глубине салона.

– Нет! Не приближайся! Сядь там.

                Это как-то грубовато прозвучало. Обидно. Посему я, решив тоже особенно не страдать излишней учтивостью, сказала хмурым тоном:

– Я, вообще-то, поесть нормально не успела. Можно мне взять фрукты с той тарелки? И, кстати, кто вы такой и зачем позвали меня?

                В дальнем конце салона загорелся дополнительный свет. Видимо, чтобы я смогла как следует разглядеть своего нового спутника. Это был элегантный, коротко стриженный брюнет в пижонском деловом костюме. Он смотрел на меня недовольно и даже брезгливо.

– Ты не есть сюда пришла, запомни. У нас с тобой на сегодня запланировано дело, которое я намереваюсь побыстрее завершить. Мое время стоит дорого, не могу тратить его на тебя.

                Вау! Мне, конечно, совершенно не импонирует это высокомерие, но товарищ в лимузине, кажется, знает, что делает. Пока он выглядит самым целеустремленным и уверенным в результате из всех моих помощников. По крайней мере, тех, с кем мне уже свезло познакомиться. Что же, придется потерпеть этого наглого мистера Прайда… А-а-а-а! Дошло! «Прайд» – как-то так в англоязычном варианте звучит слово «гордость». Так вот в чем дело! Тогда совсем не удивительно, почему этот человек, то есть демон, столь надменен с остальными.

                Гордость, значит.

– Вы – Гордость? – Я  решила найти подтверждение своей догадке.

– Гордость, – кивнул хозяин лимузина. – Но ты должна называть меня мистер Прайд. А лучше – лорд Прайд. Я, вообще-то, дворянин.

                Ага, может мне вас вообще «король Прайд» называть? Или сразу – «хозяин Прайд»? Обидно как-то... Тоже мне, божество недоделанное. Ладно, хрен с ним, с его заносчивым величеством, лишь бы помог. Выглядит это тип таким всем из себя влиятельным. Не удивлюсь, если у него парочка холостых миллиардеров в знакомых найдется.

                И все же я не удержалась от подкола.

– Хорошо, я буду называть вас лорд Прайд, а вы меня тогда зовите леди Соня.

– Леди Соня? – демон скривился и нехотя позволил себе называться по-прежнему «мистером».

– Куда мы едем? – спросила после этого я.

– На деловую встречу. Так я смогу убить двух зайцев – и свои дела решу и тебя кому-нибудь пристрою.

– Кому-нибудь?

– Кому-нибудь из своих влиятельных знакомых.

                О-о-о, это прозвучало обнадеживающе.

– И где будет проходить ваша встреча?

– Далеко отсюда. На побережье, в Портофино.

– Чего? – я ушам своим не поверила. – Это прикол, да? Разве получится слетать туда и вернуться в один день?

– Почему нет? – искренне удивился демон. – У меня есть частный самолет. Какие проблемы?

                Вот это да! Я посмотрела на демона с благодарным  восхищением. Он не пошутил сейчас? Он действительно отвезет меня на частном самолете в заветное и недосягаемое Портофино? Да ради одного этого дня стоило жить своей никчемной и неудачливой жизнью! Вот и мне, наконец, повезло!

                И тут я вспомнила:

– Ой! Там же море будет. Можно ко мне домой за купальником и шлепками заехать?

                Мистер Прайд нахмурился и осуждающе сложил руки на груди.

– Какое море? Мы с тобой не загорать летим, а работать.  И вообще, – он критически осмотрел меня с ног до головы. – Твои обноски лучше выкинуть.

– Это вообще-то не обноски, а повседневный стиль.

– Стиль? Не смеши, – демон презрительно сморщился. – Этот твой стиль зовется – «тотальное нищебродство». Заедем в одно местечко перед встречей, время есть.

– Как хотите, – обиженно отвернулась я.

                Да и пошел он, этот Прайд. Все равно – это ему, а не мне  на наряды раскошеливаться придется. И поделом ему, пусть растрачивается, коли такой привередливый.

– Нечего на меня обижаться, – прочел мои мысли спутник. – Что, правда глаза колит? Неприятно слышать, понимаю.  Ну, а как ты хотела? Принц никогда бы не влюбился в Золушку, не будь на ней хрустальных туфелек и нарядного платья. Такова жизнь, и если ты решила начать серьезную охоту на олигарха – научись сперва хотя бы выглядеть прилично.

– Пф-ф, – злобно фыркнула я. – Принц из сказки – обычный дуралей. Влюбился он, понимаешь! Какая же это любовь, если он свою якобы возлюбленную без дурацкой туфли даже узнать не мог? А сколько пафоса, сколько слов. Грош цена такой любви.

– Верно мыслишь, – приподнял крутую бровь мистер Прайд. – Когда ты богат и знатен, нет особой нужды глубоко заглядывать в каждую душу. Да и в лицо тоже. Для тебя все взаимозаменяемы. И ты – тоже не исключение. Не думай, что сможешь покорить кого-то своей красотой или добротой. Там, куда мы едем, мужчинам нужны хрустальная туфелька, дорогое платье и карета сами по себе. Им плевать, кто будет все это великолепие носить. Задача Золушки лишь в том, чтобы покрепче затянуть  на себе платье, не вывалиться из кареты и не потерять заветную туфельку, пока сотни других Золушек будут трясти ее, как грушу, желая поскорее сбросить с триумфального пьедестала. Запомни, Золушка сама по себе интересна лишь другим таким же Золушкам. Принцу плевать, кто именно из вас будет танцевать с ним на балу. Он выберет ту, на ком будут туфелька и платье.

                Я нахмурилась. Слова Гордости не могли обрадовать, но и ничего неожиданного в них не прозвучало. Другие Золушки… такие как Лялька Василевская, что ли? Пока мы тут с ней спорим, гипотетическим принцам плевать на нас обеих...

– Приехали! – громко объявил водитель.

                Лимузин притормозил перед старинной аркой с неприметной вывеской из бледного золота. Я не успела прочесть все, только «Центр красоты и отдыха…» Что-то там еще было написано, но мистер Прайд уже торопил меня.

                Водитель открыл перед нами дверь.

– Прошу.

                Я удивленно посмотрела на демона. Этот маленький купеческий домик в центре города обслуживает местных богачей?

– Что? Думала я тебя в торговый центр «Арфа» повезу? – лицо моего сопроводителя перечеркнула издевательская усмешка.

– Да, – призналась я. – Там ведь всякие крутые бутики и салоны красоты находятся. Там всегда всякий модный народ тусуется…

– Заблуждение. Зачем терпеть толпы народа вокруг, сомнительное качество, суету и толчею? Элитное – значит, индивидуальное, – он поднял вверх палец. – Идем, сегодня это заведение работает только для нас с тобой. У тебя четверть часа на все, потом – на аэродром. Поняла?

– Ага…

                Мы прошли через аккуратный дворик,  засаженный розами и декоративными карликовыми елочками с голубой хвоей. Поднялись на кованое крылечко в старинном стиле, зашли в холл. Изнутри здание оказалось невероятно просторным. Его пространство расширялось вниз – там находилось несколько подземных этажей. «Бассейн», «Финская сауна», «Турецкий хамам» – читала я заманчивые вывески. Эх, в бассейне я бы сейчас поплавать не отказалась – жаль, времени у нас маловато.

                К нам, чуть не кланяясь, подошел администратор. Он был похож на одного известного стилиста. Не удивлюсь, если он тем самым известным стилистом и являлся…

                Занимались мной серьезно и стремительно – даже отвели в отдельный кабинет! Колдовали над моим внешним видом человек пять сразу. Парикмахер с невероятной скоростью и ловкостью выпрямлял и тонировал непослушные волосы. Сказать по правде, я до конца не верила, что получится сделать нормальную прическу. Не с моим мочалом! Параллельно с парикмахером работали две визажистки. Одна слой за слоем наносила на мое лицо какие-то средства – основы, тональники, шиммеры, крема. Вторая  выщипывала и подкрашивала брови. В то же самое время мастер по маникюру судорожно пилил мне ногти и красил их быстро сохнущим лаком.  Мимо периодически пробегал стилист, который иногда останавливался и тыкал мне в нос очередным комплектом. Сначала мне казалось, что стилист пытается узнать мое мнение, но вскоре стало ясно, что мое мнение его не интересует вообще – это  он просто наряды ко мне прикладывает и по общему тону прикидывает нужную цветовую гамму.

                Когда все закончилось, я, морально готовая к апгрейду, возможно даже неудачному, глянула в большое зеркало и не узнала себя. Все выглядело чужим – и волосы, слишком гладкие и ровные, и фигура, да я в жизни такой стройняшкой не была (а ведь на меня даже не надевали утягивающее белье). Про грудь вообще молчу – понятия не имею, откуда она в принципе такая пышная за десять минут взялась. Класс! Теперь хоть в кинозвезды.

– Готова? – мистер Прайд оценивающе оглядел меня с головы до ног и, как мне показалось, остался доволен результатом.

– Восторг! – только и смогла выдохнуть я.  – Спасибо огромное.

– Теперь ты хотя бы похожа на приличного человека, – скептически ответил демон.

– Приличного? Да я теперь – настоящая леди.

– Ну…  До леди тебе пока далеко, но для пятнадцатиминутного преображения очень даже ничего.

– Мне нравится. Супер.

                Пропустив последние слова спутника и благодетеля мимо ушей, я еще разок жадно оглядела себя в зеркале – хороша! Век бы смотрела – не насмотрелась. «Какие перышки, какой носок»! Какое шикарное и одновременно строгое и невычурное платье. Сразу видно – дорогущее. Туфли, хоть и на каблуке, а вполне себе удобненькие.

– Ой, а мои вещи можно в какой-нибудь пакетик сложить? – заволновалась я о судьбе своих любимых башмаков, футболки и джинсов.

– А не проще их выкинуть? – брезгливо приподнял бровь демон.

– Выкинуть? Еще чего! Платья платьями, а в кедах и джинсах моих мне еще жить!

                Я снова принялась любоваться своим отражением, пока сотрудники салона  упаковывали мое старое барахло в глянцевый пакет с логотипом в виде золотого цветка.

– Нам пора, – оторвал меня от благостного занятия мистер Прайд. – У нас еще перелет.

                И тут до меня дошло страшное!

– Ой! Мы ведь в Италию летим, а у меня загранпаспорта нету, – ляпнула, а потом вспомнила про ментальные фокусы Гнева.

                Гордость наверняка умеет не хуже затуманивать сознание людям. А то и лучше.

– Обойдемся без твоих бумажек, – раздалось в ответ.

– Так и знала, что у вас тоже есть та особая… магия… – начала, было, я, но Прайд перебил меня на полуслове.

– У меня есть влияние и связи – это главная магия.

                Связи, так связи. Моя мама тоже так всегда считала. В особенности если у тебя есть связи где-нибудь в городской администрации – вот это прямо очень котировалось.

                Мы погрузились обратно в лимузин, и он неуклюже пополз по узким улочкам. Лишь за городом, по дороге на аэродром, длинный автомобиль позволил себе разогнаться. Мимо летели деревья и дорогие дачи тех жителей родного Тумановска, кому в этой жизни, можно сказать, повезло. Ну, по крайней мере, повезло несколько больше, чем мне. Прошлой мне. Сейчас даже у такой растяпы и неудачницы, как Соня Огурцова, появился шанс на счастливую и безоблачную жизнь.

                Небольшой аэродром Змеевка располагался минутах в пятнадцати езды от города. Раньше здесь находился клуб парашютистов, и стояли кукурузники. Они предназначались  для обработки полей и тушения лесных пожаров. Теперь, во времена развитого капитализма, здесь базировались разноцветные частные вертолетики, похожие на ярких стрекоз. Личные самолеты стояли чуть поодаль.

                К одному из них быстрым шагом направился мистер Прайд, когда шофер высадил нас на стоянке между ангарами.

                Самолет Гордости оказался небольшим, но обставлен изнутри был еще роскошнее, чем «Роллс-Ройс». Нас встретил экипаж – командир борта, его помощница – второй пилот и пара стюардов. Мне почему-то подумалось, что они тоже демоны. Уже троекратный опыт общения с нечистой силой заставлял обращать внимание на почти неуловимые потусторонние черты – ядовитый алый блеск в глазах, кроящуюся в улыбке насмешку, странную притягательность. Хотя, возможно, мне просто показалось.

                Самолет взлетел и понесся среди облаков к вожделенной Италии.

                Эх, жалко Лялька Василевская меня сейчас не видит!  

                Принесли кофе и полдник. Я набросилась на все это, как голодный кабан, но, поймав строгий взгляд мистера Прайда, попыталась кушать, как леди. После сытной еды меня стало клонить в сон, и я, наверное, даже уснула на какое-то время. Проснулась от громкого сообщения:

– Прилетели. Выходим.

                Мы снова погрузились в авто – это был светлый представительский седан с просторным салоном – и поехали вдоль моря к городу.

                У меня даже дух захватило – Портофино! Я в настоящем Портофино! Красивая! В шикарных туфельках, в стильном платье, в роскошной машине. Взгляд сам собой скользнул по строгой фигуре моего спутника. В компании шикарного мужчины. Пусть он и не мой мужчина. И не человек, кстати, тоже. Все равно! Я впервые в такой сказке! Будто в фильм попала.

                Я – звезда!

                Захотелось немедленно высунуться в окошко и заорать во все горло – «Это я! Соня Огруцова – настоящая гламурная звезда и вообще самая счастливая девушка на свете! Привет, Портофино!» Демон, похоже, угадал мои мысли, смерил осуждающим взглядом. В этом холодном, спокойном взоре читалось: «Держи себя в руках, Огурцова. Не позорь меня».

                И я, сдержав душевный порыв, стала молча любоваться всеми этими бухточками и нависающими прямо над водой домиками. Набережными, скалами, солнцем и зеленоватой морской водой, сверкающей россыпями соленых искр.

                Ах, Портофино!

                Если есть на земле Рай, то он точно тут, среди зеленых круч и нежных кремовых, оранжевых и желтых построек, похожих на ласточкины гнезда, что поднимаются над веселыми волнами, качающими белые крапинки яхт.

                Дух захватывает!

                Я даже несколько раз подряд глаза крепко зажмурила, а потом широко распахнула. Портофино не исчез.

                Машина проползла по серпантину и въехала под арку шикарной виллы цвета крем-брюле.

– Приехали. Добро пожаловать на виллу Альтакьяра, – объявил мистер Прайд, когда машина остановилась у каменной стены.

                Мы вышли. Рядом стояли еще несколько дорогущих авто. Я взволнованно огляделась вокруг, силясь вобрать в легкие весь доступный воздух. Этот момент надо прочувствовать каждой клеточкой тела, запомнить на всю жизнь. По правде сказать, я  даже про свою охоту на миллиардера забыла.

– Ого! – только и смогла выдать. – Обалдеть же можно!

– Можно, – снисходительно кивнул мистер Прайд, – но не нужно.

– Это настоящий рай какой-то…

– И вовсе не рай. Пф-ф-ф, да ни один уважающий себя демон не назначил бы встречу со своими партнерами в раю, – оскорбился мой спутник. – Тут отличное место – проклятое! Говорят, к этому приложил руку сам Тутанхамон.

– Серьезно? – я опасливо огляделась по сторонам.

                Знаем мы эти ваши проклятья древних фараонов! С ними лучше не связываться.

– Конечно, серьезно. Виллу построил один богатый британский лорд, чересчур увлеченный загадками Египта. Лорд поехал в Египет и вскрыл там древнюю гробницу, после чего его поразило страшное проклятье! Он умер тут, на вилле Альтакьяра. Потом здесь поселилась его внучка и вскоре трагически погибла – упала с балкона и разбилась. После этого вилла досталась одной графине, которая тоже умерла – покончила с собой по неизвестной причине. А потом трехлетний сын ее любовника…

– Хватит-хватит, все поняла, – испуганно перебила я, не желая больше слушать про череду жутких смертей.

– Не переживай, сын любовника графини остался жив.

– Ну, слава богу…

– Слава Тутанхамону, – поправил мой  спутник. – Ладно, хватит истории. Сейчас я пойду в конференц-зал и займусь переговорами, а ты погуляй тут по саду, только к перилам близко не подходи – вдруг упадешь? Когда закончу с делами, представлю тебя какому-нибудь миллиардеру.

– Ладно, – не стала спорить я.

                Яркие краски Портофино сразу как-то померкли. Я теперь лишний шаг боялась сделать – вдруг фараон и за меня возьмется? Жуть. Демону-то, похоже, бояться нечего, а мне как-то очень уж неуютно стало...

                Мистер Прайд ушел, и я послушно побрела в сад. Там села под первой попавшейся пальмой на травку. Солнышко светит, птички поют, глядят из тени под большими листьями яркие сиреневые цветы. Красота! Красотища настоящая! Мысли про мстительного Тутанхамона и его убийственное проклятье быстро ушли на второй план. Зря, все-таки, купальник не взяла. Вот сейчас бы искупалась…

                В нескольких метрах от меня садовник косил газон. Чего я, собственно, теряю?

– Экскьюзми, сэр, – собрала я в голове все свои знания английского (итальянского я, к сожалению, в школе не учила). – Вере из зе бич?

– Бич? – мужчина непонимающе посмотрел на меня.

– Ну, бич. Си! – повторила я, пантомимой изобразив процесс плавания.

                Садовник, кажется, понял, что мне необходимы море и пляж. Показал в направлении каменных ступеней, что вели куда-то внутрь скалы, на которой стояла вилла. Я кивнула ему и двинулась по заданному курсу. Опустилась по каменной лестнице в грот, чтобы потом выбраться на небольшой частный пляжик с лежаками и зонтиками.

                Полчаса корячилась, силясь расстегнуть на спине злосчастное платье. В конце концов, сменив штук пять сложных поз из йоги, я все-таки ухитрилась это сделать. Эх, на мне ж белье новое – можно не париться. Оно выглядит шикарнее любого из моих (двух) купальников, оставшихся дома.  

                Аккуратно сложив на лежаке дорогой наряд и заботливо прикрыв его зонтиком, я с разбегу бросилась в манящие морские объятья.

                Море было прекрасным. Соленым, блестящим, уходящим к самому горизонту. И плыть получалось легко – волны сами несли вперед и вдаль. Я даже не заметила, как оказалась далеко от берега. Когда поплыла обратно, выяснилось, что я забрала сильно в сторону и, где тот частный пляжик, от которого я отплывала –  только Тутанхамону и известно.

                Сначала не волновалась – подумаешь, заблудилась. Заблудиться в Портофино мне только в удовольствие. Правда, радостно поплавав в море с полчаса, я несколько подустала и вспомнила про главную цель моего приезда. Мистер Прайд останется недоволен. Он, наверняка, уже решил свои срочные дела и вспомнил про меня. А я тут в море плаваю…

                Судорожно оглядевшись по сторонам, я поняла, что заблудилась окончательно. Ладно, поплыву к берегу, а там у кого-нибудь спрошу…

                В итоге из воды я вылезла на пляже у какой-то чужой виллы. Там меня встретила добродушная пожилая итальянка, как оказалось – хозяйка дома. Ее совершенно не смутило мое вторжение. На ломаном английском я попыталась объяснить, что случилось, но она не стала слушать – просто сунула мне в руки бокал вина и не отпустила, пока я не выпила с ней целую бутылку. Из ее несвязной речи – ориентируясь на мощную жестикуляцию и минимум англоязычных фраз –  я поняла, что богатая синьора развелась с мужем-альфонсом, и теперь пьет за свободу и благополучие. Ну, за такое, правда, было грех не выпить!

                На прощанье она подарила мне красивые платье и сабо. Сердечно поблагодарив добрую женщину, я облачилась в обновки и отправилась на поиски виллы Альтакьяра. Сначала казалось, что – вот она, за поворотом. Не такая уж я великая пловчиха, чтобы на другой конец побережья умотать. Вот сейчас, еще немного пройду вперед, и появится кремовая стена с торчащей из-за нее сосной…

                Но стена все не появлялась.

                В итоге, изрядно поплутав, я поднялась на возвышенность. Теперь надо мной были зеленеющие скалы, и море блестело вдали, отрезанное от меня садами и крышами. Ну вот, я уже даже путь к воде потеряла. А ведь там, внизу, на Альтакьяре ждет меня, наверное, мистер Прайд. И мой гипотетический муж миллиардер.

                У кого бы спросить дорогу?

                Из-за поворота мне навстречу вышел старичок в панамке. Я попробовала выяснить дорогу у него, но это не окончилось ничем толковым.

– Нон ла каписко.  Парла итальяно, пер фавор…

                Ну, или примерно как-то так. Это все, чего мне удалось добиться.

                Попытав счастье у двух бабушек с собачками и разносчика пиццы, я окончательно сдалась. Стало страшно. Что будет, если я не вернусь на виллу вовремя? Если вообще не вернусь? Будет ли Прайд искать меня? Если и будет – вдруг, не найдет? И куда я пойду, если он не найдет меня до конца этого дня? У меня ни денег, ни паспорта с собой…

– Эй, – окликнул меня кто-то из-за спины.

                Я обернулась. Под раскидистой пальмой, склонившейся над узорной решеткой чьего-то сада, стоял молодой человек и смотрел на меня.

– Это вы мне? – насторожилась я.

– Тебе, – улыбнулся парень. – Мне тоже выкать не обязательно.

                Он тряхнул длинной челкой и подошел ближе. Я оглядела незнакомца с головы до ног. С виду похож на неформала – длинные, до плеч, волосы неопределенного цвета, черная футболка с козьим черепом, вписанным в пентаграмму, узкие рваные джинсы и кеды «Конверс» на ногах. И будто видела я его раньше, не могла только вспомнить – где? Внимательно всмотрелась в глаза – было в них нечто потустороннее. Ясно! Кто-то из демонской братии. Не помню только, присутствовал ли данный тип на подписании договора…

                Никак не получается вспомнить…

                Ладно, кем бы он ни являлся, я сумею это выяснить. Резко поверив в себя, успокоилась. Произнесла вполне дружелюбно:

– Ну, привет.

– Привет, – парень улыбнулся еще шире.

                Но при всей широте улыбка у него получалась какая-то грустная, тоскливая.

– Тебя мне Тутанхамон, похоже, прислал на помощь? – попробовала пошутить я.

– А тебе нужна помощь? – пошутил в ответ таинственный незнакомец. – Ты не похожа на деву в беде.

– Я пока не то чтобы в очень большой беде. Просто заблудилась и языка не знаю.

– Тебе на виллу Альтакьяра надо? Верно?

– Верно.

                Я изумленно заломила бровь. Какой проницательный! Значит, демон таки. Вот только вспомнить его никак не могу…  Скорее всего, он просто знакомый кого-то из моих помощников. Мало ли, что они там своим друганам рассказывают? Я бы, вот, обязательно похвасталась подругам участием в подобном проекте… Эх, жаль, что все мои униврские подруженции разъехались после института кто за границу, кто в столицу. Скучаю по ним неимоверно.  Короткие разговоры раз в полмесяца – только душу бередить… А на работе меня сразу принялась подтравливать Лялька Василевская, так что новых многообещающих знакомств завести не удалось. Все меня сторонились – боялись с Лялькой лишний раз конфликтовать.

                Одна Рая не испугалась. Здорово! Надо будет продолжить дружить с ней, когда кончится вся эта эпопея с миллиардером. Вот только когда она кончится? А – главное – чем? Потусторонние силы, безусловно, сильны и могущественны, но пока мне все происходящее как-то не очень нравится… Нет, само по себе Портофино великолепно, как великолепен и поход в ресторан с Глатонием, и покатушки на байке Гнева… А вот с олигархом пока все провально. От слова «совсем». Прайд, конечно, с уверенностью пообещал кого-то подогнать, но мне почему-то кажется, что его вариант будет… Как бы это помягче сказать? Походить на самого Прайда… Ну, вы меня поняли – все эти высокомерие, холодность напускная, важность исключительная...  Вряд ли знакомый Прайда окажется кем-то наподобие обаятельного симпатяги Игоря…

                Того самого Игоря – Малеева.

                Новый знакомец-неформал отвлек от размышлений:

– Ну, что? Проводить тебя до Альтакьяры?

– Пожалуй, – кивнул я. – Буду признательна.

– Тогда вперед.

                Парень подставил мне согнутый локоть, я ухватилась за него – практически повисла – и мы неторопливо двинулись к тенистым пальмам, за которыми скрывался чуть заметный проход-лесенка.

                За лесенкой потянулись тоненькие извилистые улочки. Тут, в глубине города, все выглядело проще и живее, чем на дорогущей вилле. Стены домов все в тех же медовых, охристых и красных тонах. Цветы и деревья в глиняных горшочках. Пару раз попадалось вывешенное прямо на улице постиранное белье.

                Наконец, мы достигли цели. Вот они – припаркованный автомобиль, бледная стена, сосна, знакомые уже пальмы…

– Пришли, – сообщил мой загадочный провожатый.

– Действительно, пришли, – согласилась я.

                Со стороны сада раздался грозный окрик мистера Прайда.

– Огурцова, ты где? Почему я искать тебя должен? Сказано же было – неподалеку ждать! Узнаю, что на море пошла…

                Я сделала несколько нервных шагов по направлению к калитке в резной ограде. Потом, вспомнив, что не поблагодарила за помощь нового знакомого, обернулась.

                Вот незадача – парень-то исчез! Испарился, будто его и не было. Жалко. Я ведь его даже не поблагодарила за помощь. И имени не спросила…

                Немного расстроенная, я послушно явилась пред сиятельные очи мистера Прайда. Волновалась, вдруг этот педант с меня сейчас за исчезнувший наряд спросит, но демон оглядел меня с ног до головы, хмыкнул удивленно и уточнил:

– Одежду сменила?

– Ага, – виновато потупилась я, ожидая осуждений, но их не последовало.

– Ярковато, конечно, но в целом неплохо! Люблю «Версаче». Идем.

                Он жестом велел мне следовать за собой. Пошел куда-то вглубь сада. Я шагала следом, не переставая мысленно благодарить любезную синьору с виллы за щедрый подарок.

                Возле декоративной арки нас ждал высокий статный мужчина в дорогом костюме. Он был похож на героя голливудской классики – широкоплечий, с зачесанными назад блестящими волосами, с хищной бородкой и острым взглядом матерого волка. Притягательный и одновременно пугающий типаж.

                Мистер Прайд подвел меня практически вплотную к этому типу, представил:

– Познакомься. Мой друг – Кирилл Синебородов. Кирилл – совладелец крупного пищевого холдинга «Фуд-анд-кемикал». Он – вдовец, кстати.

                Я неуверенно покосилась на Прайда. Так расписывает… Как товар на рынке. А что Синебородов? Заглянула в его идеальное, перечеркнутое парой морщинок лицо. Глаза какие-то мутные… Ясно! Опять «джедайские» штучки. Ну, ладненько, доверюсь Прайду. Пусть продолжает устраивать мою личную жизнь дальше.

                Тут демон толкнул меня легонечко локтем в бок. Мол, представься и ты.

– София, – натянуто улыбнулась я, протягивая миллиардеру вспотевшую от волнения руку.

                Привычка у меня была такая, со всеми за руку здороваться. А Кирилл этот пальцы мои своими обхватил, обернул мою кисть вниз ладонью и к тыльной стороне губами приложился. Холоднющие такие губы, жесткие – я всей кожей это почувствовала.

                И голос такой властный, глубокий, бархатный.

– Приятно познакомится, София.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям