0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Благословение проклятых дорог (эл. книга) » Отрывок из книги «Благословение проклятых дорог (#3)»

Отрывок из книги «Благословение проклятых дорог (#3)»

Принцы в комплект входят. Благословение проклятых дорог от автора Штаний Любовь

Исключительными правами на произведение «Принцы в комплект входят. Благословение проклятых дорог (#3)» обладает автор — Штаний Любовь . Copyright © Штаний Любовь

Эпиграф

Зеленоглазые принцы на дорогах не валяются. Они там лежат.



Пролог

Хранители Шайдара

Десятки струек прозрачного дыма от тлеющей сон-травы медленно, но верно окутали лагерь на крохотной полянке невесомым облаком дурмана... Когда крепко спящих искателей ловко скрутили и погрузили на носилки, ни один даже не вздрогнул.

Свободной осталась одна лишь Хранительница Нашкара, но что толку от свободы, если не шевельнуться? В отличие от магии, яды и травяные сборы на девушку действовали прекрасно. Высокий плечистый мужчина осторожно поднял Ташу с земли и, сделав знак двум дюжинам воинов следовать за собой, двинулся на север к укрытым за холмом верховым.

Ашмар перевёл встревоженный взгляд с исчезающих в лесу носилок на своего спутника:

- Послушай, Унар, неужели мы будем просто смотреть на это безобразие?

- Конечно, – хмурясь, кивнул в ответ дух Смерти. – Ты и сам прекрасно знаешь, пока жизни хранительницы Несущего Надежду ничего не угрожает, мы не можем вмешиваться.

- Но…

- Никаких «но»! Ты ли это, Ашмар, друг мой? Видно, многовековое забвение сильно тебя изменило. Раньше поборником правил и традиций был именно ты! А теперь хочешь убедить меня, что готов пойти против всех ззаконов и рискнуть собственным существованием?

- Без Таши Шайдар погибнет всё равно. Нам уже нечего будет терять, – покачал головой Дух. – А то, что затеял твой подопечный…

- Для начала, он не совсем мой подопечный. Просто живёт на моих землях. Но, в любом случае… Думаешь, он позволит ей умереть? – вздёрнув бровь, насмешливо бросил Унар. – Нет, этот мальчишка молод, но не глуп. Поверь мне, он сделает всё, чтобы заполучить её, но и только.

- Я тебе верю, но ты не знаком с Ташей. Если что-то случится с её друзьями… Те сто лет, которые остались нашему умирающему миру, сократятся до нескольких часов. И, поверь, эти часы будут насыщенны крайне неприятными ощущениями!

- Да? А на вид такая милая девочка…

- Таша действительно милая, но лишь пока не трогают тех, кто ей дорог.

- Что ж, если ты так считаешь… - Унар задумчиво осмотрел поляну, окутанную дымом тлеющей сонной травы. – Я поговорю с мальчиком. Обещаю, он не лишит жизни никого из друзей Хранительницы.

- Это хорошо, – с некоторым облегчением вздохнул Ашмар. - И, прошу тебя, присмотри за ней. Сейчас, после столь долгого отсутствия, у меня очень много дел. Приходится метаться по всему Шайдару. Мне просто не уследить за этой девчонкой. Она же буквально притягивает неприятности, а иногда и создаёт их своими руками! Я могу на тебя положиться?

Получив утвердительный ответ, дух Жизни растворился в воздухе. На восточном материке творились странные дела, требующие внимания.

Унар хмыкнул и небрежно пожал плечами.

- Мог бы и не просить о таком, друг мой. Честное слово, любопытство гложет всё больше и больше. Что такого особенного в обычной девчонке, кроме силы? Никакое волшебство не способно по-настоящему объединить в одной компании эльфа, дроу и орка. А она не просто объединила – научила их заботиться друг о друге. Я присмотрю за тобой, малышка. Не потому, что Ашмар попросил. Просто мне любопытно, как ты выкрутишься теперь.



Глава 1 Постель, как повод для знакомства

Таша

Сон отпустил внезапно. На мой измученный мозг с грохотом брякнулась наковальня, эхо заметалось в черепушке, отражаясь от стенок, и из царства Морфея меня буквально вышвырнуло.

Ох, й-о-о-о… Трындец Бобику - сдох и не пикнул. Как же башка трещит... Это же сколько надо было накануне вылакать, чтобы сейчас так себя чувствовать?! Ей Богу, тот самый случай, когда живые почти завидуют мёртвым! У-у-у…

Глубоко вздохнув, я попыталась настроиться на «встать». Не вышло. Глаза открываться не хотели категорически, веки словно свинцовые. Во всём теле слабость, будто уголь всю ночь разгружала. А ещё… ощущение такое мерзкое… В смысле, подушки пахнут свежестью и какими-то цветочками, матрац необычайно мягкий, а одеяло лёгкое и пушистое. Ужас!

На пробу я чуть пошевелилась и убедилась в страшном: это – не моя кровать! Моя скрипеть должна, и одеяло у меня ватное, тяжёлое, и наволочки пахнут иначе, и…

- С добрым утром, любимая, - коснулся левого уха вкрадчивый мужской шёпот. Мужской?!

Обалдев от источника и смысла сказанного, даже головная боль спасовала и дала дёру. Я сдавленно хрюкнула и глубже зарылась в одеяло. Зажмурилась... Господи, что же вчера было-то? Чего я натворила?! Каким макаром резко стала любимой? Ничего не помню!

Хотя, кое-что помню... Та-ак... Вчера у меня был день рождения. С грехом пополам уломала матушку отпустить вместе с однокурсниками в клуб, отметить это дело. Потом... Выпили, потанцевали... Поржали, ещё по чуть-чуть выпили, а после...Не помню! Чтоб тебя через колено!

Мдямс... Кажется всё-таки выпили мы не слабо, если у меня наутро с головой такая закавыка... Смутно мелькают воспоминания о чём-то неприятном и мерзком. Кажется, в клубе у меня с Лёшкой… Ах, да! Я его с Лелькой застукала возле туалета. Гадость какая! Хотя, на удивление, не больно. Противно и только, что вообще-то странно, учитывая сколько мы с ним встречались. Лелька тоже – подруга, называется!

Впрочем, сейчас это – мелочи. Потом что было? Вроде, я домой ушла и... Если верить ощущениям, дальше со мной случилось нечто прекрасное, чудесное и всё стало хорошо...

  Но как «хорошо»? Почему «хорошо» ?! Да уж, склероз подкрался незаметно... Упс! А если... Уж не этот ли сладкоголосый незнакомец и есть мое «сказочно-прекрасно»? Ох, только не это... Ежели я с ним по пьяни... Капец! Я ж себе такого никогда не прощу! И плевать, что там Лёшка по этому поводу подумает и как поступит, но самой-то как мерзко будет... бли-и-и-ин... Позорище!

  - Я же знаю, не спишь, - насмешливый баритон буквально ввинтился в тело, словно кипятком окатило, ей Богу! Щекочущим таким кипятком... И что особенно плохо, чувственный мужской голос показался лишь смутно знакомым - не более!

  - Таш, если ты не хочешь вставать, я только «за», - только что не промурлыкал кошмар моей совести.

Подтверждая подозрения в моём непотребном поведении накануне, обладатель чарующего голоса рывком стянул с кровати одеяло. И с меня! В следующее мгновение незнакомец всем телом прижал офигевшую меня к гладким простыням, обхватил ладонями лицо и жарко поцеловал.

Почувствовав на себе поджарое сильное тело, я испуганно вздрогнула и открыла глаза. Увидев это мужчина прервал поцелуй и довольно рассмеялся:

- Говорил же, не спишь, - Пальцы его скользнули вдоль шеи за вырез тонкой сорочки. Нежно, искушающе, умело. – Оденешься, или ещё поваляемся?

  Мгбр-бульк... Я смотрела в обалденно яркие зелёные глазищи в обрамлении угольно-чёрных густющих ресниц и не могла выговорить ни слова. Где я такого офигительного мужика нарыла?!

С него даже картины писать нельзя! Любой художник, будь он хоть трижды гением, от зависти и неспособности передать такую красотищу дуба даст. Угу... А если женщина писать портрет возьмётся, на первой же минуте захлебнётся слюной! Честное слово!

  - Ну так что? - ничуть не смущённое моим остекленевшим от изумления взглядом и каменным молчанием, уточнило это чудо природы и заговорщически подмигнуло: - Лично меня тоже второй вариант больше устраивает.

  Не ожидая согласия или отказа, мужчина склонился и, будто имеет на это полное право, потянулся губами к моей шее! Пока я отмирала, тёплый рот ласкал горло, чуть прикусывая кожу, чтобы тут же быстрым прикосновением языка… Уверенные горячие ладони прошлись по животу, талии и совершенно по-хозяйски устроились на моих бёдрах. Да он ВЕСЬ на мне устроился! Ё-моё!!

Резко оттолкнув нахала, я со всей дури влепила ему звонкую пощёчину. Конечно, для начала стоило возразить словесно, но дар речи пропал напрочь. Пришлось высказывать своё «фи» тактильно. Угу, блондин от изумления чуть не сдох. Даже с кровати свалился! Вскочил быстро, правда, и теперь нависал над нами изумлённо-грозным восклицательным знаком. В смысле, надо мной с кроватью…

Откровенно говоря, я обалдела ничуть не меньше. Не знаю с какого перепуга так вот сразу, без разговоров врезала. Хотя... наверное, именно с перепуга. Вот не привыкла я просыпаться в чужих постелях! Тем более, когда ни фига не помню, а какой-то урод меня ещё и беззастенчиво лапает! Ну, насчёт «урода» я погорячилась. И си-и-и-ильно-о-о погорячилась...

- Да как ты... Что ты творишь?! - не знаю, чего больше было в рычании мужика: изумления, или злости.

- Делюсь бесценным жизненным опытом, - скорее растерянная, чем расстроенная, буркнула я, садясь и прижимая к груди одеяло. - В следующий раз имей ввиду: если тащишь в койку, всё, что шевелится - это ещё полбеды. А вот когда собираешь по клубам тех, кто вяло дёргается - жизнь мёдом не покажется. Извращенец!

- Та-а-ак… - скрипнув зубами, процедил мужик. Потёр горящую щёку. – Таша, сейчас мы…

- Ты! – прервала его резким. – Сейчас ты выйдешь, я оденусь, а уж после мы поговорим. Именно в таком порядке, иначе я за себя не отвечаю! Знаешь, какая я по утрам злая?!

Видимо, он догадался, поскольку глубоко вздохнул, словно успокаивая самого себя, укоризненно покачал головой и молча вышел. Даже дверью не хлопнул! Вот это выдержка! Я бы так не смогла.

Ох, что же я натворила! Едва сдерживая слёзы досады, я плотнее завернулась в одеяло и метнулась к двери, припёрла её стулом и только после этого огляделась. Та-а-ак… Кем бы ни был этот зеленоглазый красавчик с загребущими руками, с финансами у него всё в порядке.

Комната была светлой и большой. Таких в хрущёвках не бывает! Разве только стены в двушке снести… хотя, скорее уж в трёшке… Господи, где я его нашла-то?! Уж точно не с клубе. Не тот формат и вообще… Да заявись такой вот экземпляр мужского рода в клуб, он бы дальше порога не прошёл – рухнул бы под грудой восхищённых дев и пары-тройки лазурных парней...

Оглядываясь в поисках чего бы попить и надеть, я присвистнула. Мебель, кстати, тоже отнюдь не из стандартного магазина! Королевская кровать на витых столбиках и с резным позолоченным изголовьем. Стулья, словно из музея, обои тканные, окно огромное. Тёмно-синие шторы… кажется, из настоящего шёлка. Зеркало… Ох, зеркало же!

Откинув одеяло, я подбежала к высокому зеркалу. Кованную чёрную раму украшали разнокалиберные самоцветы, но сейчас они волновали меня меньше всего. Тщательно осмотрев себя, я с облегчением выдохнула. Фу-у-ух!

Рожа бледная, на шее болтается кулон на длинной цепочке, на голове черти-что, синяки под глазами. Видок – краше в гроб кладут, но что радует - на светлой полупрозрачной сорочке ни следа крови! Значит, я всё- таки с этим красавчиком не спала! Господи, спасибо!

А если… Внезапно меня посетила залётная здравая мысль. Энтузиазм, обнадёженный было чистеньким, пусть и страшненьким, отражением шлёпнулся на полупопия и жалобно заскулил. Сорочка-то чужая! Угу, и не только она. Ещё постель, комната и мужик. А последний явно не евнух! Красавчик предрассудками на тему «до свадьбы ни-ни» точно не отягощён, раз уж не побрезговал с утра пораньше подкатить с поползновениями на мою весьма помятую тушку.

После внеплановой потери невинности я должна быть в крови. Это да, но кто сказал, что не могла вымыться и переодеться? Если уж я забыла, как подцепила левого мужика и попала к нему домой, не говоря уже о том, как стала «любимой», то забыть банальный душ – легко.

Сжав кулаки, подавила жгучее желание завизжать и пнуть зеркало. Всё равно, этим ничего уже не исправить, а неприятностей добавит. И не зеркала мне было жаль. Расстройство красавчика по поводу осколков попорченного имущества на шерстяном коврике тоже волновало мало. Просто визг – не самое лучшее времяпрепровождение, учитывая похмелье. Не хватало ещё возвращения головной боли!

Значит так, хватит психовать! Пока буду считать, что ничего не было. А если кто считает иначе, пусть предоставит видео доказательства, тогда и поговорим. И кстати, ещё не факт, что поверю! Монтаж, поклёп и наглая подстава! Не верю и всё тут! Сейчас главное одеться, чтобы моё неглиже зеленоглазый не принял за приглашение.

Вот ещё вопрос, с какого перепуга такой вот обалденный мужик повёлся на всклокоченную, бледную, а вчера ещё и пьяную в зюзю меня? Извращенец какой-то!

За пять минут я обыскала комнату, но своих тряпок не нашла. Куда этот маньяк спрятал мои шмотки? Зачем ему мини юбка и колготки, скажите на милость? Всё равно на этого бугая не налезет! И не надо про «сама посеяла»! Нет у меня привычки раздеваться где попало!

Откинув подлую мыслишку про отсутствие прежде и манеры просыпаться в чужих кроватях, я напялила банный плюшевый халат, обнаруженный на спинке стула. Всё, сейчас буду кого-то пытать!

Я уже потянулась к импровизированной баррикаде, чтобы открыть дверь, и даже отодвинула стульчик, но передумала. Решила сначала глянуть в окно и определиться насчёт «сбежать» в случае чего.

Отодвинув штору, глянула в окно и… Ой, мамочки…

- Могла бы и позвать, - ворчливо окликнул зеленоглазый минут через десять. Стул ему не помешал.

- Я где? – не в силах оторвать глаз от расстилающегося за окном пейзажа, прошептала хрипло.

По бледно-сиреневому небу мазками голубизны плыли облака. Под светом двух солнц, красного и почти белого, колыхалось сине-зелёное море цветущего вереска. У горизонта чернел лес. Действительно чернел! Буквально.

- У меня дома, - обнимая за плечи, ласково отозвался…

- А ты сам кто?

- Хм… Забыла, как меня зовут? Забавно.

- Так как? – голос сорвался на писк, когда мимо окна пролетела огромная птица, напоминающая лохматого птеродактиля.

- Ирвин, - почти касаясь губами уха выдохнул он многозначительно. – Меня зовут Ирвин, тебя Таша, и мы сейчас вдвоём. Может, перейдём от слов к делу, пока ты ещё чего-нибудь не забыла?

- Охолони, - я вывернулась из кольца горячих рук, которые, не дожидаясь ответа, снова поползли куда не надо. – Это не Земля, не мой мир!

- Земля? Конечно, нет. Ты на Шайдаре, в центре Тёмных Земель.

Я демонстративно сложила руки на груди и прищурилась, отступая.

- Хорошо. А как я здесь оказалась?

- Мы познакомились в Маргале. Это город неподалёку, - пояснил мужчина, предвидя следующий вопрос. – Ты была в компании Архана и ароллки. После к вам присоединились эльф, орк, дроу, парочка таруханов и странное существо алого цвета. Помнишь?

- Нет, - честно призналась, разрываясь между бурной радостью и отчаянной растерянностью.

С одной стороны, о чудо из чудес, я в ином мире! Эльфы, орки, дроу… А с другой, почему я ничего не помню? Ну почему? – И где они все?

Ирвин тяжело вздохнул и развёл руками:

- Понятия не имею. Я оставил вашу тёплую компанию. Дела, знаешь ли.

- Но как-то же я сюда попала!

-Три дня назад мне доложили о нарушении границы, – Мужчина замялся, отвёл взгляд, словно не желая говорить дальше, но продолжил: - Когда мы тебя нашли, ты была без сознания, а, очнувшись, сказала, что ехала ко мне. Насколько я понял, твои спутники погибли.

- П-погибли? – недоверчиво пробормотала.

- Если честно, не уверен. Ты была в шоке, твердила, что вас предали, но тебе удалось бежать. После я пытался отыскать следы твоих спутников, но узнал лишь, что из Маргалы вы уезжали второпях, словно за вами гналась сама смерть. Все, кроме таруханов. Те остались в городе. Правда, тот, что помоложе, вскоре отправился следом за вами, и выглядел, со слов хозяина постоялого двора, более чем странно.

- Ничего не помню, - выдохнула, опускаясь на кровать и хватаясь за голову. – Получается, мы с друзьями бежали из Маргалы, бросив двух своих спутников. Позже один из них кинулся в погоню, а потом… ты нашёл меня без сознания в лесу. Одну. И я сказала, что нас предали.

- Именно так, - подтвердил Ирвин. – Ты была очень слаба, пришлось отпаивать травами. Благо, мой лекарь один из лучших в Тёмных землях.

В голове не укладывалось, что у меня были друзья, которые теперь мертвы, а я… Не может быть! Я бы не забыла такой кошмар! Да, сейчас на душе гадко, но это не эмоции – осознание.

Тряхнув головой, я до боли сжала кулаки. Нет, сейчас не буду думать об этом! Позже, когда останусь одна.

- Так… - я попыталась собрать мысли в кучку. – А почему ты ко мне в постель полез, да ещё и любимой обозвал?

- Хм… - блондин подмигнул и совершенно по-мальчишески улыбнулся. Весело так, нахально и обезоруживающе открыто. – А ты мне ещё в Маргале понравилась. Жаль, познакомиться достаточно близко не удалось. Вот я и решил совместить приятное с полезным: и тебя от тяжёлых мыслей отвлечь, и к себе привязать покрепче.

- Ах ты… гад! - возмутилась, едва не подпрыгнув от такой наглости. – И не стыдно?

- Ничуть. Ты же ко мне ехала! Значит, заинтересовалась. Узнала ведь, где я живу, а уж остальное… Может, это судьба? А, Таш?

- А в глаз? – ехидно прищурилась. - Я с тобой спать не собираюсь.

- Так уже!

- Что?!

- Уже спала, - сверкнув белоснежными ровными зубами убил блондин. - Две ночи подряд.

- Если ты воспользовался моим состоянием…

- Конечно, воспользовался, – насмешливо прервал мой оскорблённый вопль Ирвин. – Обожаю заниматься любовью с полуживыми девушками. Лежит такая, молчит, на всё соглашается. Ты за кого меня принимаешь? Толку-то от тебя бессознательной…

Обида и ехидство в голосе немного меня успокоили, но…

- В таком случае, что ты имел ввиду?

- Сказал бы я тебе, да, боюсь, опять драться начнешь, - тяжело вздохнул Ирвин и отвернулся. Застыл, глядя за облака. – «Спала» - значит спала! Рыдала в подушку, вертелась, кричала что-то. Всё порывалась куда-то бежать прямо так, не просыпаясь. Не мог же я тебя в таком состоянии одну бросить.

- Эм… спасибо, - я, пристыженная этим признанием, встала и подошла к обиженному мужчине. Положить руку ему на плечо не осмелилась, просто выдохнула в район лопатки: – Прости. Не хотела тебя обидеть, просто всё так выглядело… не красиво.

- Если честно, я очень обрадовался твоему появлению, - не поворачивая головы проговорил Ирвин тихо. - Не тому как ты сюда попала, а самому факту. Ты мне действительно очень понравилась тогда, в Маргале. Знаешь почему?

- Нет, - призналась.

Я и в самом деле не могла поверить в интерес к себе такого обалденного мужчины. Красивый до нереальности, но не слащавый. Судя по всему, не дурак и чувство юмора явно присутствует. Ещё и не бедный, если уж это – его дом. Зачем ему я, самая что ни наесть обычная, хоть и симпатичная, девчонка? У меня же ничего нет!

Внешность средняя, образование незаконченное, да и на кой ему мой диплом бухгалтера? Чувство юмора… есть, но весьма… оригинальное. Ум? Не мне судить, но далеко не Вассерман. Даже банального жизненного опыта кот наплакал!

- Я инкуб, Таш, - выдавил из себя, словно в убийстве покаялся, и надолго замолчал.

Какое-то время я ждала продолжения, но затянувшаяся пауза плавно перешла в напряжённую тишину.

- Ты инкуб, а дальше? – рискнула разорвать молчание. – Если в книжках писали верно, вы красивые, чрезвычайно привлекательные для противоположного пола. Чем ты не доволен? Это же хорошо, вроде?

- Не особенно, - хмыкнул Ирвин. – Представь. Все тебе в рот смотрят и по определению прощают любую глупость. Разговор чаще всего состоит из моих реплик и восхищённого поддакивания собеседника. Ещё улыбок и томных вздохов. Всё.

- Да ладно! Так уж и все?! Нет, конечно ты обалденно красивый – легко засмотреться, но не до такой же степени! Я же с тобой разговариваю, в обморок от восторга не падаю и ноги не лобызаю!

- Вот именно, - искоса глянув через плечо, кивнул Ирвин. - Давай проведём эксперимент.

- Какой? – напряглась, не зная, чего ждать от инкуба. Может инкубы кусаются, а в книжках этого не написали?

- Отойди подальше.

Пожав плечами, я послушно отошла к противоположной стене.

- Ну и?

- Стой там и смотри.

Растерянная странным требованием, я удивлённо хмыкнула, но взгляда не отвела. А зачем? Смотреть на Ирвина - одно удовольствие.

Солнечный свет, льющийся через оконное стекло, разливается по золотисто-каштановым волосам, подстриженным чуть ниже ушей. Тоже красивых, кстати. Идеальный нос. Честное слово, всем носам нос! Чётко очерченные губы хороши настолько, что хочется их потрогать, убедиться в реальности. А ярко-зелёные в ореоле тёмных ресниц? А брови? Упрямый подбородок? Ямочка на левой щеке? Широкие плечи? Мощный мускулистый торс? Узкие бёдра? И талия – мечта любой модели. А какие ноги! Боже, какие ноги! Просто слов нет!

Эх… Хорош настолько, что рядом с ним даже комплексовать по поводу собственной невзрачной внешности не выходит. Это как сравнивать редис и солнце! Никакой связи, ни единой точки соприкосновения! Смысл париться?

- Эм… а чего это ты делаешь? - ошарашенно проблеяла я, глядя, как длинные пальцы одну за одной расстёгивают пуговицы белоснежной рубашки.

- Просто стой и смотри, - вкрадчиво прошептал инкуб, плавным движением снимая рубашку.

Солнце, будто нарочно, брызнуло на гладкую бронзовую кожу. Световой ореол выделил каждую мышцу…

Эм… В горле пересохло, дыханье спёрло от какого-то восторженного ужаса. Не бывает так, чтобы каждый сантиметр человеческого тела – концентрат идеальной красоты. Что может быть прекрасного в золотистых волосках на рельефной груди? А вот поди ж ты, глаз не оторвать! Тёмные бусины сосков, пресс кубиками, ямка пупка, золотистая дорожка стекает по плоскому животу под ремень брюк. Ой, мамочки…

- Я ведь тебе нравлюсь, Таша, - словно издалека донёсся до меня вибрирующий голос инкуба.

Я проблеяла нечто невнятное, чувствуя, как начинают гореть уши и руки чешутся от желания ощупать всё это великолепие на предмет реальности. Я такого не то что в жизни, ни в кино, ни во сне не видела! Это не человек! Это... это… инкуб.

- Таша?

Ох… я подняла взгляд на лицо Ирвина. Зелёные глаза смотрели пристально и серьёзно. Он протянул мне руку, витые мышцы которой в ту же секунду издевательски-ярко высветило солнце.

- Я так хочу тебя, - хрипло выдохнул мужчина. - Сделай один шаг, и я покажу тебе как именно! Нам будет хорошо. Я буду любить тебя, целовать твои губы, пить твои стоны. Позволь показать тебе, каково это – любить…

Глубокий голос словно гипнотизировал, но смотреть – это одно, а вот спать с мужиком, с которым только-только познакомилась?!

- Ирвин, ты обалдел? Сказала же, в постель с тобой не лягу! Я ж тебя не знаю совсем! Или опять по морде лица схлопотать хочешь?

- То есть, ты мне отказываешь? Но я же вижу твои глаза, твоё желание, вкрадчивое, волнительное до дрожи. - Таша, прошу тебя…

- Да иди ты! – рявкнула я зло.

Обидно же! Такая красота, такой соблазн, а не потрогать. Попробуй подойди – мигом в койку затащит и всё, трындец. Нет, скорее уж не трындец, а самый настоящий тыгыдымс! Нравится мне это фэнтезийное словечко, а вот перспектива с разбега прыгать в постель к загадочному незнакомцу - не очень. Спасибо большое! Полчаса удовольствия и годы угрызений совести? Нет уж!

Вопреки моим ожиданиям, инкуб рассмеялся и потянулся за рубашкой. Я только сглотнула, наблюдая как заиграли мышцы на бронзовой спине, когда он нагнулся, чтобы поднять одёжку с пола.

- Что и требовалось доказать, – расплываясь в обаятельной улыбке, проговорил этот неадекват. – Вот именно поэтому, я наизнанку вывернусь, лишь бы ты была рядом. Желательно всегда.

- В смысле? – окончательно выпала я в осадок. - Совсем псих? Я тебя послала далеко и надолго, а ты только что не светишься от счастья! Хотя… - я глянула на обрисованный радостным солнышком подбородок. – И вправду светишься. Может, тебя вместо торшера у кровати ставить? Главное, чтоб не «в», а «у»!

Смех у Ирвина тоже оказался примечательным, заразительным таким. Сама не заметила, как начала смеяться.

- Таша, ты чудо, - выдавил инкуб радостно. – У меня предложение.

- Рационализаторское? – хихикнула, демонстративно потуже затягивая поясок на халате.

- Вроде того. Пошли гулять? Я тебе замок покажу.

- З-замок? - удивлённо пискнула я. – Настоящий? Не дом?

- Самый настоящий! У нас в Тёмных Землях по-другому никак. Либо высокие каменные стены, либо скромный холмик под каким-нибудь деревцем.

У меня от энтузиазма даже уши дыбом встали. Тёмные Земли! Магический мир! Замок! Это - мечта! Я в сказке!

- Да! – едва сдерживая счастливый визг, торопливо закивала. – Хочу!

- Меня? – изогнув бровь, съязвил инкуб.

- Замок осматривать, извращенец ты озабоченный! У тебя нет лишних тапочек?

- А одежда уже не нужна? – рассмеялся в голос мужчина. – В халате пойдёшь?

- А хоть бы и в нём! Другой одежды у меня, всё равно, нет.

- Будет, - фыркнув, пообещал. – Если поцелуешь!

- Лучше я тебя покусаю! – в ответ пообещала я и обиженно прищурилась. - Не наглей, а?

- Ну, если кусать будешь нежно… - нарочито задумчиво протянул Ирвин, переводя взгляд на потолок.

- Размечтался! Ещё один намёк в этом ключе, и я начинаю грызть твою пятку, чавкая, утробно рыча и сплёвывая ногти! Хватит издеваться уже!

- Всё-всё, молчу, – вскинув руки в оборонительном жесте, отступился инкуб. - Сейчас пришлю платье и туфли, а ты мне расскажешь про Землю.

- Замётано, - важно кивнула я, подбоченившись. – Валяй.

Довольно насвистывая, Ирвин ушёл, а я снова посмотрела в окно. Удивительное состояние… С одной стороны, хотелось петь от радости. Все-таки сбылась мечта идиотки, и я попала в самую настоящую сказку. С другой - на душе ледяной глыбой лежали притихшие до поры тоска и страх.

Да, почему-то я не помню друзей, но они же были! И как я могу радоваться исполнению мечты, если сейчас они… если с ними… Но ведь и горевать никак! Сложно поверить в реальность беды, если она – лишь слова малознакомого человека. Пусть даже нелюдя. Какая разница?

Но всё же в пользу рассказа Ирвина был один аргумент - щемящее ощущение потери где-то на задворках души. Тихое, невесомое, почти забытое, словно туманная дымка над лазурной поверхностью океана. То ли вот-вот развеется, то ли загустеет и скроет живую яркую глубину серой пеленой безысходности… Интересно, откуда?



Глава 2 Камешки, цветочки и другие прелести экскурсий по замкам



Минут через десять раздался стук в дверь, и я обернулась, готовая приветливо улыбнуться инкубу, но взгляду предстала сухопарая женщина лет сорока, в длинном тёмном платье.

- Д-доброго дня, - разглядывая сложную причёску вошедшей, поздоровалась я.

- Тёмного неба, - сдержанно кивнула гостья. Хотя, какая она-то гостья? Это я тут на птичьих правах.

Дама прошла к кровати, разложила на ней принесённую одежду, поставила на пол кожаные туфельки и поинтересовалась:

- Вам помочь одеться?

- Нет, благодарю вас. Я справлюсь сама.

- Как пожелаете. Я могу быть свободна?

- Конечно, - я растерянно улыбнулась. – Спасибо большое!

Непривычно и даже неприятно в таком ключе разговаривать с человеком много старше себя. Тем более, дама несла себя с такими достоинством и грацией, которых мне ещё долго не видать, как своих ушей.

Смущённая, я мучительно решала, как бы потактичнее спросить женщину, кто она такая? Уж точно не служанка – слишком величава и горда. И почти наверняка не любовница Ирвина. Не стал бы он ко мне её подсылать, да и возраст… Хотя, кто знает, сколько ему самому лет? Понятия не имею, как долго живут инкубы, но вроде бы значительно дольше людей.

Пока я собиралась с мыслями, предмет моих терзаний, так и не представившись, покинул комнату и закрыл за собой дверь. Мне ничего не оставалось, кроме как заняться гардеробом.

Вновь подперев дверь стулом, так на всякий пожарный случай, я скинула халат и быстро натянула белоснежную сорочку из удивительно мягкого и тонкого материала. Поверх сорочки надела белую же блузку на пуговках и тёмно-вишнёвую юбку-солнце до середины икры. Сунула ноги в туфельки, которые оказались самую малость великоваты, и повернулась к зеркалу.

Мдямс… Ирвин явно не терял времени, пока я куковала в бессознанке. Вещи подобраны точно в размер и со вкусом. Особенно умиляет широкий пояс на крючках-невидимках. Сел на талии тютелька в тютельку! И цвет шикарный. Ещё бы волосы в порядок привести, а то рядом с таким красавчиком растрёпой ходить совсем не комильфо.

- Таша, ты готова? - подал голос из-за двери хозяин целого замка. Лёгок на помине!

- Да, секундочку.

Ну вот, не успела! За неимением расчёски кое-как пригладив волосы пятернёй, я отодвинула стул и повернула дверную ручку.

- Привет, - предвкушая экскурсию и в то же время откровенно труся, протянула я ладонь ожидающему инкубу. – Идём?



Прогулка по замку затянулась до самой темноты. Мы обедали на крепостной стене, бродили по гулким коридорам с узкими окнами-бойницами. Ирвин рассказывал о своём, а теперь и моём мире, расспрашивал о Земле. Во дворе он познакомил меня с десятком подчинённых, дежурящих у ворот.

На удивление, все были высокими, симпатичными и сильными. Хотя, чему я удивляюсь? При таком образе жизни особо не разжиреешь. Либо регулярно машешь несколькими килограммами стали, либо тебя попросту скушает первая же встреченная тварь. Мне про местных монстриков Ирвин уже порассказывал.

Зато местная сокровищница не впечатлила. Разве что меня удивил сам факт визита в эту святая святых для любого нормального «замковладельца». Как-то иначе я представляла отношение к сосредоточию богатств.

- Эм… А ты ничего не попутал? - спросила, осознав, куда именно меня притащил зеленоглазый красавчик. – Или демонстрировать золотовалютный резервов входит в план экскурсии для гостей?

- Нет, конечно! - рассмеялся мой гид. – Просто ты не обычная гостья и мне хочется тебя порадовать.

- Хм… пожалуй, скорее уж - впечатлить, - заметила я, рассматривая залежи драгметаллов и камней самого разного толка.

Что сказать? Красиво, дорого и очень много. На мой непритязательный вкус - даже слишком. Обилие роскошных колье, диадем, каких-то пуговиц, брошей, булавок и корон вызывало стойкое ощущение бутафории. И это ощущение не отпускало, вызывая желание пренебрежительно поморщиться, скорчить рожу и вообще – сделать хоть что-то настоящее. Мозгами я понимала, что подделок здесь быть не может, но здоровый скептицизм не позволял поверить в это. Впрочем, оно и к лучшему. В противном случае пафос момента наверняка придавил бы к полу.

- Не хочешь примерить? – вкрадчиво произнёс Ирвин, протягивая усыпанную блестящими камушками диадему из серебристого, почти белого металла.

Угу, счас! Прям разбежалась и с улюлюканьем напялила на голову покрытую пылью веков корону. Ха! А то я не читала про древние сокровища! Точно помню: самое лучшее – вообще ничего не трогать, если не хочешь обзавестись весёленьким проклятьем или парочкой гоняющихся за тобой скелетов.

Конечно, когда сам хозяин всего этого богатства предлагает, вроде ничего страшного не должно произойти, вот только проверять на своей шкурке не хочется. Тем более что пыли ни на короне не видно, ни на всех остальных вещичках, а это уже наводит на дурные мысли. То ли Ирвин регулярно водит сюда наивных дурочек и периодически протирает свои сокровища влажной тряпочкой…

Фантазия нарисовала эмалированное ведро с мыльной водой и сидящего в позе лотоса инкуба, с маниакальным блеском в глазах полирующего кубок с рубинами. При этом его светлую золотисто-каштановую гриву прикрывала бандана с надписью «Кощеи всех стран, объединяйтесь», а на потёртой футболке был нарисован огромный микроб с плакатом «за гигиену и чистоту помыслов».

Тряхнув головой, я отмахнулась от картинки погрязшего в уборке инкуба. Та ещё немного покружилась возле ресниц, но я упорная – прогнала неуместное видение, мысленно плюнув прямо в ведро с шапкой пены. Так, о чём это я? Ах да!

Если первое предположение не верно, значит на драгоценности наложено заклинание чистоты, но вряд ли только оно. Наверняка и от воров примочки должны быть. И совсем не факт, что Ирвин о них знает! Наверняка сокровища собирали ещё его предки, и вряд ли составили подробный список «сюрпризов» к каждому предмету. Хозяина магия наверняка не тронет, но я-то не хозяйка! Чур меня!

- Нет, благодарю покорно, - покачав головой, отказалась я от щедрого предложения.- Вдруг ты на неё плюнул и забыл?

- Что?!

- Шучу. Ты не злись, - мягко улыбнулась я и взяла Ирвина за руку, для пущего эффекта заглядывая в глаза. Кстати, они, глаза эти самые, сверкали куда ярче изумрудов. – Понимаешь, я просто не люблю украшений. К тому же у меня аллергия на пыль. Всё очень красивое, но давай лучше на улице погуляем? Или в портретной галерее. Есть у тебя в замке такая?

- Нет, - расстроился инкуб.

- Ах, ну да! Я совсем забыла, ты же инкуб!

- А какая связь? - откладывая диадему поинтересовался мужчина. Кажется, его несколько расстроила моя реакция на бесценную, а вернее сверхценную груду камней и металлов.

- Ну как же! – всплеснув руками, я отступила к двери, на ходу поясняя: - Если сложить художника и инкуба, получится мёртвый лысый живописец, закапанный слюной, плюс инкуб и, заметь, никакого портрета.

- Таша… Я не вампир и не убийца, - возмутился мужчина. - Почему у тебя художник обязательно мертвый, лысый, да ещё оплёванный?!

- Не «оплёванный», а «закапанный», - с трудом удерживая на лице серьёзное выражение, менторским тоном поправила я. – Сам подумай, как должен отреагировать творческий человек, узрев перед собой ослепительную красотищу, которую невозможно передать никакими красками? Я об этом ещё утром, когда проснулась, подумала. Любой художник сначала слюной изойдёт от зависти и восторга, потом повыдергает себе все волосы и скончается от осознания собственной ущербности. И никакой картины!

- Таша! – возмутился было Ирвин, но тут же расплылся в белозубой улыбке и, запрокинув голову, рассмеялся. – Ты неподражаема!

Я лишь пожала плечами. По-моему, ничего особенного. Когда, заперев дверь, мужчина приобнял меня за талию, нацепив на себя нарочито невинный вид, я снова насмешливо фыркнула. Всё-таки у этого красавчика большие проблемы со вкусом. С такой внешностью ему любая Василиса Прекрасная на шею повеситься будет рада, а он со мной возится! Да ещё и смущается, как мальчишка. Вон, даже уши покраснели.

- Драгоценности ты не любишь, - задумчиво протянул инкуб, увлекая меня к лестнице. – Магазинов с платьем в замке нет, нужно ехать в город, а тебе это пока не показано. Слишком опасно и далеко.

- Шмотки, если откровенно, меня тоже обычно не слишком вдохновляют, - отстраняясь, успокоила я его.

- А цветы?

Блин, надеюсь, он не собирается гоняться за мной с букетом наперевес?! Судя по обилию украшений, предъявленных моим глазкам, цветочками меня вообще завалят. К тому же откреститься от букета уже не получится, а принимать подарки, даже такие, как-то не с руки. Уж больно меня настораживает излишняя активность Ирвина. Чего ему от меня надо? Явно не чистой любви и бурного секса! Сказки всё это, не верю! Вот в домовых и фей верю, хоть и не доводилось видеть никогда, а в это… Не… Тут какая-то пакость, не иначе.

- Исключительно живые! – поторопилась я откреститься от букетов. - В смысле, только такие цветы, которые растут в земле.

- Вот и прекрасно, - довольно подмигнул мне мужчина. - Идём.

С полчаса мы петляли по коридорам, но я почти не слышала рассказов Ирвина. Было грустно. Ну что мне стоит поверить в искренность этого зеленоглазого подарка судьбы? Ну, поревела бы потом, когда правда вылезет наружу, так что? Где я ещё одного такое «совершенство» найду? Эх, кто бы знал, как порой усложняют жизнь комплексы! Ау, меняю ворох сомнений на одну здравую мысль! Ау? Никто не хочет меняться? Жаль.

Тем временем мы спустились по узкой лесенке в просторную комнату, где вдоль стен стояли ящики, коробки, бочки и мешки. Воздух слегка пованивал… навозом. Причём не туалетом, а именно навозом. Уж конским там, или коровьим - не скажу. Не спец в таких вопросах, на вкус и цвет одно от другого не отличу.

- Ирвин, куда ты меня притащил? – зажимая пальцами нос прогнусавила я. – Это твоя изощрённая месть за отказ напялить дорогую блестяшку на мою несчастную головушку? Дык я не хотела обидеть! Хочешь, кастрюлю на неё напялю? Прости дуру грешную и выпусти на свежий воздух!

- Потерпи. Буквально секундочку, - попросил мужчина и, хмыкнув, протиснулся между парой деревянных ящиков, принимаясь шарить ладонью по стене.

- Совести у тебя нет. И мозгов. Кто ж девушек в подвал с навозом «соблазняться» водит?!

- А ты готова соблазниться? – приоткрывая незаметную за ящиками дверку, с интересом спросил Ирвин, развернувшись всем корпусом. – Правда?

- Ха! В такой «атмосфере»?! Мечтай! – противным из-за зажатого носа голосом проблеяла я, а инкуб многообещающе улыбнулся, протягивая мне руку.

- Иногда мечты сбываются, а атмосфера имеет свойство меняться, - и он ловко впихнул меня в небольшой проём между ящиками, продолжая наступать с хищным блеском в зелёных глазах, видным даже в полутьме. Я попятилась, отступая:

- Ты бы не слишком радовался! Исполнение желаний порой так по тыкве бьёт, что в пору кашу варить! – попыталась я отшутиться, прекрасно понимая, что чисто физически мне нечего противопоставить накачанному двухметровому мужику. – Предупреждаю: рискуешь сильно разочароваться, а разочарование бывает очень болезненно!

Ирвин мягко, но крепко взял меня за плечи и приблизил своё лицо к моему.

- Игра стоит свеч, Таша. - прошептал он, почти касаясь губами губ и вдруг, - Пожалуй, я рискну.

Я прикусила губу, судорожно соображая, почему меня так пугает перспектива поцелуя с неземным красавцем. Я взрослая девочка, целовалась не раз, и не два. Тем более конкретно этот мужчина мне нравится. Он прикольный, обаятельный, привлекательный, предупредительный… и ещё раз привлекательный. Тут хоть двадцать раз повторись, много не будет.

Правда, непонятно, с какого перепуга я ему сдалась, всё-таки странно, но ещё более удивительно другое: почему я до сих пор думаю? Почему так не хочу поцелуя, обещающего стать самым приятным в моей жизни?! Ведь не бывшему же верность храню! Откровенно говоря, я уже и лица-то Лёшки почти не помню. Ощущение, будто все воспоминания поблекли, вытерлись и полиняли. Впрочем, мой бывший, застуканный к тому же на горячем, в любом случае и в подмётки Ирвину не годится. Так почему?

А Ирвин всё наступал, медленно и верно. Точно так же, как я пятилась. Почему-то.

- Я буду кричать, - наконец сдавленно пискнула я и выдала последний аргумент. – И царапаться!

Тёплые губы невесомо коснулись уголка губ, скользнули по щеке к уху и:

- Очень на это надеюсь, - хрипловатый шёпот, но в следующую секунду инкуб развернул меня вокруг своей оси. Яркий свет на долю секунды ослепил. А потом…

- Ничего себе! – ахнула я.

Мы оказались в огромной, размером не меньше парочки приличных стадионов, оранжерее. Обширное пространство было укрыто прозрачным куполом, но ни подпорок, ни каркаса я так и не разглядела. Выходит, это не стекло, а самая настоящая магия! Ну, или какой-то местный материал, прочный настолько, что законы физики ему по барабану. Тоже возможно, в принципе. Людям на земле каких-то пару сотен лет назад и не снились возможности моих современников. Для них не только самолёт, но и само здание аэропорта – уже волшебство.

Но ладно бы купол! Всё залитое солнцем пространство оранжереи заполняли растения всевозможных расцветок, размеров и форм: от крохотных, с мой ноготь, оранжевых кактусов, которые медленно ползали по прозрачным стенам, слизывая зелёными языками капельки влаги, до гигантских деревьев, усыпанных плодами или цветами.

- Какая красота! – выдохнула я восторженное. – Ирвин, это же настоящая сказка!

- Рад, что наконец-то угодил, - рассмеялся инкуб. – Прогуляемся?

- С удовольствием! - ничуть не кривя душой кивнула я и взяла спутника под руку. – А зачем при замке такая большая оранжерея? Её ведь, наверняка, очень дорого содержать?

- Ташенька, здесь собраны растения со всего мира. Оранжерея является частью замка не одну тысячу лет, я даже не знаю, кто конкретно её построил. Что касается «зачем»…

Мы шли по деревянному настилу, аккуратными дорожками петляющему между узловатыми стволами и свисающими с подпорок лианами. Воздух, напоённый ароматом тысяч разных цветов, плодов и ягод дурманил похлеще любого вина. Ирвин демонстрировал знание местной флоры, рассказывая то про одно растение, то про другое:

- Вот эта лиана называется брызговиком.

Инкуб указал на зелено-серебристую лиану, на которой висели похожие на мешочки плоды разного размера. Некоторые величиной едва с мой кулак, другие достигали в величину объёмов пары хороших вёдер. Кое-где виднелись скопления мелких красных цветочков.

- У неё очень интересная корневая система, - продолжил рассказ мой гид. - Центральный стержневой корень уходит очень глубоко и обязательно находят поземный источник или реку. Во время осады четыре-пять таких лиан легко обеспечивают население замка питьевой водой, поэтому их в оранжерее целых семь штук, на всякий случай.

Я с любопытством рассматривала тугой розоватый «мешок».

- Внутри вода. Чуть сладковатая, но почти не отличимая на вкус от обычной. - проследив за моим взглядом, пояснил Ирвин. – Можешь потрогать, только не наступай на поверхностные корни.

- Почему? – осторожно переступая через бурые узловатые жгуты, виднеющиеся вокруг основания стебля и кое-где даже наползающие на край настила. – Это опасно?

- Нет. Но если наступишь или дёрнешь посильнее, созревшие плоды раскроются и тебя окатит с ног до головы.

Слегка надавив на стенку ближайшего мешка, я улыбнулась. В детстве мальчишки наливали в воздушные шарики воду и бросали их с крыши. Я пару раз лазила с ними, пока мы случайно не окатили водой какого-то дядьку. Так вот, если потрогать бархатистую на ощупь поверхность фрукта, он точь в точь, как Капитошка! Упругий, текучий и как будто живой.

- Внутри некоторое количество мелких семян, - продолжил инкуб. – В дикой природе животные приходят попить или помыться, наступают на корни и вместе с водой на шкуру попадают и семечки.

- Ага, то есть брызговик таким макаром расширяет ареал произрастания, - припомнив пару относительно умных слов, проговорила я. – И дополнительный полив поверхностных корней…

- Именно. Опустевшая шкурка постепенно усыхает и становится похожа на скорлупу, - он указал на шапочку цветочков, в серединке которой я с трудом разглядела коричневый шарик размером с грецкий орех. – Что любопытно, «скорлупа» является цветоложем сразу для всех окружающих её цветков и, когда опадут лепестки, внутри «коробочки» окажутся семена. Тогда лиана заново примется накачивать воду в плод, а жёсткие стенки начнут растягиваться. Потом…

По оранжерее мы бродили долго, и я не уставала восхищаться знаниями инкуба и причудливостью растений. Это же надо! Чего стоит, например, пальма, цветы которой достигали в длину четырёх метров, а лепестки после специальной обработки приобретали прочность, позволяющую шить из них одежду? Носкую одежду! Или неприметные кочки, способные перемещаться на собственных корнях в поисках света? Что сказать, настоящая сказка!

- Видишь, вон там пампасная трава?

Я уставилась на указанные Ирвином заросли пушистых белых колосков под три метра высотой.

- Это - кнан. Измельчённые зерна используют для изготовления мази, многократно ускоряющей заживление ожогов. Вытяжка из листьев одголина, - жест в сторону ярко-фиолетового с жёлтыми прожилками крохотного кустика, - незаменимое средство при глубоких ранениях, а корни применяют в противовоспалительных сборах.

- Кажется, я понимаю, зачем вам такая оранжерея!

- Да. В Тёмных Землях небезопасно, а в прежние времена, когда постоянно шли войны за земли и власть, эта оранжерея часто была единственной преградой между жизнью и смертью. Сейчас, когда магии стало катастрофически не хватать, большая часть магических рас успокоилась. Для борьбы нужны силы, которых и так всё меньше и меньше.

- Нет худа без добра. Если вместе с исходом магии с Шайдара ушли войны, чем не радость? - подмигнула я и запрокинула голову, подставляя лицо солнечному свету. –Слушай, а ядовитые растения здесь есть?

- Конечно, - инкуб усмехнулся. - Немалая часть этих растений ядовита, но при умелом использовании даже смертельно опасная травка дарит жизнь.

- А смерть и жизнь вообще едины, - заметила я. – Они даже не противоположности друг друга, а всего лишь две стороны одной медали, имя которой «вечность».

- Что ты имеешь в виду? – он вопросительно вскинув бровь.

- Видно, ты мало читал фэнтези, - фыркнула я насмешливо. – Хотя, откуда… Это на Земле, где магии нет, истории про волшебство интересны до дрожи, а тут они стали бы просто летописями. Но наши сказки лишь на первый взгляд ни о чём, а на деле в них столько разного спрятано между строк... Вот смотри, что такое смерть? Лишь окончание жизни. Одно невозможно без другого!

- Допустим, - со странным выражением на лице кивнул инкуб. – Но ведь жизнь без смерти вполне может существовать. Разве бессмертные Хранители тому не подтверждение?

- Вовсе нет. Они бессмертны лишь по сравнению с нами, чей век короток. А в масштабах вселенной? Самого времени? Всё когда-нибудь закончится, и даже вечность. Для бабочек–однодневок мы с тобой тоже бессмертны. Ой, а как вон то дерево называется?

Привлекшее моё внимание дерево представляло собой почти идеальный шар из переплетённых между собой красноватых ветвей, на которых тут и там висели спиралевидные ярко-жёлтые плоды. Из-за отсутствия листьев растение напоминало трёхметровое перекати-поле.

- Это лапш, а плоды называются хонаг. У них довольно плотная шкурка, поэтому их редко едят, но сок и вино получаются очень вкусные. И полезные! - он заговорщически подмигнул. – Неподалёку с той комнатой, которая тебе так не понравилась, расположен вход в подполье, где хранятся и то, и другое. Хочешь попробовать?

- Ещё бы! - Я аж подпрыгнула от энтузиазма.

- Тогда пойдем, - буквально расцвёл инкуб.

Вспомнив про «ароматную» комнатку, я поморщилась и просительно заглянула в зелёные глаза:

- А можно я тебя тут подожду, на солнышке?

- Хм… Наверное, не стоит тебе оставаться здесь одной… - с сомнением протянул инкуб, но я сложила руки в молитвенном жесте:

- Пожа-а-алуйста!

И он сдался:

- Хорошо. Если тебе так хочется… - сказал со вздохом. – Только будь осторожна и не сходи с дорожки.

- Эм… Думаешь, я настолько безголовая, что, едва скроешься из вида, начну обдирать и есть все подряд ягодки? – скорчив рожу, фыркнула. – Я дура, конечно, но не настолько же!

- Понял, понял, - в защитном жесте вскинул руки инкуб и улыбнулся с нахальным видом. - Поцелуешь на дорожку?

- Не-а! - рассмеялась я, отрицательно мотая головой. – Я вредная! Очень! Особенно для здоровья! К тому же не так уж длинна и опасна «дорожка», чтобы использовать её, как повод. Иди уже!

- Жестокосердная, - притворно застонал мужчина, но всё-таки двинул к выходу из оранжереи. Уже отойдя на пару метров, он вдруг обернулся и окликнул меня, с интересом рассматривающую лиловую ёлку. – Таша?

- Ась?

- По странному стечению обстоятельств, самые вредные для здоровья растения чаще всего и спасают жизнь. Помнишь?

- Эм… - не нашлась я.

Правда, Ирвин ответа и не ждал. Бросив в меня многозначительный взгляд, он развернулся и скрылся за раскидистым голубоватым кустом. Проводив широкую спину растерянным взглядом, я почесала в затылке, И чего он хотел этим сказать? Вроде ядовитые свойства лекарственных растений уже обсудили... Ладно, спрошу, как вернётся.

Несколько минут я просто бродила, разглядывая всё подряд, пока не поймала себя на странной мысли. Мне не хватало комментариев инкуба! Любопытство ело поедом. Всё же местная флора выглядела так причудливо, что хоть стой, хоть падай. При этом некоторые растения почему-то вызывали странные ассоциации.

Например, при взгляде на небольшой кустик с почти прозрачными веточками, внутри которых мерцал серебристый сок, и бело-розовыми бутонами, нижние лепестки которых отливали голубизной, закололо пальцы и подумалось, что листья вообще-то должны быть бирюзовыми. Почему? Я так и не смогла вспомнить, как ни силилась, а потом…

- Ух ты, какая невероятная прелесть! – не удержалась я от восторженного стона, уперевшись взглядом в натуральное облако.

Растение напоминало аспарагус и свисало из большого горшка, установленного на подставке чуть выше моей головы. Перистые ветки золотистого цвета в потоке света становились почти невидимыми, но вот что заставило буквально всхлипнуть от восхищения, так это цветы. Как будто крохотные капельки солнечного тумана, они окутывали каждый побег. Казалось, дотронься – и ладонь согреет волшебное тепло.

Рука сама собой потянулась к этому теплу. Нет, трогать я ничего не собиралась. Лишь поднести пальцы поближе и проверить догадку, но тут:

- Таша, стой!

Вздрогнув от неожиданности, я отшатнулась в сторону, словно нашкодивший щенок и обернулась, прижав обе ладони к груди.

- Он ядовитый, - крикнул почти бегущий ко мне Ирвин.

- Да я не… - попыталась я его успокоить, но на полуслове лишилась дара речи. – Ой…

Инкуб зря не смотрел под ноги, слишком встревоженный мнимой опасностью для меня, и, естественно, споткнулся. Угу, о корень брызговика, выползший на краешек настила! Сразу несколько больших плодов лопнули, окатив мужчину потоками воды с ног до головы, а я застыла с открытым ртом. Впрочем, не одна я впала в ступор. Ирвин тоже окаменел, будто на стену налетел. Хорошо хоть заранее предупредил, что конкретно это растение не опасно и вреда такой душ не причинит

Несколько секунд мы ошарашено смотрели друг на друга, а потом я не выдержала и прикусила губу. Золотисто-каштановые волосы от воды потемнели и отдельными прядками прилипли ко лбу и щекам. Рубаха в свою очередь облепила мускулистый торс, а брюки - хм… неоспоримые достоинства мужчины. И самая яркая часть картинки – невыразимо удивлённые глаза, мечущие молнии! А всё вместе… это нечто!

- О-ой, - застонала я, едва сдерживая рвущийся наружу смех. – Ирви-и-ин…

- Тебе что-то не нравится? - прищурившись с угрозой прошипел он. – Таш-ша…

- Пр... пр… прости, - Закрыв лицо руками, я хрюкнула в ладони и беззвучно расхохоталась. О-о-о-о…

- С тобой всё нормально? – чуть суховато спросил мокрый инкуб, подойдя.

- Прости, - утирая слёзы, выступившие от смеха, булькнула я. – Но даже в таком виде ты хорош, как картинка! Это ужасно!

Инкуб хмыкнул, но его взгляд потеплел:

- То есть… по-твоему, я ужасен?

- Ещё как!

Теперь грохнул хохотать уже он.

- Таша, ты уникальна, - немного успокоившись, фыркнул он весело. – Пей свой сок и пойдем отсюда.

- А зачем?

- Ну, если тебе так нравится смотреть на такого меня… - Ирвин поднял руки и медленно повернулся вокруг своей оси, внимательно следя за мной. Угу… Осознавшей, на что инкуб намекает и от того уже красной, как спелый помидор. – Можем продолжить прогулку по оранжерее.

- Нет, спасибо, - отбирая стакан, отказалась от сомнительного удовольствия. Вернее, удовольствия, несущего сомнительные последствия. – Наливай!

Залпом выпив стакан бледно-зелёного сока, я разочарованно поморщилась. Слишком сладкий и терпкий. Не моё. Потом мы быстренько смотались наверх, где я настояла на том, чтобы дождаться, пока Ирвин переоденется в сухое, возле двери со стороны коридора, а не так, как настойчиво предлагали некоторые нахалы с подмоченной… пусть будет «репутацией». На спор о месте ожидания ушло минут десять, а вот переоделся Ирвин секунд за шестьдесят – восемьдесят. Я даже не ожидала.

- Я совершенно забыл показать тебе хрустальный зал, - распахнув дверь, с завидным энтузиазмом воскликнул мужчина, откидывая в сторону полотенце, которым вытирал волосы. – Раньше там устраивали балы…

И, ухватив за руку, он потащил меня на продолжение экскурсии по замку.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям