Гринберга Оксана " /> Гринберга Оксана " /> Гринберга Оксана " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Жестокий Отбор » Отрывок из книги «Жестокий Отбор»

Отрывок из книги «Жестокий Отбор»

Автор: Гринберга Оксана

Исключительными правами на произведение «Жестокий Отбор» обладает автор — Гринберга Оксана . Copyright © Гринберга Оксана

 Глава 1 

300 

Провожал меня лишь командор Харас, вот уже третье десятилетие исполняющий обязанности проконсула Новой Земли. Застыл на взлетном поле, высокий, подтянутый, широкоплечий. Дернул крупной головой с небрежно подстриженными седыми волосами. Крылья внушительного носа подрагивали – словно командор, устремивший взгляд в небо, вынюхивал приближение пассажирского челнока.

Безразличное небо отвечало ему порывами холодного, осеннего ветра.

 Я стянула с плеча черный рюкзачок, украдкой стряхнула с него подсохшую дорожную грязь. Поставила возле ног. Посмотрела на серые облака, затем перевела взгляд на темную кромку леса. От него через луг с пожухшей травой тянулась разбитая дорога – глубокие колеи, грязь по колено. На ней, неподалеку от двухэтажного здания космопорта, прикорнули два вездехода. С первым возилась троица из охраны – движок давно уже барахлил. Чихал, как старая мисс Томсон, круглый год жаловавшаяся на сенную лихорадку.

Все как всегда, кроме одного. Через несколько минут я улечу с Новой Земли.

Перевела взгляд на затянутую дымкой гряду Скалистых Гор. В той стороне, как раз за лесом, находилось наше поселение, Новый Рим. Сто семьдесят пять блочных домов, церковь, Ратуша, больница и школа. Стена по периметру, возле нее - огороды и теплицы. Большие ворота, а еще - пулеметные вышки, патрули и вездеходы, переоборудованные в боевые машины.

Дороги, несмотря на недавно заключенное перемирие, до сих пор были небезопасны.

От Нового Рима - полчаса по размытой вчерашним ливнем колее до космопорта. Впрочем, это слишком уж гордое звание для заброшенного здания с грязными пластиковыми окнами в дырах от лазерных разрядов. Им давно уже никто не пользовался, и его облюбовали мелкие грызуны и хищники побольше. Зато на единственную, темно серую в черных пятнах взлетно-посадочную полосу аккурат раз в месяц прибывал транспортник рудной корпорации «Синетта», чтобы забрать добытое в недрах Новой Земли. Планета щедро делилась с людьми своими богатствами. Возле Нового Рима нашли платиносодержащие россыпи. Неподалеку от Новой Москвы добывали никель, а чуть дальше, на востоке Скалистых Гор нашли месторождение лития.

                Командор вновь дернул головой. Поднял палец, привлекая мое внимание. Полуденную тишину – разве что пролетит, заполошно крича, птица – разорвал басовитый гул. Нарастал, заполняя собой пространство, давил на барабанные перепонки, вибрировал в голове.

- Челнок. Заходит на посадку, - почему-то сообщил командор, хотя и так было ясно, что летят по мою душу, чтобы доставить меня на крейсер «Свет Императора».

 Атор Барр рассказывал о нем - триста метров длиной, восемьдесят в ширину. Два основных двигателя типа GH6, четыре вспомогательных. Надпространственный ускоритель. Плазменные пушки, много. Экипаж – около двухсот человек.  «Свет Императора» давно уже патрулировал Сто Третий Сектор, теперь, наверное, отправлялся на дозаправку. Довезут меня на Сайрус, оттуда вернуться в верфи Рагхи, в столицу Империи Сол.

Я пнула ногой упругое покрытие взлетно-посадочной полосы, на которую уже покушалась дикая трава моей дикой планеты. Искала трещины, пробиралась наружу, цепляясь острыми крючками-листьями, усиливая общее впечатление запустения. Запустение и хаос – вот что принесла с собой Галактическая Империя, захватившая Новую Землю сто двадцать лет назад!

Впрочем, мои предки даже не сопротивлялись. Наоборот, с превеликой радостью встретили завоевателей. Переселенцы со Старой Земли, известной мне лишь по фотографиям и фильмам, они провели в анабиозе более тысячи лет. Спали, пока огромная космическая станция бороздила просторы космоса. Наконец, прибыли на Новую Землю. Колонизировали девственно-чистую планету, отстроили города, зажили… Судя по записям – вполне неплохо. Победили местные болезни – на старой космической станции до сих пор были действующие лаборатории. Родились первые дети, и тут…

К нам прилетели нежданные гости.

 Мы были рады контакту с другой цивилизацией. Рады тому, что не одиноки во Вселенной. Галактическая Империя нашей радости не разделила. Их не заинтересовала ни космическая станция «Пилигрим», ни накопленные знания и культура Старой Земли. Куда больший интерес у них вызвали залежи полезных ископаемых. Не прошло и года, как Новая Земля получила название Птор-63 и вошла в Низший, Четвертый Круг Жизни. Тогдашнему командору присвоили почетный статус проконсула, а всех жителей Новой Земли объявили гражданами Империи. В домах появились визоры, по которым можно было смотреть передачи Первого Имперского Развлекательного Канала. Нам даже дали доступ в Всеобщую Сеть «Империка».

Правда, ненадолго.

На этом щедроты новых хозяев закончились. У граждан Империи с планет Низших Кругов оказалось мало прав, зато полным-полно обязанностей. Тридцать лет назад Новую Землю отдали на откуп рудной корпорации «Синетта». Мои предки попытались протестовать. Аккурат до того дня, когда Имперские штурмовики расстреляли сорок пять человек на центральных площадях Нового Рима и в Новой Москвы. На этом бунтарский период истории Птора-63 закончился.

Я вздохнула, заметив промелькнувший в редких, рваных облаках серебристый бок челнока. Кажется, он слишком резко заходил на посадку. Подозреваю, пилот хотел покрасоваться. Хотя, перед кем? Вряд ли перед одиноким проконсулом забытой планеты, жителям которой запретили покидать ее пределы без особого на то разрешения Императорской Канцелярии, расположенной в другой звездной системе… Либо перед унылой светловолосой девицей девятнадцати лет по имени Эйвери Мэй? Еще троих, возившихся с барахлящим двигателем, больше интересовали внутренности вездехода, чем заходящая на посадку инопланетная техника.

Вот и все… Никакой ликующей и восторженной толпы провожающих.

Челнок просвистел над головой, затем развернулся над заброшенным зданием космопорта. Натужно вздохнув, пристроился на «взлетке» метрах в ста от нас. Зашумели антигравитационные подушки, затем осторожно, словно боясь испачкаться, серебристый красавец опустился на упругое покрытие посадочного поля.

- Эйвери… - начал мой сопровождающий.

- Я все знаю, командор Харас! - устало сообщила ему. – Обещаю, что не подведу и все такое. Я ведь делаю это не ради себя или вас. Ради всех... Всех жителей Новой Земли! Они… Они обязательно обо всем узнают!

Они… Кто такие «они», и как донести до них наше послание, я, признаюсь, имела слабое понятие, но мы не собирались упускать выпавшего шанса. Двадцать лет назад Птор-63 неожиданно выиграл в жеребьевке среди более чем двухсот планет Четвертого Круга. Мы получили путевку на Большой Отбор - первый в истории все-Имперский конкурс невест. Лучшие девушки Планет Четырех Кругов собирались соревноваться за сердце Наследника. Именно среди них Сатор Сол, будущий Император, выберет себе Адору, будущую Императрицу.

Странное решение, ну да ладно! Мне-то какая разница?

На конкурс должны были слететься триста девушек с более чем восьми сотен обжитых планет Империи. Сто красавиц из Элиты - планет Первого и Второго Круга. Сто семьдесят с Третьего Круга и еще тридцать - с Четвертого. Последних выбирали путем жеребьевки – нас, Низших, оказалось слишком много. Розыгрыш, подозреваю, был честным. Как по-другому объяснить факт, что Птор-63, планета, проданная рудной корпорации «Синетта», тоже получила свой призрачный шанс?

Командор Харас вцепился в этот шанс зубами и ногтями. Подозреваю, будь у него возможность, он бы вместо меня напялил платье и отправился на этот чертов конкурс... Но вместо командора Хараса на Большой Отбор летела Эйвери Мэй, претендентка от Птора-63, единственная, получившая официальное разрешение покинуть планету.

 Чуть ли не с рождения я знала, что отправлюсь на Большой Отбор. Как только научилась ходить и говорить, мне сообщили о моем предназначении. Моя миссия - стать голосом Новой Земли. Рассказать о проблемах и сущей несправедливости, творившейся на нашей планете. Иногда мне казалось, что мама специально родила меня для Отбора... Вернее, для помешанных на нем командора Хараса и атора Барра, тренировавшего меня с малых лет. Именно атор Барр научил навыкам рукопашного боя и умению владеть оружием. Мама - основным языкам Империи, наукам, этикету. Командор Харас даже расконсервировал научный центр старой космической станции и позаботился, чтобы я получила «хорошее, классическое образование», с помощью гипно-сна усваивая огромные пласты информации.

 Только вот мой отец ничему не меня не научил. Погиб, когда я была маленькая, попав под обвал в одной из новых шахт корпорации.

Погибнуть - привычное дело на Пторе-63. С тех пор, как на нашей планете стала распоряжаться корпорация «Синетта», у нас разве что малышня ходила безоружная…

Я поправила лучевой пистолет, пристегнутый к бедру. Нож на боку, еще один - в правом сапоге. И третий – в рюкзаке, рядом со стареньким визором, на котором – книги и фильмы со Старой Земли. В соседнем отделении несколько комплектов бесшовного белья, новый комбинезон и нарядное платье, которое на прошлой неделе сшила для меня мама. Вот и весь мой багаж… Еще этим утром в рюкзачок попал игрушечный зверек неведомой породы, подаренный младшим братиком.

- Ты ведь вернешься, Эйви? – спросил он, притопав из крошечной спальни.  

Ему было семь. Глазенки заспанные, на худеньком смуглом теле – растянутая детская пижама, сползавшая с плеча. Присела, и Дэнни обхватил меня за шею. Я тут же зарылась в пахнущие травами светлые волосенки, пытаясь не расплакаться от резкого, словно удар кинжалом в грудь, чувства одиночества. Это… Это ведь мой мир, моя семья, мои обязательства! Сегодня моя смена в охране, в конце концов! Почему я должна улететь? Куда меня несет? Какой, к черту, Большой Отбор? Потеря времени, ничего больше! Наивный командор Харас полагал, что ко мне прислушаются, что я смогу убедить высокопоставленных иноров… И они поймут, что корпорация «Синетта» - воры и убийцы, а мы у них вместо рабов.

Но ведь рабство давно запрещено в Империи!

В том, что ко мне прислушаются, я серьезно сомневалась. Нам стоило отстаивать свою планету с оружием в руках!

 - Конечно, я вернусь, - вместо этого произнесла спокойным голосом. – Куда я денусь?

Тут из спальни вышла мама, одетая в серое платье – сегодня была ее смена в школе. Темноволосая женщина с лицом, хранящим следы былой красоты, окинула меня внимательным взглядом. Отвернулась. Прижалась бедром к кухонной панели, потянулась к мойке, хотя я давно уже убрала посуду после утреннего скромного завтрака.

С мамой у меня давно уже не все ладилось… Но ведь это и мой дом! Три комнатушки под пластиковой крышей на краю поселения Новый Рим: две спальни, маленькая гостиная, кухня и крошечная ванная. Рисунки Дэнни по стенам, мой школьный аттестат со сплошными «отлично», небольшой визор в гостиной, по которому вечерами мы смотрели единственный канал, если его не глушили спутники корпорации. Сплошные развлекательные передачи, которые нравились разве что Дэнни. В них - странные люди в странных одеждах и с разноцветными волосами смеялись и шутили о чем-то, понятном лишь им одним. 

Дом… Другого я не знала и знать не хотела!

- Обещаю, что обязательно вернусь, - повторила я. - И мы заживем как прежде, - отстранила, заглянула в синие, заплаканные глаза брата. – Но и ты должен мне кое-что пообещать, Дэниэл Мэй! Ты будешь заботиться о маме. Помогать ей во всем, как и подобает настоящему мужчине.

Он важно кивнул.

 - Слушать ее и старших. И никогда… Слышишь, никогда! Ни в одиночку, ни со своими друзьями ты не станешь выходить за периметр!

Этим летом они с мальчишками проскользнули мимо охраны и отправились купаться на речку. Без разрешения, без охраны… До сегодняшнего хрупкого перемирия с переселенцами было еще далеко, но мы все же успели их спасти. Правда, тот день в перестрелке погиб мой товарищ.

Брат закивал. Затем, всхлипнув, уткнулся в плечо моего синего, с красной полосой по швам комбинезона. Хотел что-то сказать, но его перебил резкий гудок – видимо, бронированный вездеход командора уже дожидался подле дверей.

- Нет! - внезапно произнес брат. Отстранился, застыл. Рот раскрыт, зрачки расширились. Иногда на него находило что-то такое-эдакое, и он говорил странные вещи, которые имели обыкновение сбываться. Командор даже возил его в лабораторию на космическую станцию - проверять. Что-то искали в голове, но так ничего и не нашли. – Ты больше никогда не будешь здесь жить, Эйви!

- Дэнни, не говори глупостей, – поморщилась я.

Брат вздохнул, выходя из своего странного ступора.

- Ты выйдешь замуж за своего этого… Настельника! – возвестил он.

- Наследника, - машинально поправила его. – Серьезно в этом сомневаюсь!

- Ты всех победишь, потому что ты – самая красивая. И лучше тебя никто не стреляет ни в Новом Риме, ни и в Новом Йорке, ни…

- Несомненно, это будет весомой заявкой на победу, - пробормотала я, едва сдержав смешок.

Тут брат сунул мне в руку любимую игрушку.

- Ты победишь, затем пришлешь за мной и мамой большой корабль. И мы улетим туда…

Туда, где странные люди в нелепых одеждах и с разноцветными волосами смеялись одним им понятным шуткам. Туда, где красиво и чисто, нет непролазных дорог и ужасного зимнего холода. В том месте огромные дома пронзают небо, а вокруг снуют маленькие пассажирские флайеры, которые водят беззаботные, улыбающиеся люди. Там не нападают Переселенцы, и не нужно выполнять ежемесячную норму выработки рудной компании, поражаясь скорости роста их аппетитов.

- Эйвери, тебя давно уже ждут! - мама на кухне стала проявлять нетерпение. - Ну же, Дэнни, хватит! Живо одевайся, нам давно пора в школу.

- Ты женишься на нем! - упрямо заявил брат.

- Вообще-то, это Наследник должен на мне жениться, - поправила я Дэнни, вновь взлохматив ему волосы, – но он меня не выберет. Так что я скоро вернусь, и мы больше с тобой не расстанемся. Но твоего Лосика, - у затасканной игрушки было имя, - я все же возьму. И буду каждый вечер думать о тебе. И каждый раз, когда вспомню о тебе, ты будешь чувствовать это вот…

- Вот здесь, - он положил ладошку на свою худую грудь.

Одна из трехсот. Девушка с планеты Четвертого Круга против красавиц с Элитных планет?  На этот раз Дэнни ошибался, шансов у меня не было. Да и не нужен мне никакой… Настельник!

- Ты его тоже полюбишь, - уверенно заявил брат. - Видел, как ты на него смотрела в своем визоре…

- Подглядывал? – шутливо сдвинув брови, я погрозила брату пальцем.

 Вечерами, вернувшись домой после длинной смены в охране или утомительных тренировок с атором Гарольдом Барром, отслужившим двадцать лет в элитном десанте – да, да! наши мужчины не только добывали руду во славу корпорации «Синетта», но и отдавали свои жизни за Империю… Так вот, у атора Барра были собственные представления о том, что должна уметь претендентка с Птора-63. По его мнению, Наследник должным образом оценит мои навыки рукопашного боя, умение стрелять без промаха и кидать ножи точно в цель.

Падая на жесткую, узкую кровать, я включала визор с фильмами и книгами со Старой Земли. Но, если пролистать, то в потаенной папке хранилось трехмерное изображение властного мужчины.

Наследник… Сатор Сол, сын Императора Дангора Сола.

Гордый профиль, смуглая кожа, черные, насмешливые глаза под темными бровями с изломом. Широкий лоб, коротко, по-военному, стриженные волосы. Приятные губы – я украдкой трогала их, представляя…

Нет же, Эйвери Мэй! Бред, бред… Откровенный бред!

 Я - лишь голос Новой Земли. Нас должны услышать и приструнить корпорацию, отменить непосильные нормы, забрать с планеты Переселенцев, завезенных этой самой «Синеттой». Корпорация вот уже второе десятилетие отправляла на Птор отъявленных убийц и насильников, собираясь их перевоспитывать работой в шахтах. Только они не перевоспитывались, да и работать не спешили. Сперва мы разрешили им селиться в наших городах, но вскоре об этом пожалели. Затем была война – локальная, кровавая. Теперь Переселенцы жили на другой стороне реки, в домах, построенных корпорацией. В шахтах из них работали единицы, остальные промышляли тем же самым, за что и попали в тюрьму…

Грабежи и убийства.

Вот и все. Я знала свою задачу.

Еще раз обняла брата. Сухо попрощалась с матерью, вышла из дома. Кивнула ребятам из охраны, пришедшим меня поддержать, затем разинула рот от удивления. Ого, к нашему дому приближался целый митинг – почти весь Новый Рим пришел меня проводить!

- Эйви… Эйвери! Ну же, удачи тебе, детка! Мы за тебя будем болеть! Покажи им, красавица! Пусть знают наших...

Голоса горожан заглушил резкий гудок. Командор тоже проявлял нетерпение. Я махала провожающим рукой, кисло улыбаясь. Наконец, сбежала. Затем – полчаса езды вдоль реки, пара патрулей на дороге, прощальный взгляд на лес и силуэт космической станции. Серебристый бок прибывшего челнока, распахнутый люк и…  В проеме показались две фигуры в белых комбинезонах с оружием в руках. Один из прилетевших сделал приглашающий жест.

- Иди уже! – сказал мне командор.

- Позаботьтесь о моей маме, - попросила я.

- Позабочусь.

– И о Дэнни.

Он кивнул.

- И вот еще… - Все же решилась. – Давно хотела спросить, - слышала, ребята поговаривали… - Вы ведь… Вы ведь его отец, не так ли?

Мой погиб в обвале, и я его совсем не знала. От кого мама родила Дэнни - тоже не знала, но догадывалась.

- Нет, - поджав губы, произнес командор. –  Я – не его отец, но иногда очень об этом жалею.

- Так не жалейте! – произнесла резко, внезапно почувствовав горький привкус досады. - Возьмите и… станьте им! Если вы не в курсе, если еще вдруг не знаете, то мама вас любит. Давно уже, все эти годы! Преданно и…

Как полагается хорошей жене.

Я мечтала… Вернее, в тайне надеялась, что командор Харас окажется нашим с Денни отцом. Мы с братом очень похожи – рослые, светловолосые и синеглазые, тогда как мама – темненькая, низкая. В кого мы пошли, если не в него? Я видела фотографии проконсула в молодости и даже нашла сходство…. 

- Эйвери! - командор растерялся.

Попытался что-то еще сказать, но я уже подхватила рюкзачок и зашагала по упругому покрытию к челноку. Шла и думала. Иногда и у меня появились предчувствия, схожие с теми, что посещали Дэнни. Вот и сейчас… С каждым шагом, с каждым метром по направлению к застывшему челноку я понимала, что моя жизнь меняется. На Пторе навсегда оставалось серое, свинцовое небо, небольшие городки, рудники, которые мы охраняли, скудная еда из пищевого синтезатора, смешанная с тем, что выросло на грядках. Впереди же меня ждало неизведанное будущее.

- Оружие! – приказал высокий мужчина в белой форме анора, младшего военного чина в Империи Сол. Окинул меня любопытным взглядом.

Пришлось отдать пистолет, затем настала очередь ножей. Сперва протянула тот, что с пояса. Не поверили. К тому же, сканнер на входе в челнок предательски завибрировал, поэтому отдала еще два.

Остаться безоружной – странное чувство, сродни тому, как очутиться нагишом посреди леса, в котором орудует банда Переселенцев.

- Проходи! - наконец, смилостивился один из аноров. – Эйвери Мэй, проследуйте в пассажирский отсек, - указал мне направление. - Мы сразу же взлетаем…

Не договорил, потому что по длинному светлому коридору со стороны того самого пассажирского отсека к нам уже спешили. И я растерялась. Стояла, переминаясь с ноги на ногу, сжимая в руках лямки рюкзачка, понимая, что это… Это разноцветное, удушливо-душистое, яркое до мельтешения в глазах, смеющееся и разговаривающее отрывисто и визгливо… Оно надвигалось по мою душу.

Черт! И не сбежать…

На меня напала, обняла, стиснула полноватая женщина лет пятидесяти с оранжевыми, вздыбленными волосами, над которыми порхали голографические мотыльки. Я задохнулась от знойного запаха неизвестных цветов, запуталась в многослойной яркой одежде. Увернулась от красных губ, когда женщина вознамерилась расцеловать меня в обе щеки.

- Хватит! – пискнула протестующе. – Да отпустите же вы!

Выпуталась, вырвалась, но своей очереди дожидался второй… Или вторая? Признаюсь, я засомневалась в половой принадлежности ее сопровождающего. Кажется, все же мужчина! Тогда к чему это обтягивающее ярко-зеленое трико, высоченные платформы с искорками, вылетающими при каждом шаге, всклокоченные зеленые волосы, россыпь золотых звезд на лице и нарисованные серебряные слезы на правой щеке?

- Детка, это твой стилист! - представила спутника женщина, наконец, выпустив меня из объятий.

Мой – кто?..

Я заскучала. А еще, мне жутко захотелось домой, в Новый Рим. К парням в охране, в свою смену. К нашему костру, травяному чаю, смеху, простым шуткам и понятным разговорам об поселенцах, девушках и женах. О сломавшихся машинах, надвигающейся зиме и…

- Иди ко мне, моя деточка! - картинно вздохнуло разноцветное существо. – Дай-ка я тебя обниму!

- Нет! – решительно сказала ему. – Даже и не вздумайте ко мне приближаться!

Отступила на шаг, поймав сочувственные взгляды аноров.

                - Ну же, Эйвери Мэй! - та, которой все же удалось меня обнять, не растерялась. Наступала, загоняя в угол, не подозревая, что даже безоружная я не менее опасна, чем вооруженная ножами и пистолетом. –  Разве ты не рада? Мы ведь с тобой летим на Большой Отбор! – возвестила торжественно. – Такая честь, такой праздник…

- Вы… Вы вообще кто такие? – спросила я. Затем чихнула. И еще раз...

 Длинный коридор пах, словно изобильно цветущий сад.  

- Я – твоя куратор, Адели. А это Тир... Тир Род, твой стилист и парикмахер. На «Свете Императора» дожидается остальная команда. Разве ты не получала мое послание?

- Нет! – пробормотала я, косясь на стилиста, который все еще не оставил мысли меня обнять. Предупреждающе вытянула руку. Пусть даже и не думает! - Мы вообще не получаем посланий. Корпорация «Синетта» считает, что это излишне. До нас доходят только те, которые они сочтут нужными.

Наверное, поэтому
Тимир, уйдя в армию, так ни разу мне и не написал.

- Но… - Адели немного растерялась. Захлопала длинными ресницами с россыпью мелких звездочек на концах. Полные щеки опустились. – Теперь мне все, все понятно! Тир, они не получали моих сообщений! – она повернулась к мужчине в зеленом трико, затем картинно заломила руки. - Целых три месяца я ждала… Ждала и ждала, пока не вытерпела и не притащилась в этот забытый Темными Богами Сто Третий Сектор! Вернее, со всей командой, мой дорогой! – поправила себя.

Стилист сочувственно кивал.

- Все это время я ожидала материалы для презентации… 

Еще один взгляд в сторону Тира.

- Успеем, - уверенно произнес он. – У нас еще целых два дня в запасе. Ты ведь искусница, Адели! К тому же, исходный материал неплох. Совсем неплох…

Изучающий взгляд в мою сторону. Задержался на груди, талии, скользнул по длинным моим ногам, обутым в высокие ботинки.

Я занервничала:

- Ничего не понимаю! Какая еще презентация? Кому это нужно?

- Ты ведь хочешь победить, Эйвери Мей? – проникновенным тоном спросил к меня Тир. – Завоевать сердце прекрасного Наследника и вырваться из… Из этого?  – кивнул на закрывающийся люк челнока, в котором промелькнуло серое небо и одинокая фигура командора, бредущего по взлетному полю к вездеходам.

- Вам-то что с этого? – пробормотала я. - С того, что я хочу?

- Каждый из нас связывает свои надежды и желания с Отбором, - неожиданно произнес Тир вполне нормальным голосом. -  Этот конкурс важен не только для тебя, но и для всей твоей команды. Так что, детка…

- Какая я вам еще детка?!

- Я буду работать с тобой. Адели будет работать с тобой, и ты, детка… Ты будешь слушаться ее и меня во всем. Поверь, лучшего куратора, чем Адели, тебе не сыскать!

- С чего бы мне вам верить? – огрызнулась я, уже понимая, что он прав.

Придется их послушать.

Моя планета и мои правила остались за только что закрывшимися дверьми пассажирского челнока. Впереди ждал чужой мир, который я знала только по единственному развлекательному каналу.

- У тебя нет другого выхода, - словно уловив мои мысли, произнес стилист. - Я займусь твоим обликом. Итак, что мы видим?.. Хорошее, чистенькое личико. Приятное выражение, немного наивное и растерянное.

- Вы считаете меня полной дурой?

- Красивые волосы, тренированное тело. В принципе, все намного лучше, чем я ожидал. Стоит лишь приложить умелую руку…

Потянулся ко мне, и я заметила длинные, нервные пальцы и широкие мужские ногти, выкрашенные в зеленый цвет.

- Только попробуйте! - рявкнула на него. – Я не позволю из себя сделать что-то… Что-то такое, что вы сотворили из себя! Может, вы самый лучший стилист в Империи и у вас принято ходить разноцветными, но я буду носить только то, что принято у нас! Если вам это не нравится, то… - хотела сказать, куда им идти, но сдержалась. - Сами участвуйте в своем конкурсе!

Путь возвращаются за командором Харасом - он не откажется занять мое место!

Адели хохотнула.

- Девочка нам попалась с характером. Пойдем же, рыбка моя! – она вознамерилась вцепиться мне в руку, но я не далась. – Скоро взлет, надо сесть и пристегнуться. А вот эту твою вещицу, - Адели брезгливо уставилась на мой черный рюкзак, - пожалуй, мы выбросим в первый же утилизатор. Милостью Императора с этого дня ты больше ни в чем не нуждаешься. Самая лучшая одежда и самая лучшая еда… Все для тебя! Счет в банке Рагхи на кругленькую сумму. Бесконечное море кредитов – ты будешь купаться в роскоши, Эйвери Мэй!

- Мне ничего не нужно. Эй!

Развернулась, собираясь заехать Тиру Роду по раскрашенному лицу за то, что он вцепился в мою косу, бормоча про исходный материал, из которого он сотворит чудо.

- Но-но, детка… - отшатнулся. - Полегче!

- Еще раз тронешь без разрешения, я тебя самого превращу в исходный материал, – пообещала ему. - Нет же, я сделаю из тебя превосходную биомассу!

- Чувствую, конкурс будет сложным! - пробормотал Тир.

Адели, улыбаясь, пожала пухлыми плечами. Тут по коридору разнесся приятный женский голос, посоветовавший пассажирам занять места перед взлетом, и я все же позволила Адели утащить себя в салон. Уселась в кресло с мягкой обивкой. Немного повозилась с ремнями, затем, прижавшись лбом к круглому иллюминатору, смотрела, как удаляется Новая Земля.

Конкурс будет сложным, с этим не поспоришь!

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям