0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Заветное желание » Отрывок из книги «Заветное желание»

Отрывок из книги «Заветное желание»

Исключительными правами на произведение «Заветное желание» обладает автор — Шерстобитова Ольга Copyright © Шерстобитова Ольга

– А я тебе серебрянку достану!

– Что?

Я, невозмутимо сидевшая уже минут двадцать и спокойно чистившая рыбу, чтобы приготовить из сегодняшнего улова ужин, отвлеклась от своего занятия и посмотрела на Эль.

Серебрянка – белоснежный светящийся цветок, растущий на самом дне моря, куда я даже при всем своем желании и способностях доплыть не могла, был моей недосягаемой мечтой. Его лепестки – всего их шесть, обладали удивительными свойствами. Они меняли сущность любого зелья, усиливая ее составляющую.

Стоит добавить волшебный лепесток, к примеру, в целительское зелье, и можно поднять на ноги даже того, кто уже почти перешел грань. А если сварить укрепляющую настойку и выпить, то с такой защитой тебе никто не страшен. Даже черная ведьма. Даже сотня черных ведьм, которая вдруг ни с того ни с сего решит на тебя напасть. А если лепесток серебрянки бросить в любовное зелье, пусть и самое слабенькое, то тогда любовь будет вечной и неизменной. Правда, для этого чувства должны быть настоящими, не навеянными магией. Серебрянка – самый светлый цветок на земле, который по легендам создавал сам Морской бог, когда впервые влюбился.

Он использовался ведьмами очень редко. Даже сильнейшие из нас не могли его просто так раздобыть, что уж обо мне говорить! Но мечтать-то никто не запрещал!

– Ты же о ней только и думаешь! – выпалила подруга, взмахивая серебристо-синим хвостом.

Эль – русалка, чей дом находится в паре часов плавания от берега, где я живу уже несколько месяцев. Сдружились мы совершенно случайно. Я тогда только переехала и понуро рассматривала подкосившуюся и насквозь пропахшую запахами моря хижину, в которой раньше жил один рыбак. Полагаю, он бы и дальше тут оставался, но его полюбила купеческая дочка. Со слезами и уговорами согласился он переехать в дом отца невесты и помогать ему в торговле. А домик… домик остался. И то, что для жилья он был непригоден, меня ни капли не смущало. За пять лет, что я была ведьмой, уже научилась владеть сотней разных заклинаний, облегчающих жизнь.

В тот момент, когда я со своими тремя сундуками, в которых хранилось самое необходимое, его рассматривала, и появилась Эль, позже рассказавшая эту историю про моряка. Сначала я расслышала только тихий плеск, потом звонкий девичий смех, а затем уже увидела, как из волн показалась голова миловидной девушки с белоснежными волосами, которыми играл ветер. Я так залюбовалась на эту картину, что даже не сразу задумалась, как незнакомка оказалась в воде в начале марта, пока хвост не заметила. К слову сказать, предмет гордости любой русалки. У Эль, имя которой, как и у любой русалки, на самом деле было длинным и труднопроизносимым, он был просто загляденье! Два месяца я вздыхала, не зная, как бы попросить у нее чешуи. Предел мечтаний для любой ведьмы! Из нее столько можно сделать! Хотя самая сильная и редкая чешуя – драконья. И когда-нибудь я обязательно ее добуду.

Эль, к слову сказать, однажды просто поинтересовалась, почему я так плотоядно смотрю на ее сокровище и пришлось сознаваться. Посмеялись вместе, благо к тому времени уже сдружились, а потом подруга стала раз в три месяца приносить своеобразный чешуйчатый подарок. В прошлый раз даже у родственников, которых у нее было безумно много, порой даже казалось, что больше, чем звезд на небе, стребовала. И да, моему счастью не было предела. Мне кажется в тот момент, когда я обнималась с мешком чешуи, Эль только наша дружба и остановила, чтобы не покрутить пальцем у виска.

– Ты меня слушаешь или нет?

– Слушаю, – устало вздохнула я, всматриваясь в небо, которое начинало темнеть.

Нет, ночи я любила, находя в них, как ведьма, свою прелесть. Иногда летала на метле, но чаще всего выходила на крыльцо, смотрела на россыпи звезд, которые здесь, на берегу моря, казались совсем иными. Более яркими и сверкающими, будто кто-то натер их воском, как порой натирают слуги в богатом доме вещи. И еще слушала, как волны неспешно накатывают на песок. И даже моя тоска по крыльям, которых лишилась, уходила.

Сейчас же небо менялось. Лучи заходящего солнца терялись в облаках, просвечивая сквозь них и рассыпая блики по воде. И море, все, что я могла видеть, казалось шелком, по которому невидимый художник небрежно рисовал кистью, используя разноцветные краски.

– Ау, Рина, ты меня слышишь?

– Да, Эль. Небо темнеет…

– Так буря будет. Первая, весенняя, – мечтательно вздохнула подруга, явно предвкушая, как будет взлетать вместе с волнами, наслаждаясь этим безобразием. – Я бы на твоем месте посидела дома. И… может, все же…

– Эль!

– Я же тебя не приворотное зелье прошу сделать!

– Лучше бы его.

– Рина, от него же толку нет, не сработает. Вернее, я могу это зелье использовать. Он же меня даже не знает, но я и так обворожу, – озорно сверкнула бирюзовыми глазами русалка, игриво поигрывая хвостом, наполовину скрытым в воде.

Я вздохнула. Полгода назад в последний месяц лета любопытная Эль увидела на корабле, плывущим в Тироль, столицу нашего королевства, мужчину. Кареглазый блондин, кем бы он ни был, в одно мгновение покорил девичье сердце. Или правильнее сказать, русалочье сердце? И Эль плыла за кораблем день и ночь, сгорая от любви и желания, не зная, как приблизиться к тому, о ком грезила. Для нее мужчина был прекрасен, как звезда. И увы, так же недосягаем. А еще… люди не женились на нечисти, к которой Эль и относилась. И не потому, что от русалочьего хвоста нельзя избавиться. Можно. Существуют же маги, феи и, на худой конец, ведьмы! Только зов моря был слишком силен. И обретя ноги, русалка теряла свое бессмертие и возможность плавать под водой. А сердце еще при этом разрывалось от тоски. Разве любовь к мужчине всего этого стоит? И заменит ли она для Эль бескрайние морские глубины и родной дом?

– Эль, я понимаю, ты влюбилась. Но чем это обернется, думала? А если он окажется недостойным любви? А если…

– Рина, ты полгода меня отговариваешь. И? Мои чувства не изменились.

– А у него их просто нет!

Эль хихикнула.

– Так мы же даже не знакомы. И я хочу попробовать. Почему ты так возражаешь?

Я вздохнула и на миг прикрыла глаза.

– Расскажешь?

– Как думаешь, я потеряла крылья?

– Из-за любви? – предвкушая романтичную историю, поинтересовалась Эль.

– Да была ли она…

Я откинула рыбу в ведро с водой, посмотрела на тонущее в воде солнце. Оно словно бесподобная жемчужина пряталось в море, как в раковину.

– Однажды я влюбилась.

– Ты уже была феей?

– Да. И крылья… Ты бы их видела! Переливались всеми цветами радуги на солнце, сверкали, как драгоценный камень. Так, впрочем, меня мой… так он меня потом и звал. Моя драгоценность.

– Погоди, а как вы познакомились?

– Он охотился в лесу, где я жила, а я отправилась собирать травы. Столкнулись и…

Время замерло, пока я смотрела в черные глаза мужчины, которого никогда не видела. Наверное, если бы в меня ударила молния, я бы удивилась меньше. Так все и началось… Встречались. Я цвела и пела от счастья, а потом…

– Что случилось? – взволновалась Эль, потому что я прервалась на самом интригующем.

– Он меня предал.

– Полюбил другую?

– Если бы! Ему хотелось хорошей и безбедной жизни. Знала бы ты, сколько раз мы ругались из-за того, что я зачастую просто помогала людям, не взяв с них никакую плату!

– Ох, Рина…

– А потом… ты же наверняка слышала эту историю про выздоровевшую королевскую племянницу?

– А при чем тут ты?

– Он мои крылья срезал, чтобы вытащить при помощи одного темного зелья, которое купил у ведьм, из них магию.

Глаза у Эль округлились, а потом она бросилась ко мне, крепко обняла.

– Рина…

– Да, у него получилось. Проклятие с принцессы пало, он на ней женился. И надо полагать, счастлив.

– Но почему же все так? – растерянно спросила Эль.

Еще бы! История по королевствам бродила совсем другая. Будто бы охотник влюбился в принцессу, едва ее увидев. И было это еще до того, как она начала болеть. И королевскую племянницу тут же прокляла ведьма, вознамерившаяся отомстить за свое разбитое сердце. Только я ни принцессу, ни дворца в глаза не видела. И была на тот момент феей. Жила себе тихо в глухом лесу, в ближайших деревнях помогала людям. Они-то и предупредили, что на меня началась охота.

Как же это было в духе труса, которым являлся мой бывший возлюбленный, объявить, что во всем виновата я! И самое обидное, меня бы даже слушать не стали! Кому есть дело до феи, потерявшей крылья и ставшей от этого ведьмой? А вот до красавицы-принцессы…

Тогда-то я и собрала вещи, а потом сбежала в соседнее королевство. Почти пять лет переезжала с места на место, стараясь нигде не задерживаться. Все боялась, что ищут, и когда найдут, отнимут последнее, что у меня осталось – свободу. Я готова была жертвовать чем угодно, но не ей.

– Как ты это пережила? – тихо спросила Эль, которая сразу же и безоговорочно поверила, что все было так, как я рассказываю.

Просто я никогда не лгу. Для меня сказать неправду – это приравнять себя к тому, кто совершил предательство.

– Тяжело, – опять же честно ответила я.

И воспоминания нахлынули с головой. Как рыдала и кричала, когда утром обнаружила, что лишилась крыльев. Магия мне не была нужна, но то счастье, которое испытывала, когда летала… И как чуть не сошла с ума от боли, осознав, кто со мной это сотворил и ради чего. И пока бежала из родного леса, слезы катились по щекам, не давая забыться.

– Ты выдержала, Рина.

– Знаю. Было бы от этого легче.

– Ты не стала мстить.

– А чтобы это изменило? Да и по-настоящему черной ведьмой я становиться не желаю. А стоит только убить человека…

– А если на тебя нападут?

– Я имею право защищаться, Эль. Но просто пойти и убить – нет. Даже если есть за что.

Русалка выпустила меня из объятий, осторожно коснулась плеча.

– Не все мужчины такие, Рина.

– Уж кто бы говорил! – рассмеялась я, но получилось как-то невесело.

– А знаешь, я верю, что ты встретишь свое счастье. Настоящее, не фальшивку. Вот! А твой возлюбленный… он получит по заслугам, будь уверена!

Я вздрогнула. Эль обладала небольшим даром предвидения, поэтому с такой уверенностью и жаром говорила всего пару раз за наше знакомство.

– Только сама не вмешивайся, пожалуйста. Не хочу, чтобы с тобой стряслась беда. Охотник не должен поймать русалку в сети.

– Не буду. Хотя очень даже хочется.

Я поднялась, Эль посмотрела в сторону моря.

– Я сделаю для тебя зелье, Эль.

– Правда? А серебрянку…

– Не нужно. Эта цена слишком высока.

Я знала, что цветок растет на такой глубине, где прячутся морские чудовища. И рисковать жизнью единственной подруги не хотела. Не стоит оно того.

– Приплывай завтра…

– После обеда. Буря должна утихнуть.

Я кивнула, безоговорочно доверяя чутью русалки. Мы распрощались, и я отправилась готовить ужин.

Буря началась, когда я уже собиралась лечь спать. Хвостатая молния разрезала чернильного цвета небо, расколов на неравные куски, и исчезла. Вдали загрохотало, будто столкнулись телеги. Звук нарастал, пока не стал таким громким, что заложило уши. Море вздыбилось, как дикий конь, вспенилось. И небо в этот момент опрокинулось. Стихия разгулялась!

Я отошла от окна, задергивая штору. Дом, в котором было уютно и тепло, поскрипывал, отзывался на звуки бури. Но в нем я была в безопасности. Столько же сил и магии вложила, чтобы привести его в порядок!

В одном углу у меня тлел очаг, бросая тени на стены. Неподалеку располагался стол с льняной небеленой скатертью и шкаф с посудой. Чуть дальше – полки с книгами и моими многочисленными снадобьями и зельями. Я продавала их в любое время года, кроме зимы. Просто для того чтобы такое провернуть, нужно было выбраться в ближайший крупный город, где проходили ярмарки.

Весной на них чаще всего можно было встретить крестьян, обеспокоенных будущим урожаем и приплодом у скота. Им требовались самые простые зелья. Те, что защищали урожай от насекомых и полевых мышей, давали хороший приплод для домашнего скота, берегли посевы от града и молний. Летом девушки спрашивали приворотные, зная, что на носу осень – время, когда играются свадьбы, а свою судьбу надо устраивать с понравившимся кавалером заранее. А с сентября всем были необходимы зелья от простуды и гриппа. Зимой я в городах не появлялась по одной-единственной причине: на ярмарки съезжалась знать. Конечно, им нужно было зачаровывать дома и сокровищницы, но… Аристократы знали в лицо сбежавшую ведьму. Это крестьян волновало, как бы прожить год, накормив семьи досыта, а дворяне… те искали наживы. За мою поимку король Веларис обещал несметные богатства.

Я мотнула головой, посмотрела на кровать, укрытую разноцветным одеялом. Похоже, сегодня мне не уснуть. Разбередила мне Эль душу не прошенными горькими воспоминаниями! Еще и кошмары снится начнут!

Я заварила себе ароматного чая, зажгла свечи. Последними пользовалась редко. Привыкла создавать светлячков. Прислушиваясь к звукам бури, нежилась возле огня, смотря, как языки пламени лижут дрова. Так, незаметно для себя, и задремала.

Очнулась непонятно от чего, вскочила. Интуиция шептала, что что-то случилось. Неужели меня нашли? Я быстро накинула плащ, отыскала один редкий амулет, который подарила мне ведьма. Литана – единственная из нашего рода, с кем я время от времени поддерживала связь. Она-то и помогла мне, когда я стала такой же, как она, освоить чары ведьмы. Поддержала, книгу по магии подарила, объясняла, что к чему. И когда злые мысли одолели, не позволила сдаться. Местью бы я, действительно, ничего не добилась. Так вот, подарок Литаны – маленький амулет, похожий на золотую монету. Он способен переместить все мои вещи, где бы я ни была, куда требуется. В моем случае – амулет бесценен. И я носила его почти постоянно, снимая лишь изредка.

Спрятав амулет в ворот платья и поправив плащ, я осторожно выглянула за дверь. Разглядеть в дожде, который только усилился, было ничего нельзя. Я зажгла пару светлячков, постояла, прислушиваясь к раскатам грома. Молния сверкнула, когда я уже успокоилась и собиралась вернуться в дом. Подумаешь, предчувствие не сработало. И чудесно! Я снова в безопасности.

Молния на мгновение ослепила бушующее море, силуэты скал, разделяющие берег, полосу соснового леса и человека, неподвижно лежащего у самой кромки воды. Волны, взбесившись, накрывали его плечи, грозя уволочь. Сегодня все корабли в море – их законная добыча. А уж люди…

Я бросилась к мужчине, осознавая, что сама себе создаю неприятности. Но как оставить его здесь умирать, если он жив? Я приложила ладонь к его горлу, нащупала бьющуюся жилку. И попробовала при помощи левитации сдвинуть мужчину с места. Нахмурилась, когда не получилось. Попробовала еще раз. Странно… Впервые сталкиваюсь с тем, чтобы моя магия – самая простая, бытовая, на кого-то не действовала.

Уворачиваясь от порывов ветра и хлеставших по плащу нитей дождя, потащила мужчину к своему порогу. Что же он тяжелый такой, неподъемный! Наконец, я добралась до цели – к очагу. При помощи магии, взмахнув рукой, захлопнула дверь и заперла на все засовы, а потом отдышалась, рассматривая мужчину.

Мокрые пряди черных волос прилипли к его лицу. Но острые скулы и подбородок, высокий лоб и тонкие бледные губы они не скрыли. Вздохнув, принялась стаскивать с незнакомца мокрую одежду, проверяя, не ранен ли.

А плащ-то из дорогой ткани. Такая не рвется и не портится от непогоды. Ее эльфы зачаровывают, что живут на юге. И темно-синий камзол, расшитый серебряной нитью, тоже недешево стоит. Присмотрелась к узору, охнула. Обережная вышивка! Я о такой только слышала, но никогда не видела, считая сказкой. Пригляделась. Вдруг ошиблась? Хммм… И кто же, получается, мой незнакомец? Может, какой важный гонец? Или того хуже… маг, которого послали меня искать. Или не маг? Ни защиты на нем никакой, ни амулетов. Лишь на пальце сверкает простенькое серебряное колечко с синим камнем. Знаю, что поступаю некрасиво, проверила карманы. Пусты. Да и вряд ли бы маг пропал в бурю. Со стихией даже бы я справилась, только бы очень устала. Но знаю, удержала бы. Однажды я так попала в метель в лесу, возвращаясь к себе в избушку. Выдержала, дорогу нашла, только больше так рисковать бы не стала.

Мужчина застонал, что-то бессвязно пробормотал.

И что с ним делать?

Раздев до портков и рубашки, закутала в два теплых одеяла, оставив лежать у огня. На кровать все равно не затащу, а так пусть хоть согреется. Сама же отправилась искать зелье от простуды. Заодно нашла и то, что придаст сил. Правда, осталось его всего ничего. Этой осенью снадобье почему-то пользовалось особым спросом, все запасы продала, а нужных трав больше не припрятано. Влила незнакомцу все, что было, в рот, а потом заставила выпить зелье от простуды.

– Не уходи, – прошептал мужчина, и я вздрогнула.

Было в этом хриплом голосе что-то такое, что заставило сердце едва не выскочить. И мир в глазах стал двоиться, исчезая.

Болотные поганки, что за напасть?

– Не уходи.

А потом меня, растерянную и ничего не понимающую, просто подняло к самому потолку и тут же плавно опустило совсем рядом с незнакомцем. Тот зашевелился, застонал, обнял меня руками так, будто я – его плюшевый мишка, и стал целовать мою шею.

Я, ожидавшая чего угодно, но не этого, нервно сглотнула и попыталась высвободиться. Не вышло. Меня словно приклеили.

– Эй, отпусти!

Не помогло. Мужчина, не открывая глаз, в каком-то безумии целовал уже мое лицо, шепча «инари». И что это значит? Вот знала же, что от мужчин одни беды! И все равно спасла! Проклятая жалость! Проклятая доброта! Проклятый свет фей, который все еще во мне жил!

Выругалась, не стесняясь выражений. И снова попыталась выпутаться из его объятий, потому что стало жарко.

Не успела. Чуть сухие губы добрались до моих, накрывая. И мир стал терять краски, стих даже шум бури за окнами. Или мне так показалось? По телу полз огонь, растекался, сводя с ума. И я в нем горела, не в силах остановиться. Меня отпустили на мгновение, такое маленькое, что я не успела даже отдышаться, а потом все началось по новой. А когда чужие губы исчезли с моих, и мужчина, теперь спокойно спавший, крепко прижал к себе, мир заволокла тьма.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям