Соболянская Елизавета " /> Соболянская Елизавета " /> Соболянская Елизавета " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Купите мужа для леди » Отрывок из книги «Купите мужа для леди»

Отрывок из книги «Купите мужа для леди»

Автор: Соболянская Елизавета

Исключительными правами на произведение «Купите мужа для леди» обладает автор — Соболянская Елизавета . Copyright © Соболянская Елизавета

 

Мне в очередной раз купили мужа. Опять. Сдержав тихий вздох, я покосилась на стоящего рядом невысокого толстячка. Забавный.  Преувеличено серьезно смотрит на священника, делая вид, что вслушивается в каждое слово  предбрачной проповеди. А священник старается. Сдержав на сей раз зевок, я всмотрелась в пляшущий по каменным плиткам  солнечный луч  – минут сорок уже рассуждает о святости брака.

Смешно.

Словно ему неизвестно, почему я стою здесь уже в пятый раз.

Завещание моего папеньки. Говорят,  был большой шутник и острослов, вот и дошутился – одним прекрасным утром  шагнул из окна собственной спальни. Умирал долго и  мучительно.  Зато завещание стало сюрпризом и для налетевших стаей воронья родственников, и для прибывшего  принять дела  королевского секретаря.

***

Все немалое состояние,  включающее плодородные земли,  полученные в приданое за  моей матерью, акции рудников  и  обширные рыбные ловы отец завещал малолетней дочери. Родня выдохнула и принялась спорить,  кто станет опекуном «несчастной сиротки». Нотариус  обвел всех  строгим взглядом и дочитал окончание:  опекуном юной леди Владиры может стать только ее… муж!

Стихнувшие было споры поднялись с новой силой, однако на сей раз  по столу стукнул королевский секретарь:

- Очень хорошо, дамы и господа, - процедил он, оглядывая пестрое общество. 

Лорд Владир был не слишком знатным, но все же дворянином, а вот его первая супруга происходила из купеческой семьи. Поэтому родственники за столом делились не только по фамилиям, но и по сословным признакам и по внешности. Особенно выделялся брат покойной леди Владир: высоченный, краснолицый,  он переводил тяжелый взгляд с нотариуса на аристократов и ощутимо не доверял никому.

- Его королевское величество сам выберет супруга для леди Владиры, - веско сказал секретарь, -  ибо только он может дать разрешение на брак знатной леди. – Фраза повисла в воздухе.

Купеческая часть родни тут же приуныла, понимая, что ловить нечего – коли уж корона подгребла под себя изрядный кусок  семейных угодий, вернет только с кровью. А вот  аристократы  нехорошо прищурились, просчитывая возможные варианты – кровь не водица, девчонка еще может пригодиться!

Во всеобщей настороженной тишине негромко кхекнул нотариус:

- Позвольте, господа, я зачитаю условия, которым согласно завещанию должен соответствовать выбранный его величеством супруг.

Королевский секретарь сделал свободный жест:

- Продолжайте!

Но по мере чтения его лицо начало неудержимо вытягиваться. Шутник был лорд Владир, ох шутник! Но дело свое знал. А, будучи шпионом, умел достаточно, чтобы прикрыть единственную и обожаемую дочурку со всех сторон.  Впрочем, его величество тоже не лыком шит, придумает, как  обхитрить шутника. С такими мыслями королевский секретарь встал, и покинул библиотеку, в которой проходило официальное чтение завещания. Ему требовалось пройтись, чтобы  дать эмоциям утихнуть, прежде чем он отправит сообщение своему королю.

В немного запущенном парке  секретарь столкнулся со строгой молодой дамой в черном. Рядом с ней  неуверенно шагала  опрятно одетая  девочка лет семи. Разглядывая богатую невесту, мужчина не сразу заметил, что гувернантка делает ему какие-то знаки, а когда заметил – в его руках очутился плотный конверт:

-Милорд Владир просил передать этот конверт первому  человеку в королевской форме, -негромко сказала женщина дрожащим, полным слез голосом.

По откровенно печальному виду и красным глазам  секретарь  догадался, что она была для «Шутника» не только гувернанткой дочери, но промолчал.  Спрятал конверт и, коротко поклонившись,  ушел в глубину парка. Там на скамье в стороне от любопытных глаз он вскрыл пакет и, прочитав вложенные бумаги,  крепко выругался: «Шутник» попался! Как и предполагал король, его агента раскрыли.  Выполняя свой долг, лорд Владир  спрятал все, что должен был спрятать, прежде чем шагнул навстречу смерти.  Взамен же просил одного – выполнить его последнюю волю позаботиться о второй супруге и малютке дочери .

 Еще раз выругавшись, секретарь  вернулся в замок, собрал все бумаги из кабинета покойного лорда и отбыл в столицу. Малышка  Владира осталась в родном доме.

***

Обхитрить Шутника у короля не получилось – уж очень конкретно было составлено завещание. Словно лорд Владир точно знал, кого хотел бы видеть мужем дочери.

 Выслушав подробнейший доклад секретаря,  его величество озадачено подергал себя за бороду:

- Что вы думаете об этом, Жорж?

- Я думаю, что Шутник не зря написал такое завещание, ваше величество. Нотариус подтвердил, что он изменил его около трех лет назад.

- Что случилось три года назад? -  устало уточнил король.

- Лорд Владир получил разрешение жениться на дочери профессора Уиткроффа, и вскоре после свадьбы начал работать в Родезии, - осторожно напомнил секретарь, делая вид, что перечитывает завещание старого друга.

- Родезия. Я помню. Первая попытка провалилась?

- Да, ваше величество, но потом как будто случился успех…

- Почему  «как будто»? – удивился король,  вспоминая краткие отчеты.

- Потому что все полученные великим трудом бумаги оказались фикцией, - вздохнул секретарь.

- Ах, да! – его величество вновь помрачнел и перевел разговор. – И что теперь делать с этой девчонкой?  Еще до вашего доклада три семейства намекали мне на  родственные связи с семейством Владир! Просили опеку, намекали на свои заслуги и нежную любовь к малышке…

- Девочке всего семь лет, сир, в школу благородных леди рановато, да и дополнительные условия завещания…

Король раздраженно махнул рукой, показывая, что помнит все пункты. Потом отхлебнул большой глоток вина и решительно наставил палец на своего секретаря:

- Вот что, Жорж! Ты был другом Владира, ты знаешь, как ему угодить, вот и  найди муженька для его дочки. Она, конечно, еще дитя, и свершение брака придется отложить,  но возможность распоряжаться доходами ее наследства хорошая приманка для многих. Заодно и проследишь, чтобы девочке совсем больной кретин не достался! – откинувшись на спинку кресла,  король удовлетворенно вздохнул, переложив ношу на плечи верного слуги.

А секретарь,  выругавшись про себя,  уточнил:

- На поиски потребуется время, ваше величество!

- Сколько там дается по закону на исполнение последней воли? Шесть месяцев? Вот и дерзай!  Подберешь кандидата, зайдешь ко мне за разрешением, а заодно и отпуск получишь, чтобы лично проконтролировать свадьбу.

Если бы королевскому секретарю пристало закатывать глаза, как экзальтированной светской девице, Жорж Вервиль обязательно бы это сделал. А так он лишь кивнул и перешел к докладу других новостей из провинции.

***

Первый раз я очутилась перед алтарем в восемь лет.  Парадный портрет с этой свадьбы выглядит почти комично – малышка в кружевах сжимает в руках куклу, а серьезный седовласый мужчина  холодно взирает на нее мвысока. О чувствах и речи не шло. «Мужу» было почти сорок. Он был вдов,  имел сына и дочь, так что в наследниках не нуждался, а вот в моем наследстве – очень. Лорд Вервиль выбрал его в надежде, что вечно озабоченный финансами взрослый мужчина заменит мне отца.

Увы, он просчитался. Лорд Джинкс отдал мое воспитание на откуп мисс Уиткрофф, а сам днями и ночами сидел в кабинете, сводя дебет и кредит, надеясь выдоить из моих земель роскошное приданое своей дочурке и не менее роскошное поместье сыну. 

Все было вполне ожидаемо: мисс Уиткроф никому не сказала, что была хозяйкой замка, перенесла свои вещи  в комнату рядом с моей и  прилежно растила из меня благородную леди, читая  романы и закрывая глаза на некоторые вольности. Слуги, окружавшие меня с детства, жалели сироту, всячески баловали, но   не вмешивались в управление поместьем.  Выбранный еще отцом наставник  исподволь учил меня осторожности и мелким шпионским хитростям, считая, что это пригодиться в жизни. Например свой завтрак я обнаруживала где угодно, только не в столовой. Для меня это было игрой, но отлично развивало наблюдательность.

Лорд  Вервиль  приезжал пару раз в год, чтобы проверить мое самочувствие и отдохнуть от столицы. Я каждый раз млела завидев на подъездной аллее огромного черного жеребца укрощенного изящным черноволосым всадником.  Стараясь понравиться опекуну я не вылезал из конюшни и прилежно корпела над книгами, зная что  под настроение, лорд Вервиль может  устроить подробный экзамен по геральдике и этикету.

Кружевные платьица, куклы, книги, свой пони  и полюбившаяся мне модная забава – мозаика из  раскрашенной яичной скорлупы, все это заполняло мой день без остатка. Моя жизнь протекала очень спокойно до свадьбы  дочери лорда Джинкса.

По-правде говоря, я редко пересекалась с этой  девицей – она жила в столице под присмотром дальней родственницы и появлялась в «Солнечном ручье» только за тем, чтобы выпросить денег на новый сезон. Аппетитная пышка, до хруста затянутая в корсет. Рыжая и громкоголосая - вот и все, что я о ней знала.

Однако ей повезло – без счета тратя деньги, которые ей посылала отец, она умудрилась подцепить очарованного ее прелестями второго сына виконта. И стремясь подчеркнуть  близость к сильным мира сего, потребовала от отца устроить свадьбу в моем замке. Поколебавшись,  лорд  Джинкс  счел, что это будет разумной экономией и согласился.

Я буквально летала пытаясь всюду сунуть свой нос – мисс Уиткроф пообещала мне первое взрослое платье и высокую прическу! И точно такое же платье для моей куклы! И шелковый ридикюль! И веер! Моему счастью не было конца!

Гости были восхищены и замком и его юной хозяйкой, а больше того роскошно накрытым столом. Я благоразумно молчала, что все это заслуга мисс Уиткроф, и держалась от мужа подальше. Уже не раз я замечала взгляды, которые этот взрослый мужчина бросал на мою наставницу, и они мне совсем не нравились.

Праздник закончился печально – перепив,  лорд притиснул меня в темном углу  и, сочтя мои трепыхания порывом страсти, разорвал девически – скромное платье до талии. К счастью слуги, обученные защищать меня,  не дремали – дворецкий своевременно уронил подаренную молодоженам статую на ногу лорда Джинкса. А горничная вылила на голову, вопившего от боли похотливца, ведро грязной воды.

Утром хромающий лорд приплелся ко мне с извинениями, но я не стала его слушать – немедленно отправила письмо королевскому секретарю и с утроенным старанием занялась приемами самообороны, представляя на месте противника лупоглазую физиономию муженька.

 Уже к следующему вечеру  королевский секретарь прислал мне бумаги о разводе, а лорд Джинкс покинул замок.  Нарушение клятвы, данной при заключении брачного контракта, каралось жестоко – в первую очередь отлучением от «кормушки». Отныне финансовые заботы  лорда Джинкса корону не интересовали.

Следующие полгода я спокойно жила и училась, пока вьюга не забросила в наши края разбитного красавчика-менестреля с нежным имечком Эман. Мне исполнилось двенадцать, в голове начали бродить романтические фантазии, а парень был хорош, будто картинка!

Сначала он скромно пел за обедом, попросившись пожить  в замке пару дней.  Потом предложил обучать меня музыке, а разведав обстановку, начал бросать на меня пылкие взгляды и многозначительно целовать руки. Много ли надо девочке редко видевшей привлекательных юнцов? Я решила, что влюблена без памяти, а потому мы должны немедленно пожениться, чтобы Эман мог распевать свои баллады  в тепле и уюте замковых покоев.

Срочно прибывший в замок лорд Вервиль к своему сожалению не нашел в парне ничего, противоречащего завещанию отца. Однако настоял на том, что брачные обязательства будут мною исполнены не ранее шестнадцати. Мне пока более поцелуев ничего не хотелось, а Эман сделал вид, что готов ждать, пока я подрасту.

После свадьбы  моей повседневной жизни мало что изменилось: менестрель, оказавшийся сыном разорившегося лорда, совершенно не возражал против моих занятий  самообороной и фехтованием, считая их прихотью провинциалки. Впрочем, эти занятия проводились нечасто,  большую часть своего времени я посвящала очередному увлечению – написанию романтического альбома. Мисс Уиткроф помогала мне, рисуя маленькие иллюстрации к выписанным из балладников четверостишиям.  Я так увлеклась, что порой отвечала стихами на обычную просьбу передать соль.

Первые месяцы второго замужества были сладки: новоявленный супруг вел себя безупречно – целовал руки, учил петь и танцевать, провожал в спальню целомудренным поцелуем в щечку. 

А потом менестрель заскучал! Сначала он зачастил ездить в деревню – перемигнуться с девицами в таверне, выпить пива «без церемоний». Потом, сообразив с помощью своих родственников, что денег у него теперь куры не клюют, а супруга никуда ехать не желает, рванул в столицу, покорять светских дам.

Покорял с блеском ровно до тех пор, пока не попался на глаза ревнивому мужу одной из графинь. Избитого и  оскопленного его привезли в замок, где он не протянул и трех дней.  Я рыдала еще неделю, потом месяц ходила в черном платье с длинной вдовьей вуалью, воображая себя героиней баллады. А потом приехал лорд Вервиль и жестко посоветовал мне не маяться дурью. Заодно дал почитать отчеты приставленных к муженьку «топтунов».

Пролистав парочку толстых тетрадей, в которых меня называли не иначе как «моль», «малявка» и «деревенская дурочка»,  я утешилась и выбросила вдовий наряд в печь . А лорд сообщил, что в ближайшие полгода собирается вновь найти мне мужа:

- Извини, Владира, но это приказ короля. Твое наследство нельзя оставлять без присмотра, а условия, поставленные твоим отцом,  и так сужают круг поисков кандидата.

Я только тяжело вздохнула:

- Если вы считаете это необходимым, лорд Вервиль, я не буду спорить. Только прошу вас заключить обычное соглашение о супружестве до подписания контракта.

- Хорошо, - королевский секретарь позволил себе немного улыбнуться.

Мы с ним неплохо ладили – лорд не замечал моей  детской влюбленности в него, но всякий раз давал пищу восторгам.  Красивый мужчина с выразительным лицом и отточенными манерами заставлял биться быстрее сердца всех женщин – от престарелой прачки, до юной горничной. Только мисс Уиткроф была к нему равнодушна. Впрочем после смерти отца  она вообще сторонилась мужчин. Даже робкие ухаживания одного из соседей не тронули ее застывшего сердца.

  Мужа номер три лорд Вервиль привез весной - мальчик, мой ровесник, хрупкий и бледный, как росток спаржи.

- Лорд Денни, - представил его секретарь, - младший сын графа Мэтлока.

- Очень приятно, - я присела в реверансе, с любопытством поглядывая на юношу.

- Взаимно, - поклонился он в ответ, но даже короткая улыбка не озарила его лицо.

Брак заключили в тот же день, и я ясно помню, что во время церемонии думала о лягушке, припрятанной под кроватью.

Денни мне совершенно не докучал. Целыми днями тихо сидел в библиотеке, а с наступлением хорошей погоды перебрался на веранду, с которой был виден корт. Я осваивала конкур  и часами носилась по кругу, заставляя рыжую Красотку безупречно брать препятствия.

С ним мне было спокойно и интересно: Денни много знал и щедро делился со мной своими знаниями. Оказалось, что он много лет прожил заложником в холодной и ветреной Фраландии, где, кроме чтения, ему ничего не дозволялось. И только после заключения мира ему позволили вернуться на родину.

 Наш брак был вызван желанием короля убрать мальчика с линии огня, дать умирающему  подростку немного покоя.

За две зимы нашего совместного существования мы с Денни перерыли половину замковой библиотеки, а заодно и сокровищницу. Разобрали на запчасти парочку артефактов, утопили в пруду карту  и  перепугали слуг, заблудившись в тайных ходах замка.

А потом Денни тихо умер в своей постели. У него была затяжная чахотка. На память мне остались красивые стихи, записанные его рукой в моем альбоме, да несколько угольных набросков. Мне кажется, он по-своему любил меня или просто восхищался моей живостью и возможностью делать что пожелаю.

Так или иначе, в этом браке прошло два года. Я все ближе подходила к реальному брачному возрасту, и это начинало пугать меня. Лорд Вервиль наезжал чаще, а спрашивал строже. Теперь мне преподавали не только «дамские» науки, но и политику, экономику, основы торговли и рудничного дела. Кроме того, в замке чаще стали появляться гости: молодая состоятельная вдова  - лакомый кусочек на брачном рынке.

 Принимая гостей,  я скучала. Мне интереснее было гонять верхом,  чем  вести светскую беседу, но лорд Вервиль и тут сумел найти нужные слова, предложив поиграть в игру:

- Опиши каждого гостя тремя словами. Угадай, что он сделает в следующие пять минут.

Потом игры усложнились: заставь гостя сделать что-то нужное тебе – от чихания до танца. Эти игры заставили меня учиться еще усерднее и не только книжным наукам. А вот с лордом Вервилем ни один трюк не прошел – он оказался хитрее.

В очередной свой приезд королевский секретарь пошутил, что скоро будет искать для меня жениха на базаре. Я рассмеялась, представив себе румяную торговку в длинном деревенском переднике, зазывающую покупателей:

- Купите жениха для леди! Купите, не пожалеете, добрый сэр!

Посмеявшись над  моей богатой фантазией лорд Вервиль  предложил мне нового кандидата:

- Итак,  леди Владира, его величество предлагает вам брак по договоренности. Ваш жених  - лорд Арруарк. Он родом из Родезии. Родовит, богат, назначен первым помощником посла.

С этими словами королевский секретарь продемонстрировал мне портрет смуглого кареглазого брюнета, одетого с варварской роскошью. К этому времени благодаря Денни я неплохо стала разбираться в политических связях нашей страны, поэтому спросила, откладывая портрет:

- Политический брак, лорд Вервиль?

- Да, Владира. - В голосе королевского секретаря явно было что-то большее.

Поэтому я уточнила:

- Что изменится в моей жизни?

- Вам придется переехать в столицу, - бесстрастно сказал лорд, а у меня затрепетало сердце.

В столицу! Значит, вот оно, то самое. Чего я ждала уже несколько месяцев – первый выход в свет! Первый бал, первый танец… И, возможно, первое задание от Тайной службы?

- Надолго? – Мне хотелось показать себя взрослой и сдержанной, но королевского секретаря обмануть трудно.

- Года на два-три, - ответил он, усмехнувшись. -  Предварительное соглашение я уже заключил, но  его величество требует церемонии в главном храме.

  - Заманчиво! - Что я могла еще сказать? - Я велю упаковать свои вещи.

- Не берите много платьев, - посоветовал королевский секретарь. - В столице строго следят за модой.

Я сделала книксен и вышла.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям