0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Золушка в кедах » Отрывок из книги «Золушка в кедах»

Отрывок из книги «Золушка в кедах»

Автор: Калинин Алексей

Исключительными правами на произведение «Золушка в кедах» обладает автор — Калинин Алексей Copyright © Калинин Алексей

Когда полиции закончила опрашивать свидетелей и выпустила людей с вечеринки, девушки сунулись было к тому месту, где стояла припаркованная «Копейка», но той и след простыл. Не в смысле того, что след от жженой резины заболел и начал кашлять, а в том смысле, что машины не наблюдалось. Будто бы и не стояла никогда желтая малолитражка среди угрюмых иномарок.

– Это что, нас бросили? – прошептала Наталья, оглядываясь по сторонам в надежде увидеть лихую водительницу и странную машину.

– Походу, да. Ну, чё, будем ловить тачилу и дергать отсюда? Давай, красотуля, не тормози, а то у меня от мусоров одно место подгорает, – скривилась Олеся.

– Ты снова говоришь на жаргоне. Куда же подевался Игорь? – оглянулась по сторонам Наталья.

Олеся тоже осмотрелась в поисках желтой машины или рыжей шевелюры. Вместе с тревогой возникло то самое гаденькое чувство, когда вас исподтишка разглядывают на нудистском пляже, но только в несколько раз противнее. Словно маленький ежик забрался под платье и устроил себе сомнительное развлечение – свернулся клубочком и начал кататься по позвоночному столбу вверх-вниз, вверх-вниз. Чей-то злобный взгляд старался прожечь в Олесе дырку, но, сколько бы она не высматривала обладателя взора, не смогла определить, откуда исходит опасность.

Наталья подняла руку в старинном жесте, который призывал водителей транспортных средств не только обратить внимание на красивых девушек, но и предлагал им подзаработать. Когда-то давным-давно селянки так останавливали телеги, когда босые ноги уставали идти по колючей стерне. Поднятый вверх большой палец означал не только одобрение, а ещё и просьбу подвезти. Вам не приходилось «голосовать» на улице? Обязательно попробуйте – крайне увлекательное занятие, если хотите обрести новых знакомых, или домчаться из одной точки в другую.

Первым водителем оказался небритый кавказец, который сказал:

– Абищаю давезти красавиц с таким вэтерком, что адна абязательна выйдэт за мэня замуж!

Через километр он уже сокрушался, что его любимый аппарат под названием «Дэу Нексия» никогда не подводил, а сейчас вдруг взял и приказал долго жить. Олесе даже послышалась сакраментальная фраза: «Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса».

Вторым водителем стал улыбчивый киргиз. Ветерка он не обещал, но сравнивал старенький «Опель» с лучшим конем падишаха. Когда же они встали через полтора километра, то Олеся позволила себе наглость подметить, что «бедная кляча сдохла, походу. Шмальни из волыны, чтобы не мучилась!» Непередаваемая игра слов на киргизском языке послужила двум девушкам добрым напутствием.

Третий, четвертый, пятый…

Москва подтвердила звание многонационального города в эту ночь, так как девушек пытались подвезти украинец, якут и студент из Замбезии. Они не догадывались, что миловидная девушка в черном платье приговаривала их машины к пропаже искры, поломке бензонасоса, вышибанию предохранителей.

Шестой, седьмой, восьмой…

Путешествие затянулось на всю ночь и в Балашиху они прибыли под утро.Солнце уже высунуло над горизонтом красную лысину и теперь медленно выкарабкивалось из-за туч. Десятый водитель, мужчина с хмурым одутловатым лицом остался стоять и чесать затылок неподалеку от улицы Свердлова. Девушки решились пройтись до дома Галины Кирилловны.

– Да-а, Олеська, не хотела бы я с тобой садиться в самолет. Десять машин – да ты просто феномен, – покачала головой Наталья.

– Слышь, да я же не при делах. Такую мазу мне навертела та волшебная клюшка, а я по жизни терпилой хожу. Вон и её халупа нарисовалась. А вон и тачила желтым харчком маячит. Ну, я сейчас всё им выскажу…

Звонок мобильного телефона разбудил заспанную синичку, и та выпорхнула из куста сирени серо-зеленой молнией, как будто вспомнила о необходимости покушать, а уже потом привести себя в порядок. На экране высветилось лицо Сергея Васильевича.

– Алло, дочка, ты где? – послышался тихий голос отца.

– Хаюшки. Я с корефанкой, батяня. Всё в ажуре, не бзди, – как могла, донесла Олеся информацию о том, что она сейчас с подругой и отцу не стоит волноваться.

– Ну почему ты так разговариваешь? Ты же можешь нормально общаться. Всё ещё обижаешься? А что это так шумит?

Летним утром проснулась не только вспугнутая птаха – также мимо проскочили несколько машин с заспанными лицами внутри, и прогрохотала фура. Шум явно не квартирный, если только сумасшедшая подруга не затеяла ремонт пополам с уборкой в пять утра.

– Чо за шум? Да это… – Олеся беспомощно посмотрела на подругу.

– Здрасте! Да это мы вышли за хлебом, Сергей Васильевич, – перехватила трубку Наталья. – Не надо тревожиться, Олеся почти успокоилась и скоро вернется домой. Кстати, мы договорились о пересдаче, и всё будет хорошо. А вы почему не спите в такое время?

– Привет, Наталья. Да вот, мои домашние вернулись с вечеринки и говорят, что видели девушку, похожую на Олесю. Да и это, там говорят ещё Костюмова похитили…

– Да вы что? Костюмова похитили-и? Ну ничего себе. Надеюсь, что его скоро вернут. Олесь, слышала – Костюмова похитили?

Если бы сейчас рядом случайно оказался Стивен Спилберг, то без раздумий подписал бы с Натальей контракт на все главные женские роли на десять лет вперед. Да ещё и из гроба Станиславского донесся бы вопль: «Верю! Верю!!!»

– Ах-ре-неть, – мрачно прокомментировала Олеся.

– Так вас там не было? – спросил Сергей Васильевич.

– Конечно же не было. Там вход только по пригласительным билетам, а мы зачем туда пойдем? Рядом постоять? Ой, Сергей Васильевич, мы уже к магазину подошли, вам дать Олесю?

– Да. Пока, Наташа.

– До свидания, Сергей Васильевич, – прощебетала Наталья и сунула телефон Олесе с таким же рвением, с каким недавно Фима Козырь совал микрофон.

– Да, батяня, чё хотел? – вырвалось у Олеси.

– Доча, ты уж не сердись на Лору. Приходи домой и… И помиритесь. Я плов приготовлю. Посидим, поболтаем, всё выясним, – даже по телефону было слышно, как отец подбирал слова, чтобы позвать дочку домой.

– Попозжа, батяня. Щас с делами слегонца раскручусь и всё будет в норме. Ещё сгоняем с тобой на загоралово, ещё бухнем и поорем: «Таги-и-ил!» Всё будет в поряде, не бзди. Покеда, а то сейчас мобила потухнет.

Олеся не стала дожидаться ответа отца и отключила вызов. Они прошли мимо желтой «Копейки» к подъезду дома. Лежащая на газоне дворовая собака подняла усеянную репьями голову и уставилась на девушек. Слезящиеся глаза печально взглянули на платья, небольшие сумочки в руках, высокие каблуки, и пес вздохнул – у них не было ничего похожего на бутерброды с колбасой. Даже обгрызенной косточки не видно. «Жмоты!» – решил пес и уже хотел положить голову на лапы, когда чей-то властный приказ изнутри заставил замереть и продолжить наблюдение за человеческими самками. Тощая самка оказалась менее привлекательным объектом изучения, чем её голубоглазая подружка.

Палец девушки ещё не успел коснуться домофона, как сверху последовал окрик. В пробуждающемся районе, когда многие люди только просыпались и потягивались перед тем, как выйти на кухню и заварить кофе, крик прозвучал довольно-таки громко.

– Олеська!!! – второй раз заголосил кто-то сверху. Девушки выглянули из-под ската подъезда. 

Этот кто-то имел рыжую шевелюру и весьма плачевное состояние. Ну да, плачевное. А как иначе можно назвать то состояние, когда цепляешься одной рукой за карниз крыши, а другой держишь за воротник обмякшее тело темноволосого парня? И всё это удовольствие на высоте семнадцатого этажа. Пес поднял голову, оценил картину и неожиданно улыбнулся, как умеют улыбаться собаки, которые избежали кастрации потому, что ветеринар заболел и сегодня принять не сможет. 

– Ты что там делаешь?!! – задала вопрос Олеся и тут же поняла, насколько глупо он прозвучал.

– Тащусь от Балашихи с высоты птичьего полета!!! – донеслось в ответ. – Сдергивайте нас по-бырому, а не то я сейчас сам сдернусь. Два жмура на асфальте будут на вашей совести.

Олеся тут же кинулась к дверям и попыталась набрать номер квартиры Галины Кирилловны. Путалась, плевалась и набирала снова. Наконец, заветные цифры нажаты и раздалось треньканье домофона, словно черная коробочка уговаривала не торопиться, подождать и не нервничать. Равнодушной пластиковой коробке была безразлична судьба двух молодых людей на крыше, а вот Олесе хотелось стукнуть по клавишам, чтобы из квартиры как можно быстрее последовал ответ.

– Привет, колокольчик! – донесся голос Марии Дормидонтовны. – А почему ты перестал звонить?

– Мария Дормидонтовна, это Олеся! Откройте, пожалуйста! – прокричала девушка и подергала ручку.

Наталья в это время смотрела на висящего парня тем же взглядом, каким смотрят зеваки на сумасшедшего канатоходца. Когда сердце замирает и ждешь того момента, чтобы закрыть глаза и услышать упругий шмяк. Как Игорь там оказался? И почему вместе с Костюмовым?

– Девочка? Ну, ничего себе! Как ты оказалась в такой маленькой коробочке? – раздался голос Марии Дормидонтовны.

Олеся на миг опешила, она не могла подумать, что в наше время кто-то не умеет пользоваться трубкой домофона. Собака на газоне улыбнулась ещё шире.

– Мария Дормидонтовна, откройте дверь! На телефонной трубке есть кнопка – нажмите на неё! Быстрее, прошу вас! Игорь на крыше! – Олеся попыталась придать голосу убедительности.

– Игорь? Какой Игорь? Девочка, вылезай из коробочки и поиграй со мной. Поиграй с Манюриндой.

– Я сейчас наверну-у-усь!!! – донеслось сверху.

Мимо проходила женщина. Лидия Семеновна Шагающева всегда шла в это время на работу. Накрытый полотенцем завтрак остался на столе, так что муж и сын проснутся через полчаса и успеют позавтракать. Ещё вчера она поставила киснуть тесто под оладьи, а сегодня на скорую руку нажарила поджаристых кругляшков. Вкупе с малиновым вареньем они будут прекрасным завтраком для двух дорогих мужчинок. Лидия Семеновна никак не ожидала увидеть то зрелище, которое предстало её глазам, когда она подняла голову. Она уже была мыслями на работе и делилась рецептом курицы с чесноком со своей коллегой Мариной Аркадьевной. И тот факт, что два молодых парня прямо на её глазах могут стать аналогом оладий, вымоченных в малиновом варенье…

– А-а-а-а-а! – провизжала Лидия Семеновна, схватилась за сердце и осела на асфальт.

Да, стресс на самом деле страшная штука, но утренняя незнакомка показала весьма действенный способ от него избавиться хотя бы на время. Наталья не видела тетку, но вот леденящий душу крик… Он заставил Наталью последовать примеру Лидии Семеновны и на асфальте возникли две лежащих особы женского пола. Хвост пса завертелся с такой быстротой, что возникла небольшая воздушная воронка, которая вобрала в себя окурки, травинки и мелкие веточки. Улыбка достигла ушей.

Тот же самый крик едва не заставил Игоря разжать пальцы. И если не правой руки, которой держался за карниз, то уж левой точно. Подумаешь, разобьется парикмахер – значит, судьбой так на роду написано. Зато, если отпустит, то сможет перехватиться, подтянуться, залезть. Либо два человека вниз, либо один наверх. Но нет, надо держаться. Скоро должны помочь!

– Откройте же дверь! Мария Дормидонтовна!!! – взвизгнула Олеся.

Она тоже была близко к тому состоянию, чтобы закатить глаза и опуститься на гостеприимный асфальт.

– Девочка из коробочки, не кричи на меня! Ты противная! Вот тебе! – в домофоне раздался треск, как будто трубкой телефона пытались убить таракана.

– Мария Дормидонтовна!!!

– Щас наверну-у-усь!!!

– Деспасито Киэро респирар ту куэльо деспасито, – взревел телефон в сумочке Олеси.

Нервы натянулись настолько, что ещё чуть-чуть, раздастся щелчок и сумасшедший дом обретет новую пациентку. За что браться, за что хвататься?

– Алло, кто там? Да пусти, Манюринда. Вон там мультики начались, да-да, про Машу. Беги быстрее смотреть, – раздалось в домофоне.

На табло телефона высветился номер отца. «Не до тебя сейчас, папа!» Олеся скинула звонок. Если бы она только знала – по какой причине звонил Сергей Васильевич… Если бы знала, то прокричала в трубку не слабее недавно упавшей Лидии Семеновны: «Беги, папа!!! Хватай в охапку мачеху, сестер и уноси оттуда ноги!!!» Но она не знала и поэтому решила ответить на вопрос Галины Кирилловны:

– Это Олеся. На крыше вашего дома повис Игорь, а вместе с ним Анатолий. Помогите!!!

Послышался сухой щелчок и всё стихло. Олеся осталась стоять перед дверью, которая даже не думала открываться. Никакого сигнала к тому, что ей открыт путь к спасению двух молодых людей. Она набрала ещё раз номер, но домофон только передавал гудки.

Олеся выглянула из-под крыши.

– Эй, держись, сейчас тебе помо…

Девушка не успела закончить фразу. Да и у любого человека перехватит горло, если он увидит, как из окна пятнадцатого этажа вылетает женщина с растрепанными волосами.По седым волосам и знакомому халату Олеся узнала Галину Кирилловну. Женщина вылетела не просто так, не по желанию сердца или от безысходности – она имела определенную цель и для осуществления этой цели оседлала швабру.

Метнувшись молнией к висящей парочке, Галина Кирилловна на лету подхватила обмякшее тело Анатолия и взмыла вверх. На бреющем полете она сбросила лучшего парикмахера столицы на битумную поверхность крыши. Даже Олеся услышала звучный бздынь, когда покачнулась и опасно накренилась телевизионная антенна.

Вторым заходом Галина Кирилловна подхватила своего нерадивого племянника, но он уже спрыгнул сам и показал большой палец пролетавшей колдунье. Женщина вошла в бреющее пике и через несколько секунд лихо спрыгнула с метлы возле Олеси. Пес тут же спрятал морду между лап и тихонько выглядывал из-под широкой ладошки лопуха. Галина Кирилловна кинула взгляд в его сторону.

– Ни хрена себе, Гарри Поттер! – послышалось за их спинами и следом раздался легкий звук падающего со стола бутерброда.

Этот возглас и звук издала Лидия Семеновна, которая только-только вынырнула из темноты бессознательного состояния, увидела летающую Галину Кирилловну и вновь успешно нырнула в ту же самую темноту.

– А эта откуда здесь появилась? – нахмурила брови женщина со шваброй.

– Мимо проходила, – пропищала Олеся и откашлялась. – Ой, а вы дадите полетать на метле?

– Конечно же нет. Для этого нужны магические способности и заклинания. Ладно, об этом потом, а сейчас помоги привести в чувство свою подругу.

Легкие похлопывания по щекам вместе с неразборчивым бормотанием Галины Кирилловны заставили Наталью открыть глаза. Она удивленно переводила взгляд с лица подруги на морщинистое лицо Галины Кирилловны. Потом вспомнила – почему улеглась на асфальт и кинула взгляд туда, где должны были находиться Игорь с Анатолием. Ни того, ни другого там не оказалось.

– Они?..

– Всё с ними в порядке, девочка. Вставай, давай, а то в таком платье и на асфальте. И пошустрее, а то мне ещё с Манюриндой возиться, – пробурчала Галина Кирилловна.

Наталья поднялась на локте и с опаской кинула взгляд туда, где должны были приземлиться молодые люди. Ничего похожего на оладьи в малиновом варенье там не оказалось, и девушка с облегчением выдохнула. Она поднялась, и Олеся помогла ей дойти до лавочки. Галина Кирилловна тем временем накладывала заклятие Забытья на лежащую женщину.

– Заклинаю тебя памятью рыбы, легкостью глыбы, темной мечтой, бритвой тупой, черным солнцем, широким оконцем – забудь, что видела здесь и никогда к нам не лезь! Мое слово твердо, моё дыхание не сперто. Отныне и впредь заклинаю на слова – очнись и живи, как жила! – по окончанию заклинания Галина Кирилловна легонько шлепнула Лидию Семеновну по лицу.

– А? Что? Где я и где мои вещи? – очнулась женщина.

– Всё хорошо, вы шли, споткнулись, потеряли сознание... – начала Галина Кирилловна.

– Очнулись – гипс! – нервно вырвалось у Олеси. 

Взгляд Галины Кирилловны вряд ли можно было назвать добрым. Скорее – она попыталась вложить в него весь упрек, какой сопутствовал моменту. Судя по виновато опущенной голове Олеси, у женщины это вполне получилось.

Лидия Семеновна поднялась, попыталась вспомнить – что именно произошло, но последнее, что приходило на ум, как она вышла из дома и шла на работу, чтобы там рассказать коллеге о рецепте курицы с чесноком. Она посмотрела на старушку в халате. Кто это? Почему так ласково смотрит? Где сумка с кошельком? Сумка валялась рядом и Лидия Семеновна прижала её к груди.

– Может, вам «Скорую» вызвать? – поинтересовалась Галина Кирилловна, наблюдая за тем, как Лидия Семеновна копается в сумке.

– Нет-нет, не надо. Скорее всего, это давление скакануло. Сейчас вроде бы всё в порядке, – ответила женщина, когда обнаружила, что кошелек на месте, а деньги остались в неприкосновенности.

– Вот и хорошо. Берегите себя, – улыбнулась старушка и отправилась к двум девушкам на скамеечке.

Лидия Семеновна поторопилась дальше – ведь сегодня нужно было ещё доделать отчет. Она ничего не помнила из того, что только что произошло на её глазах. Заклятие сработало как надо. В следующий раз Лидия Семеновна пройдет мимо этого дома со смутным ощущением, что здесь что-то шло не так, но потом спишет на потерю сознания и успокоится.

– Хватит рассиживаться. Поднимайтесь и живо в дом! – скомандовала Галина Кирилловна, в которой мало осталось от той ласковой старушки, которая поднимала Лидию Семеновну. Сейчас это была строгая бабушка-уборщица, которая гоняет расшалившихся первоклашек с чистого пола. Швабра в руках дополняла образ.

Дверь распахнулась по движению бровей, даже ключом от домофона пользоваться не пришлось. У Олеси появилось желание показать язык черной бездушной коробочке, которая не пускала их внутрь. Однако бледная подруга так давила на плечо, что высовывание языка могло обернуться его прикусыванием.

Когда три женщины скрылись за дверью подъезда, пес поднялся на лапы и потрусил прочь. Кто-то властный покинул его тело. Испарился. Дворовый пес испытал такое облегчение, будто обнаружил давно запрятанную кость, которую долго искал и опасался, что её уже утащили. Он-то думал, что уже сходит с ума и вскоре за ним приедет служба по отлову собак. Ан нет – побегает ещё старый пес, погавкает на воробьев.

Лифт с урчанием поднял женщин на площадку, три попугайчика встретили их довольным попискиванием из угла. Возле них стояло блюдечко с желтой жидкостью, а рядом красовалась ополовиненная бутылка пива. Судя по довольным глазкам птичек – сейчас они были счастливы. Даже не ругались между собой, а обнявшись крылышками, тянули что-то из песен Николая Расторгуева. Вроде бы «Выйду в поле ночью с конем».

Галина Кирилловна только покачала головой при виде такого зрелища. Даже в птичьем виде эти люди нашли себе любимое развлечение. Она решила их как-нибудь потом расколдовать… если не забудет, конечно.

Возле дверей переминался с ноги на ногу Игорь. На плечах помимо кожаной куртки висел ещё и Анатолий Костюмов. На этот раз великий парикмахер не был так хорош, как в тот момент, когда выходил из «Мерседеса» возле клуба. Прическа разлохмачена, пиджак в трех местах порван, нос поцарапан, на щеке следы известки.

Олеся почувствовала укол жалости к молодому человеку. Такой же укол последовал и у Натальи – их кумир с глянцевых обложек выглядел заспанным бомжом с Рублевки. Галина Кирилловна же никакого укола не почувствовала и поэтому просто спросила:

– Как он?

– Не, не обкакан. Обсикан слегонца, но в оправдалово могу сказать, что я стреманулся. Не, а чо? А если бы вы там очутились? – нахмурился Игорь.

– Ладно, заходите, как раз всё и расскажете, – сказала Галина Кирилловна, взмахнула рукой и дверь отворилась. – И как там оказались, и… Манюринда!!!

Олеся и Наталья сегодня уже настрадались с ловлей машин, испугались, когда Игорь с Анатолием грозили рухнуть вниз, да и вообще чувствовали себя не очень, поэтому зрелище старушки в веселеньком сарафане и с цветочным кашпо на голове оказалось ещё одним ударом по девичьей психике. Нет, если бы Мария Дормидонтовна одела пустой горшок, то ещё ничего, но веселая старушка напялила цветущую розовую азалию. При этом она радовалась как младенец и даже слегка пританцовывала.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям