0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Злодейка поневоле » Отрывок из книги «Злодейка поневоле»

Отрывок из книги «Злодейка поневоле»

Автор: Коротаева Ольга

Исключительными правами на произведение «Злодейка поневоле» обладает автор — Коротаева Ольга Copyright © Коротаева Ольга

Пролог. Тёмная госпожа

Алиса со скучающим видом посмотрела в окно: ветер лениво гонял по небу рваные тучки, которые бросали шустрые тёмные тени на яркие, залитые солнечными лучами, поля. Но, казалось, даже облака избегали проплывать над белоснежным замком, чьи сверкающие алмазные шпили ослепляли при каждом взгляде в сторону обиталища Клода.

– Чистенький весь, – прошипела Алиса. Служанка, которая помогала госпоже с утренним макияжем, вздрогнула, из её дрожащих пальцев выпала перламутровая коробочка и, оставляя за собой пыльный след пудры, покатилась по полу. – Словно каждый день натирают до блеска! Аж противно…

– Госпожа права, – поспешно поклонилась служанка. Подталкивая ногой остановившуюся баночку под столик, пока Алиса не заметила её оплошность, она с чувством повторила за госпожой: – Аж противно!

Алиса глубоко вздохнула, резко поднялась с чёрного бархатного кресла и прошлась по комнате, а служанка занервничала ещё больше, пытаясь встать так, чтобы госпоже не было видно баночки с пудрой из редкого корунда, который добывают в единственном месте Дальгонии. Алиса резко остановилась и задумчиво посмотрела на дрожащую служанку, и когда та побелела от ужаса, лениво махнула рукой, приказывая отойти к окну. Лицо девушки покрылось красными пятнами, а челюсть затряслась. Алиса сложила руки на груди и медленно приподняла бровь:

– Хвала Тени, почивший властитель оставил мне в наследство Чёрный замок и его окрестности. Особенно я благодарна за Корнишинские копи, где добывают наш знаменитый Чёрный корунд! – Она насмешливо покосилась на девчонку – та едва дышала от ужаса, – и притворно вздохнула: – Ах, моя нежная кожа… Солнце так вредно, а этот противный Белый замок словно специально отражает лучи в мою сторону! Спасает только пудра из корунда. Наложи ещё один слой, а то, боюсь, мою идеальную кожу испортит плебейский загар…

Служанка что-то просипела, лицо её покрылось капельками пота. Алиса с удовольствием наблюдала за агонией девчонки, у которой ещё оставалась призрачная тень надежды, что госпожа не заметила её оплошности.

– Госпожа, – выдавила служанка, но тут силы оставили её, и девчонка, закатив глаза, мешком свалилась на пол.

Алиса зло скрипнула зубами:

– Жалкая тварь! Могла бы и подольше продержаться… Стража!

Высокие двери распахнулись, и в покои госпожи ворвались два рыцаря в чёрных доспехах. Алиса задумчиво посмотрела в узкую щель забрала и, поймав холодный взгляд тёмных глаз воина, надменно улыбнулась: мужчина мгновенно склонил голову и опустился на одно колено.

– До самой смерти, – глухо произнёс он привычные слова клятвы. – Что прикажете, госпожа?

Второй страж опустил голову и, сделав два шага назад, неподвижно замер у двери.

– Привести в чувство! – Алиса лениво взмахнула синим шёлковым платочком в сторону бесчувственной служанки.

Рыцарь поднялся и, шагнув к служанке, подхватил её, да легонько встряхнул: голова её покачнулась, послышался стон. Воин поставил девушку на ноги и, придерживая за плечи, коротко склонил голову:

– Госпожа?

Алиса мягко улыбнулась бледной от ужаса девушке и, изящно склонившись, подхватила с пола наполовину опустевшую коробочку, изготовленную из цельного перламутра, потрясла её и задумчиво проговорила:

– Рыночная стоимость просыпанного равна… – Она склонила голову набок и, постучав указательным пальцем по алым губам, медленно добавила: – Примерно… твоя жизнь.

Стражник послушно схватился за меч: звякнул, выскальзывая из ножен, металл. Служанка, к горлу которой воин приставил острие, булькнула: рот её распахнулся, глаза выпучились.

– Госпожа, пощади! – взвыла она.

Алиса поцокала языком и, поставив коробочку на столик, грустно сказала:

– Если бы ты сразу призналась в содеянном, да попросила прощения, я, быть может, и помиловала тебя. Но ты затеяла игру… – Она жёстко ухмыльнулась: – И проиграла!

В распахнутые двери, широко улыбаясь, вошла Лора. Приподняв тяжёлые юбки, верная советница вежливо поклонилась Алисе:

– Госпожа, ты не права!

Алиса вскинула голову и высокомерно спросила:

– В чём это?

Лора лукаво покосилась на девушку, на лице которой расцвела робкая надежда, и пояснила:

– Если воспользоваться вещью, которая упала, можно и самому пасть… Есть такая примета! Поэтому, пудру придётся выбросить, а, значит, убыток гораздо больше. И это не считая самой коробочки из редчайшего перламутра! Боюсь, одной жизни недостаточно. – Алиса нежно улыбнулась советнице, а служанка хватала ртом воздух. Лора же продолжала: – Прикажете доставить в замок родственников провинившейся, госпожа?

Алиса сделала вид, что задумалась, а служанка зарыдала в голос:

– Госпожа, пощадите! Убейте меня! Только меня. Пожалуйста…

Алиса досадливо скривилась:

– О, Тень! Как бесит поросячий визг… Пятьдесят палок и выбросить из замка!

Она развернулась к столу и, схватив перламутровую коробочку, изо всех сил вышвырнула её в окно. Лора кивнула стражникам, и те, подхватив под руки воющую служанку, выволокли из покоев госпожи, двери бесшумно закрылись. Лора подошла к Алисе и весело спросила:

– Тебе лучше, госпожа? Если нет, я могу приказать прислать тебе ещё одну жертву?

Алиса медленно выдохнула и, опустившись в чёрное кресло, с ненавистью посмотрела на Белый замок:

– Нет! Мне не лучше. Сама знаешь, что принесёт мне удовлетворение…

Она откинулась на спинку, а Лора взяла в руки щётку и поднесла её к голове Тёмной госпожи и мягко провела по блестящему водопаду золотистых, словно спелая пшеница, волос. Алиса была благодарна советнице за понимающее молчание: она, не отрывая яростного взгляда от сверкающих шпилей, кусала алые губы.

– Да, – прошептала она, – больше невозможно ждать… Я сделаю это сегодня! Прикажи подать карету! – Госпожа кровожадно улыбнулась и прошипела: – Давно я не радовала визитом своего верного врага.

Рука Лоры дрогнула, и ворс щётки пощекотал Алисе ухо: госпожа раздражённо отмахнулась. Советница поспешно отложила расчёску и опустилась перед креслом на колени. Подхватив руки госпожи, она посмотрела на Алису снизу вверх и с придыханием проговорила:

– Неужели, ты решилась воспользоваться порошком северной волшебницы?

Госпожа медленно кивнула, и щёки Лоры побелели:

– А если тебя схватят? Позволь, я сделаю это!

Алиса криво усмехнулась и резко вырвала руки.

– Посмеешь лишить меня такой радости? – яростно спросила она и, склонившись к самому лицу Лоры, прошипела: – Удовольствия смотреть на агонию врага? Счастья насладиться каждым мгновением?..

Лора стремительно опустилась на пол, слоняясь перед госпожой, возопила:

– До самой смерти!

Алиса выдохнула и, откинувшись на спинку кресла, расслабленно вздохнула:

– Хватит. Поднимись. Останешься в замке…

– Но госпожа! – Лора схватила дрожащими пальцами подол платья Алисы и подняла бледное лицо с мокрыми дорожками от слёз. – Позволь мне хотя бы сопровождать тебя!

Алиса поднялась и, вырвав подол платья из цепких пальчиков советницы, быстро подошла к окну. Протянув руку, ткнула указательным пальцем с длинным чёрным ногтем в сторону замка.

– Они, – саркастично проговорила она, – так боятся меня! Если со мной будет хоть кто-то, даже ворота могут не открыть. Решат, что ты – переодетая волшебница!

Госпожа откинула голову и, зло расхохотавшись, посмотрела на Лору: советница тихонько хихикнула, но беспокойная тень не покидала её серых глаз. Алиса отмахнулась:

– Не смотри на меня словно брошенная собака. – Посмотрела в окно, и синие глаза госпожи сузились: – Пора применить новую тактику в нашей смертельной игре… Клод не ожидает от меня прямого хода. Представь! Если я заявлюсь к нему без приглашения, склонюсь в смиренном поклоне и слёзно попрошу милости… – Алиса ехидно улыбнулась и подмигнула советнице: – Думаешь, Светлый господин сможет устоять перед искренним раскаянием?

Лора вытерла ладонью лицо и, медленно поднявшись, глухо проговорила:

– Не сможет. Хорошо, я велю немедленно подать карету.

Алиса проводила взглядом её поникшую фигуру, но сомнение Лоры не повлияло на решимость госпожи: она должна победить сегодня! Ужасная дата, назначенная почившим властителем, слишком близко… Корона не уплывёт из изящных ручек Тёмной госпожи!

***

Стражник распахнул двери кареты, и Алиса, опираясь на протянутую руку, осторожно спустилась на землю. Она невольно сощурилась от ослепительного блеска белоснежного камня и, прикрывшись пушистым веером, осторожно направилась к воротам. Как госпожа и предполагала, никто не потрудился открыть их перед гостьей. Алиса обернулась и знаком приказала стражнику удалиться. Тот нехотя забрался на козлы и, подхватив вожжи, развернул карету, и лишь когда Алиса перестала слышать перестук копыт, раздался лязг засова, приоткрылась калитка. В проёме госпожа увидела широко распахнутые глаза на бледном лице толстяка: судя по аляповатой расцветке его камзола, это был младший советник Светлого господина.

Алиса сдержала ухмылку и, придав лицу выражение невинного смирения, склонилась в низком поклоне:

– Милости Светлого господина!

Толстяк икнул от неожиданности и просипел:

– А ты точно Тёмная госпожа, а не переодетая волшебница?

Алиса поспешно прикрыла улыбку веером: как же предсказуемы эти людишки! Младшего советника кто-то дёрнул за шиворот, ворота заскрипели, и створки медленно отворились. Госпожа быстрым взглядом окинула группу старших советников в строгих тёмных камзолах и прикусила нижнюю губу при виде сухонького старика с жиденькой седой бородой.

– Алиса, – прошамкал он, и госпожа склонилась в ещё более низком поклоне. – Как я рад видеть тебя!

Младший брат почившего властителя, старый Ронни, всегда был до неприличия добр, радушен и подслеповат… А ещё он был главным и единственным её козырем в Белом замке.

– Милости Светлого господина, – громко повторила она.

– Поднимись, Тёмная госпожа, – растроганно проскрипел Ронни. – Господин ожидает тебя.

Алиса выпрямилась и, окинув взглядом сжавшихся в ужасе молчаливых советников, ступила на порог замка. Казалось, все вокруг ждали, что грянет гром или растрескается земля, но лишь мягко шуршало шёлковое платье, да шелестел чёрный веер из пушистых перьев, которым Алиса обмахивала себя, спасаясь от полуденной жары. Разумеется, она не рискнула бы нарушить волшебное охранное заклинание Белого замка и принести с собой оружие!

Ронни распахнул объятия, и Алиса позволила старому бездетному дядюшке обнять её.

– Долгих лет, – проворковала она принятое в Белом замке приветствие, и вокруг послышались недоверчивые шепотки.

– И тебе долгих лет, – прослезился старик. Вытер выцветшие глаза белоснежным платочком и добавил: – Ах, как тебе идёт синий цвет! Ты выросла настоящей красавицей… Как же давно я ждал этого момента! Ты, наконец, решила смириться с волей почившего властителя и…

– Милости Светлого господина, – сквозь зубы напомнила Алиса, ощущая, как от фальшивой улыбки уже сводит щёки.

– Ах да! – засуетился старик, подхватил племянницу за локоть и повёл вдоль неподвижного ряда советников. – Я провожу тебя! Как же я рад, что ты одумалась, дорогая! Наконец-то в Дальгонии воцарит мир и процветание!

Алиса улыбалась, сжав зубы, хотя левый глаз её начал уже подёргиваться. Она молила Тень дать ей сил выдержать эту пытку, а пальцами сжимала свой драгоценный веер, секретное отделение в ручке которого в этот день отнюдь не пустовало. Старик бормотал о давно ушедших днях, о властителе, но Алиса не вслушивалась в его слова. Какое ей дело до мёртвых? Она только-только собиралась начать жить… До самой смерти!

– Алиса!

Напряжённый голос Клода так и звенел от ярости, а сам он быстро шёл им навстречу по широкому пустынному коридору. Госпожа мило улыбнулась: не выдержал ожидания в своих светлых покоях! Алиса изящно присела и низко склонила голову:

– Милости Светлого господина!

– Ты не проведёшь меня, Алиса, – грозно рявкнул Клод. – Что ты задумала?

Он застыл в паре шагов от неё, и госпожа натянуто улыбнулась при виде его недоверчивого взгляда: возможно, будет не так уж просто, как она надеялась… Старый Ронни схватил руку племянника и потряс её.

– Пожалуйста, Клод! – умоляюще протянул он: – Не забывай, скоро назначенная дата. Дай Алисе шанс!

– Да сколько ей можно давать шансов? – прорычал господин. – Неужели ты до сих пор веришь, что Алиса изменится? Ронни, посмотри на неё! Она опять задумала гадость… Но в одном ты прав – дата приближается! А значит, на сей раз это будет особая гадость, раз госпожа сама заявилась в Белый замок.

– Давай по-хорошему… – не унимался старик.

– По-хорошему её надо бросить в темницу! – не отступал Клод. – А ключ потерять…

– Воля твоя, господин, – вновь склонилась в смиренном поклоне Алиса. – Но перед тем как я окажусь в темнице, мне хотелось бы ещё хоть раз подняться на одну из высоких башен Белого замка, вспомнить беспечное детство и полюбоваться великолепным видом на Дальгонию…

Ронни склонился перед хмурым Клодом:

– Это невинное желание, и ты можешь его исполнить, господин. Но, если прикажешь, я сам провожу Алису…

– Нет! – сдался Клод. – Ты не выдержишь подъёма. – Он мрачно посмотрел на Алису и, заложив руки за спину, словно всем телом выказывая своё недоверие, сурово кивнул: – Следуй за мной, Тёмная госпожа!

Алиса, приподняв тяжёлые юбки, поспешила за Клодом: дыхание её скоро сбилось, а по спине покатился пот, но она не могла сдаться так просто.

– Ты не веришь мне, – проговорила она, когда Клод слегка задержался у тяжёлой двери, ведущей в башню, – а зря! Я искренне желаю помириться с тобой…

Клод расхохотался и покачал головой так, что тёмные волосы его упали на лоб.

– Ты и искренность – антонимы! – холодно произнёс он. – Знай, я ни на минуту не утрачу бдительности до… Как говорится в Чёрном замке? Ах да! До самой смерти!

– Так ненавидишь меня? – с притворной грустью вздохнула Алиса.

Клод усмехнулся:

– Полагаю, ты ненавидишь меня гораздо больше.

Не дожидаясь ответа, он принялся подниматься по витиеватой лестнице и быстро скрылся за поворотом, а Алиса бросилась следом, стараясь не упустить Клода из виду. Ступеньки бежали вверх, голова уже немного закружилась, но госпожа упрямо продолжала подъём: в башни вхожи лишь благородные господа, и никто не помешает ей осуществить коварный план!

Когда полутьму лестницы пронзили лучи, падающие с открытой площадки на вершине башни, госпожа аккуратно подцепила дощечку на ручке веера, вскрыла потайное отделение и осторожно вытащила продолговатый пузырёк с ядовито-жёлтым порошком.

Клод вышел на свет и, разведя руки в стороны, повернулся к Алисе:

– Ну вот, можешь наслаждаться видом! Только недолго. Не хочу быть с тобой ни единой лишней минуты. – Госпожа искренне улыбнулась Клоду, и тот, уронив руки, нахмурился: – От такой улыбки у меня мурашки по всему телу… Что же ты задумала? Сбросить меня? Сама знаешь, что я сильнее. Отравить? Я с того памятного дня ничего не пью и не ем в твоём обществе. Заколоть? – Он выразительно осмотрел госпожу с головы до ног: – Это единственное, что приходит в голову. Неужели, тебе удалось обмануть охранное заклятие Белого замка и пронести оружие? Видать, слухи о том, что ты пленила северную волшебницу, правдивы… Она научила тебя, как обойти заклинания южного волшебника, так? И где ты прячешь кинжал? Под юбкой? В корсете? – Он опустил глаза на пушистый веер и понимающе улыбнулся: – Ну-ка, дай мне это!

Алиса улыбнулась ещё шире и протянула господину веер, и пока тот крутил его в руках, осторожно откупорила пузырёк. Когда Клод обнаружил пустое углубление, она уже высыпала ядовитый порошок на свою ладонь.

– Не угадал! – торжествующе крикнула она. – Неужели, Тёмная госпожа будет марать руки кровью? Нет! Вместо этого я отправлю тебя так далеко, где никто никогда не был… И даже смерть тебе покажется лёгкой прогулкой по сравнению с этим!

Клод замер, не сводя настороженного взгляда с порошка на ладони госпожи, а Алиса поднесла руку ко рту и дунула изо всех сил, порошок взметнулся в воздух. Но тут в лицо ей ударил порыв ветра, и ядовито-жёлтое облако, так и не достигнув Клода, вернулось к Тёмной госпоже и полностью окутало её фигуру.

Алиса вскрикнула, перед глазами у неё поплыл туман, а сердце сжалось от ужаса.

– Нет! Этого не может быть… Так нечестно!

Мир потемнел так быстро, словно время ускорило свой бег. А потом ночь сменилась днём, и снова наступила темень… Свет. Тень. Они сменяли друг друга всё быстрее и быстрее. И в какой-то момент Алиса перестала осознавать разницу. А потом она упала в ничто…

Глава 1. Надо было научиться плавать!

– Алиса! Если ты сейчас же не оторвёшь свою задницу от стула, я вырублю инет!

От злого окрика матери в руках дрогнула мышка, прицел сбился, выпущенный снаряд отклонился от вражеского танка и поразил союзника. Алиса выругалась вполголоса и, получив в чате виртуально по шее от других участников команды, торопливо вышла из игры. Под боком, положив нос ей на колени, спал Тишка. Не желая беспокоить любимца, Алиса, осторожно придерживая морду собаки, выскользнула из компьютерного кресла. Тишка, лишившись тёплых коленей, не сильно расстроился: лениво потянулся и, свернувшись клубочком, вновь прикрыл веки.

Алиса, недовольно топая, прошла на кухню и плюхнулась на ободранный табурет.

– И нечего на меня волком смотреть, – проворчала мать. Сунула в руку дочери вилку и поставила перед носом тарелку с макаронами: – Если постоянно пялиться в компьютер, глаза квадратными станут!

Алиса яростно вонзила вилку в сосиску и привычно огрызнулась:

– Не станут!

Мать поджала губы и отвернулась к мойке: послышался звон посуды и шелест льющейся воды.

– Лучше бы матери помогла, раз времени полно, – нудно ворчала мама. – Или поехала бы куда-нибудь… Познакомилась бы с кем. Другие, вон, замуж выходят, а эта всё в компьютере висит! Чем эти игры так хороши? Сидит-сидит… задница только растёт! Скоро в дверь боком будет проходить…

Алиса подавилась сосиской и, зло швырнув вилку в тарелку, подскочила с места. Мать покосилась и угрюмо спросила:

– Чего не ешь?

– Спасибо! – едва сдерживая слёзы, рявкнула Алиса. – Сыта по горло! Пойду, прогуляюсь…

Она торопливо вышла с кухоньки, чтобы не наговорить матери того, из-за чего потом будет стыдно.

– И хлеба купи! – крикнула мать.

Алиса подхватила потёртый джинсовый рюкзак и, сунув стопы в растоптанные шлёпки, толкнула входную дверь. Сиротливо звякнули ключи, подъезд обдал прохладным воздухом. Алиса зло хлопнула дверью, торопливо сбежала по ступенькам и выскочила на улицу. С удовольствием вдохнув аромат травы и нагретого асфальта, поспешила в сторону реки.

На скамеечке сидели две пожилые соседки, Алиса поздно заметила их и, уныло опустив голову, потопала мимо:

– Здрасьте!

– Что за «здрасьте»? – возмутилась одна из них, и Алиса, вжав голову в плечи, ускорила шаг. – Сразу видно, воспитания никакого!

– Ага, – с удовольствием вторила ей тощая старуха: – Мать-одиночка не может воспитать дочь! Кто ж ремнём-то пороть будет? Вот и выросла…

– Глянь! – орала первая так, что Алиса всё ещё слышала, хотя отошла уже на приличное расстояние. – Что на ней надето…

– Срамота!

– Такое только хулиганы носят! 

– Правда твоя, Никинишна! Те, что в подвале песни свои дьявольские распевают…

Алиса сжала зубы и, воткнув наушники, включила свежую подборку рока. Бабки ещё долго не уймутся и, самое противное, что их крики слышно во всём доме… конечно, мама тоже не останется в неведении. Но, как всегда, промолчит. Алиса горько улыбнулась и под любимую музыку пошла по набережной.

Одежда… Вот привязались! Майка с символикой любимой группы полиняла и немного растянулась, но была чистой и аккуратно выглаженной, а рваные джинсовые шорты… Так это стиль такой! Что эти кошёлки понимают! Но как бы ни убеждала себя, горечь не проходила. Всегда так! Алиса обожала животных, тащила домой бездомных кошек, лечила больных собак… А вот с людьми как-то не заладилось. Алиса нервно провела вспотевшей ладонью по выбритому виску, взъерошила волосы на затылке и свернула к ярко-оранжевому зданию с изображением жизнерадостного толстяка.

Булочная была пустой, и лишь разморенная продавщица опиралась шикарным бюстом на белоснежный прилавок. Алиса с удовольствием вдохнула аромат свежей выпечки и кинула в рюкзак пару батонов. В животе заурчало, и Алиса цапнула ещё пирожок с капустой. Расплатившись, она предоставила продавщицу любимой сиесте и пошагала дальше. Домой возвращаться не хотелось, – мать так и будет ворчать, да и со сварливыми бабками вновь встречаться не хотелось, – и Алиса присела в тени раскидистого дерева. Жуя пирожок, она любовалась сверкающими бликами на воде…

Тут что-то мелькнуло в глубине, и сердце Алисы замерло. Померещилось? На поверхности реки медленно расползалось жёлтое пятно, а в воде показалось лицо в обрамлении длинных волос. Алиса вскочила и шагнула в воду, всматриваясь в волны. Точно! Там девушка…

– Помогите, – испуганно пискнула Алиса и беспомощно огляделась: – Девушка тонет!

Но вокруг, как назло, никого не было. Алиса нервно шагнула вперёд и, оказавшись по колено в воде, ощутила как шею сковало холодом: так и не научившись плавать, она отчаянно боялась глубины. Сердце заколотилось, и стало трудно дышать. Алиса прокашлялась и крикнула изо всех сил:

– Помогите! Человек тонет!

Вокруг стояла тишина: лишь щебетали птахи в кустах, да доносился гул с далёкой трассы. Алиса обхватила ладонями горящее лицо и вновь вгляделась в воду: глаза тонущей девушки были распахнуты… Похоже, она уже захлебнулась. Умерла? Кожу на голове Алисы стянуло от ужаса. Может, несчастную ещё можно спасти? В школе их учили делать искусственное дыхание…

Словно во сне она сделала шаг, второй и, оказавшись по пояс в воде, протянула руки, пытаясь схватить волосы незнакомки, но те вёрткими ужами выскальзывали из дрожащих пальцев. Судорожно вдохнув, Алиса шагнула ещё глубже: вода плескалась у горла, и от ужаса шумело в ушах. Казалось, удалось поймать прядь…

Внезапно Алиса ушла под воду, и сердце её замерло. Вокруг лишь дрожала холодная гулкая мгла, а перед глазами мелькали пузыри. Никакой девушки Алиса теперь не видела, возможно, та ей просто примерещилась… Голову напекло? Какая теперь разница?! Она сама тонет…

Алиса пыталась грести, но лишь беспомощно барахталась на месте: паника сжимала горло, а грудь горела от спазмов. В голове билась дикая мысль, что хлеб в рюкзаке намокнет и испортится. Алиса не выдержала и вдохнула, вода заполнила рот, а перед глазами поплыли круги. Свет сменялся тенью, вспышки становились всё быстрее и быстрее… Это и есть смерть? Алиса зажмурилась от ужаса.

– Алиса?

Она вздрогнула и, распахнув глаза, судорожно вдохнула. Сжимая обеими руками горло, испуганно осмотрелась и, щурясь от яркого света, остановила взгляд на мужчине, склонившемся над ней.

– Что это было? – сурово спросил он. – Что за порошок?

Алиса, дрожа всем телом, приподнялась и попыталась произнести хоть что-то, но из горла раздался лишь хрип. Она закашлялась и, прижимая ладонь ко рту, посмотрела на ослепительно-белый пол. Перевела взгляд на мужчину в старинном белоснежном камзоле и просипела:

– Порошок?..

Она невольно отметила, что незнакомец невероятно красив: голубые глаза казались ещё ярче на фоне длинных тёмных волос. Широкие плечи, длинные ноги… Он словно пришёл из фантастического сна. Может, это ангел? Она же утонула! А этот белоснежный мир и есть загробный. Только непонятно, о каком порошке толкует красавчик?

– Ты пыталась отравить меня! – обвинил мужчина, и Алиса вздрогнула. А незнакомец цинично добавил: – Ты никогда не изменишься.

Он вздохнул и, подхватив Алису на руки, поднялся. Сердце пропустило удар, дыхание перехватило: её впервые несли на руках! Ангел распахнул ногой дверь, и они оказались в полутьме. Незнакомец не смотрел на Алису, она же не отрывала восторженного взгляда от его высоких скул и прямого носа. Само совершенство! Если это смерть, то она согласна…

Они долго спускались, и голова немного закружилась, хлопнула тяжёлая дверь, и Алиса вновь сощурилась от яркого света.

– Что случилось, господин? – проскрипел старческий голос. – Что с госпожой?

– Напала на меня, – усмехнулся темноволосый красавец, – но пострадала сама. – И крикнул так, что Алиса вздрогнула: – Стража!

Она ощутила, как он убрал одну руку, тело её опустилось, и стопы коснулись пола. Придерживая Алису другой рукой, мужчина посмотрел поверх её головы. Алиса обернулась, и челюсть её отвисла при виде нескольких рыцарей в серебристых доспехах. Те застыли в паре шагов от господина, и красавчик вдруг толкнул её к ним:

– В темницу!

Алиса упала на колени и испуганно обернулась, но мужчина уже удалялся, а перед ней склонился седенький старичок в тёмной одежде.

– Прости, Алиса, – простонал он. – Я ничего не могу сделать! Ты сама виновата…

– Я? – растерянно переспросила она: – А в чём виновата?

Но тот уже поспешил следом за господином. Раздался лязг металла, и предплечья Алисы словно сжали тисками, – один из стражников поднял её и заставил встать на ноги. Алиса завороженно подчинилась, увлекаемая им, а ноги путались в длинных тяжёлых юбках и по спине катились капли холодного пота. Неужели, она попала в прошлое? Что-то подобное она видела в кино… Но и в самом страшном кошмаре представить не могла, что это может случиться с ней самой.

– Где я? – нервно спросила она.

– В Белом замке, госпожа, – вежливо ответил стражник.

Подбодрённая, Алиса слабо улыбнулась и уточнила:

– А где находится этот замок?

– В Дальгонии, госпожа.

– А какой век? Год?.. – Стражник промолчал, и Алиса заглянула в щель забрала, пытаясь поймать взгляд человека. – Жарко вам, наверное. Снимите это! Поговорим по-нормальному…

Но ответа снова не дождалась и понуро опустила голову. Длинное платье, неудобный корсет, рыцарские доспехи… Возможно, она попала в средневековье. Тот красавчик говорил, что она пыталась его отравить, и теперь её ведут в подземелье… Алиса замерла от ужаса, – отравить?! – а стражник практически потащил её за собой.

А что, если её будут пытать? В памяти вспыли картинки из учебника по истории, на которых были изображены орудия пыток, и во рту внезапно разлилась горечь. Алиса едва осознавала, что происходит, спотыкаясь на бесконечных ступеньках, она готовилась к самому худшему. Уж лучше бы она утонула!

Скрипнули несмазанные петли, и стражник втолкнул её внутрь, дверь захлопнулась, заскрежетал замок, а Алиса испуганно оглядела просторное светлое помещение.

– Что-то не очень похоже на темницу, – пробормотала она, разглядывая затейливые гобелены на белоснежных стенах.

Прошлась по цветастому ковру и осторожно присела на краешек огромной кровати, украшенной тяжёлыми балдахинами и многочисленными кистями. Взгляд скользнул к широкому окну: Алиса поднялась и, приблизившись, прижалась лбом к разгорячённому на солнце железу кованой решётки.

Там, далеко внизу, зеленели мультяшными оттенками широкие поля, а на высокой скале возвышался величественный чёрный замок, похожий на огромную уродливую корону.

Алиса изумлённо прошептала:

– Сходила, понимаешь, за хлебушком…

***

– Алиса!

Голос матери становился всё строже, но подняться не получалось. Да что там! Даже просто веки невозможно разлепить. Алиса чувствовала себя так, словно неделю не смыкая глаз и не отвлекаясь на глупости типа еды и туалета, сражалась в онлайн-игре, и теперь выжата, словно тюбик из-под майонеза. Не человек, а мятая пластиковая баночка…

– Алиса! Всё, я выброшу роутер! Мне осточертели твои посиделки… Да я больше ни копейки не заплачу за инет! И все твои шнуры порежу… А мышь отдам Тишке, пусть сгрызёт! Тащи свою толстую задницу в фонд занятости! И забудь свои дурацкие мечты! Продай гитару… Никаких рок-групп! Хоть уборщицей, но иди работать…

Алиса лишь стонала и металась на влажных простынях, ощущая дикую, словно от болезни, ломоту во всём теле… Может, у неё грипп! А мать орёт. Вот так всегда, не разобравшись, обвиняет дочь во всех грехах. Когда же она успела заболеть? О! Так она не утонула, а лишь нахлебалась воды, плюс переохлаждение, потому боль и повышенное потоотделение. А ещё бред! Замки, рыцари, темница…

– Алиса!

Она резко вдохнула и, прижимая руки в груди, села на постели. Перед глазами всё расплывалось, цветные пятна никак не хотели складываться в цельную картину.

– Ох, наконец, – взволнованно прошептал кто-то рядом. – Я уже подумала, что ты заболела!

– Так я и заболела, – хрипло ответила Алиса. Она ощутила на плече прохладную руку и схватилась за неё: – Мама, я ничего не вижу! Кажется, у меня температура… И горло болит. Мерещится всякое, жуть! Хотя… ангел был хорош! Но потом меня схватили настоящие рыцари… настоящие вежливые рыцари! Ох, как голова болит! Дай лекарство… может, врача вызвать? Мама, ну что ты молчишь?

– О, Тень! Кажется, госпожа сошла с ума…

Голос дрогнул, и наступила тишина. Алиса зажмурилась и, потерев горящие веки, щурясь, посмотрела на мать. Но перед ней сидела донельзя бледная незнакомая женщина чуть старше двадцати. Вытаращив серые глаза и затаив дыхание, она прижимала к губам платочек. Алиса опустила глаза на пышные юбки, осмотрела белые стены и тяжело вздохнула:

– Я всё ещё в бреду. Мама, если ты слышишь меня, вызови, наконец, скорую! Когда же закончатся эти странные глюки? Сколько ещё это будет продолжаться?

Женщина с серыми глазами упала на колени и, заломив руки, взвыла:

– До самой смерти!

Алиса вздрогнула и вытерла пот со лба:

– Не хотелось бы… Ох, я вся мокрая! У меня точно жар.

– Госпожа? – Женщина умоляюще сложила ладони, и Алиса с удивлением заметила, как из глаз её покатились сверкающие горошины слёз: – Что произошло? Это же из-за порошка северной волшебницы? Он ещё остался? Дай мне! Позволь мне умереть с тобой!

Алиса вздрогнула.

– Порошок? Тот парень тоже говорил что-то про порошок… что хоть за порошок? Я что, действительно пыталась отравить того красавчика?

– Красавчика? – непонимающе моргнула женщина. По лицу её скользнула тень понимания, и рот приоткрылся: – Ты про Клода? Госпожа… ты… потеряла память?!

Она вскочила и, нервно шаря руками по платью, завертелась на месте, а Алиса испуганно поджала ноги: что это с несчастной? Незнакомка выудила из складок ткани небольшое зеркальце и, мягко шагнув к кровати, протянула его Алисе.

– Узнаёшь ту, что в зеркале? – напряжённо спросила она. – Посмотри!

По спине Алисы пробежались мурашки: а что, если это действительно так? Вдруг она действительно живёт в средневековье и тяжело больна? А та жизнь в крохотной квартирке с матерью-одиночкой и есть бред?! Дрожащими руками она цапнула зеркальце и испуганно уставилась на своё лицо. От увиденного кожу на голове стянуло холодом, а волоски на руках приподнялись.

– Божечки! – ахнула она. Повернула лицо, разглядывая нежную белую кожу без малейшего намёка на прыщи. Правильные линии бровей, густые ресницы и пухлые алые губки. Это, без сомнения, было её лицо! Но вот только улучшенный, словно отфотошопленный, вариант. Алиса потрясённо прошептала: – Вот это апгрейд!

– Что, госпожа? – несчастным голосом спросила незнакомка. – Не узнаёшь себя? О, Тень! Что же мне делать?..

– Не кипишуй, – фыркнула Алиса. – Узнаю… почти. Ого! Вот это волосы! Неудивительно, что мне так жарко. Косу, что ли, заплести? Эх, если бы я умела…

– А меня? – Женщина схватила её за руку и, буравя пристальным взглядом, с надеждой уточнила: – Меня узнаёшь?

Алиса прикусила нижнюю губу и склонила голову набок. Серые глаза женщины были полны обожания и верности… прямо как у Тишки, когда тот смотрел на хозяйку.

– Нет, – покачала она головой, – не узнаю. Кто ты?

Женщина уронила руки и обречённо произнесла:

– Так и есть! Ты потеряла память. Что же теперь будет? – Она застонала и, вцепившись в свои волосы, прошлась по комнате. Вздрогнула и резко повернулась к Алисе: – Северная волшебница! Это всё она виновата! – Она опустила руки и, сжав кулаки, рявкнула: – Лично спущу с неё шкуру!

Алиса приподняла левую бровь:

– Даже злишься, как мой Тишка.

Женщина кинулась в ноги Алисе и, припав губами к её руке, проговорила:

– Я не мальчишка… До самой смерти я твоя верная советница Лора!

– Радует, – пробормотала Алиса, осторожно высвобождая руку из цепких пальцев Лоры. – Слушай, я поняла, что ты мне верна и всё такое… Но, раз уж мне придётся смириться с этой страшной реальностью, давай обойдёмся без падений ниц и лобызаний моих конечностей? Я это не очень люблю… точнее, очень не люблю!

Лора отшатнулась и прижала руку к открытому рту:

– Госпожа…

Из глаз её вновь покатились слёзы, и Алиса быстро добавила:

– Ладно-ладно! Раз так хочешь, кланяйся! Только не реви. Но может, ограничим количество? Хотя бы до трёх раз в день? Окей?

– Что, госпожа? – испуганно икнула Лора.

– Проехали, – отмахнулась Алиса.

– Поехали! – кивнула Лора и встала на ноги. Она осторожно подхватила госпожу под руку и потянула в сторону окна. – Надо возвращаться, пока Клод не почуял неладное!

– В смысле, поехали? – протянула Алиса. – Я тут вроде как в темнице… – Лора упрямо тянула госпожу, и она, подчинившись, поднялась с кровати. Ноги затекли и слушались с трудом, тело ломило от боли. – И это не сон! Даже щипать себя не нужно, вон как всё болит…

И осеклась, разглядев в решётке огромную дыру, в которую пролезет даже рыцарь во всех своих доспехах. Навалилась на подоконник и осторожно высунулась в окно. При виде огромной блестящей змеи с перепончатыми крыльями, мгновенно пересохло во рту. Тварь, цепляясь за отвес в стене когтистыми лапами, повернула к проёму острую морду: зелёные чешуйки золотисто сверкнули на ярком солнце, взгляд красных глаз с вертикальными зрачками остановился на Алисе, и та испуганно отпрянула.

– А-а-а!

Крик её быстро перешёл в хрип, и Лора схватила обмякшую госпожу за плечи:

– Что с тобой? Алиса! Тебе плохо?

– Ч-ч… – Алиса пыталась совладать с дрожащей челюстью и тыкала пальцем в сторону окна: – Что это?!

– Это Сиз! – Лора успокаивающе погладила Алису по плечу: – Твой любимый дракон! Ты не узнала Сиза? Он очень расстроится…

– Дракон?! – икнула Алиса и, нервно рассмеявшись, резко осеклась: – Расстроится?

Лора быстро закивала и аккуратно потянула госпожу к окну. Только сейчас Алиса заметила, что прутья решётки окутаны подтёками железа, похожими на то, как оплавляются свечи, и судорожно сглотнула: неужели, решётку расплавил дракон?!

– Это точно не средневековье, – пробормотала она перед тем, как потерять сознание.

***

Клод торопливо шёл по широкому коридору, а за ним вприпрыжку бежал младший советник.

– Милости Светлого господина, – возопил Исас. – Я не знаю, как госпоже удалось сбежать!

Дыхание толстяка сбилось, и советник снова запыхтел, едва поспевая за господином, а Клод тяжело вздохнул:

– Ты ни в чём не виноват. Я сам должен был предусмотреть, что Алиса заранее позаботилась о том, как сбежать после попытки отравить меня!

– Даже при твоей неизмеримой мудрости, – подобострастно пискнул Исас, – трудно было предусмотреть, что Тёмная госпожа использует дракона!

Клод лишь хмыкнул и, приблизившись к входу в темницу, распахнул двери. У окна суетился старый Ронни: узловатые пальцы старшего советника легко прикасались к оплавленным прутьям решётки, а тонкая трубка в другой его руке в это время издавала тонкий приятный звук.

– Есть результат? – спросил Клод.

Он знаком приказал Исасу удалиться, подошёл к дяде и склонился над стариком, а тот посмотрел на племянника снизу вверх и отрицательно покачал головой.

– Так Алиса не использовала волшебных средств, – задумчиво проговорил господин. – Но всё же ей удалось использовать дракона. Плохо… очень плохо. Сегодня Тёмной госпоже не удалось меня отравить, значит, завтра она меня испепелит! 

– Алиса никогда не пойдёт на такое! – Ронни укоризненно посмотрел на Клода и тут же отвёл взгляд: – Но всё же… тебе пока не стоит выходить за пределы Белого замка.

– Думаешь, стены защитят меня? – саркастично уточнил Светлый господин и вздохнул: – Посмотри на эту решётку, дядя! Что, если дракон ворвётся в мои покои? Неужели мне суждено умереть от удушающих объятий мерзкой твари?

Ронни, шаркая, медленно приблизился к племяннику и легонько прикоснулся к его плечу.

– Алиса не желает твоей смерти, – тихо проговорил он. – Уверен, она не станет поступать так подло…

Клод стряхнул руку и хмуро посмотрел на старика:

– Да когда же ты увидишь, что она представляет на самом деле? Она давно уже не та маленькая сиротка, которую ты растил! Алиса стала монстром пострашнее крылатого чудовища! Никогда не пойму, почему отец так поступил со мной… Зачем оставил за Алисой приданое? Не будь у Тёмной госпожи Корнишинских копей, мне не пришлось бы тратить время, силы и средства на борьбу с этой сумасшедшей стервой…

– Клод, – с упрёком пробормотал Ронни. – Господину не пристало так отзываться о своей невесте! Держи себя в руках. Алиса не сделала ничего, чтобы заслужить столь уничижительную оценку…

– Ничего не сделала? – холодно расхохотался Клод. – Конечно же, нет! Она так и не убила меня. Но попыталась! Этот колдовской порошок… Интересно, что должно было произойти со мной? Алиса сказала, что это будет хуже, чем смерть. Тем не менее сама она казалась здоровой… только немного странной.

– Может, Алиса просто хотела подразнить тебя? – В голосе старика зазвучала надежда. – Приближается совершеннолетие госпожи и…

– Вот именно! – резко отозвался Клод. – И она ещё не раз попытается избавиться от меня!

– Господин! – протестующе воскликнул старик.

Клод иронично посмотрел на дядю и тяжело вздохнул:

– Неужели, ты думаешь, она упустит шанс получить корону властительницы Дальгонии?

Глаза старика расширились, бородка затряслась.

– Клод! – ахнул Ронни. – Что ты такое говоришь? Алиса – невинная девушка! – Господин скривился, словно от зубной боли, а Ронни упрямо продолжил: – Она ведёт себя так только потому, что, как и многие другие, страшится замужества… Но после свадьбы всё изменится.

Клод, мрачно рассматривая оплавленные прутья, промолчал. Ронни слегка улыбнулся и, сузив глаза, хитро спросил:

– Ты же не испытываешь страха перед предстоящим событием?

Светлый господин повернулся так резко, что взметнулись полы его камзола, и Ронни невольно отшатнулся от решительного взгляда племянника.

– Страха? – жёстко усмехнулся Клод и посмотрел на Чёрный замок: – Нет! Я испытываю отвращение от одной только мысли, что придётся жениться на ней. Но это единственный способ стать властителем Дальгонии…

***

Над головой синее небо, а внизу прекрасная равнина. И чудесное ощущение полёта! Нет страха высоты, который мучает в реальности, лишь наслаждение и свобода. Вокруг сверкают золотые искры, так, словно идёт дождь из монет… О! Это же чешуя чудесного дракона. Алиса словно попала в детскую сказку, где живут прекрасные принцы, возвышаются волшебные замки и летают огромные ящеры… Какой прекрасный сон!

– Очнулась? Ты как?

От взволнованного голоса Лоры она вздрогнула и, распахнув глаза, с ужасом уставилась на полноватую женщину в пышном платье. Волосы на голове Алисы встали дыбом, дыхание перехватило, а в горле мгновенно пересохло: это не сон! И замки, и жестокий принц, и даже дракон… кошмар наяву! Лора беспокойно смотрела на госпожу.

– Ты так побледнела, – забеспокоилась она. – Тебя тошнит? Это всё из-за того порошка?

– Дракон, – прошептала Алиса. – Я что, действительно летела на драконе?!

– Сиз? – понимающе улыбнулась Лора и быстро закивала: – Да, он в порядке, не беспокойся! Лишь немного обгорел хвост… Но пара недель ухода, и Сиз будет как новенький! Ты была права насчёт пудры из чёрного корунда, она действительно защищает нежную чешую от солнечных лучей. Только быстро выгорает... Времени только-только хватило, чтобы вытащить тебя из Белого замка!

Алиса посмотрела на советницу, а по коже пробежался холодок: она действительно только что летела на драконе! Это был не сон… Жуткая реальность! Как же так получилось, что она попала в этот странный мир, больше похожий на детскую сказку? Драконы, принцессы, колдуны…

– Порошок! – встрепенулась Алиса и отчаянно вцепилась в ладонь Лоры. – Ты сказала, что был какой-то волшебный порошок!

– Да, – помрачнела Лора. – Ты не помнишь? Ты взяла его у северной волшебницы. А я говорила, что не стоит доверять этой хитрой твари! – Советница сжала пальцы в кулаки и прошипела: – Прикажи палачу вырвать её лживый язык!

Алиса отпустила руку помощницы и села на кровати, потёрла гудящие виски.

– Спокойно, – прошептала она самой себе и, вцепившись чужими пальцами с длинными чёрными ногтями в серебристые шёлковые простыни, решительно посмотрела в огромное окно: – С ума сойти я ещё успею! Давай будем считать, что это квест такой… Порошок! – она мрачно хмыкнула: – В привычной мне жизни от порошка тоже одни проблемы!

– Что? – Лора склонилась к ней: – Я не слышу, Алиса. Что ты говоришь?

Алиса подняла голову и пристально посмотрела на советницу: женщина вытащила её из Белого замка, твердила, что верна до самой смерти, а ещё переживает и волнуется за неё. Можно считать Лору другом, а значит, и довериться можно… только осторожно!

– Лора, да? – уточнила Алиса и когда советница кивнула, медленно проговорила: – Кажется, что-то произошло из-за того порошка, о котором все твердят. – Она покосилась на Лору и, подбирая слова, добавила: – Необходимо понять, что именно… Знаешь, порой лекарство попадается просроченное или побочки проявляются такие, что хуже болезни. Сохранилась коробочка из-под того порошка?

Лора растерянно смотрела на госпожу: казалось, помощница не понимает ни слова. Но при упоминании коробочки она оживилась и помотала головой:

– Порошок был в склянке, госпожа!

Алиса кивнула:

– А на ней было что-то написано? Или нарисовано?

Лора покачала головой:

– Обычная прозрачная склянка, какими пользуются знахарки, с пробкой.

Алиса вздохнула:

– Тогда нужно уточнить информацию у поставщика…

– Что, госпожа?

Алиса спустила ноги с кровати и, осторожно поднявшись, решительно посмотрела на Лору:

– Отведи меня к колдунье!

Лора криво улыбнулась и понимающе кивнула:

– К волшебнице? Она не избежит наказания за свою подлость! – Помощница шагнула к госпоже и, поддерживая её за локоть, заботливо повела к высоким дверям. – Стража!

Двери распахнулись, и на пороге Алиса увидела двух рыцарей в чёрных доспехах. Мужчины вытянулись по стойке смирно, а когда Алиса с помощницей вышли из покоев Тёмной госпожи, последовали за ними.

Сердце Алисы то и дело сжималось от страха, а голова кружилась от жутких мыслей, которые навевали многочисленные фильмы и книги о попаданцах. Успокаивало только то, что большинство из них заканчивалось счастливо. Но были и другие… А вдруг она навсегда останется здесь?! Шею сковал холодок, ноги подкосились, и Алиса едва не упала.

– Тебе плохо? – встревоженно вскрикнула Лора, подхватывая госпожу под руки.

– Это квест, – простонала Алиса. – Просто квест! Алиса, соберись и пройди этот чёртов уровень!

– Госпожа бредит, – ахнула Лора и резко крикнула застывшим стражам: – Знахаря! Быстро!

Стражи развернулись и бегом направились по широкому коридору, а Алиса задумчиво смотрела им вслед, недоумевая, почему доспехи не гремят. Этот неуместный интерес, казалось, вернул ей силу духа, и Алиса, выпрямившись, решительно кивнула:

– Мне лучше! Веди к колдунье... то есть, к волшебнице!

Лора, не отпуская руки госпожи и готовая подхватить Алису в любой момент, заботливо повела её к тёмной арке, за которой оказалась винтовая лестница. Алиса ухватилась за кованые перила и начала осторожно спускаться. Свет, льющийся сверху, таял по мере того, как они спускались. Может, это подземелья? Внизу, у подножия лестницы, тёмные стены мерцали в свете неровного пламени.

Лора, убедившись, что госпожа уверенно стоит на ногах, отпустила руку Алисы и вытащила из металлического держателя небольшой факел. Помощница подошла к невысокой дверце и повернула ключ, торчащий в замке. Раздался скрип петель, и пахнуло затхлым воздухом, как из подвала, который давно не проветривали. Алиса, пригнувшись, чтобы не удариться, вошла в маленький каменный мешок… Так вот как выглядит настоящее подземелье!

Лора вытянула руку с факелом, и жёлтый свет пламени вырвал из темноты удлинённое лицо женщины средних лет. В обрамлении абсолютно белых волос, которые висели грязными сосульками, оно выглядело измождённым и больным, так, словно несчастная провела в этой темнице десяток лет. Руки женщины, разведённые в стороны, висели на цепях, прикованных к стене, а серое платье до пола больше напоминало мешок из-под картошки, в котором прорезали три дыры.

Алиса возмущённо посмотрела на помощницу: как они могут держать так живого человека?! Но Лора не отрывала взгляда от пленницы.

– Берта! – громко позвала она. – Тёмная госпожа перед тобой!

Женщина распахнула глаза, и Алиса невольно отпрянула, упершись спиной в холодный влажный камень стены: взгляд женщины был настолько пронизывающим, что, казалось, она видит внутренности Алисы, словно мощный рентген. Тонкие бледные губы Берты изломились в торжествующей улыбке.

– Тёмная госпожа? – низким грудным голосом, от которого у Алисы задрожали поджилки, спросила волшебница и отрицательно покачала головой: – Передо мной совсем не она! 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям