0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Одинокий властелин желает познакомиться (эл. книга) » Отрывок из книги «Одинокий властелин желает познакомиться»

Отрывок из книги «Одинокий властелин желает познакомиться»

Одинокий властелин желает познакомиться от автора Косухина Наталья

Исключительными правами на произведение «Институт рас, или Некромантки предпочитают брюнетов» обладает автор — Косухина Наталья . Copyright © Косухина Наталья

ПРОЛОГ

Расположившись напротив самого невероятного в своей жизни мужчины, статного, высокого и темноволосого, я старалась унять свое сердцебиение и ждала, когда же Властелин перейдет к главному.

— Я хочу сделать вам предложение…

Услышав эти слова, я замерла.

— Вы проигнорировали просьбы и предупреждения, поступали неразумно и необдуманно, и лишь по счастливому для меня стечению обстоятельств ваша особенность стала известна. В подобной ситуации мне не остается ничего другого, кроме как предложить вам жить у меня, причем на протяжении нескольких циклов. Будете оберегать окружающих от моей тьмы и предотвращать ее атаки, чтобы я мог лучше контролировать свою силу. Случившееся не должно повториться!

От удивления я не сразу нашла что ответить. А потом…

— Что? Жить с вами долгое время? И что дальше? — растерялась я.

— Будет одно мероприятие, после которого я смогу отправиться искать информацию об обряде, чтобы запечатать свою силу.

В комнате повисла гнетущая тишина. Лучики заходящего солнца проникали в мою комнату, освещая аскетично, но приятно обставленное помещение. Это было царство дерева. Стены, полы, немногочисленная мебель — все было светлого оттенка. Похожие на бук или светлый дуб… если бы они росли в этом мире. Мягкости и легкости добавляли только перина и одеяло, да легкие, молочного цвета занавеси на окнах.

Властелин сидел в кресле у окна, и красноватый свет заката, падающий ему на лицо, делал мужчину поистине демоническим, а широкоплечая фигура в такой обстановке больше подавляла, чем восхищала. Он ждал…

А в моей голове в это время вихрем проносились мысли:

«Что если он осуществит задуманное, и тьма будет запечатана?.. Но тогда он сойдет с ума! Или нет? Есть способ ему спастись?»

— Я думала, что, как только адаптируюсь, найду себе постоянное место жительства и случившееся недоразумение разрешится само собой, — осторожно начала я. — А вы предлагаете все усложнить. Простите, но я не могу вам помочь. Тут требуется другой специалист!

— Какой именно? — вскинул черные брови мужчина.

Вспомнив, как Властелин маниакально борется со своей сущностью и, судя по рассказам, иногда с ней разговаривает, ответила: — Однозначно психиатр!

— Вы серьезно думаете, что он сможет решить мои проблемы? — насмешливо поинтересовался Черный Властелин.

А я смотрела в темные, казалось, бездонные глаза и раздумывала: можно ли ему сказать, что после всего услышанного считаю, он ку-ку и у него шарики за ролики заехали? И как тут может помочь терапевт из другого мира в моем лице?

Поэтому осторожно, но не допуская сомнений, как и полагается разговаривать с неадекватными людьми, заметила:

— Несомненно. Ваша проблема очень необычна, но сразу видно, что она скорее психологического плана. Концентрации…

— Я пристально наблюдал за вами. Вы не просто обычный врач, ваш дар — исцелять не тело, а душу, — невозмутимо растолковывал мне Властелин, вальяжно развалившись в кресле. — Именно поэтому вы подходите мне идеально. Не говоря уж о том, что вас приняла тьма, которая вообще то славится жестокостью к посторонним.

Что? И он говорит об этом только сейчас?!

— Вы же сказали: невинных она не трогает! — невольно возмутилась я.

Властелин прищурился, снисходительно смерил меня жутковатым взглядом, а потом снизошел до пояснения:

— Тьма их скорее избегает. С вами же она пошла на контакт. И именно поэтому вы поможете мне пережить непростое для меня время, а в идеале — укротить мой дар.

— Ну уж нет! Почему я должна идти на поводу у ваших желаний? У меня самой забот полон рот. Например, как вернуться в свой мир в обход ваших ненормальных правил. Я… я… я, может, замуж хочу!

Чересчур разойтись я не успела — мужчина резко встал и быстро приблизился ко мне. Сидя на стуле, я могла лишь таращиться на него снизу вверх. И от того, что он находился столь близко, перехватывало дыхание. Черноволосый, черноглазый, одетый в темную, немного старомодную, но удобную одежду, он был самим совершенством. Нет, совершенным воплощением тьмы!

И его дальнейшие слова это лишь подтвердили:

— Меня не устраивает такой ответ. Значит, я сформулирую свое предложение по-другому. Если вы не согласитесь, я приду в ваш мир, погружу его в хаос и утоплю в крови. Захвачу ваших родных, истреблю знакомых, сотру все привычное для вас с лица земли. И ни в одном мире вы не сможете скрыться от меня, я навсегда останусь в вашей жизни. Даже против воли, — тихим, ровным тоном сообщили мне о моей участи.

Широко раскрыв глаза и забыв как дышать, я молча внимала тому, что ждет меня в будущем.

— И еще… Вы не сможете быть счастливы ни с одним мужчиной. Ибо пребывание рядом с девушкой Черного Властелина сильно отпугивает кавалеров. Значит, семьи вам не завести. Клянусь, что я так и сделаю, и, будьте уверены, свое слово сдержу! Так что вы мне ответите?

Ни жива ни мертва от нарисованной им перспективы, я решила уцепиться за последний аргумент.

— Но вы же меня совсем не знаете! Как вы можете вверять мне свою судьбу и тайну? — проблеяла я.

— Значит, я желаю познакомиться! — непреклонно заметил Властелин, сверкнув глазами.

Что же делать то? А?

ГЛАВА 1

Во попали!

За некоторое время до этого

— Юля! Зачем ты побила пациента?! — завопила Катя.

— М да… — промямлила я. — Нехорошо получилось. Но я же не специально!

Нелегка жизнь терапевта, особенно если у тебя в палате лежит мужчина с диагнозом «начальная стадия цирроза печени», крайне неопрятной и мало привлекательной наружности, к тому же любящий выпить. Много выпить! Да еще и побуянить.

Перед глазами всплыло воспоминание, как на меня во время вечернего обхода бросился пациент, замахиваясь капельницей. Чудом смогла увернуться. И чтобы меня повторно не попытались убить за то, что я решила лишить его нажитой непосильным трудом бутылки, пришлось скрутить нападавшего и повалить на пол.

Пока разобрались что к чему, нетрезвый забияка успел разыграть целую трагедию. В итоге необходимо было задержаться, пока все не успокоится.

— А со стороны так и не скажешь! Ты хоть понимаешь, что нам грозит, если об этом узнают? И никто ведь не учтет, что это ты у нас каратист. Всю смену накажут.

Вздохнув, я с неприязнью посмотрела на Катю. Она была девушкой среднего роста, я бы назвала ее костлявой, другие — стройной, с длинными, почти до пояса, и, стоит признать, красивыми светлыми гладкими волосами. Кожа была немного бледной — работа у нас не сахарная, загару и свежему румянцу не способствует. Дополнялось это чуть раскосыми большими голубыми глазами, которые взирают на весь мир с прохладным высокомерием. Иногда кажется, она только что сошла с обложки модного журнала. Но, несмотря на ходившее мнение о блондинках, дурой не являлась. Как бы ни была велика наша вражда, мне приходилось это признать.

Но несмотря на внешнюю привлекательность, любимого или не любимого мужчины у коллеги не имелось. В больнице такое сразу подмечали. Видимо пакостный характер все же сыграл свою роль.

Так уж получилось, что с этой девушкой мы идем по жизни вместе. Сначала ходили в одну группу в детском саду, потом учились в одном классе в школе, а следом и в институте.

Когда я устроилась работать в больницу, то решила — вот она свобода! Но нет, и тут мы встретились. Теперь она моя коллега и общаться нам до пенсии. И вот как раз с взаимопониманием у нас большие проблемы.

Есть лучшие друзья, а есть верные враги. К последним относимся мы с Катькой. Ни дня без ссоры, ни часа без спора. Придушила бы ее стетоскопом, если бы знала, что это сойдет мне с рук.

— Все, с меня хватит! Ты меня преследуешь всю жизнь и планомерно ее портишь! — завопила врагиня, стоя напротив меня и уперев руки в бока.

— Это еще кто кому портит! — вскочила я, полная праведного возмущения.

— Да пошла ты! — психанула Катя.

— И я б тебя послала, да вижу, ты только что оттуда, — прорычала в ответ.

— Ну ты… — возмущенно пыхтя, коллега вышла из ординаторской, а я загрустила.

То ли это я такая неудачница, то ли это Катя Волкова портит мне карму всю жизнь, но что-то не клеится в моей судьбе. В садике сложно было найти общий язык со сверстниками, в школе я много училась, и из-за этого были трудности с друзьями. В институте стала всеобщей любимицей и усердно трудилась. На личную жизнь не оставалось времени.

Зато рядом со мной постоянно была Катя, отравляющая мне жизнь. Иногда меня посещает мысль, что мы словно супруги, прожившие много лет в браке, долго разводимся и наша надежда на избавление друг от друга с каждым днем становится все призрачнее.

Сигнализация, сработавшая за окном, заставила отвлечься от невеселых мыслей и, взглянув на часы, я поторопилась домой. Снимая белый халат, мельком взглянула в зеркало и поморщилась. В отличие от моей врагини, я никогда не была худой. Моей фигуре были присущи плавные изгибы и округлые формы, хотя совсем уж толстой меня назвать было нельзя, однако с некоторых мест не помешало бы убрать пару лишних кило.

Овальное лицо обрамляли густые немного вьющиеся темные волосы, достигающие плеч. Кроме них не было в моей внешности чего то примечательного. Были, как мне думается, обычные серые глаза, хотя некоторые обращают внимание на темную окантовку радужки, иногда говорят, что от этого они кажутся наполненными тайной. Слава богу, у меня прямой почти классический нос и совершенно средние губы. Как частенько описывают в книгах, увы, не чувственные и без луков и стрел. В общем, я легко могу затеряться в толпе и, наверное, это и к лучшему. Красота редко приносит счастье.

Я сняла халат и без суеты, но не теряя времени, надела привычные синие джинсы, голубую симпатичную рубашку, удобные туфли лодочки и вышла из больницы в ночь, поспешив к метро. Если днем было жарко, то в столь поздний час уже стало прохладно, и я зябко поежилась на пронизывающем ветру. А по сторонам слышаться шорохи… Шаги за спиной. А если это бандиты?

— Ну что ты, Исаева, озираешься? — послышалось сзади ехидное, и я, вздрогнув, обернулась, узрев Катьку.

— Чего подкрадываешься? — ответила вопросом на вопрос.

— Сама не верю, что предлагаю это, но… Может, спустимся в метро вместе? А то страшновато что то, — пробормотала девушка, нервно одернув модную черную юбку в складку, которая, пришлось признать, красиво сочеталась с тонкой серой водолазкой.

Может, и она слышала эти подозрительные шорохи?

Удивленно покосившись на Катьку, я молча последовала за ней в подземку. В общем, если подумать, хорошая мысль — отправиться вместе. Если нападет стадо собак или бандиты, эта расправится с ними за раз. Не смотрите, что такая субтильная…

Метро — удивительное место. Конечно, в час пик здесь просто ад, но в то же время оно обладает каким-то своим магнетизмом, особой атмосферой. И, кажется, здесь даже время течет иначе. Особенно сейчас, когда уже поздний вечер и в подземке практически никого нет. Словно попадаешь в пограничное пространство, где каждый поезд может перенести тебя в другой мир. И магия в этом месте действительно существует.

Некоторые станции метро напоминают мне подземные дворцы, слишком уж старались проектировщики, украшая их мозаикой, рельефами и даже статуями. Чего только стоят эти бронзовые медальоны с портретами великих поэтов или полководцев… Я попыталась всмотреться в надписи, но махнула рукой: пришел поезд.

— О чем задумалась? — нарушила молчание Катька.

Я рассказала.

— Вечно ты своими книжками бредишь. И не надоедает тебе читать фэнтезюшную чушь? — хмыкнула врагиня, заходя в вагон. — Смотри, а то однажды не пройдешь медкомиссию.

— Много ты понимаешь, одноклеточная. Я верю, магия есть! Ее не может не быть, — совершенно убежденно заметила я.

— Ужас. Как тебя только до работы с пациентами допустили. Это первый и последний случай, когда я с тобой до дома еду. Ведь только сегодня в очередной раз убедилась, что ты буйная.

— А ты зануда. Я, по крайней мере, на все смотрю с позитивом, — пробормотала, радуясь, что работаем мы недалеко от дома и вот уже объявили нашу остановку.

Да-да. Живем мы с этой злыдней в одном районе, недалеко друг от друга. С моей везучестью надо хоть радоваться, что не в одном доме.

— Ты совсем безумна, если считаешь, что магия есть, и принимаешь вымысел за правду, — ухмыльнулась Катя, вставая. Уже обернувшись ко мне, добавила. — Неужели думаешь, что вот сейчас двери откроются, случится чудо и мы попадем в другой мир?

На автомате направляясь за блондинистой ехидной, я в первый момент не поняла, почему на перроне растет трава, а когда обернулась с круглыми глазами назад, увидела, как прямо в воздухе закрылись двери, отгораживая нас от вагона в метро. Вокруг был лес.

***

Спустя час

— Слезай! Кому говорю? А то хуже будет! — рычала я, смотря вверх.

— Худшего, чем ты, со мной в жизни уже больше ничего не случится, — огрызалась Катька.

Моя врагиня, подоткнув подол юбки, восседала сейчас на верхушке дерева, отдаленно напоминающего сосну, и категорически отказывалась спускаться вниз. Незадача!

— Ты сейчас там что-то каркнула? Смотрю, бессмертной стала? — прищурившись, примерилась я к ближайшей ветке.

— Исаева, ты же совершенно не умеешь лазить. Куда это ты собралась, с твоим то кретинизмом высоты? — раздались сверху тревожные нотки.

— А ты за меня переживаешь? — с иронией спросила я.

Верные враги, как и лучшие друзья, знают друг про друга все. А может, даже больше. Катька хорошо меня понимала и еще прекрасно осознавала то, что я свалюсь со второй же ветки, если не с первой, коли решу забраться вверх.

Можно было бы философствовать на тему вражды еще долго, но в это время за моей спиной послышался шорох. Я замерла, боясь оглянуться и увидеть монстра. Но, с другой стороны, нельзя же просто так стоять и бездействовать?

— Катька, ты видишь, кто находится сзади меня? — негромко уточнила я.

— Да… — жалобно протянула врагиня после небольшой паузы.

— И как оно выглядит? — уже просипела я от наступающего страха.

— Страшное, волосатое и большое.

— Все, мне конец.

— Ты чего! Вздумала бросить меня здесь одну? — взвыла счастливица на верхушке дерева.

А я, услышав еще один шорох, уже не думала, инстинкты работали за меня. Откуда только взялись сноровка и смекалка. В мгновение ока я забралась по дереву наверх, даже выше Катьки. Или не за мгновение? Одно могу сказать точно, жить захочешь, еще не так сумеешь.

Пока я приходила в себя, Катька меня подначивала.

— Надо же, забралась. Не думала, что ты способна на такое. Главное, теперь не свались вниз.

Я еще крепче вцепилась в ствол дерева.

— Ну и что нам теперь делать?

— А что ты у меня спрашиваешь? — изумилась я. — Кто накаркал магический перенос своими рассуждениями о магии в метро? Сама виновата, сама и думай, как нам попасть домой.

За эту провинность сразу после переноса в другой мир я и гоняла Катьку по лесу, пока она не забралась на это дерево. Впав в отчаяние, я едва ее не побила, требуя вернуть меня обратно. Ведь именно благодаря ее словам мы здесь. Трясла ее, ругала и едва не искусала. Но в итоге пришлось признать, что мы попали. И, боже, как же мы попали!

— А чего это сразу я? Это все твое увлечение фэнтезийными книгами виновато. Видимо, наш мир отказался держать в себе такую дурынду с прибабахами и выкинул. К сожалению, вместе с тобой улетела и я.

— Ты у меня смотри, висящая снизу, сейчас как получишь и полетишь у меня к земле.

— Тоже мне напугала. Что без меня делать то будешь?

Можно было придумать массу занятий без своей врагини, я уж молчу про то, какое это будет счастье, если Катька исчезнет из моей жизни… но не в другом же мире! То, что мы не на Земле, стало понятно сразу, как мы осмотрелись. Незнакомая местность, незнакомые растения и деревья. Странное солнце…

И это я молчу про чудище, что пасется сейчас внизу.

— Все же должна быть причина, — пробормотала я, припоминая, как попадание в другие миры происходит в книжках. — Так, тебе странные или потрясающе красивые мужики в последнее время не встречались?!

Катька посмотрела на меня, вскинув бровь.

— Окстись. С нашей работой странные мужики — каждодневная обыденность. А красивых я не встречала не только в последнее время, а вообще всю жизнь.

— Точно, — согласилась я. — Поэтому и личная жизнь ни к черту.

— Может, мы перенеслись сюда из-за того, что одиноки? — вскинулась с догадкой Волкова.

— Вряд ли, — вздохнула я. — Иначе миграция попаданок была бы массовая. Скорее всего, это из-за того, что ты блондинка.

— Что опять я-то?! В книгах все попаданки блондинки, что ли?

— Чаще рыжие, — пожала плечами. — Но блондинки в любых мирах с прибабахами.

— Сама дура, — огрызнулась врагиня. — Да и какая разница, как мы сюда попали? Надо придумать, как выбраться.

— Согласна. Однако сейчас есть более насущная проблема: нужно придумать, как выжить. Необходимо во что бы то ни стало продержаться здесь, пока не найдем выход.

— Давай мыслить логически, — в кои то веки поддержала меня Катька. — Что мы можем?

На верхушке дерева повисла тишина, шел мыслительный процесс.

— Так… А что там в книжках, которые ты читаешь, с героями происходило? — решила зайти с другой стороны Волкова.

— Ну… Обычно они очень круты и легко справляются с препятствиями, — я поделилась воспоминаниями.

Мы с Катькой синхронно посмотрели вниз, где все еще пасся непонятный заякотохрюн.

— Это не про нас, — покачала головой врагиня.

— Ага, — поддакнула ей я.

А между тем солнце клонилось к закату. Печаль.

— Нам должны помочь навыки выживания. Кто из нас чем может похвастать? — я с сомнением посмотрела на светлую макушку Катьки, волосы которой даже в такой момент лежали на плечах красивой волной. Досада-а-а…

— Ну… Я умею строить шалаш и разводить костер.

— Спичек то нет, — предположила я.

— Нет, — подтвердила Катька.

— А еще нет лекарств, туалетной бумаги, электричества, средств гигиены и хоть какого-нибудь оружия, чтобы защищаться или охотиться, — перечислила я, только сейчас осознавая весь масштаб бедствия.

— У меня в сумке есть маникюрный набор, — порадовала меня Катька, дернув плечом.

Интересно, чем он может нам помочь?!

— Я могу готовить еду на костре, — сдерживаясь, предложила я.

— А что мы здесь можем есть? — поинтересовалась врагиня. — Я тебе, как врач, должна сказать: если употреблять в пищу неизвестно что, то это может плохо сказаться на организме. Последствия будут непредсказуемыми. Я не говорю, про то, что у нас нет заложенной генетической памяти на распознавание того, что здесь растет и бегает.

— Да знаю я. Но и я, как врач, должна тебе сообщить: долго мы без воды и еды не протянем. Последствия будут весьма предсказуемыми.

— Выбор непрост, — тяжело вздохнула Волкова, удрученно разглядывая свои валяющиеся на земле туфли на шпильке.

В очередной раз посмотрев на заходящее солнце, я сказала:

— Снимай колготки.

— А? — не поняла меня Катька.

— Говорю: снимай свои нейлоновые колготки.

— Зачем они тебе? — удивилась врагиня.

— Будем привязывать себя к дереву, не моими же джинсами это делать. На твоих колготках все равно стрелка, а нам на дереве ночевать придется.

— Ты с дуба? Мы же свалимся вниз.

— Не привяжем себя — точно свалимся. Внизу ходит зверь, и я не знаю, что он ест. Так что быстро снимай! — рыкнула я.

— Ладно, ладно…

Волкова возилась на ветке долго, еще дольше забиралась ко мне. Но больше всего времени мы пыхтели, стараясь привязать себя к стволу, и в конце концов кое как справились с задачей.

— Ты уверена, что это сработает? — устраиваясь поудобнее спросила Катька.

— Видела в одном фильме, как девушка так привязала себя на ночевку. У нее все получилось, — пожала я плечами.

— Я даже догадываюсь, что это за фильм, — мрачно заметила Волкова. — Там в конце, кажется, почти всех убили?

Что тут скажешь? Солнце почти село, а внизу похрюкивал заякотохрюн. Выбора у нас не было, кроме как проверить опытным путем.

***

Утро началось тяжко. Все тело затекло, мышцы болели, готова была словно ватная. А потом я открыла глаза.

Сначала был шок, неверие, потом пришло отрицание. Были даже мысли, что все же пациент нечаянно задел меня по голове и я сейчас без сознания, в коме, в психушке. А рядом находилась Катька!

Врагиня, которую я терпеть не могла! И что самое ужасное — все, что вчера произошло, случилось на самом деле. Теперь мы — два одиночества в другом мире. Если окажется, что здесь больше никого нет, то я уверую в фразу «мы были на самом дне, когда снизу постучали».

Животное, которое паслось внизу, к утру исчезло, и мы с Волковой с огромным трудом попробовали слезть с дерева. Это были стоны и хныканье, ибо все тело ломило и всячески мешало спуску. Зато, оказавшись на земле, я готова была пасть и целовать каждую травинку от счастья. С врагиней происходило примерно то же самое.

Спустя час мы просто сидели, расположившись на траве, и нам было страшно. Я не знала, где мы, что тут обитает и как жить дальше. Хотелось пить и есть. А еще лучше напиться и убиться.

— О чем думаешь? — спросила Катька.

— Как быстро мы умрем.

— Все так плохо? — нервно поинтересовалась девушка.

— Не то слово. Это только в книжках можно весело попасть в другой мир, на самом деле все ужасно. Кругом одни опасности, начиная от воды и пищи, заканчивая травой, деревьями и животными. Я не говорю про местных обитателей, если таковые имеются.

— Ну если сначала подсовывать тебя… — задумчиво протянула Катька.

— Что за невезение? — вскочила я. — Почему другие попадают в иной мир с друзьями, а я с тобой?! В чем я провинилась?

— Думаешь, я рада такому сомнительному соседству? И все же, раз так получилось, должна спросить: что будем делать? — поинтересовалась врагиня.

Вздохнув, я предложила:

— Направимся к реке, нам нужно к воде, и поскорее. Да и позавтракать бы не мешало.

— При мысли о том, что могу помереть от чего угодно в этом мире, мой аппетит пропадает, — уныло сообщила Катька.

— А мой не-е-ет, — задумчиво протянула я.

— Тогда веди нас к воде, — решилась врагиня. — Ведь знаешь, где она?

— Видела, пока сидели на дереве. Еще надо решить, где сегодня ночевать. Ну, это если из самых насущных проблем.

Настороженно осматриваясь, мы неторопливо двинулись к водоему, а я между тем все приглядывалась к природе. А в особенности к кустикам с ягодами.

Трава была короткая, росло много мха и все очень зеленое. Листья на деревьях вроде бы чем-то похожи на те, что растут на Земле, но стоит присмотреться, и замечаешь разительные отличия. Так же и с ягодами. Про грибы вообще стоит промолчать. Я дома то не отличу ложную сыроежку от настоящей, здесь же грибы меня пугают одним своим существованием, словно банки с цианистым калием.

Конечно, стоило радоваться, что за все время путешествия к реке мы не встретили ни одного животного. Вчерашний заякотохрюн не в счет. Насекомых также было не очень много. Что нам это давало, пока не ясно. Может, несколько лишних часов жизни?

— Что ты еле плетешься? — спросила я Катьку, достигнув реки и замерев.

— А ты пробовала по лесам в туфлях на высоких каблуках ходить?

— А нечего в другой мир плохую обувь надевать, — хмыкнув, присела над водой.

— Я откуда знала, что так встряну? — плюхнулась рядом врагиня.

— Ты сплошное недоразумение, — покосилась я.

— А в речку не хочешь? — угрожала Волкова.

— Не а. Хочу попить, помыться…

— Ну и что сидим? — удивилась Катька.

— А давай сначала протестим водичку на тебе? — с надеждой спросила я.

В нашем то мире пить из водоемов чревато, а здесь и подавно неизвестно, что можно подцепить. Впрочем, водная гладь вроде бы прозрачная.

— Ну, давай на мне. Бояться можно вечно! Все равно без жидкости мы здесь долго не протянем, — психанула врагиня и, наклонившись, зачерпнула пригоршню воды и выпила.

Дернувшись, чтобы ее остановить, я замерла, понимая — Волкова права. Можно бояться бесконечно, но удача любит смелых. Со вздохом повернулась к росшему кустику с красными ягодами, похожими на малину. Словно загипнотизированная, я потянулась к этим прекрасным для меня яствам. Вдруг они по вкусу как жареная курица? И первая ягодка отправилась мне в рот.

ГЛАВА 2

Кто последний, тот герой!

— Ненавижу тебя! Это же надо быть такой живучей, ты как таракан! — рычала я.

В последнее время стресс у нас с врагиней был налицо, в моем случае в прямом смысле слова. От проклятых ягод кожа покрылась зелеными прыщами непонятного вида. Они не чесались, не болели, но сводили меня с ума.

Что, если это ужасная заразная болезнь, которая меня убьет?

— Юля!

— Нет, — буркнула я.

— Но нельзя же так! Я не виновата, что после того, как мы попробовали воду, со мной все хорошо, а у тебя… неприятность.

— Я тебе сейчас покажу неприятность! — рыкнула я и бросилась в атаку.

Но бойцы из нас сейчас были никакие — две грязнули, голодные и уже немного покалеченные. Можно было спорить сколько угодно, пытаться прибить друг друга или, сжав зубы, стараться выжить. Именно поэтому мы с Катькой смирили характеры и решили работать на благо нас самих.

— Все, что не убивает, делает нас сильнее, — стараясь отдышаться, пропыхтела врагиня.

— Ага. Кто последний, тот… блин, герой. Необходимо как-то устроиться в этом мире, — озвучила очевидное я.

— И, пожалуй, надо начать с еды и жилья, — предложила Волкова.

— Я за первым, — воскликнула я и стремительно направилась в сторону леса.

— Вот же… Мне самое трудное?! Ну не жалуйся!

Жаловаться времени не было, необходимо было думать. Ягод в лесу около реки оказалось довольно много. Некоторые были знакомы на вид, который, как выяснилось, был обманчив, некоторые были совершенно психоделических оттенков. Я решила набрать всех и побольше, осталось найти, во что собирать.

И вот, пока Катька искала место, где бы мы смогли поспать и сберечь наши тушки от хищников, я гуськом сновала туда обратно, таская в иноземных лопухах пропитание. На небольшой поляне слышалось шуршание и постукивание. Посматривая с опаской на то, что строит Катька, я понимала — это лучшая ее идея. Не потому, что она мастер по строительству шалашей, но что мы можем в наших условиях сделать? Не деревья же будем валить.

— Ты точно умеешь строить шалаш? — нерешительно спросила я.

— А ты добывать еду? — парировала Катька.

— Интернета не хватает, — взгрустнулось мне.

— Не то слово, — поддержала врагиня.

Но жить где-то надо и наше изобретательство со скрипом и неохотой двинулось в обход технологического прогресса.

Однако импровизированный шалаш — это чисто моральная защита, поэтому не мешало бы мне поискать материал под дубинки. Когда Волкова увидела меня с двумя массивными палками, даже сделала шаг назад.

— Успокой меня. Скажи, что ты не объелась ягод и у тебя нет галлюцинаций.

— Это для защиты, — нахмурилась я, еще раз критически посмотрев на дубинки.

— В твоих руках смотрится как оружие массового поражения, — закивала Катька.

— Вместо того чтобы язвить, лучше скажи: наш дом закончен?

— Ну… — протянула врагиня.

Строение было впечатляющим, хоть и не монументальным. Собранные из веток стены и крыша были чем-то скреплены и дополнены травой. Надеюсь, никаких жуков и паразитов там нет?

Поделилась сомнениями с Катькой.

— А санэпидемслужбу тебе тут не поискать?! — психанула врагиня, уперев кулаки в бока. — Строишь тут в поте лица, и никакой благодарности! Есть пошли. Где продукты? Или будем глодать дубины?

Я жестом показала на разложенные на поляне лопухи. Волкова долго на них смотрела.

— А мяса не будет? — печально спросила она.

— Лучше начать с растительности. Если ее переживем, то можно будет расширить рацион, — предложила я со вздохом и направилась к провианту.

Кто не успел, тот опоздал.

Первое время у нас была вегетарианская диета. У меня еще пару раз появлялась аллергия самых разных цветов. Особенно я переживала из-за сиреневых пятнышек. А вот Волкова прекрасно переносила местную еду. В такие моменты моя ненависть к этой живучей гадине возрастала в разы.

Но пришлось смириться. Врагиня, к моему удивлению, довольно неплохо построила шалаш и оперативно его ремонтировала. Поэтому разумно было отложить месть до того момента, когда мы вернемся домой.

Безусловно, спали мы в нашем импровизированном жилище, не заблуждаясь, что тот мог нас защитить от хищников, но крыша над головой грела душу. А сердце при каждом шорохе падало в пятки.

— Ты уверена, что эти дубинки нас спасут? — спросила Катька.

Она лежала в шалаше спиной ко мне, в обнимку со своим оружием, как и я.

— Это самые крупные ветки, которые я только смогла найти, обшарив здесь все.

— Но я не чувствую себя с ними в безопасности, — проныла врагиня.

— Ты сейчас издеваешься? — недоверчиво переспросила я. — Да я в нашем мире не всегда чувствую себя в безопасности, а ты мне сейчас поешь про этот. Тут куда ни глянь, везде засада. Я молчу про то, что у меня еще не сошла с тела голубая сыпь.

— Снова ты про нее, — вздохнула Катька.

— Я сейчас прокляну тебя, если ты не заткнешься, — сквозь зубы процедила я.

— Если мы всю ночь от страха не будем спать, то завтра ты даже языком ворочать не сможешь.

— Да что б я заснула в такой обстановке?

***

И тем не менее мы обе уснули.

— Что делать? — проныла Катька. — Нам нужно как-то спать и одновременно с этим защищать себя.

— Вот не надо! Спать у нас прекрасно получается, — заметила я. — Осталось разобраться с защитой.

Но идей, как это сделать, не было ни одной.

— А что, если нам отправиться дальше, — с воодушевлением посмотрела на меня Волкова.

— Дальше? — не поняла я.

— Ну, да. Поискать…

— Приключения на свои нижние девяносто? — перебила я врагиню.

— Что ж ты вечно такая пессимистка, — фыркнула она.

— Я реалистка. Когда мы были на дереве, я осмотрелась. Во все стороны до горизонта растянулся лес, не считая редких полянок. Даже если за ним и найдутся люди, я совсем не уверена, что хочу знакомиться. Дело может плохо закончиться.

— Ты думаешь, на тебя кто-то позарится? — вскинула брови Волкова. — Да ты со своим карате — сила массового поражения!

Замечание было явно с подтекстом.

— Да, я вообще часто думаю, а ты походу брезгуешь этим занятием. Помимо «позариться», тебя могут убить, съесть, пытать и много чего другого, на что хватит извращенной фантазии этого мира. И это все при условии, что ты не встретишь по дороге местного хищника. Тогда тебя съедят еще быстрее, но не факт, что гуманнее. А если ты считаешь, что защищена от этих опасностей, так я не мешаю, вперед и с песней на поиски.

— Тебя послушаешь, ты начинаешь пугать больше, чем извращенная фантазия этого мира, — покачала головой Катька.

— Ну так отправляйся! — съязвила я в ответ.

— Юля, ты ведь понимаешь, что жить так, как мы сейчас существуем, это не выход? — спросила мне вдогонку врагиня, пока я направлялась к реке.

— Смотрю, нас за одну ночь не съели и ты уже обрадовалась? Ты выживи и приспособься сначала, а потом философствовать начнешь.

***

Хрум, хрум, хрум…

Не знаю, почему добычу пищи возложили на меня. Может потому, что я не возвращаюсь домой с пустыми руками? Или потому, что Волкова все еще не отошла после того раза, когда я пыталась разжечь костер и едва не спалила наш шалаш. А может, Марс с Венерой были в нужном положении и мне «свезло». Есть еще вариант: Волкова надеется, что я заблужусь в лесу и она сможет от меня избавиться. Ха! Я тут везде по кругу опознавательные знаки для себя развесила.

В любом случае, в итоге я кралась через лес, стараясь вспомнить, где расставила силки. Вот разве я виновата, что все деревья и растительность в этом мире выглядят для меня примерно одинаково? Да и двигаться бесшумно не получалось, как ни старалась.

Взгляд зацепился за разноцветную шкурку, и я с облегчением выдохнула. Зверек попался. Видимо, навыки, полученные в подростковом возрасте, еще не все забыты. Есть!

— Я это сделала! — завопила, прибежав на наш обустроенный пятачок около реки.

Счастью моему не было предела. В этот раз помимо ягод и некоторых плодов я принесла мясо! Причем тушка немаленькая!

— Ты с объёмами поосторожнее, холодильник мы еще не изобрели, — не оценила моих подвигов Волкова.

Вот же гадина. Я тут старалась, а она…

— И что теперь делать с этим телом? — нерешительно замерла я над мёртвым зверьком.

Его, конечно, жалко, но в сложившейся ситуации либо мы, либо он. И, несмотря на ужасы моей новой жизни, есть хотелось просто жуть.

— У тебя в этом мире последние мозги потерялись? — возникла рядом со мной Катька.

Посмотрев на врагиню, я сразу представила ее на месте мертвого зверька. Только она скорее не млекопитающее, а пресмыкающееся. Вот ведь змея!

— Да не вопрос. Раз такая умная, разбирайся с тушкой сама, а я приготовлю.

— Это потом можно будет есть? — с сомнением посмотрела на меня Волкова.

— Ты мясо подготовь, а остальное не твоего ума дело, — хмыкнула я.

— Все будет в лучшем виде. Я сначала хотела быть хирургом, пока не перевелась. Работу сделаю профессионально.

Я с сомнением покосилась на врагиню, а та отправилась к своей сумочке. Там топор у нее, что ли, припрятан? Но Катька вытащила свой маникюрный набор и под моим шокированным взглядом отправилась к зверюхе.

Вы пробовали свежевать тушку пилочкой для ногтей и ножницами? Страшное зрелище! Спрятавшись за дерево, чтобы меня не забросало результатами труда одной сумасшедшей, я вспомнила ее заявление о том, что она могла стать хирургом. Мамочки! Как страшно жить то!

Несмотря на пережитые страсти, есть все равно хотелось. Может, сказывалась толстокожесть медиков. Мясо на костре пахло очень вкусно и муки совести быстро отошли на второй план.

Но ясно было одно — очень не хватает соли. Просто очень.

***

— Исаева, как человека тебя прошу, не надо!

— Волкова, взгляни правде в глаза. У тебя рана, медикаментов нет. Я, конечно, врач, но не могу лечить словом. А тут листик, похожий на подорожник. Я еще могу плюнуть на него…

— Вот не надо этого, не надо! У тебя слюна ядовитая, — отшатнулась от меня врагиня.

— Еще раз так скажешь, я тебе могу еще и фингал добавить, — рыкнула я и, глубоко вздохнув, продолжила: — Слушай, есть, конечно, еще способ, но тебе он понравится еще меньше. Животные лечатся таким образом…

— Все, я поняла! — вскинула руки Катька. — Пойду промою рану и буду ходить с твоим псевдоподорожником. Но если я умру, ты останешься в этом мире одна одинешенька!

Как же не хватает лекарств. А еще туалетной бумаги. Я бы занялась изобретательством и внедрением новых технологий в этот ужасный мир, но… Интернета то нет! Как жить дальше?

Один день мучительно сменял другой и мысли о нормальной пище, кровати и ванне сводили меня с ума. Несмотря на некоторые опасения, я начала молить о дожде. А еще через пару дней на небе сгустились тучи.

— Вот зачем накаркала? — рыкнула на меня Катька.

— Ты хоть знаешь, как от меня воняет? Да на Земле бомжи лучше выглядят и пахнут!

Это мучило безумно.

— А я предлагала тебе искупаться в реке. Что ты все…

— Да не знаю я, что там водится! — возмутилась я. — Ты сама не очень-то рвешься.

— Да тебя послушаешь, всего бояться будешь. Только ты смотри не тяни с омовением, а то на тебе может кто-то и заведётся, — хмыкнула врагиня.

— Думаю, с дождем мы частично решим нашу проблему, — и я снова с надеждой посмотрела в небо.

Спустя час, когда облака стали практически черными и потоки влаги готовы были вот-вот обрушиться на нас, мы с Волковой даже разделись до белья. А когда наконец пошел ливень, он оказался из лягушек.

После этого нам не требовалась больше идти искать других людей. Визжали мы с врагиней так, что те сами нас найдут, ибо не услышать этот испуганный ор было невозможно.

Но удручающая голодная перспектива быстро вернула нам ясность мыслей и прагматизм медиков. В итоге на ближайшие дни мы стали французами. И все, что не смогло от нас убежать, стало добычей. Французский деликатес на вкус действительно похож на курицу, но вот на костре мясо получается жестковатым. И как всегда, очень не хватает соли.

А еще мы с Волковой полезли мыться в реку чуть ниже по течению и решились постирать одежду. На этот раз нас даже никто не съел. Но вот что мучило меня гораздо больше, так это вопрос: откуда в этом мире лягушки?

***

Теперь понимаю, что я училась не на того, кого надо. Надо было осваивать ядерный синтез или что-то подобное. Только безумный физик гений способен создать в этом проклятом мире туалетную бумагу. Местные лопухи уже достали, я молчу про то, что Катька использовала не то растение и теперь вся ее пятая точка была в волдырях. А мне ее лечить. То еще удовольствие.

Она надеется, что волдыри не расползутся по телу дальше. Я надеюсь, что она наконец вспомнит, как выглядит то растение, которым она воспользовалась. Как страшно жить!

Но, что пугало еще больше, с каждым годом мы с Катькой становимся все ближе друг к другу. И это вселяло гораздо больший ужас. Не ценила я того, что мы жили в соседних домах, теперь мы уже спим в одном шалаше. Что дальше?

Даже сникерсы, которые через несколько дней после лягушек посыпались с неба дождем, испугали меня меньше. Лучше бы упала соль. А в остальном мы с Волковой пришли к мысли, что нам все это снится. И раз мы в этом сне с ней вместе — то это определенно кошмар!

Оказывается, другие миры объединяют людей. Мы с врагиней практически сроднились, преодолевая препятствия. И, хоть мне до сих пор периодически хотелось бросить ее к крокодилам, сейчас я все легче сдерживала свои крамольные желания. Выхода пока нет.

— Что у нас сегодня на завтрак? — Присела рядом со мной Катька. — Только не говори, что снова лягушки со сникерсами.

На берегу реки было тихо и спокойно, но не у меня в душе. Я в очередной раз старалась расчесать волосы пальцами.

— Не переживай. Лягушки протухли, остались только сникерсы, а химия нашего мира не дохнет.

— Снова сходишь с ума из-за своих волос? — улыбнулась врагиня.

— Если что-то срочно не предпринять, я буду ходить лысой, — буркнула я. — А ты, смотрю, совершенно не занимаешься своей шевелюрой.

Я бросила взгляд на волосы Волковой, которые когда-то были светлыми. Сейчас они стали непонятного, я бы сказала, странного оттенка. Как можно быть такой грязнулей?

— А что ты предлагаешь делать? Шампуня нет, мыла нет. Без них нормально голову не промыть. Как жили наши предки в Средневековье? Спасались травами?

— Э-э… нет, — печально вздохнула. — Я в округе уже все листья с травой ощипала. Ничего не мылится.

Сейчас очень кстати вспомнилась поговорка: имеешь — не ценишь, теряешь — жалеешь. Как же мощно сказано!

— Пора копать корни? — предложила Катька.

Я посмотрела на нее как на дуру.

— И чем это ты копать собралась? Пилочкой для ногтей? — ехидно поинтересовалась я.

— Позубоскаль мне — и не дам больше ножницы. Вообще ничего не дам.

— Я знаю карате, — напомнила ей.

— Вечно ты все силой решаешь, — поморщилась худосочная врагиня.

— Неправда. Решаю всегда аргументами, потом изобретательностью. Чтобы довести меня до насилия, надо очень сильно обидеть мою нежную душу. А интроверты, знаешь, какие чувствительные?

— Ага. Я одного уже не первый год знаю, не первую ночь сплю рядом. Те еще гады, — кивнула Катька.

Я, прищурившись, нехорошо посмотрела на Волкову. Ладно. Запомним, отомстим!

Можно было перебраниваться весь день, но нужно снова добывать мясо, ведь одним сладким долго сыт не будешь. И, нацепив уже порядком застиранную одежду, отправилась смотреть силки. Хоть бы что-нибудь попалось.

Раньше я не могла есть любое мясо — что-то нравилось, что-то нет. Сейчас же я уже не столь разборчива и ем все, что бегает и растет. Когда-то удачно, когда-то мне перепадает за свою неразборчивость. И только Волкова хомячит все подряд без последствий. Жизнь не равна.

День был не очень богат на добычу, я сильно задерживалась и не поверила, когда Катька пришла меня искать.

— Ты чего? — удивленно смотрела я на нее, склонившись над своими самыми дальними силками.

— Почему так долго?! — рыкнула врагиня.

— Переживала за меня? — удивленно вскинула я брови, выпрямляясь.

— Конечно, с твоим то пространственным кретинизмом. Если с тобой что-то случится, кто будет меня кормить?! Вообще, блин!

— Очень тронута твоей заботой, — скривилась я и вновь склонилась над добычей.

— В этот раз совсем не густо, — вздохнула Катька. — Даже не знаю, хватит ли на двоих.

— Тебе надо меньше есть, а то растолстеешь, — пробормотала я, высвобождая из силков добычу.

— Вообще то я стройнее тебя.

— Не аргумент. Я — главный добытчик, и, знаешь, этот зверек очень похож на кабана. К тому же очень маленький.

— Размер — это проблема, — согласилась врагиня. — Но я удивлена, что в этом мире водится свинина.

— Да. Но, если это детёныш, то ты даже не представляешь, какого размера будет взрослая особь, — пробормотала я, поворачиваясь к Волковой.

И поняла, как мы попали. Странно, что это случилось не так быстро, как я предполагала и все же, чему быть, того не миновать.

— Юля, почему ты так странно смотришь мне за спину? — тоненьким голосом спросила Катька.

— Ты, главное, не нервничай и не делай резких движений, — начала я, наблюдая, как меняется выражение лица врагини. — Просто за твоей спиной стоит мама зверушки, которую мы поймали. Ты быстро бегаешь?

— Нет, — пискнула Волкова.

— Ну, значит, сейчас прокачаешь у себя новый навык.

После этих слов мы бросились бежать. В фильмах подобные моменты показывают красиво, но на самом деле это чистый ужас. Визг от нас раздавался по всей округе, ветви хлестали по лицу, а мы неслись, не ведая направления. И пришли в себя, только когда влетели в воду.

Я впервые вознесла хвалу создателям сего мира! Поросятина за нами не отправилась, в отличие от земных эта боялась воды. Но она злобно кряхтела, визжала и рычала. Звуки лились из нее, меняясь и усиливаясь. В целом гнев был понятен. Ее ребенка убили, я бы за такое преследовала с жаждой убийства вечно. Судя по поведению этой животины, нас ждет та же участь.

— Так, Исаева, берешь ту корягу, застрявшую в песке, и идешь бить животину, — закричала Катька.

Я во все глаза вытаращилась на Волкову.

— Етить… Ты совсем?

— Но ты знаешь карате или дзюдо, или что там…

— Ты видела эту свинину под сто пятьдесят килограммов?! Совсем идиотина?

— Значит так, Юлька, если ты ее не убьешь, то хрюк убьет нас! Палку взяла и марш! — истерила Волкова.

— Мать… — простонала я. — Значит так. Ты отвлекаешь, я ее попробую нейтрализовать.

— Как это я отвлекаю?! Смерти моей хочешь?! — Чуть не побила меня вместо животины Волкова.

В этот момент хрюн заревел так, что у меня аж коленки подогнулись.

— Ну ладно, отвлекаю так отвлекаю, — затараторила Катька. — Что делать?

— Значит слушай, план такой…

***

К черту планы! Я хочу домой. Верните меня немедленно, откуда взяли! Этот мир — что-то с чем-то. Именно здесь я узнала — кабана не убить палкой, корягой или дубиной. Вам, несомненно, помогут винтовка, ракета или танк. Надо было учиться на инженера конструктора, жизнь могла бы сложиться по-другому.

Катька взяла на себя роль приманки, я с корягой бросилась на дикую свинью, и эта дряхлая сгнившая дубина развалилась при первом же ударе. Но зверь его ощутил, почувствовал себя оскорбленным и ринулся на обидчика.

— Мне конец, — простонала я и снова бросилась в реку.

Сейчас я была готова отправиться даже на свидание с пираньями, лишь бы они спасли от монстра, который хочет меня убить. Ведь, насколько я помню, кабаны плотоядные…

— Не-ет! — раздался истошный визг Волковой.

От него казалось слегка присели и я, и животина. А потом нас обоих накрыла паника, ибо в руках Катьки начал появляться огненный шар. Не знаю, что там у других проносится перед глазами в ожидании смерти, но у меня ничего не вспомнилось. Я лишь смотрела на фаербол, не веря, что вижу его, что магия существует. Что сейчас умру!

— Епрст! — единственное, что успела сказать я, а потом стало горячо и темно.

***

— Я же тебя спасла! — возмутилась в очередной раз Катька.

— Да я едва ласты не склеила из-за тебя, — промычала я. — Давай дальше намазывай кремом. У меня после твоего удара словно органы внутри перемешались, а ожоги еще месяц сходить будут. Если я вообще выживу рядом с тобой.

Волкова использовала крем, завалявшийся в ее сумочке, для того, чтобы хоть как то сгладить последствия своего поступка. Она, конечно, прикончила кабана, но вместе с ним едва не прикончила и меня. В итоге паленое мясо валяется в двух часах ходьбы от нашего лагеря, но, кажется, я и отсюда могу его учуять. Или это я так пахну?

— Какая же ты противная! Извинялась ведь уже! Не перестанешь меня травить, я тебе сейчас врежу. А сдачи ты дать все равно не сможешь, пока не поправишься, — перешла к угрозам Волкова, но ожоги кремом смазывала старательно.

— Ты владеешь магией, не могу в это поверить, — простонала я. — Жизнь несправедлива.

— Может, и ты ей владеешь, просто надо проверить. Создадим тебе такую же стрессовую ситуацию…

— Я тебе сейчас создам ситуацию! — взвизгнула я, подпрыгнув. — Я еще после последней не зажила. И заживать буду долго.

— А что, если мы крутые маги и этот мир нуждается в нас?

— Я нуждаюсь в лекарствах и койке в больнице. Пусть даже с мягкими стенами, зато там чисто и уютно, а главное — кормят. Это место уносит мое здоровье.

— Ну хватит ныть то уже! Ты не так уж плоха!

Я зло взглянула на врагиню.

— Хотя нет, просто ужасна.

Как же я ее ненавижу!

ГЛАВА 3

Первая встреча

На самом деле я чувствовала себя вполне сносно. Лицо покраснело, но волдырей быть не должно. Тело сильно болело, но синяков я не находила, и это странно. Помню же, как сильно меня опалил огонь. Должны быть последствия, а их нет. Все это очень подозрительно.

Свинину я теперь есть не могла. Только при одной мысли о ней мне становилось плохо. Произошедшие события казались сюрреалистичными, даже сейчас мне сложно было поверить в то, что случилось, и все же… Что-то меня беспокоило.

Катька постоянно косилась, не понимая, в чем дело, а я бродила по округе, пока не набрела на то, что, наверное, подсознательно искала. Семь маленьких голодных поросят, оставшихся без мамы. Они бегали вокруг дерева и искали себе свежие плоды, потому что все валявшееся внизу было непригодно для еды. И я полезла на дерево.

Высота — это не то, что дается мне легко. Я изодрала все руки, ушибла колени и набила себе море синяков. Зато маленькие хрюндики радостно чавкали внизу. И я поняла, что не брошу их, поэтому на поляну мы вернулись вместе.

— Юлька, ты привела нам еду? — радостно воскликнула Катька.

— Эти поросятки теперь мои. Я их удочерила… Нет, наверное, усыновила. Тьфу! Короче, они под моей защитой, — прищурившись сообщила я. — И, если хоть одного не досчитаюсь, магия тебе не поможет.

Волкова смотрела на меня со странным выражением лица.

— То происшествие на реке дало неожиданные осложнения, да? — с тревогой спросила она.

— Точно, — с готовностью подтвердила я. — Вот они, семь штук осложнений бегают.

— Наверное, это последствия магии. По-моему, у тебя едет крыша.

— Она давно уже едет. Ты мне лучше скажи: стоит волноваться, что ты моих лапочек прибьешь или будем доверять друг другу?

— Да не трону я твоих поросят! В конце концов, они не единственное мясо в округе.

Еще раз зыркнув на врагиню, я вновь отправилась проверять силки. А потом за красными плодами для хрюшек. Имена им дать, что ли. Точно, вот вернусь обратно, научусь отличать друг от друга и тогда придумаю.

Кажется, у меня в этом мире появились те, о ком должна заботиться. И, думаю, впервые за долгое время, я возвращалась в свой шалаш в радостном настроении. А там меня ждал сюрприз, и я снова поняла, как мы попали. Это было предсказуемо и все равно стало ударом.

Около горящего костра на нашей полянке сидели двое неизвестных, Катька обосновалась на дереве, а вокруг бегали поросята. Умиротворяющая картина, если бы не было так страшно.

Не знаю, как нас нашли, по визгу ли Катьки или из за применения магии, но в гости пожаловали жители этого мира. Один был невероятно красивым мужиком. Вот просто нереально красивым, с острыми ушами. А вторая, девушка, была совершенно обычной блондинкой, но почему-то тепло улыбалась. Кажется, мы все умрем.

— Привет! — махнула мне незнакомка.

Такое земное приветствие… Может, она тоже попаданка?!

— Здравствуйте. Кто вы?

— О! Я рада, что вы снизошли до диалога, — обрадовалась блондинка.

Сидевший рядом с ней эльф смотрел на меня прямо, не мигая. Из-за этого возникало ощущение, что он памятник. Может, и правда не настоящий?

— Юля, не верь им! — раздался Катькин вопль сверху. — Тот красавчик с ушами пришел с шаром огня, а эта девушка с молниями. Недоброе они замышляют!

Надо бежать. Катька на дереве, думаю, ее магия не достанет, тем более она сама маг. После последней критической ситуации я до сих пор еще не отошла, а ведь меня только слегка задело. Но вот как же поросятки?

— Погодите, вы неправильно нас поняли. Да, Рейм не очень общителен и не отличается коммуникабельностью, — начала блондинка.

Видимо, Рейм — это памятник с ушами, вселяющий ужас.

— Но мы пришли с добром.

Ага, как данайцы. Троя после них так и не оправилась. Видимо, по моему лицу девушка поняла, что сказала что-то не то и глубоко вздохнула.

— Я тоже с Земли.

А вот это верный аргумент.

— Брехня, — дала о себе знать с макушки дерева Катька.

— Совсем нет. Я, как и вы, в свое время попала в междумирье. Поступила в академию учиться. И, серьезно, мы не причиним вам вреда. Неужели вы меня боитесь? — улыбнулась девушка.

— Вас — нет. А вот его — да, — кивнула я на эльфа.

— Гыр, первый раз на тебя такая реакция. Обычно ты только в лабиринте внушаешь ужас, — рассмеялась блондинка.

Что такое лабиринт? У эльфа фамилия Гыр?! Я совершенно невежливо вытаращилась на ушастый памятник.

— Ха! Я так же выглядела, когда узнала, — хмыкнула девушка. — Но давайте уже знакомиться. Я Наталья Горская, а это мой жених Рейм Гыр.

И выжидательно посмотрела на меня. А я, настороженно поглядывая на парочку, присела к костру.

— Она головой повредилась, — раздалось возмущенное бормотание Катьки.

Может, врагиня была права, и я зря пошла на контакт. Но вдруг эти двое помогут вернуться домой? Ради такого шанса стоило рискнуть.

— Я Юля Исаева, а то чудо, что сидит на дереве, это…

— Не смей говорить мое имя! Вдруг они нашлют на меня порчу! — перебила врагиня.

Даже мне после таких «умных» аргументов стало неудобно перед… гостями.

— Она немного ку-ку, — попробовала улыбнуться я.

— Ваша подруга… — начала Горская.

— Мы не друзья! — теперь уже в один голос закричали мы с Катькой.

Рейм с Наташей переглянулись.

— Кстати, — подал наконец голос эльф. — Проклятие можно наложить и без знания имени. Столько способов…

— А я говорила — они нас в могилу сведут! — снова завыла на дереве Волкова.

А Гыр получил от невесты тычок в бок за инициативу.

— Это я сведу тебя в могилу, если не заткнешься! — прорычала я вверх Катьке.

— У нас есть с собой еда, — как бы невзначай обронил Гыр.

Недюжинного ума мужчина, выбрал верный довод, способный сломить Катькино сопротивление.

— Вы ведь не случайно сюда попали? — поинтересовалась я, разворачивая сникерс.

Горская вздохнула.

— Нет, мы пришли за вами.

Над поляной повисла тяжелая тишина, и девушка поспешила продолжить.

— Попаданцы не редкость в межреальности. Чаще всего сюда бывают санкционированные попадания и людей уже встречают. Но бывают и редкие исключения, — старалась подобрать слова Наталья.

— Такие, как мы, — предположила я и оказалась права.

— Именно. Я должна извиниться, что не удалось сразу вас забрать… — начала девушка, но ее перебили.

— Извиняться надо не тебе, а Дазару. Я вообще не понимаю, почему это мы должны решать его проблему? — нахмурился Рейм.

— Ты же знаешь, он сейчас с братом и не может сам, — сказала Горская.

Не знаю, кто такой Дазар, коллега или начальник, но мне понятен менталитет этого мира. Все как у нас. Это дает надежду, что мы найдем общий язык, и шанс на возвращение.

— Все же что-то не сходится, — раздался сзади голос Волковой.

Та спустилась со своего насеста и сейчас гипнотизировала гостей.

— А если бы нас за все это время убили? Съели? Украли?

— Да кто бы позарился на тебя… — пробормотала я, не удержавшись, и громче добавила: — К тому же, не ты ли хотела отправиться на поиски местных жителей? Ну так вот они, получи — распишись.

— Поговори у меня еще, — прищурилась Волкова. — Почему мы должны верить в то, что они сказали?

— Причин нет, но и самим нам отсюда не выбраться, — сообщила я врагине.

А наши гости сидели и смотрели на нас, просто давая время смириться с тем, что придется довериться незнакомцам.

— Что будем делать? — повернулась Катька к сидевшей напротив паре.

— Может, поедим, а потом отправимся порталом до дома? Там для вас уже приготовили комнаты. А утром в спокойной обстановке все обсудим, — предложила Горская.

— Можно мне взять моих поросят? — вскинулась я.

Над поляной вновь повисла тишина.

— Вот этих? — эльф показал на съевших свои фрукты пятачков, сейчас рядочком развалившихся на травке.

— Именно, — подтвердила Волкова. — Недавно мы убили их мать, и Юлька привела сироток к нам. Удочерила… Усыновила… В общем, вы меня поняли.

— А им не лучше будет в дикой природе? — нерешительно поинтересовалась Наталья.

Я нахмурилась, а эльф прояснил ситуацию.

— Нет. Они лишились матери еще до того, как вступили во взрослый период. Тот, кого они видят первым, становится для них новой семьей, если, конечно, особь не стала самостоятельной. Без нее, — кивок Гыра в мою сторону, — они погибнут. Зато хрюндики очень полезны.

— Хрюндики? — переспросила я.

— А когда они достигают нужного возраста для самостоятельной жизни? — уточнила Волкова.

— Эти приблизительно лет через десять, — просветил нас эльф и предложил мне: — Я одолжу книгу, чтобы вы могли почитать об этом виде, когда придем к Дазару.

— Да, Исаева, ты попала, — протянула врагиня, а я лишь пожала плечами.

Десять лет — не такой уж большой срок и, если удастся вернуться домой, можно рассмотреть вариант взять их с собой. Можно ведь? Об этом я и поинтересовалась у наших гостей. Те переглянулись, и ответила мне Наташа.

— Может, лучше все по порядку рассказывать? Давайте дома все обсудим. Но со своими… хрюндиками вам расставаться не придется, — успокоила меня Горская.

— А что у нас на ужин? — влезла Катька.

— Сосиски! — воскликнула Наташа, а Гыр только хмыкнул на это.

Первая хорошая новость за долгое время.

***

Чирик… Чирик…

Красивый ухоженный сад предстал пред моими глазами, когда мы вышли из портала. Бывают такие открытки: уютный дом, симпатичный и снаружи, и внутри, миленький сад, немного диковатый. Я часто смотрела на такие и думала, что там водятся сказки.

Конечно, с уверенностью говорить рано, но, судя по всему, здесь существует какое-то подобие цивилизации. И, возможно, этот мир может оказаться невероятно красивым, но все равно хочется домой. Все эти дни я глушила в себе мысли о родных, друзьях, о работе и квартире. Это то, что было мне дорого, то, о чем я тосковала и то, что любила. Невероятно тяжело в один миг от всего отказаться.

Сейчас я волновалась словно перед экзаменом. Нет, даже больше. Вдруг еще пара часов — и я окажусь дома, в теплой ванной, за вкусным ужином…

— Вот мы и прибыли. Давайте зайдем в дом, — повернувшись, улыбнулась нам Наташа.

— Погодите, — уперлась я. — Мне больше не выдержать. Когда мы сможем вернуться обратно на Землю?

— Вы им не сказали? — раздался сбоку тихий, немного грубоватый голос.

Резко повернувшись, я увидела незнакомого мужчину. Высокий, темноволосый и глаза словно нефть, настолько они были черными. Я даже не видела зрачков. Волосы прямые, длинные и ухоженные. Вот кому с генами повезло в этом мире. Так шикарно смотрится!

Одет мужчина был словно средневековый испанец: брюки, заправленные в высокие кожаные сапоги, и белая рубашка, прекрасно оттеняющая смуглую кожу. Не красив, но такого можно смело назвать шикарным мужчиной. То ли власть в его руках или, может, были другие причины, но аура у незнакомца была сногсшибательная. Как и харизма. И это впечатления всего за пару минут визуального контакта. Бесподобен, а в свете заходящего солнца особенно! Даже больше Гыра, невзирая на его идеальную красоту.

— Что не сказали? — снова начала заводиться Катька.

— А почему мы вместо Дазара должны объясняться? Это, между прочим, личное дело, — пожал плечами Гыр и, посмотрев на нас, задвинул Горскую за свое плечо.

— А почему их двое? Вроде должна быть только одна? — вновь спросил незнакомец.

А я молча стояла и слушала. Судя по всему, на его вопросы отвечают более правдиво. Надо воспользоваться.

— Видимо, по закону магической инерции, при переходе захватило обеих, — высунулась из-за широкой спины своего бойфренда Наташа.

Я с начала знакомства подозревала между ними сильные чувства, и совместный ужин только убедил в том, что эти двое любят друг друга, такая между ними была нежность и забота, аж завидки берут. Эх…

— Если это действительно так, то эти двое должны быть очень близки, — двинулся в нашу сторону незнакомец. — Такие хорошие друзья?

— Скорее — верные враги, — хмыкнул Гыр.

А я все не могла отвести взгляда от плавно и медленно шагающего к нам мужчины. Был он прям такой… Опасностью от него веяло за километры. Судя по мимике остальных, он подавлял, а я не могла понять, чего мне хочется больше при взгляде на него: убиться или отдаться. Может, это любовь?

Нет, Юля, это дурь!

— А семь хрюндиков что тут делают? — незнакомец двинул бровью в сторону моих пятачков.

— Она их удочерила или усыновила, — ткнула в меня пальцем Катька. — Выберете, что вам больше понравится.

— Какая… необычная девушка. И магии совсем нет. Ни капельки, — одарил меня внимательным, словно сканирующим взглядом таинственный мужчина и расстроил.

Жизнь несправедлива!

— Можете нам объяснить, что происходит? Очень хочется обратно домой, — я все же решила вступить в диалог.

— Что ж, раз бравый эльф трусит, то придется мне рассказывать, коли брат отлучился. Междумирье — это пространство между мирами, оно их соединяет, открывает, присматривает за ними и управляет. Сюда могут попасть разные представители рас, и могут вернуться обратно в свой мир. Временно.

— Временно? — ухватила самую суть Волкова.

— Именно. Однажды попавшие в междумирье никогда больше не смогут жить в своем мире. Разве что получится заглянуть временно, по делам, например увидеться с родными.

Тушите свет!

— Значит, можно лишь на время… — начала я, чувствуя, как меня охватывает отчаяние.

— Не вам, — отрезал безжалостный мужчина.

— Но почему?! — простонала я, запуская руки в волосы.

— Потому что одна из вас — обладает силой и является невестой моего брата, из-за нее другая попала в междумирье. Во второй девушке нет магии, обратная дорога ее убьет, — с улыбкой, слегка прищурившись, вкрадчиво сообщил незнакомец.

Волкова повернулась ко мне.

— А я говорила, что фэнтези тебя до добра не доведет! Теперь ты невеста! — рыкнули на меня.

Мамочки!

— Вообще то невеста это вы, а не она, — поправил ее наш интригующий собеседник.

После этих слов к Волковой развернулась уже я.

— Юля… Юля, спокойно! Только не нервничай. Я не специально! — затараторила Катька, стратегически отступая за незнакомца.

Тот удивленно на нее косился.

— Вы меня не боитесь? — с легким удивлением спросил мужчина.

— Ее я боюсь больше! — указала на меня пальцем врагиня.

Второй раз уже, между прочим! Сейчас полетят клочки по закоулочкам. Не в силах сдерживать себя, я двинулась на Катьку.

— Это ты зря, — сказала Наташа Волковой.

Они с Гыром с интересом наблюдали за развернувшейся эпической сценой и мешать не собирались.

— Нет! Вы просто не знаете Исаеву и на что она способна. А сейчас, кажется, задели тонкие чувства интроверта.

— Я тебя убью! Ты проклятие всей моей жизни! Даже в другой мир попала с тобой!

— Но я же не виновата! — Катька старалась от меня улизнуть, спрятавшись за незнакомцем.

А я в полном бешенстве пыталась ее достать и придушить. Так мы и кружили.

— Иди сюда, быстро! По-хорошему прошу! — цедила я. — Знаешь, сколько я из-за тебя натерпелась? Да я лягушек ела, выживала каждый день, тебя лечила. Да лучше б я тебя добила бы тогда! А сейчас мне говорят, что на Землю не получится вернуться.

— Если ты меня убьешь, тебя посадят. А как же хрюндики? Кто позаботится о них?

— Узнав все обстоятельства, судья меня оправдает!

— Стоп! — прервал нас незнакомец.

И метод он выбрал необычный. Схватив меня за талию, прижал к себе, а если учесть, что я протягивала через него руки к Катьке, получилось — я обнимаю незнакомого мужика.

— Надеюсь, ты сейчас не с моей невестой обжимаешься? — раздался за спиной Волковой еще один голос.

Все обернулись к новому персонажу. Все, кроме незнакомца, который меня обнимал.

Солнце уже практически зашло, но в сумерках все равно хорошо были видны длинные светлые волосы, среди которых контрастно выделялись черные маленькие рожки очередного жителя загадочного междумирья. Вокруг глаз виднелись темные круги, словно потеки от туши, а так же имелись татуировки на лице.

Одет мужчина был словно рокер из нашего мира, в кожу и громоздкие ботинки. Эпатажный вид, симпатичная внешность и хорошее телосложение. Если характер не противный, то, считай, Волкова сорвала свой джекпот. В нашем мире такое счастье ей бы не перепало.

— Нет, это ее…

— Врагиня, — подсказала я на автомате.

Новостей было очень много, и я находилась в таком шоке, что не могла логично мыслить, в голове все перепуталось.

— Да. Она попала с твоей невестой в междумирье, видимо, у них сильная связь.

— Не называйте меня его невестой! — возмутилась Волкова. — Я впервые вижу этого кренделя.

— Кого? — переспросил ее суженый.

Горская, до этого хихикавшая, не смогла сдержаться и захохотала в голос. А обнимавший меня незнакомец, склонился ко мне и пристально рассматривая, спросил:

— Страшно?

— Нет, — честно ответила я.

— Не врешь, — подтвердил мужчина.

— А вы кто? — решила поинтересоваться я в ответ.

— Он — Черный Властелин, — сдала незнакомца Наташа и, понизив голос, добавила: — Настоящий!

— Серьезно? — обалдела я и потыкала в мужчину пальцем. — Вот они какие оказывается…

— Вообще то я один такой. Хотя про ваше земное фэнтези наслышан, — иронично заметил Властелин.

А я в этот момент решила опомниться и вести себя прилично, поэтому вырвалась из специфических объятий и замерла. А что делать дальше? Меня вернут в шалаш?

Видимо, последнее я произнесла вслух, потому как Властелин сверкнул взором и зловеще произнес:

— Заберу себе.

И сразу стало понятно, издевается. Э-э-э… Ведь так?

***

Черный Властелин

Была уже поздняя ночь, а я сидел на постели и смотрел на интересную землянку. Симпатичная, чумазая и сильно измотанная. А еще она забавная.

Из недавней сцены в саду я узнал, что она попала сюда вместе с невестой Дазара, с которой они враждовали. Но выживали вместе, несмотря на их отношения, и, судя по всему, хорошо знали друг друга. Все же попала эта девушка так попала. Я примерно представлял развитие событий для нее, и по мере раздумий крепло мое желание забрать ее себе.

Для меня вообще нет ничего невозможного, а эта незнакомка совсем меня не боится, да и скрытая тьма давит на всех, кроме нее. Это любопытно, очень хочется изучить феномен. Может, поставить пару опытов, провести несколько экспериментов.

Решено, заберу себе!

***

Юлия Исаева

Диалога не получилось. Вообще. Когда мне примерно обрисовали перспективы дальнейшей жизни, я не удержалась и бросилась на шею к Катьке, с твердым намерением ее придушить. Разнимали нас с трудом, но Черный Властелин был решительным мужчиной и нашел быстрый выход — своей магией отключил мне сознание.

Проснулась я утром в незнакомой комнате, видимо, в доме, рядом с которым в саду мы выясняли отношения. Конечно, данное место — это не апартаменты люкс, но и не шалаш в лесу. Деревянные, коричневого оттенка, потолок и стены, дверь и мебель из того же материала.

Окно большое, застекленное… пластиком?! И это мир магии? Интересно, его Темнейшество выкрал сюда бригаду установщиков или сам потрудился? Взгляд упал на постельное белье на кровати. Мягкое, приятное, хорошего качества. Пушистый коврик на полу. Сделан ли текстиль в этом мире? Что еще хозяин дома натаскал сюда из других измерений?

В комнате было две двери, одна сбоку от кровати, другая рядом с ней. Одна из них вела в ванную комнату, где меня ждало страшное разочарование — канализации нет. Все мило отделано, плитка, дерево, фаянс, но ни слива, ни воды, все таскать вручную.

Видимо, вчера на кровать меня уложили прямо в одежде, и с утра она была не только не очень чистой, но еще и помятой. Ну и что тебе, Юля, делать дальше? Попала ты. В очередной раз задаю себе вопрос: ну зачем я тогда спустилась в метро вместе с этой гадиной? Первый раз в жизни решила отправиться домой с Катькой — и к чему это привело?

Катастрофа! Неужели я теперь никогда не увижу ни дом, ни родителей, ни друзей? Не смогу работать и жить своей привычной жизнью. Мой мир изменился и, похоже, навсегда. Мне сложно это принять, а значит, не нужно сдаваться. Не прощу себе, если не попытаюсь вернуться.

Вздохнув, я решительно встала и, подойдя к выходу из комнаты, повернула ручку на двери. Не заперто. Коридор был темноват, так же отделан деревом и вел к лестнице, которая манила на первый этаж. Оттуда доносились приглушенные голоса, несколько человек явно о чем-то спорили. Надеюсь, за ночь меня не продали в рабство?

Внизу оказался холл, в котором было несколько дверей. Одна была открыта и, заглянув в нее, я увидела гостиную, другая же явно вела в прихожую и на улицу. Две двери с другой стороны, если логически подумать, были столовой и кухней, как раз в первой оказалось много людей, сидящих за овальным столом.

В центре расположился Черный Властелин, который скучающе смотрел в окно, его явно не интересовала обсуждаемая тема. Дазар сидел рядом с Катькой, они не обращали друг на друга внимания, и видно было, что между женихом и невестой нет взаимопонимания. Гыра и Горской в комнате не оказалось, зато вместо них появилась новая пара: еще один красавчик брюнет с сиреневыми глазами и миловидная девушка, блондинка.

— Проходите, Юлия, — подал голос Властелин, даже не повернув головы. — Присаживайтесь на подоконник, места вам не оставили.

Действительно, за столом было всего пять стульев и все оказались заняты. К чести сказать, двое из трех мужчин сделали попытку подняться, чтобы уступить место, но я лишь с улыбкой покачала головой и направилась, куда предложили. На Земле в моей квартире невозможно было разложить подушки на подоконнике и рассиживать на нем, как иногда изображали на картинках, а здесь такой шанс. Да и вид на сад очень красивый.

Едва я удобно расположилась, как Властелин снова подал голос:

— Чтобы мы все смогли комфортно общаться, позвольте представить тех, с кем вы еще не знакомы. То есть почти всех. Новая пара, которую вы перед собой видите, это чета Диаркан, Барей и Ирина. Девушка училась у моего брата в академии, она некромант.

А с виду такая милая. Впрочем, почему некроманты не могут быть милыми? Кстати, если Дазар — преподаватель Ирины, значит, тоже является магом смерти. Повезло Волковой, в фэнтези они такие милахи. А как в жизни?

— Соответственно, жених вашей врагини — Тиркур Дазар, некромант, сильный маг, демон и, помимо всего этого, мой кузен. А я, как вам уже сообщили, Черный Властелин.

Мне оставалось лишь склонять голову по мере представления и раздумывать: кто такие Властелины? Чем они занимаются? В фэнтези нет подробного описания их работы, только размытые представления, причем везде разные. Но, судя по вчерашней реакции Наташи, они, наверное, очень классные или могущественные?

Я постаралась непринужденно скосить глаза на сидевшего совсем рядом мужчину и перехватила его ироничный взгляд.

— Кстати, я еще и хозяин этого дома.

— Э-э-э…

— Вас что-то смущает?

— А разве у вас не должно быть большого и темного замка? — нерешительно поинтересовалась я.

— Ох, эти книжки фэнтези с Земли, — покачал головой Дазар. — Надо с ними что-то делать.

А Ирина лишь тихо посмеивалась на это замечание.

— Имеется, но здесь уютнее, не находите? — спросил Властелин.

— Право, не знаю. Я не видела второй резиденции.

— Хотите посмотреть? — вскинул брови хозяин дома.

— Не уверена, — растерялась я от такого вопроса.

— Как определитесь, скажите.

Я быстро закивала.

— Ну уж нет. Я Юльку никому не отдам. Она со мной будет, — нахмурилась Катька.

Я аж привстала от такого заявления.

— Ты чего такое говоришь? Тебя побили вчера? Откуда взялась столь внезапная привязанность ко мне? — обалдела я.

— Тебя я знаю. А вот непонятно откуда взявшегося жениха — нет. Мы с ним знакомы еще не были, а от него уже проблемы образовались. Ты хотя бы уже известное зло, почти родное.

— Сплюнь! — испугалась я.

— В общем, Юльку не отдам! — уперлась Катька.

Властелин смотрел на врагиню, прищурившись, и слегка улыбался. Мне улыбка не пришлась по душе, но «Юлька» в исполнении врагини нравилась еще меньше.

— А я с тобой не останусь. Какие у меня есть варианты? — посмотрела я на присутствующих.

— Дазар как раз попросил нас помочь вам с обустройством, — сообщила Ирина Диаркан.

Значит, невесту получил и от лишнего довеска хочет побыстрее избавиться. Ну, мне это только на руку.

— А есть ли хоть мизерная, малюсенькая возможность мне вернуться на Землю? — решилась снова спросить я.

— Нет, — покачал головой красавец брюнет. — Перед тем, как прибыть сюда, мы разговаривали с ведущими магами, им выход из данной ситуации неизвестен. Теоретически он, может, и есть, но магически еще не открыт. Поэтому мы можем предложить вам вариант адаптации в межреальности и помощи в дальнейшем обустройстве.

— А что взамен? — подозрительно посмотрела я на присутствующих. — Вы же не всем предлагаете столь щедрые условия.

— А мне нравится эта девушка, — хмыкнул Дазар.

— Вашу ситуацию нельзя назвать стандартной. Раз уж подобная ошибка произошла, межреальность готова взять на себя ответственность. Совет магов предложил некоторое время для адаптации, в течение которого вам будет платиться пособие, и для вас переместят с Земли то, что попросите. За полгода вы сможете определиться с жильём и работой, — пояснил Диаркан.

— Значит, ей нормальную жизнь в этом мире, а меня замуж? — возмутилась Катька.

— У тебя совести совсем нет? — недобро прищурилась я. — Я оказалась в этом месте из-за тебя.

— Поменяемся? — вскинула брови Катька.

Чета Диаркан переводила взгляд с меня на врагиню и обратно, Властелин откровенно потешался над нашей перепалкой, сам жених…

Дазар сложил руки на груди и заметил:

— Прихожу к выводу, что был бы не против обмена, жаль это невозможно.

— Ты… Что б тебя… — не находила слов Волкова.

— Она ревнует, значит, считайте, отношения у вас в кармане, — мстительно поведала я некроманту.

Тот мне подмигнул.

— Исаева, как я тебя ненавижу, — прикрыла глаза Катька и, повернувшись к жениху, поинтересовалась. — Но почему я?

— Думаешь, я выбирал? — усмехнулся Дазар. — Сейчас я в том же положении, что и ты, но ничего не поделаешь.

— А отказаться? — с надеждой спросила Волкова.

— Невозможно. Тогда не смогу снять проклятие, — порадовал врагиню Дазар.

— Проклятие? — насторожилась Волкова.

— В прошлом одна девушка через меня хотела подобраться поближе к кузену, — начал демон. — А я догадался. Между демоном и его суженой недопустимы никакие измены.

— Ты мне сейчас морали читаешь? — засопела Катька.

— Объясняю, как будет складываться наша дальнейшая жизнь, — улыбнулся некромант. — После разорванной помолвки я отправился к жрице, и та дала мне возможность узнать мою суженую, но взяла плату. Я не могу вернуться домой больше, чем на цикл, и вынужден жить в межреальности. Это невыносимо.

— Как я вас понимаю, — пробормотала я.

— Ты вообще молчи, — рыкнула на меня Катька и повернулась к жениху. — Чем это твой кузен так привлекателен, что вообще появилась подобная ситуация?

— Он — Черный Властелин, — пояснил Барей Диаркан.

А его супруга с улыбкой закивала. Тут что, кругом фанаты хозяина дома?

— И что? — не поняла Волкова.

— Черные Властелины повелевают тьмой, они олицетворяют справедливость во вселенной и они же несут смерть. Кузен — самый страшный человек, которого я знаю, если его вообще можно назвать человеком. И власть у него соответствующая, — разжевал нам все Дазар.

А я покосилась на самого Властелина.

— Боишься? — чуть прищурившись, с улыбкой спросил хозяин дома.

Я прислушалась к себе.

— Нет, — ответила честно.

— Вот и отлично, — еще шире улыбнулся его Темнейшество.

Хм м…

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям