0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Любовь вампира » Отрывок из книги "Любовь вампира"

Отрывок из книги "Любовь вампира"

Исключительными правами на произведение «Любовь вампира» обладает автор — Тюрина Татьяна. Copyright © Тюрина Татьяна

Соня вздохнула, глядя в экран монитора. Когда-то она думала, что у неё большое и светлое будущее. Что она поездит по миру и будет востребованным специалистом. Но, как оказалось, мир жесток, никому особо не нужен переводчик с немецкого и румынского. Угораздило же её выбрать вторым языком именно румынский. В своё время её буквально окружило всё, связанное с ним. Постоянные напоминания и реклама. Бесплатные пробные курсы и конкурс на полное обучение, который она выиграла. Куча литературы о Румынии и исторической ценности. В общем, она купилась. Тогда-то она думала, что раз его мало кто берет, то она будет нарасхват.

Ага!

Никому и даром не нужен румынский. Всем английский и китайский подавай. Вот она и сидела, горе горемычное, на сайтах по поиску работы и перебивалась временными заработками, которые подкидывало ей одно издательство, где она числилась как удалённый работник.

Выучить новый язык? Или плюнуть на всё и пойти в продажи? Или секретарём попробовать устроиться? Но везде нужен опыт. Эх...

Она каждый вечер обновляла резюме. Однажды ей всё же повезло и в телефоне раздался звонок.

— София Леонидовна? — послышался мужской голос.

— Да, — сказала она немного скучающе, ожидая очередное предложение о кредите или прочих типа бесплатных услуг, целью которых было просто выманить её деньги.

— Моё имя Корчагин Анатолий Дмитриевич. Я являюсь сотрудником компании Драктара и уполномочен предложить вам вакансию.

Соня аж вся подобралась. Она не слышала про такую компанию, но обязательно поищет в интернете позже. Однако не часто ей звонят, чтобы позвать на работу. Хоть бы не был какой-нибудь развод...

Как оказалось, её приглашают перевести несколько древних книг именно с румынского. Только вот фотографировать страницы или присылать ей ценные древние фолианты никто не собирается, поэтому ей нужно будет приехать самой и пожить в каком-то загородном доме, пока будет идти процесс работы.

Последний пункт её, конечно, насторожил. Однако Анатолий отвечал на любые её вопросы, открыто предоставляя любую информацию. Позже она сама в интернете проверила все данные. Нашла и компанию, которая, оказывается, занимается медицинским оборудованием. Зачем им тексты на румынском? Впрочем, это не её дело.

Нашла она и адрес загородного дома, который, судя по фоткам, был больше похож на какой-нибудь особняк. Она даже залезла глубже и проверила, на кого зарегистрирован дом. Оказалось, что имя вполне знакомое. Анатолий Корчагин.

Либо очень ловкий развод, либо ей действительно подфартило найти хорошую работу. Надеясь, что древних текстов будет целая библиотека, она начала собираться на собеседование.

Встреча была назначена в крупном офисе, что тоже давало надежду на то, что всё на самом деле. Сам Анатолий Корчагин оказался вполне представительным мужчиной за пятьдесят. Она даже удивилась, голос его был моложе.

Он не удивился и совсем не обиделся, когда она попросила его показать документы. На его лице даже скользнула лёгкая улыбка, будто он этого даже ожидал. Соня же не собиралась извиняться за своё недоверие. Она не впервые занимается подобными подработками и не раз натыкалась на мошенников или тех, кто после выполнения работы отказывался платить. Поэтому и перестраховывалась.

Пока всё выглядело цивильно и прекрасно. Тем не менее, её всё равно беспокоило то, что придётся уехать и жить в каком-то странном большом доме. Кто ещё там будет?

Но дух авантюризма, а также шикарная зарплата всё-таки склонили её принять предложение. Однако, собираясь, она положила с собой и шокер, и пару перцовых баллончиков. Возможно, это ей и не понадобится, но с ними было спокойнее.

Дом, в котором ей предстояло жить и работать, оказался даже шикарнее, чем она думала. Анатолий сам её встретил и провёл мимо двух высоченных охранников. Один из них подхватил её багаж и молча отнёс в дом.

Соня отказалась от предложения пообедать и отдохнуть, но с радостью согласилась на экскурсию по дому.

Два этажа, восемь комнат, шикарная столовая и даже огромный банкетный зал. А потом ей показали личную библиотеку хозяина этого "замка" и она обомлела. Она не была слишком уж большой, но экземпляры, что там хранились, просто завораживали. Некоторым книгам было не менее ста лет.

— Вот эти три стенда нужно оцифровать и перевести, — говорил ей Анатолий, который её сопровождал.

Соня едва удержалась от того, чтобы не присвистнуть. На одном стенде не менее пятидесяти книг, а их тут три.

Учитывая, что ей обеспечивают проживание и питание, то почти не придётся тратить свою зарплату. Она так себе и квартиру потом купит и машину в придачу.

Похоже, фортуна, наконец, повернулась к ней лицом.

— Откуда в вашей библиотеке столько румынской литературы?

— Это не моя библиотека, — сказал Анатолий, глянув на неё, — а хозяина этого дома.

Соня напряглась.

— Разве дом записан не на вас?

Мужчина опять понимающе улыбнулся.

— По документам, да. Но настоящий хозяин не я.

— Ясно, — скривилась Соня. Очередной какой-нибудь олигарх скрывается от налогов или шифруется от жены. Впрочем, это не её дело.

Анатолий между тем подошёл к столу и указал на ноутбук, который там лежал.

— Это для вас. Если понадобится что-то ещё, то, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к дворецкому.

— Здесь даже дворецкий есть? — удивилась Соня.

Анатолий улыбнулся.

— Это скорее дань традиции. Просто человек, который заведует хозяйством, следит за чистотой и питанием, но Ангелина требует, чтобы её называли именно дворецким, — мягко улыбнулся тот.

— Дворецкий-женщина? — продолжала удивляться Соня.

— Вы скоро с ней познакомитесь.

— А что насчёт хозяина дома?

— Он... не часто появляется на людях, но уверен, с вами непременно встретится, чтобы обсудить тонкости работы, — Анатолий указал на книги. — Он по натуре человек... предпочитающий уединение.

— Ясно.

— Если у вас нет ко мне вопросов, разрешите удалиться. У меня на сегодня ещё назначены дела.

— О, да, конечно. Спасибо.

Анатолий галантно поклонился и вышел. Соня же осталась в библиотеке осознавать всё, что узнала.

— Замок. Библиотека. Хозяин-затворник. Я что в грёбаной "Красавице и Чудовище"?

Открыв и закрыв ноутбук, она просмотрела корешки книг. Какие-то сочинения неизвестных авторов. Научные труды и... книга с рецептами?

Неважно.

Она особо торопиться не будет и по полной насладится этим прекрасным домом, обстановкой и своей работой.

А чудовище пусть ждёт свою красавицу, ей вся эта романтическая хрень не нужна. Главное, чтобы зарплату вовремя платили.

К своим обязанностям она приступила на следующий день. Так как хозяин этого "замка" ещё не появился и указаний не дал, она книгу для первого перевода выбрала сама. Это был какой-то роман про рыцаря, который ехал совершать свой главный подвиг — убить дракона. Довольно скучная история на современный вкус, но если проникнуться, то описание его мыслей и дорожных злоключений очень затягивали.

Постепенно она начала знакомиться и с персоналом этого дома, который она про себя продолжала называть замком. Ангелина оказалась женщиной в возрасте и, к её шоку, женой Анатолия. А этот интриган же ни слова об этом не сказал. Милая и добродушная женщина всё выспрашивала её любимые блюда и продукты.

Вскоре она познакомилась и с остальными. Зина и Тамара были домработницами, только не в общепринятом смысле. Они работали по дому в этом шикарном месте. Убирали комнаты, занимались стиркой и поддерживали чистоту. Обе были рады новому лицу. Они постоянно сетовали на то, что большая часть их работы без толку, ведь в доме почти нет гостей, а комнаты они убирают просто так. С другой стороны, они и радовались тому же, ведь, если будут гости, работы прибавится слишком много.

С охранниками она не рискнула знакомиться. Высокие грозные амбалы, что обитали в пристройке возле ворот, её ещё при первой встрече впечатлили. Ангелина всё называла их милыми мальчиками и предупредила, что к ним и правда лучше не соваться, но, тем не менее, с ними можно запросто пообщаться и поболтать, когда те приходят в дом на обед или гуляют после смены.

Ещё в доме был повар, который готовил очень вкусно, но с ним пообщаться особо не было возможности, так как тот постоянно торчал на кухне, весь в делах и заботах.

Это те, с кем она успела познакомиться. Но, насколько она знала, в доме были и другие приходящие служащие. Некоторых она видела, но, кто за что отвечает, не интересовалась.

В общем, несмотря на толпу народа, в самом доме было слишком пусто, а по вечерам даже зловеще. Но она к этому быстро привыкла. Все эти тени по углам и странные звуки её не пугали, также как и все те ужастики, которых она немало пересмотрела.

Поэтому ей совсем не боязно было спускаться посреди ночи на кухню и копаться в холодильнике.

Свободный график её всегда баловал. Она по натуре сова: предпочитала спать до обеда и работать до полуночи. А ужин здесь прямо по расписанию в шесть вечера. Поэтому часам к одиннадцати у неё уже начинало урчать в желудке от голода.

К счастью, никто ничего ей не говорил, когда на утро из холодильника пропадала львиная часть колбасы или фрукты. А через какое-то время она и вовсе начала находить заботливо сделанные бутерброды или салат, оставленные под плёнкой на самом видном месте.

Боже! Золотой человек! Дмитрий точно попадёт в рай без очереди!

Однажды, одним таким глубоким вечером она, как всегда спускаясь на кухню, увидела там парня, который стоял напротив открытого холодильника и пил лимонад прямо из кувшина.

— Эй! — вскрикнула Соня. Она сама нацелилась на эту вкуснятину ещё днём. Дмитрий всегда сам делал лимонад, не используя покупные. И они были вкусными и наверняка полезными.

Мужчина вздрогнул и чуть не поперхнулся. Обернувшись, он удивлённо на неё посмотрел. Соня же нахмурилась и упёрла руки в бока.

— Тебя мама не учила, что из горла нельзя хлестать? Остальным вместе с твоими слюнями это пить?

Незнакомец растерянно посмотрел сначала на неё, потом на почти пустой кувшин в руках и снова на неё.

— Я планировал допить всё, — сказал, наконец, он.

— Ещё лучше! Жадина, — она подошла и с сожалением посмотрела в холодильник. — Больше ведь не осталось.

Соня быстро схватила бутерброды, пока этому обжоре не приспичило лишить её ещё и позднего ужина. Но тот безразлично посмотрел на бутерброды и обратно на неё. После чего добродушно улыбнулся.

— А я-то думал, для кого они, — сказал он, отходя на шаг и присев на столешницу. Хорошо, что Дмитрий этого не видит. Тот за свою кухню, словно хищник за территорию, бьётся. Не на жизнь, а на смерть.

Соне вдруг стало стыдно за свои порывы. Этот парень, похоже, совсем не собирался красть её ужин. Да и к тому же, разве можно обижаться на человека, который так искренне улыбается.

Оглядев его внимательней, она поняла, что первое впечатление было не совсем верным. Он не выглядел совсем уж юнцом. Скорее это был мужчина около тридцати, но он был одет в футболку поло и простые джинсы, что каким-то образом чертовски ему шло. Чёрные волосы были немного длинными и зачёсанными назад, словно он после душа или будто использует гель для волос. Ей никогда такие причёски не нравились, но и это ему почему-то тоже очень шло.

— Соня, — сказала она, протягивая руку. — А ты кто? Тоже здесь работаешь?

Он странно посмотрел на её ладонь, а потом, словно подавляя улыбку, опустил голову. Глянув на неё исподлобья, он вдруг спросил.

— Тебя мама не учила не разговаривать с незнакомцами?

— Учила. Но мы живём в одном доме, стоим на одной кухне и чуть не подрались за лимонад. Думаю, познакомиться можно. Тем более что мы оба здесь работаем и наверняка это не первая наша встреча. Ты, кстати, кем тут устроен?

— Попробуешь угадать?

Соня, скривив губы, ещё раз бегло осмотрела его.

— Ты высокий и телосложение у тебя неплохое. Один из охранников?

Он расплылся в улыбке, но не ответил.

— А охранникам можно находиться в доме?

— Конечно! Как ещё дом охранять? И где обедать и ужинать?

— В том их маленьком домике.

— Там тесно и не особо уютно. Это строение предназначено для дежурства и чтобы не стоять всё время на солнцепёке и на морозе. Ну и ещё отдохнуть, поспать между сменами. А некоторые и вовсе по домам разъезжаются.

— А ты? Почему не уехал?

— А мне и здесь нравится.

— Ясно. Не могу тебя винить, — вздохнула она и опять упёрла в него взгляд. — Ну так?

Он вопросительно приподнял бровь.

Соня закатила глаза и опять протянула ему руку.

— Как зовут-то тебя?

— А ты не знаешь?

— Откуда? Я тебя первый раз вижу.

— Не первый, — сказал он, поднимаясь, и, подойдя к ней ближе, взял её ладонь в свою. — Но представлюсь ещё раз. Моё имя Влад.

Он поднёс её руку к губам и галантно поцеловал пальчики.

У Сони по телу пробежали мурашки. Ей ещё никогда руку не целовали. Из какой эпохи этот жест?

— Э-э-э ничего себе, — проговорила она, неловко выдёргивая свою ладонь. — Ты словно рыцарь из какого-нибудь Средневековья.

Он лишь продолжал улыбаться.

— И когда мы встречались?

— Если не помнишь, то не важно, — сказал он, проникновенно глядя ей в глаза. — Мне уже пора. Приятного тебе полуночного перекуса.

— Это поздний ужин, — вставила Соня. Ей не хотелось, чтобы он считал, что она из тех, кто хомячит на ночь. Пусть по факту это почти то же самое.

— Тогда приятного позднего ужина.

Он направился к выходу прыгучей походкой и вскоре скрылся с глаз.

— Странный какой, — проговорила она себе под нос и опять открыла холодильник. Схватив яблоко и апельсин, она засунула их в карман и пошла обратно к себе.

Надо будет попросить Дмитрия в другой раз сделать больше лимонада.

На следующий вечер она терпела урчание в животе гораздо дольше обычного. Но, когда раздражение от голода стало мешать работе, Соня сдалась и пошла на кухню.

Влад был там.

Он всё также, прислонившись к кухонному столу, Дмитрия на него нет, стоял и хрустел яблоком.

— О, я думал, ты уже не придёшь, — сказал он, увидев её.

Соня украдкой вздохнула. Похоже, избежать встречи не удастся.

— Я заработалась. Ты сам чего не спишь? И как узнал, что я ещё не приходила?

— Я такая же ночная пташка, — улыбнулся он, наблюдая за тем, как она подошла и открыла холодильник. — Я узнал, потому что твои бутерброды всё ещё на месте.

— А-а-а, — протянула она, глядя на тех, как на предателей. Выходить за ними раньше что ли?

Она быстро глянула на Влада, что беззаботно стоял и продолжал жевать яблоко. Не то чтобы он был неприятной личностью, просто... Рядом с ним ей было не по себе. Он странный. Его взгляд особенно. Когда он смотрит на неё, ей казалось, что он разглядывает её душу, а не телесную оболочку. Это типа хорошо, не цепляется к внешности, но всё равно не по себе.

— Тебе разве можно находиться на кухне? — спросила она, доставая из холодильника грушу и пару бананов к своему ужину.

— А почему нет?

— Дмитрий всех отсюда гоняет. Даже мне не то чтобы разрешено заходить, скорее смирился, так как не может меня ночью остановить. А я в благодарность ничего, кроме холодильника, не трогаю.

Она многозначительно посмотрела на стойку, на которую нагло уселся Влад.

Тот удивлённо вскинул бровь и отступил.

— Серьёзно? Ты думаешь, он узнает, что я тут сидел?

— Мне кажется, он всё узнаёт! — заговорщически ответила Соня. — Либо здесь есть скрытые камеры, либо он вообще не человек!

— Не человек? — Влад удивлённо глянул на неё. — Ты о чём?

— Ну типа экстрасенса, ну или у него память, как у горного козла.

— Как у... кхм... Как у кого? — он опять откусил яблоко, пытаясь скрыть улыбку.

— Не слышал про горных козлов? Они, засыпая, запоминают всё, что есть вокруг, и если после пробуждения, что-то не так, они реагируют на опасность.

— Серьёзно?

— Да я по зомбоящику видела. А ещё говорят, иногда они пугаются своей тени потому, что солнце движется и тень естественно меняется.

— Ничего себе, — продолжал улыбаться он.

— Ну или у Дмитрия какие-то сверхъестественные особенности.

— А ты веришь в такое?

— В сверхъестественное?

Он кивнул.

Соня нахмурилась и резко стала серьёзной.

— В детстве со мной кое-что произошло. Я уже толком не помню подробностей, но я словно оказалось в мире, где время остановилось. Мама говорит, я была маленькой и мне приснилось, но я чётко уверена, что всё было по-настоящему.

Он внимательно на неё посмотрел.

— Что-нибудь ещё помнишь?

— Смутно. Помню, что это не я сделала, а кто-то другой.

— А что произошло, когда время остановилось?

— Ну... вроде никто не двигался. Точнее, мама не двигалась. Но были и те, кто мог... А потом я попросила, чтобы всё стало нормально.

— Попросила?

— Да... Там вроде ещё кто-то был. Не помню точно. Кто-то большой и могущественный.

— Вот оно как...

— Ты тоже мне не веришь?

Она подозрительно посмотрела на него. Зачем она вообще это рассказала? Выложила свой страшный секрет незнакомцу. Зашибись. Теперь будет считать её фриком.

— Почему нет? — пожал он плечами. — Верю.

— Серьёзно?

— Ну да.

Она вздохнула.

— Ты такой же фрик как и я.

Он рассмеялся.

— Ты знаешь про местного хозяина? — спросил он, хитро улыбаясь.

— Ну кроме того, что он фанат румынской литературы, я ничего о нём так и не узнала.

— Говорят, — он понизил голос и слегка к ней нагнулся, — что он вампир!

Соня скептически выгнула бровь.

— И?

— Тебя это не удивляет?

— А что тут такого. Подумаешь, вампир.

— Не боишься, что сожрёт тебя?

— Если до этого никого не сожрал и люди здесь работают годами, значит умеет держать себя в руках. А раз так, зачем его бояться?

— Ты удивительно благоразумна, — сказал Влад, растеряно глядя на неё.

— Это просто адекватная реакция. Меня вообще сложно напугать, а любую страшилку можно объяснить. Ну а вампир или нет, какая разница, если человек хороший. Ну... условно человек.

— А ты уверена, что он хороший?

— Он живёт среди людей, вовремя платит зарплату и никого не обижает. Людям нравится здесь работать, а это о многом говорит, — она вдруг внимательно на него посмотрела. — Ты-то сам тут дольше меня работаешь. Скажи, какой он?

— Ну... Внимательный к людям... Любит уединение...

Соня скептически наклонила голову.

— Да уж. Очень познавательно.

Влад пожал плечами, как бы говоря, что ничего не может с этим поделать. Соня вздохнула.

— Ладно, некогда мне тут с тобой болтать. Работать надо.

— Отдыхать тоже надо.

— Сам чего не идёшь? Торчишь тут посреди ночи.

— С тобой разговариваю, — просто сказал Влад, засунув руки в карманы своих брюк.

Соня смерила его взглядом, разглядывая чуть внимательней, чем в прошлый раз. Он не был красавчиком в классическом смысле. Наоборот, черты его лица были грубоваты и не особо симметричны. Широкий нос и тонкие губы. Волосы на этот раз не были зачёсаны, а просто спадали на плечи и слегка завивались на концах. Но это тоже ему шло. Вообще она не любила мужчин с длинными волосами, ей это казалось слишком "по-девчачьи", но вот стоит перед ней Влад с волосами до плеч и ничего девчачьего в его облике не было. Наоборот, несмотря на черты лица и причёску, он выглядел мужественно и привлекательно. А расслабленная поза и лёгкая улыбка окутывали его шармом, от которого девушки обычно с восторгом пищат. И одет он вроде и просто, но ощущение, что богато и роскошно.

Он точно охранник? Хотя сейчас же не рабочее время, он вполне мог приодеться... Для неё что ли?

— Только ты смотри не влюбляйся в меня, — прямо сказала она.

— Почему? — так же просто переспросил он.

Соня, которая хотела его смутить, смутилась сама.

— Потому, что мне вся эта ванильная фигня не нужна. Я тут деньги приехала зарабатывать, а не шашни с другими работниками крутить.

— А если я не буду работником?

— Серьёзно? Уволишься из этого прекрасного места ради одной интрижки? С безработными инфантилами я тем более не хочу иметь что-то общее. С такими шанс на какие-либо отношения опускается до полного нуля.

— То есть сейчас маленький процент всё-таки есть?

— Ты вообще меня слушал?

Он стоял с руками в карманах всё в той же уверенной позе и очаровательно улыбался. Только вот все его старания мимо...

— В любом случае, — пожала она плечами, — я тебя предупредила.

— Я учту.

Она нахмурилась и пошла на выход.

Вернувшись в комнату и сев за свой стол, она твёрдо решила проработать ещё пару часиков. Только вот работа в этот вечер у неё больше не шла.

В итоге она легла спать пораньше, но даже тут подвох. Заснуть тоже долго не получалось. Непонятные тревожные мысли о новом знакомом всё крутились и крутились в голове.

На следующий день она схватила свои бутерброды почти сразу и не спускалась вечером на кухню.

Ей не хотелось получить ещё одну дозу "облучения" от этого Влада.

Он вроде старше её всего на несколько лет... Ну, по крайней мере, ему около тридцати. Но в то же время он казался слишком взрослым. Так-то они знакомы несколько дней, но у неё не срабатывал стоп-барьер рядом с ним, и она могла общаться с ним как с давним другом. О чём тут вообще говорить, если она вывалила ему свою самую большую тайну?

Странный. Очень странный. Ей было не по себе рядом с ним. Но в тоже время он её интриговал, и она в этот вечер вся извелась, пока тикали стрелки часов.

Нет. Нет.

Так будет лучше. Нечего сейчас отвлекаться на мужчин. Это всё равно никогда хорошо не заканчивалось. Интерес быстро перерастал в скуку, а заканчивалось всё почти всегда одинаково. Куча претензий в её сторону и расставание. Самые длинные отношения в её жизни длились два месяца, про короткие уже и говорить нечего. Ей все парни быстро надоедали. И если они первые не уставали от её равнодушия, то она сама вскоре их бросала, словно ненужный балласт своей жизни.

И вот уже чуть больше года как она приняла решение завязать на время с личной жизнью. Сначала нужно на ноги встать. И поэтому флирт с очаровательным охранником был ей совсем не нужен. Это как всегда закончится разочарованием и может потом даже усложнит её проживание в этом доме.

Второй вечер прошёл уже легче. Она лишь по привычке отвлеклась в районе одиннадцати и уже даже встала с кресла, но вовремя себя одёрнула.

Бутерброды, пролежавшие в комнате несколько часов, были тёплыми и подсохшими.

Не особо вкусно...

— Как глупо... — сказала она, бросив откушенный ужин обратно на тарелку.

Аппетит пропал.

На третий день она всё-таки решила не брать еду заранее и нормально спуститься. В конце концов, избегать его как-то по-детски. Она будет просто забирать еду и уходить, максимум — вежливо здороваясь.

Однако когда Соня вошла на кухню, там было пусто. Она замерла на месте, пытаясь понять, почему вдруг почувствовала разочарование? Это ведь лучший вариант развития событий.

Открыв холодильник и набрав еды сверх своих традиционных бутербродов, она поплелась к выходу и уже там натолкнулась на Влада.

От столкновения яблоки и шоколадные чипсы посыпались на пол.

Чипсы и парочку яблок он поймал, но остальные укатились куда-то в угол.

— Ты что решила восполнить три дня голодовки? — удивлённо спросил он.

— С чего ты взял, что я голодала?

— Ты не спускалась.

— Это не значит, что у меня не было еды!

— Значит, меня избегала?

Соня хмуро на него посмотрела. Обычный человек расстроился бы такому, но Влад стоял и улыбался.

— Работы просто было много, — ответила она, глядя на то, как он поднимает упавшие яблоки и несёт к раковине, чтобы помыть.

— Ты слишком много работаешь, — сказал он.

— Меня наняли выполнить задачу!

— Вряд ли кто-то требовал работать день и ночь, — он вытер помытые фрукты и водрузил обратно на гору продуктов, которую она держала в руках. Тем не менее, одно яблоко он оставил и с аппетитным хрустом откусил от него.

Соня это проигнорировала.

— Я сама выбрала свой график.

— Может, передумаешь?

— О чём ты?

— О графике. Работай днём и ранним вечером, а ночью отдыхай. Будем сидеть на кухне, болтать и поглощать бутерброды.

— Ты опять ко мне подкатываешь?

— Я ещё даже не начинал. И не буду, если не хочешь.

Она скептически на него посмотрела. Как он умудряется выглядеть одновременно невинно и в тоже время разить её взглядом хищника?

Ей бы следовало отказаться, но потом она решила, что лучший способ избавиться от любых намёков на отношения — это просто пообщаться. Потом, когда надоест, ничего делать не придётся. Всё само отвалится.

— Ладно... думаю, пара часов по ночам погоды не сделают, я итак быстро перевожу.

— Вот и отлично, — он, протянув руки, схватил всю её провизию, собираясь положить на стол. Соня же возмущённо попыталась отобрать. В результате яблоки опять рассыпались по полу. Глядя на это безобразие, она вздохнула, а он рассмеялся.

С того дня она стала заканчивать работу в одиннадцать и спускалась на кухню, где они вместе ужинали и болтали. Как и обещал, он не приставал и не подкатывал, но задавал кучу вопросов про неё, про семью и про друзей. О себе же почти ничего не рассказывал. Говорил только, что у него было тяжёлое детство, отец рано отправил его в военную академию и он не видел его много лет. Мать он вообще не помнил.

На вопрос почему он не стал строить военную карьеру, а пошёл работать в особняк охранником, он только улыбнулся и промолчал.

Соня не привыкла лезть другим в душу, поэтому и не стала расспрашивать. Хотя сама странным образом рассказывала ему почти про всю свою жизнь. Словно он был старый, близкий друг, такой, которому запросто можно было сказать и о прыщах на заднице, и о заветной мечте.

Тем не менее, это внезапное доверие её не особо беспокоило. И дело не в том, что её жизнь была проста как три копейки, а потому, что в его компании она чувствовала себя странно спокойной. А в суматохе жизни подобные моменты умиротворения особенно ценны.

Но стоило не забывать, что если в её жизни начало всё идти гладко, то обязательно наступает лютый пипец! Так и случилось во время четвёртой недели её работы в "замке".

Днём Соня как всегда сидела и работала. Она перетащила ноутбук в кресло, а рядом на журнальном столике в специальной подставке стоял древний фолиант, повествующий о целебных растениях и их свойствах. Переводить все эти названия и термины было нереально трудно, так что она заказала для себя доставку медицинского румыно-русского словаря. И поэтому пока она переводила те части, где автор рассказывал о природе.

Соня так увлеклась этими живописными описаниями, что не сразу услышала шум. И отреагировала только, когда послышался громкий звонок и злой крик незнакомого голоса, потом топот ног и ещё грохот.

Сердце у Сони ушло в пятки. В тупых ужастиках и геройских боевиках персонаж обычно хватает оружие и начинает пробираться к шуму, чтобы спасти невинных или устранить врагов.

Но то тупые фильмы. Она закрыла ноутбук и засунула его под матрас. Вдруг это грабители, ещё утащат вместе с её работой! Сама она достала перцовый баллончик, который предусмотрительно положила в багаж ещё месяц назад, и спряталась в шкаф. Она — девушка, а не терминатор, чтобы бросаться в гущу опасности. Для начала нужно оценить ситуацию и спасти себя, а там уже смотреть, кому и как она может помочь.

Вскоре раздался грохот и треск ломаемого дерева.

Где вообще охрана? Где Влад?! Ну, она выскажет ему всё вечером!

Шаги послышались ближе. Они, судя по звукам, врывались во все комнаты подряд. И крики стали уже разборчивей. Вторженцы явно кого-то искали!

— Где он? В какой комнате находится эта тварь?

— Я не знаю... не знаю... Его нет дома, — плача, отвечала Зинаида.

— Не ври! В каком гробу отсыпается ваш хозяин?

— Я не знаю. Если он умер, нам не сообщали. Здесь никого нет.

— Эта тварь зачаровала вас? Он же горазд промывать мозги. Скажи! Он вас кусает?

— Что? Нет. Мы его почти не видели.

— Оставь бабу в покое. Он вполне мог есть их под гипнозом, — послышался второй голос.

И тут, к ужасу Сони, дверь в её комнату открылась, и совсем рядом раздалось:

— Так-так! А кто у нас здесь живёт?

— Это просто комна...

Раздался звук пощёчины.

— Заткнись уже. Достала своим нытьём.

Соня сильнее вжалась в стенку шкафа. Когда-то она думала, что её невозможно напугать. Но теперь сердце колотилось от страха. Баллончик, конечно, хорошо, но бежать-то ей некуда. Он только сильнее разозлится. Она начала осматриваться в поисках какого-нибудь предмета, чтобы защитить себя. Однако ничего, опасней вешалок, вокруг не было.

И тут вдруг дверца шкафа открылась и перед ней возник незнакомый мужчина с ужасающим лицом. Его глаза, наполненные ненавистью и чувством собственного превосходства, уставились на неё.

— А кто это у нас здесь?! Подстилка вампира?

Соня с ужасом отпрянула. Это не просто вор. Это какой-то чокнутый фанатик, пересмотревший ужастиков, который поверил глупым слухам.

Мужчина же, радостно улыбаясь, схватил её за волосы и выволок из шкафа. Соня не сопротивлялась, так как понимала, что бесполезно, а вот без волос остаться не хотелось.

Её толкнули в руки другого мужчины, от которого пахло гарью и табаком.

— Отведи их к остальным вниз, а мы проверим другие комнаты.

Соня едва соображала, что происходит, пока её куда-то вели.

Внизу она увидела связанных Ангелину и Тамару. Недалеко лежали двое мужчин, которых она видела мельком, но знала, что они охранники. Оба были без сознания, а рядом с ними была подозрительная красная лужица.

Мертвы?

Соню охватили противоречивые чувства. С одной стороны ужас от того, что эти люди могли быть мертвы, с другой же она радовалась, что среди них нет Влада.

Её так же, как и остальных, связали и отволокли в общий угол. Те двое, что отправились осматривать другие комнаты, вернулись довольно быстро и принялись что-то тихо обсуждать.

Соня внимательно их рассматривала. Если её не убьют, она хотела запомнить каждого ублюдка, чтобы надиктовать в полиции их фотороботы. Их было пятеро. Здоровые мужики с мерзкими рожами. Не в том смысле, что уроды, один из них был вполне себе привлекательным. Но, несмотря на внешность, от них разило какой-то гнилью. От их взглядов хотелось поёжиться и помыться. Она надеялась, что их хотя бы не будут насиловать.

Время шло, но ничего не менялось. Один из террористов всегда находился рядом с ними в гостиной. Периодически они сменялись. И, похоже, сделали набег на кухню. Ох, как же разозлится Дмитрий. Она даже представила, как он врывается, злой из-за того, что его ножом для мяса кто-то нарезает сыр. Яростно кричит, извергая пламя изо рта, и стреляет лазерами из глаз. Все враги оказываются повергнуты, а они все свободны.

Соня грустно улыбнулась своей маленькой фантазии. Хорошо, что у Дмитрия сегодня выходной и он не попал в эту передрягу со всеми.

Подобные маленькие фантазии помогали не падать духом, однако со временем настроение падало всё ниже и ниже. И уже через час Соня втайне молилась, чтобы их, наконец, пристрелили, чтобы не мучились. Её тело всё закостенело от неудобной позы и онемело из-за верёвок. В висках начала пульсировать боль.

Поток её невесёлых мыслей прервался криком и чередой выстрелов, которые встрепенули всех, в том числе и их сторожа, который, после того как опустились сумерки, стал ещё более напряжённым. Он сжимал оружие в руках и ходил по комнате, выглядывая в окна.

Когда раздался шум, этот амбал выругался и подлетел к пленникам, где схватил Тамару, которая сидела к нему ближе остальных. Та начала всхлипывать и с трудом стояла на ногах. Её состояние было не лучше, чем у Сони.

Шум в коридоре усилился. Выстрелы гремели оглушающими раскатами. А потом дверь в гостиную распахнулась и влетели двое, тут же запахнув её обратно.

— Тварь здесь! — рыкнул один из них, держась за кровоточащую руку.

Другой, глянув на товарища, тоже бросился к пленницам, чтобы устроить и себе живой щит.

На этот раз всё же не повезло Соне. Пока террорист пытался поставить и удержать её на ногах, раздался очередной грохот. Дверь, через которую они вошли, от тяжёлого удара не то чтобы распахнулась, она вообще почти слетела с петель, повиснув на одной.

Какая-то тень метнулась к раненому, который присел недалеко, и тот, дёрнувшись, захрипел и, схватившись за горло, упал на колени, а потом и вовсе завалился на бок.

Соня, с трудом справляясь со своими дрожащими коленями, пыталась понять, это спасение или теперь они все в опасности.

Тот бугай, что схватил Тамару, вскинул пистолет и начал стрелять. Шум был оглушающим, и она попыталась зажать уши, но парень, что удерживал её, грубо прижал пленницу к себе и приставил к голове что-то холодное.

— Ещё шаг, тварь, и я снесу ей мозги! — заорал он, но Соня не успела испугаться, потому что в нескольких метрах от неё вдруг возник Влад. Но он был сам на себя не похож. Мало того, что он был в одних штанах, оголённый по пояс, его руки были в крови, а на лице застыло хладнокровно-жестокое выражение. Его глаза, смотревшие на мужчину, обещали смерть.

Соня не могла оторвать от него глаз. Только одна мысль крутилась в её голове.

Он не охранник.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям