0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Злодей для ведьмы (эл. книга) » Отрывок из книги «Злодей для ведьмы (#3)»

Отрывок из книги «Злодей для ведьмы (#3)»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Злодей для ведьмы (#3)» обладает автор — Шерстобитова Ольга . Copyright © Шерстобитова Ольга

Глава первая

 

Яна.

Когда я снова оказалась в комнате, где раньше множество ведьм творили заклинания и варили зелья, первым делом открыла книгу, надеясь найти то, что поможет разобраться, как управлять метлой. Инструкции Ингара в этом случае не помогали. И впервые мне сразу же удалось наткнуться на нужное. О, да! Тут было безумно много информации! Аж полстранички! Я прочитала то, что и так знала, вздохнула. Получается, никаких заклинаний, действительно, не требуется? Только интуитивно чувствовать магическую вещь?

Осторожно потрогала черенок, покосилась на прутья, которые Ингар с братьями посыпали разноцветной пылью, задумалась… Все же на метле придется учиться летать, делать правильно развороты, чтобы не кружилась голова, а дыхание не сбивалось, старательно разгоняться, проверить, как действуют заклинания, наложенные драконами. Не то чтобы я сомневалась, будто они о чем-то забудут, но после произошедших событий, необходимо самой убедиться в безопасности. Тем более, нам с Лисом и Адарией предстоит непростое путешествие. Подняться же в небо хотелось прямо сейчас, но вспомнив, что запас зелий и снадобий у нас закончился, а лавку нужно открывать, отложила эту затею, решив опробовать заклинания, наложенные Ингаром и его братьями, за час до обеда.

И снова открыла книгу. На моем счету уже имелось много зелий, которые я успешно и быстро готовила, но и Ингар, и Лис настаивали, чтобы я не останавливалась на достигнутом, изучала каждый день хотя бы по одному новому зелью и заклинанию. И я с ними была согласна.

В этот раз решила не спускаться в гостиную, загадав вернуться за час до обеда. И достала свой ведьминский котелок. Чуть погладила по краю, улыбнулась, предвкушая. Посуды для приготовления эликсиров здесь имелось прилично, и я варила в разных котелках зелья, давая им возможность настояться, пока изучала что-то новое. И для таких экспериментов всегда использовала старый котелок. Иногда мне даже казалось, он имел свой характер. То вредничал, нагреваясь дольше, чем нужно, то наоборот чуть не выливал зелья через край. Сначала я даже искала в книгах информацию о том, что любая ведьминская вещь, как и моя метла, может быть наполнена силой, но не преуспела. Котелок же на вид был самый обычный, никакими волшебными свойствами, не обладал, и вскоре я от него отстала. Любовалась, варила зелья и не озадачивалась.

В ведьминой комнатке я оставалась безумно долго, хотя времени не почувствовала. В обычном мире прошло всего три часа, а для меня непонятно сколько. Но зелий я наварила безумного много. И даже сделала необходимые крема и мази для улучшения цвета лица с омолаживающим эффектом, убирающие мелкие морщины, как и обещала своим покупательницам. От желающих их приобрести, отбоя не было.

За час до обеда вернулась, перетащила тяжелые корзины, которые Лис и Лиравир составили в отдельную комнату, прихватила метлу, намереваясь выйти из дома. Но фамильяр увязался за мной. Я не возражала, все-таки одной садиться на летное средство, все еще страшновато.

Метла в этот раз слушалась. Не делала резких поворотов, не пыталась сбросить. Никак рассказ о Средневековых временах произвел впечатление. Впрочем, Лис думал, будто дело тут в моей силе и уверенности.

– Твой дракон – однозначно, маньяк, – заметил фамильяр, когда на крыльцо дома вышла Адария и позвала нас обедать.

– Это почему же?

– Столько заклинаний даже я бы не смог накрутить. Сдается, на этой метле ты даже сквозь полк нечисти сможешь прорваться целой и невредимой.

– Такой функции там точно нет, – заметила я, фыркнув, но внутри все тлело угольками радости.

Забота Ингара была безумно приятна.

– Зато, если нажать на этот камешек, – показал пальцем фамильяр на черный опал, – твой дракон окажется рядом. Кстати, у него сегодня день рождения.

– Что? – поразилась я.

– То. Он не сказал, судя по реакции.

– А… почему? – озадачилась я.

– Полагаю, не хотел держать тебя весь день возле себя на скучных церемониях, заставляя выслушивать поздравления в его честь, и не менее скучном бале, который состоится вечером.

– Но после заката я же к нему перемещусь!

– Забыла, что на тебе нет артефакта? Он и не знает, когда уже ты решишься снова отправиться в гости после разговора с его отцом. Отвлекал вон… подарком.

И на метлу опять покосился. В глазах даже зажегся какой-то сумасшедший огонек, радужка стала совсем серебряной. Кажется, Лис жалеет, что не является ведьмой. Ведь только они и могут в воздух поднять эту вещь, и та послушается их силе. Я еле удержалась от смешка, но над словами фамильяра о принце драконов задумалась.

– Так что, Ингара поздравлять будешь?

– Разумеется. А переместиться – не проблема, заветный ключ-то имеется!

– Куда же без него, – усмехнулся Лис. – Лучше подумай о подарке на день рождения.

Вот уж задачка так задачка! Что можно подарить мужчине, у которого есть все?

Я размышляла над этим за обедом, который приготовил на этот раз Лиравир. Еда даже оказалась съедобной. Быстро учится! Может, и стоило этому удивиться, но мысли были поглощены Ингаром. Бог удачи же весь обед странно на меня косился, а потом поинтересовался, может ли выбрать свободную комнату, раз уж он тут собирается жить. Я кивнула, доедая суп, потянулась к сладкой булочке.

– Эй, хватит в облаках летать! – возмутился Лис. – Нам нужно еще в лавку собираться! И мы хотим добраться на метле! Ингар даже заклинания для переноса тяжестей предусмотрел.

Значит, мне точно не отвертеться.

В итоге мы вытащили корзины с зельями и сборами трав на крыльцо, я удлинила метлу. Пристроили нашу поклажу, проверили прочность закрепления.

– А ты тоже с нами хочешь? – спросила я, смотря на Лиравира, который обнял Ринару за плечи и довольно улыбнулся.

– Разумеется! Никогда не летал на метле, – сознался этот… ненормальный.

– И в лавке не торговал, – ехидно заметил Лис.

– А что! Интересно же!

Подшучивая и подкалывая друг друга, мы дружно взлетели, восседая на метле. Ребята наперебой восхищались всем подряд, делились эмоциями. Я же следила за направлением, время от времени шепча послушной метле комплименты и обещая вскоре долгое путешествие, а еще поглядывала вниз.

Эх! Хорошо летим! Распугали весь народ хуже дракона. Почтенные леди падали в обморок, мужчины прятались за углы домов и хватались за шляпы. Радовалась такому зрелищу лишь детвора, мчавшаяся за нами следом. Некоторые даже просились их покатать. Никудышная из меня злая ведьма, честно сознаюсь!

Когда подлетали к площади, заметила, как вокруг бегают рабочие и что-то сооружают. Женщины несут ленты и гирлянды из цветов, маги в центре шепчут какие-то заклинания и разливают зелья. Малышня мешается под ногами и повсюду сует свой нос.

– Сегодня какой-то праздник? – поинтересовалась я у Лиса, так как все остальные были невменяемы.

Слишком уж сильное впечатление произвел на них полет на метле.

– Древняя традиция, – усмехнулся Лис. – В Ярине отмечают День принцессы Селении. Она жила больше трехсот лет назад, и когда на королевство напала нечисть, и жители уже отчаялись спастись, в Селении проснулся дар к волшебству.

– Ого!

– Не то слово! – хмыкнул фамильяр. – Принцесса всю нечисть превратила в деревья. Видишь, вон там, по центру мастера и маги делают из дерева ее статую, а девушки потом украсят ее цветами.

Я покосилась на странную конструкцию, потом на разноцветные магические фонарики, которые прятались по стеклянным банкам, и стала медленно спускаться.

Детвора с восторгом закричала, покупатели, стоящие у лавки прижались к стенам, и на меня теперь взирали бледные лица.

– Г-гос-спож-жа в-ведьм-ма, – пролепетала Майра, моя постоянная клиентка, покупавшая настои от головной боли, – а откуда у вас метла?

– Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, – ответила я.

Майра испуганно взвизгнула и стала ощупывать упомянутую часть тела, будто боялась, что нос и правда исчезнет.

Остальные просто побоялись задавать вопросы, тревожно посматривая то на меня, то на метлу. Впрочем, вскоре несколько взглядов скользнуло к Лиравиру, и Ринара ревниво взяла его под руку и покрепче прижалась к жениху. Я спрятала улыбку, открыла дверь, первая скользнула внутрь. При помощи зелий, которые мне удавались лучше заклинаний, как ни поверни, убрала пыль и беспорядок, а потом отправилась помогать расставлять флаконы с зельями на полки и развешивать мешочки с травами. Крема и мази аккуратно водрузила за прилавком, зная, что их раскупят в первую очередь. И оглядев лавку, повернулась к друзьям. Ринара заняла свое привычное место возле весов для сборов трав, Лис забрался за прилавок, открывая книги, в которые записывал наши доходы, Адария встала рядом со мной, готовая быть на подхвате, а Лиравир задумчиво оглядывался.

Едва собралась открыть лавку, как на стол упало два письма. Первое снова от Вайриса, который умолял о помощи одну милосердную ведьму, обещая сбежать из своего королевства, если ему придется ждать так долго моего ответа. Как выяснилось, Лис письмо уже составил, но отправить не успел. И пока он бегал на почту, располагающуюся на другом конце площади, я вскрыла второй конверт. На ощупь эта бумага была плотная, приятная.

«У Ингара сегодня день рождения. Наша помощь нужна? Или мы можем опробовать последние запасы твоих чудесных зелий и потом сбежать до утра от гнева отца и старшего братца?»

Подписи внизу не было, но красовалась печать, представляющая собой дракончика, который держал в лапах розу.

– От кого там? – не удержалась Ринара.

– От Лара и Торна.

Я быстро рассказала о Дне рождения Ингара, дала прочитать письмо. И пока мы ждали возвращения моего фамильяра, русалки предложили устроить для дракона какой-нибудь необычный пикник. Я идею поддержала, отправила Лиравира покупать вкусную еду, а сама снова задумалась. Все же Ингару хотелось подарить что-то более весомое, но в голову ничего не приходило. Убить этого дракона мало за то, что заранее мне ничего не сказал!

Вскоре вернулся Лис, и мы, решив не ждать Лиравира, открыли лавочку. Толпа хлынула потоком, рассматривая флаконы и мешочки с травами.

– А мне ваше зелье от головной боли не помогло! – выпалила Майра.

Сварливая, склочная женщина, к слову сказать. Все время пререкалась со всеми, с кем разговаривала.

– А вы не пробовали не просто его пить, но и на мужа и детей не ругаться? – поинтересовалась я.

Та глупо хлопнула глазами и уточнила:

– Это как? Он же от меня даже в другую спальню уходит ночевать! А дети вчера в грязи измазались так, что…

– Стоп! – приказала я, заметив, что часть покупателей прислушивается к нашему разговору. – Сегодня придете, выпьете зелье, которое я вам прописала, а потом…

– Что?

Майра облокотилась на прилавок, который жалобно заскрипел.

– Детей отправите с няней на праздник в чести принцессы Селении.

– Но им же будет пора спать!

– Не спорить! – рявкнула я. – Так вот… Детей отправите с няней на праздник, слуг отпустите, а сами накроете вкусный стол, на который поставите цветы и зажженные свечи, наденете любимую рубашку мужа и…

– Что? – Майра, а вместе с ней и половина женщин замерли в ожидании ответа.

– Отправитесь так встречать мужа, который вернется домой!

– Но…

– И только посмейте спорить, возражать и ругаться! Тогда мое зелье вам… мухоморы на голове вырастит! – припечатала я.

Покупательницы шарахнулись от меня в разные стороны, как от чумы, а Майра побледнела, но кивнула.

– Надо кухарку попросить пирог с олениной испечь, да вино из погреба достать. Давненько я что-то мужу…

Голос Майры, которая спешила к выходу, растаял в шуме, а я ухмыльнулась покупательницам, с сомнением смотревшим ей вслед.

– А где свечи можно купить не подскажете, госпожа ведьма? – не выдержала одна из них.

– И зельеца бы приворотного…

– Я первая попросила!

Лис сполз под прилавок и бессовестно захохотал, а нам с Адарией и Ринарой пришлось обслуживать эту толпу, пока фамильяр приходил в себя. Крема и притирки ушли мгновенно за четверть часа. Я даже пожалела, что сделала их всего две корзины. Настои от разных болезней сегодня покупали меньше, но травы Ринара отсыпала щедро. Я же торговала своими зельями от пыли, для изменения цвета вещей, восстановления мебели… Они до сих пор удавались лучше всего!

– А новое зелье не создали, госпожа ведьма? – поинтересовалась еще одна из моих постоянных клиенток, дочь торговца тканями из соседней лавки, Рия.

– А как же! – хмыкнул Лис, – золотой за флакон!

Зелье мы продали раньше, чем кто-то поинтересовался, от чего оно.

– Один глоток создает иллюзию любой внешности на четверть часа, – отозвалась я.

Народ зашептался, явно предвкушая.

– А потом, госпожа ведьма?

– Все исчезнет.

– А еще осталось? – загалдели разом.

– По глотку на человека! – рявкнула я.

Впрочем, никто не стал спорить, явно побоялись, что нашлю какое-нибудь проклятье после полета на метле-то!

Через два часа вернулся Лиравир, купивший для пикника с Ингаром запеченную в яблоках утку, пирог с мясом и картошкой, бутылку вина и коробку с тортом. Два бокала, а так же тарелки и столовые приборы он тоже не позабыл положить внутрь. Хмыкнув и потрогав заклинания, которые не позволят еде испортиться, я поблагодарила.

И снова принялась за дело. Зелья и настойки раскупили сегодня все. Травы у Ринары закончились еще задолго до вечера, пришлось отправлять ее и Лиравира за запасом, который хранится дома. Я хотела использовать ключ, чтобы все быстро переместить в лавку, но Лис не позволил. Будет лучше, если никто не будет о нем знать.

К вечеру я буквально валилась с ног от усталости, поэтому когда мы закрыли лавку, а праздник на площади только начался, лишь покосилась на малышню, толпившуюся вокруг двери.

– Чего они ждут? – уточнила у Лиса.

– Как ты сядешь на метлу, разумеется.

Адария, Ринар, Лис и Лиравир собирались отправиться на праздник, а мне предстояло вернуться домой и перенестись к Ингару.

Любопытные мордашки малышни окружали меня со всех сторон. И что с ними делать?

– Хочешь, помогу? – прошептал Лиравир.

Посмотрела на него, кивнула.

Бог удачи сунул мне в руку маленький мешочек.

– Пыльца фей, исполнит любое доброе желание. Если не использовать, растает через четверть часа.

И откуда он ее взял?

Бог удачи подмигнул и догнал друзей, мелькнувших в толпе танцующих. Мне ничего не оставалось делать, как сесть на метлу и под пристальным взглядом малышни, взлететь. Поднялась повыше, взяла щепотку пыльцы, подкинула и загадала первое желание. С неба почему-то на всю площадь, а не только там, где я зависла, посыпались конфеты в ярко-красных фольгированных обертках. Даже музыканты перестали играть, а мэр, приготовившийся сказать речь, замер с открытым ртом. Пока народ ловил конфеты, я снова подбросила пыльцу – и посередине площади возникло несколько горок. Часть детворы с визгом бросилась к ним, а остальные замерли, предвкушая. Я хмыкнула, вытряхнула из мешочка последнюю щепотку, зажмурилась, загадывая последнее желание. И рассмеялась, когда заметила, как ловко малышня хватает метлы, повисшие в воздухе. Магия не позволит подняться им высоко и упасть. Волшебство исчезнет через час, но до этого все они окажутся на земле.

Я же поднялась выше, рассматривая нарядных горожан, которые вовсю веселились, но часть из них смотрела на мой полет. И я улыбнулась, достала из кармана еще один заветный флакон, о котором не знал даже Лис. Зелье, на рецепт которого наткнулась случайно, но не смогла удержаться от соблазна его сотворить. Сжала флакон, плеснула вверх жидкость, и поплыли над площадью мыльные пузыри, придавая особого очарования празднику.

Больше я задерживаться не стала, направила метлу домой. Там быстро приняла душ, выпила бодрящего зелья, переоделась в легкий темно-синий костюм, состоящий из брюк и кофточки на шнуровке, захватила плащ, корзину с едой и вторую – с зельями для Тора и Лара, метлу и, глубоко вдохнув, повернула ключ в возникшей двери.

Ну что я могу сказать? На фееричные появления мне, однозначно, везет. Я оказалась на балу драконов в самый разгар праздника, когда какая-то ярко-накрашенная блондинка в розовом платье, делавшем ее похожей на торт, не просто улыбалась Ингару, вручая ему коробку с подарком, но и кланялась так, что в вырезе лифа можно было рассмотреть столько всего… Ингар же ее стараний явно не замечал, хмурился и нервно постукивал пальцами по креслу, в котором сидел и принимал поздравления.

Я фыркнула, отодвинула какую-то леди и направилась прямо к своему дракону. Народ, посматривая на метлу, зажатую под подмышкой и две огромных корзины в руках, расступался и предпочитал не мешать. Ардагарий, стоящий на другом конце зала, увидел меня, подавился вином, которое пил, а я ласково и многообещающе ему улыбнулась. Интересно, попытается помешать или как?

– Мы отвлечем отца, – послышался голос Торна, который подхватил у меня одну из корзин, ту, что предназначалась именно им.

– Зачем? – поинтересовалась я.

– А кто будет Ингара похищать? – заметил Лар, показываясь с другой стороны.

И вот тут, когда до дракона оставалось с десяток шагов, он, наконец, меня увидел. Поднялся, улыбнулся так, что внутри меня все екнуло. Леди в розовом выпрямилась, оглянулась и, бледнея, отступила.

Вблизи послышался голос Ардагария.

– Яна, ведьмочка моя, – прошептал Ингар, не сводя с меня каких-то счастливых глаз.

– Быстрей садись на метлу, – распорядилась я.

Дракон удивленно приподнял брови, хмыкнул и послушался. Правильно, папа-дракон у нас совсем близко, а мне еще нужно устроить похищение века у него под носом.

Села на метлу впереди, прикрепив корзину на крючок, который возник по моему желанию, позволила Ингару крепко меня обнять, разогналась и достала ключ.

– Сын, не смей! – рявкнул Ардагарий, выпуская ветер и явно пытаясь и нам не навредить, и Ингара с торжественного мероприятия не отпустить.

Но разве можно угнаться за ведьмой на метле? Два оборота ключа, щелчок, небольшой разгон.

– Ведьма, стой!

– Ардагарий, обещаю, твой день рождения мы отпразднуем так же весело! – крикнула я злому дракону и плеснула в воздух зелья.

Последнее, что я видела, когда направила метлу в портал – это бесчисленное множество мыльных пузырей, паривших в бальной зале.

Мы с Ингаром вылетели из портала прямо над площадью, где царило веселье. Народ по-прежнему катался на горке, пузыри плавали в воздухе, смешиваясь с разноцветными, парящими повсюду, фонариками, но малышни на метлах нигде не было видно.

– Ты и тут успела побывать? – рассмеялся Ингар, с любопытством все рассматривая.

– Есть такое, – созналась я. – Твой отец очень рассердился, как думаешь?

– Ни капли. Он ожидал от тебя какой-то каверзы с самого утра. Правда, не думал о моем похищении, – улыбнулся принц и привычно потерся носом о мое плечо. – Так что… отец просто подыграл, чтобы соблюсти приличия. Сама понимаешь, правитель Раганрата.

Я кивнула, чуть обернулась и поинтересовалась:

– Где ты хочешь устроить пикник?

– А он у нас запланирован? Я, кстати, голодный, – сознался дракон и снова счастливо рассмеялся.

Еще бы! Ему магия не позволяет перемещаться, но моей силы хватило, чтобы сделать возможным невозможное. Правда, волшебство будет длиться, пока Ингар находится рядом со мной.

– На твое усмотрение. Я наложил на нас еще во время перемещения в портале заклятие невидимости.

Я огляделась и приземлилась на крышу дома, на первом этаже которого располагалась моя лавка. Мы расстелили плащи, уселись, вытащили скатерть и еду, Ингар разлил по бокалам вино.

– С Днем Рождения, Ингар! – улыбнулась я, чуть коснувшись его бокала.

– А пожелание? – с любопытством спросил он.

– Желаю… снова обрести крылья! – серьезно добавила я, делая глоток.

Вино было легкое, ягодное и безумно приятное на вкус. Отставила бокал, потянулась к дракону, поцеловала, с трудом отрываясь от желанных губ. Так мы и продолжали наше пиршество. Ели, разливали вино и говорили тосты, целовались, сходя с ума друг от друга и сидели на крыше, пока мне не пришла в голову безумная идея спуститься. Ингар пытался отговорить, но я не поддалась, и мы все же оказались внизу.

– И куда теперь? – поинтересовался он.

– Кататься с горки, танцевать и есть мороженое, – смело заявила я.

– Эм… Ты уверена, что это хорошая идея? – осторожно спросил дракон.

– Разумеется. Просто кто-то совсем не умеет веселиться.

И схватив Ингара за руку, потянула к горкам. То, что нас кто-то узнает, я не боялась. Перед площадью мы купили за мелкие монетки маски, скрывшие лица.

И это была чудесная ночь… Сначала мы, действительно, катались с горок, хохоча и целуясь, потом ели мороженое, танцевали, пока у меня не устали ноги, снова целовались, шепча друг другу глупости.

– За два часа до рассвета обещают фейерверк, – заметила я. – Останемся?

– Да. Знаешь, ведьмочка, никогда у меня не было столь веселого и чудесного дня рождения.

– Теперь будет, – заметила я, вытряхивая из его волос конфетти. – У тебя же я появилась.

Дракон крепко прижался ко мне, потом отпустил, заглянул в глаза и сказал:

– Спасибо.

И столько в этом слове для меня звучало… И какая-то безудержная радость, и сумасшедшая нежность, и затаившаяся где-то в глубине тоска. И вот о чем он грустит? Не расскажет. Да и не хочется сейчас портить ему настроение расспросами, потом выведаю. Мы еще немного потанцевали, я забрала из лавки метлу, забралась с Ингаром на крышу.

Фейерверк в качестве защиты практической работы устраивали студенты Академии Магии, которая располагалась в соседнем городе. И мы с драконом в обнимку наслаждались, как в воздухе распускаются невидимые цветы, летают птицы, танцуют пары. В самом конце вспыхнула огнями история принцессы Селении, а потом небосвод озарился прощальными огнями. И где-то вдали небо окрасилось первой краской, предвещая рассвет.

Я обернулась к Ингару, даже не пытаясь вырваться из кольца его рук, и заметила:

– Знаешь, на день рождения принято что-то дарить.

– Ты уже подарила. Один из лучших дней моей жизни, – улыбнулся дракон.

– Хм… На самом деле, у меня есть еще один подарок, – ответила я. – Очень сложно подобрать что-то тому, у кого все есть.

– Ошибаешься, – грустно заметил дракон. – Я просто радуюсь тому, что имею, но и не забываю стремиться дальше.

– Знаю. Но... все же. Обычно феи, живущие в сказках, на которых я выросла, дарят нечто особенное. Но я не фея, ведьма. А они все страшные, проклятия там насылают, порчи…

– Огонек, что за подарок? – терпение у Ингара закончилось раньше, чем я хотела.

– Я дарю тебе одно маленькое желание.

– Одно маленькое желание? – переспросил он.

– Да. То, что я смогу сделать или исполнить.

И окончательно растерялась и стала теребить край его рубашки.

– Необычно, – осторожно заметил Ингар.

Поднял мой подбородок, слегка погладил, затем поднес мои ладони к губам, нежно-нежно, так, что я вспыхнула от пламени, таившегося в его глазах, перецеловал мои пальцы.

– Подарок принимается, а загадаю я попозже. Надо подумать. Не каждый же день принцу драконов дарят желание.

И после этого притянул меня к себе и впился в губы поцелуем. Я ответила с той же страстью и огнем, который дарил Ингар. Поддалась на его ласки, выгибалась от прикосновений рук, стонала и бессвязно шептала его имя, пьянея уже не от вина, а поцелуев любимого мужчины.

Так мы и встретили рассвет, с опухшими губами, обнимая друг друга, пытаясь восстановить сбившееся дыхание.

– Мне пора возвращаться, огонек, – прошептал Ингар. – Спасибо за волшебный праздник, эту ночь, за… все.

Я чуть коснулась его губ, подхватила метлу, открыла портал.

– В сад? – уточнила у Ингара.

– Разумеется. Отец наверняка ждет меня там на тренировку.

– А братья?

– Сдается, прячутся, пока его гнев не утихнет. Ты же им корзину с зельями подарила, да?

Я проказливо кивнула, рассматривая водопад, возле которого разминалась правитель Раганрата.

– Жду тебя после заката, огонек. Покажу сегодня несколько особенных боевых приемов.

Ингар ласково поцеловал меня, выпустил ладонь и шагнул на поляну. Я же развернулась и перенеслась к себе домой.

 

Ингар.

– Надо же, явился! А я уж думал, вместо тебя Лара и Торна отправить совет с гильдиями проводить. Если бы, конечно, их нашел… Эти паршивцы опять вовсю развлекаются с зельями, которые, между прочим, делает и дает им твоя ведьма! – гневно закончил отец, разворачиваясь в мою сторону.

Я постарался спрятать улыбку, что так и лезла на лицо при воспоминании о моей ийрии. А братцев отец, значит, так и не нашел. Я уже знал об их укрытии, но выдавать его не собирался.

– Не боишься, что они и гильдии подключат торговать зельями моей ведьмы? – уточнил я, стаскивая камзол и рубашку, позволяя аринате светиться ярче и сильнее.

Пока она не оставляет ожогов и не причиняет боли, но наступит миг, когда срок действия магии начнет таять, и тогда огонь проявит себя во всей красе. Это у других народов, которые встречают истинную пару, тех же оборотней, все проще. Всего лишь узор, чародейская вязь, которая не позволит оборвать связь. У драконов все сложнее. Мой отец после смерти матери долго не подпускал к себе женщин даже для утешения. А когда завел фаворитку, мы даже не особо верили, что долго выдержит. Казалось, снова вспыхнут золотом, накалятся огнем узоры на теле, напоминающие о верности. Он бы и ушел следом за матерью, но… его удержали мы. Трое сыновей, которых нужно было воспитывать. И еще имелся народ, нуждающийся в мудром и сильном правителе. Какую же смелость он проявил, когда удержался на грани, смог жить дальше! Да и мама не хотела бы для него другого исхода. Жизнь дают боги. И они же вправе отмерить каждому свой путь.

– Об этом поздно беспокоиться. С семью из тридцати шести представителей гильдий эти паршивцы уже заключили сделки.

– Хмм… А Яна мне ничего не сказала.

– Она еще не знает. Но шансов, что откажется, почти нет. Твоя ведьма слишком гордая, чтобы взять деньги просто так.

Я призвал клинки, сделал пару взмахов.

– Думаешь, это плохо – быть гордым?

– Думаю, всем нам станет ужасно, если ийрия моего старшего сына ради любви через гордость не переступит.

Голос отца звучал тихо и глухо, что было на него не похоже. И вскоре на меня обрушился атакующий удар. И тренировочный бой закипел со страшной силой. К концу я даже почувствовал усталость, к которой не привык.

– После завтрака тебя ждет Анарингард, чтобы попрощаться. Они с сестрой возвращаются домой уже сегодня.

– Хорошо.

– Потом совет гильдий.

– Я помню, отец.

– Прекрасно. А то я секретарем не нанимался. И зайди ко мне после ужина, появились кое-какие мысли о нашей потерянной реликвии.

Я нахмурился.

– Яне говорить не хочешь?

– То, что я задумал, может оказаться слишком опасным приключением, Ингар. Полагаю, ты пожелаешь ее уберечь.

Я кивнул. У меня еще найдется время, чтобы с ней попрощаться. Сейчас же впереди новый день, наполненный делами, а вечером я снова буду целовать свою ийрию. И эти мгновения безумного счастья для меня многого стоят.

Глава вторая

 

Яна.

Следующие четыре дня выдались подозрительно тихие и спокойные. Утром – тренировки вместе с русалками и Лиравиром под руководством Лиса. Бог удачи, несмотря на восстановившуюся силу и приглашение правителя Раганрата погостить во дворце, остался жить у меня. И как-то подозрительно легко и быстро вписался в нашу дружную компанию. Помогал, чем мог, шутил и давал дельные советы, когда у меня что-то не выходило. От Ринары его было совсем не оторвать, едва ли не хвостом за ней ходил и вел себя, как и все сумасшедшие влюбленные. Адария, частенько натыкалась на воркующую парочку то тут, то там, тихонько ругалась себе под нос, но уже окончательно смирилась с неизбежным: ее младшая сестра встретила суженого. Отношения же русалки с Лисом замерли на месте. Нет, парочка продолжала ругаться и время от времени громила дом, но как-то без особого энтузиазма.

После завтрака мы обычно собирались все вместе, и Лис продолжал рассказывать нам о растениях и животных Юларии. Я делала пометки, с любопытством рассматривала его иллюзии. Все-таки на Земле не было ничего подобного! Ни волшебных единорогов, ни говорящих воронов, ни поющих цветов. Первое время мне даже было сложно запоминать информацию, я считала ее сказочной, но потом привыкла.

После я варила зелья, составляла эликсиры, зубрила заклинания, а русалки, Лис и Лиравир взяли на себя обязанность плести простые защитные амулеты и составлять сборы трав. В лавку мы направлялись уже во второй половине дня. Теперь, зная, что скоро на долгое время я покину дом, готовила больше зелий, зачастую проводя безумно много часов в ведьминской комнате. Да и выбора не было, моя сила росла, требовались новые знания.

Ингар в стороне тоже не оставался, помогал. Я перемещалась к нему каждый вечер после заката. Мы быстро ужинали, обменивались новостями, а потом отправлялись в тренировочный зал. В нем Ингар показывал новые боевые и защитные заклинания, учил правильно бить по мишеням магией и распределять и расходовать силу, которая во мне буквально бурлила. И гонял меня до тех пор, пока я не валилась от усталости. Ныть и жаловаться оказалось бесполезно, но иногда я желала своего ненаглядного придушить. Эти кровожадные мысли дракон всегда улавливал вовремя, прерывался, прижимал меня к стене, целовал жадно и сладко, заставляя забыть о причинах злости. И каждый день стал дарить какие-то маленькие, но неожиданные вещи. То кусок янтаря, в котором замерла бабочка, то кружево на будущее платье, то перо невиданной птицы. Последним я теперь писала заклинания, так как Ингар его усовершенствовал, и чернила в пере не заканчивались.

 На четвертый день в мои руки попала книга о полетах на метле. Уж где дракон ее раздобыл? Так и не сознался, лишь загадочно улыбался на расспросы. Оказывается, метлу в качестве летного средства, ведьмы использовали очень давно. Так давно, что народы почти забыли о таком способе передвижения. А все почему? Метлу заменили волшебные ключи, открывающие порталы.

Но я была не в состоянии отказаться от подарка королевского семейства драконов. Метла стала родной, привычной. Я летала каждый день, как только выдавалась возможность. Тренировки лишними никогда не бывают, как я успела убедиться на собственном опыте. И несмотря на магические заклинания, позволяющие управлять метлой, которые все же обнаружились в книге, я часто действовала интуитивно.

За три дня до нашего путешествия в разгар утренней тренировки, где Лис нещадно гонял Адарию, Лиравир – Ринару, а я безуспешно целилась в мишени, заколдованные богом удачи так, что они теперь носились по поляне со скоростью белки, мне в руки упало письмо от Вайриса. Морской правитель сообщал, что все присланные ему девушки-кандидатки в невесты отправлены обратно, а Светана, которая ему приглянулась, напрочь отказалась остаться во дворце. Вайрис снова просил помочь. Я усмехнулась и задумалась.

– Неужели влюбился? – охнула Адария, беззастенчиво забравшая письмо из моих рук и быстро пробегая глазами по строчкам.

– Ваш брат просит о встрече, гарантирует неприкосновенность и безопасность, – заметила осторожно.

– Одну точно не отпущу! – припечатал Лис, и в глазах у него начало мерцать серебро. – Пусть ты и прошла инициацию, имеешь много силы, но опыта и сноровки не хватает. Боевой маг из тебя самый никудышный, если уж быть честным.

Это я и сама понимала, и на прямоту Лиса, желающего меня защитить, не обижалась.

– Вайрис вряд ли причинит вред, – спокойно заметила Ринара, к которой перекочевало письмо. – Желал бы, не просил о помощи.

– Это ты кому другому расскажи! – ехидно ответил Лис, так и не простив морскому правителю его безобразной выходки, из-за которой я чуть не умерла.

– Тогда давай отправимся вместе, – предложила я. – Только сначала бы Светану разыскать и выяснить, что там у них с Вайрисом случилось.

– Вари поисковое зелье, – велел фамильяр. – После завтрака сразу и навестим охотницу.

Выбора у меня не оставалось. Я достала заветный котел, нашла в ведьминской книге рецепт нужного зелья. Ни разу его еще не варила, и поэтому русалки и бог удачи уселись неподалеку и приготовились ждать, предвкушая итог эксперимента. Еще бы! У меня с первого раза единичные зелья получались правильно. Вот и сейчас, я бросала в котел ингредиенты – сначала растертые листья мяты, потом подорожник, засушенный букетик незабудок, ягоды красной смородины, лаванду. Помешивала ровно столько раз, сколько было написано в книге, добавляла необходимое четкое количество капель тех или иных масел, но когда зелье было готово, смотрела на него с сомнением. Нигде не написано, что оно должно переливаться розовым.

– Давай, опробую, – спокойно предложил Лис.

– Не отравишься? – переспросила я.

– Я – твой фамильяр, к тому же – оборотень, поэтому на меня отрава точно не подействует.

Он подошел к котлу, ложкой зачерпнул моего варева, сделал глоток, икнул… Мы замерли в ожидании.

– Ну и что?

– Напоминает по вкусу смородиновый кисель, – сознался Лис, от чего мне захотелось его треснуть по макушке чем-нибудь тяжелом.

Издевается же, зараза такая!

Фамильяр сделал шаг, ойкнул и… оторвался от пола, взлетая. Я выронила ложку, которой собиралась воспользоваться, чтобы перелить зелье в колбу. Русалки и Лиравир уставились на Лиса, поерзали и захихикали. Я же не нашла никаких приличных слов, кроме ругательств. И что я опять сделала не так?

– Да уж, ведьмочка! Обычное поисковое зелье превратить в зелье, создающее невесомость! Да у тебя, однозначно, талант! Я еще от зелья, превращающее одежду в ничто, не пришел в себя, а тут такое…

Я краснела, бледнела и смотрела на парившего под потолком Лиса, который наслаждался происходящим и моей беспомощностью.

– Как ты себя чувствуешь? – не утерпела Ринара.

– Как воздушный шарик, – хмыкнул фамильяр и захохотал.

Меня на такой высоте он не боялся. Следующие полчаса превратились в сущий балаган. Мы пытались поймать Лиса и снять его с потолка. Едва нам удалось, привязали его к креслу, но невесомость передалась и этому предмету мебели. Скоро выяснилось, что все вещи, до которых дотрагивался Лис, тоже теряли свой вес.

Я ругалась, Лиравир, использовав все свои магические силы, смеялся и листал книги с заклинаниями. Ему пришлось сознаться, что его магия в данном случае бесполезна. Ринара наблюдала за Лисом.

– Хорошо, хоть на нас невесомость не действует, – заметила Адария, наблюдая, как фамильяр пытается собрать разлетевшиеся колбы.

Они выплыли из шкафа, стоило Лису к нему прикоснуться. Радовало только одно: шкаф по комнате пока не летал. То ли чары не подействовали, то ли им нужно время. Но стоило поторопиться.

Пока Адария ехидно посматривала на парящего Лиса, делившегося впечатлениями от полета, я пыталась заново сварить зелье и найти допущенную ошибку. Потом неожиданно русалка вскочила и помчалась к чулану. Вернулась уже со шваброй.

– Держи!

– Зачем? – удивился Лис, рассматривая утварь так, будто впервые видел.

– Так от тебя хотя бы толк будет. Пока летаешь, пыль на шкафах протрешь и паутину сметешь. А мы сэкономим на зельях для уборки.

– Чего? – вспылил Лис. – А сама не хочешь делом заняться?

– Не занудничай!

– Это я-то…

Я обреченно уткнулась в книгу, зная, что перепалка у этой парочки надолго.

– Ай! Гад морской! Тритонов хвост! Акулья морда!

Я обернулась на вой Адарии и заметила, как она повисла на швабре под потолком.

– Спустите меня немедленно!

Знать бы как!

– Страшно стало, да? – хмыкнул Лис, оказываясь с ней рядом.

– Убью!

– А глаза у тебя красивые, – невпопад ответил мой фамильяр.

– Придушу!

– И волосы, как шелк!

– Закопаю в саду!

– А губы, сладкие, как нектар клевера утром.

Лиравир и Ринара старательно сдерживали смех, наблюдая, как Лис приближается к Адарии, зажимая ее в угол.

– Ты что задумал, облезлый…

Договорить русалке Лис не дал, обхватил руками, притянул к себе и поцеловал. Адария попыталась сопротивляться, Ринара и бог удачи посмеивались но благоразумно не вмешивались, решив дать возможность парочке разобраться самим. Я вздохнула и бросила в котел пучок трав. Зелье пошло фиолетовыми пузырями. Лис мгновенно выпустил возмущающуюся русалку, хлебнул нового варева, хмыкнул и… я застонала. Теперь мой фамильяр еще и светился ярко-голубым цветом.

– А ничего, мне нравится, – заявил Лис и снова полетел к Адарии.

– Не смей ко мне прикасаться!

– Как скажешь, – покладисто согласился фамильяр, и я тут же подняла на него голову.

Этот ненормальный теперь притянул швабру, за которую цеплялась Адария, и сделал резкий рывок, от чего девушка оказалась в его объятьях.

– Поймал!

– Изверг! Тиран! Деспот!

– А ты холодная, как лягушка, – заявил Лис.

– Что? Я, как кто? Холодная? Сам ты чайник перегретый!

Ринара и Лиравир, уже не скрываясь, сидели на полу и хохотали, вытирая слезы.

– Ну я тебе покажу!

Адария притянула к себе Лиса, жадно поцеловала. Оборотень не растерялся, обнял девушку крепче. Та неожиданно дотянулась рукой до ближайшей парившей в воздухе тарелки и опустила ее на голову моего несчастного фамильяра.

– Ай! Ты еще и драться!

– Это тебе за лягушку!

Лис моментально ссадил девушку на парившую рядом швабру, отлетел и увернулся от второй тарелки, которая осколками посыпалась куда-то на шкаф.

– А это за холодную!

Фамильяр и в этот раз проявил чудеса изворотливости и ловкости, снова пригнулся. Бой продолжался минут пятнадцать, пока в комнате не закончились все тарелки и колбы. Остановить парочку по-прежнему никто не попытался. Еще бы! Такое развлечение!

Я вздохнула и покосилась на четвертую неудачную попытку сварить зелье, которое снимет эффект невесомости. Но в котел попали осколки стекла, и когда я капнула тянущегося прозрачного варева на пол, тот затрещал, а из дерева полез тонкий белый расточек, из которого распустился полупрозрачный цветок. Стеклянный на ощупь, но по прочности крепкий, как алмаз.

Сегодня был явно не мой день.

Пока я хандрила и поедала булочки с корицей, испеченные утром Ринарой, действие зелья, которое выпил Лис, закончилось, и он осторожно опустился на пол вместе с мало что соображающей и зацелованной Адарией.

 – Лиравир, а ты не сможешь помочь? – грустно поинтересовалась я, смотря на стеклянный цветок и думая, чем бы его разбить или куда бы деть.

– Сила не действует, забыла? Мне же запрещено до определенного времени помогать людям.

– А у кого взять зелье поиска не знаешь?

– Твой дракон наверняка сможет помочь, – уклончиво ответил бог удачи.

– Но, однозначно, поинтересуется, для чего оно мне. И вытянет из меня историю с Вайрисом. Как думаешь, обрадуется?

– Да купим мы это зелье! – махнул рукой взъерошенный Лис, напоминая очень довольного зверька.

И почему эта мудрая мысль не пришла раньше? Снадобье, конечно, дорогое, редкое, но наверняка в лавке одного мага найдется. Впрочем, изобретенные чисто случайно зелья, мы тоже всегда пристроим. Лис вон им как обрадовался. Тут же стащил колбы с остатками и сообщил, что при помощи моего изобретения вырастит нам красивую клумбу, которая будет светиться в темноте. Ринара и Адария разом забыли обо всем на свете и отправились следом, а мы Лиравиром пошли в город.

– Яна, я спросить хотел… – начал он, когда мы едва покинули дом.

– О чем?

– Можно мы с Ринарой свадьбу у тебя сыграем?

Я остановилась, обернулась и уставилась на него.

– Я чего-то не знаю? Разве у богов нет каких-то особых ритуалов?

– Понимаешь, мои родители… Они не знают, что я заглядывал в клубок судеб. И если вдруг…

Он вздохнул, как-то устало потер щеку.

– Ринара – смертная. К тому же еще и русалка. Ты не подумай, меня это не отталкивает, но отец и мать попробуют помешать. И ладно просто запрут и попытаются женить, но если пострадает Ринара…

– Ты думаешь, твои родители не узнают о свадьбе? Или не проведают о невесте?

– Зачарованные воды, где властвует Вайрис, да твой дом и сад, на которые наложены особые защитные чары, не позволят увидеть происходящее. Я и с Ринарой встречался, сама знаешь, либо в море, либо у тебя.

Лиравир снова покосился на меня, растерянно замершую прямо посередине улицы. Ой, что будет, когда его родители разберутся, что к чему. Как бы и самой потом не пришлось прятаться! Ежики колючие, ежики невезучие!

– Я не возражаю, правда. Но ты уверен, что тайная церемония – хорошая идея?

– У родителей не останется выбора, как принять случившееся. И к тому же… некоторое время мы все равно не будем им рассказывать. Сколько сможем…

Я вздохнула. Опять влезаю в игры богов. Но с другой стороны, Ринара и Лиравир – мои друзья. Как им не помочь?

– И еще… Я бессмертен, а Ринара – нет. Когда боги женятся, они либо дарят избраннице вечную жизнь, либо умирают вместе с ней. Мы с Ринарой уже обсудили этот вопрос, выбрали второе.

Я ошеломленно уставилась на него.

– Я достаточно прожил, Яна, многое видел… И это решение – взвешенное, не отговаривай. Родители… они просят и поймут, когда придет время.

Возразить Лиравиру я не могла. Просто смотрела на него и подмечала, как во всегда казавшихся озорных глазах, таится что-то могущественное и древнее. Видимо, даже боги не хотят жить вечно, наблюдая смену поколений. И тут есть о чем задуматься. Но решение бога удачи я уважала, принимала и… понимала.

– Я на твоей стороне, Лиравир. Когда думаешь сыграть свадьбу?

– Через неделю. Или чуть позже. Надо все просчитать.

– Но мы же на нее тогда не попадем!

– Прости, – виновато вздохнул он. – Эта церемония только для меня и Ринары. Я призову Верховного жреца, а он очень строг в соблюдении традиций.

– Адарии скажете? – уточнила осторожно.

– Нет, иначе она захочет остаться, но русалка вам нужнее в пути.

– Ты что-то знаешь?

Бог удачи вздохнул, взял меня под руку и потащил к лавке алхимика.

– Лиравир! – возмутилась я.

– Да не могу я вмешиваться в твою судьбу! Просто сделай правильный выбор, ведьма!

– Да о чем идет речь-то?

Бог удачи остановился, заглянул в мои глаза и повторил:

– Просто сделай правильный выбор. Слушай свое сердце. Обещаешь?

Я заторможено кивнула, и Лиравир тут же воспользовался моим замешательством и подтолкнул в дверь лавки.

За зелье поиска человека пришлось отдать целых три золотых. О том, чтобы отказаться от разговора со Светаной, не могло быть и речи. Сам морской правитель не расскажет правду о произошедшем даже при встрече. Девушек же, отправленных к нему, расспрашивать бесполезно. У каждой окажется своя версия событий, правды не дознаешься.

Мы с Лиравиром нашли дом, где жила семья охотницы, весьма быстро. Двухэтажный, каменный, оплетенный плющом, он казался нерушимой крепостью. Когда мы открыли калитку и медленно пошли к дому, Светана подметала крыльцо. Дочь охотника приветливо поздоровалась, сообщила, что мама ушла на рынок покупать принадлежности для шитья, а отец отправился в лес проверять ловушки, поэтому она дома одна, с радостью со мной пообщается. Бог удачи тут же сказал, что прогуляется по саду.

– Вы ведь не просто так пришли, госпожа ведьма, – заметила девушка, отставляя кружку с ароматным горячим травяным напитком, который подали на открытую веранду, где мы расположились.

Она слегка поправила ворот своего простого синего платья, перекинула косу за плечо и поставила локти на стол.

– Да, – честно созналась я. – Хотела спросить, как ты провела время у Вайриса.

Светана вздохнула, нахмурилась и потом тихо заметила:

– Сам морской правитель мне понравился.

Щеки ее заалели, а глаза она тут же опустила, потеребила скатерть, отпила чаю. И я замерла, ожидая продолжения разговора.

– Только ему проходу остальные девушки не давали! Да и куда мне до них? Я не умею шить и наряжаться, с детства в руках держала нож да лук со стрелами, а не ожерелья да платья. Не ровня я ему…

– Это Вайрис так сказал?

– Нет. Но я слышала, что шепчут придворные.

– И для тебя их слова имеют значение?

Я посмотрела на Светану, не понимая, как в этой смелой и отважной девушке, появилась такая неуверенность.

– Да мне-то все равно и на сплетни, и на слухи. Я согласна выучить этикет и научиться танцевать, но ведь этого мало, чтобы понравиться Вайрису! Меня настоящую он не примет! Вы бы видели, госпожа ведьма, как морской правитель на меня смотрел, когда я аругата поймала!

– Так… и?

– Да жалко мне его стала.

– Кого? – потеряла я нить разговора.

– Аругата. Он еще совсем малышом оказался. Я предложила отпустить, а эти… аристократы, – зло выплюнула Светана, – меня на смех подняли. Только убить я все равно не захотела, подождала, пока аругат на глубину уйдет, и вернулась во дворец.

Девушка вздохнула, прикусила губу.

– Вечером я должна была пойти на свидание с Вайрисом. Мы все, кого вы отправили на морское дно во дворец, по очереди с правителем ужинали, решив, что так будет по-честному. Мила, правда, которой отец в женихи старика сватал, отказалась от своей попытки. Ей по сердцу пришелся один из стражников. Она с ним даже уже и свадьбу сыграть успела.

Ого! А я и не знала.

– А с Вайрисом-то что?

– Пришла я к нему, села за накрытый стол, а он… молчит! И не разговорить его, понимаете, госпожа ведьма? Видимо, не понравилась я ему, желал поскорее сбежать с этого… свидания.

М-да… ну дела!

– Вот я и перенеслась на следующее утро домой. Мне на морском дне больше ловить нечего.

– Уверена? – осторожно спросила я. – Ведь тебе морской владыка понравился.

Девушка покраснела, опустила глаза.

– Он очень… добрый, – тихо сказала Светана.

Чего?

– Смелый и сильный. Ему приходится решать столько вопросов и проблем своего народа, что о том, какой он, Вайрис и сам забывает, а напомнить – некому.

Диагноз ясен: влюблена. После слов о доброте правителя русалов у меня не осталось никаких сомнений.

– Если позовет замуж, согласишься?

– Да не ровня я ему!

Я хмыкнула и заметила:

– Думаешь, если бы морской правитель хотел взять в жены титулованную девушку, этого бы не сделал?

Светана задумалась, смутилась и тихо ответила:

– Так я же тут, а он… там.

Это уже по существу вопрос!

– Но я-то ведьма, – подмигнула ей. – Загляну к тебе завтра ближе к обеду.

Ей необязательно знать о нашей с Вайрисом встрече.

На этом с окрыленной и светящейся от радости девушкой я и распрощалась. До дома мы с Лиравиром шли, обсуждая магические потоки при создании стихийных заклинаний. Настроение было радужным, предвкушающим. Быстро поев и собрав корзины, прикрепила их на метлу и привычно подождала, пока все остальные расселись, полетела в лавку.

День пошел по накатанной колее, время бежало быстро. Лис и Лиравир вошли во вкус, торговались только так, Ринара и я только и успевали рассыпать по мешочкам травы да разливать по флаконам зелья.

 После ужина друзья разбрелись каждый по своим делам, Лис проверял список покупок для путешествия, делая пометки, а я, побродив по дому, подхватила корзины с зельями и своими записями и перенеслась к Ингару.

Дракон уже меня ждал. Стоял возле окна и любовался заходящим солнцем. Я осторожно поставила корзину на пол, подошла и обняла его со спины.

– Я скучал, – заметил он, поглаживая мои ладони.

– И я по тебе тоже.

– Как насчет того, чтобы сегодня сделать перерыв и просто побыть вместе?

– Замечательная идея, только…

– Что?

Ингар обернулся, позволяя мне растворяться в его чарующем взгляде.

– Я сегодня пробовала поисковое зелье делать.

– Так…

– В итоге Лис летал по комнате, а вместе с ним и куча вещей. И светился. А на полу выросли стеклянные цветы. Но они уже потом появились, когда в зелье случайно попало битое стекло. Это Адария бросала в фамильяра сервиз, за то, что он ее назвал холодной лягушкой. И… вот.

Я показала головой на корзину, шаркнула ножкой и покосилась на Ингара, на лице которого отражались самые разные чувства – от желания меня придушить до желания расхохотаться. Победило второе. А потом этот несносный мужчина стал доставать флаконы и комментировать, что я делала не так.

– В это снадобье нельзя добавлять пыльцу цветов сразу же после лебединого пера, отсюда и эффект невесомости. И чем больше сыпешь, тем дольше будет длиться действие зелья, – заметил он, качая головой. – А сюда ты явно случайно добавила порошка, который используется для создания магических огней. Его сложно отличить от задающего направление пути. Цвет, консистенция, запах одинаковы. Только первый, если бросить в огонь, вспыхивает, а второй – нет.

Я поморщилась, вспоминая, было ли что-то такое или нет, и промолчала.

– А вот это… Гильдия стекольщиков друг друга поубивают за одну каплю. Они уже седьмой год пытаются создать нечто подобное, используя свою магию, но у них не получается. Лар и Торн, кстати, назаключали договоров на продажу твоих зелий, теперь без работы точно не останешься.

Я открыла рот, закрыла и хмыкнула, радуясь, что Ингар не пытается меня отговорить от такой затеи и не предлагает снова просто дать денег.

После его объяснений, которые я записала, мы поднялись в башню с алхимическим кабинетом. Я приготовила поисковое зелье, опробовала его на собственном башмаке, оставленном в соседней комнате, довольно улыбнулась.

– А теперь давай…

Но договорить Ингар не успел, так как в двери появилась макушка Торна.

– Доброй ночи, ведьмочка! Новые зелья имеются?

И тут же предвкушающе уставился на колбы и пробирки.

– Флакон с цифрой три не брать! – рявкнул Ингар, едва дракон заметил корзину возле двери и улыбнулся, от чего на щеках привычно заиграли озорные ямочки.

– Как скажешь братец, а остальные… опробую. Кстати, держи, ведьмочка, твоя доля!

И ко мне перекочевал увесистый мешочек с монетками. Я прикрепила его к метле, чтобы не потерять. Торн исчез за дверью, напоследок крикнув, что к нам скоро поднимется правитель Раганрата. Мы с Ингаром переглянулись.

– Он хочет что-то рассказать о воздушном замке?

– Боюсь, поговорить о последствиях применения твоих зелий во дворце.

– Ой!

– Сбежим? – провокационно предложил Ингар, показывая кивком на мою метлу.

– Кажется, я плохо на тебя влияю.

Дракон усмехнулся.

– Ты улыбаешься, а раньше был таким… грозным. Рычал постоянно, – заметила я.

Ингар пожал плечами, но ничего не ответил, лишь помог усесться на метлу поудобнее да распахнул окно в непроглядную ночь.

 

Ингар.

Я вернулся на крышу башни глубоко за полночь, когда Яна исчезла в портале. Но все еще ощущал ее запах, оставленный от прикосновений. Горели губы, огонь тек по венам. Где-то вдали едва слышимым эхом звучал ее голос. Как бы многое я сейчас отдал, чтобы просто пойти за ней!

Стиснул зубы, тяжело дыша, прислонился к камню. Пламя, темное и необузданное, билось внутри, запертое, словно в клетке. И не выпустить его, не остановить. Пробралось к сердцу, запылало на руках, не слушаясь. Я стянул тунику, рассматривая аринату. После каждой встречи с Яной она начинала жечь все сильнее и сильнее, не оставляя мне надежды. Я смотрел на ожог чуть выше локтя, когда тьма вырывалась на свободу. Боролся изо всех сил, сжимая руками каменную кладку стены, рыча сквозь стиснутые зубы, но все-таки упал на холодный пол.

– Поднимайся!

Голос отца, такой холодный и спокойный, почему-то мгновенно привел в чувство. Я с усилием, опираясь на стену и пошатываясь, выполнил его приказ. Меня трясло, боль накатывала не волнами, а врезалась сотнями ножей в узоры, подтверждающие связь с ийрией.

– Как вообще рядом с девчонкой держишься, не понимаю! Смотрю, и правда, любишь.

– Отец! – прорычал я.

– Спиной ко мне! – приказал он, и я, подчиняясь его воле и магии, развернулся.

– Тебе придется отказаться от использования магии.

– Что?

– Иначе боль лишит тебя разума. Я знаю, о чем говорю. Или не веришь? Хочешь умирать в бреду, не помня самого себя?

– Разве дело…

– Тьма откликается на эмоции и силу. Чтобы ее ослабить, нужно отказаться либо от первого, либо от второго. Раньше ты выбирал первое. Выдержка и воля решали все, но теперь ситуация изменилась. Рядом с ийрией ты не в состоянии себя контролировать.

– Отец…

Зачем он… так? Я сразу чувствую себя ничтожеством, слабаком, ни на что не способным… Но ведь отец прав.

– Ты не откажешься целовать и ласкать девчонку. Просто не сможешь. Аринату так действует. А если попробуешь, умрешь от боли. Каждое прикосновение ийрии тебе сейчас необходимо, чтобы дышать. Не используй магию!

– Приказываешь? – хрипло уточнил я, чувствуя, как снова поднимается ярость.

– Прошу, – тихо ответил отец.

– Хорошо, я попробую.

Выдохнул, повернулся к нему. Отец вздохнул, устало облокотился на стену.

– Мне иногда кажется, я не доживу до того проклятого дня, когда ты пройдешь обряд линары со своей ведьмой.

Только разве Яна согласится? Я так и не получил ответа на этот вопрос, а больше спрашивать не могу.

– Пришел в себя?

Я кивнул. Боль отступила, тьма на время затаилась, давая передышку.

– Прекрасно. Тогда пойдем разгребать последствия действий зелий, которых наварила твоя ведьма, иначе я скоро лишусь дворца, и придется жить в развалинах. Кто же виноват, что твоя ийрия настолько талантливая в зельеварении, – обреченно заметил он, взмахом руки снимая наложенную защиту и открывая дверь.

 

Глава третья

 

Яна.

 – Ты уверена, что точно хочешь пойти на встречу с морским правителем? – в сотый раз за последний час, пока я собиралась, рассовывая зелья по карманам, поинтересовался Лис.

– Мы же все обсудили, – почти теряя терпение, напомнила я и с трудом уложила в карман еще один флакон – на этот раз с эликсиром, создающим мыльные пузыри.

– Лис, успокойся! – не выдержала и Адария, наблюдая, как мой фамильяр носится по комнате. – Яна теперь инициированная ведьма! Хватит переживать, что не сможешь ее защитить!

Лис же перепрыгнул через стул, оказался рядом, схватил меня за плечи и к чему-то принюхался. И что с ним такое творится?

 – Я проверю чары, наложенные на дом, – сказал совсем тихо.

Обернулся рыжим зверем, шмыгнул через порог. Ринара покачала головой и спрятала улыбку.

– Мне опять придется его отмывать, – вздохнула Адария. – В последние дни, как не превратится, шастает непонятно где! Земля, листья, иголки, колючки… Такое ощущение, будто нарочно валяется во всем этом, чтобы я…

Русалка продолжала жаловаться на фамильяра, а Ринара то и дело поглядывала в окно, ожидая возвращения Лиравира, который ушел пополнять наши запасы еды, но пропал на три часа. Я же впихивала в сумку вещи, необходимые для выживания. Конечно, понимала, теперь мне на острове русалок ничего не грозит, но рисковать не хотела. Проще потом обратно все разобрать, чем случайно оказаться в непредсказуемой ситуации без всего нужного.

– Я же говорила! – возмутилась Адария, отвлекая меня.

Я оглянулась и хмыкнула. Лис – измазанный в грязи – и где только нашел, дождя уже неделю как не было, крутился вокруг русалки и явно требовал настоятельно его помыть.

Адария шипела рассерженной кошкой, ругалась, но почему-то ни разу даже не попыталась отказаться от столь неблагодарной миссии, которую ей старательно навязывал мой фамильяр. Парочка скрылась наверху в одной из ванных комнат, а в дом вошел Лиравир.

– А еда где? – удивилась Ринара.

У бога удачи, прочно и окончательно поселившегося в моем доме, не имелось в руках даже пустой корзины.

Лиравир вздохнул и сознался:

– Я про нее и не вспомнил.

– Интересно, чем же таким надо было заниматься, чтобы забыть, зачем тебя отправили в город? – спросила Ринара, в голосе которой я впервые за все долгое время нашего знакомства услышала раздраженные нотки.

– Родители вызывали, – буркнул бог удачи и бегом бросился наверх.

– Лиравир, погоди! – крикнула вдогонку русалка и отправилась следом за суженым.

Я же сверилась со списком, вчера составленным Лисом, проверяя, все ли взяла, застегнула сумку и отправилась на поиски своего фамильяра. Встреча с Вайрисом запланирована на полдень, стоило поторопиться.

Судя по мокрым и грязным следам на полу, парочка отправилась в комнату Адарии. Я постучалась, но ответа не дождалась, поэтому вошла в ванную и тут же смутилась. Лис, полностью раздетый, с мокрыми всклоченными волосами сидел в воде и поглаживал хвост русалки, которую прижимал к себе. Парочка самозабвенно целовалась, явно забыв про время. И кажется, я теперь понимаю, почему Лис так старательно пачкается… Еще бы!

Я кашлянула, но мой фамильяр и подруга никак не отреагировали на этот звук. Лис довольно прошептал, какой у Адарии красивый хвост, куснул ту за ухо. Пришлось еще и кашлянуть… раз так пять, прежде чем меня удосужились заметить.

– Жду тебя внизу, – сказала Лису, исчезая из ванной.

Немного постояв в коридоре, решила сходить на кухню и съесть на дорожку пирожок. Распахнула дверь, и чуть не споткнулась. По столу и полу рассыпана мука и, кажется, сахар. Лиравир и Ринара, измазанные этим всем с головы до ног, целовались. Кажется, они совсем забыли, зачем здесь оказались. Нет, у меня не дом, а гнездо разврата какое-то!

Осторожно прикрыла дверь, тут же столкнувшись с Лисом.

– Нам Ингара не хватает для полного счастья, да? – по-доброму усмехнулся он, заметив выражение моего лица.

Подмигнул, довольно потянулся и почесал за ухом, стряхивая русалочью чешуйку. Я покачала головой и подавила горестный вздох.

Перенести Ингара из Раганрата я не могла. Дракону в таком случае все время пришлось бы находиться рядом со мной. Но скучать не переставала.

Лис забрал мою сумку, перекинул на плечо. Я достала ключ, который в последние дни стал чуть теплеть, когда я его использовала. Фамильяр сказал, это связано с пройденной инициацией. Силы во мне слишком много, не всегда могу удержать и контролировать, а ключ – как любой магический артефакт, откликается.

– Может, метлу возьмешь? – спросил Лис, и я кивнула.

Тревога, связанная с посещением острова, откуда сложно выбраться, меня не покидала. Конечно, если вдруг не справлюсь, позову Лиравира, но удирать от морского правителя легче на метле, чем своими ногами. Бегать я так и не научилась. Ингар вон постоянно догонял.

Я быстро подхватила метлу, повернула ключ в появившейся двери, четко представляя место, где окажусь. Лис крепко сжал мою ладонь.

Воздух наполнился запахами морской соли и водорослей, стал влажным. Волны медленно и плавно скользили на мелкий песок, принося ракушки и небольшие разноцветные камушки. Я сощурилась, солнце стояло высоко и нещадно палило.

– Нам туда, – указал рукой направление Лис.

Идти было далековато, но метлу я оставила за спиной, не вынимая из чехла. Безумно хотелось пройтись босиком, но от этой затеи я отказалась.

Небольшая лагуна, где нам назначил встречу Вайрис, оказалась очень красивой. Вода – яркого голубого оттенка чуть светилась. На дне лежали белоснежные ракушки, сновали мелкие серебряные рыбки. Большее я рассмотреть не успела, так как море зашумело, волны взметнулись, и перед нами, окатив брызгами, появился русал.

Узнать в нем брата Ринары и Адарии мне не составило труда. Те же скулы, тонкие очерченные губы, синие пронзительные глаза. В длинные белые волосы вплетены жемчужины, которые мерцали на солнце. Разворот могучих обнаженных плеч – на правителе ровным счетом не было никакой одежды и украшений, не считая морских камней в волосах, я тоже оценила по достоинству. А хвост – черный, с посеребренными плавниками казался прекрасным дополнением его образу. Красавец, да и только! Теперь я понимаю, почему девушки, попавшие к нему во дворец, не хотели возвращаться.

– И зачем надо было меня убивать? – не удержалась я.

Лис закатил глаза, а Вайрис окутал цепким взглядом и так спокойно заявил:

– Извини!

Я скрипнула зубами и повернулась к фамильяру:

– Знаешь, Лис, по-моему, мы зря пришли.

Вайрис вздохнул, уселся на валун, торчащий из воды. Взгляд у него изменился, стал мягче.

– Ринара и Адария ничего для меня не передали? – вдруг спросил он.

– Нет.

– Даже записки?

– Я уже ответила.

Морской правитель снова вздохнул, задумчиво посмотрел вдаль.

– Много времени понадобилось, чтобы осознать собственную глупость, да? – не удержался и Лис.

Вайрис посмотрел на нас, а потом тихо ответил:

– Я готов признать свои ошибки. Уже сделал это.

Разумеется, иначе бы нас здесь не было.

– Передадите Ринаре и Адарии, что я… скучаю по ним?

Мы с Лисом переглянулись, но промолчали.

Волна лениво коснулась песка, почти доползла до моих ног. Шумело море, пели в тропических зарослях неведомые птицы, а тишина все равно казалась оглушающей.

– Поможешь мне, ведьма? – глухо спросил Вайрис, делая над собой явное усилие и переступая через гордость.

Как не крути, а правитель просить не привык.

– У меня имя есть.

Ну да, я вредная, что тут поделать?

– Знаю. Так что? Сундуки с жемчугом уже готовы, как только…

– Да сдались они мне! – возмутилась я, все-таки разуваясь и наслаждаясь нагретым под ногами песком и теплой волной.

– А что хочешь?

– Пусть твои сестры выйдут замуж за тех, кто им по сердцу.

Вайрис задумался, нахмурился.

– Достойные люди? Я никому не позволю, чтобы их обижали!

В его голосе послышались рычащие нотки. Примерно так разговаривает Ингар, когда сердится.

– Это их выбор. И неужели думаешь, будто я отдам их тем, кто в сердце держит зло?

Вайрис откинул прядь волос за спину, сощурился и кивнул.

– Про их женихов-то мне расскажешь?

– Сам спросишь, когда увидитесь.

– Да не согласятся они со мной поговорить! Я, действительно, их обидел. Хотел, как лучше, но… правители тоже совершают ошибки.

– Ничего, на свою свадьбу пригласишь, тогда и помиритесь.

Вайрис непонимающе моргнул, неловко задел рукой камень, кубарем свалился в воду и мгновенно оказался рядом. Схватил меня за ноги, потянул к себе, и я заверещала от испуга.

– Ведьма, да какая свадьба? Разве ж та, что по сердцу, согласится? – прошипел он.

Глаза у него стали глубокие, как море в бурю, мышцы напряглись, а дышал он почему-то чаще, чем надо.

– А ты ее спрашивал?

– Она. От меня. Сбежала! – выплюнул Вайрис.

– А что ты сделал, чтобы Светана осталась?

– Ты с ней говорила? – встрепенулся он, еще сильнее притягивая к себе. – Она меня ненавидит?

Я удивленно приподняла брови и фыркнула.

– Ты бы отпустил мою ведьму, – спокойно посоветовал Лис, и хватка морского правителя тут же ослабла.

– Рассказывай давай, что там у вас не заладилось, – велела я.

Вайрис спорить не стал, поколебался, а потом выложил историю про морскую охоту, во время которой он окончательно понял, что девушка является его парой. Нет, к Светане русал приглядывался с первого дня. Она слишком выбивалась из ряда девиц, которых я прислала. Не стремилась наряжаться и требовать украшения, не подстерегала на каждом углу, томно вздыхая и при каждом подходящем случае падая в обмороки, а просто… наслаждалась неожиданным приключением, выпавшим на ее долю. Гуляла по дворцу и коралловому саду, расспрашивала о морских обитателях, успела помочь министру финансов с какими-то подсчетами, научилась готовить любимое блюдо Вайриса, а уж охота на аругата…

– Он к Светане сам подплыл, о руки потерся, – тихо заметил морской правитель. – И все ждали, когда она всадит ему в сердце копье, а Светана… Добрая она. И в тоже время отчаянно смелая и сильная. Ведь не побоялась пойти против всех наших устоев, поступила так, как велело сердце. Тогда я и пропал окончательно.

В глазах морского владыки сияла любовь. И перепутать его чувство с чем-то иным было нельзя.

– Почему ты Светане все это не сказал?

Вайрис поморщился и как-то странно покосился на меня.

– Ингаррион водил тебя смотреть на священно пламя, из которого появился первый дракон?

Эм…

– А откуда ты знаешь…

– Море разговорчиво, – загадочно усмехнулся Вайрис, так и не раскрывая тайн. – Ты просто не умеешь его слушать.

И уставился на меня пронзительным взглядом, затягивая в бездонные омуты.

– Водил, – вместо меня ответил Лис, расслабленно присаживаясь на песок.

Вайрису он еще окончательно не поверил, иногда принюхивался, но тоже разулся и позволил волнам ласкать его ноги.

– У русалов тоже есть источник.

– Тот, что я очищала?

– Там всего лишь маленькая часть, которая выступает наружу и бьет ключом, а сердце моря и нашей магии спрятано глубже. Туда-то я и отправился после охоты, чтобы подумать о происходящем. И получил в дар…

Вайрис остановился, слегка провел пальцами по плечу. На коже засветился серебристо-синий узор, напоминающий переплетенные между собой нитки и бусины.

– Аринату? – удивилась я.

– Да. Боги дали понять, что я встретил свою избранницу. И она согласна принять меня таким, как есть. И я… возвращался к Светане. Нам приготовили ужин, зажгли свечи, оставили одних. Я глотнул вина… Морская бездна, в нем оказалось зелье, лишающее дара речи!

Лис старательно пытался не рассмеяться над абсурдностью ситуации.

– И как я мог сделать предложение Светане, если не мог эту гадость снять?

– Ты настолько слабый маг? – поразилась я.

– Когда получаешь аринату, на какое-то время магия перестает действовать, – пояснил Лис, пока Вайрис пытался успокоиться. – Не у всех и всегда, но случаи бывают.

– А потом она сбежала! И как теперь Светану искать и объясняться? Я ведь не смогу покинуть море в течение нескольких дней. Источник перерождается, ему нужна подпитка и сила!

Волны взметнулись, явно откликаясь на гнев морского правителя, опали, окутывая нас с Лисом брызгами.

– За встречей дело не встанет. Организую.

– Рекомендую, сразу звать замуж, – хмыкнул Лис, поднимаясь.

Я призвала ключ, открыла портал, попросив Вайриса подождать. Мгновенно оказалась у Светаны, которая в нетерпении бродила по дорожке сада. Но заметив меня, ойкнула и уставилась с небывалой надеждой. Я улыбнулась, протянула девушке руку. Она чуть поколебалась, а потом решительно шагнула в портал. Дальше мы с Лисом уселись под ближайшую пальму у кромки тропического леса и, улыбаясь, наблюдали, как Вайрис подплыл к берегу, превратился в человека. Интересно, откуда он взял тунику и штаны? Кажется, мой фамильяр поделился своими запасами из походного мешка. Одежда Вайрису была все же маловата, но никто, кроме меня, не обратил на такую мелочь внимания.

Морской правитель шел по песку медленно, не спуская глаз со Светаны, одетой в легкое голубого цвета платье, расшитое серебряными ромашками.

– Замуж за меня пойдешь? – поинтересовался его морское величество.

И мне захотелось пойти и постучаться головой о ближайшую пальму. Ну кто так делает предложение?

Светана, предсказуемо, промолчала.

– Я тебе всех аругатов, каких найду, поймаю. И жемчуга с таких глубин добуду, где никто не бывает.

Пожалуй, одной пальмы мне будет мало.

– Я знаю, что… правитель. Этого не изменить. И… в силу некоторых причин, не смогу надолго покинуть морские просторы. Но…

Вайрис опустился на колени, взял Светану за дрожащую руку, нежно поцеловал ее пальцы и продолжил:

– Я обещаю, что стану любить тебя так, как никто на всем белом свете. Буду только твоим навеки. Окружу, как волна, своей нежностью, жемчужина моя. Не покидай меня…

В голосе слышалась отчаянная мольба.

– Я люблю тебя, морские боги свидетели, иначе бы аринату не появилась бы на моем плече.

Светана всхлипнула и ответила:

– Я согласна.

Вайрис поднялся, притянул девушку к себе и осторожно коснулся губ, уточняя:

– Свадьба сегодня на закате, хорошо?

– Так ее нужно готовить! – выпалила девушка, едва пришла в себя.

– Ведьма уже согласилась помочь.

Чего? Я возмущенно уставилась на морского правителя, не припоминая ничего подобного, а Лис за спиной расхохотался.

– С тебя только украшение возле источника для церемонии, – быстро заметил Вайрис, – все остальное уже готово. И… Ринару и Адарию перемести, если они… захотят.

Я открыла рот, закрыла и не нашлась, что ответить.

– До вечера, – попрощался русал, подхватывая Светану на руки и исчезая в море.

– Нет, каков наглец! – возмутилась я. – Даже спасибо не сказал!

Лис снова расхохотался.

– Ты просто неподражаема, Яна! Тебя ничего, кроме этого, не заботит?

Я фыркнула, пнула ногой песок и, подхватывая под руку фамильяра, переместилась, в дом. Спасай принцем, называется! И инициатива аукнется сотню раз. Но хочу я или нет, а помогать придется. Отправив Лиса все рассказывать русалкам и богу удачи, пробралась в свою ведьминскую комнату, отыскивая книгу. Надеюсь, в ней что-нибудь отыщется.

День летел быстро и суматошно. За три часа до церемонии я под руководством Лиса разлила по колбам все необходимые и уже опробованные зелья и перенесла родных Светаны на морской берег, где их ждал Вайрис и его суженая. Хорошо, что хоть не пришлось рассказывать родителям девушки о свадьбе, на переговоры с ними отправился Лиравир, так как я была занята. Лис же следил за исправностью зелий, а Адария и Ринара готовились к празднику, носясь по всему дому и выбирая наряды. Я в этом бедламе участия не принимала, решив, что платье мне подруги точно выберут подходящее.

И не ошиблась в своем предположении. Тонкий ярко-синего цвета шелк облегал фигуру так, что хотелось зажмуриться. Вроде бы все прилично – длинная юбка, чуть расширенная к низу, узкий лиф, украшенный жемчужинами и горным хрусталем, воротничок-стойка, полностью открытая спина, но ощущение, будто на грани. И в таком платье я у всех на виду, такая, какая есть.

– Ты что так странно на себя в зеркало смотришь? – поинтересовалась Ринара, которая добровольно вызвалась сделать мне прическу.

– А на платье нет никаких чар?

– Оно вытащено из сундука твоей бабушки, – мягко заметила русалка.

Я зажмурилась, на мгновение представляя, когда и для кого она его могла надевать. И сердце сжалось от тоски. Как же мне отчаянно не хватало родных! Но в сегодняшний вечер я не могла грустить. Оглядев Адарию, одетую в струящееся жемчужного цвета платье в пол, с которой не сводил взгляда Лис, то и дело поправляя нарядный темно-синий камзол, посмотрела на Ринару, ласково улыбающуюся Лиравиру. Русалка оделась в светло-голубое платье с пышной юбкой и открытым верхом, а бог удачи прикупил белоснежную тунику с золотой вышивкой и бежевые штаны. Голубки, да и только!

Может, стоило позвать на праздник своего дракона? Но ведь не я приглашаю гостей. Увы. Мысли об Ингаре не отпускали меня весь день. Кто бы подумал, что можно так сильно скучать!

Мы переместились на берег моря, вдыхая терпкие запахи соли и водорослей. Из воды мгновенно показалась голова какого-то русала и тут же скрылась. Нас явно ждали.

– Без меня справитесь? – поинтересовалась у них.

Мужчины закивали, взволнованно обнимая суженых. И я с чистой совестью не стала дожидаться Вайриса и отправилась украшать пространство возле источника.

Радуясь, что русалы создали дорогу, посыпав ее песком, я осторожно пробиралась к намеченной цели.

Озерцо как в прошлый раз не пугало темной мерцающий паутиной, а радовало красотой и сиянием. Я оглядела поляну, которую расчистили русалы, полюбовалась на орхидеи и паривших над ними бабочек и вытащила запас зелий и метлу.

Конечно, в платье летать неудобно, но ради красоты стоит потерпеть. Лес под действием зелья иллюзий – самым трудоемким, переделывать которое пришлось аж семь раз, чтобы довести до совершенства, превратился в темно-зеленый. Я запустила над деревьями голубые, белые и синие шарики света, которые бросали причудливые отсветы на гладь источника. На поляне распылила эликсир превращений, создав тем самым удобные перевитые цветами беседки, а затем взлетела над озером, выливая последнее зелье и позволяя укрыть воду белоснежными, как фата любой невесты, кувшинками с тонким ароматом.

Гости подходили к озеру, удивленно рассматривали сказочное место, которое я создала, рассаживались и тихо переговаривались. Лис и Лиравир появились за несколько минут до начала. Причем бог удачи светился от счастья, а мой фамильяр хмурился.

– Что случилось? – спросила шепотом, наблюдая, как Светана в платье цвета морской лазури и тонкой кружевной накидке, с венком из белых орхидей на голове идет по проходу под руку с Вайрисом. Морской правитель, одетый в синий костюм, расшитый драгоценными камнями, улыбался и не спускал с невесты нежного взгляда.

– Я просил у Вайриса руки Адарии.

– Отказал? – поразилась я.

– Нет. Адария… против.

– Чего? – опешила я, чуть подвигаясь к нему и радуясь, что гости сейчас смотрят не на нас, а на жениха и невесту.

– Ее-то я не спросил, понимаешь? И мы из-за этого поругались. Хотя я думал, для нас обоих все ясно и прозрачно, как стекло! Лисий же хвост!

Он вздохнул и замолчал. Светана и Вайрис остановились у озера под сплетенной из орхидей аркой, Ринара и Адария встали по бокам и зашептали заклинания.

Из озера взметнулся столб воды, в котором оказалось полупрозрачное существо, контурами напоминая русалов. Я от неожиданности охнула и уставилась на него во все глаза.

 – Дух источника. Раньше охранял его на глубине, но после того, как мы очистили озеро, Вайрис попросил его находиться здесь и приглядывать.

Пока Лис рассказывал мне об этом, новобрачные разулись, вошли по щиколотки в воду и опустили головы. Дух источника осыпал их брызгами, что-то зашептал. Над головой у пары засияли мерцающие голубые обручи. И Вайрис громко и четко произнес слова на незнакомом мне языке. Светана тоже растерялась, но дух источника наклонился и что-то ей сказал, девушка кивнула и повторила слова Вайриса, у которого слегка подрагивали руки.

– Они приносят клятвы на древнем языке морских жителей, – пояснил Лис. – Обещают хранить верность, любить друг друга и никогда не расставаться.

Голубые мерцающие обручи опустились на головы влюбленных, вспыхнули и растаяли. Вайрис развернул к себе дрожащую Светану, которая выглядела взволнованной, что-то прошептал. И в следующее мгновение девушка вскрикнула. По ее рукам поползли голубые змейки, превращаясь в узор и замирая. Аринату. Вайрис же не сводил с нее тревожного взгляда, словно ожидая, что сейчас Светана… сбежит.

Но она этого не сделала, шагнула ему навстречу и поцеловала в губы. Теперь уже растерялся принц. Кажется, подобное не входило в сценарий праздника. Дух источника же снова что-то сказал – его речь напоминала журчание ручья, уловить ее я бы при всем желании не смогла, но морской правитель и его супруга явно все понимали. Затем божество осыпало влюбленных брызгами и исчезло в озере. Адария и Ринара, смахивая слезы, бросились поздравлять брата и Светану. Следом потянулись и гости.

И вот тут я начала паниковать.

– Лис, мы же подарок не придумали!

– Я собрал набор твоих зелий, – подмигнул фамильяр, заставив меня выдохнуть.

Когда я подошла к Вайрису и Светане, морской правитель чуть наклонился, забирая шкатулку, вытащенную Лисом из сумки, и сказал:

– У меня есть то, что тебе пригодится, ведьмочка.

Я уставилась на него. Вайрис щелкнул пальцами, вытащил из воздуха сверток, положил в мои ладони.

– Его дала мне Великая Ашарралис, когда шла война драконов и оборотней.

– Великая Ашарралис? – удивилась я.

– Мы в какой-то степени тоже оборотни, поклоняемся ей.

– Но почему вы отдаете этот свиток мне?

Вайрис сверкнул сапфировыми глазами, очаровательно улыбнулся.

– Она просила передать его той, что поможет мне измениться. Тебе, Яна.

О большем я спросить не успела, нас с оборотнем оттеснила толпа жаждущих пообщаться с новобрачными, а я, ошарашенная, отошла к дальним беседкам. Лис, по-прежнему не особо радостный, сел рядом.

– Это что?

Я пожала плечами, разворачивая свиток. Значки какие-то угловатые… Руны?

– Вот же… морской хитрец! – восхитился фамильяр.

– Ты знаешь, что это?

– Карта, Яна. Догадайся куда?

– В воздушный замок?

– Разумеется.

– То есть нам не нужно отправляться на земли оборотней?

– Еще как нужно, – вздохнул Лис. – Тут только одна половина. Великая Ашарралис все предусмотрела. И, видимо, хочет, чтобы я вернулся в ее храм, захватив и тебя. И к слову сказать, как карту прочесть, не знаю.

Смотрю тайн все больше. Не успеешь одну разгадать, как другие на пятки наступают.

На этом мы с фамильяром обсуждение прекратили, так как вокруг начал собираться народ. Лис быстро спрятал карту, давая понять, чтобы никому о ней не говорила, поймал за руку Адарию и потащил ее в ближайшие кусты. Девушка попыталась сопротивляться, но Лис что-то сказал, и она гневно уставилась на него. Ринара и Лиравир поманили меня к озеру. Оказывается, праздновать свадьбу своего правителя русалы будут в воде.

Я сделала шаг и почувствовала, как по позвоночнику прокатилась волна жара. Обычно она была легкой, игривой, но сейчас обожгла болью. Перед глазами на мгновение все потемнело.

– Яна, что с тобой?

А я силилась отдышаться и вспомнить, когда подобное случалось.

– Не со мной, – прошептала в ответ Ринаре, за плечо которой держалась. – С Ингаром. Ему грозит опасность. Предупредишь Лиса, что я ушла?

Ринара заторможено кивнула, Лиравир прислушался к чему-то мне неведомому.

– Я не знаю. Слишком далеко. Не дотянуться. Лучше тебе поторопиться.

Я достала ключ, нырнула за деревья и открыла переход.

 

Ингар.

– Еще не пришла? – поинтересовался Торн, показываясь в дверях.

– Нет, – раздраженно отозвался я, смотря в беспроглядную ночь.

Солнце в Раганрате всегда садиться по-разному. Иногда медленно, словно нехотя катится по небесам, оставляя огненные росчерки, рассыпая золото и алые оттенки. Тогда в королевстве наступают сумерки. И народ любит бродить по освещенным улицам города, смеясь и поедая запеченные яблоки с медом и орехами. Парочки целуются, что-то шепотом обсуждают, ищут места, где бы спрятаться от фонарей. Если мне удавалось, я тоже туда сбегал, позволяя себе на время – час или два забыть, кто я.

Сегодня сумерек не было. Солнце запрыгнуло за горизонт, словно его проглотил дракон, а в королевство пришла непроглядная ночь. Опутала сетями город, дворец, сад… Мне кажется, забралась и ко мне в душу. Только там и так хватает тьмы.

– Не хочешь потренироваться? – предложил Торн, явно не желая уходить и стараясь отвлечь от мыслей об ийрии. – Второй час ведь прошел. Может она…

Я обернулся, и брат оборвал себя на полуслове. Напомнив, что если что они с Ларом отправляются грабить кухню, закрыл дверь и исчез.

Жаль, ночь осталась. Глубокая, глухая, обнажающая все сокровенные тайны и желания. Думай о них, нет, но они выползают наружу, бередят душу. И с это наваждение мне никак не одалеть.

Боль обожгла позвоночник, добралась до кончиков пальцев, которыми я сжал подоконник, стараясь не упасть. Мелочь. С этим справлюсь. А вот с мыслями о том, почему Яны до сих пор нет, бороться сложнее. Строить догадки – одна другой страшней, сходить с ума, чувствовать себя слабым.

Я зарычал, отпустил несчастный подоконник, разогнался и спрыгнул в сад. Тьма окутала, спеленала сильнее. И дайне, как назло, пропадает сутками напролет в горах. Даже не у кого спросить совета. Да и надо ли? Я должен разобраться сам с тем, что живет во мне.

Скинул одежду, нырнул в водопад, ощущая, как аринату горит на коже. Нет, ожогов она больше не оставляла, лишь красноту и боль. Выматывала, отбирала силы и веру.

Вдох. Выдох. Успокоиться. Выдержу!

Я прикрыл глаза, подставляя под струи лицо, а когда послышался легкий шорох, насторожился, оглянулся и увидел… Яну. Прекрасная, как дивный сказочный цветок в мерцающем синем платье, она стояла на берегу и встревожено смотрела на меня. А потом, словно забыв обо всем на свете, прямо в одежде шагнула в воду и поплыла навстречу.

 

Глава четвертая

 

Яна.                

Наверное, я сошла с ума. А как еще объяснить то, что бросилась к Ингару прямо в одежде, едва не запутавшись в юбке.

– Ты ранен?

Я с беспокойством ощупала его плечи и руки, заглянула в глаза и охнула. Зрачки дракона расширились, внутри билось черное пламя. Знакомое до боли, и в разы сильнее, чем раньше. В объяснениях я уже не нуждалась. И дайне, и Лис предупреждали о силе, спящей в каждом драконе.

– Ты справишься с тьмой, Ингар! – прошептала я, обхватывая его лицо ладонями, силясь докричаться до мужчины, который, казалось, был не здесь.

Ингар вдруг чуть наклонился, неожиданно резко притянул меня к себе, скользнул горячими ладонями по открытой спине, втянул ноздрями воздух перед моим лицом и вкрадчиво спросил:

– Ты где была?

Ой! Ежики колючие! Я же собиралась предупредить его, что сегодня не приду на встречу, но так закрутилась и… забыла.

– Ингар, я…

– Где ты была? – уже прорычал он, шумно вдыхая воздух и сжимая меня сильнее.

– Отпусти, пожалуйста, – попросила я. – Иначе будут синяки.

Дракон медленно отодвинулся, рыкнул и… нырнул, оставляя меня одну. Я растерянно оглянулась, не зная, что делать и думать. Ведь примчалась к Ингару, ожидая, что он в беде, ранен, а на деле… Если не считать темного пламени, что билось в его глазах, мужчина здоров и малость не адекватен.

Пока я раздумывала, как буду добираться в насквозь мокром, от того и тяжелом платье, до берега, Ингар вынырнул, выскочил на берег и призвал клинки. И я замерла на месте, не в силах двигаться. Он был… великолепен, мой мужчина. Мой дракон. Плечи, грудь и частично руки покрывали золотистые узоры. Аринату. И она уже не светилась, сияла так, что в полутьме сада стало возможным разглядеть каждый листик на деревьях, мерцающие серебром капли воды, самого Ингара.

Огонь в узорах делал его совсем другим, словно вытаскивал наружу истинную суть. Заострились черты лица, пылали тьмой глаза, напряглись мышцы на руках. Наверное, я должна была испугаться и как всегда сбежать, но в этот вечер все шло не так, как планировалась. Я облизнулась и столкнулась с тяжелым взглядом Ингара, который, тяжело дышал. Мгновение – а мне показалось вечность, мы смотрели друг на друга, а потом он отбросил клинки и бросился в воду.

Я взвизгнула, метнулась в сторону, но была сразу же поймана драконом, прижата к обжигающе-манящей груди, лишена последней воли. А когда его губы накрыли мои, сопротивляться перестала. Не осталось на это сил. Да и все равно бы проиграла. Уже это знала.

Ингар опалял, подчинял себе, не давая возможности отказаться, только принимать его дурманящие ласки, в которых на этот раз таилось что-то темное, чересчур властное, запретное… Он бывал со мной уже любым: нежным и страстным, ласковым и жестким, но таким я узнала его только сейчас. Ингар рычал, стаскивая с меня платье, прикусывал нежную кожу на плечах и груди, словно ставил отметки, опутывал огненными поцелуями, не давая возможности окончательно прийти в себя. Я горела, чувствуя, как плавлюсь в его руках, бесстыдно льнула к мужчине, скользила губами по его лицу.

В какой-то момент с моих рук вырвалось пламя, а узоры аринату у Ингара засияли, окутывая меня. И наш огонь стал единым целым, спеленал нас, словно в кокон – не вырвешься, даже если захочешь.

– Кто он, ведьма? – прошептал Ингар, прикусывая мочку моего уха и позволяя огню, в объятьях которого мы оказались, забрать остатки платья.

Чего?

Поймала его потемневший взгляд, замерла. И видимо, на моем лице отразилось недоумение, так как Ингар снова зарычал, приподнимая меня и позволяя лоскутам пламени, которое билось вокруг едва не касаться кожи.

– Тот мужчина, с которым ты провела вечер! – рявкнул этот невменяемый тип.

– Эм…

– Яна!

Наверное, я молчала слишком долго, приходя в себя и вспоминая, как оказалась в его объятьях.

– Драконище, – удивленно пролепетала я, почти касаясь его губ своими – опухшими и зацелованными настолько, что несколько часов точно будут ныть, – ты что, меня ревнуешь?

– От тебя несет другим мужчиной! – рыкнул Ингар. – Ты не явилась ко мне на встречу. И это платье… Да я тебя в башне запру.

Я открывала рот, закрывала, не находя достойных для ситуации слов, а потом… не выдержала и расхохоталась, уткнувшись ему в плечо. Огонь, который нас окутывал, стал медленно таять, пока совсем не исчез.

– Ведьма, ты надо мной издеваешься? – как-то угрожающе тихо поинтересовался дракон.

Я вздрогнула, виновато посмотрела на Ингара и созналась:

– А я Вайрису жену нашла.

Сдается, Ингар ожидал от меня чего угодно – от глупого свидания с другим мужчиной до организации конца света, но не этих слов.

– Ты что сделала? – вкрадчиво, так, что мне немедленно захотелось с головой уйти под воду и не выныривать, переспросил он.

Я вздохнула, сбивчиво пересказала, как было дело. О том, что мы с Лисом однажды попали на остров русалок, Ингар и так знал. И теперь, тяжело дыша, не сводил с меня глаз и явно еле сдерживался от гнева.

– Прости, что не предупредила. Я так закрутилась с этой свадьбой. А когда почувствовала, как тебе стало плохо, то… Платье-то чем тебе не угодило? Он красивое… было. И с башней явно перебор! – разозлилась я.

– Это ты так извиняешься, что ли? – уточнил Ингар, которого мои объяснения, кажется, вполне устроили.

Да и я не лгала, он это знал. Успокоился даже, хотя по-прежнему прижимал меня к себе и теперь ласково перебирал волосы.

А я… я пришла окончательно в себя, ужаснулась происходящему и думала, где бы достать платье. Если вернусь домой без одежды…

– Ты весьма мило краснеешь для грозной ведьмы, – заметил дракон, и я прикусила губу.

Сказать-то нечего! Вдруг заметит, что я тут обнаженная и беззащитная прижимаюсь к нему.

– Ты лучше объясни, от чего тебе было плохо?

– Забудь! – велел он.

– Ингар! – возмутилась я.

– Не отстанешь, смотрю.

– И не надейся.

– Про то, что подарила мне желание, помнишь?

– Только посмей им сейчас воспользоваться!

– Именно это я и собираюсь сделать. Без расспросов, Яна. Лучше давай…

– Значит, как сорвать меня со свадьбы морского правитель – так это запросто, а как рассказать, что с тобой происходит – так сразу «нет»! – разозлилась я.

– Огонек…

– Да я… я… братьев твоих спрошу или отца. А если они не скажут – из дайне душу вытряхну!

– Огонек…

Ингар нежно коснулся моих губ.

– Никто тебе не скажет. Смирись.

Нет, каков наглец! Несносный тип! И за что я его люблю? Не понимаю.

Дракон обжег меня очередным поцелуем, от которого все недовольство стремительно растаяло. Ничего, не у одного Ингара имеются тайны. Я про часть карты, подаренную Вайрисом, тоже ни за что ему не поведую!

– Что за месть задумала? – уточнил Ингар.

– Ты о чем? – невозмутимо спросила я.

– Яна, да я тебя за это время изучил так, как никто другой! Словно всю жизнь с тобой провел рядом. И если у тебя вот так сверкают глаза, и я начинаю терять от этого разум, моя ведьмочка явно затевает пакость.

– Да с чего ты взял?

– Последний раз у тебя было такое выражение лица, когда ты Торну и Лару подсунула неправильных зелий с муравьями, – хмыкнул драконище и снова нежно поцеловал, окончательно дезориентируя. – Так что, сознаешься?

– Ты свое желание уже потратил, – фыркнула я и отодвинулась.

Правда, тут же осознала, что так выгляжу совсем беззащитной. И пусть стоит глубокая ночь, но я вдруг почувствовала себя неуютно, находясь по пояс в воде без клочка ткани на теле.

– Если хочешь, давай полетаем на метле, – решилась я. – Кто-то давно обещал показать мне во всей красе Раганрат.

– Как скажешь, – ответил Ингар. – Я схожу за одеждой и едой, а ты пока… не высовывайся из воды.

Вернулся дракон весьма быстро – не прошло и четверти часа. Мне оставалось только гадать, с какой скоростью он перемещался по саду, и что подумали слуги, если увидели его без одежды. Не всегда же их принц так ходит!

Просить Ингара отвернуться, пока я выхожу из воды, вытираюсь полотенцем, которое он заботливо прихватил с собой, и одеваюсь в его рубашку и штаны, подвязывая последние ремнем, было бесполезно. И я просто старалась не думать о его жадном взгляде, ласкающем так, что дышать становилось тяжело. Это он меня дразнит или приручает? Но на вопрос не было ответа.

Молча уселась на плащ, расстеленный на земле, потянула кусок мясного пирога, а потом и куриную ножку, так заманчиво торчащую из-под полотенца в глубокой тарелке.

– Сдается, у русалов не принято кормить гостей, – с легкой ехидцей заметил Ингар, явно прибывая в самом чудесном расположении духа.

– Я только церемонию успела посмотреть, – буркнула в ответ.

– Яна, прекращай обижаться.

Ингар чуть придвинулся, разлил по хрустальным бокалам вино, протянул один из них мне. Терпкое, с легкими нотками муската и корицы, оно замечательно подходило к угощению, которого набралась целая корзина. Конечно, нам с Ингаром ту гору еды, что он принес было не съесть.

И когда из кустов вдруг вынырнули взъерошенные и с горящими глазами Торн и Лар, одетые в темно-синие плащи, Ингар закатил глаза и хмуро уставился на них.

– Я уже сказал вам – нет! – рыкнул грозно.

Это он о чем?

– Нечестно! – хором воскликнули братья, от чего я нервно хихикнула и чуть не подавилась пирогом.

Сейчас лопну от любопытства, если не узнаю, почему Ингар так злится, а Торн и Лар медленно передвигаются в мою сторону.

– Я зелий сегодня не захватила. Не до этого было… Праздновала свадьбу Вайриса.

– Что? Морской правитель женился? Неужели на человеческой девушке? – воскликнул Торн.

– Надо сказать отцу, – заметил Лар.

– Да уже, – отмахнулся Ингар.

И вот когда он успел? Или Ардагарий тоже прогуливался по саду в неурочный час?

– А теперь разворачивайтесь и отправляйтесь в противоположную от нас сторону, – припечатал дракон.

– Ингар! – возмутились братья.

Торн подошел ко мне, сел, вытянул из корзины последний кусок пирога и красноречиво жуя, уставился на Ингара. Лар пробрался с другой стороны, налил вина, сделал глоток и потянулся за бутербродом с ветчиной.

– Да-да, мы остаемся, смотри не спали тут все от злости.

Я покосилась на Ингара, потом на Торна и Лара, но объяснений так и не дождалась.

– А что, собственно, происходит?

– Нам интересно узнать, как прошла свадьба Вайриса. Сдается, без содействия одной ведьмы тут явно не обошлось, – заметил Торн, подмигивая.

– И мы хотели попросить…

– Нет! – снова рявкнул Ингар, и я поймала его взгляд и удивленно приподняла брови.

– Разочек всего…

– Нет!

– Знаешь, братец, – фыркнул Торн и красноречиво вытер руки прямо об себя, – не хотел тебе говорить, но ты ужасный эгоист и собственник!

Я издала смешок и повернулась к Лару, надеясь, что тот все же пояснит происходящее.

– Мы с Торном хотим полетать на метле.

– Только через мой труп! – рявкнул Ингар, явно теряя терпение.

– Да почему?

– Это моя ведьма! И она мне нужна живой! А ваши авантюры скоро разрушат весь Раганрат!

Братья начали ругаться, явно обо мне забыв. Я вытерла руки о салфетку, заплела подсохшие волосы в косу, поднялась и позвала метлу, которую поставила у ближайшего дерева, когда оказалась у Ингара.

Драконы замерли и уставились на меня.

– Летим все вместе, – решила я. – Кто не будет меня слушаться, спущусь и этой метлой погоняю.

Ингар тяжело вздохнул, смотря то на меня, то мое летное средство. Наверняка гадает, шучу я или выполню обещание. Поднялся, и пока братья переругивались и спорили, кто за кем сядет, стянул край рубашки с моего плеча, прошелся по коже языком, сводя с ума этой неожиданной откровенной лаской, и… усмехнулся.

– Я тоже умею мстить, моя сладкая, – прошептал так, что услышала только я, и отпустил.

Я была в таком состоянии, что даже не помню, как садилась на метлу и взлетала. Торн и Лар переговаривались, явно восхищаясь и что-то обсуждая, а я медленно летела над кронами деревьев.

– Про меня, конечно, никто и не вспомнил, – неожиданно раздался голос Ардагария, который, почему-то сидел на толстой ветке незнакомого дерева и тоже пил вино, но не из бокалов, а прямо из бутылки.

– Отец? – поразился Ингар, когда я чуть развернула метлу, иначе она грозила бы врезаться в правителя драконов.

Кажется, мои предположения о том, что все семейство драконов сегодня не спит, бродит по саду и зачем-то ждет одну ведьму, оказались верны. Только что им вдруг понадобилось? Или они за Ингара переживали? Ведь когда я переместилась, он был совсем невменяем.

– А вы хотите с нами? – не удержалась я, понимая, как глупо это звучит.

– Разумеется!

Дракон подождал, пока я позволю метле удлиниться, чтобы поместился еще один человек, ловко соскользнул с ветки, оказываясь за спиной Лара. Я на всякий случай проверила парочку заклинаний и стала плавно набирать высоту. Чего-то я в этой жизни явно не понимаю. А уж драконы… сдается, для меня они – вечная загадка. И такой и останутся.

Разговоры скоро стихли. Ветра и холода за защитным куполом, который накрывал метлу, не чувствовалось, и я поднялась еще выше.

– Сделай парочку кругов над Лиладой, – попросил Ингар, поглаживая мое колено.

Возражать я не стала, сама хотела еще раз взглянуть на столицу Раганрата. В мерцающих огнях она была прекрасна, как и любой другой город, но в Лиладе чувствовалась особая атмосфера. И она окутывала все вокруг, заставляла вглядываться в четкие и аккуратные улочки, прислушиваться к едва слышному шепоту фонтанов, рассматривать остроконечные черепичные крыши, которых в городе было весьма много. Все чаще попадались пологие, похожие на площадки. Я уже читала, что давным-давно, когда у драконов были крылья, они приземлялись на крышу собственного дома.

Едва мы пролетели Лиладу, как я замерла, раздумывая, куда направить метлу.

– В сады Ардония, – подсказал Ингар.

– Впервые о них слышу, – удивилась я.

– Тебе понравится, обещаю, – отозвался дракон. – Сначала лети на восток, а потом я скажу, когда надо будет повернуть на север.

Я не возражала. Поднялась на метле еще выше, чувствуя, как бесконечно счастливое и щемящее чувство свободы охватывает меня всю, расползается по каждой клеточке, заставляя время от времени прикрывать глаза и глупо улыбаться. В какой-то момент я разогнала метлу до предельной скорости и позволила той кружиться в воздухе, а сама раскинула руки, заливисто смеясь. Ингар развернул меня к себе, вдохнул и сладко поцеловал.

Метла взбрыкнула и стала стремительно терять высоту. Послышалась ругань Торна, который, кажется, что-то выронил из кармана, и смешок Ардагария. Я выровняла свое летное средство, сделала несколько переворотов, а потом направилась на север.

Летели мы почти два часа, а когда спустились к серебристо-золотым деревьям – тому самому саду Ардония, драконы выглядели малость ошеломленными. Наверное, им, тем, у кого в крови живет жажда полета, а в сердце – тоска по небесам, весьма непросто не иметь крыльев. И сегодняшняя прогулка на метле подарила искреннюю радость.

– Мы к роднику сходим, – крикнули Торн и Лар.

– А я до аллеи со статуями, – добавил Ардагарий.

– Куда отправимся мы? – поинтересовалась у Ингара.

– Погуляем по саду.

Ингар подхватил мою метлу, взял меня за руку и потянул к деревьям. Листья у них росли серебряные или золотые, а стволы мерцали голубоватым.

– Это алии. Их посадили первые драконы. Видишь, какой толстый ствол, и по нему иногда скользят голубые искры?

Я кивнула.

– Такому дереву больше тысячи лет.

Я так впечатлилась, что даже отдернула руку.

– Не бойся прикасаться. Ты сможешь услышать драконов, если захочешь. Многие из моего народа верят, что души их умерших предков сюда возвращаются, оберегают заветное место.

– А ты в это тоже веришь? – не удержалась я.

– Да, – просто отозвался дракон и осторожно положил ладонь на мою и прижал к шершавому голубому стволу.

Дерево было чуть теплым, и листья, слегка встревоженные ветром, коснулись наших лиц.

– Весной они цветут, – осторожно заметил Ингар. – Невероятной красоты зрелище. Распускаются голубые цветы, и ты словно тонешь в сиянии, наполненном сладким тягучим ароматом.

Дракон вдруг развернул меня к себе, заглянул в глаза, которые напоминали бездонные омуты.

– Обещай, что обязательно сюда вернешься весной, Яна. И пройдешься по этому саду, отпуская все горькое, встретившееся в твоей судьбе.

В голосе Ингара звучали незнакомые нотки, от которых по спине пошла дрожь.

– Обещаю, – тихо ответила я. – И обещаю, что возьму тебя с собой.

Дракон не ответил, потянул меня дальше.

– А кто такой Ардоний?

– Первый дракон, вышедший из священного пламени.

Больше мы с Ингаром почти не разговаривали. Слова здесь казались лишними, ненужными. Они словно нарушали красоту и очарование этого удивительного места. Мы, по-прежнему, держась за руки, бродили между деревьев, наслаждаясь теплотой, которая проникала в сердце. Когда под ногами оказался обрыв, а внизу серебристой лентой сверкнула река в бескрайней долине, Ингар меня обнял.

– Дальше, в нескольких сутках пути находятся территории оборотней. Они хоть и принадлежат нам, но давно заброшены. Драконы в силу разных причин не хотят там селиться.

Оно и понятно. Лишнее напоминание о войне, которая принесла немало бед обоим народам. Да и с магией в Наринасе непонятно что творится. Ничего, разберусь… Ведьма я или кто?

Мы немного постояли у самого края, отправились к роднику, где обнаружили Торна, Лара и Ардагария, о чем-то тихо разговаривающих.

– Рассвет через два часа, надо возвращаться, – заметил Ингар.

– Хорошо прогулялись? – поинтересовался Торн.

Мы с Ингаром почему-то покраснели, хотя за все время нашей прогулки, так ни разу и не поцеловались, кивнули.

Я умыла руки и лицо в роднике, приняла из рук Ингара свою метлу, активируя нужные чары. Все уже расселись, ожидая, когда и я заберусь на свое летное средство, как неожиданно с ближайшего дерева прямо в руки упала ветка.

– Везет же некоторым! – воскликнул Торн.

– Вы о чем?

– Бери и прячь, – велел Ардагария, задумчиво смотря на меня. – В саду Ардония ты не сможешь сорвать ни единого листа, не говоря уж о ветке. Но если сами духи наших предков решили одарить тебя, отказываться не стоит.

Я погладила рукой листики, осторожно убрала странный подарок, от которого так и веяло непонятными чарами, в чехол от метлы, прикрепленный на черенке. И постаралась не удивляться. Мне бы пора привыкнуть к тому, что вокруг происходит самое настоящее волшебство.

 

 

Домой я вернулась как раз на рассвете, застав Лиравира и Ринару целующимися внизу. Лис и Адария обнаружились на кухне. Русалка взбивала яйца, явно собираясь делать омлет, а Лис резал овощи для салата.

– С Ингаром, я так понимаю, все в порядке, – заметил фамильяр.

– Ни то слово, – хмыкнула я.

И, не удержавшись, рассказала друзьям о полете со всем драконьим семейством в сад Ардония.

– Обязательно возьми ветку с собой, – велел Лиравир. – Сдается, она предназначена в дар Великой Ашарралис.

– Похоже на то, – согласился с богом удачи Лис.

Ринара, заваривающая чай, задумчиво расставляла чашки и в наш разговор не вмешивалась.

– Ты хоть помнишь, что мы сегодня отправляемся? – уточнил фамильяр, помогая Адарии поставить на огонь сковородку.

– Разумеется, – обиделась я. – Только надо проверить походную сумку, которую уже собрала и показать зелья для продажи Лиравиру и Ринаре.

Лис кивнул. Потянулся, играя мышцами, поправил волосы.

– Вы лучше расскажите, как Вайрис воспринял, что вы нашли себя женихов, – попросила я русалок, хотя частично слышала эту историю от оборотня.

– Он мне не жених! – тут же выпалила Адария.

Лис закатил глаза, подмигнул мне и промолчал, явно боясь попасть своей невесте, которая себя таковой не считала, под горячую руку.

– Как видишь, мы живы, – хмыкнул Ринара. – Сначала Вайрис, конечно, слушал настороженно, но, кажется, мы впервые за все то время, что он стал правителем, нормально поговорили.

– Да уж, нормально! – фыркнул Лиравир. – Если бы я не применил чары, не позволяющие использовать магию, сдается, вы бы весь остров разнесли, ругаясь.

– Мы же помирились и обо всем договорились.

– Представляешь, Вайрис даже нас на морское дно жить не зовет! – растерянно сказала Адария, выливая на большую сковороду повторно смесь для омлета. Первый нещадно сгорел, пока мы увлеклись разговорами.

– И сестра до сих пор ищет подвох, – рассмеялась Ринара.

– А кто бы его ни искал? Ведь отпускать из морских глубин не хотел, женихов постоянно подбирал…

– Просто теперь Вайрис женился, ему не до вас, – философски заметил Лис.

– Да и с богом чревато связываться, – ехидно отозвалась Адария. – Так и не сознаетесь, что ему пообещали взамен?

Лиравир и Лис переглянулись, как заправские мошенники, потом вместе посмотрели на меня.

– Что опять? – возмутилась я.

– Мы ему отдали часть твоих зелий, Яна, – сознался фамильяр.

– Так…

Теперь уже нахмурилась и Адария.

– И я подарил песка удачи… горшок, – сознался Лиравир.

– Ты что? – зло поинтересовалась Адария, размахивая лопаточкой, которой обычно переворачивали блины.

Бог удачи покосился на грозное оружие, вздохнул и снова почему-то виновато посмотрел на меня.

– Как он это все станет использовать? – поинтересовалась я, ожидая уже чего угодно – от падения метеорита до захвата мира русалками.

– Как-как, свободой с женой станем наслаждаться, – раздался голос Вайриса, который появился в дверях кухни.

Мне даже показалось, это мираж или галлюцинация. Но правитель, одетый в простую белоснежную тунику и темно-синие штаны, босой и с растрепанными волосами, исчезать не желал. Из-за его плеча выглянула смущенная Светана, на которой красовалось переливающееся серебристое платье в пол с открытой спиной, плечами и руками.

– А… э…

Я глупо хлопала глазами, пока Адария переворачивала омлет, а Ринара косилась на Вайриса, явно не зная, что делать.

– Я не поняла, вы как тут оказались? – спросила ошеломленно.

– В сад может пройти любой, кто не желает тебе зла, – нехотя ответил Лис.

– Так…

– Вы извините нас, госпожа ведьма, но во дворце нам покоя нет. Русалы даже Вайриса перестали бояться, все хотят узнать, каково ему с женой…

Светана робко уткнулась в плечо морского правителя, позволяя ему стать ее защитой.

– А у моих родителей… мы тоже не можем остановиться. Там столько родни понаехало, а они шумные. Нам наедине никак не побыть.

Я снова глупо моргнула, уже начиная догадываться, к чему все клонится.

– А на остров сбежать?

– Так и там найдут.

– Гостиница? – предложила я очередной вариант.

– Ни одной приличной, – ехидно ответил Вайрис, явно издеваясь.

Разумеется! Особенно, «Дикий орел», в которую я однажды по просьбе управляющего носила зелье от пыли, когда у них заболел помощник. Да там сам король во время визитов останавливается!

 – …А тут тихо, спокойно, – как ни в чем не бывало продолжил Вайрис.

Это он явно преувеличивает. Уж чего-чего, а тихо и спокойно – это не про дом ведьмы. И точно не про мой. Так что намек я пропустила мимо ушей.

– И сад восхитительный. Сестра так много вчера о нем рассказывала.

Ринара покраснела и виновато покосилась на меня.

– Я так понимаю, пожить проситесь? – сдалась я.

– Не прогоните же бездомного правителя с женой? – поинтересовался он.

Я закатила глаза, поднялась.

– Твоего порошка им насколько хватит? – уточнила у Лиравира.

– Удачи, – буркнул бог. – Если на двоих делить, то недели на две.

– И дом будет цел? – спросила я.

– Разумеется, – быстро кивнул Вайрис. – И за лавкой поможем приглядеть. Я, если не помнишь, водной магией владею. Оставлю несколько рецептов зелий, опробуешь.

Желание выгнать Вайриса боролось с ведьминской жадностью заполучить для своей коллекции нечто новое. Да и морского владыку я тоже понимала. Сколько он лет живет на глубине, не видя ничего кроме водного простора да острова. Ардагарий, к примеру, мне, когда с метлы слез, руки целовал, не произнося ни слова. Для него тоже было важно ощутить это пьянящее чувство свободы. И я подарила его на несколько часов.

Я покосилась на Адарию, которая замерла с лопаткой возле сковороды, явно не решаясь выкладывать на тарелки слегка подгоревший омлет.

– А подводное царство ты на кого оставил? – полюбопытствовала я.

– На советников. Если там что-то серьезное случится, со мной свяжутся.

– А источник?

– После свадебной церемонии получил часть моей силы, стабилен и безопасен. Так мы останемся? – снова спросил он.

– Хорошо, – махнула я рукой, сдаваясь.

Вайрис сделал шаг в мою сторону, явно намереваясь обнять, но я покачала головой, вспоминая, как Ингар умеет ревновать. И пусть мы с ним не увидимся несколько дней, но рисковать не хотелось.

Записка, которую я ему написала еще несколько дней назад, лежала в шкатулке в кабинете. Лиравир пообещал передать ее дракону сегодня вечером. Ох, тот и разозлиться! Я же просто проинформировала, что несколько дней у него не появлюсь, а про поход промолчала. Сдается, придется долго вымаливать прощение. И, кажется, я уже предвкушаю этот момент. Главное, чтобы про Вайриса принц драконов не узнал. Иначе легче будет спрятаться, а не прощения добиваться. Ревность – такой зверь, которого мало волнуют объяснения ведьмочки.

– Хватит мечтать, Яна. Давай завтракать, – предложил Лис. – У нас впереди насыщенное утро, сама знаешь.

– Это верно. Расскажите, как завершились празднества?

Светана, севшая рядом со мной, притянула тарелку с салатом и начала делиться восторгами. Оказывается, был пир, танцы под луной и звездами, какие-то игры, похожие на догонялки.

– Остальное она просто не запомнила, – ехидно добавила Адария, потянувшись к банке с медом. – Эти двое целовались весь вечер. И между прочим, пропустили даже фейерверк, устроенный в их честь.

Светана покраснела и улыбнулась. Вайрис, как зачарованный, уставился на жену, поднялся, протянул ей руку.

– Яна, покажешь комнату, в которой мы будем жить?

– А как же восхитительный сад посмотреть? – снова не удержалась Адария, в глазах которой плясали смешинки. – И с сестрой побыть, которая через пару часов отправится с ведьмой и фамильяром на поиски приключений?

Ринара не выдержала и рассмеялась, а Вайрис зло сверкнул глазами.

– Смотри ведь, сестричка, припомню. Не за горами и твоя свадьба!

– Что? Да я… да ты…

Дальше морской правитель под ручку с женой благоразумно нырнул за дверь, я последовала за ним, а на кухне что-то разбилось. Потом послышались голоса Лиравира и Ринары, явно решивших тоже сбежать. Очередное ругательство, ласковый голос моего фамильяра.

– И как он Адарию терпит? Она на морском дне всех женихов разогнала, – вздохнул Вайрис.

– То есть горшок удачи и мои зелья нужны были чисто из вредности? И так бы замуж отдал?

– Я желаю им счастья, – заметил русал. – И жаль, что не сразу понял, как для осуществления этой мечты, важна свобода.

На этом разговор прервался, так как мы поднялись и остановились у двери, которая вела в гостевые покои. Они располагались в конце коридора, но Вайрис и Светана не возражали. Морской правитель распахнул дверь, подхватил смущенную жену на руки и исчез в спальне. Я немного подумала, дверь за ними закрыла и отправилась проверять собранные к путешествию вещи.

 

Ингар.

– Она ведь может вернуть крылья не только тебе, Ингар, но и нам всем, – заметил отец, присаживаясь на ступеньку рядом со мной. – У твоей ведьмы не просто сила имеется, но и великое сердце. Именно поэтому она осталась светлой.

Несколько минут назад мы распрощались с Яной. И на губах у меня все еще горел ее прощальный поцелуй. Час был ранний, даже слуги еще спали, а мы с отцом так и не добрались ни до его кабинета, ни до своих покоев. Лар и Торн отправились в очередной раз опустошать кухню, а я, все еще оглушенный безумной волной страсти и нежности, которую чувствовал по отношению к ийрии, не хотел никуда идти. Все пути теперь вели для меня к Яне.

– Знаю, отец. Я делаю, все, что могу.

– Почему тогда ночью не пошел до конца? Она ведь была готова, согласилась бы…

– Отец, ты посмел смотреть, когда мы…

Ярость поднималась волной, грозя смести все на свое пути, в глазах темнело, в груди жгло от боли.

– Охрана доложила, что в саду возле водопада что-то горит. Я отправился проверить. Могло же сработать какое-то древнее отложенное проклятие. Сам знаешь, мой дед любил такие штуки.

– Отец! – я едва сдерживался, чтобы не зарычать, не вскочить и не вылить свою ярость.

– Да не видел я ничего, сын, – отмахнулся он. – Вас огонь скрыл. Хватит уж заставлять меня оправдываться!

В голосе отца послышались стальные нотки, предвещавшие бурю.

– И надеялся, у тебя хватит ума не обвинять меня непонятно в чем.

– Прости, – тихо попросил я. – Ты ведь знаешь, что такое ийрия для дракона. Я люблю ее так, что дышать больно. А без нее – еще больнее.

Слова вырвались сами, хотя я не привык жаловаться.

Отец вздохнул, положил руку мне на плечо.

– Это правильно, сын. Слушай сердце. Кто поступает иначе – трус. Только он и упустит счастье, ища оправдания своим поступкам, из которых один глупее другого. И я, правда, понимаю, почему ты бережешь свою ведьму. Вижу, как на нее смотришь, лаская взглядом. Но кто убережет мое сердце? Я не готов тебя потерять, Ингар.

Я поднял голову и посмотрел на отца. Чуть заметная морщинка на лбу, легкая седая прядка в волосах, которая появилась совсем недавно, тревога и тоска в глазах.

– У тебя останутся Торн и Лар, – напомнил я.

– Ты думаешь, я люблю их больше, чем тебя?

– Отец, это бессмысленный разговор. Я не изменю своего решения.

Он молчал долго, о чем-то размышляя.

– До цветения линары тебе осталось меньше двух недель, – тихо сказал он.

Затем снял с себя цепочку с маленькой золотой капелькой внутри.

– Это что?

– Если вы с Яной не пройдете повторный обряд линары, закрепляя связь, разбей за час перед рассветом.

– Зачем? – удивился я.

– Богам нужна жизнь, они ее получат, – ответил отец. – Для них не имеет значения, чью именно. Важна лишь древняя кровь.

– В кулоне твоя сила? – уточнил я.

– Да. И это мое решение.

Я смотрел на золотую каплю, лежащую в моих руках. Такую хрупкую, обманчиво яркую, дарящую надежду.

– Я приказываю, Ингар, слышишь меня? Я приказываю тебе ее разбить, если обряд линары не завершится так, как нужно.

Остатки силы отца опутали, спеленали, как беспомощного младенца.

– Я приносил тебе клятву верности. Я обещал выполнять беспрекословно любые приказы и принимать наказания, но совершить подобное – забрать твою жизнь и отдать богам в обмен на мою, я не обещал.

– Так дашь шанс не только себе, но и всем драконам, Ингар. И когда-нибудь, ты меня поймешь и простишь, сын.

Отец поднялся, а я все еще сидел и смотрел на крошечную каплю, лежащую в моей руке. Что же ты натворил, отец? Зачем провел древний ритуал? И как я смогу с этим жить? Почему мне снова приходится выбирать? И на этот раз между семьей и своим народом и женщиной, которую люблю?

Я вздохнул, надел цепочку, которую отдал отец. И только поднялся, как в зале появились Торн и Лар.

– На границах нашествие нечисти. В пять раз больше, чем в прошлый раз. Отец уже известил граханов.

Кажется, я впервые рад этой новости. Выпущу силу я битве, расплещу ярость, может и перестанет болеть сердце.

 

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям