0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Клятва на крови » Отрывок из книги «Клятва на крови»

Отрывок из книги «Клятва на крови»

Автор: Железнова Алла

Исключительными правами на произведение «Клятва на крови» обладает автор — Железнова Алла . Copyright © Железнова Алла

 

День народного суда. Рилиан Сэммерт

В этот раз все иначе. Интуиция подвела меня. О чем я только думал, когда соглашался на это дело. Мной овладела алчность, азарт и жажда убийства. Гонорар за смерть советника Императора был огромен. Да и чем сложнее цель, тем интересней мне, первому наемному убийце Лемнона, огромнейшего человеческого государства.

Меня нанимали короли, советники, дворяне, купцы, коллекционеры и ненавистные мне маги. Все те, кто был заинтересован в чем-то грязном, и необходимом для каждого. Пачкать руки не берется никто из них. Ведь для этого есть я. Был... я! А у них есть честь, липовая честь, за которой спрятана их истинная мерзкая сущность. Всем в этом мире надо то, что есть у других. Людьми правит зависть и жадность. Но не мной, уже нет. Как шепчется народ, я - зверь, коварный и безжалостный. Убийца, потерявший рассудок, где-то еще в ранней юности. Для меня нет ценностей, и имеет смысл лишь азарт и жажда убийства.

Меня знают все и боятся. Моим именем пугают не только детей, но и взрослых. Прозвищ мне давали много: "сын Смерти", "Клинок", "Удав", "Палач"... Но все они не прижились, и их присвоили тем, кто шел позади моей подавляющей репутации, другим наемникам. Чаще, народ называл меня зверем, и именно такое прозвище я предпочел себе.

 

***

За неделю до суда. Зверь

 

Лес встречал меня, как равного, дикого и мрачного, привычно молчаливого. Я ехал один, на жеребце черной масти, мощном и выносливом. Благодаря Туману, я не раз отрывался от погони, и не падал с него во время боев. Он был единственным близким для меня существом, которого я пустил в свой круг. Людям я не доверяю принципиально! Слишком много соблазнов у них. Предать, обокрасть, подставить, убить спящим, трусливо бросить или просто прятаться за спину. Потому я всегда один, всю жизнь. Горький детский опыт сказывается. Черт! Как долго еще я буду все это вспоминать? Других наемников преследуют кошмары, в которых их жертвы следуют с ними во снах, они шарахаются от шороха листьев, птичьей трели, щелкнувшей ветки, и случайного столкновения... Меня преследует пережитый ужас детства и юности и... боль. Никто не должен знать об этом!

Пока меня одолевали мои воспоминания, кошмары наяву, я продолжал ехать сквозь хвойный лес по слабо прокатанному тракту на Тумане. Но едва уловимый далекий звук привел меня в чувство и заставил насторожиться. Ржание лошадей, скрежет металла доспехов и звон мечей. Вывод один: торговый обоз, разбойники, нападение. Я не должен вмешиваться. Подождать и сделать привал, дав закончить работу, по сути, коллегам, или заступиться и потребовать плату? По закону нашего мира, имею на это право. Принять скорое решение меня вынудил тонкий девчоночий визг. Рефлекс сработал сам собой. Детей обижать не дам, значит, коллегам придется обломаться сегодня.

Одет я был просто: белая льняная рубаха, с кожаными манжетами на шнуровке, кожаные штаны, подпоясанные ремнем с кошелем и ножнами, сапоги до середины голени. За спиной складной лук, для охоты. Черные волосы разбросаны в беспорядке по плечам, доходя длинною до ключиц. Вид, скажем так, не боевой. Но времени подготовиться нет. Достав обоюдоострый одноручный меч, с посеченной в боях рукоятью, я двинулся на Тумане в сторону шума.

Так и есть. Торговый обоз, вместе с товаром, сопровождал несколько путников и карету. Охраны наняли для вида. Соотношение разбойников к охране примерно три к одному. Убытки: одна телега с товаром осела, уже два тела в пользу шпаны. На данный момент трое мародеров тащили за косу и под руки активно сопротивляющуюся девчушку в направлении ближайших кустов. Сволочи, неужели их продажные девицы в домах досуга не обслуживают, раз с такой поспешностью стремятся приняться за дело?

Быстро достигнув этих троих, не слезая с коня, снес двум шалопаям головы. Третьего пнул ногой. Девчушку забрызгало кровью, коса и руки ее теперь были свободны. Голосить она перестала и во все серые глазищи уставилась на меня потрясенно.

- Дура, не тормози! Марш под сломанную телегу! - рыкнул я на нее.

Повторять дважды не было необходимости. Умничка сразу выполнила указание. А я продолжил помощь и удовлетворение потребности в убийстве, которая снедала меня уже месяц. Мое явление не осталось незамеченным. Охрана, завидев в моем лице союзника, удвоила усилия в борьбе. И через несколько минут, оставшиеся разбойники позорно бежали, укрываясь в лесу, побросав раненых. Пройдя вокруг обоза, раненые были добиты... мной, что шокировало спасенных окружающих. Наткнувшись на осужденный старческий взгляд (ага, вот и главный), я только развел руками. Мол, сейчас вы им помощь окажите, а утром на первой же стоянке не проснетесь.

- Кто таков будешь, путник? - спросил купец.

Момент... Меня не узнали? С какой они дыры едут? Ну что ж, представимся. Хм, я улыбнулся в зловещем оскале.

- Зверь, - пророкотал мой голос, вызвав табун мурашек у каждого, судя по тому, как они поежились.

Охрана напряглась и трусливо сделала шаг назад вместе со своими нанимателями, кроме купца. Тот, кажется, и бровью не повел. Лишь послышалось, как он чему-то довольно ухмыльнулся в бороду. Внешний вид его был невозмутим. Дорогие бурые одежды, шелковая рубашка, мантия, на распах вышитая витыми узорами. Седые короткие волосы аккуратно уложены под головным убором, напоминающем без полую шляпу, густые брови, борода до груди, морщинистое, глубоко тронутое временем, лицо, и хитрые бледно голубые глаза. Он понял кто я, и не был напуган. Забавно.

- Я ждал твоего явления на моем пути, - проскрежетал его уверенный голос. - Присоединяйся к нам, покуда они не разойдутся. Разумеется, плату за помощь и сопровождение ты получишь.

Я вытер меч, первой же попавшейся под руку тряпкой, кажется, она было чьей-то рубахой. Когда наклонился за ней, наткнулся взглядом на большие изумленные серые глаза девчушки, высунувшейся наполовину из под сломанной телеги. Смешная. Но волновало меня другое.

- Что значит, ждал? - подошел я к деду в ожидании ответа.

- Расскажу на вечернем привале. Необходимо разобраться с пострадавшей телегой. Мое имя Ронах. Я торгую домашней утварью и мелочами для уюта, а так же коврами. Как раз, они то и лежат на той повозке, - кивнул он в сторону обсуждаемого объекта.

Девчонка, наконец, вылезла, и поправила потрепанное в бою платье, немного забрызганное алыми пятнами.

- Дитя мое, ты можешь воспользоваться моей крытой повозкой и переодеться. Умыться тебе Марта поможет. Возьмешь бурдюк там же.

Мелочь кивнула и пошла в указанном направлении. Я же подошел к горе наемникам, критически осматривающим телегу.

- Чего стоим-то, - осуждающе обратился к ним Ронах.

- Прикидываем, как поднять задний край. Ось сломалась. Запасная имеется, конечно, но нужно где-то раздобыть камней или бревен, чтобы подпереть.

- К чему такие сложности, - перебил их я, - несите ось.

К тому моменту как все, что необходимо для починки принесли, я подошел к повозке сзади, и просто двумя руками без видимых на то усилий поднял ее. Шок отразился на лицах мужиков и хлопочущих женщин.

- И долго я так стоять буду? - спросил я нетерпеливо, сдвинув брови к переносице.

Мой грозный тембр привел всех в чувство, и мужчины приступили к быстрой замене деталей. На долго это не затянулось, и я спокойно поставил подправленную телегу на землю. Незаметно перевел дух, не так-то это просто. Колеса быстро закрепили окончательно, перекусили на скорую руку, и все выстроились по местам, приготовившись отправиться дальше. Я проходил к первой, купеческой, повозке и Туману мимо кареты, в которой оказалось три не бедно одетые женщины. В один момент из окна появилась ухоженная женская рука, призывая приостановиться и заглянуть внутрь на ее рыжекудрую обладательницу.

- Благодарим вас, господин. Дозволено ли будет нам отужинать с вами вечером в одной компании? А вернее, лично мне? - послышался игривый голос, полный предвкушения чего-то задуманного этой женщиной.

Я без тени эмоции продолжил движение вперед. Ненавижу женщин. Коварные, подлые твари! Ни одна из них не дождется моего внимания. Никогда! Нет привязанности, нет боли!

До самых сумерек мы держали путь по тракту, и лишь на позднем закате остановились в стороне от дороги на маленькой поляне. Коней привязали к деревьям, в центре развели костер, а вокруг расположили спальные лежанки из двух одеял. Ели на ужин похлебку, приготовленную пухлой женщиной Мартой, годов шестидесяти, и все той же девчонкой, маленькой и хрупкой. Она добавляла в котелок какие-то травки, буквально по щепотке, но меня это обеспокоило.

- Не волнуйся, она знает, что делает, - проскрежетал в пол голоса Ронах, присаживаясь рядом со мной и набивая трубку табаком. - Она целитель. Я полагаю, не стоит просить тебя сохранить это в секрете? Думаю, честь у тебя есть, и ты не объявишь никому о ее появлении в нашем мире. Иначе, ей предстоит ужасная учесть. Запертая в какой-нибудь магической башне, она будет вынуждена выполнять все, что прикажут лишь за миску еды. Официально обнародовать ей дар самой не дадут.

Первоначальное удивление ее редчайшей способности сменилось на всепоглощающую злость. В самом деле. Люди сего мира жестоки. Платить и боготворить ее не станут. Будут красть из рук одного алчного идиота в другие. За ее счет получать огромные деньги. И не дай бог попасть к больному на голову магу-исследователю, в качестве подопытного кролика, как я когда-то.

- Как я заметил, она здесь одна? - спросил я.

- Да, - ответил купец, пуская облачко дыма.

- Почему она без сопровождения, где ее родители?

- Нет никого. Единственный ее сопровождающий это я…

- Понятно.

- ... пока что, - ухмыльнулся дед.

 - Ты уже второй раз говоришь загадкой. Я жду ответа. И то, только по тому, что мне скучно, - свел я брови недовольно.

- А я пророк, - все так же тихо ответил он.

Вот теперь я действительно удивлен. Чтобы два редчайших дара встретились сразу в одном месте? Немыслимо.

- И судя по нашим перешептываниям, об этом тоже знает не каждый? - ухмыльнулся я.

Ронах перевел на меня насмешливый взгляд и кивнул.

- Но, почему ты рискнул рассказать об этом мне? Ведь, я один из тех, для кого нет ценностей, и готов получить плату за любую интересную информацию.

- Потому, что тебе все равно. Ну, встретил и встретил, через неделю ты уже о нас не вспомнишь. Но, хочу предупредить, дать подсказку, так сказать. Не все в этой жизни вечно. И свобода, в том качестве, в котором ты ее определяешь.

- Это вы сейчас про нее? - кивнул я в сторону подрастающей лекарки.

- Почему же, в большей степени о тебе, - усмехнулся дед.

- А ты видениями не ошибся? Я уже был лишен свободы, и не потеряю ее вновь. Я предпочту неволе лишь смерть, - рыкнул я раздраженно.

- Не ошибся. Как и в том, что не сдашь наши редкие способности, - улыбнулся Ронах.

- Я не вижу в этом ничего смешного! - я ловким движением вынул метательный нож и приставил к горлу старикана.

- Успокойся, просто интересно было бы самолично пронаблюдать за твоей судьбой, а не в цветных обрывках видений. Только и всего.

- Я не собираюсь больше вести этот бессмысленный разговор, - вернул я нож на место. – Пойду, спущу пар, поем после всех.

После сказанного, я встал и отошел в тень, немного размяться. Я делал это несколько раз в день. После комплекса упражнений, умылся, переоделся в чистое и вернулся к костру. Все уже легли, выставив караульного. Перекусив весьма вкусной похлебкой, я лег на свое место, чуть в стороне от общей массы. Не знаю, сколько я лежал, вглядываясь в пламя костра, прежде чем начал засыпать. И только прикрыл глаза, как услышал осторожные шаги в мою сторону. Я сразу распознал по ним женщину, которая стала активно пристраиваться ко мне со спины.

- Мой господин, - услышал я знакомый голос той мадмуазели из кареты, которая напрашивалась на совместную трапезу.

Ее руки игриво обхватили меня с обеих сторон.

- Не желает ли сильный и прекрасный мужчина, наш защитник, провести прекрасную ночь в моей компании? - пышная грудь похотливой дамочки прижалась вплотную к моей спине.

Увы, ее ждет облом. Я встал, спихивая с себя ее руки. Развернулся, взял оба одеяла за углы и резко вытянул из под неудачливой обольстительницы, тут же упавшей голым задом на опавшие иголки местной хвойной флоры. Она пискнула недовольно и уставилась на меня ошарашено. Всю нежность с ее рыжекудрого образа, как рукой сняло. Ай-яй-яй, дамочка не привыкла к подобному обращению! Я развернулся, чтобы постелить лежак в нескольких шагах в стороне.

- Что ты, в самом деле, за зверь? Тебе знатная дама предлагает себя, а ты?! Как это не учтиво с твоей стороны! - начала причитать она, а я продолжал стелить.

Видя, что ее игнорируют, она предприняла второй шаг.

- Я заплачу! Я привыкла получать то, что хочу! - она вновь подошла и коснулась моего плеча. - А ты такой мужественный, редкий экземпляр. Соглашайся! Я все сделаю сама!

Я лишь отстранился и зыркнул на нее гневным взглядом, в котором отражались блики костра. Мадам пошатнулась, и отступила назад. Я отвернулся, и тут она использовала последний ее козырь!

- Да ты импотент! Ведь так?

Она вызывающе ухмыльнулась, а я едва сдерживался, чтобы не убить ее на месте. Продажная сволочь. У нее блеснуло на руке кольцо, брачное обрядное кольцо. Ненавижу! И лег спать.

- Скотина! - донеслось до меня досадливое и униженное высказывание.

Наконец, она ушла. Бьюсь об заклад, эту сцену видели все. Ибо от шума, что она подняла, только мертвый не встанет. 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям