Тори Озолс " /> Тори Озолс " /> Тори Озолс " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Доверься мне (эл. книга - однотомник) » Отрывок из книги "Доверься мне"

Отрывок из книги "Доверься мне"

Исключительными правами на произведение «Доверься мне» обладает автор — Тори Озолс . Copyright © Тори Озолс

Пролог

Едва она вышла из машины, как сразу поняла, что зря приехала в эту стаю. Это чувство возникло в то мгновение, когда она увидела напротив себя мужские глаза. Такие яркие, живые, покоряющие своей темной глубиной и обещанием обладания. Мужчина пристально смотрел на нее, изучая каждую деталь, даже самую незначительную. Сканируя взглядом с ног до головы, он словно раздевал ее, оставляя нагой перед всеми. Он стоял за спиной альфы, и весь его вид говорил о готовности в любую минуту поддержать своего вожака. «Бета», – сразу догадалась Эмилия.

Такими как он не стают, ими рождаются. Сильные, но уравновешенные. Их зверям не настолько необходима власть и тотальный контроль, чтобы бороться за место альфы. Они легко идут на компромисс и лучше контролируют волка. И если альфа – руководитель, то они словно его правая рука, следят, чтобы приказы приводились в исполнение.

Еще секунду назад, до ее приближения к ним, на лице беты сияла легкая беззаботная улыбка, а в глазах можно было рассмотреть игривые искорки, но чем дольше он рассматривал ее, тем сдержанней и серьезней становился сам.

Эмми как будто физически ощущала происходящие с бетой изменения. Зарождающаяся заинтересованность сменилась отчужденностью. И почему-то ей, привыкшей к холодности и отстраненности других оборотней, стало вдруг нестерпимо больно. И эта боль растеклась по венам, заставляя тело от напряжения натянуться струной.

 Красавец бета с резкими, немного рублеными чертами лица, дышащими силой, окруженный аурой властности, заставил ее сердечко биться быстрее. На несколько томительных секунд ей захотелось коснуться взъерошенных волос, запустить в них руки, пропустить прядки сквозь пальцы, добавляя модной прическе еще большего беспорядка, заставить улыбку разбежаться морщинками в уголках глаз, согреться в его силе и нежности. А потом пришло отрезвление…

Эмилия вздохнула. Переведя взгляд на Дрэйка, девушка уверенно сделала шаг вперед. Вожак оказался потрясающим мужчиной, одним из самых сильных альф, которые встречались на ее пути. Он излучал огромную силу не только на физическом уровне, но и на ментальном. Только не он будоражил чувства Эмили, не его взгляд заставлял поджимать пальчики на ногах. Бета, этот чертов бета с легкой щетиной на щеках, с взлохмаченными волосами, с крепким накачанным телом, сексуальный, порочный, это он будил в ее сознании чувственные фантазии. Следуя доводам рассудка, усилием воли девушка смогла оградиться от влияния беты и сосредоточиться на альфе.

По вздувшимся венам и дикому блеску в глазах Эмилия поняла, что время его спаривания приближается, но также увидела, что мужчина изо всех сил старается оттянуть его. Это был опасный период для любого оборотня, но для альфы – вдвойне. Она стойко выдержала оценивающий взгляд и, когда с «гляделками» было покончено, заговорила, нарушая этикет.

– Альфа, – твердо произнесла она и в знак приветствия и почтения наклонила голову.

– Здравствуйте, Эмилия, – он хмыкнул на ее дерзость, но никак ту не прокомментировал. – Я много наслышан о вас и безумно рад, что вы, наконец, приехали в наши края. Вы нам просто необходимы.

– Спасибо, альфа. Я постараюсь сделать все возможное и оправдать ваше доверие и гостеприимство.

– Эй, Дрэйк! Не акцентируй все внимание на себе любимом! – произнес привлекательный тягучий голос, от которого дрожь пробежала по телу Эмилии.

Она видела, как бета похлопал своего альфу по плечу, а тот что-то прорычал сквозь зубы, показывая свое недовольство его поведением. Но в этом рыке не чувствовалось настоящей злости или агрессии в попытке восстановить статус-кво.

Для Эмили, никогда прежде не видевшей таких отношений между вожаком стаи и его вторым, это было удивительно.

– Эмилия, позвольте представить вам. Это мой бета – Ян! Именно его матери нужна ваша помощь, – сказал Дрэйк.

– Альфа, прошу вас, обращайтесь ко мне на «ты», – предложила девушка и, повернувшись в сторону Яна, продолжила: – Очень приятно, бета.

Ей показалось, что последние слова она проговорила на легком выдохе с совсем другой интонацией, и, надеясь, что это не было замечено, слегка покраснела.

 – Ян, – с улыбкой поправил он.

Эмилия, как завороженная, смотрела на бету. Он еще что-то говорил, но она не слышала. Взгляд ее был прикован к губам мужчины. Они двигались, растягивались в улыбке. А в ней проснулось неожиданное желание коснуться их.

Громкий нежный голос, прозвучавший за спиной беты и остановивший его речь, вывел ее из чувственного ступора.

– Дорогая, я с детства учила этих мальчиков быть культурными. И будь они хоть трижды альфой и бетой, но обращаться с женщиной должны достойно, – миниатюрная женщина вышла из-за спин мужчин, которые до этого своими габаритами полностью скрывали ее из вида.

– Ма-ам! – закатывая глаза, протяжно простонал Ян, а со стороны альфы Эмилия явственно услышала смех, который тот пытался подавить, маскируя под кашель.

– Эмилия, познакомься, это Мери, мать Яна, – представил женщину альфа, когда наконец овладел собой.

– Здравствуй, дорогая, – мать Яна сразу заключила Эмилию в объятия, чем очень удивила девушку. Еще нигде и никогда ее так не встречали, и она не могла понять, как к этому относиться. – Я так благодарна тебе, что ты приехала! Мои мальчики так за меня волнуются.

– Ну что вы! Я еще ничего не сделала, но я обязательно позабочусь о вас, – ласково ответила Эмилия, не в силах сопротивляться той теплоте, которую излучала эта женщина.

– Я надеюсь, тебе у нас понравится, дорогая, – сказала Мери, незаметно пожимая девушке руку.

– Для тебя приготовили коттедж, там есть все необходимое. Если понадобится еще что-нибудь, сообщи нам.

– Спасибо, альфа, – Эмилия, как и положено, склонила голову перед вожаком.

Ян подошел к машине и взял ее единственную сумку с одеждой. Он протянул руку, предлагая понести и саквояж, но девушка отрицательно покачала головой. Свой любимый небольшой чемоданчик с медицинскими инструментами она всегда носила сама. Ящики с остальным оборудованием и препаратами было приказано отнести другим мужчинам. Те молча выполнили приказ, даже не взглянув на нее.

Ян широкими шагами уверенно направился по дорожке, уводящей вправо, и девушка неспешно последовала за ним. Эмилия невольно залюбовалась  подтянутым задом, который как хорошо обрисовывали потертые джинсы, и сразу же, тряхнув головой, постаралась выкинуть эти мысли из головы. По крайней мере, это было лучше, чем задумываться о тех взглядах, что бросали на нее самки стаи, которых они встречали сейчас по пути. Да, прием альфы был очень радушным и вдохнул в нее слабую надежду на спокойное пребывание в этой стае, однако многое осталось по-прежнему. Нуждаясь в ней, на нее в то же время смотрели с презрением и опаской: она была неполноценной – оборотнем, потерявшим своего зверя.

Когда-то Метт – старый самец, присматривавший за девушкой, – спросил ее, почему она научно не исследует свою проблему, вместо того, чтобы большую часть своего времени и сил уделять вопросам беременности других самок. Тогда она ответила, что ее болезнь – одна на миллион, ей надо просто принять случившееся с ней и смириться с этим, а дети умирают каждый день и их спасение гораздо важнее.

Сейчас, по прошествии стольких лет, Эмилия все так же верила в эти слова, но смогла, наконец, признаться себе, что не только стремление спасти щенков и их матерей подтолкнуло ее выбрать именно это направление медицины. В душе девушки еще жила надежда, что если в ней будут нуждаться, то ее примут как свою.

И ее принимали. И использовали. Но как только нужда в ней отпадала, ей холодно указывали на границы стаи, будучи уверенными, что она никогда не откажет им в услуге. Конечно, сейчас многие женщины благодарны ей. Встречались, правда, и такие самки, что смотрели на ее помощь как на должное и не считали себя чем-то обязанными. А те, чьих щенков не удалось спасти, винили в своем несчастье именно ее.

Эмилия привыкла к этому. Привыкла, что почти каждый альфа зовет ее в свою стаю лишь потому, что она нужна самкам, что ее согласие послужит увеличению его авторитета среди других стай. Привыкла, что ее игнорируют. Не видят и обходят стороной. Поэтому она уже в который раз старалась не замечать таких взглядов и уставилась на затылок беты, боясь снова опустить глаза вниз, на такой аппетитный зад этого мужчины.

– Если кто-то из стаи обидит тебя, ты обязана сразу сказать мне или альфе, – голос прозвучал тихо, но свирепо, выводя ее из задумчивости.

– Что? – непонимающе переспросила она.

– Мы с Дрэйком понимаем, что и в нашей стае есть оборотни, которые не окажут тебе должного почтения, и Дрэйк не собирается заставлять их. Это их право на собственное мнение. Но все члены стаи предупреждены, что если мы услышим хоть слово или же увидим какие-то действия, позорящие стаю и альфу, виновные будут наказаны.

Только после этих слов Эмилия поняла, что не только она заметила презрительные взгляды. Девушка остановилась, внимательно рассматривая мужчину. Он почувствовал это и повернулся к ней. Они смотрели друг другу в глаза, не в силах отвести взгляд. Эмилия не могла произнести ни слова, от нахлынувших эмоций пропал голос. Впервые ей говорили такое. Впервые заступались за нее. И не только бета, но и альфа. И впервые она не знала, что ей ответить. Боялась поверить в эти слова, довериться им.

– Спасибо, – тихо прошептала Эмили, отводя взгляд.

– Ну, и мама, конечно. Она встанет за тебя горой, – весело добавил Ян, лукаво улыбаясь и разряжая обстановку.

– О, мама у тебя замечательная! Не все самки такие, – уже более спокойным и равным голосом сказала Эмилия.

В душе она вздохнула с облегчением. Девушка была благодарна бете за то, что дал повод уйти с такой скользкой темы.

– У тебя будет время узнать ее лучшие качества, – с озорством произнес мужчина. – Ну, вот мы и пришли!

Они остановились возле небольшого коттеджа, окруженного старыми разлапистыми елями. При строительстве насаждения, видимо, было решено не трогать, поэтому дом из потемневших от времени деревянных балок сливался с окружающей природой. Именно то, что нужно оборотням. Двухэтажное строение было изящным, навевало мысли о тихих вечерах в уютном кресле возле камина, на наличие которого указывал каменный дымоход. С восторгом девушка вглядывалась в затейливый рисунок искусного витража арочных окон фасада, выполненных в старинном стиле. Она живо представила, как солнечным утром в комнатах переливаются калейдоскопом яркие цветные блики, наполняющие дом волшебством.

Девушка поднялась за Яном по деревянным ступенькам на террасу. По шпалерам, хватаясь усиками, тянулся вверх клематис, наполняя воздух сладковатым ароматом и защищая хозяев дома от докучливого любопытства соседей и внимания непрошеных гостей. Она обязательно поставит здесь кресло-качалку, чтобы вечерами, укутавшись в плед, можно было наслаждаться тишиной и звуками леса.

 Мужчина остановился перед дубовой дверью, украшенной завитушками, перетекающими из одной в другую и создающими затейливый узор, по которому хотелось провести пальцем, погладить каждый листочек, завиток.

Дверь не была закрыта на ключ, но само наличие замка вызвало у Эмили облегченный вздох. Сила оборотней позволяла легко снести такую преграду, поэтому они нечасто оснащали свои жилища замками или запорами.

Войдя в дом, Эмилия остановилась на пороге и осмотрелась. Чисто, ухоженно. Все, что ей нужно, и даже больше. Комнату, которая по задумке архитектора должна была стать просторной гостиной, переоборудовали в лабораторию. Здесь уже находились ее коробки. Приказ альфы был исполнен максимально быстро, да и со скоростью у оборотней никогда не было проблем. Но удивляло не это. Пока Ян, не спеша, вел ее к коттеджу, рабочие перенесли ее скарб в дом и аккуратно все расставили. И теперь она могла спокойно подойти к каждой коробке и взять необходимое, не передвигая и не переставляя их. Эмми затопила волна благодарности к незнакомым оборотням, позаботившимся об ее комфорте, от столь незначительного для них жеста на душе стало тепло.

– Ты можешь поменять здесь все по своему усмотрению. Этот дом полностью отдан тебе, – произнес Ян, ставя сумку на пол. – Если будут какие-то вопросы, обращайся сразу ко мне или к Дрэйку.

– К альфе? – удивилась Эмилия.

– Да. Ты можешь сразу обращаться к нему. Дрэйк, так же как и я, очень ценит то, что ты все-таки приехала к нам, – серьезно произнес он, потом добавил с уже ставшей привычной улыбкой: – Хотя, конечно, лучше обращайся ко мне, а то наш альфа может и напугать тебя своим рыком. Я до сих пор содрогаюсь, когда слышу его!

Он говорил так, словно открывал страшную тайну, и Эмилия не могла не улыбнуться в ответ. С ней редко шутили, поэтому она успела соскучиться по такому легкому общению.

– Для альфы очень статусно рычать, – с улыбкой ответила девушка, набравшись смелости подыграть Яну. – Спасибо! Если что-то понадобится, я сразу скажу.

– Хорошо. Устраивайся, – тихо добавил Ян и ненадолго задержал на ней взгляд, словно оттягивая момент своего ухода.

Но, так и не сказав больше ни слова, развернулся и пошел к выходу, оставив девушку осваиваться в своем новом пристанище. Эмилия смотрела ему вслед, чувствуя себя странно от внезапно возникшего острого желания остановить его. Она покачала головой, придя к выводу, что слишком долго была одна, поэтому соскучилась по простому общению. Бета вдруг остановился у самой двери, и ее сердце на мгновение замерло, а потом быстро забилось в томительном ожидании, но он вышел, даже не обернувшись напоследок.

«Это просто глупость! Пора заняться тем, ради чего ты действительно приехала сюда», – постаралась образумить себя девушка. И первое, что она должна сделать, это разложить инструменты и осмотреть оборудование, а потом познакомиться с новыми пациентами. Вздохнув, Эмилия еще раз осмотрела свой очередной дом. Сколько их уже было, она не помнила, но почему-то этот понравился больше всех. Он дарил ей чувство покоя, которое девушка давно позабыла. В ее мыслях слово «дом» вдруг обрело уже знакомые, почти родные черты, хотя она не пробыла в этих стенах и часа. Но они согрели своим теплом и уютом, словно давно ожидали ее появления.

Глупо. Безумно страшно. Ведь попытка поверить снова в душевное тепло обходится слишком дорого. У доверия, способного согреть и подарить чувство защищённости, очень тонкие границы. Она их давно переступила, утратив веру в себя. С этой потерей в ее жизнь вошли разочарование и боль. Не оборотень, не человек… Застрявшая между двух миров и не принадлежащая ни одному. Изгой. У такого нет права доверять, иначе затравят.

Глава 1

Он был так ошеломлен и сбит с толку, словно его переехал десятитонный грузовик. Когда она уверенно вышла из машины и предстала перед ним, Ян словно получил под дых.

Их взгляды встретились, и мужчина пропал. Волк внутри него, не слушая доводы разума, сметая все преграды, отбрасывая принципы, на которых еще минуту назад строилась его размеренная жизнь, громко зарычал «Моя!». Его зверь выбрал единственную. Но это было невозможно! И он никак не мог поверить происходящему. Она просто не могла быть его парой!

Перед тем как пригласить ее в стаю, они с Дрэйком разузнали все об Эмилии Райдер и были шокированы той информацией, которую получили. Врач от бога, она переезжала из стаи в стаю и помогла родиться многим щенкам, но, утратив способность оборачиваться, считалась неполноценной, чужой среди своих.

В досье, которое прислали Дрэйку, говорилось о том, что семья Эмилии была зверски убита ликанами, а девочка спаслась чудом. Но это не прошло для нее бесследно. Со временем оборотень, который взял девочку на свое попечение, заметил, что та не обращается, а после она сама призналась ему, что потеряла своего зверя. И данный факт поражал своей невероятностью. Для их сообщества такое невозможно! Ни одного зафиксированного случая подобного этому за все века! Зверь – это часть их самих. Он является неотделимой частью сущности любого оборотня. А оборотень, потерявший зверя, считается дикостью, нонсенсом, уродом в конце концов.

Ян знал, что, несмотря на полученную информацию, Дрэйк без промедления позвонил Эмилии Райдер. Альфа был готов переступить через все, только бы помочь Мери, матери Яна, давно считая семью беты своей. Переживания в связи с  беременностью  Мери были у них общими, и ошеломляющий успех доктора Райдер заставил вожака настойчиво просить ее приехать к ним. Наверное, именно то, что он попросил, а не приказал, как поступали (в чем был уверен Ян) другие альфы, подтолкнуло ее согласиться.

И вот уже месяц он сходил с ума от воздержания и злости  на себя и на нее. Он знал, что Эмилия красива, но фотография, вложенная в досье, не отражала и сотой доли ее обаяния, не передавала излучаемой ею доброты, в ней не было того звериного магнетизма, который обрушился на него при личной встрече.

Мягкий овал лица, почти невинный, слегка отрешенный взгляд, губы, застывшие в полуулыбке, которая не коснулась глаз.

Светло-каштановые локоны, обрамляющие бледное, кажущееся изможденным лицо, не вызывали желания зарыться в них руками.

Настороженность и отстраненность делали ее  неприступной. Да, позже он не раз признавался себе, что женщина на фотографии смогла бы его заинтересовать, если бы не холод, которым  веяло от снимка. Он отталкивал, гасил весь мужской интерес, оставлял равнодушным.

Фотография. Мертвая картинка. Разве могла она передать её армат, хмельной запах ванили и мёда? Теплый… Волнующий… От него кровь бурным потоком понеслась по венам, напитывая желанием все его естество. Когда же она сняла свои зеркальные очки, он понял, что окончательно погиб. Печаль, смирение и робкая надежда, таящиеся в зеленых глазах, искорка интереса и брошенный из-под ресниц взгляд вызвали внутри него настоящее безумие. Зверь словно сорвался с цепи, требуя в ту же минуту пометить ее, сделать своей.

 Но он, бета, не мог пойти против правил стаи. Боль оттого что не может быть с ней и не может  жить без неё, разрывала его на части.

Его волк был в ярости от его бездействия и с легкостью отметал все доводы рассудка. Ян опасался, что зверь станет неуправляемым, что он бесконтрольно обратится и, следуя инстинктам, возьмет Эмми. Звериная природа брала верх, но сила и воля беты укрощали зверя.

Как мантру, он несчетное количество раз повторял себе, что она не может быть его парой. Пытался убедить себя в этом, но уже понимал, что не верит и не хочет верить. Холодный, отстраненный, он вопреки всему старался находиться рядом, касаться её. Его взгляд выхватывал Эмми из толпы, следовал за ней. Стоило какому-либо самцу приблизиться к ней, как  его зверь впадал в такое неистовство, что силу его гнева ощущали многие. Ему было больно, когда она стала все больше и больше избегать его. Если он пытался с ней заговорить, девушка уходила от ответа и быстро сбегала в свой коттедж. Ян готов был завыть от безысходности.

Но то, что он узнал сегодня, изменило все и дало ему надежду. Его альфа спарился с человеческой женщиной! И это было истинное спаривание, полностью изменившее Дрэйка. Ян понял это сегодня, когда побывал в домике в долине, где Дрэйк прятался в полнолуние, не желая подчиняться инстинкту и спариваться с сильной самкой. Альфе было все равно, что его пара человек. Он поддался своему зверю без малейших сомнений. И видя сегодня счастливое лицо друга, чувствуя вибрации силы и гордости, бета наконец-то признался себе, что тоже нашел свою пару.

Эмилия… Бета был виноват перед ней, перед своей парой. Он месяц мучил себя, повторяя, что это невозможно. Он делал попытки переспать с другими женщинами, но убегал от них, ссылаясь на дела. Он старался вобрать в себя ее аромат, когда находился рядом, и бежал от нее как последний трус, боясь не устоять. Почему он мучил себя целый месяц, вместо того, чтобы завоевывать ее? Ведь даже вчера, в полнолуние, закончив присматривать за стаей, он бежал в лес, но оказался возле ее дома, понукаемый желанием отыскать и взять. Целый месяц волк Яна грыз его изнутри, притягивая к ней. И теперь, наделав столько ошибок, он не мог просто прийти к ней и сцепиться. Он знал, что она не примет его. Будет сопротивляться до последнего. Но все же ему необходимо с ней поговорить.

Ян уверенно шел к  коттеджу Эмилии, не замечая никого вокруг. Завтра вернется альфа со своей парой, и у него уже не будет такой возможности. Ажиотаж, который вызовет Соня, вряд ли будет приятным, и поэтому его обязанность – быть рядом с альфой, поддерживая и прикрывая его. Но сегодня Ян еще имел время, чтобы не вникать в дела Дрэйка и раскрыть карты перед Эмилией – дать ей понять, что она его пара и он не отступится от нее.

Мужчина подошел к дверям коттеджа и уже собирался по-хозяйски войти, но в последний момент остановил себя и постучал. Ему казалось, что он невероятно долго ждет, когда же она откроет. И вздохнул с облегчением, когда услышал приближающиеся шаги.

Эмилия открыла дверь и застыла. На пороге стоял бета. Тот самый ошеломляющий, совершенный бета, которым были полны в последние дни ее мысли и от которого она бежала при первой же возможности. То, что он постучал, а не вошел без стука, как поступал зачастую, очень удивило девушку.

Лавина эмоций затопила всю ее сущность. Жар в крови от его голодного взгляда, слабость в ногах и дрожь в теле от горьковатого аромата его желания. Боль и затаившаяся обида от его нежелания принять ее. Каждая их встреча – постоянное напоминание о ее никчемности.

Сомнения терзали душу девушки и днем, и ночью, мешая работать и прогоняя сон. Является ли он ее парой? Или это мощное влечение всего лишь простая физиология? Как женщина она могла позволить обманывать себя, но как врач понимала, что все признаки говорят об одном. Он – ее пара.

В ту минуту, когда волк находит свою пару, ничто не может остановить его от соединения. Зверь не сомневается. Зверь берет свое. А Ян открыто пренебрег ею. Он отвернулся и сделал вид, что ничего не произошло. И порой девушке даже казалось, что она это выдумала. Но нет, чувства не уходили, притяжение становилось только сильнее. Теперь слово «отвергнутая» приобрело для девушки новый смысл.

И вот он стоит перед ней с легкой улыбкой на губах. Как же ей сейчас захотелось ударить его!.. Сильно, наотмашь, так, чтобы ему стало так же больно, а возможно, в сотни раз больнее, чем ей. Обидеть так, чтобы он ушел, чтобы исчезли обжигающий взгляд и исходящий от него жар, заставляющие ее жить, чувствовать, желать.

Ян наблюдал за тем, как сменяются эмоции на лице девушки. Что-то неуловимое промелькнуло в ее ауре, взывая к нему. Он резко втянул воздух, словно пытался впитать в себя ее запах, и это заставило ее опомниться. Эмили  резко отступила в сторону, позволяя ему пройти. Но мужчина не сделал ни шагу.

 – Бета? – тихо произнесла она, немного склонив голову.

– Я же говорил тебе, Эмилия, – Ян. Просто Ян. Хочу слышать, как ты произносишь мое имя, – улыбаясь, сказал он. 

Эмилия отвернулась и, уставившись куда-то в сторону, проговорила:

– Проходите, бета.

Ян тяжело вздохнул. Понимая, что она проигнорировала его слова, он вошел в дом. Но вместо того, чтобы, как всегда, пройти в гостиную, которая была переоборудована под лабораторию, он направился в небольшую комнату рядом. Из нее Эмилия сделала уютную библиотеку, и эта обстановка была более подходящей, чем стерильное помещение ее рабочего места.

– Если вы по поводу своей матери, то не волнуйтесь, последние анализы были очень хорошими, – сказала она, все еще отводя глаза  и чувствуя волнение оттого, что сегодня он вел себя совсем по-другому. Эмилия не могла понять, чем это вызвано и что же произошло. Но эти изменения очень ее настораживали.

– Рад это слышать, но я пришел к тебе по другому вопросу, – сдавленно проговорил он, впитывая взглядом каждую желанную черточку своей суженой.

– К приезду Луны я готова. Хотя раньше и не сталкивалась с лечением человека, но общалась с альфой, парой которого тоже была обычная женщина, – сказала она, так и не осмелев достаточно, чтобы поднять глаза на Яна.

– Эмилия, посмотри на меня! – его голос прозвучал совсем рядом, и четкий приказ в нем заставил девушку задрожать.

Она не могла противиться его силе, поэтому повиновалась. Девушка была удивлена, когда оказалось, что он стоит слишком близко, хотя она не услышала и не почувствовала его приближения. От такой близости по ее коже пробежала дрожь. Эмилия судорожно сглотнула, стараясь скрыть жар желания, разгорающийся в ее теле, но видя, как он втягивает носом воздух, понимала, что это бесполезно.

– Ты так сладко пахнешь, – тихо проговорил мужчина.

Эмилия отступила, стараясь, чтобы между ними появилось необходимое ей расстояние, но Ян тут же снова приблизился. Его взгляд гипнотизировал, не позволяя разорвать контакт. Он притягивал и манил. И вскоре девушка почувствовала нехватку воздуха, а комнату наполнило напряжение, вызванное одним этим обжигающим взглядом.

– Бета…

– Я хочу тебя, – прерывая ее, на выдохе произнес Ян.

Глаза девушки округлились, выдавая удивление. Минуту она внимательно всматривалась в глубину глаз мужчины и не нашла там ни тени сомнения. Внезапно гнев и злость захлестнули душу,  и она  резко произнесла:

– Мы не всегда получаем то, чего хотим!

 Наконец Эмили отвела взгляд и уже хотела обойти Яна, но он резко взял ее за подбородок. Не причиняя боли, твердо сжал его, не давая возможности увернуться, и заставил снова посмотреть на себя.

– Ты не поняла. Я хочу тебя, и ты будешь моей. Уже при следующей луне мы спаримся, – твердость, с которой были произнесены эти слова, напугала девушку.

«Он не мог этого сказать, просто не мог!» – крутилось в ее голове.

– Почему? Ты ведь можешь иметь любую самку стаи, – с трудом прошептала она,  безумно захотелось добавить: «Нормальную!».

– Ты – моя пара. Мне не нужно другой! – все также твердо произнес он. 

Минутная радость затопила ее, заставляя сердце затрепетать в груди. Но девушка заставила себя отказаться от глупых надежд. Эмилия резко вырвалась и все-таки обошла Яна.

– Я не соединюсь ни с кем, никогда. Забудь об этом. Я… не оборотень, – выдавила она, уставившись в окно и  чувствуя такую привычную боль внутри.

Боль, что навсегда стала ее спутницей. Она стала незримой частью ее души, заполнив ту пустоту, которая образовалась там после всех потерь.

– Ты оборотень. Но даже если бы не была им, это неважно. Ты – моя. Мой волк желает тебя, а остальное не имеет значения.

– Даже мое мнение? – резко, с негодованием, спросила девушка.

Неожиданная настойчивость беты приводила ее в замешательство. Мысли кружились в голове, не успевая оформиться. Виски сдавило и появились первые признаки начинающейся мигрени. Все тело девушки было напряжено. Она безумно устала. Морально устала. И сейчас хотела, чтобы ее просто оставили в покое.

– Ты слишком долго была среди людей. В нашем мире мнение самки не имеет значения.

– Я не оборотень! По крайней мере, уже. Мой волк мертв! И я не буду подчиняться твоим требованиям! Никогда! – с надрывом закричала Эмили, резко повернувшись к нему.

Она теряла последние остатки своего хваленого терпения, а его напор только способствовал этому.

– Ну что ж, это мы еще посмотрим, – произнес Ян и, сделав всего два шага, преодолел расстояние между ними. – Ты будешь моей! Привыкай к этой мысли!

С этими словами он рывком притянул девушку к себе и накрыл ее губы своими. Его язык раскрыл дрожащие уста и ворвался в ее рот. Он чувствовал, как она сопротивляется, бьет его руками, царапает, запуская ногти в кожу, но не ослабил своего давления. Его волк ликовал, вкусив сладость своей пары. Зверь желал взять ее немедленно. Отметить, чтобы все знали, кому она принадлежит. Но мужчина в нем просто не мог сделать этого сейчас. Она должна привыкнуть к тому, что будет принадлежать ему и он в ее жизни навсегда. Оторвавшись от девушки, Ян посмотрел на ее покрасневшие губы и услышал тяжелое дыхание.

– Ты моя! Запомни это, – произнес он и, резко развернувшись, покинул комнату.

Выйдя из дома, мужчина чувствовал бурю эмоций. Волк выл от желания вернуться назад, но Ян постарался отмахнуться от него. Вина из-за того, как он вел себя со своей парой, сдавила сердце. Его мать всегда учила сына уважительно относиться к женщинам, но с Эмилией он не мог поступить по-другому. Если он позволит себе проявить мягкость, то она сбежит и снова закроется в своем мире. За этот месяц он видел, как умело девушка от всего отгораживается и никому не доверяет. Это пугало больше, чем ее спящая волчица. А в том, что она спит, а не умерла, как утверждает Эмилия, Ян был полностью уверен. Целуя ее, он почувствовал это. Всего лишь на мгновение, но он ощутил сладкий отклик ее зверя. И бета знал, что сделает все возможное, чтобы тот проснулся. Потому что больше всего на свете желает, чтобы наконец проснулась и ощутила всю полноту и яркость жизни и сама Эмилия.  Пусть для этого ему придется побыть жестоким, а может, даже и бессердечным.

Он сам виноват в том, что должен стать таким. Отворачиваясь и прячась целый месяц, мужчина дал ей понять, что готов отказаться от нее. Но теперь все изменилось. Он возьмет пример с альфы, который намного умнее и сильней его. Не по силе, а по духу. Его брат принял свою пару, не сомневаясь ни в чем, и Ян гордился и восхищался им. Дрэйк был истинным альфой. А он – бетой. И как бета он возьмет свою пару, невзирая на ее сопротивление. На этот раз Эмилия не покинет  стаю. Теперь она станет частью ее.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям