0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Звездное небо (эл. книга) » Отрывок из книги «Звездное небо»

Отрывок из книги «Звездное небо (#1)»

Автор: Тур Тереза

Исключительными правами на произведение «Звездное небо (#1)» обладает автор — Тур Тереза Copyright © Тур Тереза

Сначала пришла боль. Острая, мутящая разум. Потом к ней присоединилось отчаянное желание почесаться – слева не просто свербело и зудело. Это было что-то невозможное!

Потом она поняла, насколько слаба. Не может ни закричать от выворачивающей наизнанку боли, ни провести ногтями по коже – чтобы зуд  сменился хоть той же болью. Ей почему-то казалось, что так станет легче.

А потом среди этих безрадостных ощущений появился голос. Властный, звучный. И тот, кто обладал голосом, говорил на языке темных.

На языке существ одного из четырех видов, определявших миропорядок в этой части Вселенной. Невозможно высокомерных существ, которые посчитали встретившихся им на пути землян лишь слабой и жалкой пародией на разумных. Пародией, к которой, однако, внешне отнеслись крайне доброжелательно.

Сколько тогда их представители наслушались красивых и правильных слов о радости обретения новых членов Галактического союза. О том, что они, поддерживая младшего брата, будут вместе идти в светлое будущее.

Однако в праве стать членом Галактического совета Земле было отказано. Не тот уровень развития.

Результатом стало ограничение по продажам на Землю и в ее колонии различных технологий: научных и оборонных в первую очередь. Хорошо еще, что гномы и рептилоиды не брезговали контрабандой. Понятное дело, через третьих лиц. Кроме того, Галактический совет потребовал, чтобы земляне ограничили общение с другими цивилизациями, не входящими в совет.

Земляне, усвоив уже патетическую риторику и слабо веря в щедрость новоявленных друзей, торжественно согласились. И – конечно же – стали договариваться с другими цивилизациями. Например, с орками. Но с оглядкой. И изо всех сил тайно.

Но самой большой проблемой, поставившей землян практически на грань истребления, стали пираты.

И вот в чем была странность. До того момента, как земляне заключили  первый договор с Галактическим советом, о пиратах они, конечно, знали. И даже временами общались, но особых конфликтов не было. Обе стороны то торговали, то распыляли корабли друг друга. В общем, рабочие моменты…

А с определенного момента началась война.

Так что, слыша голос какого-то высокопоставленного темного, – а интонации существа, которое привыкло повелевать, нельзя спутать ни с какими другими - Наталья испытывала лишь раздражение, хотя, погруженная в лечебный дурман, не понимала значения слов.

Потом она стала испытывать недовольство собой: мало того, что беспомощная – так еще и ждет этого голоса, вслушивается в слова, что темный говорит. Ждет, пока слова коснутся ее слуха. И – самое главное – ей становится легче, когда они звучат.

И в один день ее глаза распахнулись. Но она не поверила им. На стуле рядом с полуоткрытой реанимационной капсулой сидел владыка претемный лур Ра’хард.

Она узнала его по изображениям в общегалактической сети. Худощавый, изящный и смертельно опасный. Смуглая с фиолетовым отливом кожа, длинные распущенные волосы, белые, как снег.

Насколько она помнила – глаза у него тоже были фиолетовыми.

- Ой, девочки! – говорила хохотушка Иветта, ее заместительница в аналитическом отделе обороны Земли. – Да за один благосклонный взгляд этих глаз…

Это была одна из самых любимых шуток. Потому что землянам было хорошо известно: темные, а они по праву считались сильнейшими воинами этой части вселенной, относились ко всем с презрением. А уж к землянам… к виду, по их мнению, слабому… они относились с презрением в степени n+1.

Владыка смотрел на нее с беспокойством.

Она уже была готова ляпнуть какую-нибудь глупость. У нее все пыталась вырваться фраза:

- А глаза у вас, действительно, фиолетовые. Какой изумительный оттенок…

Хорошо еще, что она сообразила, в каком виде находится, и попросила одеяло - прикрыться.

Объяснение, что она делает на корабле темных, Наталье не понравилось.

Конечно, случись что непредвиденное – то же нападение пиратов, ребята-десантники сделали бы все возможное и невозможное, чтобы она (как любая из женщин на корабле) осталась в живых. В том числе и выбросили бы в спасательной капсуле в открытый космос, снабдив маяком с сигналом бедствия. Выставив таймер таким образом, чтобы он стал звать на помощь, скажем, часов через двенадцать. Когда враги гарантированно покинут место боя.

Другое дело, что на военных кораблях она не летала. Ей нечего было там делать. Свою деятельность она не афишировала, о ее работе и должности знали лишь те, кому положено было знать. И не более. Все остальные – включая ее собственных детей – были уверены, что мама преподает статистические вероятности в Звездной академии. Что, кстати говоря, тоже было правдой. Она там преподавала. В свободное время.

Тем временем темный попросил ее назвать свое имя.

- Наталья Вереева, - сказала она и почему-то покраснела.

Кожа слева просто зашлась огнем. Желание почесаться стало нестерпимым.

- Вам нехорошо? – встревожился владыка.

Наталья прикусила язык, с которого уже рвалось: «Почешите меня, пожалуйста!»

Должно быть, выражение лица у нее при этом получилось самое зверское. Понять бы еще, что с этим самым лицом… Лур Ра’хард подскочил и понесся в коридор, призывая лекаря.

«Хорошо еще, что я язык темных знаю…» - подумала Наташа. На самом деле, ей, как и остальным сотрудникам отдела аналитики, пришлось выучить не только этот язык, но и языки всех членов Галактического союза. И отдельным бонусом – язык орков, с которыми земляне как раз сотрудничали очень и очень активно.

У лекаря кожа была просто смуглая, без всякого отлива. Волосы не такие длинные, как у владыки, и заплетенные во множество мелких косичек.

- Как вы? – обеспокоенно спросил он.

Наталья не смогла вспомнить, как это будет на языке темных эльфов, и поэтому проговорила на общегалактическом:

- Чешется. Невозможно терпеть. А я рукой пошевелить не могу.

- Чешется потому, что кожа регенерирует, - с гордостью сказал лекарь. – Чего, кстати, не так легко было добиться, потому что вы были обуглены. А наши аппараты настроены на нас. Но никак не на человека.

Говоря, он – судя по звукам – копался в каком-то шкафчике, а потом подошел к Наталье, держа в руках большую прозрачную банку с чем-то белесым.

- А шевелиться не можете, потому что я не хотел, чтобы вы дергались и мешали срастаться костям и тканям вашего тела.

Он склонился над нею и нажал на точки в основании черепа.

Наталья ощутила, что может двигать руками и тело ее снова слушается.

- Вот интересно, - пробормотал лекарь, начиная втирать мазь. – Виды разные, а точки на теле – одни и те же. Не считая, конечно, рептилоидов.

- Доктор!!! – воскликнула она на общегалактическом в полном восторге. – У меня получается!

- Только не переусердствуйте, - проворчал темный, не останавливаясь. – Никаких резких движений. Никаких попыток подняться.

- Что тут происходит? – раздался от входа недовольный голос владыки.

Лекарь тут же встал по стойке смирно, а Наташа застонала, потому что те места, что не были намазаны волшебным снадобьем, зудели нестерпимо.

- Почему вы касаетесь нашей гостьи? – продолжил лур злобно.

- Потому что я ее лечу, - с почтением и без тени насмешки отозвался лекарь.

Ответом ему послужила громко хлопнувшая дверь в палату.

Лекарь склонился над Натальей и размеренно продолжил наносить мазь.

 

 

У владыки претемного лура Ра’харда выдержка была абсолютной. И когда он показывал свой гнев – это была демонстрация. Не больше и не меньше.

Поэтому, когда его коллеги по Галактическому совету говорили: «О! Опять этот бешеный темный впал в ярость!» - это обозначало только то, что им позволили эту ярость увидеть. Потому что так было необходимо для дела.

Но вот сегодня…

Когда он увидел лекаря, склонившегося над обнаженной женщиной. Когда он буквально почувствовал, как чужие руки дотрагиваются до ее розовой кожи… Когда он услышал довольный возглас…

 У него в голове помутилось, а глаза застлала алая пелена ярости.

Но все же выдержка у владыки была абсолютной. И он оказался способен вовремя понять несколько вещей. Во-первых, такая реакция была неправильной. Во-вторых, доктор не стал бы делать что-то, кроме лечебных манипуляций. И, в третьих, не стоило убивать доктора на глазах у землянки. Она вряд ли бы обрадовалась такому зрелищу.

Последний аргумент оказался решающим. И лур Ра’хард просто выволок себя из палаты.

Он летел по коридорам корабля – и волосы развевались за его спиной, как белое облако смерти. Была на одной из планет, которые темные наметили под колонизацию, такая убийственная штука. Когда роза ветров резко менялась (а на той планете это происходило достаточно часто), то в осадках появлялись белесые взвеси. Смертельно ядовитые. На пятом вдохе темный погибал. Планету владыка помнил хорошо. Это было его первое задание, которым он руководил лично, как наследник престола.

Ко всему белому с тех пор лур Ра’хард относился настороженно. А планету они все равно колонизовали. Просто всем посещающим ее, а тем более проживающим на ней постоянно, делали инъекцию антидота.

- Мой лур! – внезапно обратились к нему.

До этого момента владыка успевал отслеживать боковым зрением, что от него шарахались. Прижимались к стене, склоняли голову. И пропускали, разумеется.

Ра’хард остановился.

Ну, конечно, это его молочный брат! Сержант штурмовиков, храбрость и бесшабашность которого была легендой даже у темных. Никто другой не осмелился бы  вот так побеспокоить владыку в подобном состоянии

- Вот мне интересно, Ру’Рар, - обратился к нему владыка. - Ты случайно меня заметил и вспомнил о делах, которые нам срочно надо обсудить? Или же тебя послали отвлечь меня от раздумий?

Штурмовик неопределенно пожал плечами и, поскольку владыка не сводил с него вопросительного взгляда, пробасил неопределенно, но с воодушевлением:

- Претемный лур – самый мудрый среди живущих. И с легкостью читает правду в сердцах своих подданных!

- Понятно! – скривился владыка.

Над ним потешались – и оба собеседника это прекрасно понимали.

- Что же поможет моему владыке прийти в себя? – продолжил бесстрашный штурмовик в том же духе.

- Вот пущу тебе кровь за дерзость – мне сразу станет легче! – кровожадно усмехнулся владыка.

Ру’Рар сделал большие глаза. Дескать – ну, попробуй!

Они дошли до абсолютно пустого тренировочного зала.

- Трусливые навозные жуки, - охарактеризовал поведение подданных владыка.

Его молочный брат кивнул, соглашаясь, и добавил:

- Получается, две тренировки перенесли. И обычно в это время здесь занимается еще с десяток инженеров из технического.

Претемный связался с адъютантом:

- Узнайте, кто в это время занимается в зале на десятом подуровне.

- Да, мой лур!

- Организуйте генеральную уборку туалетов и мусоропроводов их силами.

- Слушаюсь.

- И объясните всем, что темные, которым не хватает смелости встретиться с владыкой лицом к лицу, большего не заслуживают. Кстати, узнайте, кто отдал такое распоряжение. Пускай присоединяется. И сами поучаствуйте.

- Будет сделано! - с воодушевлением откликнулся адъютант.

- Такое ощущение, что я его представил к награде за личное мужество, а не наказал чисткой отхожих мест, - пожаловался Ра’хард молочному брату.

Тот рассмеялся:

- Мой лур! Вы сегодня просто на себя не похожи!

Владыка нервно дернул плечом и подошел к стойке с тренировочным оружием. Оно отличалось от боевого только тем, что было потяжелее. Натренировавшись с тяжелым мечом, воин в реальном бою развивал более высокую скорость. Да еще клинки тренировочных мечей не обрабатывали ядом. А так – качество заточки было таким, что клинок перерубал попавший на него волос.

Штурмовик и владыка на мгновение замерли друг напротив друга в боевых стойках. Вдох-выдох. Плавное движение… И клинки запели.

Братья всегда фехтовали на равных. Штурмовик был помощнее – и опыта в реальных боевых действиях у него было побольше. Владыка - коварнее в ударах. И всегда знал, с какой стороны последует нападение.

Первые царапины они нанесли друг другу одновременно. Владыке доставило огромное удовольствие оцарапать шею молочного брата – аккурат там, где под кожей билась сонная артерия. Но тут же лур отпрянул, прошипев ругательство, – штурмовик располосовал тунику темнейшего и задел кожу. Над сердцем.

Они остановились. Поклонились, признавая мастерство противника и полученное от поединка удовольствие. И закружили снова.

 

- И что говорят твои парни о мести землянам? – задал вопрос владыка спустя весьма и весьма длительное время, когда оба соперника уже были в равном количестве царапин, а сам он еще и в нормальном состоянии духа.

- Земляне им как раз понравились, - был ответ.

- А что не понравилось?

- Скажи, на Лунной базе действительно веселились школьники?

- Не уверен. Скажи, вот ты бы пустил на боевую базу детей?

- Наших детей? – глухо отозвался сержант.

- Мда… Ты прав. Пустили бы куда угодно. Но мне очень хочется верить, что президент Земного союза солгал.

- А вот про лайнер он не солгал точно. На Землю летели дети с другой планеты.

- Вы вскрыли базу данных?

- Материнская планета объявлена в Земном союзе местом, где собираются ее дети. Все производство вынесено за пределы планеты. А там – исторические и туристические объекты. Администрация союза. Объединение торговли. И не очень большое количество жителей. Как я понял, на Земле имеют право селиться не все. Это награда. Но каждый из тех, кто когда-то покинул Землю, приезжает регулярно, чтобы не чувствовать себя оторванным от родины.

- Грамотно, - одобрительно кивнул владыка.

- Только вот наших беспокоит… Жаль, что мы теперь кровники.

- Они выплатили нам долг чести. С чего ты решил, что мы теперь связаны кровной местью?

- Ра’хард… Земляне похожи на нас больше, чем кто бы то ни было из Галактического союза. А теперь представь, что бы сделали мы, если бы кто-то уничтожил наших детей?

- Ты еще нас с орками сравни, - недовольно фыркнул владыка.

- Они, по крайней мере, честнее.

- По счастью, они не умеют объединяться в длительные образования. И все время грызутся между собой.

- Я предпочел бы иметь дело с ними и с землянами, чем с нашими  союзниками по Галактическому совету, - резко ответил штурмовик.

- Счастье еще, что государством управляю я.

- Каждый занимается своим делом, - философски заметил молочный брат. – И я не думаю, что твоя ноша легче.

Когда владыка подходил к медицинскому отсеку – надо было обработать царапины, одна из которых оказалась глубокой – то ему навстречу попался лекарь. Ре’Лерг поклонился претемному – и замер, перегородив дорогу.

- А я как раз к вам, - сказал Ра’хард.

- Мой лур, я могу с вами поговорить?

Владыка посмотрел на лекаря с удивлением. Это же о чем таком темный задумался, что не заметил кровь на своем повелителе?

- Пойдемте в кабинет, - ответил он расстроенному подчиненному.

Они зашли. И лекарь опустился на колено.

- Жизнь моя принадлежит вам, – заявил он.

- Как и любого моего подданного, - спокойно уточнил лур. – А что случилось?

- Я вызвал ваше недовольство.

- Как и все офицеры на кораблях боевого ордена, - не стал спорить с ним претемный.

- Что мне делать?

- Нет ничего проще… - начал владыка и осекся. Вот что сказать преданному подданному? Не делай так больше? То есть – не касайся и не лечи?

- Мне придется каждый день обрабатывать те части тела пострадавшей, что были обожжены. Она жалуется, что зудит неимоверно.

Вид у молодого темного был самый несчастный.

- И…еще…

- Говорите, - приказал владыка.

- Я буду вынужден делать массаж. Понимаете, - забормотал он. – Конечно, капсула регенерации творит чудеса, но на теле есть точки, которые…

Претемный лур поднял вверх руку с раскрытой ладонью, призывая собеседника к тишине. Тот запнулся на полуслове.

- Я все понял. Мы просто с вами оба переживем это. Сделайте все необходимое, чтобы наша гостья поправилась.

И кивком отпустил лекаря.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям