0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Зов оборотня » Отрывок из книги «Зов оборотня»

Отрывок из книги «Зов оборотня»

Автор: Рубцова Марина

Исключительными правами на произведение «Зов оборотня» обладает автор — Рубцова Марина . Copyright © Рубцова Марина

Глава 1. Дана

Со всех ног, не разбирая пути, я бежала по темному лесу, освещенному пепельным светом полной луны и редкими вспышками молний. В голые ступни впивались острые камни и ветки, но я продолжала бежать, не обращая внимания на боль, холод и дождь. Последний, будто издеваясь, полил сильнее.

Я не помнила, как оказалась в лесу, зато прекрасно знала, кто виноват в этом. Вернее что. Моя болезнь. Примерно раз в месяц, в ночь во время полнолуния, мое тело мне не принадлежит. Таких людей называют лунатиками. А самое страшное — это когда ты приходишь в себя в каком-нибудь странном месте и не понимаешь, как там очутился. Бывало, я засыпала в кровати, а просыпалась в кресле или на коврике у входной двери, но чтобы в лесу… Такое со мной впервые.

Дикий, первобытный страх скрутил внутренности, когда я поняла, что не знаю, куда идти. Сколько часов уже так брожу? Найду ли выход?

Паника схватила за горло, не позволяя дышать. Под очередные раскаты грома я остановилась, стараясь отдышаться. Сердце билось в груди набатом, в ушах стоял гул. Ноги задрожали и подогнулись.

 — Я больше не могу, — прошептала и рухнула на ковер мокрых осенних листьев…

В следующий момент перед глазами возник образ мускулистого мужчины. Он был красив, как сотня демонов, и также опасен — кожей это чувствовала. Хищная полуулыбка будоражила кровь, а необычные янтарные глаза с зелеными вкраплениями затягивали в бездну. За такого мужчину я бы и бушу Дьяволу продала. Но что-то меня в нем настораживало. Чего-то я не понимала.

— Ты совсем рядом, — произнес он. — Иди на зов. Почувствуй. Помоги мне.

Открыв глаза, поняла, что какое-то время находилась без сознания. Дождь уже утих. Где-то далеко еще гремело и сверкало. Я помогла себе руками подняться и на ватных ногах побрела в неизвестном направлении. Обняв плечи, попыталась согреться, что было практически невозможно. Все-таки начало осени, а я в одной пижаме. Мокрая одежда неприятно липла к телу, рождая непреодолимую дрожь. Зубы стучали, меня трясло, но я упорно продолжала идти в неизвестность.

Неожиданно в голове снова возникли слова мужчины из сна: «Помоги мне!» Но почему я? Чем могу помочь, если даже не знаю его. Да и где искать? Он сказал, что я рядом… Бред какой-то! Зачем думать об этом?! Это был просто сон. Ничего более.

В темноте лес казался одинаковым, не знаю, как получилось отыскать жилой сектор. Прям чудо какое-то. Это был небольшой дачный поселок с кучей домиков, огороженных высоким забором. На радостях, что мне помогут, побежала, но тут в виски ударила резкая боль, и я схватилась за голову. Рассудок окутал густой туман, мешающий воспринимать происходящее, и я потеряла ощущение реальности. Колени подогнулись, и тело рухнуло на мокрую землю…

Придя в себя, поняла, что меня куда-то несут.

— Вы мне поможете? — открыв глаза, произнесла слабым голосом.

В горле неприятно першило. Еще бы, бродить в одной пижаме под дождем столько времени… Как тут не заболеешь?

Меня лихорадило. Зуб на зуб не попадал. Но мысль о том, что помощь уже тут, грела душу.

— Да, конечно, — услышала приятный мужской голос, — я помогу.

Ответ парня успокоил. Я откинула голову ему на грудь и поняла, что начинаю согреваться. От незнакомца шло какое-то нереальное тепло, которое мгновенно передавалось мне. И зубы перестали стучать. Но туман в голове не рассеивался. Виски по-прежнему сдавливала боль, словно тисками. Дышать было тяжело. Наверное, у меня жар. Это последнее, о чем я подумала перед тем, как закружилась голова, и я провалилась в темную бездну…

***

 — Девушка, — мягкий голос вынудил открыть глаза, и я поняла, что лежу на кровати. — Ты в порядке?

Посмотрела на своего спасителя и попыталась его рассмотреть. Не получилось. Слишком тяжело оказалось для глаз.

— У тебя жар, — поведал он. — Нужно снять мокрую одежду. Я тебе что-нибудь подыщу взамен.

Парень удалился. Минут через пять в комнату вошла молодая блондинка с одеждой в руках.

— Привет. Я — Зоя. Лиам приказал отнести тебе вещи. Это мои. Должны подойти. Я помогу тебе переодеться.

Приказал? Что это значит? Девушка что ли прислуга, а я вышла на элитный поселок? Но дома, которые видела, не тянули на роскошные особняки… Я уже ничего не понимала, но списала это на высокую температуру.

Избавившись от мокрых шмоток и надев сухие, без сил рухнула на кровать. В этот же момент в комнату вошел мой спаситель, кажется Лиам — так его назвала Зоя. Он будто все то время, пока я переодевалась, стоял за дверью, либо у них с девушкой телепатическая связь. Я хихикнула от своих мыслей.

— Ты можешь идти, Зоя, — дружелюбно произнес он и присел на край кровати рядом со мной, сжимая в руках кружку.

Теперь я могла хоть немного рассмотреть парня. Черты его лица были мягкие, приятные. Глаза большие, какого-то непонятного цвета. То ли светло-карие, то ли янтарные. С виду лет двадцать, как и мне. Взгляд невольно опустился ниже, прошелся по мощной груди, обтянутой темно-серой кофтой с v-образным вырезом. Его руки были довольно большими и сильными, что, несомненно, притягивало. Всегда питала слабость к парням, которые следят за фигурой.

Лиам смахнул с глаз длинную темную челку и, улыбнувшись, протянул мне кружку:

— Выпей, тебе станет легче.

— Что это? — поинтересовалась я, приподнимаясь.

— Настойка на травах. Она снимет жар и поможет уснуть. А когда проснешься, расскажешь о своих приключениях. Хорошо? — его приятный мягкий голос успокаивал.

Я кивнула и, взяв кружку, поднесла к губам. Глотнув чудодейственного отвара, скривилась. Вкус оказался настолько противным, что просто не смогла сдержаться.

— Знаю, вкус отвратительный, но тебе это сейчас необходимо.

Пришлось на слово поверить Лиаму и допить эту хрень.

— Вот так. Молодец. — Он забрал кружку и поставил на стол. — А теперь ложись.

Помог мне устроиться в кровати и накрыл одеялом. Я чувствовала себя беспомощной куклой во власти сильного мужчины, и мне это нравилось. А кому не понравится столько заботы и нежности? Совершенно посторонний парень привел меня в свой дом, заботится обо мне, как о родной, — это не может не восхищать.

Опустив веки, я тут же начала проваливаться в темноту… И снова этот сон…

 Колкий взгляд янтарных глаз с зелеными вкраплениями лишал рассудка. Сердце то замирало, то неистово билось, разгоняя по телу тысячи мурашек.

— Кто ты? — на этот раз спросила я. — Почему ты опять в моем сне?

— Ты все узнаешь, когда найдешь меня! Прислушайся. Иди на зов! Найди!.. Ты мне нужна. Нужна…

Я очнулась от того, что кто-то схватил меня за руку, разворачивая к себе. В помещении, где я находилась, было темно, поэтому я не сразу поняла, что это Лиам, и едва сдержалась от желания закричать во все горло.

— Ты что здесь делаешь? — достаточно громко произнес он, но в его тоне не было агрессии. Так, легкое недовольство. — Тебе не следует сюда заходить.

Лиам вывел меня из комнаты и закрыл дверь.

— Я не знаю, как так получилось, прости, — виновато пролепетала, опустив голову. — Это все моя болезнь. Я самнамбула, — сказала и глянула на него, желая увидеть реакцию.

— Самнабула? — он вскинул брови. — Как интересно. Никогда не встречал лунатиков. Так вот откуда ты свалилась на мою голову, с луны! — захохотал он, разряжая обстановку. — Получается, самые красивые девушки живут именно там.

Я улыбнулась и смущенно потупила взгляд.

— Ладно, пойдем, отведу тебя к себе. Поговорим.

Лиам завел меня в комнату, где я спала, и усадил на кровать. Сам сел напротив, на табуретку. Его большие янтарные глаза, обрамленные длинными ресницами, рассматривали меня с интересом. Я поежилась от такого взгляда и, разволновавшись, сглотнула слюну. На миг даже показалось, будто эти глаза я видела во сне. Но нет, внешность у того мужчины была иная, да и старше он был.

— Можно узнать твое имя, красавица? — уголки губ Лиама поползли вверх.

— Дана.

— Красивое имя. Тебе подходит. А я Лиам. Тебе лучше? Ты проспала восемь часов.

— Да, спасибо. Кажется, жар спал, — ответила, прислушавшись к себе.

Мне реально похорошело. Вялость и сонливость ушли, в голове прояснилось.

— Ну сейчас мы это проверим.

Лицо Лиама приблизилось, его губы коснулись моего лба, отчего я замерла, стараясь не дышать.

— Ты права, жара нет, — подтвердил он.

А я вновь задышала, чувствуя, как подскочил пульс от близости парня.

— Расскажи, что с тобой случилось? Я правильно понимаю, это твоя болезнь завела тебя в лес?

— Да, — подтвердила его слова. — Пришла в себя и обалдела. Такого со мной еще никогда не было. Но, знаешь, меня будто что-то неведомое вело. А когда поняла, что заблудилась, очень испугалась. Даже не знаю, сколько часов блуждала по лесу в надежде найти выход. А потом увидела дома…

— Тебе повезло, что ты не пострадала и вышла на наш поселок. Знаешь ли, в этих лесах водятся волки и куда более страшные звери.

— Да уж, — нервно сглотнула я, понимая, в какой опасности находилась.

Но ведь сейчас все хорошо — это главное. Вообще, как оказалось, я очень даже везучая.

— А можно мне позвонить? Мама, наверно, волнуется, — приуныла я, вспомнив о ней.

Она всегда сильно переживала из-за моих ночных похождений. А тут такое… Ох…

Лиам достал из кармана брюк смартфон и протянул мне. Я набрала мамин номер, который знала наизусть, но трубку никто не взял. Странно. Она никогда не отключает телефон и не ставит его на вибрацию. Сердце болезненно екнуло. Неужели что-то случилось?

— Не берет, — расстроенно выдохнула.

— Не переживай, — будто читая мои мысли, подбодрил Лиам, — позвонишь чуть попозже, а пока отдохни.

— Нет! — выкрикнула я, чувствуя приближение паники. — Отвези меня домой, пожалуйста… — настаивала я, не понимая, что со мной творится.

Легкие сдавила непонятная тревога, воздуха не хватало. Меня бросало то в жар, то в холод. Нет, мне точно нужно домой!

— Окей. Сейчас поедем. Но сначала ты поешь, иначе твой организм истощится, и твоя мама отругает меня, — хохотнул Лиам. — Возражения не принимаются!

— Хорошо, — сдалась я и улыбнулась.

И уже через пару минут сидела на кухне и ела яичницу с беконом. Закончив с завтраком, отправилась вслед за Лиамом. Мы вышли на улицу, и я увидела белую иномарку.

— Карета подана, мадам, — театрально произнес парень, открыв передо мной переднюю дверцу.

— Мисс, — улыбаясь, поправила его и села в машину.

Всю дорогу до дома я накручивала себя, беспокойство нарастало. Лиам хоть и пытался отвлечь меня от дурных мыслей своими шуточками, но получалось с натягом. А когда я не застала маму дома, сердце пропустило удар. Снова набрала ее номер и вдруг услышала звонок. Обернулась на шум и увидела сотовый мамы на подоконнике. И вот как это понимать? Где она может быть?

— Ничего не понимаю, — задумчиво проговорила, взяв телефон. — Мама всегда берет его с собой.

— Может, просто торопилась, — высказал предположение Лиам, и теплые ладони легли на мои плечи.

А я уже и забыла, что он здесь.

— Нет, — покачала головой, обернувшись к парню, — если она пошла искать меня, то без телефона бы точно не ушла.

Не придумав ничего лучше, как позвонить тете Гале, маминой сестре, набрала ее номер.

— Теть Галь, привет! Ты не знаешь, где мама? — спросила, когда та взяла трубку.

Она жила за сотню километров от нас, но всегда была в курсе того, что происходит в нашей жизни. Единственная родня. Любимая тетка.

— Даночка! Ты где была?! — встревожено воскликнула она и зарыдала. — Мы тут все с ума сходили. Надя позвонила мне, говорит, ты пропала…

В груди кольнуло, а на глаза накатились слезы.

— Потом все расскажу. Где мама, теть Галь? Я пришла, а ее нет.

— Ой, Даночка, так ты не знаешь ничего… — ахнула она.

Я от волнения облизнула губы и сглотнула, увлажняя пересохшее горло слюной.

— Что такое? Не тяните, теть Галь! — взмолилась, предчувствуя беду, которая так и стучалась в двери моего дома.

— Наденька тебя искать отправилась посреди ночи, — ее голос дрожал, — машину не заметила. Выскочила на дорогу. И насмерть…

— Как насмерть?..

Земля ушла из-под ног, голова закружилась.

— Ты не волнуйся, деточка, я сама займусь похоронами, ты только дер…

Я начала оседать на пол, выпустив телефон. Крепкие руки не позволили упасть. Подхватив подмышки, Лиам усадил меня на кровать и сел рядом.

— Все будет хорошо. Держись, ладно? — сказал парень, притягивая меня к себе.

Слезы полились ручьем, в горле застрял ком, а в душе образовалась огромная не заживающая дыра, которая все росла и росла... Вина ухватила меня за горло, причиняя адскую боль.

— Это я виновата. Я убила ее, — зашептала в отчаянии, цепляясь за Лиама, как за спасательный круг, чтобы не утонуть в пучине отчаяния и безутешного горя. — Если бы она не пошла искать меня…

— Здесь нет ни чьей вины, — успокаивал парень, нежно поглаживая по голове. — Не вини себя, не надо. От этого будет только хуже.

— Нет, не могу. — Отстранившись от Лиама, поднялась и заметалась по комнате, не понимая, что делаю. — Это я, я виновата!

В отчаянии смела все со стола и, упав на колени, разревелась. А потом меня окутала тьма…

— Дана! Открой глаза, Дана… — услышала обеспокоенный мужской голос и, с трудом разлепив веки, посмотрела на Лиама.

— Что случилось? — почувствовала слабость, приподнимаясь в кровати.

— Ты потеряла сознание.

Я вспомнила случившееся и снова заплакала. Тоска по маме медленно убивала. Не спеша резала тупым ножом без анестезии.

— Скажи, что это не правда, — умоляла парня. — Скажи, что это сон. Моя мама, она не…

— Сочувствую, Дана. — Лиам сидел на краю постели и держал мою руку. — Понимаю, это тяжело, но ты должна быть сильной.

Волна бескрайнего горя с новой силой накрыла меня, и я опустила голову, чтобы парень больше не видел моих слез.

— Что мне теперь делать? — задала риторический вопрос, немного успокоившись. — Я осталась одна. У меня никого нет.

— А отец?

— Три года назад они с мамой развелись. Он уехал на Сахалин, и больше я его не видела. Вот бы и мне уехать на край света, подальше отсюда. Не хочу возвращаться в эту квартиру.

— Если хочешь, можешь пожить у меня. Квартиру можешь сдавать, тебе ведь сейчас будут нужны деньги, — предложил выход Лиам.

— А знаешь, — закивала я, решившись на безбашенный поступок, — так и сделаю.

Все равно уже ничто не имеет значения. К черту все — эта квартира, учеба. Я не хотела никого ни видеть, ни слышать. Мне нужно сейчас лишь одно — спокойствие и одиночество. Надеюсь, дома у Лиама этого добра будет сполна.

Глава 2. Дана

Лиам выделил мне просторную комнату в своем доме. Два дня я просидела там, отказываясь от еды. Как он не пытался уговорить меня поесть, у него не получалось. На третий день мы поехали на похороны мамы. Не знаю, как я это пережила, наверное, только благодаря содействию Лиама, который за такой короткий срок стал мне настоящим другом. Нет, даже больше — братом, которого у меня никогда не было. Он поддерживал меня, помогал пережить горе, пытался рассмешить, когда я впадала в уныние. Если бы не он, наверно, я бы сама не справилась.

Как-то ночью Лиам снова застал меня в той самой комнате, куда в свое время уже «посчастливилось» забрести. Почему я шла туда в бессознательном состоянии, до сих пор понять не могу. Но что-то там манило и притягивало. Лиам сказал, что если так будет продолжаться, придется закрыть дверь на ключ. Но что такого важного он там скрывает? Может быть, труп? Меня раздирало любопытство, с которым едва получалось совладать. Так и хотелось прошмыгнуть внутрь и узнать, чем эта комната отличается от остальных. Разгадать тайну Лиама. И вообще, я ведь девушка, и нам свойственно желать все запретное.

Как-то поздним вечером, возвращаясь с кухни к себе, поднялась на второй этаж и вдруг остановилась перед закрытой дверью той самой таинственной комнаты. Во мне разбушевался огонек азарта. Я знала, что Лиам уехал в город, и пошла на поводу собственного интереса. Подкравшись к комнате, с опаской оглянулась по сторонам. Никого! С облегчением выдохнула и, закусив губу, решительно дернула за металлическую ручку. Дверь распахнулась.

Сердце бешено колотилось, в горле пересохло. Я понимала, что поступаю не самым лучшим образом, но ничего не могла с собой поделать. Шагнула за порог темной комнаты. Пульс подскочил, и жар распространился по телу. Чувство неизвестности убивало. А еще страх быть застигнутой никак не отпускал.

Вскоре глаза привыкли к темноте. В углу комнаты, прямо возле окна, задернутого неплотными шторами, заметила кровать. И на ней явно кто-то лежал. Вот черт! Всего лишь спящий человек. А воображение что только мне не рисовало, начиная от трупа и заканчивая плененным человеком. Ха! Надо же быть настолько впечатлительной!

Я уже было попятилась, ощущая себя полной дурой, но почему-то остановилась. Сама не поняла, как оказалась рядом с кроватью. Еле дыша, склонилась и четко рассмотрела мужской силуэт. Сердце неистово забилось, а желудок свело от волнения. Не ведая, что творю, потянулась подрагивающей рукой к лицу и кончиками пальцев притронулась к изрядно заросшей щеке. Пока в темноте не посчастливилось разглядеть черты лица, но что-то так и притягивало к человеку. Это казалось странным и удивительным.

Мужчина никак не отреагировал на мое касание, продолжая спать крепким сном. Я нахмурилась. Под снотворным он что ли? Не знала, что думать.

Громкие торопливые шаги заставили меня вздрогнуть и обернуться. Я не успела среагировать, как дверь резко распахнулась, и комната залилась слабым светом из коридора. Лиам, скрестив руки на груди, занимал почти весь дверной проем. Выражение его лица не видела, зато ясно чувствовала недовольство.

— Дана! — властный голос прогремел в тишине комнаты, будто раскат грома.

  Я сглотнула и попятилась к кровати. Чувство вины обрушилось на меня ледяным потоком воды, отрезвляя. Вот же дура! Зачем только полезла сюда? Лиам помог мне, а я... хотела удовлетворить любопытство, наплевав на чувства парня.

Щелкнув выключателем, он ослепил меня на несколько секунд. Пол скрипнул под тяжелыми шагами Лиама. Пытаясь привыкнуть к свету, я не сразу сообразила, как оказалась за пределами комнаты.

— Это мой старший брат, Тео, — пояснил парень, закрывая дверь. — Он уже два месяца в таком состоянии. Чертова кома никак не отпускает.

Лиам повернулся ко мне и засунул руки в карманы черных джинсов.

— А что с ним случилось? — несмело спросила, до сих пор чувствуя вину за то, что вошла без разрешения и узнала тайну Лиама, в которую он не собирался меня посвящать.

— Он потерял любимую девушку, а потом начал угасать.

— Она умерла?

— Нет, она бросила его.

— Видимо, Тео сильно любил ее, раз тело так отреагировало, — предположила я. — Это странно. Ничего подобного раньше не слышала. А врачи что говорят?

— Стандартный набор фраз: «Все, что могли, мы сделали. Все зависит от него». Похоже, Тео сам не хочет жить...

Лиам поджал губы и опустил голову. Хотелось его подбодрить, как-то помочь. Привыкла за добро платить добром. Но что я могла в этой ситуации?

Повисшее молчание угнетало, пришлось исправлять ситуацию:

— Ладно, я пойду спать. Прости, что вот так все узнала. И не отчаивайся. — Я накрыла плечо Лиама ладонью. — Рано или поздно он очнется. Вот увидишь. Спокойной ночи.

Войдя в комнату, включила телевизор и легла на кровать. Этой ночью я плохо спала, постоянно просыпалась и ворочалась, поэтому сейчас меня быстро сморило в сон.

И снова ко мне явился ОН. Я скользнула взглядом по широким плечам, мощным рукам с выдающимися мускулами и не могла оторваться. Опустилась ниже, даже рот приоткрыла… Рельефный пресс сводил с ума, кружил голову…

Так, соберись, Дана! Что это ты удумала?

— Кто ты? — спросила мужчину.

Проигнорировав вопрос, будто вовсе не слышал его, сказал:

— Следуй за моим голосом. Помоги мне!

А потом он растворился в воздухе, как призрак, но голос его еще звучал в моей голове. И я пошла на его зов!

Проснулась резко и не поверила глазам. Я сидела на стуле перед кроватью Тео, сжимая его пальцы в ладони. От неожиданности отдернула руку и вскочила, чувствуя, как неугомонно колотится сердце. Что я опять здесь делаю? Это какое-то наваждение! Не понимала, почему все время возвращаюсь в эту комнату. В мозгу вспыхнула догадка, но пришлось сразу отмести ее. Так не бывает!

Игривый солнечный лучик проскользнул в окно и, лизнув меня в щеку, заметался по комнате. Наверно прошла целая вечность, пока я заставила себя подойти и снова сесть на стул. Тео все так же лежал, даже не сменив позы. Волнение охватило меня, стоило только вглядеться в его смуглое лицо. Я не верила собственным глазам, но это действительно был мужчина из моего сна, правда изрядно заросший щетиной. Все сходится… Тот же возраст, где-то в районе двадцати пяти — двадцати семи лет. Те же правильные, но чуть суровые, грубоватые черты лица, темные волосы. Сомнений не осталось. Зато появились новые вопросы.

Мое открытие поразило. Как такое возможно? Что это вообще означает? Я ничего не понимала, но чувствовала, что ответы где-то на поверхности, но почему-то не получается дотянуться до них.

Несмотря на то, что мужчина спал, лицо было напряженным и таким озабоченным, будто Тео что-то тревожило. Будто он все понимает, только говорить не может.

Я потянулась к его широкой груди, которая равномерно вздымалась и опускалась, подтверждая то, что брат Лиама жив. Стоило только пройтись по ней пальцами, как внутри что-то завибрировало, будто пыталось прорваться рычание. Я резко убрала руку и пораженно уставилась на Тео. Ничего больше не случилось. Но ведь я не сошла с ума! Это был еле уловимый рык. Хотя, звучит, как бред.

Продолжая наблюдать за ним, еле сдержалась от желания очертить линию невероятно манящих губ. По телу прокатился непривычный жар, что, естественно, испугало меня. Как и желание, вспыхнувшее и тлеющее внизу живота. Откуда эти ощущения? С чего вдруг? Человек при смерти, а я… Дура!

Рассердившись на себя, поджала губы. Продолжая наблюдать за неподвижным Тео, едва сдерживала слезы. Такой молодой, красивый и практически неживой. Несправедливо. Я разозлилась. На жизнь, на судьбу!

— И не надоело тебе лежать столько времени? — попыталась сказать строго, но голос дрожал. — У тебя есть семья, любящий брат, который ждет твоего возвращения. Борись! Не ради себя, так ради него.

Внезапно я кожей почувствовала чей-то взгляд у себя на затылке. Обернулась и встретилась с искренним взглядом золотистых глаз Лиама. Он упирался плечом в дверной косяк, наблюдая за мной.

— Давно ты тут стоишь? — спросила я.

— Достаточно, чтобы услышать все, что ты говорила.

— Прости, если я...

— Брось. Теперь уже не важно, — перебил он меня, войдя в комнату. — Знаешь, я уже все перепробовал. И разговаривал с ним, и умолял его. Бесполезно. Не хочет он возвращаться к жизни. Видимо, ему там лучше.

Вздох сожаления сорвался с его губ.

— Не теряй надежды, — подбодрила я. — Главное, что он жив.

Парень подошел к кровати и присел на корточки рядом с ее изголовьем.

— Я бы все отдал, лишь бы брат очнулся, — жестко проговорил Лиам, сжав руки в кулаки.

Каждый его мускул был напряжен. На скулах заходили желваки. Не знаю, о чем он думал, но ему явно это не нравилось. Я положила ладонь Лиаму на плечо, поддерживая. Взгляд парня не отпускал брата. В нем было столько любви и преданности, что у меня защемило сердце. Во что бы то ни стало я должна помочь.

— Можно я буду приходить сюда иногда? — неуверенно спросила, убрав руку от Лиама.

— Конечно, приходи.

С того дня я начала каждый вечер захаживать к Тео и разговаривать с ним.

— Ну, здравствуй, Тео, — начала я, переступив порог комнаты.

Взяла стул и, пододвинув его к кровати, села.

— Как ты сегодня себя чувствуешь? Не надумал еще вернуться к брату? Ему без тебя очень тяжело. Да уж… — я вздохнула и на миг растерялась, поняв, что желаю невозможного.

Кто я вообще такая, чтобы Тео начал реагировать на мой голос? Мы даже не знакомы. Однако ж это он приходил ко мне во снах и видениях, он звал, просил о помощи, поэтому я должна попытаться что-то сделать. Если для этого нужно говорить с ним, значит, так и будет.

Собравшись с мыслями, решила для начала представиться.

— Меня зовут Дана. Твой брат, Лиам, помог мне, и теперь я временно живу у вас. Надеюсь, ты не будешь против… — на несколько минут в комнате повисла удручающая тишина. — Знаешь, я понятия не имею, почему ты выбрал именно меня. Что во мне такого особенного? Так хочется это узнать. Надеюсь, ты скоро придешь в себя и расскажешь мне об этом. Да? Расскажешь ведь?

Улыбка коснулась моих губ. Рядом с Тео я чувствовала себя не такой одинокой.

Лиам часто где-то пропадал, а я сидела дома одна, боясь показаться на улице. Иногда прогуливалась по лесу и размышляла о жизни. Стыдно, что забросила учебу, но пока совершенно не хотелось видеть кого-то из прошлой жизни. Я еще не готова. Слишком свежа рана от потери самого дорогого человека.

Вздохнув, посмотрела на Тео и решила исповедаться.

— Знаешь, я ведь раньше думала, что смерть обойдет стороной мою семью. Глупо, да?.. А потом умерла мама… — я закусила губу и вскоре продолжила. — Прошло уже несколько дней, а я так и не смирилась с потерей. С тобой я хоть на время забываюсь. Не знаю, слышишь ты меня или нет, но мне легче оттого, что я с тобой разговариваю…

Глава 3. Дана

Время летело. Один день сменялся другим. Все они, как две капли воды, походили друг на друга. В них не было ни свободы, ни счастья. И только разговоры с Тео скрашивали мои унылые однообразные будни. Я приходила к нему и рассказывала о том, как провела день, о том, что у меня на сердце, как скучаю по маме. Я стала привязываться к мужчине и начала бояться того дня, когда он наконец очнется от продолжительного сна. Ведь неизвестно, как Тео воспримет тот факт, что в его доме живет незнакомая девушка, которая без его ведома каждый день захаживала в эту комнату.

Сегодня я тоже пришла. По привычке поздоровалась и, сев на край постели, накрыла большую ладонь Тео своей. Легкая дрожь пробежала по телу, как слабый электрический разряд. Это случалось постоянно, стоило только коснуться кожи мужчины.

Не понимая, что на меня нашло, придвинулась ближе и наклонилась над Тео. Рука непроизвольно потянулась к его спокойному, застывшему лицу. Решив на этот раз не бороться с желанием, прошлась подушечками пальцев по губам Тео и почувствовала, как внизу живота зарождается что-то безумное, дикое. О, Боже! Я такого никогда и ни к кому не испытывала. Стыдливо опустила голову и коснулась ладонями пылающих щек. Голова пошла кругом.

Взяв себя в руки, посмотрела на Тео.

— Вернись. Приди, наконец, в себя, — прошептала с надеждой. — Это ведь из-за тебя я здесь. Твой голос привел мое контролируемое болезнью тело в этот дом. Для чего? Скажи мне! — в отчаянии я повысила голос, как вдруг веки мужчины дрогнули, а ноздри затрепетали.

Резко открыв глаза, он схватил меня за запястье. Мое сердце подпрыгнуло к горлу, а дыхание участилось. С приоткрытым ртом я смотрела в его янтарные с зелеными вкраплениями омуты и млела от такой красоты.

Свободной рукой Тео скинул с себя одеяло и, соскочив с кровати, с рычанием ухватил меня за горло. Я и не заметила, в какой миг оказалась припечатанной к холодной стене. Пульс подскочил, страх острой стрелой пронзил сердце, не позволяя дышать.

— Кто ты такая?! — гневно выплюнул он, с прищуром вглядываясь в мои глаза, естественно, полные ужаса и отчаяния.

Его ноздри взбешенно дернулись, словно пытаясь уловить запах.

— Челове-ек… Что ты делаешь в моем доме, мерзавка?! — прорычал Тео.

Я сжалась под буквально расчленяющим меня взглядом. И что значат его слова? Конечно, я человек, а кто еще-то?!

Поведение Тео поразило. Неужели так ведут себя люди, выйдя из комы? Я вцепилась в сильную руку, сжимающую шею, хотела отодрать ее от себя, но не тут-то было. Тео снова зарычал, будто дикий зверь. Я затряслась, глядя на то, как вспыхнули желтым цветом его глаза. Что же это такое?!

Паника поднималась из глубин сознания…

— Тео, сейчас же отпусти девушку! — как раскаты грома, послышался голос Лиама с рычащими нотками.

Я как никогда была рада видеть его. Но вместо того чтобы послушаться брата, Тео снова рыкнул на меня, опалив горячим дыханием.

— Тео! Я сказал, отпусти ее! — взревел Лиам.

На этот раз он послушался и, дав мне свободу, склонил голову перед братом. Это показалось странным, но я не придала этому значения. Закашлялась, потирая горло.

— Не смей так больше делать! — прорычал Тео и добавил. — Ты каким местом думал, когда решил притащить сюда эту тварь?

Услышав в свой адрес необоснованное выражение, опустила голову. Меня очень обидели его слова. Как он может так обо мне говорить? Чем я заслужила такое отношение? Слезы невольно застлали глаза, и я прикусила губу, пытаясь не разреветься.

— Полегче со словами, брат! — осадил его Лиам. — Не нужно грубить. Я все понимаю, но эта девушка ничего тебе не сделала. Она не Алиса! Успокойся уже!

Я виновато посмотрела на братьев. Сама виновата. Нечего было прикасаться к Тео…

— А мне похер! Она человек! — он бросил на меня прожигающий насквозь, полный ненависти взгляд, отчего я напряглась. — Этого достаточно.

— Давай ты успокоишься, придешь в себя, и мы поговорим. Ты два месяца был в коме. За это время многое случилось. Я так рад, что ты очнулся, брат.

Они обнялись.

Обида на слова Тео до сих пор жгла мне внутренности. С одной стороны я могла понять — его предали, растоптали чувства. Но с другой… при чем здесь я? Зачем ненавидеть весь женский пол и срывать злость на мне? Это глупо и по-детски.

Я незаметно вышла из комнаты и направилась к себе.

Прошло уже два часа. Я все не решалась выйти из комнаты и снова встретиться с Тео. То, как он повел себя со мной, не укладывалось в голове. Как? Как такое может быть? Откуда столько злобы и жестокости к совершенно незнакомому человеку? Неужели я напомнила Тео девушку, которая предела его? Вот честно, пыталась понять мужчину, но, увы, не могла.

Живот заурчал, пришлось отправиться в кухню. Как бы мне не хотелось запереться в комнате и не выходить, пока внизу Тео, рано или поздно придется посмотреть ему в глаза. Но только не сегодня! Сделаю вид, что его нет. И все! Да, именно! Это выход!

Медленно спускаясь по крутым ступеням, пыталась выбросить из головы мысли о Тео, но не получалось. Да что ж такое?! Сначала он преследовал меня во снах и видениях, теперь тут… Что-то нужно с этим делать!

— … пора размять косточки и выпустить зверя побегать, — услышала его голос, доносящийся с кухни.

— Рано тебе еще, — возразил Лиам. — Ты у дока был? Он должен осмотреть тебя.

О каком звере шла речь, черт его знает, но это заинтриговало. Я вошла в кухню и, как ни в чем не бывало, открыла холодильник и принялась искать, что бы поесть. Ну… Я же твердо решила не замечать Тео.

— Хм, я смотрю, ты времени даром не терял, брат, — усмехнулся он. — Давно ты спишь с этой?.. Они же все слеплены из одного теста. Не боишься закончить, как я? — говорил Тео, будто меня здесь нет.

Я задыхалась от негодования. Грудь вздымалась от тяжелого дыхания, а волны перекатывающегося внутри недовольства грозились вырваться наружу и обрушиться на этого идиота ледяной лавиной. Да как он смеет такое говорить, совершенно не зная меня? Сначала «тварь», теперь «эта». Это переходит все границы. Я замерла с яблоком в руке, не желая смотреть на Тео.

— Тео, заткнись! — прорычал Лиам. — Я не позволю тебе оскорблять Дану. Если бы ты знал, через что ей пришлось пройти…

— А мне совершенно пофиг! Веришь — нет? Видимо, заслужила.

Этих слов я стерпеть не смогла. Нижняя челюсть затряслась, по щекам скатились слезы. Вспомнила о маме. Заслужила, говорит? Что такого я сделала, что Бог забрал мою маму? За что?!

Я положила яблоко на стол и выбежала из кухни, вытирая непрекращающиеся слезы. 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям