0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Западня » Отрывок из книги «Западня»

Отрывок из книги «Западня»

Автор: Золомон Джорджиана

Исключительными правами на произведение «Западня» обладает автор — Золомон Джорджиана Copyright © Золомон Джорджиана

Пролог

 

Лия сжала губы и с силой ударила рукой по столу. Видавший виды, тот пошатнулся и опасливо скрипнул, напоминая о своем почтенном возрасте. Леонова покачала головой, вздохнула и прикрыла глаза. Это был просто очередной день на работе.

 

Мысленно она частенько называла его «чертовым адом», но отчего-то терпела. Продолжала исправно приходить на десять минут раньше положенного срока, исправно выполнять свои обязанности, а затем уходить, наведя за собой полный порядок.

 

В местной паршивой газетенке, в которой она торчала уже почти два года, в ее обязанности что только не входило: и чай начальнику принести, и сотрудников проверить, подогнать, чтобы успели к срокам, и с бумажной волокитой справиться, и накладные не перепутать… Лия уже не помнила, зачем и кем именно туда устраивалась работать. Вроде бы у нее был диплом художника, тогда какого черта?

 

Нет, что уж там, коллажи она тоже отрисовывала. Все, что касалось художественного оформления тоже было на ней, но только за это Леонова и должна была отвечать. Однако с каждым месяцем и без того скудный бюджет газеты уменьшался, сотрудников медленно, но верно сокращали, а у Лии становилось все больше и больше работы.

 

Поначалу ей было попросту жаль оставшихся коллег с увеличившейся нагрузкой и шефа – пожилого мужчину, сражавшегося за право продолжать работать. Но со временем новых обязанностей стало очень много, зарплата осталась на месте, а Анатолий Васильевич превратился в вечно недовольного и озлобленного старого брюзгу. Последние три месяца Леонова активно рассылала свое резюме по разным компаниям в надежде, что как можно скорее вырвется из болотной трясины, в которой совершенно не планировала застревать.

 

С малых лет Лия не выпускала из рук мелки, затем карандаши, а уж потом и краски. Она никогда и ничего не хотела так сильно, как рисовать. Живопись была ее душой, ее сердцем, жизнью и призванием. Ни в чем другом Леонова себя не видела, поэтому, когда настало время решать вопрос о поступлении в университет, она нисколько не сомневалась. С отличием оконченная художественная школа и многочисленные выигранные конкурсы определили ее дальнейшую судьбу. Лию приняли в один из лучших столичных вузов, а небогатые, но любящие родители сделали все, чтобы единственная дочь смогла уехать жить в столицу.

 

Лия всегда ценила поступок родителей, но сокрушалась, потому что после окончания университета прошло два с половиной года, а она по-прежнему ничем не могла им помочь, отплатить, как следует. Леонова искренне полагала, что всю жизнь трудившийся на двух работах отец и всегда во всем ограничивавшая себя мать заслуживали увидеть хоть что-то, кроме родного Саратова и Черного моря. Хотелось отправить их заграницу, купить им дорогих, красивых вещей, порадовать… доказать себе, в конце концов, что они не зря вложили в свое чадо столько усилий. Однако пока что Лия могла разве что выживать в дорогой столице.

 

Получаемый зарплаты едва хватало на съемную квартиру, еду и передвижения по городу. Даже обновить свой гардероб Лия не могла вот уже второй год, все более или менее лишние средства она тратила на художественные материалы. Она искренне не понимала, как могла докатиться до такого существования. Все учителя и преподаватели пророчили ей успех и прекрасное будущее… она и сама была в этом уверена, чего только стоило ее портфолио… но пока что все, что ей предлагали, Леонову не устраивало. Либо работа была неинтересной, либо бесперспективной, либо оплата оставляла желать лучшего. А размениваться Лия больше не собиралась. Времена, когда она была робкой и неуверенной в себе выпускницей остались позади, теперь Леонова знала себе цену и больше не собиралась ее занижать. Она хотела найти достойную работу и больше не рисовать по ночам, перебиваясь мелкими дополнительными заказами, чтобы протянуть еще один месяц в Москве. Она больше не собиралась терпеть нотации недовольного Анатолия Васильевича, не собиралась больше никому носить кофе или чай. Она была художником - перспективным и талантливым, и она собиралась добиться чего-то стоящего.

 

Глава 1

 

Лия выпорхнула из старого здания советских времен. Еще чуть-чуть и казалось, что за спиной вырастут крылья, такой счастливой Леонова помнила себя разве что в день выпуска из университета. Или в день поступления. Таких сильных и положительных эмоций Лия не испытывала очень и очень давно.

 

Ее позвали на повторное собеседование в Ingate, и она не могла нарадоваться этому событию. Крупнейшее рекламное агентство столицы обратило внимание на ее резюме!  Да что там, звало во второй раз, для того, чтобы уже сам босс побеседовал с ней! По словам секретарши, пожилой и приветливой Натальи Владимировны, ее анкета очень понравилась кадрам и, скорее всего, место уже принадлежало ей.  

 

Лия совсем не хотела ругаться с Анатолием Васильевичем напоследок, но уже бывший начальник заупрямился и ни в какую не захотел отпускать ее с работы на несколько часов пораньше. Леонова вежливо попросила, пару раз напомнила о своих гигантских переработках, но босс не стал слушать никакие доводы с ее стороны. Именно тогда Лия и не выдержала. Нервы сдали и через несколько минут после несложившегося разговора, на стол нерадивого журналиста легло заявление об уходе.

 

Леонова понимала, что повторное собеседование – это еще не залог успеха и ее могут не взять в Ingate, но оставаться на прошлом месте работы больше не собиралась в любом случае. Даже в случае отказа она лучше бы стала фрилансером, чем снова вернулась к прежней работе.

 

Впрочем, место в Ingate она получить все же очень и очень надеялась. Заходя в офисное здание, расположенное практически в центре города, Лия не могла перестать оглядываться вокруг. Хотелось обсмотреть каждый уголок, запомнить каждую деталь роскошного холла, а затем представлять себя частью этого замечательного места. Наверняка на других этажах все обстояло еще интереснее. Творческий коллектив, молодые и энергичные люди, ровесники Леоновой, разделяющие ее убеждения… разве это не было идеальным местом для работы? Да Лия готова была жить в таком месте!

 

Она старалась выглядеть не слишком встревоженной, пыталась скрыть свой восторг, но напрасно, все было написано на ее лице. Наталья Владимировна только понимающе поулыбалась, покивала и велела подождать несколько минут, «пока Игорь Дмитриевич не освободится». Секретарша снова «по секрету» поделилась, что в кабинете босса вот уже пятнадцать минут находилась еще одна претендентка на вакансию художника. Лия внутренне сжалась, но велела себе ничем не выдавать волнения. Ей бы уж точно это не помогло.

 

Правда все положительные мысли вмиг испарились, когда Леонова увидела свою «конкурентку». Та буквально выплыла из кабинета главы Ingate идеальной, модельной походкой. Девушка была не просто красива, она была обладательницей поистине роскошной внешности. Под стать ее красоте была и стильная одежда, явно из дорогих магазинов. Лия сглотнула и проводила соперницу взглядом, а затем стыдливо опустила глаза на свои потрепанные временем джинсы и чересчур простые кеды. Прическа в виде двух рыбьих косичек тоже не прибавляли ей солидности. И о чем она только думала? Ведь шла в крупную компанию! Почему не догадалась о том, что здесь, скорее всего, соблюдают дресс-код? Наверное, потому что, как и любая другая творческая личность, Лия предпочитала выражать себя не в одежде, а в своем видении мира, в своих работах, в своем стиле. Однако сейчас ей это явно не пригодилось бы. Леонова чувствовала себя глупо и крайне неуверенно. Она будто очнулась, когда секретарша ее позвала, по всей видимости, во второй или третий раз.

 

- Вас ждут, Лия Владимировна.

 

- Да, конечно… - Леонова кивнула. Нехотя поднявшись, она прошла ко входу в кабинет директора, потопталась у порога массивной двери, покусала губы, а затем, кивнув самой себе, шагнула вперед даже не представляя, кто именно ее ждет там.

 

Лия узнала его сразу. Мгновенно. Это был словно удар молнии. Игорь.

 

- Добрый день, прошу Вас, присаживайтесь. - Молодой мужчина кивнул ей и махнул рукой в сторону кресла. Леонова сглотнула, помедлила пару секунд, а затем мысленно приказала взять себя в руки. Громов точно не помнил ее. – Итак, Лия Владимировна, расскажите-ка о себе все, что посчитаете нужным… - Леонова даже не поняла, как медленно подошла к большому столу и села напротив него в кожаное кресло. На долю секунды она перенеслась в прошлое и картинки того, о чем она всегда пыталась забыть, вспыхнули в голове ярким пламенем.

 

Лия приехала в Москву, едва ей исполнилось восемнадцать. Всю свою сознательную жизнь она рисовала, училась, старалась стать как можно лучше, выигрывала конкурсы, делала все, чтобы родители ею гордились. Леонова с отличием окончила и художественную, и общеобразовательную школу, но пока она грызла гранит науки и покоряла творческие вершины, жизнь обычного подростка прошла мимо. В то время, как одноклассницы ходили на первые свидания и учились целоваться, Лия сидела в душных аудиториях и рисовала, рисовала, рисовала…

 

А потом Леонова переехала в Москву и внутри что-то будто бы изменилось. Она почувствовала свободу, а в сердце поселилась надежда на то, что в ее жизни тоже может появиться кто-то значимый. Что-то значимое, помимо ее творчества.

 

В Игоря она влюбилась практически с первого взгляда. Увидела его на третий день своего пребывания в университете и поняла, что потеряла голову, стоило только взглянуть в его серые глаза. А затем для Лии начался настоящий ад.

 

Жизнь все расставила по своим местам быстро. Слишком быстро для Лии. Резко пришло понимание того, в какой учебное заведение она попала и насколько сильно в него не вписывалась. Местная элита быстро объяснила ей, кто Лия такая. Выскочка из провинциального городка, чудом получившая место в «их мире». В течение первых недель Леонова осознала, что друзей ей в этом месте не найти. Но самым болезненным было понимание того, что Игорь оказался недосягаем. Мало того, что старшекурсник, выпускник, так еще и по словам девчонок, вечно перешептывавшихся о нем, сын влиятельного бизнесмена. Да что там, просто модель и красавчик! Куда Лие было до него? Нескладная, угловатая, чересчур худая, в своих очках и брекетах, в своей простой и недорогой одежде, она и впрямь была дурнушкой. Впрочем, очень скоро это прозвище намертво приклеилось к ней. Так Леонову сокурсники звали еще несколько лет.

 

А вот преподаватели в ней не чаяли души. Наверное, только это позволило Лие выстоять, выдержать те непростые годы и при этом остаться собой. Учителя, ставшие ей настоящими наставниками, поддерживали девушку, давали советы, подталкивали к развитию и Леонова была им благодарна.

 

Лия забыла бы со временем непринятие сокурсников, это бы стерлось из памяти, оставив в воспоминаниях только моменты, связанные с учебой, если бы не одно «но».

 

В какой-то момент Игорь и его компания, состоявшая исключительно из отморозков, как про себя окрестила их Леонова, не решили поиздеваться над ней. О том, что она влюбилась в Громова, друзья парня прознали практически сразу (чего уж там, а Лия так краснела и заикалась в те разы, что они сталкивались, что не заметить этого было нельзя) и решили это использовать. Чтобы унизить ее и посмеяться над ничего не понимающей девчонкой.

 

Все вышло как в дурном сне или дурацком фильме. Ее «позвали» на свидание, прислав записку, а когда Лия, купившись, пришла по назначенному адресу, там ее ждала толпа друзей Игоря, смеявшихся в голос и кричавших вслед обидные вещи.

 

Впрочем, даже это постепенно забылось, если бы не одно «но». Если бы только Игорь не нагнал ее уже в парке, раскинувшемся прямо возле их университета. Если бы потом не позвал к себе. Если бы только не воспользовался ее доверчивостью. Не отвез бы к себе со всеми вытекающими оттуда последствиями.

 

Однако даже не близость, к которой Лия была не готова, была самой страшной в этой истории. В конце концов, она его хотела, он ей нравился и Громов не сделал с ней ничего, чего бы Лия ему не разрешила, но то что произошло дальше... то, с каким отвращением Игорь буквально вышвырнул ее из своей квартиры на следующее утро – это было самым чудовищным. Лия не понимала, почему он так поступил, почему смотрел с таким презрением, ведь еще вчера он желал ее…

 

Правду она узнала через пару дней, совершенно случайно, услышав отрывок разговора друзей Игоря, которые утверждали, что он был «обдолбанным в хлам». Лия этого не заметила… к счастью или сожалению, потому что после этого ее жизнь практически не изменилась… Громов быстро о ней забыл, его компания тоже, а Леонова осталась со своей болью совершенно одна. С тех самых пор она так и не поверила ни одному мужчине.

 

- Лия Владимировна? С Вами все в порядке?

 

- Что? А, да… конечно… - Леонова усиленно закивала и как-то нервно улыбнулась.

 

- Не волнуйтесь, у Вас прекрасное портфолио, только расскажите о нем подробнее, - попросил Игорь и Лия дала себе слово, что сосредоточится на том, что происходит сейчас и выкинет из головы прошлое. В конце концов, это было столько лет назад.

 

Глава 2

 

- Если я еще хоть раз увижу кого-то, вроде Кругловой, уволю Вас, Юлия Сергеевна, это ясно? – Начальница отдела кадров бледнела, зеленела и краснела вот уже полчаса к ряду. Громов вызвал ее к себе под конец дня и отчитывал. Обычно строгий начальник был суров, но справедлив и без видимой причины никого не ругал, но сегодня что-то было не так.

 

- Она подходила по всем параметрам, Игорь Дмитриевич, у нее было хорошее резюме, опыт, рекомендации, - попыталась оправдаться женщина, нервно поправляя очки на переносице, но Громов прервал ее жестом руки.

 

- Видел я ее параметры и рекомендации! Бордель мне тут решили устроить! Таким девкам место на панели, а не в художественном отделе крупной фирмы! У Вас что, глаз нет?! – Кравченко сжалась и отрицательно покачала головой, не зная, что именно она на самом деле отрицает. – Берем Леонову! До конца недели она должна принести все документы. Если чего-то будет не хватать, пропускайте, потом донесет. Чтобы приступала к работе со следующего понедельника.  

 

- Хорошо, - Юлия Сергеевна кивнула и поспешно поднялась со своего места. – Я свободна? – Громов кивнул, и она быстрыми шагами удалилась из его кабинета.

 

И чего только Игорь Дмитриевич так взбесился? В последний раз Кравченко видела его таким почти год назад, когда они упустили выгодную сделку с крупной строительной компанией, которая ушла к конкурентам буквально из-под носа, забрав при этом с собой приличный гонорар. Тогда Громов уволил начальника отдела менеджмента с диким скандалом. В назидании другим, так сказать.

 

Конечно, Юлия замечала, что кадровая политика шефа была своеобразной. Можно сказать, немного дискриминирующей. Игорь старался не брать на работу женщин, шестьдесят процентов его сотрудников являлись мужчинами, остальная часть представляла собой составившихся представительниц слабого пола, которым, большей частью, было за тридцать-тридцать пять. Громов не делал исключений и отказывался брать матерей с маленькими детьми или едва вышедших из декрета. Юлия такой суровости не понимала, но старалась не лезть со своим уставом в чужой монастырь. В остальном босс проводил отбор справедливо и брал на работу тех, кто действительно отвечал необходимым требованиям.

 

Впрочем, ситуации с Кругловой Кравченко так и не поняла. Отбор на вакансию художника шел из сотен претендентов, большая половина из которых была отсеяна самими кадрами. Оставшихся собеседовали рекрутеры, выделенную десятку Кравченко проверяла сама, а на стол к начальнику легло пять резюме, из которых двух кандидатов Громов отверг по каким-то только ему известным причинам. На собеседование к Игорю попали трое: Круглова, Леонова и Передерин, которого Громов взял на удаленной основе. Частенько они зашивались, не справляясь с заказами и тогда кадры из резерва выручали.

 

Леонова ему понравилась сразу. Портфолио, резюме, многочисленные выигранные конкурсы, это было как раз тем, что ему требовалось. Девушка была довольно амбициозной и, самое главное, явно собиралась строить карьеру. Если уж в ее голове и были мысли касательно улучшения личной жизни на рабочем месте, то они не были столь явными и отталкивающими, как у Кругловой, которая едва ли не предложила себя Громову на собеседовании.

 

Конечно, Виктория не была оповещена об отношении Игоря Дмитриевича к подобного рода выходкам. Он терпеть не мог дам, которые всего старались добиться через постель. У нее было неплохое портфолио и, если бы она не была столь шл*ховатой в своем поведении, может быть, он взял бы ее, как и Передерина в резерв, но своим вальяжным и демонстративно-проститутским поведением, она перечеркнула все шансы попасть в его компанию. Причем, навсегда.

 

А вот Лия и впрямь понравилась ему. Просто одетая, нацеленная на работу, уверенно рассуждающая о предстоящих целях, она была как раз тем сотрудником, которого не хватало его штату, поэтому свое предпочтение Громов отдал ей практически сразу. Отчего-то он был уверен, что Леонова его не подведет.

 

***

 

Лия не могла сказать точно, рада она получению места в Ingate или нет. С одной стороны, крупная фирма, в которой она, наконец, могла раскрыть себя и свой творческий потенциал – это было настоящей мечтой. В этой фирме она могла «набить руку», многому научиться, это было бы отличным подспорьем в становлении ее карьеры. Да и зарплата была почти в два раза больше той, что она видела у Анатолия Васильевича. И это только на начальных порах! Громов обещал хорошие премии и увеличение оплаты пропорционально ее достижениям. Таких денег Лия отродясь не видела! Однако идеально все быть не могло, пресловутое «но» больно кололось и напоминало о прошлом чересчур сильно.

 

Лия долго думала, сначала всю дорогу домой, а затем и весь оставшийся вечер, но так и не сумела понять, что именно испытывает по поводу того, что Игорь так и не узнал ее. Может быть, нужно было радоваться? Ведь узнай Громов ее личность, скорее всего, место бы прошло мимо нее. Но с другой… для Игоря ничего не значила близость с ней. С этим мужчиной Лия потеряла свою невинность, ему она впервые отдала свое сердце целиком и без остатка, а он даже не вспомнил ее… что можно было испытывать по этому поводу? Леонова не знала. Мысли так и не устаканились. Причем ей не хватило оставшихся до понедельника трех дней. Она не знала, стоит ей опасаться того, что рано или поздно Игорь узнает ее. А если узнает, то что ее будет ждать? Увольнение? Насмешки? Сожаление? Или вообще ничего из перечисленного?

 

Может быть, нужно было рассказать о том, кто она еще на собеседовании и тогда не пришлось бы гадать, что будет дальше. Игорь бы либо взял ее на работу, либо нет. Так было бы проще, но Лия растерялась, а когда вышла из кабинета Громова, было уже поздно. Возвращаться со словами «а помнишь, мы с тобой когда-то переспали», было бы нелепым, поэтому Леонова постаралась смириться и свыкнуться с этой мыслью. В конце концов, вероятнее всего, она накручивала себя почем зря. Если Игорь не узнал ее при личной встрече, когда Лия сидела на расстоянии вытянутой руки, не стоило опасаться того, что узнает и дальше. А прошлое… прошлое должно было остаться в прошлом и не мешать двигаться дальше. В конце концов, от этого зависела вся ее жизнь: карьера, материальное благосостояние и возможность оставаться в столице.

 

Глава 3

 

Лия вышла на работу в понедельник, как и велели кадры. С бумагами все было в порядке, поэтому оформиться удалось быстро и без проблем. Коллектив в художественном отделе оказался разношёрстный во всех смыслах этого слова, но оттого Леоновой и понравился с первого взгляда. Коллеги приняли ее довольно приветливо, можно сказать, тепло, отчего на душе сразу стало легче.

 

Проведенные в одиночестве выходные не пошли Лие на пользу. Она успела измотать себя напрасными тревогами и тяжелыми мыслями, но зайдя в просторное помещение на своем новом месте работы, поняла, что все это ерунда. Самым главным была ее карьера, ее работа, творческий путь, а не бывшие обиды и страдания. В конце концов, прошло много лет и эту историю можно было отпустить, как бы сильно она не ранила ее в какой-то момент.

 

Весь последующий день Лию ждали маленькие, но приятные сюрпризы. Первым оказался новенький стол. Да, для большинства людей это было незначительно, казалось бы, мелочь, но Лия, проведшая два с половиной года в обнищавшей газете, ценила это.

 

Ingate также предоставляли ей буквально все необходимое для работы: отличный ноутбук со всеми нужными программами, материалы, требующиеся для рисования от руки, если это понадобится, канцелярские принадлежности, на которые раньше она тратилась сама и самое прекрасное – кофе машина, которой можно было пользоваться, сколько угодно. Для Лии это место было идеальным вариантом, и она понимала, что должна показать себя с лучшей стороны, чтобы удержаться там.

 

Единственным неприятным открытием в дальнейшем стало наличие в фирме того, кого Леонова там совершенно не ожидала увидеть. Дмитрий Ковалев оказался начальником отдела безопасности и защиты информации.

 

«Димка» был тем еще кадром, Лия помнила его очень и очень хорошо, ведь тот был «правой рукой» Громова еще со временем университета. Именно он и был инициатором того дурацкого розыгрыша, как впоследствии узнала Лия. Ковалев был наглым, хамовитым, у него не было идеалов, принципов и сострадания к любым другим человеческим существам. По крайней мере, именно таким Лия его и запомнила. Изменился он со временем или нет, Леонова не знала, по правде говоря, и знать не хотела.

 

Впрочем, проблем он тоже пока что не доставлял. Они сталкивались с ним несколько раз, но Лия была уверена, что Ковалев, как и его друг, не узнал ее. По крайней мере, если бы узнал, то вряд ли бы так откровенно с ней заигрывал и намекал на более близкие взаимоотношения, нежели того позволял корпоративный устав.

 

Леонова, конечно, все его намеки проигнорировала, постаравшись не отшивать мужчину чересчур грубо. Проблем с лучшим другом босса, а она была уверена, что они по сей день были дружны с Игорем, не хотелось. Единственное, чего желала Лия – это спокойной работы.

 

***

 

Все шло прекрасно. До конца года оставались считанные недели и их отдел, впрочем, как и остальные, «зашивался», но такого рода хлопоты Лие нравились. Ей было приятно отдавать всю себя работе, ей не с кем и не с чем было делить себя еще. Работа была ее жизнью. И хотя она сочувствовала семейным коллегам, вынужденным задерживаться на работе в последние дни едва ли не до полуночи, помочь им ничем не могла. Благо, что сейчас у нее не было ни отношений, ни иных забот.

 

Лия полностью погрузилась в творческие проекты, которые ей поручили и искренне полагала, что довольно неплохо с ними справилась. Ровно до тех пор, пока ее на позвали в приемную шефа. Наталья Владимировна только пожала плечами на вопрос Леоновой о том, чего именно желает Громов.

 

Лия присела на предложенное место и нервно потеребила браслет на руке. Это было не к добру. Зачем бы это Громов звал ее в конце рабочего дня? Чего хотел? Неужели она провалила один из проектов? Может быть, плохо справилась? Не дотянула до уровня Ingate?

 

- Проходите, Лия Владимировна, - равнодушно бросила секретарша, заставляя Леонову тяжело выдохнуть. Что бы там ни было, она должна была держать себя в руках.

 

- Спасибо. - Она кивнула Наталье Владимировне и неторопливо зашла в кабинет Громова.

 

- Добрый вечер, Лия Владимировна, присаживайтесь. - Игорь кивнул на кресло, стоявшее напротив его стола и Леонова послушно в него села. – Вероятно Вы гадаете, зачем я Вас позвал? - Девушка молча кивнула, стараясь ничем не выдать своего напряжения, но без толку. – Не волнуйтесь, - Игорь сухо улыбнулся, заметив нервозность сотрудницы. – Я позвал Вас, чтобы похвалить за проделанную работу. За два с половиной месяца Вы показали весьма недурные результаты. Мне хотелось сказать это Вам лично, чтобы промотивировать трудиться в дальнейшем также усердно, а также сообщить, что Вы будете включены в список премируемых к концу года сотрудников. Продолжайте в том же духе и очень скоро получите в распоряжение еще нескольких людей. Это, конечно, не руководящая должность, но однозначно неплохой опыт для дальнейшего развития. У нас есть на примете пара человек в резерве. В следующем году, предположительно, весной, они будут включены в основной штат Вашего отдела. Будете выполнять свою работу также, как и сейчас, и они попадут под Ваше руководство.

 

Лия внимательно выслушала Громова, стараясь скрыть облегченный вздох. Страх покинул ее и, наконец, отошел на второй план. Правда порадоваться похвале у нее отчего-то не получилось. Как только тревога ушла, ее место заняли странные чувства.

 

Игорь сидел близко, на расстоянии вытянутой руки, его парфюм окутал девушку, будто бы с ног до головы, а блуждавшая на губах полуулыбка напоминала далекие времени. Именно так он улыбался ей, когда много лет тому назад, звал к себе домой, совершенно не заботясь о чужих чувствах…

 

- Все в порядке? – Громов хмыкнул и чуть склонил голову на бок, пытаясь понять, что не так. Леонова странно смотрел на него. Не так, как смотрят большинство девушек ее возраста. Что-то в этом взгляде было не то, что-то напрягало и отталкивало… словно Леонова злилась на него?

 

- Э… да, конечно, Игорь Дмитриевич. - Лия откашлялась, мысленно дала себе неслабый подзатыльник и усердно закивала. Не хватало только настроить начальника против себя. Да еще и в момент, когда он щедро расхваливал ее работу! – Я просто задумалась…

 

- Понятно, - Громов кивнул и скупо усмехнулся. – Что ж, тогда Вы можете быть свободны.

 

- Спасибо. - Лия попыталась улыбнуться, как можно более свободно, но Громов только сощурился, пронаблюдав за ней. Леонова поспешила покинуть его кабинет и в дверях столкнулась с «неожиданным» гостем – Ковалевым.

 

- Здравствуйте, Лия, - буквально пропел молодой мужчина, уступая ей дорогу и улыбаясь. Леонова только кивнула и быстрыми шагами удалилась прочь. Как можно дальше с глаз этих двоих…

 

- И все-таки, знакомое у нее лицо, Игорь, - задумчиво протянул Ковалев, заходя в кабинет друга.

 

- Да у тебя все знакомые, к кому ты под юбку хочешь забраться, - хмыкнул Громов, поднимаясь со своего места. Дело близилось к шести, хотелось домой. Неделя была выматывающей, как и весь декабрь.

 

- Да нет, эту я точно где-то видел… - Дима покачал головой.

 

- Ладно, идем! - Игорь отмахнулся и, прихватив свой пиджак, указал другу на дверь. – Сегодня пятница, мы заслужили немного отдыха.

 

- В тот ирландский паб? – с надеждой пропел Ковалев.

 

- Именно.

 

Глава 4

 

Новый год подкрался незаметно. Лия настолько погрузилась в работу и старалась справиться со всеми дедлайнами, что напрочь забыла о надвигающемся празднике. Поехать домой в этом году не получилось, дел оказалось слишком много и Лия попросту побоялась что-нибудь не успеть. Родители на нее не обиделись, в положение дочери вошли и заявили, что будут ждать ее к лету. К этому времени как раз должен был назреть небольшой отпуск.

 

Свою квартиру Леонова украсить также забыла. На дворе стояло двадцать седьмое, а у нее не было даже жалкого новогоднего дождика. Впрочем, в прошлые разы тратиться на украшения было попросту нельзя, но в этот раз… Лия получила хорошую зарплату и премию, поэтому посчитала, что может позволить себя немного порадоваться. В детстве она очень любила этот праздник, однако после переезда в Москву, спокойная жизнь закончилась и стало резко не до развлечений. Впрочем, с новой работой можно было сделать исключение.  

 

По магазинам все равно требовалось пройтись, так как через два дня был запланирован корпоратив, явка на которой была практически обязательной. Начальник ее отдела заявил, что Громов настоятельно рекомендует сотрудникам появляться на всех, подобного рода, мероприятиях, полагая, что это сплачивает коллектив.

 

Да и что уж там, Леонова и сама была рада немного развеяться и отдохнуть. Последние три месяца она трудилась без передышки, поэтому посчитала, что небольшие траты заслужила. Никаких салонов и макияжей у дорогих стилистов, ничего такого, только одно простенькое платье, которое она смогла бы еще ни раз надеть. Привычка экономить скудный заработок была слишком сильной, Лия боялась позволить себе неоправданно много и искренне полагала, что лишние деньги лучше отложить, а не тратить на «ерунду».

 

Праздничную вечеринку Ingate устроили в явно дорогом заведении, как Лия и предполагала. Большая часть сотрудников подъехали к красиво украшенному ресторану на своих машинах, но Леонова постаралась не зацикливаться на этом. В конце концов, она была значительно младше основной возрастной группы агентства.

 

Внутри все оказалось еще краше, чем снаружи. Красивые окна, достигавшие потолка, были словно обрамлены арками, выступавшими внутрь помещения. Возле каждого круглого стола располагалось искусственное дерево, подсвеченное мягким желтым светом. В центре всего великолепия красовалась пышная зеленая красавица, богато украшенная дизайнерскими игрушками под стать всему оформлению банкетного зала.

 

Лия невольно залюбовалась прекрасным решением и на несколько мгновений застыла у самого порога, загораживая другим проход.

 

- Красиво, правда? – шепнули практически на самое ухо, опаляя его горячим дыханием. Леонова вздрогнула и сделала два неуклюжих быстрых шага в сторону. – Простите, Лия, не хотел Вас пугать, - Ковалев обворожительно улыбнулся и склонил голову на бок. В любой другой момент, Лия, наверное, залюбовалась бы им – молодой, подтянутый, голубоглазый блондин - чем не девичья мечта? Только вот Леонова знала всю степень жестокости, на которую этот обворожительный с виду мужчина был способен. Он с такой легкостью втоптал ее личность в грязь несколько лет тому назад, что Лия ни за что бы не поверила, будто бы сейчас он изменился и стал благородным рыцарем.

 

- Да, - Леонова кивнула и быстрыми шагами направилась прочь от Дмитрия – выискивать свое имя на одном из столиков. Она не заметила растерянный взгляд, брошенный ей в спину.

 

Ковалев нахмурился, не понимая, чем отпугнул коллегу. Новенькая избегала его с первых дней и это… настораживало и озадачивало. Поначалу было даже забавно, но то, как она шарахнулась от него сейчас – это определенно было странно. Что-то было не так, но что именно, Дима понять не мог. Впрочем, совсем скоро его отвлекла стайка прихорошившихся молоденьких коллег, и он напрочь забыл о Леоновой.

 

Лия обнаружила свой столик возле самого окна. Что уж и говорить, а эстет внутри нее не мог нарадоваться прекрасному оформлению помещения. Не подвели и ди-джей с ведущим. Праздник пошел на «ура» буквально с первых минут: шампанское лилось рекой, столы ломились от вкусных закусок, а площадка, специально отведенная для танцев, практически не пустела.


Спустя несколько часов Лия поняла, что захмелела. В последний раз она пила год, может полтора тому назад, и, непривыкший к алкоголю организм на пару бокалов шампанского отреагировал должным образом. Стало невыносимо жарко и Леонова решила отправиться в дамскую комнату – плеснуть в лицо немного холодной воды, да подправить макияж, если подводку для глаз и блеск для губ можно было считать таковыми.

 

Почему она решила выйти на террасу, а не вернуться в зал после похода в уборную, Леонова не знала, не смогла бы ответить себе на этот вопрос, даже если бы в этом возникла острая необходимость. Наверное, захотелось проветриться и глотнуть свежего воздуха…  однако уже очень скоро она пожалела о принятом решении. На входе в ресторан обнаружился Громов собственной персоной. В одиночестве и с сигаретой в руках.

 

Лия хотела быстро скользнуть внутрь, но, к сожалению, Игорь повернулся на звук открывающейся двери и приветливо кивнул своей подчиненной, тем самым, отрезая все пути к побегу. Лия вынужденно подошла и поздоровалась с начальством, отказалась от предложенной сигареты, тихо заявив, что не курит.

 

- Это Вы правильно, - Игорь кивнул и уставился куда-то вдаль, перед собой. На улице было прохладно, но шеф стоял в одной рубашке, облокотившись на резные деревянные перила.  – Как Вам праздник? – невзначай спросил он.

 

- Все просто превосходно, - Лия кивнула. – Я очень рада находиться здесь сегодня, - она улыбнулась и на этом собиралась тактично распрощаться с начальником, однако к ее сожалению, Громов закончил с курением и потушил окурок в пепельнице. Повернувшись к ней, он бросил на Лию странный, тяжелый взгляд, по которому она поняла, что не только ей одной алкоголь все-таки ударил в голову. Громова нельзя было назвать пьяным, но и на роль трезвого он тоже не тянул.

 

- Вы сегодня прекрасно выглядите, Лия, - Игорь ухмыльнулся, а Леонова сжалась, понимая, к чему начальник начинает клонить.

 

- С-спасибо, - она кивнула, - я уже пойду, тут холодно…

 

- Может быть, составите мне компанию, и я смогу Вас согреть? – На этот раз Игорь улыбнулся широко, искренне полагая, что ему не откажут. Обвел хрупкую фигуру оценивающим взглядом, кивнул чему-то своему и подошел к Леоновой вплотную. – Как-никак сегодня праздник, нужно радоваться и отмечать его, - уже шепотом произнес он, аккуратно заправляя выбившуюся из высокой прически прядь светлых волос за ухо.

 

Лия вздрогнула и прикрыла глаза. Чересчур близко. Слишком интимно. Игорь пах сладко, от него вперемешку несло сигаретами, алкоголем и дорогим парфюмом. Рука была горячей, буквально обжигала кожу шеи, на которую он ее переместил. Леонова рвано вдохнула, выдохнула. Мысленно посчитала до трех, а затем дала начальнику звонкую, увесистую пощечину. Много лет назад она уже купилась на его обворожительную улыбку, красивую внешность и притягательный взгляд. Больше этому не бывать.

 

- Какой сволочью был, такой и остался, - прошипела она. – Не думай, что можешь получить от меня нечто подобное, - зло выплюнула девушка. Она могла бы еще много чего сказать своему нерадивому начальнику, но оставаться рядом с ним не хотелось, поэтому Лия быстрыми шагами проследовала внутрь ресторана, понимая, что для нее праздник окончен. Единственным желанием стало вернуться домой как можно скорее. Лия не заметила, каким злым взглядом ее проводили.

 

Глава 5

 

Новогодние праздники прошли для Лии, словно в кошмаре. После случившегося с Громовым она изводила себя ровно до третьего января. Именно тогда заканчивались выходные и снова нужно было выходить на работу. Леонова даже не знала, радоваться этому или нет, но по крайней мере, она надеялась, что дальнейшая картина прояснится.

 

За последние несколько дней она измучила себя так, что не осталось сил. Лия рассчитывала совсем не на такой отдых, но искренне считала виноватой саму себя. Ну что ей стоило сдержаться? И нечего было лезть к пьяному боссу, думала она, и с пощечиной погорячилась, можно было наплести что-нибудь про ревнивого парня, что бы Громов сделал? Отстал бы, да и дело с концом. Но нет, Лия унизила его и, если Игорь несильно изменился со времен университета, то такое он ей точно не спустит. Громов был мстительным, властным и высокомерным. Из этого напрашивался только один вывод – у Лии намечались большие проблемы.

 

Леонова тысячу раз успела проклясть момент, когда решила, что стоит идти на корпоратив. Затем, мгновенье, когда решила выйти на улицу. После – секунду, в которую решила, что пощечиной разрешит свои давние проблемы с Громовым. Последний всегда выходил из всех передряг сухим и чистеньким. А вот Лие это грозило чем угодно, возможно, даже увольнением.

 

Этого она боялась больше всего. Леонова только начала привыкать к нормальной жизни, у нее только появилась возможность откладывать какие-то деньги, чувствовать себя полноценным членом общества. Больше не было нужды экономить каждый рубль, Лия могла позволять себе вещи, о которых последние два года только мечтала.

 

А уж работа… работа и впрямь оказалась мечтой! И самое удивительное, что минусов Лия за три месяца практически не обнаружила. Кроме высокой загруженности и цейтнотов Леоновой не на что было жаловаться. Но и на последние она не могла сетовать, потому что ей нравилась эта загруженность: проекты были интересные, всегда разные, каждый требовал нового подхода и Лие приходилось экспериментировать, расти над собой, рисковать, пробовать разные техники. Она начала по-настоящему развиваться, как художник. Это были бесценные уроки и опыт, и Лия не готова была их терять.

 

Было страшно подумать о том, что ей может снова потребоваться начинать поиски работы. Бесчисленные интервью, пустые надежды, беготня по всему городу, маленькая зарплата… у Лии волосы дыбом становились. Она не желала снова через это проходить, однако прекрасно понимала, что в этой ситуации от нее уже мало что будет зависеть… оставалось только надеяться.

 

***

 

На работе все оказалось тихо. Отделы потихоньку входили в привычный ритм, люди «отходили» от праздников и начинали активно вливаться в рабочую колею. На и-мейле Леонову ждал новый проект, который нужно было разработать в течение двух недель, но на этом все. Вокруг все было спокойно, никто Лию не трогал и ни в чем не обвинял. Однако у девушки было стойкое предчувствие, что расслабляться рано и буря еще впереди.

 

Все получилось ровно так, как Лия и предполагала. Спустя две недели она сдала проект, которому была присвоена «средняя» оценка важности и, как она думала, с которым она успешно справилась. Все, что было необходима, она отрисовала, как и полагалось, вовремя и качественно. Однако начальство посчитало иначе.

 

Громов вернул ей проект, полностью забраковав и приписав лишь одну фразу – «переделать полностью». Лия удивилась, похолодела внутри. Это было неспроста. Это было началом, Леонова была уверена в этом. И снова оказалась права, потому как через два дня, Игорь вызвал ее уже к себе в кабинет.

 

- Что происходит, Лия Владимировна? – с порога начал Громов. По виду шефа, Леонова поняла, что тот взвинчен до нельзя и злить его дальше вовсе не стоило.

 

- Что-то не так с проектом… - протянула Лия. Вежливого «присаживайтесь», она так и не дождалась, поэтому застыла посередине кабинета, как вкопанная.

 

- Именно! – Игорь бросил на сотрудницу злой взгляд. – Какого черта творится с вашим отделом?! Ладно Васильева со срывом срока может оправдаться болезнью, а с Вами что не так? – повышая голос, поинтересовался Громов. – Стоило Вас единожды похвалить, как Вы решили, что можно расслабиться и дальше все будет идти само собой?

 

- Нет…

 

- Я не давал слова! – еще громче прежнего, произнес Игорь. Бесцеремонно зажигая сигарету, он бросил на Леонову нечитаемый взгляд. – Не знаю, что Вы о себе возомнили, Лия Владимировна, но советую Вам прекращать это дело! Я долго не церемонюсь с теми, кто нагло отлынивает от своей работы, спросите у коллег, они Вам быстро разъяснят, что я делаю с тунеядцами!

 

- Ясно…

 

- У Вас ровно двое суток на то, чтобы представить мне достойный проект.

 

- Хорошо, - Лия кивнула, не смея поднять взгляда от пола. – Вы можете объяснить, что конкретно было не так в предыдущих вариантах? Мне нужно знать, в каком направлении двигаться… - Леонова успела пожалеть о том, что сказала это. Взгляд Громова буквально загорелся, и она почувствовала его, вынужденно подняла голову.

 

- Вам еще и объяснять надо? – Казалось еще чуть-чуть и Громов превратится в настоящего огнедышащего дракона. Таким несдержанным Леонова не видела его еще ни разу, даже во времена учебы в университете. - Может быть мне перед Вами еще кисточки разложить, мольберт расставить и рассказать первый вводный урок?! Леонова, прекратите испытывать мое терпение!

 

- Хорошо, Игорь Дмитриевич… - Лия рвано выдохнула и инстинктивно сделала пару шагов назад. – Я могу идти?

 

- Вы свободны!

 

Глава 6

 

Лия вертелась на кухне, то и дело поглядывая на настенные часы. До работы оставалось чуть больше двух часов, но дорога до офиса была длинной и занимала не меньше полутора. По-хорошему, Леоновой стоило забыть о завтраке и заняться макияжем, но настроения прихорашиваться совсем не было.

 

Последние три недели, а именно столько прошло с тех пор, как новогодние праздники закончились, прошла для Леоновой, как в кошмаре. Впервые за время работы у Громова, Лия не хотела идти туда, не хотела в уютный офис, к своему заваленному работой столу, не хотела в коллектив, который, кажется, стал мысленно с ней прощаться.

 

Она бы ни за что не подумала, что можно быть таким подлецом, но Игорь бил все рекорды: он возвращал назад отчеты, заставлял перерисовывать макеты по пять-шесть раз, вызывал ее к себе в кабинет и отчитывал, приходясь по ее умственным и художественным способностям, а к концу января, Лие сообщили, что в этом месяце премии ей не видать.

 

Конечно же, настроения это не прибавило, более того, уверенная в хорошей зарплате, Леонова потратила перед праздники больше, чем могла себе позволить, а все отложенные деньги, которых, к слову, было и не так много, отослала родителям, решив их немного порадовать.

 

Теперь ее жалование, как, собственно говоря, и сама работа, встали под большой вопрос. В то, что Игорь угомонится, Лия не верила. Если его характер несильно изменился со времен учебы, то можно было этого не ждать.

 

Лия плюхнулась на стул и поставила перед собой кружку с кофе, который растягивала, как могла. Словно это могло помочь ей вовсе не попадать сегодня в Ingate. На самом деле, это могло ей помочь только в опоздании, которое Громов наверняка бы еще и припомнил.

 

После того, как в бухгалтерии ей сообщили, что премии в этом месяце ей ждать не следует, Лия начала подумывать о том, чтобы начать поиски нового места. Эта же мысль заставила встать дыбом волосы на ее теле. Весь пережитый кошмар за прошлый раз – это был настоящий ад и Леонова ничуть не горела желанием в него возвращаться. Более того, многие фирмы и компании, в которые она отсылала свое резюме, предлагали зарплату меньше, чем тот оклад, который она получила в этом месяце, поэтому, раздумав какое-то время, Лия все же решила не спешить.

 

Повздыхав, пожалев себя вдоволь, Леонова в последний раз бросила взгляд на часы, несколькими глотками допила уже остывший кофе, и отправилась собираться.

 

Расслабилась Лия определенно рано и определенно зря. Первая половина дня прошла в относительном спокойствии, ее никто не трогал, никто не вызывал и Леонова уже думала, что сегодня все обойдется, но не тут-то было. Она надеялась, что допишет отчет за январь и остаток дня посидит в тишине и раздумьях, может быть сделает несколько новых зарисовок, но в районе двух дня зазвонил телефон и Лия услышала голос Натальи Владимировны, похолодела. Это означало только одно – ее ждала новая словесная порка и очередной выговор.

 

Леонова повесила трубку, вздохнула и прикрыла глаза. Ну за что ей достался такой босс? За что с ней всегда так несправедливо поступала жизнь? Она была хорошим человеком, соблюдала все правила, никого не обижала, старалась помогать всем, кому могла, но почему тогда все беды сыпались на голову? Черт ее дернул пойти на тот дурацкий корпоратив! Если бы не тот вечер, ее жизнь была бы намного проще, не нужно было бы ломать голову над тем, что делать дальше, куда деваться, если она лишиться этой работы…

 

Лия повременила с походом на последний этаж, где располагался офис шефа, но тянуть без конца было делом недостойным, поэтому, добравшись смелости, Леонова пошла по уже истоптанной дорожке, мысленно призывая себя быть сильной и ни в коем случае не показывать своих истинных мыслей.

 

- Лия Владимировна, - привычно начал Игорь, стоило Леоновой только переступить порог его кабинета. Такими темпами, она была уверена, скоро возненавидит свое собственное имя.

 

- Да, Игорь Дмитриевич… - Лия не стала проходить дальше середины кабинета. Остановилась, кивнула и замолчала, ожидая очередных упреков.

 

- Это нужно переделать. - Громов протянул сотруднице папку. Лия подошла к его столу, приняла ее в руки. Открыла, полистала и громко вздохнула.

 

- Нет. – Она обещала себе не делать этого, обещала сдержаться, но за последний месяц Громов отчитывал ее столько раз, что терпению пришел конец.

 

- Что, простите? – Игорь было уткнулся обратно в свой рабочий ноутбук, но услышав твердое заявление девушки, поднял голову и бросил на нее удивленный взгляд.

 

- Я сказала, что не буду переделывать этот проект, - решительно ответила Лия. Перерисовывать макет в шестой раз она была не намерена. Даже, если бы это стоило ей работы. В конечном итоге. – Он в порядке, он выполнен хорошо. Качественно, достойно, в сроки, с учетом всех пожеланий, что были высказаны изначально.

 

- Лия Вла…

 

- Я устала терпеть Ваши издевательства. Я не нанималась Вам в рабы, чтобы Вы могли щедро вымещать на мне свою злобу и ярость, - начиная закипать, произнесла Лия, незаметно для себя, повышая голос. – Вы несправедливо принижаете мою работу с тех пор, как мы не нашли с Вами общий язык на корпоративе. Я понимаю, что задела Вас, понимаю, что повела себя достаточно надменно и с пощёчиной переборщила, но это не значит, что теперь я до конца жизни будут терпеть Ваши необоснованные…

 

- Лия Владимировна! – резко перебил ее Громов, вставая из-за стола. – Что Вы себе позволяете?! – повышая тон, начал Игорь. – Не знаю, что Вы там себе напридумывали, но это не соответствует действительности! Или Вам проще поверить в это, чем признать то, что Ваши работы не всегда столь хороши, как Вы думаете?

 

- Я…

 

- Если я возвращаю работу в шестой раз – это повод задуматься, что Вы делаете не так, а не пререкаться со мной! – Лия ничего не ответила, только судорожно выдохнула, потому что Громов оказался слишком близко, подошел на пару шагов ближе, чем следовало бы, и теперь, мало того, что Лие приходилось поднимать голову, чтобы заглянуть ему в лицо, так еще и запах… чужой, сладко-горький запах окутывал ее с ног до головы, заставляя позабыть обо всем.

 

- Но…

 

- Не знаю, что Вы себе придумали, но это явно переходит все границы! – прорычал Игорь. – Берите себя в руки, черт возьми, и начинайте уже работать! Я не собираюсь из-за Вас краснеть перед заказчиками или, уж тем более, терять их! Понимаю, Вы здесь из-за зарплаты, но Ingate – это мое детище, и я не позволю халтурщикам губить его!

 

- Если я так плоха, то тогда почему я все еще здесь? – собравшись, наконец, с мыслями, поинтересовалась Лия, делая маленький шаг назад и надеясь, что Громов не придаст этому значения.

 

- О, а это не на долго! Будете продолжать в таком же духе, и вылетите отсюда с такими рекомендациями, что придется забыть о словах «успех» и «карьера»! – Игорь бросил на сотрудницу злой взгляд. Он все еще стоял близко, Лия по-прежнему слышала запах его парфюма, он возвышался над ней, словно скала. Руки в карманах, голова, склоненная на бок, злой прищур, все говорило о том, что он – хозяин положения. – А пока, беритесь за голову и радуйтесь, что я даю Вам этот шанс! Пока не научитесь делать свою работу качественно, учтите, премии Вам не видать!

 

- Ясно… - Лия не видела возможности и нужды в том, чтобы продолжать препираться с Громовым и дальше. То, что она у него не выиграет, она поняла прекрасно. Знала об этом, но не сдержалась в момент, когда Игорь начал переходить рамки дозволенного, но по сути, деваться Леоновой было некуда. Громов это понимал, и она сама тоже. – Я могу идти?

 

- Не смею Вас задерживать.

 

***

 

Игорь нежно погладил обнаженные бока, коснулся ребер, дошел до обнаженной груди, но так и не коснулся ее, однако буквально мгновенье спустя, Лия почувствовала, как ее запястья оказываются занесенными над головой. Громов крепко перехватил их своей, удобнее устроился между широко разведенных ног.

 

Лия судорожно выдохнула. Щетина приятно кольнула шею, Игорь начал вырисовывать на ней языком замысловатые узоры, значение которых было известно лишь ему одному. Она хотела запустить пальцы в чужие волосы, растрепать всегда идеально уложенную причёску, но ее руки крепко держали. Лия несколько раз дернулась, но Игорь только поднял на нее темный, жадный взгляд и покачал головой.

 

- Ни за что. Только так. Чтобы ты знала… кто здесь хозяин… - хрипло прошептал Громов, чередуя свои слова легкими укусами то в шею, то в ключицы, то в плечи.

 

Лия недовольно захныкала, желая обнять любовника, провести руками по оголенной, взмокшей спине, но ей не дали.

 

- Я сказал – нет, - прорычали ей на ухо. Лия собиралась что-то возразить, но в какой-то момент почувствовала, что руки освобождаются, однако длилось это лишь доли секунд. Вскоре тонкие запястья сковал толстый, кожаный ремень. - Вот так-то лучше, детка, - Игорь рассмеялся. Он поцеловал свою любовницу: с жаром, напором, напоследок пошло лизнув покрасневшие губы, а затем вновь занял привычное место между длинных ног. Провел по ним руками, огладил, восхищаясь шелком чужой кожи, а затем согнул их в коленях. Дотянулся до ягодиц, мягко огладил и их, чтобы секундой позже, звонко шлепнуть по одной из них. Лия вскрикнула, распахнула глаза, закусила нижнюю губу.

 

- Тебя отшлепать? – томно поинтересовался любовник. Лия только промычала что-то в ответ, но подобный расклад мужчину не устроил. Он взял ее лицо за подбородок, повернул к себе, заставил смотреть прямо себе в глаза. – Мне отшлепать тебя?

 

- Н-нет… - заикаясь, ответила Лия. Внизу все горело огнем. Она жаждала чужих прикосновений: грубых, властных, несущих и боль, и наслаждение… И в то время как язык произносил нужные буквы, взгляд горел огнем, требовавшим противоположное.

 

- Точно?

 

- Да…

 

- Да, что? – не успокоился на этом Игорь.

 

- Отшлепай меня…

 

- Так-то лучше…

 

Лия проснулась с громким ни то вскриком, ни то всхлипом. По вискам струился пот, сердце билось, словно загнанное, руки вспотели, а внизу сладко тянуло. Будильник, стоявший рядом, показывал три часа ночи. До рабочего дня оставалось еще шесть часов. 

 

Она села на кровати, нащупала светильник, что стоял на тумбочке и через мгновенье спальню озарил мягкий свет. Лия схватила стакан с водой, преднамеренно оставленный там на всякий случай и с жадностью сделала несколько глотков.

 

- Что это только что было? – прохрипела она в пустоту.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям