Бланк Эль " /> Бланк Эль " /> Бланк Эль " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Жнецы фантомных душ (эл. книга - однотомник) » Отрывок из книги «Жнецы фантомных душ»

Отрывок из книги «Жнецы фантомных душ»

Исключительными правами на произведение «Жнецы фантомных душ» обладает автор — Бланк Эль Copyright © Бланк Эль

ПРОЛОГ

 Мэтсим приоткрыл люк посадочной капсулы и осторожно выглянул наружу, внимательно изучая окружающее пространство.

Покрытое густым растительным покровом, залитое ярким солнечным светом оно оказалось на удивление спокойным. Прозрачная, сияющая нежной синевой атмосфера над головой и зелёные кроны, скрывающие горизонт. Лишь вывороченные с корнями деревья в непосредственной близости и безобразный кратер, уходящий на несколько метров вглубь земли, на дне которого сейчас покоился аварийно приземлившийся модуль, вносили некоторую дисгармонию в мирный пейзаж. Впрочем, поднятая в воздух пылевая взвесь уже осела, тревожащие отзвуки удара давным-давно стихли, а поднятый ударной волной воздушный вихрь потерял свою разрушительную мощь, сменившись едва заметным, теплым ветерком.

Убрав упавшие на глаза чёрные волосы, молодой мужчина опёрся ладонями в перчатках о край ещё горячей поверхности и оттолкнулся, перекидывая тело через борт. Приземлился на ноги и, стараясь не испачкать одежду о копоть и пыль, покрывающую матовую, шершавую поверхность, вытащил из капсулы рюкзак с комплектом жизнеобеспечения. Перекинул через плечо и, помогая себе руками, принялся штурмовать практически вертикальный подъём, увязая в рыхлой, светло-коричневой массе и обрушивая вниз небольшие песчаные лавины.

Выбравшись на насыпь, Мэт стряхнул с себя налипшую грязь, поправил снаряжение и уверенным шагом направился в глубь ветвистых зарослей.

На место своего приземления не оглянулся, даже когда за спиной раздался взрыв. А какой в этом смысл? Ведь он сам запустил функцию саморазрушения, чтобы окончательно уничтожить следы своего появления на Земле. Теперь кратер ничем не отличается от обычного, метеоритного, а оплавленная масса модуля превратилась в пористую субстанцию, которую самый придирчивый исследователь принял бы за расплавленное метеоритное ядро.

Преодолев последнее препятствие из поваленных стволов, брюнет сверился с картой, которую услужливо развернул перед ним наручный органайзер. Определил верное направление, осмотрелся и довольно усмехнулся, оценив проходимость намеченной трассы. Дальше путь будет лёгким. Лес чист, между огромными стволами деревьев даже кустарников нет, и скорость передвижения можно увеличить, а это значит, что радиус поиска «свалившегося с неба» значительно расширится, в том случае, если его всё же засекли, разумеется.

Впрочем, раз до сих пор местные спецслужбы, в обязанности которых вменяется реагировать на вот такие нестандартные «падения», не появились, можно расслабиться — произошедшее никого не заинтересовало. Теперь он — невидимка. Хотя, наверное, лучше сказать, — один из. Опознать его среди местного населения будет весьма и весьма проблематично. По крайней мере, так утверждал отец.

Твой морфотип абсолютно идентичен человеческому, — расхаживая по отсеку управления станции, являющейся аванпостом ловцов, высокий светловолосый мужчина инструктировал внимающего ему сына. — Так что проблем возникнуть не должно. Разве что... — он чуть замялся, даже остановился, впиваясь взглядом в сидящую чуть в стороне изящную фигурку. — Лика? — позвал неуверенно.

Я не знаю, как она себя поведёт, когда его увидит, — вздохнула женщина, встряхивая тёмными, короткими волосами. — Но то, что узнает, бесспорно. У Мэта слишком много от меня... неё... — запнулась, кусая губы.

Замешательство матери сыну было понятно. Когда-то давно, ещё до его рождения, чтобы прекратить войну колонистов с землянами ей пришлось пройти через зеркальное поле ментальности и клонировать не только своё тело, но и душу. В итоге, две идентичные друг другу девушки оказались на расстоянии тысяч парсек друг от друга. Одна вернулась на Землю, другая осталась в колонии. Как и дети. Двойняшки, которых ещё эмбрионами разделили, желая оставить по одному ребёнку каждой из них.

Перепрыгивая через неглубокий овраг, оказавшийся на пути, Мэтсим помрачнел, вспоминая эмоции, затопившие его сознание в тот момент, когда дядя обрисовывал ситуацию, озвучивая последствия своей ошибки. Ведь это именно он провёл операцию и, фактически, отдал землянам второго ребёнка, не сумев определить вовремя, что у него есть тот же потенциал высшего ментаута, что и у первого.

Твоих способностей ловца и творца, которые проявятся, едва ты найдёшь свою ментальную пару, будет недостаточно, чтобы создать собственную колонию, — Дэташш поправил светлые волосы, окрашенные на концах красным, замаскировав этим нехитрым движением своё смущение. — Нужен жнец. А этот дар достался твоей сестре. Прости, Мэт, — карие глаза на миг встретились с негодующим чёрным взором племянника и тут же вернулись к созерцанию звёздного неба в проёме стены. — У тебя нет выбора.

Нет выбора. Реально нет. Потому что неполноценный колонист — это ещё хуже, чем дефектная колония!

Йаш! — брюнет выругался и, сбрасывая нарастающее напряжение, со злостью пнул небольшую мягкую кочку, оказавшуюся под ногами и разлетевшуюся от удара мелким растительным крошевом.

Пока он был маленьким, щемящее чувство отсутствия чего-то очень важного практически не ощущалось, лишь иногда в душе рождалась пустота. Пугающая, требующая заполнения, но кратковременная. Однако с возрастом она стала постоянным спутником, а стремление от неё избавиться практически непреодолимым.

Это твоя сущность ментаута просыпается, — объяснил Амирэм, второй брат отца, к которому Мэтсим периодически прилетал, чтобы изучать функциональные обязанности и специфику работы творцов, и которому пожаловался на неприятные симптомы, мешающие нормальному существованию. — Ей требуется всё больше энергии, а у тебя ещё нет ни пары, чтобы обеспечить её приток, ни репликантов, для работы с ментальными полями. Тебе бы с Дэтом об этом поговорить, — посоветовал и тут же вернул своего ученика непосредственно к процессу обучения: — А сейчас, не отвлекайся, — развернулся к экрану, на котором медленно вращалась объёмная модель, демонстрирующая структуру зоны перехода. — Видишь, чего не хватает для стабильной работы пространственного искажения?

Мэт видел. Всё, что касалось технического оснащения колонии ему давалось легко. Все инженерные сооружения казались элементарно простыми, он с одного взгляда запоминал особенности схем для изготовления оборудования, с полуслова улавливал нюансы технологических процессов сборки и практически сам, на уровне какой-то невероятной интуиции, понимал, как использовать имеющиеся механизмы.

А вот то, что касалось его второй ипостаси — ловца, было не столь радужно. Для молодого ментаута-ловца не составляло проблем проложить маршрут и завести его в навигационную систему, но пилотировать корабли, которые адаптированы для манипуляций отростками, а не руками, он не мог.

Это отцу было легко — криатлами своей колонии он управлял через ментальную связь со своими ловцами. У Мэта такая возможность отсутствовала. Соответственно, аналогично под вопросом находилась и обороноспособность будущей колонии. Оставалось надеяться, что сестра создаст все те жизненные формы, которые необходимы.

А для этого её нужно вернуть.

Мужчина поморщился, освобождая рюкзак, зацепившийся за ветки кустарника, через который пришлось пролезать. Это сказать просто — вернуть! А сделать? Будет замечательно, если она согласится сама. Но ведь весьма вероятен и противоположный результат. Особенно в том ракурсе, что о своей истинной сущности девушка навряд ли что-то знает. Может, и чувствует некоторый дискомфорт, но наверняка не соотносит его со своими особенностями. И достаточно ли будет простых разговоров, чтобы её убедить улететь с ним, оставив на Земле всё, к чему привыкла?

Действуй по обстоятельствам, — уже перед самым отлётом посоветовал отец. — Тебя в методах, в принципе, ничто не ограничивает, кроме твоей собственной интуиции. Если перспектив не почувствуешь, можешь на крайние меры пойти. Хотя это и не желательно. Заставлять ментаута действовать против его воли, не лучший вариант, это я по себе знаю, — задумчиво покачал головой.

То, на что он намекнул, Мэт прекрасно понял. Когда-то у отца проблемы были в некоторой степени похожие. Его, не имеющего возможности ментально контролировать ловцов, пытались заставить это делать другими способами. И ни к чему хорошему подобная настойчивость не привела, только к тому, что отец сбежал. Исчез, сменив и имя, и внешность. И, если бы не нашёл свою пару, так никогда бы и не вернулся к братьям. Не хочется, чтобы сестричка, почувствовав давление, поступила аналогично.

Как бы Мэтсим не был занят своими мыслями, окружающий мир он отнюдь не игнорировал, чутко реагируя на малейшие изменения. Вот начала хлюпать под ногами почва. Много влаги. Значит, надо уйти в сторону более сухого маршрута, пусть и менее комфортного в плане перемещения, из-за обилия невысокой кустистой растительности, пришедшей на смену лесному массиву. Вот совсем рядом шевельнулись ветки и кто-то большой грузно шарахнулся в сторону, ломая ветки. Это не опасно. Можно внимания не обращать. Вот вдалеке возник нарастающий шум, словно что-то на небе шипит раздражённо.

Брюнет остановился, прислушиваясь, и резко присел, скрываясь в мелкой листве. Вовремя. Над ним пронеслась вереница летательных аппаратов, направляющихся в сторону эпицентра локальной катастрофы.

Хм... Засекли всё же.

Выждав пару минут мужчина продолжил путь. Произошедшее его не слишком обеспокоило. Поздно спохватились! До города осталось совсем немного. Вон и сооружения появились на горизонте!

Ускорил шаг и через час уже шёл по неширокой, пружинящей дорожке, зависшей в полуметре над цветущим растительным покровом, поражающим изобилием красок и источаемым ароматом. Фиолетовые полосы невысокой травы, стелющейся по земле, сменялись зелёными зарослями, усыпанными ярко-красными, невероятно крупными бутонами. Им на смену приходили похожие на клубящуюся туманную дымку нежно-голубые соцветия, уступающие место насыщенно-жёлтым. А по бокам деревья поднимали ввысь изящные ветви, усыпанные темно-зелёной листвой и скрывающие за собой контуры жилых сооружений.

Подобного великолепия Мэт даже представить себе не мог, в восхищении пожирая глазами нереальный пейзаж. Ничего подобного ни на одной из планет родительской колонии он не видел. Даже на базах жнецов живое содержимое смотрелось куда скромнее. А ведь это их прерогатива — работать с биологическими формами!

Осторожнее! — гневное восклицание, и чья-то рука упёрлась в спину, останавливая пришельца, шагнувшего назад себя и не заметившего препятствия на пути. И, словно усиливая эффект неожиданности, откуда-то снизу донеслось возмущённое:

Р-р-р-яф!

Обернувшись, Мэтсим встретился глазами с сердитой брюнеткой, а, опустив взгляд, с ещё более недовольным, совсем крошечным рыжим зверьком, оскалившим белые, острые зубки.

Прошу прощения, — тактически отступил, старательно сдерживая смех. Комичность ситуации была налицо, но провоцировать и без того не слишком позитивно настроенную незнакомку ему не хотелось.

Вы что, никогда не смотрите куда идёте? — девушка нагнулась, чтобы погладить яростно рычащее существо, не желающее снижать уровень агрессивности — ведь противник всё ещё рядом!

Обычно я более внимателен, — мужчина всё же не удержался от улыбки. Его собеседница оказалась очень молоденькой, симпатичной и, по всей видимости, чрезвычайно обеспокоенной безопасностью своего четвероногого друга. — Просто отвлёкся. Я ищу один дом. Может, вы мне поможете?

Какой именно дом? — проявила весьма понятное любопытство земляночка. Пробежалась заинтересованным взглядом по одежде, задержалась на руках, удерживающих рюкзак, даже на носочки чуть привстала, чтобы за спину заглянуть, вдруг и там найдётся что-нибудь интересное. — Вы не местный, — сделала вывод.

Верно, — не стал отрицать брюнет. — А дом... — провёл пальцем по запястью, поднимая галопроекцию. — Вот этот, — развернул изображение к девушке, которая, скользнув мимолётно по картинке, впилась глазами в координатный адрес.

Оу! — выдохнула с непередаваемой интонацией. Впрочем, изумлённо расширившиеся глаза, равнодушными тоже назвать было сложно. — А зачем?.. Вы, наверное... — растерянно захлопала ресницами и прервала саму себя, не закончив ни вопроса, ни догадки, словно передумав. — Идёмте. Я провожу, — развернулась, взметнув в воздух длинные тёмные волосы. Взмахнула рукой, заставив дорожку раздвоиться и отвернуть в сторону. — Можете звать меня Вереника, — шагнула по упругому покрытию, убегающему в направлении скопления усыпанных белыми цветками деревьев. — А этот упрямец, — наклонилась, поднимая отказывающуюся идти и упирающуюся всеми четырьмя лапами лохматую сущность и чмокая её в нос, — Мэт.

Что? — от подобного заявления её спутник, даже споткнулся на ровном месте.

Его замешательства не заметили, а вопроса, похоже, не услышали, потому как зверёк, осознавший, что прогулка заканчивается, а с его мнением считаться не будут, решил высказать своё негодование и звонко затявкал, вырываясь на свободу. И пока смеющаяся девушка успокаивала любимца, уговаривая не вредничать, Мэтсим взял себя в руки. Ну мало ли какие совпадения бывают.

Вот только через десять минут в случайности стечения обстоятельств он уже не был так уверен. В первую очередь потому, что девушка, оказавшись в непосредственной близости от силового барьера, ограждающего территорию, прилегающую к двухэтажному зданию, совершенно спокойно шагнула сквозь мерцающее сияние, деактивируя защиту. Она однозначно была здесь хозяйкой. Ну или по меньшей мере тем человеком, который имел соответствующий доступ.

Проходите, — приглашающе повела рукой, указывая внутрь.

Недоумевая, мужчина последовал за ней, вернее, за хвостатым клубочком, забывшим о своих претензиях и с радостным лаем умчавшимся к дому.

Растерянность Мэтсима была понятна. Пока он готовился к полёту, родители часто обсуждали то, как ему вести себя на Земле, общаться с людьми, одеваться, откуда получать информацию и, естественно, где жить, пока он не найдёт сестру. Мама была уверена, что её старый дом окажется нежилым. Не раз говорила, что с ним связаны не самые приятные воспоминания и, вернись она на Землю, однозначно бы жить в нём не стала. Как и продавать, впрочем. Потому и считала, что его можно будет использовать как временное пристанище. А теперь эта возможность исчезла. Мало того — стала опасной. Если здесь есть обитатели, то это место уже не убежище для того, кто старается остаться незамеченным, а способ афишировать своё присутствие! Хорошо, что имеется ещё один вариант. Запасной. Вот только не так уж он и близко. До него ещё добраться нужно!

Мэт едва удержался от соблазна немедленно развернуться и отправиться восвояси. Не сделал этого только потому, что природное любопытство взяло верх. И с каждым шагом, приближающим его к зданию, гладкие стены которого играли оранжевыми переливами в закатных лучах опустившегося к самому горизонту светила, желание разобраться в происходящем, становилось всё сильнее.

А девушка в синем платье, длинная юбка которого свободно развевалась в ритме её быстрых шагов, легко взбежала на невысокое крылечко, оглянулась на остановившегося за его спиной мужчину, подарив ему ещё один заинтересованный взгляд, и уверенно распахнула дверь, пропуская внутрь нетерпеливо подпрыгивающего зверька и куда более хорошо себя контролирующего мужчину. Шагнула следом, закрывая проём.

Ангелина! — эхом отразился от стен её звонкий голосок.

 

ГЛАВА 1

Только для твоих глаз

В ожидании той, которую позвали, Мэтсим пробежал глазами по уютному пространству, в котором оказался. Высокий потолок, матовый в одной половине комнаты и прозрачный, открывающий впечатляющий вид на темнеющее небо в другой. Идеально белые стены, с фактурой, похожей на вязь кожного рисунка ловцов. Светлая, крупная мебель, стоящая вдоль одной из них, заполненная мелкими предметами, рассмотреть которые можно только приблизившись. Мягкий диван и кресла, с пёстрой обивкой. Такой же яркой, как и цветы, растущие вокруг дома. Которых, кстати, и в самом помещении было более чем достаточно. Напольные вазы, ёмкости на столе и даже стоящие на шкафах, все они были заполнены самыми разнообразными композициями из этих чудных земных форм жизни.

Много. Слишком много. Или это нормально?

Нормально. Для жнеца, который не умеет контролировать ментальную энергию, и она выплёскивается, подпитывая собой окружающие её живые структуры.

Догадка, мелькнувшая в голове, моментально расставила всё на свои места. Как, впрочем, вызвала и новую порцию изумления. Откуда здесь столько энергии? Сестра нашла свою ментальную пару? Невероятно! Или это всё же не она?

Всё ещё пребывая в растерянности, брюнет обернулся на лёгкие шаги хозяйки дома, спускающейся с лестницы, ведущей на второй этаж.

Высокая, гибкая, в длинном ярко-красном платье, открывающем плечи и изящные руки, с пронзительным взглядом чуть раскосых, ярко-зелёных глаз, маленьким ровным носиком, розовыми, чётко очерченными губами и длинными прямыми светлыми волосами, свободно перекинутыми через плечо. Сомнения, если они и оставались, исчезли окончательно. Слишком уж узнаваемым был её морфотип! И если от матери она взяла не так уж и много, то от отца практически всё.

«Генетического отца» напомнил себе Мэтсим. Ведь структура ментаута совсем иная, и настоящий отец, тот, кто спровоцировал её появление в этом мире, не имеет никакого отношения к внешнему виду физической оболочки.

Что случилось? — шагнув вниз с последней ступеньки девушка замерла, переводя вопросительный взгляд с нежданного гостя на облокотившуюся на спинку дивана брюнетку.

Это к тебе, — та оттолкнулась, обогнула сиденье, сбросила лёгкие туфли и забралась на мягкую поверхность с ногами, усаживаясь удобнее. — Мэт, сюда иди! — позвала, прихватив со столика маленький пакетик и похлопав ладошкой по обивке рядом.

Пришелец вздрогнул, не сразу сообразив, что приглашение адресовано совсем другому. Тому, кто с воодушевлением рванул к ней, не забыв по дороге выразить своё негодование по поводу присутствия в доме чужака.

Ко мне? — насторожилась блондинка. — Ника! — возмутилась, увидев, как торопливо домашний любимец проглатывает лакомство, появившееся из раскрывшейся упаковки. — Я же просила не кормить его до ужина! — взмахнула обречённо рукой, видимо не первый раз подобное безобразие происходит, и шагнула ближе. — Кажется, мы не знакомы? — остановилась рядом, рассматривая нежданного посетителя.

 

Знакомы? Глупый вопрос, ну а что ещё я должна была спросить? «Какого чёрта вы сюда заявились?» Или сказать: «Простите, но мы не ждём гостей»?

В душе зародилось недовольство. Появление посторонних в доме, по крайней мере в ближайшие дни, не входило в мои планы. И почему меня не предупредили? Я же просила дать мне время побыть одной! Ника не в счёт.

Кто же так «удружил»? Мама?

Ещё раз пробежала взглядом по крепкой фигуре, оказавшейся на пару сантиметров ниже меня, и явно родственным чертам лица.

Высокий лоб, прикрытый тёмными прямыми короткими волосами, широкие скулы, небольшой, тонкогубый рот, густые брови вразлёт, узкий разрез глаз с угольно-чёрными радужками, внимательно всматривающихся в мои.

Ну точно это кто-то с маминой стороны!

Меня зовут Мэтсим, — мне протянули ладонь. — Можно просто — Мэт.

Мои губы невольно растянулись в улыбке, а взгляд переместился на игнорирующего всех и вся, занятого поглощением вкусняшки йоркшира. Мне его мама четыре года назад подарила на двадцатилетие и имя попросила не менять. Не знаю уж чем оно ей так понравилось. А может... В голову вдруг пришла неожиданная мысль. Может, она пёсика в честь этого брюнетика назвала?

Лина, — представилась и, не задумываясь, подала ему свою руку, ощутив деликатное пожатие. — Вы, я так понимаю, мамин родственник?

Почти, — от меня взгляда не отвели, продолжая всматриваться в лицо. — Я твой брат.

Двоюродный? — деловито уточнила, убирая руки за спину.

Нет, — в воздухе разлилось явное негодование по поводу подобного предположения. — Мы с тобой двойняшки.

Офигеть. От неожиданности я даже отступила, соображая — куда лучше о подобных субъектах сообщать? В службу безопасности? Или психологического контроля? А может, если получится, конечно, просто тихо-мирно выставить его из дома и пусть идёт на все четыре стороны?

Мужчине я не поверила. Вот если бы он заявил, что сводный, и его появление грешок отца, нисколько бы не удивилась. Папа даже сейчас, несмотря на возраст, очень привлекательный мужчина, а уж что говорить про его прошлое! К тому же он глава земного комитета по контактам с внеземным разумом, и в его окружении всегда может найтись та, которая готова скрасить вынужденное одиночество, если таковое возникнет, разумеется. Но утверждать, что мы двойняшки, это уже перебор.

Вы ошибаетесь, — решила не возмущаться и вывести его из заблуждения с минимальными затратами нервных клеток. Ну мало ли, какие у человека проблемы! — У моих родителей, кроме меня и Ники, детей нет. Я это знаю точно, — отрезала категорично. Поняла, что действую жестковато и добавила в голос сочувствующих ноток: — Вас, скорее всего, кто-то ввёл в заблуждение. Не знаю уж зачем, — шагнула навстречу внимающему мне субъекту, подхватывая под локоть и поворачивая к двери. — Наверное, решили использовать ваше сходство в каких-то своих целях, — потянула за собой, к начавшему открываться проёму. — Вы бы разобрались сначала, а уж потом... — подтолкнула его вперёд, освобождая руку.

Я разобрался, — не дал мне договорить этот ненормальный. Ну а поскольку прекрасно понял моё стремление от него избавиться, соответственно и выйти не пожелал. Остановился, так и не сделав шага наружу. Ещё и развернулся, меняя дислокацию. Теперь мои запястья оказались в сильных пальцах, а его сердитое лицо — совсем рядом. — Твоё нежелание признавать очевидные вещи ни к чему хорошему не приведёт.

Очевидные, значит? Ни к чему хорошему? Мне угрожают? Ладно.

Бросила взгляд на сестру, которая давным-давно вскочила с дивана, испуганно созерцая наш дуэт и не решаясь перейти к каким-либо действиям. Указала глазами на юнит и чуть заметно качнула головой. Поймёт, надеюсь.

Хорошо, — мило улыбнулась, вновь возвращаясь к «братику». — Может, вы присядете и всё мне объясните?

Хватка ослабла, мужчина расслабился, оглядываясь, чтобы найти предложенное ему кресло. Послушно переместился, опуская свой рюкзак на пол рядом.

Спасибо, — поблагодарил, наблюдая как я, поправив юбку, сажусь напротив. — Наверное, мне трудно будет в двух словах описать произошедшее, но попробую, — сцепил пальцы в замок, сосредотачиваясь. — Я не обманываю, ты действительно моя сестра и наше появление на свет было одновременным, но... — провёл языком по губам и закончил: — в разных местах. Ты родилась на Земле. Я — в системе Глисс. Так уж получилось, что наше зачатие произошло именно там. Вот только шла война, и нужно было думать о мирном решении конфликта, а не о судьбе двух, ещё не рождённых малышей, которые оказались в эпицентре разборок между враждующими цивилизациями. Чтобы не усугублять ситуацию ещё больше, наша мама согласилась с тем, что я останусь у колонистов, а ты полетишь на Землю, — покачал сокрушённо головой. — Это решение было большой ошибкой! Тебе нельзя было улетать! Я именно для этого и искал тебя, чтобы вернуть обратно. Прости, сестричка, если действую излишне прямолинейно, но, надеюсь, ты поймёшь мою настойчивость правильно. У меня нет выбора. И у тебя его нет. Как и времени. Нас разделили, разорвав связь, без которой ни ты, ни я нормально существовать не можем. И с каждым днём проблем, с этим связанных, будет становиться всё больше. Возможно сейчас ты этого ещё не замечаешь, но очень скоро почувствуешь, — провёл рукой по волосам, убирая их со лба.

Задумчиво покивала, соглашаясь. С сумасшедшими лучше не спорить. А то, что он мне сейчас наговорил — однозначно полнейший бред. Я, конечно, безумно люблю детективы и вообще всё, что касается расследований, шпионских заговоров и интриг. Книги, фильмы, истории. У меня даже любимый герой — Джеймс Бонд! Но вот такие «изыски» это слишком даже для меня.

Да, родители участвовали в одной из межзвёздных экспедиций в упомянутую Глисс. Отец даже в двух. Они там и познакомились. И вернулись на Землю, когда мама уже была мной беременна. Но никакой войны не было! Вернее, был спасательный рейд, потому что часть экипажа «Звёздного ветра» — первого межзвёздного лайнера, погибшего в рукаве Персея, осталась жива и послала сигнал SOS. Полномасштабная спасательная операция закончилась, увы, практически ничем. Вернуть никого не удалось. Зато обнаружили иную форму жизни. Разумную! И, действительно, называли её «колонисты». Именно поэтому, вот уже больше двадцати лет комитет по контактам, во главе с моим отцом, разрабатывает стратегию взаимодействия и реализует механизм пассивной защиты. Потому что не слишком ясно, как по отношению к нам они будут себя вести. А этот тип утверждает, что среди них и вырос. Ну, по крайней мере, я так его слова поняла. Как в такое поверить?

Значит, мне нужно улететь с вами в Глисс? — сочла за необходимость простимулировать дальнейшую «откровенность». Сменила положение ног и провела ноготком по подлокотнику, отвлекая внимание мужчины на себя, чтобы не заметил действий Ники, манипулирующей экраном за его спиной. — И что я там буду делать?

Создавать колонию, — как само собой разумеющееся выдал этот... пришелец. — Я без тебя этого сделать не смогу.

Понятно, — кивнула, хотя ясности это пояснение не добавило. — А как?

На мой вопрос брюнет улыбнулся, невероятно знакомой улыбкой. Мне даже не по себе стало. Ну вот однозначно у мамы такая же!

Я не могу объяснить, но ты легко с этим справишься. Тебя научат. Тем более, что потенциал у тебя есть, — почему-то посмотрел на цветы в вазах. Восхищение в глазах стало явным, улыбка шире. — Как ты с ней справляешься? — взгляд превратился в заинтересованно-сочувствующий.

С чем? — на мгновение пропавшее подозрение в невменяемости моего визави немедленно вернулось.

Энергии много, — подтвердились мои опасения. — Разве ты этого не чувствуешь? Ты же все излишки в них сбрасываешь! — вновь впился глазами в несчастные цветочки.

Равнодушно пожала плечами, типа не в курсе я. Ничем не показала, что после его слов в душе родилось ощутимое беспокойство. Ибо в точку он попал.

Мне всегда легко было с растениями. Почему-то именно мои руки они любят. Ни одно не погибнет, если я им занялась. Я потому специальность флориста себе и выбрала. Всё в округе засадила своими «подопечными» и все прижились. Про те цветы, которые выращивает фирма, где я работаю, можно и не упоминать.

А с некоторых пор все растения, с которыми имею дело, растут как на дрожжах. И удобрений им не надо. И цветут независимо от сезона. И если срезать, месяцами могут в вазах стоять! Поневоле задумаешься о причинах.

А ваш корабль? — направила разговор в более привычное русло, уходя от обсуждения паранормальных явлений. — Он на Земле? Вы где-то рядом приземлились?

Увы, нет, — отрицательно качнулась тёмная голова. — Он на орбите у одной из планет этой системы. А сюда меня перебросило искажением. И капсула, в которой я летел, почти полностью сгорела в атмосфере.

А как тогда возвращаться? — стало интересно.

Тебе не нужно об этом волноваться, — мужчина неожиданно наклонился в мою сторону, прихватывая одной рукой моё запястье, другой цепляя лямки рюкзака. Поднялся, потянув за собой. — Если готова, корабля долго ждать не придётся.

Нет! — рванулась на свободу. Сердце поступило аналогично, мощно ударяя в грудную клетку, хотя я не столько испугалась, сколько возмутилась самоуправству.

Не получилось. Ни у него, ни у меня. Пальцы держали крепко, рёбра тоже, и, несмотря на то, что я хрупкой девочкой себя отнюдь не считала, нужного эффекта не добилась.

Лина? — безмерное удивление в голосе, и что-то беспокойное, на мгновение мелькнувшее в чёрных глазах. Правда, тут же исчезнувшее. — Не хочешь лететь сейчас?

Вообще не хочу! — на повышенных тонах пояснила непонятливому субъекту.

Категорично? — интерес вызвал только факт моего отказа. Мотивы его, похоже, не волновали. Ну точно, ненормальный!

Вот стопроцентно! — вцепилась другой рукой в сжатые пальцы, стараясь избавиться от железного захвата.

Хорошо, — меня неожиданно отпустили.

Столь счастливо освободившуюся конечность я отдёрнула, а вот равновесия не удержала, начав заваливаться назад. Инерция моих руковырывательных попыток сработала.

Упасть мне не дали. Поймали, весьма оперативно возвращая обратно в вертикальное положение. На одну секунду я оказалась к мужчине так близко, что почувствовала его запах. Тонкий, едва ощутимый, до щемящего чувства в груди знакомый.

Всего мгновение и...

Грохот распахнувшейся двери, торопливые шаги вбегающих в дом людей и два раздавшихся одновременно приказа:

Стоять!

Не двигаться!

Я, хоть и ждала подобного развития событий, но оказалась не готова к той стремительности, с которой всё начало происходить.

Нас окружили. У виска брюнета, даже не попытавшегося оказать сопротивление, появилось оружие. Меня выдернули из его рук, отправив в другие, с невероятной силой притянувшие к корпусу.

Обняла, прижимаясь щекой к мягкой ткани футболки, обтягивающей накачанную грудь, и прислушиваясь к учащённому стуку сердца, краем глаза наблюдая, как выводят из дома фигуру в необычной одежде, со стянутыми за спиной руками.

Широкая ладонь прошлась по волосам, словно успокаивая. Пальцы скользнули по щеке, подцепили подбородок, потянув вверх.

Послушно подняла голову, чтобы позволить мужчине увидеть моё лицо.

Ангел мой, ты как? — карие глаза смотрели с тревогой. — Испугалась?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям