0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Жнец крови и пепла » Отрывок из книги «Жнец крови и пепла»

Отрывок из книги «Жнец крови и пепла»

Автор: Гринберг Александра

Исключительными правами на произведение «Жнец крови и пепла» обладает автор — Гринберг Александра . Copyright © Гринберг Александра

ПРОЛОГ

— Расходимся, господа, расходимся! — разнесся над проулком зычный голос Стэна Фалько. — Ну хоть для виду-то подальше отойдите, чтоб вас! Ужель девки мертвой ни разу не видели?!

Большинство наверняка и не видели, но капитан Фалько, будучи выпускником факультета некромантии, этого не понимал. Профессиональная деформация.

Господ тем не менее грозная стать боевого некроманта не особо впечатлила. Оно и верно: людишки ко всему привыкают. В том числе к жутким и коварным некросам с полицейскими нашивками. Времена толпы с дрекольем давно канули в Бездну, и теперь форменные черные мундиры некроотдела могли вызвать разве что пару-тройку опасливо-почтительных взглядов.

— Браво, кэп, — негромко похвалила Киара, — твои манеры разят почище арбалетного болта.

Стэн огрызаться не стал, лишь глянул через плечо умоляюще. Она бросила в гущу толпы недобрый прищур, посылая волну сырой магии: эманации чистейшей тьмы воздействуют на простой люд весьма угнетающе. Да и на нелюдей тоже; некромантия вообще никому не по вкусу, разве что самим некромантам.

Любопытные горожане всё же разбрелись по сторонам и теперь, ежась, глазели на труп с почтительного расстояния.

«Ну ничего их не возьмет», — досадливо заключила сержант Блэр. Предполагалось, что дорогие сограждане не просто безропотно отойдут подальше, а лирично утопают в закат, резко вспомнив о неотложных делах — скучающая полюбовница, некормленая черепашка и прочие мелочи жизни.

— Спасибо. — Стэн небрежно указал на труп: — Ну, как тебе сегодняшняя наша подружка?

Киара приблизилась к телу, белеющему на темном брусчатом фоне дороги. Увиденное заставило её недоверчиво вздернуть брови и присвистнуть.

«Как грубо, юная леди!» — тут же возопило подсознание с жеманными интонациями госпожи Лориенны Блэр. Ныне тоже покойной.

«А пошла ты к Хладной, дражайшая невестка», — меланхолично подумала Киара. Прожив в столице без малого двадцать лет, она знала, что реальные лорды, да и леди тоже, имеют мало общего с баснословно богатыми и жуть какими пафосными хлыщами из сентиментальных романов. У иных и за душой-то ничего нет, кроме громкого титула, а куртуазность вообще вышла из моды лет этак двести назад.

Скуластой молодой блондиночке смерть была удивительно к лицу. Её не портили ни бескровные губы с едва заметными следами ярко-розовой помады, ни неприятно заострившийся нос, ни даже закоченевшие в неестественной позе конечности. Обнаженное тело сплошь испещряли порезы — на первый взгляд хаотичные, после пристального изучения они складывались в малопонятное руническое письмо. Киара наспех стянула в хвост длинные волосы, чтобы не мешались, и, присев на корточки, вытряхнула калибрующую линзу из специального кармашка на манжете рукава. Но поглядеть в неё не успела.

— Ритуальная энергетика, сержант Блэр! Уровень четвертый, фон устойчивый! — послышалось над головой. Возле тела предсказуемо замаячил Эдуард Глунвич, чья без того дурацкая фамилия всеми сокращалась до Глуни. По всей видимости, тот полагал, что без его чуткого руководства изучить труп никак нельзя.

— Я вижу, Недди, спасибо тебе преогромное. У меня такой вопрос: чем сейчас заняты наши собратья по несчастью?

— Э-э, исследуют место преступления и вносят в дело образцы энергетики…

Под долгим взглядом сержанта Глуни стушевался и протянул со скорбной миной:

— Понял, понял, уже иду к ним…

— Личность установили. — Стэн тяжело опустился на одно колено по другую сторону от тела. — Нел Гриер, тридцать семь полных, проститутка под чутким патронажем госпожи Зельды. Репутацию имела сравнительно хорошую, в правонарушениях замечена не была, исправно платила налоги.

— Опросом коллег займешься сам?

— Какая догадливая. За то и люблю!

Киара не удержалась от ехидного смешка. Кто бы сомневался, у Фалько в гостеприимном заведении госпожи Зельды имеются общие с убитой девушкой знакомые.

— Мне пока понятно, что ничего не понятно, — констатировала сержант Блэр. — А тебе?

— Аналогично. Разве что…

Стэн не договорил, но было ясно и так.

Лицо жертвы в жутковатом подобии улыбки рассечено от уголков рта и почти до самых ушей. Края ран аккуратно стянуты лекарской нитью, и шовный материал словно бы подобран под цвет обескровленного лица. Подобное увечье — нанесенное, очевидно, ещё живой девушке, — характерный признак ряда ритуалов. Другое дело, что ряд этот тянул на многотомник.

— Идущие на смерть приветствуют тебя, — пробормотала Киара. Небрежным жестом она призвала записную книжицу и карандаш, чтобы черкнуть туда: «жертва для Хладной Госпожи, незнакомая руническая письменность».

— Вот да: незнакомая, но жуть какая забористая. И не лень же было кому-то вырезать всю эту муть! — восхитились сверху.

Киара глубоко вдохнула, но спокойствия от этого не прибавилось.

— Рядовой Глунвич! — рявкнула она. — Извольте оттащить на сбор энергетики свою задницу в кружевах!

Стэн загоготал не по-некромантски радостно, а елейный голосок Лориенны в голове снова ужаснулся.

— Киара, всякому приличному некроманту до́лжно знать, чем кружева отличаются от оборок! — с апломбом возразил Глуни, поправляя торчащий из рукава волан. Но тут же почуял близкую расправу и втянул голову в плечи: — Слушаюсь, госпожа сержант! Приступаю сию же секунду!

Киара сердито покачала головой. Глунвич — тот ещё шут. В оборках, чтоб его все демоны Инферно. Неудивительно, что некромантов теперь никто всерьез не воспринимает: ряженые-крашеные, а всё туда же — в полиции служить. Хотя если кто спросит Киару, то боевые маги, крикливые бестолковые охальники в ярко-алых мундирах — шуты ещё похлеще, чем раздолбай Недди со своими кукольными рубашонками.

«Не дайте боги, убийца нацелился на серию, — подумала она, пристально оглядывая тело Нел Гриер для последующего запечатления в кристалле. — Ещё парочка трупов — и в дело непременно влезут боевики».

Разумеется (Ясен пень), с её проклятым везением ни трупы, ни боевики не заставили себя долго ждать.

ГЛАВА 1

Королевство Эрмегар разрослось до масштабов Империи чуть более семисот лет назад, когда к власти пришел дом Лердис. За двести сорок лет правления Лердисы отменили печально известный закон «О запретной волшбе», а вместе с ним реформировали образование, армию и сословную систему, в результате чего отхватили по солидному куску и у свирепых варварских полчищ Гренвуда, и у грозного Шафрийского Халифата. Засим было недолгое и бестолковое регентство герцога Аратти, а когда тот погиб от руки Адельдора Кровавого, к власти пришли Туррианы. Империя обогатилась изрядной долей дивных земель Ло'Артэн, а школы магов постепенно слились в единую Эрмегарскую Академию.

Обе правящие династии были одарены силой богинь, а посему знали и цену магии, и её опасность, в связи с чем каждый носитель той самой магии в Империи наперечет. Если у ребенка, вступившего в пору созревания, просыпалась общая, классическая магия света или тьмы, то ему надлежало получить образование в одной из предложенных областей и заслужить хотя бы звание мастера, обязательное для каждого имперского мага. Если же это мощный природный дар, явная склонность к определенному магическому искусству, то судьба юного мага предопределена.

Как и всякий природник, Киара не стала некромантом — она им родилась. Соответственно, и в учебе, и в дальнейшей карьере особого выбора у неё не было: сначала мастер-спирит, потом магистр боевой некромантии, а дальше — либо морг, либо Гильдия, либо полиция. Морг ей не светил при всем её желании — уж слишком талантлива; для вступления в Гильдию некромантов необходим просто-таки грабительский взнос, а обещанное место при дворе императора Константина накрылось буквально за месяц до выхода на предмагистерскую практику.

Короче говоря, выбора не осталось.

Нет, на самом деле Киаре нравилась её работа. Точнее сказать, нравилось вести следствия и раскрывать преступления (и по ходу влипать в неприятности, вроде рукопашки с семифутовым вендиго). Дежурства, выездные и в полицейском морге, она терпеть не могла, равно как и унылую возню с отчетами да эпикризами. Благо хоть бумажную волокиту удавалось иногда спихивать на несчастных рядовых и чуть менее несчастного капрала.

Сегодняшнее выездное дежурство вышло довольно-таки бездарным: на завтрак им достался прирезанный ни за хрен собачий мальчишка-карманник, на обед — какой-то пьянчуга, забредший в конюшню и там разбивший голову об сушилку для попон. Киара за десять лет службы всякое повидала, но более идиотской смерти, как ни старалась, припомнить не могла.

На ужин приключилась Нел Гриер, и это, по крайней мере, обещало стать чем-то интересным. Хотя Киара и не спешила радоваться, понимая, что такое многообещающее дело Стэн непременно зацапает себе, а ей милостиво позволит «оказать посильную помощь» типа опроса подозреваемых или написания опостылевших ещё в годы практики отчетов.

Нет, Киара вовсе не жаловалась. Фалько, как старший по званию, мог бы вовсе свалить на неё самую скучную работу, но это не в его натуре. Говоря по-честному, она и сама при случае пользовалась отношением Стэна — гораздо более сердечным, нежели к давней подруге или командира к подчиненной.

Говоря совсем уж честно, ложиться в койку с означенным командиром и другом было до Бездны плохой идеей. Но когда это случилось впервые, Киара была вусмерть пьяна, а Фалько был вусмерть привлекателен (как и всегда), и горизонтальная дружба, пожалуй, началась вполне удачно… Да вот беда — Стэн отнюдь не дружить хотел.

Его маме, видите ли, невестка нужна!

А Киару, как сильную и независимую женщину с котом, интересовала исключительно дружба. В любой плоскости.

В общем, вконец развалить ту самую дружбу не хотелось, и отныне она зареклась напиваться в компании Стэна Фалько. Ну, и спать с ним тоже. Тот, правда, разрыв постельных обязательств всерьез не воспринял и всем видом показывал, что мужественно и терпеливо пережидает, пока в кучерявой блэровской башке уляжется дурь. А Киаре оставалось уныло вздохнуть да прилежно молиться о скором повышении и кабинете на другом конце корпуса.

— Ладно, я просигналил труповозке. — Стэн протянул ей руку, помогая встать. Киара сверкнула на него глазами, но помощь приняла. Её немного шатало — конец рабочего дня, толпа собралась немалая, на обычный разгон пришлось бухнуть в общей сложности чуть ли не треть магического резерва. — Карла с Анни оставляем, чтобы закончили и подтерли, а Недди отправляем в морг с бедняжкой Нел Гриер. Она всё равно уже у Хладной, ей пофиг.

— Уверен? По мне, так он и мертвого достанет.

— Только не эту!

И то верно. Киара тоже заметила среди кровавой мешанины рун простейшие знаки Отвращения, препятствующие поднятию мертвых. Ломать такую защиту следовало на свежую голову и с полным резервом.

— Ну, с меня бордель, с тебя отчет? — Стэн улыбнулся чуть заискивающе.

— Заметано, Стини.

Пока тело левитировали в труповозку, к Киаре подошел Глуни. Судя по опасливо-торжествующей физиономии, загримированной под свеженький труп в лучших некротрадициях, того снова терзали, просясь наружу, драгоценные жемчужины мысли.

— Ну, — устало поторопила она, — что ещё?

— Да я тут подумал… чего-то не хватает, — пожал плечами рядовой. — Киа, не спи! Кровь-то где?

Киара, забыв огрызнуться на дурацкую птичью кличку, в удивлении глянула на него, а потом на повозку, где ожидал, недовольно нахохлившись, маг-погонщик. Лошадиное чучело, улавливая его раздражение, топталось и дергало башкой почти как живое.

Ажурно-кружевной дурень верно подметил. Тело обескровили, а сама Киара не обратила на это внимания. Потом бы дошло, да, но сам факт того, что сержант Блэр, всем известная своим педантизмом, что-то упустила…

«Мозги не варят; пора в отпуск», — решила она. И тут же мысленно посмеялась над этим — натужно, как смеются над не слишком удачной шуткой. В отпуск Киара собиралась уже не год, не два и даже не пять лет.

По счастью, их дежурство завершилось. Спровадив Глуни и проинструктировав оставшуюся пару некросов, четверть часа спустя Киара была дома и могла спокойно вздохнуть.

Увы, успокоилась она рано.

— Киа, ну Киа же, не спи у порога!

Небольшой ураган, поименованный при рождении Зейрой Яллес, налетел на неё, едва закрылась входная дверь.

— Меня зовут Киара, — по привычке огрызнулась она, на что получила желчное (и вполне справедливое):

— Нет, тебя зовут Киарнэйрис.

— Подраться хочешь?!

Той ночью, когда Киара появилась на свет, вовсю бушевала стихия. Грозовой фронт размахнулся едва ли не на весь Западный Предел, и суеверные обитатели поместья Кэрсталь всерьез думали, что их смоет в Вересковый фьорд. Покойная леди Блэр, поговаривали, была особой не слишком умной, но весьма впечатлительной. А ещё, видать, мечтала о сыне: кто же в здравом уме назовет девочку «грозовым штормом»? Имя волей-неволей пришлось оправдывать, однако первые годы учебы в Академии носители дивного языка вовсю над ней хихикали. Они же дали ей идиотскую кличку «Киа», и до сих пор Киара не могла сообразить, как два однокоренных слова — «кхайарэ» и « кхайа» — на общеимперском превращались в «грозу» и «птенчика». Впрочем, язык дивного народа кому хочешь мозги наизнанку вывернет. Шафрийский и даже гренвудский — в разы проще.

— Т-ш-ш, подружка! — Зейра возбужденно нарезала вокруг неё круги, прикидывая, с какого бока подступиться. — Потом подеремся, сейчас у нас на кону мешок золота!

— Это должен быть мешок размером с горного тролля, чтобы я променяла на него теплую постельку.

— Да сколько можно?! У Хладной в чертоге выспишься! — рявкнула самопровозглашенная ворожея белой магии, но тут же принялась канючить: — Киара, пташечка моя, ну не вредничай!

— Ха! Ты ещё попроси меня не дышать, — пробормотала Киара, высвобождаясь из чужой хватки и торопливо стягивая тяжелые шнурованные ботинки, пока Зейра снова не пошла в атаку. — Бусик, родной, спаси меня от этой чокнутой, а? Я тебе квартерн парной говядины отвалю, клянусь Хладной.

Его величество Энобус Адельдор Четвертый, эталон рода кошачьего и мужчина в самом расцвете сил, притулился в уголке тесного холла и деловито вылизывал переднюю лапу, косясь на хозяев с непомерной для кошака надменностью. Будучи котом внушительным во всех смыслах, господин Энобус никогда не одобрял хозяйскую клиентуру, от которой мало денег и много визга. Самих хозяек мужественно терпел (а Киару вроде бы даже любил), но то, что эти хозяйки творят, ему положительно не нравилось.

Всё же откликаться на щедрое предложение Киары кот не спешил и с явным любопытством на круглой лупоглазой морде созерцал кровавую битву между алчностью и ленью.

— Не настраивай сынуленьку против меня! — взъярилась Зейра, грозно уперев руки в бока. — В час там будем, в три уже точно дома, дрыхни себе на здоровье… И вообще, завтра будешь спать, у тебя ж выходной!

— Какое верное уточнение! Завтра я буду спать тоже.

— Киа-а-а!…

Видят боги и богини, за восемнадцать лет их знакомства Зейра ничуть не изменилась — всё такая же невыносимо шумная, взбалмошная и жаждущая наживы. С горем пополам отучившись на целительском факультете, госпожа Яллес и не подумала искать работу сообразно гордому званию мастера-зельевара. О нет! Она сочла за лучшее превратиться в эксцентричную «ворожею белой магии» и обжуливать богатеньких идиотов — что, надо признать, выходило у неё мастерски. Кроме того, имея связи в Нижнем городе, она частенько находила для Киары левую работенку по поднятию нежити и прочим некромантским премудростям.

— Милая, ну, для тебя ж старалась… Большой заказ, платят соответственно!

— «Пункт пятый подпункт первый настоящего уложения гласит, что за несанкционированное применение метафизической силы, здесь и далее именуемой “некромантия”…» — скучным тоном затянула Киара, уже на ходу сдирая с себя тесный мундир.

— …поорут и перестанут! Киа, ну пожа-алуйста, я хочу новое платье!

Она демонстративно зевнула, отцепляя от себя Зейру. Не без труда отцепляя: хватка у этой мелкой заразы — дайте боги каждому.

— И ты тоже хочешь прикупить новых тряпок, ты ж некромант!

Допустим, тряпок у «тыжнекроманта» и так хватало с лихвой, однако ж… деньги в принципе не бывают лишними. Вполне сносная на первый взгляд, в реалиях недешевой столичной жизни зарплата сержанта некроотдела вдруг становилась крошечной и незначительной — прямо как Зейрина совесть.

Не то чтобы кого-то интересовала моральная сторона вопроса, конечно. Ибо не страшен грех, да вот молва нехороша. Тем более перед присвоением нового звания.

— Зейра, не дури. Мне сейчас только левака не хватало. Плакали мои капитанские нашивки, если запалят!

— Не запалят, — довольно заметила она, чутьем бывалой проходимки уловив ветер перемен. — Если этот тип шлет писульки на отличной чародейской бумаге, то и на экранирование потратится. И заплатит золотом, смекаешь? Смекаешь ты, я тебя спрашиваю?!

— Я иду спать. Смекаешь? — отрезала Киара. И прежде чем её снесло звуковой волной, прибавила: — Во сколько там ждут, в час? Разбудишь в полночь и ни секундой раньше.

И, оставив Зейру сиять от счастья пополам с самодовольством, она поплелась наверх. Мягкая постель, занимающая едва ли не большую часть тесной Киариной комнатушки, манила с той же силой, с какой её алчную подругу влек гонорар.

 

***

 

— Эй, красотуля, ты куда такая нарядная да посередь ночи? К хахалю, что ли, намылилась?

Стражник гоготнул, донельзя довольный собой. Киара манерно оправила шейный платок и глянула свысока, всем видом показывая, что рядовой ночной стражи — существо куда более низкого пошиба, чем августейший кот Энобус, следаки из боевого отдела и прочая забавная живность.

Да, мужлан был бы куда более сдержан в выражениях, предстань перед ним типовая некромантка во всей своей мрачно-напудренной красе. Увы, природная осторожность не позволяла сержанту Блэр отправляться на несанкционированное поднятие нежити в таком узнаваемом виде. Ну а смазливая глазастая блондиночка с кукольными кудрями, капризными пухлыми губками и веснушчатым носом способна впечатлить только тех, кому припрет с ней поразвлечься.

Изначально все эти раскрашивания и вычурные одежды в цветах Госпожи были не более чем насмешкой над обывательскими предрассудками: мол, во всём черном, мрачные, бледные до синевы (и в перерывах между жуткими ритуалами закусывают сердцами невинных младенцев). Но за давностью лет насмешка превратилась в часть некромантской культуры: всё это стало чем-то вроде рабочей формы. Надо заметить, специфический внешний вид адептов Хладной часто играл им на руку. Если некромант хочет остаться незамеченным, то обойдется без маскирующих чар — достаточно переодеться во что попроще да смыть с лица боевой раскрас. Тогда тебя признают лишь хорошие знакомые, и то не факт.

Определенно, ради такого удобства можно потерпеть «крашеных извращенцев», «дохлых шутов» и прочие изысканно-оригинальные оскорбления, возникающие в прихотливом изгибе одной-единственной извилины, которой Пресветлая богиня с рождения одаривала боевиков. Вот уж кому действительно несладко живется, с такими-то мозгами…

— Тёмной ночи, рядовой. Портал открывай, — бросила Киара, стягивая с левой руки перчатку и демонстрируя ладонь, будто в приветственном жесте. Узрев две стандартные магические татуировки — Гильдии некромантов и сержанта некроотдела, — стражник тут же вытянулся по струнке и весь как-то спал с лица. — Ну, живее! Мы торопимся!

— Так точно, госпожа сержант! — отчеканил второй стражник, не надеясь на косноязычного напарника. Тот всё-таки отмер и, глянув расстояние на листке маршрутов, промычал: «В ночь — двойная плата, со второй девкой — двадцать серебром!». На что «девка» недовольно поморщилась, но тут же с сахарной улыбочкой бросила ему монетку. Тускло-желтый кругляш маняще блеснул в свете площадных фонарей.

— Сдачи не надо, пупсик. И ни в чём себе не отказывай!

«Пупсик» с видом опытного менялы оглядел монету, попробовал на зуб и возрадовался. Киаре же оставалось только посочувствовать идиоту: зная шкодливую натуру и некоторую прижимистость Зейры, можно утверждать, что монета либо фальшивая, либо заклята на какую-нибудь пакость. Так просто она бы с целым золотым империалом — неделя трехразового питания в хорошей таверне! — не рассталась.

Наконец, портал был активирован, и Киара вместе со своей подружкой переместилась из восточного округа на самую окраину северного.

— И занесло ж сюда твой денежный мешок, — проворчала она, стряхивая с рукавов плаща невидимую миру пыль.

— Хорош брюзжать, пташка! Идем, тут недалеко.

Некстати вспомнилось, что в модных романчиках ночные походы по заброшенным старым особнякам обычно ничем хорошим не заканчиваются. Но и Киара — не дева в беде, а магистр боевой некромантии. Вдобавок на поясе у неё короткий меч да ритуальный нож в придачу…

…и всё же её не покидало странное гнетущее чувство, что зря она согласилась на эту работенку.

«Паранойя разгулялась, — решила Киара. — Ладно тебе, в первый раз на левак подрядилась, что ли? Золотишко не лишнее, через месяц уже очередной взнос в гильдию платить. И не забывай, что твой кот жрет вдвое больше, чем ты! Вот так-то».

С такими мыслями она и дошла до нужного дома, вполуха слушая трескотню Зейры об очередном её хахале из посольства оборотней. Бедняге Шадару херг Ларту можно было искренне соболезновать: Зейра только с виду миленькая, маленькая и трогательная шафрийская красотка, а на самом деле и оборотня из Высшего прайда грифонов согнет, как подкову.

Заброшенный до недавнего времени особняк явно был построен больше трехсот лет назад, в те времена, когда в моду вошел синтарийский стиль, и сохранился в таком хорошем состоянии благодаря сильным чарам консервации. Судя по всему, бывший хозяин дома — какой-нибудь фейский рыцарь или эмиссар, попавшийся на горяченьком, — надеялся ещё сюда вернуться.

Киара родилась и выросла в Синтаре, юго-западном городе на самом рубеже Империи и дивных земель; жила в похожем доме, сложенном из матово-светлого гладкого камня, с высокими потолками и большими трапециевидными окнами. Правда, её поместьице выглядело куда скромнее, чем этот особняк, — отец был лордом скорее по названию, на деле же — сыном предприимчивого торгаша, купившего себе титул. Да и мать, пусть из древнего и знатного рода, жила до замужества беднее некоторых трущобных побирушек.

«Ну, хоть умерла в относительном достатке», — Киара рассеянно огладила искусную резьбу на высокой, массивной двустворчатой двери темного дерева. Очередная деталь, напомнившая о доме… по которому она ничуть не скучала.

— Киара, ты?..

— В порядке, — отрезала сержант Блэр, дергая на себя витую дверную ручку.

Их здесь, разумеется, ждали. Посему и двери охотно открылись.

Девушки очутились в парадной зале впечатляющих размеров — весь некроотдел можно упихать, даже без чар расширения пространства. Мебель отодвинута к стенам и зачехлена; мозаичный пол устлали… кости.

— Надеюсь, комплекты не перепутали? — обратилась Киара к пустующей зале, тускло освещенной благодаря безвкусной позолоченной люстре с рожка́ми в виде вставших на дыбы грифонов. — Я не адепт-первачок, чтобы берцовые кости по инвентарным номерам рассортировывать… разве что за оч-чень хорошую доплату.

Пустота ответила приятным хрипловатым смехом.

— Ну что же вы, леди Блэр! Всё в лучшем виде; косточка к косточке, так сказать.

У основания широкой беломраморной лестницы возник мужчина туманных лет. Невысокий, деликатно сложенный и одетый по последней моде.

Да уж, этот ряженый хрен точно платит золотом и только золотом.

— Если вы потрудились вызнать о моем условно благородном происхождении, то знаете и то, что мне такое обращение не по вкусу.

— Прошу прощения, магистр Блэр. Госпожа Яллес, простите и вы мое грубое пренебрежение вами! — спохватился мужчина, склоняясь в учтивом поклоне. — Разрешите отрекомендоваться — лорд Ласдер Маклелан. Безмерно рад встрече!

— О-ой, а я-то как рада, — натянуто улыбнулась Зейра. Видимо, ей тоже вся эта опереточная обстановка действовала на нервы, раз уж болтала она в разы меньше обычного.

«Маклелан? Синтариец, помню таких, — машинально отметила Киара. — Стало быть, заочно знакомы».

Внешность у лорда тоже типичная синтарийская, сходу выдающая примесь дивной крови фейри: бледное костистое лицо, широко поставленные миндалевидные глаза, резко очерченные линии скул и подбородка. Их с Киарой, пожалуй, даже можно принять за дальнюю родню, какой они вполне и могут быть.

— Ладно, — начала Киара. — Как понимаю, это и есть ваш заказ? — она обвела кучу скелетов вычурным жестом — среди некромантов талант кривляться ценится едва ли не наравне с редчайшим умением наложить проклятие десятого уровня. — При таком объеме работы и цена будет…

— Я заплачу по прейскуранту вашей Гильдии, магистр, — Киара недоверчиво сощурилась — уж очень приличная сумма выходит! — и склонила голову набок, ожидая продолжения. — Если вы окажете мне услугу и разберетесь с сопутствующей документацией…

— Я вас поняла.

Разумеется, она поняла. С деньгами у этого лорда явно никаких проблем, однако при таком количестве некроединиц возникнут проблемы как с очередностью, так и с магом нужного уровня. Для мага-классика здесь работы на пять-шесть мер личного магического резерва, для природника — на одну-полторы. Ну, а для Киары — где-то третья часть. Ну, может, половина. «Исключительно одаренная девушка», как изволила выразиться архимаг Линдтерн, её бывший куратор.

— Документы вам доставит курьер не позже, чем через два дня, — деловито сообщила Киара, изучая ближайший комплект костей. Обработаны как надо, амулеты прилажены — небось этот лорд Маклелан за символическую плату привлек к работам студентов Академии, чтобы одиозная землячка-некрос не топтала порог уж слишком долго.

— Зейра, реактив.

Зейра кивнула и сноровисто принялась извлекать весь свой зельеварческий скарб из пространственного короба. Варка реактива тоже могла затянуться, но при помощи концентратов — последнее слово науки, что ж, Гильдия зельеваров тоже кое-что умеет, — простейший состав можно изготовить едва ли не за четверть часа.

Киара тем временем готовилась к ритуалу: сбросила на короб длинный шелковый плащ, подышала на счет, выбрала удобную позицию, игольно-острым кончиком ритуального ножа выцарапала на тыльной стороне кистей знаки Хладной. Слава богам, скелеты — не зомби, с ними куда меньше возни и крови многострадального некроса.

— Лорд Маклелан! Сейчас Зейра закончит, и я составлю программу зомбирования. Для каких целей вам нужны скелеты?

— О, обычные бытовые нужды, — скучающе отмахнулся Маклелан, до этого с интересом наблюдающий за ней. Странно, обычно люди и нелюди как минимум побаивались некромантов и их «инфернальных штучек». — Особняк, знаете ли, надо подновить к приезду родичей, да побыстрее. А вспыхнувшую в Империи моду на прислугу-нежить я нахожу крайне… рациональной и интересной.

Рациональной? Ну ещё бы. Стоимость окупает, жрать не просит, спать не спит, столовое серебро не стащит, в подоле не принесет. Только вот раздерет на куски, если заклясть неправильно, ну да кого волнуют такие мелочи? Нежить — это же так интересно. Император — и тот в восторге, что неудивительно: от его родителей та самая мода на бытовую некромантию и пошла.

Киара наискось резанула ладонь, стабилизируя реактив собственной кровью; Зейра шустро разлила зеленоватую вязкую жижу в две узкогорлые бутыли. Вдвоем они довольно-таки скоро справились с нанесением защитного контура.

— Стоите на месте, молчите, ни в коем случае не колдуете и вообще по возможности ничего не делаете, — привычно проинструктировала Киара. Лорд весело хмыкнул, позабавленный этим командным тоном, но тут же кивнул.

Сам ритуал занял не слишком много времени: составь программу зомбирования, растяни на все пять дюжин комплектов костей, да и читай себе заклинания на зубодробительном диалекте Первого Королевства. Наконец, сеть заклинания завершилась стандартным воззванием:

— Волею Госпожи, волею избранницы её приказано вам — восстаньте!

Кости тут же взметнулись в воздух, собираясь в скелеты. Свежевосставшие труженики хозяйственно-бытовой нивы, прищелкнув малоберцовыми костями, вытянулись по стойке смирно. Наугад испытав пару-тройку скелетов на моторику и точность исполнения приказа, Киара наконец смогла расслабиться.

— Всё, — выдохнула она, утирая со лба испарину — ритуал отожрал на удивление много сил, почти вычерпав до дна немалый резерв некроса-природника. — Здесь у вас никаких захоронений нет? Сил уж очень много ушло…

— Нет-нет, что вы, — отмахнулся лорд Маклелан. В его холодных пронзительно-синих глазах читалась странная смесь дежурного беспокойства и жадного интереса. — Всё в порядке, магистр Блэр? Вызвать экипаж?

— Мы доберемся, — поспешно заверила Киара.

Но как именно добирались — уже не помнила.

 

***

 

«Свет Севера» — гренвудских фанатиков, насаждающих на территории Эрмегара культ своего бога, — ненавидела вся Империя. А посему отдел боевых магов поднимали по тревоге всякий раз, стоило на эту клятую секту поступить хоть какой-то наводке. Чаще всего тем наводкам была грош цена: то какой-нибудь торгаш ткнет пальцем в более успешного конкурента, то полусумасшедшая старушка решит избавиться от шумных соседей, то жена, мечтающая извести мужа-тирана, напишет кляузу. Эти письмишки (после всех проверок) зачитывали на весь отдел и поднимали на смех под суровым взглядом коммандера Ларссона, у которого к гренвудцам имелись свои счеты.

Солхельмские острова — самые северные земли Империи, откуда родом коммандер, — терроризируются гренвудскими ублюдками до сих пор. Солхельм когда-то являлся вотчиной Благих фейри, а те имели… некоторую слабость к местным жителям. Фейри давным-давно ушли на запад, однако и по сей день маги на северных островах рождались довольно часто, притом в большинстве — светлые.

Идеи построить светлый мир во славу своего бога была у гренвудцев навязчивой, а потому они не гнушались похищать местных женщин, чтобы те рожали им правильных детей. Одной из их жертв в свое время стала сестра Ларссона.

Для прогрессивных имперцев, давно расставшихся с предубеждениями относительно темной магии, подобные культы являлись сущей дикостью и варварством. А оттого, несмотря на недовольство боевых магов ложными вызовами, все они прекрасно понимали, насколько важно истреблять на корню все эти сектантские сборища.

И не слишком возмущались, когда на исходе смены, за пару часов до возвращения домой, приходилось прыгать через портал на окраину Иленгарда.

На этот раз вызов ложным не был.

Впервые за свою пятилетнюю службу в Имперской полиции капрал Маркус Эйнтхартен пожалел, что не владеет магией земли. Уж больно редкая стихия: привечает обычно тех, в ком есть кровь благих фейри. Два огненных мага — он и Эстер, его напарница; двое рядовых-классиков и капитан Лотар, маг-воздушник — не самые лучшие противники для шестерых гренвудских магов, засевших в старом полуразрушенном форте сразу за воротами Иленгарда. А вот гренвудцам атаковать, скрываясь за крепкими стенами, куда сподручнее.

— Капитан, надо заходить! — закричала Эстер, закрываясь простеньким щитом от летящих в неё зачарованных стрел.

— Есть предложения? — огрызнулся Лотар, пытаясь наколдовать, судя по ощущениям, настоящий ураган.

Марк оглянулся на форт. Эти стены были способны выдержать удары осадных орудий шафрийцев, куда там стихии?

— Мы можем лишить их кислорода.

Капитан глянул на форт и, что-то прикинув, задумчиво проговорил:

— Я могу ограничить приток воздуха, но ненадолго. Вам с Эстер хватит времени, чтобы выжечь там всё к демонам?

— Мне хватит. Эстер, окружи их огненной стеной, пусть даже не вздумают сунуться наружу.

Напарница кивнула и двинулась вперед — пусть она и сильная магичка, но чем больше расстояние и радиус воздействия, тем ниже эффективность заклятья. Если ты не урожденный заклинатель, конечно. Элитной фракции магов базовые законы не писаны.

Марк последовал следом за ней, дождавшись согласного кивка Лотара — не столько ради успешного выполнения плана, сколько для того, чтобы подстраховать Эстер. Это у некросов каждый сам за себя, боевые же маги приучены отвечать за соратников.

Устроить пекло внутри форта оказалось довольно сложно. В какой то момент Марк даже пожалел, что отказался от поддержки Эстер — как ни крути, а вдвоем создавать филиал Инферно куда сподручнее. Пришлось подойти ещё ближе, почти к самым воротам, чтобы ограничить себе площадь воздействия и не тратиться попусту.

И всё равно он потратился вчистую за те пять минут, в течение которых Лотар удерживал купол. Отвратительное чувство. Два раза он даже едва не пропустил летящие в него стрелы, но рядовой Ренар успел прикрыть его щитом.

— Ты в порядке? — окликнула Эстер.

— В полном.

Вранье, на самом деле оставшегося резерва хватит разве что на пару огненных шаров. Но поле боя — не совсем то место, чтобы жаловаться на свою слабость. К тому же короткий меч на его поясе висел далеко не ради красоты. Чтобы во всём полагаться лишь на магию, надо быть либо дураком, либо архимагом.

— Заходим, — коротко приказал Лотар. — Нужно проверить, не осталось ли живых.

Четыре трупа они нашли сразу же, едва войдя в ворота. Одного из магов Марк узнал: тот работал в лавке по соседству с сестрой Эстер, Элси. И это ни разу не радовало. Иленгард со всеми его знаниями, Академией и архимагами не мог оградиться от такого уродства, как гренвудские секты, убивающие людей только из-за собственной ограниченности и фанатичной веры в Светлого Бога.

— Ужасная смерть, — скривившись, заключил подошедший Ренар.

«Наша была бы немногим лучше», — мысленно проворчал Марк, припомнив едва не снесшее ему башку заклятье Каменного кулака. Не только в Академии учили колдовать убойные заклинания — у гренвудцев, несмотря на крайне ущербное отношение к волшбе, тоже есть приличные маги. Он мог понять это отвращение на лице рядового — поступив на службу всего пару месяцев назад, тот ещё питал какие-то иллюзии относительно их работы. Сам Маркус, пять лет отстояв на страже безопасности Империи, навидался всякого. А потому уже довольно давно не жалел ни преступников, ни их жертв — собственное душевное равновесие дороже. Удивительно, как прочие боевики — например, та же Эстер, — умудрялись сохранить человечность, прослужив в полиции подольше его.

— Двое ушли, — сообщил он, осмотревшись.

— Или спрятались внутри, — отозвался капитан. — Мы с Ренаром и Дэйном проверим тут и подождем подкрепления. Не улыбается мне лезть в эту развалюху в компании рядовых. Эйнтхартен, Фейергольт, осмотрите окрестности. Если кого-то обнаружите, сообщайте сразу.

Дорога из старого форта, разрезающая пополам поросшее бурьяном поле, тянулась вниз по склону. Гренвудцы — если они и впрямь сбежали, а не прятались в глубинах форта, — наверняка направились к фермам и поместьям у подножья холма.

— Здесь им прятаться негде, — заметила Эстер, когда они спустились. — Скорее всего, засели внутри, зализывают раны.

— Если они вообще у них остались. Многих ли ты знаешь, кто способен выжить, когда вокруг горит воздух?

— Да брось, Марк! Это же гренвудцы, — отмахнулась она, на что Марк укоризненно хмыкнул:

— Не недооценивай этих варваров. Они, быть может, малообразованны, но держались против нашего отряда добрых полчаса.

— И задели тебя, — она усмехнулась и ткнула пальцем на его поцарапанную одной из шальных стрел щеку. — Твой дружок Хейдар будет рад припомнить тебе это.

— Довольно трудно защищаться и одновременно присматривать за тобой, — не остался в долгу Марк. Хоть Эстер старше и опытнее, всё же он старался её защищать, когда они оказывались в опасности.

— Ещё неизвестно, кому из нас нужен присмотр… — рассмеялась она и сделала шаг вперед.

Спроси кто, каким образом Марк успел увидеть ловушку до того, как она взорвалась — он бы не смог ответить. Нечто знакомое было в блеснувшей на земле руне, но рассмотреть её он не успел. Всё, на что у него хватило времени, так это схватить напарницу за руку и дернуть в сторону. Не сумев удержать равновесие, оба покатились по траве.

— Ты в норме? — обеспокоенно поинтересовался он у выругавшейся Эстер. Та поморщилась, но кивнула. — Всё ещё думаешь, что гренвудцы — слабаки?

— Я думаю, что превращу эту тварь в факел, — процедила она сквозь зубы, поднимаясь. — Попадется он мне…

В паре десятков ярдов, там, где начиналась территория чьего-то поместья, светлым пятном мелькнул плащ из грубой парусины — традиционная одежда «Света Севера». Эстер подорвалась тут же. Но под ноги на этот раз смотрела.

— Эстер, нужно вызвать отряд, — только и успел напомнить Марк. Идея гнаться за неведомым магом, не зная уровня его силы, не слишком вдохновляла. Как и всякого боевика, его отличало некоторое безрассудство и тяга к разного рода опасностям, но никак не до откровенного сумасбродства. Однако Эстер упускать преступника не собиралась.

— Там могут быть люди!

На это возразить было нечего.

Пришлось бежать через бурелом, чтобы успеть догнать гренвудца прежде, чем он проникнет в чей-то дом. Они почти догнали его у самых ворот, прежде чем Марк вдруг затормозил и едва успел перехватить Эстер — второй раз за день.

Что-то не так.

Гренвудец, минуя ажурную кованую ограду ближайшего участка, вдруг замер. А затем упал и задергался в конвульсиях, словно прошитый невидимой молнией. Отголоски густой темной магии докатились до Марка, заставив содрогнуться и замереть, а потом резко толкнуть Эстер вниз. Машинально он очертил в воздухе единственную защитную руну, на которую сейчас хватило бы резерва. Вокруг них вспыхнула огненная сфера, с треском поглощающая волны смертоносной энергии.

Марк мысленно поблагодарил капитана, что тот отправил с ним именно Эстер, а не одного из рядовых — те, будучи магами-классиками, умерли бы до того, как он успел бы сделать хоть что-то. В том, что упавший гренвудец мертв, он не сомневался.

Будучи светлым магом-стихийником, никаких способностей к некромантии Маркус не имел. Но по одной (мало кому известной) причине был весьма восприимчив к эманациям тьмы. Среди боевиков подобный дар считается едва ли не изъяном, да и в принципе бесполезен в их повседневной работе. И Марк, обычно предпочитающий об этом своем изъяне не вспоминать, сейчас обрадовался его наличию. Иначе была бы ему с Эстер прямая дорожка в Хладный чертог.

За считанные секунды до того, как упал оставшийся без подпитки щит, на них обрушился ещё один поток некроэнергии.

— Что это было? — почему-то шепотом поинтересовалась Эстер, даже не пытаясь столкнуть Марка с себя. Он отвечать — так же, как и выпускать её, — не торопился, прислушиваясь к ощущениям. Ошметки темной магии всё ещё чувствовались, но это было ничто по сравнению с тем смертоносным потоком силы. — Марк?

— Не знаю. И не уверен, что хочу знать.

Оставалось надеяться, что у неведомого источника некромагической силы закончился запас энергии. Он поднялся и протянул напарнице руку, помогая встать.

— Нужно проверить, что с ним, — кивнула она в сторону гренвудца, белеющего на фоне иссушенной травы.

— Вот уж нет, — Маркус потянулся за амулетом связи. — Вызываем некросов, пусть разбираются. И свяжусь с кэпом: нужно узнать, не докатилась ли до них эта дрянь.

— Мы в нескольких сотнях ярдов от них, ты думаешь?.. — она не договорила, видимо, правильно расценив мрачное выражение его лица. Эстер тоже не нравилась эта его способность ощущать темную силу. Как и многие светлые маги, она считала, что от тьмы в любых её проявлениях не стоит ждать ничего хорошего. Разумеется, это не означало, что светлые мечтают о смерти всех темных — разве что фанатики из Гренвуда. Но и любви, особенно к некромантии и её жутким адептам, не питают. — Я уже говорила, что ты меня пугаешь?

— Я и сам себя иногда пугаю, — отозвался Марк, пожав плечами. Хотя, если подумать, в этом ответе достаточно лукавства — бояться самого себя, зная, откуда растут ноги у таких магических подарочков, было бы крайне глупо.

Ответ от капитана пришел быстро — их коллеги были в порядке, но пребывали в несколько оглушенном состоянии.

— С минуты на минуту должен подтянуться дежурный отряд некросов, да и наши, верно, всполошились — сработала охранка на городских стенах.

Эстер присвистнула. Но прокомментировать не успела — в нескольких ярдах от них вспыхнула фиолетовая сфера служебного портала, откуда вывалился отряд некросов.

— Помяни лихо, — скривилась она, окончательно выпрямляясь и, как на взгляд Марка, готовясь принять боевую стойку.

О нелюбви боевиков и некросов впору слагать легенды. Не проходило и дня, чтобы эти два лагеря магического сообщества не устроили разборку на пустом месте. Марк тоже не питал к некромантам особой любви, но всё же находил, что вот эта ругань и драки по тавернам уже давно изжили себя. Большая часть боёвки с его мнением не соглашалась. Тем более в ситуациях, подобных нынешней, когда из-за невнятного распределения обязанностей два отдела сталкивались на одном «поле».

— Эй, вы двое! Какого демона тут ошиваетесь? — приблизившись к ним, поинтересовался патлатый хлыщ с сержантскими нашивками. — Кто такие?

Эстер, которую чужие звания — особенно звания некромантов, — никогда не приводили в особый трепет, тут же окрысилась:

— А что, у вас в некроотделе цвета не различают? Эстер Фейергольт, капрал боевого отдела, второй отряд.

Она деловито продемонстрировала ладонь с печатью. Марк повторил за ней, чуть выходя вперед.

— Мы преследовали подозреваемого в причастности к «Свету Севера» от форта Данбар. — Он кивнул на тело в белом плаще. — Так что при всём уважении, но сейчас ошиваетесь тут вы, причём даже не доложившись.

— Много чести, — бросил некромант, пренебрежительно вздернув насурьмленную бровь. Эстер явно уже примеривалась кулаком по противной белой роже, однако со стороны черного отряда послышался властный окрик:

— Эй, вы там! Подошли все ко мне, собачиться потом будете!

Окрикнувшей их оказалась высокая молодая женщина с офицерскими нашивками и длинными гладкими волосами цвета запекшейся крови. Дождавшись, пока все трое неохотно повинуются, она сложила руки на груди и сухо представилась:

— Арделия Вальдини, капитан второго ранга. Насколько можно судить по первичному сканированию, у нас чрезвычайная ситуация — выброс некроэнергии девятого уровня. Как давно вы двое здесь находитесь? Что-нибудь желаете сообщить по поводу случившегося?

— Да они ж не волокут ни хрена, — фыркнул всё тот же зловредный тип с макияжем заправской шлюхи. — Гнали себе гренвудского болвана, как кошку на дерево…

— Тебя я не спрашивала, умник! — рявкнула капитанша, свирепо зыркнув на притихшего вмиг сержанта. — Капрал, я вас слушаю, доложите обстановку.

— Я и капрал Фейрегольт преследовали одного из предполагаемых членов организации «Свет Севера», — повторил Марк, опередив открывшую было рот Эстер. Растративший весь свой резерв, оглушенный чужой магией, он пребывал не в том расположении духа, чтобы участвовать в очередной бессмысленной склоке. Да и эта Арделия выглядела всё же поприятнее своего размалеванного сержантика. Спорить с красивыми женщинами — недальновидно. — Мы были у ворот поместья, когда он собирался войти в дом. Случился выброс темной энергии, насколько я могу предположить — некромагической. Про уровень ничего не скажу, не моя компетенция. Но его оказалось достаточно, чтобы подозреваемый скончался на месте. Мы успели закрыться щитом, потому не пострадали. По моим ощущениям было три волны, как если бы кто-то по очереди снимал ограничители. Как только мы сняли щит, сразу доложились капитану Лотару, оставшемуся вместе с нашим отрядом в форте Данбар. Насколько могу судить, часть энергии докатилась и до них.

— Щит? Весьма разумная реакция, капрал, — бесстрастным тоном отметила капитан Вальдини. — Девятый уровень — это не шутки. Как тут ещё всё живое не подохло на четверть мили вокруг? А, Карим? Что скажешь? — Она вопросительно глянула на свой отряд.

— Экраны слетели, — подал голос лохматый долговязый парень с огромными малахольными глазами. — Разность напряжений… экранировал магистр, внутри колдовал архимаг. И будто бы… будто бы…

Он завис на полуслове и медленно-медленно задрал голову, загадочно глазея на огрызок убывающей луны в мутном облачном небе. Рядом с ним вздохнула и закатила глаза крошечная девчонка, то и дело задиристо поглядывающая на Эстер из-под вихрастой челки. Оба некроса щеголяли одинаковыми модными стрижками и были жутко похожи с лица — брат и сестра, наверное.

— Похоже на правду, — подумав, кивнула капитан. — Так, мы с капралами Стальфоде идем внутрь. Оставшиеся держат контрольную сеть по внешнему периметру. Вопросы? Отлично. Ну, живее, Карим, живее, спать дома будешь…

Трое некромантов зашагали в сторону резных двустворчатых дверей особняка. Оставшееся размалеванное трио недружелюбно вытаращилось на Марка и Эстер.

— Ну всё, детки! Валите отсюда, теперь это наше дело, — едва капитан Вальдини скрылась в доме, опять начал выделываться сержантик. Марк, глянув на него, а потом на напарницу, устало потер переносье. Похоже, обойтись без разборок не получится.

— С какой радости? — огрызнулась Эстер. — Это наш подозреваемый, и мы не уйдем отсюда, пока не осмотрим его.

— Обойдешься, боевичка, — ощетинился сержант. — Не хватало ещё, чтобы всякие безмозглые кобылы портили нам энергетический фон.

А вот это уже слишком. Обвинения в тупости не были чем-то новым и уже давно не задевали Маркуса — право слово, что взять с некросов, никогда не отличавшихся особой фантазией, равно как и намеками на хоть какое-то чувство юмора. Но вот позволять этим размалеванным воронам оскорблять Эстер он не собирался. Даже несмотря на то, что в данном случае сержант прав — подходить к трупам, подвергшимся некромагическому воздействию, не-некромантам запрещалось.

Меч лег в руку привычно и легко, острие в считанные секунда оказалось у горла болтливого некроманта. Его дружки дернулись, но, узрев вспыхнувшую в руке Эстер огненную сферу, предусмотрительно сделали шаг назад. Можно подумать, им бы это помогло, реши она и впрямь подпалить тут всё.

— Ещё раз обратишься к ней иначе, чем капрал Фейергольт, и клянусь Огнеборцем, тебе не поможет даже твоя Хладная Госпожа, — холодно проговорил Марк.

— Железкой машем? Ну-ну, — лениво пробасили откуда-то сбоку. — Не дури, лорденыш. Терновый куст — наш дом родной… Ты задницу, задницу ему подпали. Вреда тоже немного, но побегать заставит. Всему-то вас учить надо.

Приосанившийся было сержантик вмиг сдулся, а говоривший — бугай весьма приличных размеров — с коротким смешком откинул капюшон куртки, открывая длинные светлые волосы и суровое, как высеченное из мрамора лицо. То был капитан Стэн Фалько — боевой некромант немалой силищи, весьма известный в Управлении (да и в столице в целом). Судя, по гражданской одежде, вызвали его прямо из дома.

Марк опустил меч. Пускать кровь некросу на глазах одного из капитанов — редкая глупость; так можно и выговор отхватить. Что в планы капрала, ожидающего повышения, не входило. Репутацию одного из лучших детективов боевого отдела, заработанную вовсе не благодаря фамилии, портить не хотелось.

— Эй, Фалько! — подозрительно оживилась Эстер. — Темной, чтоб тебя! А чего это ты один? Где твоя цепная сучка?

Фалько воззрился на неё с легким замешательством, природа которого стала ясна через пяток секунд:

— Элси?.. — попробовал он.

— Я Эстер! — не на шутку оскорбившись, рявкнула та в ответ. Капитан Фалько лишь отмахнулся.

— Не важно. Повтори всё это в лицо моей цепной сучке, если кишка не тонка.

И, потеряв к рассерженной непонятно чем магине всяческий интерес, Стэн шагнул за ворота особняка. Секунду помявшись на месте, он красочно выругался, с силой хлопнул себя по лбу и зашагал навстречу бегущим к нему некромантам. Лица у тех были не на шутку озабоченные.

— Стини, а Киара не с тобой? — крикнула на ходу девчонка Стальфоде. Фалько шикнул на неё, нервно оглянулся на боевиков и счел за лучшее пошептаться со своими в тесном дружеском кружке.

— Что там произошло? — с интересом спросил сержантик у своих товарищей.

— А демон его пойми, — откликнулся другой некрос. — Судя по градусу озабоченности, нам ничего не скажут.

«Вот и хорошо. Дела некромантов — не то, чем стоит интересоваться на сон грядущий», — меланхолично подумал Марк, косясь на нервно притопывающую ногой Эстер. Даже странно — помнится, раньше она не проявляла особого интереса к расследованиям некросов. И в любой другой день первой смоталась бы домой, свалив потом написание отчета на самого Марка. Неужели здесь был кто-то, представляющий для неё особый интерес? Он ещё раз глянул на толпу некросов. Лично его из присутствующих могла заинтересовать только Арделия. Хотя, вряд ли его напарница запала бы на красноволосую некромантку. А вот на Фалько — вполне. На взгляд Маркуса, ничего особенного в нём нет — таких здоровяков и среди боёвки водится в избытке. И бессмысленного пафоса у них в разы меньше.

Эту любовную драму с долгими взглядами пора было прекращать. Марк потянулся за своим амулетом, чтобы связаться с капитаном Лотаром. Ответ пришел практически сразу:

«Возвращайтесь в участок. Мы нашли последнего гренвудца. Жив, ожидает допроса».

Едва он дослушал сообщение, как к ним подошла капитан Вальдини, чтобы коротко сообщить:

— Через минуту здесь будет коммандер Дальгор. Злой и невыспавшийся. Так что советую не трепать языком попусту. А вы, аленькие цветочки, ступайте по домам. Если у нас будут вопросы, с вами свяжутся.

«Вот и славно», — хотелось сказать Марку, но вместо этого он легко склонил голову и потянул Эстер за собой к порталу. Интуиция подсказывала, что о произошедшем в этом доме они ещё услышат. И видят боги, без этого знания он предпочел бы обойтись.

ГЛАВА 2

— Эйнтхартен, зайди ко мне, — заглянув в кабинет второго отряда боевиков, коммандер Ларссон окинул присутствующих суровым взглядом и призывно махнул рукой.

То, что внимание со стороны начальства редко приводит к чему-то хорошему, Марк за годы службы успел затвердить накрепко. А посему мчаться к коммандеру не спешил, с тоской поглядев на стопку отчетов. Как и любой боевик, он не слишком любил эту бумажную работу. Да и что в ней могло быть интересного? Две драки в таверне на Южной Стороне, поножовщина в Речном районе да кража лошади от дома господина Сидриуса, дело о которой следует передать в Инспекционный отдел. Это вам не мгновенная смерть от неизвестного некромагического воздействия.

Увы, зачастую бумажная повинность выпадала именно на долю Марка. Ибо его напарница, девица бойкая и плечистая, прямо-таки образцовый боевой маг, на дух не выносит всяческую писанину. А потому отчеты в её исполнении начальство получает либо через неделю после положенного срока, либо в таком виде, что Марку попросту делалось стыдно. Как при всём этом Эстер вообще умудрилась заслужить нашивки капрала и даже регулярно получать премию, оставалось для него загадкой.

— Признавайся, ты что-то натворил? И даже не поделился? — хмыкнула она, закидывая ноги на стол. «Беспардонная девица», — фыркнула бы леди Эйнтхартен. Привычный и не к такому, Марк закатил глаза.

— Думаю, Ларссон наконец решил тебя уволить и собирается обрадовать меня заранее, — подхватив алый китель со спинки стула, парировал он.

— Или тебя переводят в первый отряд, под командование твоего любимого Дориана Тангрима.

От одного упоминания этого имени Маркуса передернуло: на младшего сынульку лорда-казначея у него была аллергия примерно лет с десяти, когда тот впервые посетил их дом вместе со своим батюшкой. И если лорд оставил впечатление человека делового и крайне практичного, то хлыщеватый высокомерный подросток вызывал одно желание — показательно расквасить ему нос. Марк, в общем-то, так и сделал, когда Тангрим с чего-то решил, что может приказывать Данке, их кухарке. К слову, его за это даже не наказали, несмотря на страстное желание отца подружиться с Тангримами. Напротив, батюшка тогда негромко похвалил и выдал многозначительное: «Никто не распоряжается в доме Эйнтхартенов, кроме самих Эйнтхартенов».

«А ещё их жен и кухарок», — подумал тогда Марк, но озвучивать свои наблюдения не стал.

— Да уж лучше сразу в гвардию к папеньке, — выдал он, припомнив слащавую рожу Дориана.

— И то верно. До сих пор не понимаю, что сын лорда-генерала Эйнтхартена вообще забыл в полиции? Мог ведь в гвардии императора служить! Торчишь себе во дворце, ничего не делаешь, при этом получаешь зарплату вдвое больше, чем тут…

— …выделываешься на разнообразных парадах и празднествах, волочишься за дворцовым юбками, таскаешься по кабакам, клеишь падких на гвардейские мундиры гражданских и периодически выслушиваешь пафосные речи моего батюшки, — закончил за неё Марк. — Нет уж, если с первыми пунктами ещё можно смириться, то вот последний меня до того не устраивает, что лучше полиция, отчеты и в случае чего — припрятанный труп Тангрима.

— Ты слишком кровожаден для светлого мага, мой лорд! Да и потом, ты не можешь лишить Иленгард такой неземной красоты! — Эстер картинно ужаснулась, приложив руки к сердцу, и рассмеялась, когда его перекосило в ответ на её реплику.

Хотелось вставить что-нибудь — например, свое мнение об этой самой красоте, где он её видал и с какой радостью поправит. Однако Ларссон вряд ли обрадуется, если ему придется ждать ещё немного. Как и всякий боевой маг, коммандер не отличался особым терпением. Вздохнув и с тоской окинув взглядом родной кабинет, Маркус всё-таки поплелся на ковер к начальству.

— Вызывали, коммандер?

— Вызывал, — подозрительно добродушно откликнулся Ларссон и махнул рукой в сторону стула. — Не стой столбом, присаживайся.

Подобная учтивость со стороны грозного коммандера, архимага Светлого Круга и чистокровного солхельмца уж точно не к добру.

— Дело такое, Эйнтхартен. У некроотдела серийка, два трупа за три дня. Надо бы помочь.

Марк удивленно вскинул брови. Боевик, помогающий некросу — нонсенс. Тем более в деле об убийстве. Ситуации, когда отделам приходилось объединяться, случались, но чаще всего это происходило на уровне коммандеров и капитанов. Рядовые сотрудники полиции скорее полезут в драку, как это происходило всякий раз в той же таверне у Болтона. Зрелище ещё то, учитывая, что боевики — ребята внушительные, профессия обязывает, а вот большая часть некромантов выглядит надушенными шутами в оборочках и жутком раскрасе. Вот только и пьянеют боевики куда быстрее, и в драчках выходят победителями далеко не всегда.

Эстер обожала рассказывать об очередном некросе, которого она уделала как младенца. В такие моменты Марк обычно закатывал глаза и предпочитал пропустить очередную увлекательную историю мимо ушей. И жалел, что не способен как следует проклясть родителей Эстер за то, что деточка вышла уж слишком горластой. Впрочем, тут она пошла в маменьку, госпожу Фейергольт, славившуюся крутым нравом и толстенной рыжей косой.

— Это, часом, не связано с тем домом, где нас с Эстер едва не прихлопнуло? — осторожно поинтересовался он.

— Умный мальчик, не зря я именно про тебя и подумал! — энтузиазм в голосе коммандера определенно напрягал. — Сразу видно, не в папеньку пошел. Так вот, про некроотдел… Есть у Дальгора девочка, сержант Киара Блэр, слыхал о такой?

Разумеется, об одиозной некромантке, к которой питал слабость сам император, не слышал только глухой. Лично с ней знаком Марк не был, а потому особо не впечатлился важностью сей персоны. Некромантка и некромантка, мало ли их по всей Империи? Нет, гораздо меньше, чем тех же боевиков, но и диковинкой, навроде темного целителя, уж никак не назовешь.

Так и не дождавшись ответа, коммандер продолжил:

— Так вот, девочка. Красивая, скажу тебе, а ещё редкая стерва с претензией на уникальность. По всем признакам тот филиал Бездны в старом особняке — её рук дело, но девочка, не будь дурой, с порога затребовала ментальное сканирование. В общем, подставили её здорово с этим дельцем… не исключено, что и ещё какую гадость сделают. Присмотреть бы надо за этим склочным сокровищем. Займешься.

От такого заявления Марк аж подался вперед.

— Я, должно быть, неправильно понял, коммандер… Вы сейчас предложили мне подработать охранником у какой-то девицы? Не много ли чести?

— Много, — согласно кивнул Ларрсон. — Но не мог же я отказать Дальгору в такой небольшой услуге? Ты у меня мальчик исполнительный, толковый. Кому, как не тебе доверять любимую погремушку Темного Круга?

— Некросам? — не скрывая ехидства, предложил Марк — соглашаться на эту авантюру (а судя по хитрющему выражению лица Ларссона, что-то с этим «контрактом на охрану» было серьезно не так) он не собирался. — Тому же Фалько, например.

— Некросов, знаешь ли, не так много, чтобы ставить их на охрану прекрасных девиц. Фалько по девице Блэр сохнет давно и прочно, так что небось и сам рвался… да кто ж его отпустит? Он капитан, у него дел хватает.

— А я без пяти минут сержант. И дел у меня тоже хватает, так что при всём уважении…

— Ты, капрал, при всем уважении прекратишь выделываться и тихо-мирно потопаешь к некросам, — строго проговорил коммандер и уже мягче добавил: — Будут тебе сержантские нашивки, Эйнтхартен. Да и вообще сможешь с Круга что угодно затребовать, только пусть голова их дивной принцессы удержится на плечах.

Марк потер пальцами переносицу — понятно, от сей сомнительной чести отвертеться не удастся. Но раздери Бездна, почему именно он?

— И как долго я должен буду присматривать за этим даром Хладной?

— Пару недель, может чуть дольше, все подробности узнаешь у Дальгора. Можешь хоть прямо сейчас, если не занят.

«Занят. Сочиняю поэму о тяжкой доле боевого мага».

— Постоянно сидеть в некроотделе не обязательно, — видимо, правильно расценив его выражение лица, утешил коммандер. — Домой провожать тоже не требуется. Фактически вся твоя помощь будет в формате одного мутного дельца.

Марк вздохнул нарочито тяжко. С куда большей радостью он проводил бы неведомую некро-принцессу домой, или пригласил бы выпить чего-нибудь после смены, чем таскался бы за ней, словно бычок на привязи. Ну не смогут сработаться боевик и некрос — истина, доказанная годами. Темный светлому не товарищ — слишком разные мировоззрения. Ларссон, умудрившийся сдружиться ещё в Академии с Алистером Дальгором и матерью Стэна Фалько, леди Рангрид, был скорее исключением из правил.

— И чего меня и впрямь не понесло в гвардию?.. — всё же не удержался Марк, поднимаясь.

— Того, что под командованием своего дорогого папашки ты не продержался бы и недели.

Что верно то верно. Сын, а точнее бастард сиятельного лорда-генерала Альфарда Эйнтхартена, придворного боевого мага Его Величества, не имел достаточно моральных сил, чтобы терпеть своего отца более десяти минут. Нет, тот вовсе не был плохим родителем, ничуть не похож на домашнего тирана и вообще человек весьма свободных взглядов (иначе не нагулял бы наследника на стороне). Но долго выносить многословные нравоучительные речи и любоваться на неприлично дорогие и безвкусные мантии не мог даже Генри, пес Марка.

— Могу я идти, коммандер?

Ларссон кивнул.

Что ж, к Дальгору так к Дальгору. Оставалось надеяться, что девица и впрямь окажется красивой — хоть какая-то компенсация за столь безблагодатное задание.

 

***

 

Некроманты всей своей мрачно-кружевной братией гнездились в другом корпусе, аккурат между менталистскими допросными и полицейским моргом. Вероятно, чтобы работать было сподручнее и мертвяков через всю улицу не таскать.

Дежурный у дверей даже не удостоил его взглядом, что, в общем-то, удивительно — яркий алый мундир боевика среди форменной черной одежды некросов сразу должен бросаться в глаза неуместным пятном. Впрочем, к концу дежурства, особенно если ночка выдалась беспокойная, у любого перед глазами будет стоять лишь собственная кровать.

— Я к коммандеру Дальгору. Как к нему пройти?

Дежурный зыркнул искоса — явление капрала от боевых магов его не то чтобы поразило, но и в восторг явно не привело, — снисходительно поведал: «Топай наверх, потом по длинному коридору и направо» и потерял к приблудному боевику всяческий интерес. Что ж, некроманты — не самые радушные ребята.

Марк поднялся на второй этаж и, минув множество дверей, отыскал нужную. «Алистер Дальгор, коммандер некромагического отдела», — гласила надпись на полированной табличке. Копия той, что висела на двери Ларссона. Разве что атмосфера тут, как и во всём корпусе, царила какая-то другая. Всё-таки про тяжелые эманации тёмной энергии недаром треплются.

Постучал он исключительно ради приличия, сразу открывая дверь.

— Коммандер Дальгор, прошу прощения…

Едкая ухмылочка отнюдь не прибавляла добродушия хищным чертам коммандера Дальгора. Выдержав многозначительную паузу, тот повернул голову влево и весело произнес:

— Сержант, ваш обед прибыл.

Марк проследил за его взглядом — на стуле возле окна, скрестив руки на груди и гневно поджав губы, сидела девушка с такими премилыми белокурыми кудрями, что все предупреждения о грозной стерве-некромантке мигом забылись. Утонченно-острые черты лица выдавали в ней кровь фейри, как и большие раскосые глаза — темно-серые, холодные и сияющие, как лучшая кармирская сталь. Сразу видно, всамделишная принцесса. Да, это скорее титул учтивости, однако носила его каждая из многочисленных родственниц короля и королевы фейри.

«Полукровка, наверное…»

Всё же этой девчонке, красивой и ладной, недоставало обжигающего холода и высокомерия чистокровных дивнюков. Сам Марк никогда не был любителем дивных прелестей, но вот к таким блондиночкам питал некоторую слабость.

— Капрал Маркус Эйнтхартен, — легко склонив голову, поздоровался он, решив пропустить мимо ушей фривольную фразочку коммандера. У него уже давно сложилось ощущение, что на эту должность берут строго тех, кто умеет, помимо прочего, чесать языком.

Киара Блэр одарила его долгим выразительным взглядом, вздернула слишком темные для блондинки брови, всё с той же театральной медлительностью закинула ногу на ногу — у лазурного платья, так скромно застегнутого бриллиантовой брошью под самым горлом, обнаружился умопомрачительный разрез, заголивший ногу до середины бедра, — и уставилась на коммандера.

— Алистер… ты, должно быть, шутишь, — проговорила она с недоверием и плохо скрываемой злостью. — Что, в боёвке остались одни папины сынки? С ума спятить! Эйнтхартен! А почему не Тангрим? Ты же вроде грозился!

— От Тангрима толку нет, — фыркнул коммандер. — Он рядом с тобой только и способен, что нести похабщину да косить глазами в вырез… ну, или не в вырез, м-да.

Марк, до этого в задумчивости созерцавший ажурную подвязку чулка с виднеющейся над ней полоской белой кожи, поспешно уставился в другую сторону.

— Но сынок Альфарда!..

— Поверьте, сержант Блэр, я тоже не в восторге от происходящего, — наконец, отозвался он, решив, что полюбоваться этой недопринцессой можно и потом. Например, когда она будет молчать. — Но раз уж наши коммандеры решили, что мы с вами — идеальная пара, предлагаю перейти уже к делу.

— Мальчик мой, предлагать ты будешь шлюхам в Веселом квартале, — огрызнулась Киара, сверкнув почерневшими на миг глазами. Впрочем, она на удивление быстро взяла себя в руки: — Прошу прощения, у меня выдался на редкость паршивый выходной. Фамилия твоя меня совсем не радует, но что мне интереснее — кто тебя выпускал? — и, видя его замешательство, она с легким раздражением уточнила: — Выпуск твой кто курировал? Я одно время преподавала на твоей кафедре, но тебя вообще не помню, поэтому и спрашиваю.

Вопрос вполне резонный — по репутации куратора обычно можно сделать выводы и об умениях мага, которого тот обучил.

— Эдмонд Крессель, выпуск сорок девятого года, — отозвался Марк, несколько оторопело гадая, сколько же этой девчонке лет, если она успела и побыть преподавателем в Академии, и дослужиться до сержанта полиции.

— О, вот как. — Киара глубокомысленно закивала и повернулась к коммандеру. — Слушай, а кто это, в Бездну, такой?

— Хотел бы я знать, — не менее озадаченно проговорил Дальгор, поскребя в затылке. — Да и какая разница?

— Действительно! — Тут эта роковая девица надулась, как дитя малое, и страдальчески воззрилась на Дальгора своими огромными ясными глазами: — То есть у меня в эскорте теперь вчерашний выпускник академии, учившийся не понять у кого. Алистер, одумайся! Меня же засмеют!

— Дура спесивая! — рявкнул Дальгор, ничуть не впечатленный надутыми губками и взглядом побитого щенка. — Тебя бы и так засмеяли, узнай кто про вчерашнее! Выброс девятого уровня, изрисованный труп девицы, повсюду следы твоей энергетики!

— Да какой девятый уровень?! Я всего-то с полсотни скелетов подняла!..

— …лорду Маклелану, — ехидно закончил за неё коммандер, — который помер в Ларданских горах десять лет тому назад.

— Ну так у него на лбу всё это не было написано, знаешь ли! — картинно развела руками Киара. — Лорд и лорд, ничего особенного. Благообразный и, что главное, платежеспособный. Ничто, как говорится, не предвещало…

— Ну а теперь предвещает! Шумиху, новые трупы и нытье твоего обожаемого Гейбриела! Не ровен час, лично явится. Этого ты хочешь?

При упоминании этого имени Киару натурально перекосило. На секунду Марку даже показалось, что она не стерпит и разнесет в этом кабинете что-нибудь. Например, чью-нибудь голову — милашка милашкой, а характер у сержанта Блэр, судя по всему, и впрямь не сахар. Насколько сам Марк знал Гейбриела Лейернхарта, тот вообще мало у кого вызывал положительные эмоции. Редкая скотина и невыносимый сноб. Времена расфранченных лордов давно прошли, за один титул никому золото на голову не валится. Даже император Константин занимается какими-то изысканиями в области ментальных искусств — делает свой вклад в развитие магической науки и приносит пользу обществу. От Гейбриела же пользы никакой, хоть он и имеет громкое звание придворного некроманта.

— Вот и я так подумал, — глядя на рассерженную девушку (к слову, не ставшую от этого менее миловидной), заключил Дальгор. — Так что завязывай строить из себя оскорбленную невинность и топай работать. И мальчика не забудь прихватить — чтобы в рамках этого дела я тебя без его сопровождения не видел. Всё ясно?

— Пр-рекрасно! — прошипела Киара, срываясь с места и ногой отпихивая стул. — Только боевика в морге мне для полного счастья и не хватало! Уволюсь… видят боги и богини, уволюсь из этого долбаного вертепа!

— Свежо предание, — хмыкнул Дальгор, даже не пытаясь её остановить. — Смотри-ка, Маркус, — прибавил он, когда за некроманткой захлопнулась дверь, — а ты ей понравился! Уж больно быстро сдалась… Собственно, я тебя не задерживаю, иди развивай успех.

В каких-либо симпатиях со стороны Киары Блэр Марк серьезно сомневался. Да и в морг не слишком хотел. Но вбитая ещё с Академии ответственность и уважение к Ларссону не позволяли взять и послать в Бездну обоих коммандеров вместе с их инфернальной принцессой. А потому он всего лишь тоскливо посмотрел в окно, за которым вовсю светило солнце и, тяжело вздохнув, направился в морг. Охранять склочное сокровище Темного Круга.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям