0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Двуликая » Отрывок из книги «Двуликая»

Отрывок из книги «Двуликая»

Исключительными правами на произведение «Двуликая» обладает автор — Ильина Оксана Copyright © Ильина Оксана

- А это еще что за чудо?! – первое, что услышала, когда вошла в новой школе, в очередной новый класс. И так каждый раз.

Сколько школ я уже поменяла, даже и не вспомню. А все благодаря моей эксклюзивной внешности. Что могло произойти с младенцем при рождении, чтобы он поседел? Причем только половина головы. Врачи до сих пор не могут найти более-менее разумного объяснения, кроме того, что во мне сплелись два полярных близнеца. Они утверждают, что в утробе матери мы слились при развитии. Поэтому-то у меня один глаз необычного черного цвета, или, как любят говорить художественные личности, цвета ночи, а другой золотисто-зеленый. С той стороны, где находится черный глаз (справа), волосы имеют снежную раскраску, а слева (со стороны зеленого глаза) – насыщенный цвет ржавчины. Мама пыталась закрасить мою седину, однако ни одна краска, какая бы дорогая ни была, не берет ее. Красители просто стекают с волос, как обычная акварель.

Идя следом за новым классным руководителем, я гордо держала голову и смотрела прямо перед собой, стараясь незаметно для присутствующих, сглотнуть ком в горле.

Боже, за что ты меня так наказываешь? Сколько эта пытка еще будет продолжаться? Отучиться в школе осталось всего ничего – чуть больше полугода (я, можно сказать, сбежала из прошлой школы прямо перед тестированием за полугодие). Дальше экзамены и универ, где, надеюсь, до меня не будет никому никакого дела.

 Интересно, а на работу кто-нибудь такое чудо возьмет?

Вот поэтому я не должна сейчас обращать ни на кого внимания, а старательно учиться и поступить на бюджет. Родителям  тоже приходится не сладко, переезжая каждый раз в другой город. Только это мало помогает.

Так, готовься Эля, сейчас произойдет эффект разорвавшейся взрывчатки. Ведь класс пока не видел твоей «красоты» под капюшоном.

- Ребята, - прозвучал зычный голос Лидии Петровны, новой классухи, женщины утонченной. То есть я хотела сказать худющей, как щепка, с такими же заостренными чертами лица, - в нашем классе пополнение. Представься, пожалуйста, - посмотрела она сквозь толстенные стекла очков в роговой оправе на меня, все еще стоящую к одноклассникам боком.

 Резко развернувшись и одновременно стягивая капюшон толстовки, я обвела всех разноцветным взглядом. Эффект был ожидаемым – шок! Только беловолосый парень (я бы даже сказала такой же, как у меня с правой стороны головы, – седой), сидящий возле окна и смотрящий на улицу, не обращал ни на кого внимания. Оторвавшись от созерцания, идущего за окном снега, он лениво переместил свой взгляд на меня. «Кого же это тут принесло?» - читалось в его затуманенном взгляде, словно весь мир ему до чертиков надоел. В следующую секунду глаза парня залила чернота, и он резко опустил голову, пряча их от меня. Голову даю на отсечение – я видела сузившийся вертикальный зрачок, сверкнувший, словно серп луны в ночи. Вот и меня потянуло на поэзию.

- Меня зовут Вельдман Эльвира, приятно познакомиться! - исполнила я требование Лидии Петровны. Надеюсь, мой голос при этом не дрожал.

Она приподняла бровь, смотря на меня и давая понять, что надо бы сказать еще что-нибудь, но я упорно молчала. Нечего мне им говорить. Толк распинаться? Все равно своей среди них мне не стать. Меня интересует только диплом, который я получу, чего бы мне это ни стоило.  Надоело мытариться. Тем более что нужный мне универ находится относительно недалеко отсюда. Ну, если сравнивать с тем, откуда я приехала.

- Ладно, не будем тратить драгоценное время, - отвернулась от меня немного разочарованная учительница. – Садись, где хочешь, и начнем урок, - я прошла вдоль всего центрального ряда, ловя на себе разного рода взгляды, и села за последнюю пустующую парту. Новые одноклассники честно пытались не сидеть к учительнице задом, рассматривая меня. Их шепотки раздражали до жути, но я, как ни в чем, ни бывало, вытягивала из рюкзака учебник по алгебре, тетрадь и ручку.

 Шум набирал обороты. Ребята начали приходить в себя от пережитого шока и делиться впечатлениями с друзьями, сидящими чуть ли не на другом конце класса.

- Тишина в классе! – рявкнула Лидия Петровна. – Если уж вы так хотите обсудить не ординарную внешность своей одноклассницы, Екатерина Александровна предоставит вам такую возможность на уроке биологии. Выскажете свои предположения и гипотезы в области генетики там, сейчас же попрошу записать новую тему…, - шум приутих, но не до конца. Соседи по партам все равно умудрялись шушукаться, не открывая ртов и не отрываясь от доски. А я с трепетом ждала перемены.

Стоило прозвучать первым аккордам звонка, как около моей парты, словно черт из табакерки, материализовался тот самый загадочный парень, загораживая меня своей спиной от одноклассников, готовых сворой диких псов кинуться с вопросами. Все, кто уже вскочил и вознамерился утолить свое любопытство, резко тормозили и с каким-то животным испугом таращились на моего защитника. Я же настороженно за всем наблюдала, выглядывая украдкой из-за его спины.  

В туалет бы сходить, да боязно пока туда идти одной. Так, Эля, ты ведь не трусиха? Ага, я - не трус, но я боюсь. Это обо мне в данный момент. Однако страха моего они не увидят! Стоит показать страх в самом начале и тебя заклюют. Плавали, знаем!

Я хмыкнула, поднялась из-за парты и двинулась к выходу. Парень пристроился сзади молчаливой тенью. Нет, скорее, монолитной стеной. Размеры плеч качка вызывали уважение. Одноклассники передо мной испуганно разбегались. Чего это с ними? Вот так начало учебы! Просто блеск! Меня начало потряхивать от нервного смеха. С таким фурором я еще ни в одну школу не приходила.

И где же у нас тут туалет? У кого бы спросить? Ах, да!

Развернувшись, чуть ли не носом уперлась в черный полувер, остановившегося позади меня одноклассника.

- Э-э-э, как тебя зовут? – подняла я голову вверх, чтобы разговаривать лицом к лицу, а не с его грудью. Довольно-таки рельефной, кстати говоря. На меня смотрели абсолютно черные провалы. Хм, а, по-моему, они были темно-янтарными недавно?!

- Егор, - а у него красивый голос, мягкий и обволакивающий.

- Приятно познакомиться, - улыбнулась ему. – Не подскажешь, как пройти в туалет? Кажется, я переволновалась больше, чем предполагала, - пробормотала я, отводя глаза и пытаясь понять, в какую сторону идти.

Меня аккуратно обхватили за талию и ненавязчиво подтолкнули в другую сторону.

- Туда, я провожу.

- Зачем? Просто скажи, куда идти и все. Я уж как-нибудь и сама доберусь, - стараясь скинуть с себя чужую руку, которая ни в какую не хотела покидать облюбованное место.

- Затем. Ты – новенькая. Еще заблудишься, - пошутил Егор, однако взгляд, которым он окидывал ребят в коридоре, был слишком настороженным и цепким.

- Не такая уж и большая эта школа, чтобы я в ней заблудилась. Язык до Киева доведет.

- Не тебя! – был мне лаконичный ответ.

- Это еще почему? – удивилась такой реакции.

- Потому что я тебя выбрал.

- Чего? А ты-то тут причем? – смотря, что мне отвечать не собираются, я встала, как вкопанная. – Послушай, я, конечно, безмерно благодарна за твою помощь, но не кажется ли тебе…

- Не кажется! – резко перебил меня блондин, хватая за руку и прижимая к груди. – Ты - моя! – и тут меня накрыло! Я начала остервенело вырываться из его рук и орать во всю глотку. Ужас последних двух недель пронзил все мое тело, я задыхалась, не слыша ничего вокруг и захлебываясь слезами. Только бы вырваться и спрятаться. Еще одного Данила я не переживу. Именно из-за него я и сбежала из прошлой школы. Мой бывший рыжий на всю голову (и в прямом, и в переносном смысле) одноклассник, который был королем школы, а также сыночком местного олигарха. Сначала он меня изводил, но я терпела. Потом ему захотелось экзотики, и он бросил свою протеже, переместив все свое королевское внимание на меня. Я данному факту не обрадовалась по двум причинам. Во-первых, его протеже «бросаться» была категорически не согласная и начала подстерегать меня каждый вечер по пути домой, чтобы объяснить, где мое место. А, во-вторых, от внимания Данила меня каждый раз бросало в дрожь. Если подколки еще можно было пережить, то недвусмысленные знаки внимания (щипок за мягкое место или невзначай положенная рука мне на грудь, когда он подлавливал меня в библиотеке) и намеки на вертикальное положение в наших отношениях, заставляли задуматься – а не пора ли мне записаться на курсы самообороны. И на них таки записалась. Хоть какой-то плюс, теперь могу мало-мальски себя защитить.

Но, когда его прихлебатели, поймали меня, выходящей из магазина, и засунули в какое-то авто, зажав рот, я не выдержала. Их похабные намеки на предстоящее увеселение хозяина за мой счет подстегнули мои силы.

Как я от них удрала, помню, как в тумане. Наверно, эффект неожиданности сработал. Я лягалась так, что кому-то заехала по голове, кому-то в пах, кому-то по лицу (каблуками). Машина вильнула в сторону и открылась боковая дверь, цепляясь за ограждение дороги и высекая искры. Скрежет металла о металл заставлял уши сворачиваться в трубочку. Меня на мгновение отпустили, и я воспользовалась моментом, выскакивая из движущегося автомобиля. Расстояние между машиной и ограждением было ничтожным, но жажда свободы оказалась сильнее страха за жизнь. Я даже не задумалась в тот момент, что спокойно могу попасть под колеса мчащегося на полной скорости авто. Многочисленные ушибы до сих пор напоминают о себе. Как только перелом не заработала в той мясорубке? Эти гады не остановились только потому, что сзади неслись, наступая на пятки, другие машины и была велика вероятность аварии.

Кое-как встав на дрожащие ноги, я перевалилась через ограждение и покатилась с оврага вниз. Ноги не хотели слушаться ни в какую. Добралась до дома уже глубокой ночью, огородами. Мокрая, грязная, насквозь продрогшая. Возле наших ворот стояла милицейская машина и куча народу. Все галдели, папа прижимал к груди рыдающую маму.

- Еще не прошло трех суток. Может, она у какой-нибудь подруги осталась ночевать, а вы бучу поднимаете! – возмущенно говорил мужчина в форме, держа планшетку под мышкой. 

Я уже хотела выйти и сказать, что вернулась, когда увидела в толпе Данила с прихлебателями. Они стояли с таким видом, будто не имеют к моему исчезновению никакого отношения.

Родители заперли калитку после отъезда милицейской машины и медленно пошли в дом. Я же на цыпочках прокралась к задней двери и запасным ключом, хранившимся под лавкой, открыла ее дрожащими от холода руками, заваливаясь внутрь. Мои зубы отбивали чечетку не только от холода, но и от пережитого. Когда родители увидели меня, хотели тут же догнать милицию, чтобы сдать неудавшихся насильников. Но, кто мы против них? Пешки, которыми пожертвуют ради своих чад. Еще и сделают козлами отпущения. Поэтому на семейном совете мы решили, что мне срочно надо спрятаться и уехать из города, как можно дальше. Пусть думают, что я погибла в какой-нибудь канаве.  Документы из школы родители забрали через неделю, якобы в память обо мне.  Уехала я довольно далеко, в какое-то лесное царство, к своей двоюродной (или пятиюродной?!) тетке. Короче, к дальней родне, о которой, неизвестно как, узнала моя мама. Тетя Маша оказалась очень доброй и ласковой женщиной, не имеющей семьи и, тем более, детей  в свои сорок шесть. Мой внешний вид ее хоть и удивил, но не стал поводом, чтобы лезть мне в душу. Тетя тяжело вздохнула, покачала головой и по-простецки крепко меня обняла, целуя в макушку. Именно с помощью тети я поступила в эту школу без лишних вопросов.

И я снова попала в ту же ситуацию?

Все мои попытки вырваться из захвата, не возымели никакого результата. Меня прижали к груди еще сильнее, заглушая вопли и препятствуя рукоприкладству.

- Тише, девочка моя! Тише! Я никогда не сделаю тебе больно, слышишь? Кто это сделал? Кто он? Я убью его! – прорычали над моим ухом. Да так натурально, что я замерла, затаив дыхание. – Я никому не позволю тебя обидеть, слышишь? – меня гладили по волосам, успокаивая. – Кто тебя так напугал? Где он? Я с него шкуру спущу!

- Отпусти, – попросила я, и захват тут же ослаб, но Егор так и не выпустил меня из кольца рук. – Отпусти, мне надо умыться, - всхлипывая и размазывая слезы по щекам, снова попросила его. Было безумно стыдно и страшно, что я в первый же день так себя показала перед всей школой.

- Идем, я тебя провожу, - парень и не думал оставлять меня одну. – Все вон! – скомандовал он, входя в туалет вместе со мной.

- Эй, это вообще-то женский туалет! – возмутилась я, потому как другие девчонки даже и не подумали, хоть слово против ему сказать.

- Я в курсе, - без тени раскаяния ответил Егор и начал обследовать кабинки на наличие посторонних.

- Что ты делаешь? – мой шок набирал обороты.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям