0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Однажды тихой темной ночью... » Отрывок из книги «Однажды тихой темной ночью... »

Отрывок из книги «Однажды тихой темной ночью... »

Автор: Косухина Наталья

Исключительными правами на произведение «Однажды тихой темной ночью... » обладает автор — Косухина Наталья. Copyright © Косухина Наталья

ГЛАВА 1

Маргарита Рогова

Однажды тихой темной ночью, когда я не могла уснуть, бабушка читала мне мою любимую сказку:

— Жила-была на свете маленькая девочка. Мать любила ее без памяти, а бабушка еще больше. Ко дню рождения внучки подарила ей бабушка красную шапочку. С тех пор девочка всюду в ней ходила. Соседи так про нее и говорили: «Вот Красная Шапочка идет!»

Обычно в этот момент я затихала под одеялом и, вслушиваясь в спокойный бабушкин голос, успокаивалась. Все страхи отступали, и мне казалось, что счастливее меня не может быть никого на свете.

Эту сказку я любила больше всех остальных, а девочкой, про которую шел рассказ, восхищалась и считала ее самой храброй. Отправиться через дремучий лес, полный свирепых оборотней и неведомой магии, навстречу опасностям. Не испугаться попадающихся на пути магических животных. И, придя к бабушке, удерживать волка своей магической силой, пока не придут специалисты контроля, которые следят за порядком. Вот это отвага!

Между тем пока я раздумывала и мечтала, бабушка как-то незаметно для меня подошла к самому концу сказки.

— А это, чтобы скорее тебя съесть, дитя мое! — ответил оборотень с красными глазами, что явно выдавало в нем сумасшедшего, и не успела Красная Шапочка охнуть, как оборотень бросился на нее.

Рефлекторно создав магический поводок, девочка набросила его на волка, сделав привязку к дому. Сумасшедшее существо взвыло и дернулось, но сделать ничего не могло.

По счастью, именно в этот момент бабушка вернулась домой и вызвала контроль, дабы сдать ему несчастного, которому уже ничем помочь не представлялось возможным.

Только сказка закончилась, как я не утерпела и спросила:

— Бабушка, а я могу встретить на улице такого оборотня?

— Марго, чисто теоретически, такое возможно всегда. Но ты должна понимать, что это сказка давно минувших дней, и сейчас всему молодняку оборотней делают прививки. Но даже если кто и избежит этой процедуры, то шанс сумасшествия очень маленький.

— А вот мальчик в садике явно не в себе. Он вчера мою кроватку обгрыз!

Бабушка засмеялась.

— У него, наверное, второй раз зубы меняются и прорезались новые клыки. Вот он и не сдержался. А теперь спи. Уже утро скоро, а ты разгулялась.

Поцеловав меня в лобик, бабушка выключила свет и вышла, а я еще долго лежала и думала над тем, что она мне сказала, и над самой сказкой.

Единственное, что я в ней не понимала, так это зачем девочке подарили красную шапочку? Странно, что она вообще ей понравилась. Вот если бы я могла выбирать, то захотела бы не шапочку, а туфельки. Да, красные туфельки были бы в самый раз!

***

Два года спустя

Я лежала на постели и опять не могла уснуть. Бабушка поехала на какой-то сам… самми… в общем, что-то по магии, и сейчас мы были у нее в гостях, но без самой хозяйки. Жаль…

Неожиданно послышался шум. Покрутив головой, но так и не поняв откуда раздавались звуки, я прислушалась. Тишина… Неужели послышалось? Нет, вот опять какой-то шорох!

Отчаянно труся, я начала пробираться во двор, чтобы посмотреть, что там происходит. Обула свои красные башмачки и медленно спустилась с крыльца. Но вокруг было темно и, несмотря на полнолуние, ничего невидно.

Подождав немного, я решила, что пойду-ка домой, а то, если родители неожиданно проснутся, мне попадет. Но только я приняла это решение, как сбоку сарая послышался жалобный мяв.

Аккуратно повернув за угол, я увидела оборотня. Маленькую пантеру. Конечно, зверь был не совсем детенышем, но в человеческой ипостаси не старше меня.

Присмотревшись и увидев, что у кошки человеческая кисть, я поняла — это первое обращение. Очень, очень плохо. Если пантера не примет человеческую ипостась, когда первые лучи солнца коснутся земли, то останется калекой навсегда.

Все это странно: бабушка говорила, что в такие моменты оборотни очень чутко следят за своим потомством. И еще меня строго настрого предупредили не подходить к полуобернувшемуся зверю. Постороннего тот может задрать, так как в этот промежуток времени им владеют звериные инстинкты.

Но мне стало так жаль его, и я начала аккуратно подкрадываться, приговаривая:

— Привет! Не пугайся меня, я не причиню тебе вреда…

Но в ответ услышала шипение, и существо забилось в угол между забором и сараем.

Посидев на корточках возле него и присмотревшись, поняла — он на последнем издыхании. Видимо борьба с собственной природой здорово истощила его силы.

Вспомнив заклинание, которому учила меня бабушка, я вытянула вперед руку и направила легкий жизненный поток в сторону оборотня. Несмотря на то что часть энергии по пути рассеялась, по тому, как вздрогнуло маленькое тельце, стало понятно: что-то достигло адресата.

После этого я начала медленно приближаться, но возмущения больше не было. Вот моя рука дотронулась до шкурки и аккуратно ее погладила. Потом, сотворив тоненький ручеек из энергии, я подкормила кошку еще раз, не прекращая поглаживать.

Постепенно зверь пришел в себя и, прекратив дрожать, расслабился.

— Ну вот. Тебе стало получше, — и, помолчав некоторое время, в нерешительности добавила: — Давай я помогу с обращением.

На меня недоверчиво вскинули глаза, в которых мелькнул страх и надежда.

— Да не бойся ты. Все равно, если до рассвета не перекинешься, навсегда останешься таким. И в лучшем случае попадешь под опеку контроля.

Пантера опять задрожала. И не удивительно. Подобный случай, который сейчас наблюдаю, очень редок и, тем не менее, даже я в своем возрасте знала, чем это может грозить. Как бабушка говорила, наш мир жесток, и особенно с теми, кто не умеет справиться со своей натурой или магией.

Не став дожидаться ответа, я протянула руки и подняла оборотня. Тело кошки напряглось, но никак не отреагировало. А я чуть не выпустила свою ношу из рук ― такая тяжеленная она была.

Кое-как затащив котяру в сарай, я поднесла ее к бревну, располагающемуся под наклоном ко второму этажу, и сказала:

— Дальше сама: не смогу поднять тебя наверх.

На меня посмотрели недоуменно.

— Неужели ты хочешь на улице оборачиваться назад?

После моего вопроса маленькая пантера с трудом полезла наверх по бревну, а я ― по лестнице. И на втором этаже сарая, на сене, мы оказались примерно одновременно. Расположившись на мягкой подстилке, я положила руку на лапу и сказала:

— А теперь дело за тобой. Вас же этому обучают, в отличие от меня. А я подстрахую энергией, если что.

Взглянув на меня со страхом, пантера начала обращение, и я, привязав нити магии к ней, почувствовала, как из меня рывками потянули энергию. Этому кошаку не здесь нужно быть, а на тотемном месте клана, где собрана энергия их рода.

Несмотря на муки, которые испытывал оборотень, при помощи моей подпитки ему удалось вернуть себе прежний облик. Хоть и не сразу. Но когда лучи солнца коснулись земли, рядом со мной лежала… девочка!

***

Я сидела в своей комнате и дулась на родителей. Обнаружив меня с утра в неподходящей компании, они жутко разозлились и отругали, а моя новая подруга в это время, уже без проблем перекинувшись, скрылась в зарослях.

Да, мы подружились! Еще как только проснулось, это чудо назвалось Валей, сказало, что она моя должница, сразу укусив меня. Взвыв от боли, я чуть не заплакала.

В общем, несмотря на этот инцидент, мы нормально поболтали и подружились так, как я не могла подружиться с остальными моими ровесницами. Валя внешне была примерно одного со мной возраста, и я не поверила, что ей исполнилось тридцать шесть.

Но только мы договорились, где будем встречаться и тайком играть, как нагрянули мама с папой. Сначала они ничего не поняли, а потом, перепугавшись, так кричали, что, казалось, были не в себе.

И теперь я сижу под домашним арестом и грущу. Экстренно родители вызвали бабушку, которая приехала взволнованная и взбудораженная. После чего они долго о чем-то совещались на кухне. А я так и не поняла, что же случилось…

После того памятного происшествия моя жизнь потекла в странностях и приключениях. Долго меня дома удержать не могли, и скоро я начала выходить на улицу и везде бегать. А особенно часто в лес, где мы с подружкой и играли, праздно проводя время.

Для меня это просто отдушина, так как мои родители с бабушкой ни с того ни с сего решили заняться моим образование и подготовкой к школе, до которой оставалось месяцев пять. А я, несмотря на ровесниц, не хотела туда идти. Это все равно что работать!

Но долго так продолжаться не могло, и через два месяца нашей тайной дружбы я неожиданно наткнулась в лесу на оскаленную морду тигра, выглядывающую из кустов.

Одновременно с этим раздался крик Вали, и она, подбежав ко мне, закрыла меня своим телом.

— Андрей, не смей ее трогать!

Андрей?

На слова моей подруги тигр фыркнул и взрыкнул.

— И не нужно меня запугивать, ты же сам мне говорил, что детенышей оборотень не тронет!

Что-то я совсем ничего не понимаю. В удивлении и легком страхе я стала осматриваться вокруг, и заметила, что из леса появились еще трое мужчин. Самый старший подошел ко мне.

— Привет, детеныш. Скажи, это ты помогла моей дочке с оборотом?

— Э-э-э… Да… — пролепетала я, отползая к ближайшему дереву, а высокий здоровый дядя присел на корточки.

Валя на меня зашипела, но поздно: я выдала наш секрет.

— Ты, наверное, хочешь, чтобы мы тебя отблагодарили? — ласково спросил дядя, пристально смотря на меня.

— Зачем? — ляпнула я первое, что пришло в голову.

Мужчина немного озадачился.

Тут неожиданно меня схватили сзади, и к моему горлу прижался огромный острый коготь. В полном страхе я заплакала.

— Ратмир! — рявкнул отец Вали.

А моя подруга закричала:

— Не смейте вредить, у меня долг жизни перед ней! Не смейте! Слышите?!

То есть не убьют, но навредят?

В полной панике я дернулась, и коготь царапнул меня чуть ниже скулы. От боли я взвизгнула и заметалась. По моей шее текло что-то липкое, а скула болела.

— Ратмир! — зарычал мужчина, полуобернувшись.

 На человека он уже мало походил: во внешности проглядывали звериные черты.

— Я не ничего не сделал, это она как сумасшедшая стала дергаться… Тоже мне маг. Да человек это обычный: от нее магией и не пахнет.

Пока оборотень оправдывался, я отползала все дальше, размазывая по себе кровь.

— Ты что, с детенышем сладить не можешь?! — взрыкнул отец подруги.

Уже повернувшись ко мне, протянул вперед получеловеческую полукошачью конечность и сказал:

— Подожди…

Но я, закричав, вскочила и побежала со всех ног. За спиной послышался рык Вали.

Так я, наверное, не бегала никогда. Меня словно черти несли вперед. Но от кошек я бы не скрылась, захотели бы они меня догнать. Хорошо, что не захотели.

***

Когда я прибежала домой, родители с бабушкой были еще в гостях, и немного уняв дрожь и выплакавшись, я поняла, что мне нужно что-то делать с ранкой, а не то родители узнают, и тогда даже страшно представить последствия.

Поставив самый высокий стул к бабушкиному шкафу, я достала одну из ее мазей, про которые бабушка говорила, что они от всех болячек, и, промыв рану, продезинфицировала заклинанием, после чего намазала мазь толстым слоем.

Вечером, когда все вернулись домой, я сидела на постели и читала. Царапина практически зажила, оставив только красный след. Но я не поэтому не захотела выходить из комнаты к ужину. В моей жизни появился первый страх. А вдруг я не маг и родилась у родителей бракованная? Оборотень сказал, что магией от меня не пахнет или я совсем слабенькая. Страх медленно перетекал в манию.

Теперь я каждый день занималась магическим искусством с бабушкой, которая готовила меня к школе. И даже после уроков потом сидела у себя в комнате, повторяла и тренировалась.

Время медленно текло, и как только я поступила в школу, страх немного ушел. Тем не менее, слова, сказанные тем мужчиной летом, продолжали подталкивать меня к учебе. Я как бы проверяла себя, раз за разом выполняя упражнение. Получиться или нет?

Мое странное поведение, конечно, заметили родители, и как-то раз, направляясь поздно вечером в туалет, я услышала разговор мамы и бабушки на кухне.

— Ты не понимаешь, она ведет себя очень странно. То у нее нет желания учиться вообще, то неожиданно она стала учить о магии все, что только под руку попадется. И старается добиться безукоризненного совершенства в упражнениях!

— Юля, не стоит на нее давить. Пока все идет хорошо, нужно лишь направлять. И хватит уже об этом. Два часа об одном и том же говорим.

Подслушав этот разговор, я подумала: «Странные эти взрослые. То им нужно, что бы я училась, то не нужно».

Изучала я маниакально не только школьные предметы, но и все, что только могла найти об оборотнях: сказки, былины, предания, легенды. Нам преподаватель часто повторяла, что в них гораздо больше правды, чем нам бы хотелось.

Но где-то примерно через месяц после начала учебы, в мою жизнь привалила удача. В своей школе я увидела Валю и ее сумасшедшую семейку. Сначала мы вроде не обратили друг на друга внимание, а вот когда родственники ретировались, наговорились вдоволь. Я рассказала ей, что за это время произошло в моей жизни, она ― что в ее. Как уговорила папу перевести в эту школу, надавив на долг передо мной. Как семья не обрадовалась нашей дружбе. Вот и моя не обрадуется. Но, несмотря на то, что все было непросто, мы были счастливы.

Под бдительным надзором родителей мы общались два года. Видеться вне школы нам не давали, а мы ждали, пока вырастим, и никто нам будет не указ.

Но когда нас перевели в третий класс, то в нашей жизни произошли перемены. Мы познакомились с мальчиком, которого звали Артем. И знакомство наше произошло неожиданно.

Как-то мы с Валей сидели в школьном дворе и болтали, когда за зданием послышался крик. Мы естественно побежали посмотреть. А там старшеклассники били мальчика.

— Подождите, что вы делаете? — подбежала я к этим ненормальным. Мне стало очень жалко сжавшегося в комочек парнишку.

— Отстань, малявка, ― и меня отшвырнули в сторону.

Но тут Валя перекинулась и задала всем жару. Я же прикрыла ее магией, как могла. А тот, кого обижали, немного очухавшись, присоединился к нам. В итоге этой склоки через час мы все сидели у директора с родителями.

Казалось, что ситуация стала совсем плоха и дома меня прибьют, но нет. Мама и папа практически не ругались и сделали только легкое внушение. Вскоре я догадалась и о причине такого странного поведения. А именно наша дружба с Артемом.

Ее мои родственники восприняли положительно, решив, что мы отдаляемся с Валей друг от друга, и похоже, их не волновал даже тот факт, что мальчик оказался змееустом. А это очень коварные существа.

Мы же, видя подобное отношение к ситуации, решили принять в нашу дружную компанию еще двух людей, близняшек Таню и Лену, и дышать стало совершенно спокойно. Так шло время…

***

Восемь лет спустя

Однажды тихой темной ночью мы сидели на кладбище, а точнее, практически в самом его центре. Четыре девушки и один парень, расположившись в пентаграмме, проводили ритуал объединения.

Как ни странно, после того как наша компания вступила в подростковый возраст, проблемы с родными возобновились.

У близняшек родные были не в восторге от того, что они общаются с нами. Змееуст, маг и оборотень не самая простая компания для человека. Мои родители считали моих друзей опасными и неподходящими. А уж Валина семейка была одним из самых перспективных кланов оборотней и какими-либо добродетелями, кроме своего кодекса чести, они не обладали. Вот мы и решили скрепить свою дружбу магией, дабы создать между собой особенные узы.

Удача нашего начинания, как ни странно, зависела именно от Вали, ибо считалось, что на оборотней магия практически не действует. И ритуал объединения на ней мог просбоить. Но не зря же я все эти годы скрупулезно изучала магию и перевертышей? Поэтому и выяснила: и на старуху бывает проруха. А слабых точек и у оборотней имелось предостаточно.

Вот начался обряд, вспыхнула пентаграмма, мы смешали кровь, объединили одну из ветвей остальных потоков, произнесли клятву и… все. Едва ритуал завершился, я еще раз поздравила себя с прекрасным выполненным заданием.

Но только мы вышли из пентаграммы и собрали вещи, как появились оборотни, а точнее семья Вали.

Подруга тут же перекинулась и зашипела, мы встали в оборонительную позицию. Но где были мы, а где сильнейшие оборотни клана кошачьих. Нас мгновенно раскидали, а меня, схватив за горло, поднял вверх брат Вали, Андрей Хорсов. Несмотря на то что в человеческой форме я его никогда не видела, но хорошо знала по фотографиям. Вот и познакомились.

На его оскаленную морду я тут же выставила блок.

— Думаешь, сможешь защититься от меня своей корявой магией, девка? — еще больше взбеленился кошак.

А я в ответ лишь усмехнулась, уверенная в себе. Максимализм подростковых лет.

— Как ты посмела провести ритуал? — прорычал он.

После чего, пробив защиту одним ударом, он сжал мне горло и приготовился впиться в меня зубами. Но и он недооценил противника. Материализовав в руке заклятое серебро, я с силой полоснула его по лицу.

Оборотень взревел и отшатнулся, откинув меня в сторону. Дальше все происходило как в замедленной съемке: полетев по воздуху куда-то в сторону, я заметила краем глаза моих родителей, главу клана оборотней и еще кучу людей. А потом был удар и наступила темнота.

ГЛАВА 2

Шесть лет спустя. Наши дни

Однажды тихой темной ночью я направлялась с работы домой. Спрашиваете, почему я иду домой в столь поздний час? Просто я маг-криминалист, работающий в местном морге и иногда выезжающий на место происшествия. Подобное бывает только в том случае, когда собрать и привезти тело ко мне не представляется возможным.

Сегодня был как раз такой случай. Тело покойного было буквально разбросано по комнате кусками. В таком состоянии его только в порционных пакетиках в холодильную камеру помещать. И вот пока я там все облазила, параллельно договариваясь со своим желудком, чтобы меня не вывернуло, пока все записала, вечер плавно перетек в ночь.

Зато завтра на работу только после обеда. Сейчас приду, лягу на любимый диванчик, который купила два дня назад. Только он мысленно предстал пред моим взором, как тут же всплыли воспоминания, как я его покупала.

Красивый большой кожаный диван зеленого цвета я приметила давно, но он стоил хороших денег, и мне пришлось копить. Но вот неделю назад сумма, наконец, оказалась собранной. Взяв Валю с собой, я отправилась совершать долгожданную покупку.

Есть у меня одна слабость: просто обожаю красивые добротные вещи. Еще пять лет назад, когда бабушка подарила квартиру, я начала с ремонта. Делала его медленно, на те деньги, что оставались от подработки. Помогла бабушка. И вот когда отделка завершилась, я начала обставлять свое жилище, разыскивая вещи практически месяцами, но зато создала в своем доме непревзойденный уют. На мой вкус, конечно.

И диван оказался последней крупной вещью, которая завершала интерьер квартиры. Мягкий, удобный, он стоил тех денег, которые я за него заплатила. Он сразу стал любимым.

Войдя в подъезд, я поднялась на третий этаж и, зайдя в квартиру, сняла красные туфли на высоком каблуке.

Боже, какое блаженство!

Несмотря на то, что я привыкла ходить на каблуках, за сегодняшний день ноги порядком устали.

Повернувшись к зеркалу, висящему в коридоре, я отметила, что несмотря на долгий утомительный день, мой внешний вид очень даже ничего. Слегка вьющиеся светлые волосы, миловидное личико, немного пухлые губы и темно синие глаза. Очаровашка!

Тут мой желудок напомнил мне, что я уже несколько часов ничего не ела. Но только я направилась к холодильнику с намерением поужинать, как сработал дверной звонок. Посмотрев на часы, я увидела, что уже второй час ночи. Кого принесло так поздно?

Вздохнув, я подумала, что может не стоит открывать, но в этот момент опять кто-то требовательно позвонил.

Состроив недовольную гримаску, я пошла открывать. И только отварила дверь, как сразу пожалела: на пороге стояли Андрей Хорсов и два его прихвостня. Брат моей подруги был около двух метров роста и около двухсот килограмм литых мышц, представлял собой прекрасный экземпляр мужественности. Красотой его природа тоже не обделила. Правильные черты лица, квадратный подбородок, прямой нос и пронзительные желтые глаза, смотрящие из-под густых бровей. Даже шрам, оставшийся от раны, нанесенной мной, придавал ему таинственности. В общем, очень красивый мужик. Жалко, что кретин.

Не долго думая я захлопнула дверь и пошла на кухню есть. Но пока я разогревала обед, эти кошаки, похоже, не отнимали пальца от звонка. Когда мне эта трель надоела, я пошла снова отворить дверь и наговорить гадостей. Но из-за удивления хамить не смогла: теперь на пороге стояли только прихвостни.

Один из них, как рассказывала мне Валя, являлся лучшим другом гориллы под названием Андрей. Он был выше всех известных мне мужчин и шириной плеч, наверное, с трехстворчатый шкаф. В общем, гора мышц с бритой головой, спокойными карими глазами и все той же квадратной челюстью. Сколько в нем килограмм, я боялась даже подумать. Оборотни и так весят на порядок, а то и на два, больше остальных рас. Но этот…

Второй кошак, скорее всего, приходился подруге двоюродным братом. Такого же большого роста, как два его товарища, в его теле так же была мышца на мышце, но на фоне остальных он выглядел более худощавым, что ли. Его короткие густые черные волосы волнами были зачесаны назад. Он обладал классической красотой, точеными чертами лица и гипнотическим взглядом. Настоящий ловелас. Меня на таких никогда не тянуло.

Осмотрев гостей равнодушным взглядом, я решила, что стоит снизойти до разговора.

А оборотни были очень лаконичны.

― Валя пропала.

Я сразу напряглась и подобралась.

― Когда?

― Вчера.

Тут мне вспомнились слова подруги: «Я отправлюсь с одним мальчиком за город и появлюсь только перед нашим празднованием».

― Она не хочет, чтоб ее беспокоили.

― Мы нашли ее убежище, но ее там нет.

Вот теперь я поняла, что появились проблемы.

― Проходите и вожака своего кликните. Без него вы ведь ничего не решаете.

― Да, без меня они ничего не решают.

В это же мгновение практически из неоткуда появился Хорсов.

Но его я просто проигнорировала и направилась в квартиру, на ходу подправляя защиту, чтобы впустила их в те помещения, в которые я разрешила.

Пройдя на кухню, села за стол и начала есть, ожидая, когда гости устанут пытаться пройти в другие комнаты и, наконец, присоединятся ко мне. Что они и сделали ― не прошло и пары минут.

Когда все трое разместились за столом, я порадовалась, что у меня добротная мебель, а то бы кисы уже сидели на полу. С их появлением моя кухня сильно съежилась в размерах.

― Хорошие стульчики, ― продублировал мои мысли брат подруги и вальяжно откинулся на спинку вытягивая длинные ноги.

― Что требуется от меня?

― Проследить по вашей связи, где она находится.

Включив кольцо-оберег, чтобы кошки не попытались навредить мне, находящейся временно вне реальности, я погрузилась в изнанку мира. Эта темная призрачная сторона реальности искажала восприятие, забирала чувство время, но заставляла концентрироваться на главном ― сразу выбрав нить Вали, пошла по ней в южную часть города, за его границу и еще пару километров, после чего наткнулась на стену. А дальше нужно ломать. Хотя не факт, что я смогу. Если маг, поставивший защиту, сильнее меня…

Вынырнув, я заметила, что оборотни с жадным любопытством пристально за мной наблюдают.

― Она в южном пригороде, рядом с волчьей территорией. Точнее сказать не могу: там стоит защита.

― Точнее нам и не надо, ― сказал Хорсов и. поднявшись, вышел.

За последним кошаком дверь захлопнулась сама и защита встала на место. Вот тебе и спасибо, и благодарю. Кошки, что от них ждать.

«За все время нашей дружбы с Валей можно по пальцам пересчитать случаи моего общения с ее семьей. Не один из них не был для меня приятным», ― подумала я, погружаясь в воспоминания.

***

После ритуала объединения на кладбище, у его участников в семьях разразились скандалы.

У Артема родители были очень недовольны тем, что он соединил себя неразрывными узами с кем-то. Змееусты довольно странные существа, имеющие свое мировоззрение и кодекс чести. Они умели повелевать змеями и с любыми животными могли найти общий язык. А вот с разумными расами на контакт шли очень неохотно. И еще их не зря называли двоедушниками, за противную натуру и безкомпромистность. Но если представители этой расы давали клятву, то уже не нарушали ее!

Естественно, при таком раскладе родители друга не могли прийти в восторг от того, что он связал себя дополнительными связями, но и предпринимать что-то, помимо выволочки, не стали. У них принято воспитывать детей самостоятельными. Надел хомут на шею, что ж, пусть тянет.

Серьезные проблемы возникли у Юли с Леной. Их родители и так не были в восторге от нашей дружбы, а уж образовавшиеся узы и подавно добили их. Поэтому они поставили дочерям ультиматум: или съезжайте, или прекращайте общение с неугодными семье личностями. А девушки на это сделали ход конем и поступили учиться в университет в другом городе. И по его окончании остались в Ренбурге.

Что касается меня и Вали, то у нас дома шла окопная война. Мои родители устроили мне такой скандал, каких еще земля не видела. А потом последовал настоящий террор и полный контроль моей жизни. Потерпев некоторое время, я дождалась моего зачисления на факультет и именно тот, против которого были родители, и съехала из дома в съемную комнату.

Конечно, опять были ссоры и сцены. Но через некоторое время поступило предложение от бабушки пожить мне у нее в квартире, а ей самой отправиться в деревню. Возраст и все такое.

Естественно, я догадывалась, что это для того, чтобы присматривать за мной. Но семья и без этого найдет возможность не выпускать меня из виду, а так хоть в комфорте поживу. И я согласилась.

Валя же была кратка, рассказывая о своих семейных баталиях, и сообщила только, что они разругались и она ушла из дома. Но я ей тогда сказала, что родственники ее так просто не отпустят, и оказалась права. Как и за ней, так и за мной со стороны семьи был постоянный присмотр, а мы решили просто не обращать на это внимание и жить дальше.

Выбрав назло родителям факультет криминалистики, я неожиданно втянулась и стала получать удовольствие от учебы, и у меня появился неподдельный интерес к своей будущей профессии.

Но, несмотря на неумолимое время, наша дружба не угасала даже через города и проблемы. И вот что-то случилось с Валей. Если от нее в ближайшие три дня не будет вестей, придется заняться поисками самой. Но что-то подсказывало мне, сегодня ее братец догадывался, где она, и пришел лишь удостовериться. Что ж… подождем.

***

Ожидание мое закончилось через два дня, когда я вскрывала и магически обрабатывала очередной труп на работе.

― Фу! У тебя здесь ужасно пахнет!

Возведя мученически очи в потолок, я заметила:

― Ты каждый раз говоришь одно и тоже. Или надеешься, что однажды все изменится? Кстати, запах здесь не так уж плох.

— Просто у тебя ужасный нюх, дорогая, — промурлыкала Валя, словно призрак появляясь за моей спиной и отточенным движением головы, отбрасывая черный локон с глаз.

— И слава богу! — воскликнула я, представив себя оборотнем.

А подруга, видя ужас на моем лице, только рассмеялась и подошла посмотреть, чем я занимаюсь.

— Фу-у-у… Господи, как ты можешь этим заниматься?

Валя наморщила прямой носик, всем своим видом сейчас напоминая недовольную кошку вляпавшуюся в грязь.

— Странно такое слышать от тебя. Оборотням не свойственно сторониться смерти и кровавых зрелищ.

Я приподняла бровь и с ехидством взглянула на подругу.

— Тоже мне зрелище. Одно дело разодрать зубами, почувствовав вкус свежей крови, видеть, как жизнь угасает в твоей жертве, и совершенно другое копаться в кишках трупа непонятно какой давности.

— Трехдневной. К тому же за эту работу мне хорошо платят.

— Еще бы за нее не платили!

Возмущение Вали забавляло, поэтому пояснила, пожав плечами.

— Ты же знаешь, сначала я хотела пойти на мага-универсала. Они оказывают различные бытовые услуги и получают за это хорошие деньги. Но, поступив на другой факультет назло родителям, поняла, что данная работа мне нравится гораздо больше.

— Чем же?

— Натура у меня довольно спокойная и стойкая ко всяким ужасам. А некоторые зелья пахнут похлеще самого позабытого трупа. Поверь мне!

Подругу перекосило.

— Сколько универсалы терпят от клиентов разных капризов и скандалов? А у меня клиент никогда не жалуется и не надоедает. И если не брать работу на дом, то и вовсе все прекрасно! Ладно, здесь я закончила, пошли пообедаем, и ты мне расскажешь, что с тобой происходило.

— Я в этом склепе, есть не могу!

— Ну и не кушай, дело твое, — заметила я совершенно спокойно и отправилась мыть руки и за стол.

Сегодня у меня было второе и бутерброды с сыром и кофе. М-м-м-м-м…

И пока я ела, подруга недовольно на меня смотрела и рассказывала.

— Ну, ты помнишь Эрика?

— Ум-м-м? — спросила я с набитым ртом.

— Ну, я с ним была, когда разговаривала с тобой по телефону, а он пытался тебе представиться.

— У-у-у-у, — закивала я головой. Поистине, такого придурка сложно забыть.

— Так вот. В эти выходные мы с ним уединились в одном домике в самой глухой глуши нашей страны. Думала, следы замела и теперь, наконец-то, смогу лишиться невинности. Но нет! В самый ответственный момент приперся Дмитрий и покалечил моего парня!

Я в ужасе уставилась на Валю.

— И ты так спокойно говоришь об этом? — удивилась я.

Подруга задумчиво постучала по столу изящным коготком.

— На это есть три причины. Первая: я к нему серьезно не относилась, и парой он моей не был. А значит, и чувства у меня не было ― только физиология. Вторая: после того как Дмитрий его покалечил, он сразу ретировался, и его сменил мой очень злой брат. Он-то и посветил меня в планы покалеченного, но очень предприимчивого юноши, который пытался нажиться на мне и моих родителях.

— Но может, твой брат преувеличил?

— Нет, в таких вещах Андрей точен, — с полной уверенностью ответила Валя. — Ну и третья причина то, что я оборотень и, в отличии от людей и магов, воспринимаю такие вещи спокойнее.

— Но почему когда я проследила нашу с тобой нить, ты была на землях волков? ― это единственное что меня тревожило.

— Потому что у нас с Дмитрием опять были разборки «что я должна, и куда он может пойти».

На это я улыбнулась и пошутила.

— Вы с ним как кошка с собакой. Почему ты не хочешь согласиться на его предложение?

Мне и правда было любопытно. Еще два года назад сын главы клана волков заявил Вале о том, что она его пара. И с тех пор у них противостояние. Он запугивает всех ее приятелей, а она ему назло заводит новых. Замкнутый круг какой-то.

Я до сих пор тяжело переживаю то, что это животное побывало в моем доме.

— Польщена, — широко улыбнулась подруга. — Ну и как?

— Что как?

— Как получилось, что вы не убили друг друга?

— Наш разговор был на диво короткий, — мрачно прокомментировала я.

— То-то Андрей был злее обычного!

После таких слов я не могла не улыбнуться. Этому кошаку очень не понравился визит. Приятно!

— Так и думала, что данная информация придется тебе по душе, — хмыкнула подруга. — Ладно, давай обговорим намечающееся мероприятие. Вечером из командировки возвращается Артем, а завтра утром приезжают близняшки.

Каждый год одно и тоже: мы обсуждаем, но отмечаем по плану Вали.

Вздохнув, я сказала:

— Давай…

Эх, если бы я знала, чем обернется нам предстоящий вечер и как изменит наши судьбы, закрылась бы с друзьями в подвале и не выходила бы сутки!

***

Собиралась я в этот вечер очень тщательно. Одела черное классическое платье, красные туфли на шпильке, бижутерию и накрасила губы красной помадой.

«Очень неплохо», — думала я, крутясь перед зеркалом. А вот подруга по-другому прокомментировала мой внешний вид.

— Ты что, опять надела их?! — воскликнула Валя, хмуро глядя на мои ноги.

— Кого их? — поинтересовалась я, беря сумочку.

— Красные туфли!

Посмотрев на свои ноги, я с недоумением ответила:

— Это другие.

— Я знаю, что другие! Но они красные! У тебя обувь другого цвета есть?

Я наморщила лоб, припоминая.

— Да. Кеды у меня малиновые, а домашние тапочки бордовые.

Подруга лишь возвела очи в горе и подвела итог нашему препирательству:

— Пошли, а то опоздаем!

Сама Валя была очень хороша собой. У нее, впрочем, как и у представителей всей ее семьи, была классическая красота. Правильные черты лица подчеркивали слегка выделяющиеся скулы, а фарфоровая кожа и длинные густые черные волосы делали ее просто неотразимой красавицей. Но на фоне внешнего великолепия выделялись удивительно добрые карие глаза и немного пухлые губы.

Сегодня мы с подругой сначала встречаемся на каком-то приеме с остальными из пятерки, а потом пойдем в ночной клуб.

Прием этот устраивался знакомыми Вали, и, понятное дело, там находилось полно оборотней, включая ее братца с бандой. Мне кажется, именно с этого все и началось.

Я разыскивала глазами друзей в толпе, когда рядом с моим ухом раздался вкрадчивый голос.

— Прекрасная леди скучает?

Уже зная, кто это, я, не поворачивая головы, ответила:

— Привет самому очаровательному плуту в этом зале.

— Это точно, — добавили так же незаметно подкравшиеся Лена и Юля.

— Вы меня смущаете, — дурачась, махнул рукой Артем и состроил умильную рожицу. — Кстати, где наш руководитель развлечений?

— Не меня ищешь, чернявый? — незаметно подошла Валя.

Артем воистину был очень хорош собой. Резко выделяющиеся скулы, прямой нос и голубые глаза делали его внешность интересной, а вечно самоуверенная улыбка и лукавые искорки в глазах добавляли шарма и очарования.

Приобняв меня и Валю руками за талии, наш друг сказал:

— Так, Лена, Юля вы тоже меня приобнимите, и я буду самым счастливым парнем в этом зале.

— Не-е-е… Нас твои поклонницы разорвут! — засмеялась Юлия, а Лена просто широко усмехнулась.

Она вообще мало говорила и была очень замкнута. Две близняшки ― и такие непохожие.

Чаще всего Лена молчала, но была очень наблюдательна и точна в оценках или умозаключениях, которыми изредка делилась с нами. Ее серые прозрачные глаза смотрели на мир из-под полуприкрытых ресниц словно она боялась, что как только прямо посмотрит вам в глаза вы увидите больше чем она хочет позволить. Юля же похожая на южный ветер открытая, веселая и всегда рада найти причину, чтобы посмеяться, добрая и не глупая, но главное решительная. Они идеально дополняли друг друга если одна сначала думала, а потом действовала, то вторая действовала, а потом подгоняла результат под ситуацию.

Но, вынырнув из раздумий и посмотрев по сторонам, я действительно заметила, что некоторые представители противоположного пола положили глаз на Артема.

— Да кто ж им даст? — засмеялся друг.

— Вопрос с интимной подоплекой? — усмехнулась Валя.

И засмеялась уже вся женская половина компании, смотря на растерянное лицо Артема. А я, немного успокоившись, прокомментировала:

— Он обязательно позаботится обо всех скучающих тут женщинах, если ему до этого что-нибудь кто-нибудь не открутит.

Все, кроме Вали, удивленно на меня посмотрели, а я, поставив вокруг нас колпак тишины, пересказала друзьям историю с Дмитрием. После чего мы все покосились на Валю с недоумением.

— Я не понимаю, чего ты ждешь? — спросила Юля.

В принципе, я ожидала от нее такого вопроса. Она человек прямой и считает, что всегда нужно действовать.

— Ты же знаешь, что оборотень за свою жизнь может встретить до трех особей, подходящих для создания пары, — пояснила Валя друзьям.

— Чисто теоретически, — вставила я.

— Если я сейчас повяжусь, то потом поезд уйдет, — договорила подруга, недовольно на меня посмотрев.

— То есть она ищет какого-нибудь дурачка, которым сможет вертеть так, как ей захочется. А с Дмитрием такая стратегия не пройдет, — пояснила я слова нашей пантеры.

Артем, взглянув на Дмитрия, который в этот момент подпирал барную стойку и взирающего на него с ненавистью, согласился:

— Точно не пройдет.

— Вы просто… — зашипела Валя.

— Девочки, не нужно здесь задушевных бесед. Мне кажется, нам пора перебраться в клуб к алкогольным коктейлям и выпить наконец-то за очередную годовщину, — внес предложение Артем, и мы с ним согласились.

Но, уже уходя, первый раз за весь вечер подала голос Лена:

— Он тебя уже не отпустит. Так что забудь про хорошее слово «выбор».

А устами Лены всегда глаголет истина. И почему-то ни у кого не возникло сомнения, про кого она сейчас высказалась.

***

Мы расположились в элитном клубе города в отдельном полузакрытом кабинете с видом на танцпол. В это заведение попасть довольно непросто, но у Артема везде есть связи. Вот в таком тесном кругу мы практически весь вечер и проболтали, распивая алкогольные коктейли: отмечали очередную годовщину нашего объединения. Хотя дегустировали их все, кроме меня ― я в этот вечер очень мало пила.

Когда Артем пошел по бабам, а близняшки ушли танцевать, Валя у меня поинтересовалась:

— Ты что весь вечер как в воду опущенная?

— Есть у меня ощущения какой-то тревоги. Как будто должно произойти что-то неприятное, — нахмурившись, ответила я, пытаясь разобраться в себе.

— Если у мага плохое предчувствие, то это не к добру, — заметила подруга, у которой резко понизилось настроение, несмотря на градус.

В этот момент я посмотрела на танцпол и скривившись заметила:

— Кажется, неприятное уже случилось. Здесь твой братец.

Валя, увидев человека, о котором я говорю, сказала:

— О-о-о-о… Он уже около бара, и какая-то девка поит его коктейлем.

— И часто он пьет за счет женщин?

— Ну, может, он сам его оплатил?

— Ага. А выпить руки отвалились. Знаешь, для таких мужчин есть определенное название.

Валя ничего не успела ответить, потому что к нам присоединились друзья.

— Девушки, когда, наконец, вы уже станете уделять внимание мужчинам и начнете свою интимную жизнь? А то возраст приличный, а главного так еще и не попробовали, — обратился к нам с Валей друг.

— Артем, не хами! — цыкнула я. — И не сыпь соль на раны. У меня послезавтра комиссия, и я, наконец-то, попытаюсь сдать экзамен на высшую категорию мага.

— А оно тебе надо? Вот сколько я тебя помню, ты постоянно что-то зубришь и к чему-то стремишься.

— А вот я помню ее другой, — заметила Валя тихо.

И я помнила себя другой, но каждый раз червячок сомнения уже давно поселившийся в моей душе, все время заставлял учиться дальше, пробовать новое, экспериментировать и искать свои слабые места и методично ликвидировать их. Я знала, что это похоже на манию, но ничего поделать с собой уже не могла. Поэтому словно оправдываясь перед собой произнесла.

— Да это же последняя степень, и после нее уже некуда стремиться, только совершенствоваться, — отшутилась я. — Вот послезавтра, если все сдам, то пойду отрываться и вас прихвачу.

Теперь все смотрели на Валю.

— А что вы все на меня уставились. Моя проблема вон ходит.

Посмотрев в сторону стойки бара, я заметила Дмитрия. Он по-прежнему не сводил глаз с Артема в темных глазах которого явно читалось уже не предупреждение, а скорее мрачное обещание.

— Гляжу, у меня есть поклонники и среди мужчин, — прокомментировал друг. — Но хорошо, что хоть у одной мадам все, наконец, придет к интиму с противоположным полом.

После этого я кинула в Артема оливкой. В этот момент зазвучала медленная музыка, и друзья отправились на танцпол. Мы с Валей опять отказались, проводив насмешливым взглядом эту троицу. Артем склонился к головам близняшек поближе и поддерживая их за талии, тихо посмеивался над тем, что ему с Леной говорила Юля.

В этот момент раздался немного задумчивый и как будто ушедшей в себя голос Вали.

— Марго, пообещай мне, что если что-то случится и Андрей придет к тебе от меня как представитель клана, то ты его впустишь.

Я насторожившись, предположила.

— Ты переживаешь из-за Дмитрия?

— Не только…

— Привет, сестричка!

Вспомнишь … вот и оно!

— Я напоминаю, что завтра захожу к тебе в гости: ты уж очухайся часам к двенадцати, — и, бросив взгляд на мои туфли, оборотень добавил: — А у кого-то, я смотрю, детство все не проходит, или на красную обувь легче парней кадрить?

— Гораздо проще, чем отдыхать за счет своих м-м-м… дам.

— Я плачу всегда за себя сам, ведьма, — хмыкнул кошак и удалился.

А я, помолчав пару минут, зло сказала:

— Знаешь, Валя, этот блохастый альфонс больше не переступит порог моего дома!

В тот момент я непроизвольно нарушила один из основных законов магов: «Не зарекайся!»

ГЛАВА 3

Я сидела в парке на лавочке и наслаждалась теплым солнечным днем подставив лицо солнечным лучам и прикрыв глаза.

С друзьями, несмотря на то что они приехали не на долго, я не виделась уже практически два дня: готовилась к сдаче и вполне успешно. Через три дня мне необходимо прийти в Управление магического контроля за сертификатом мага высшего уровня.

Конечно, сегодня я еле дотянула своими магическими силами до необходимого минимума, и тем не менее результат стоил того: высший уровень на многое дает право. Вот только радости я не ощущала.

Я достигла цели: теперь никто не усомнится в том, что я маг. Но, несмотря на то что я знаю все о жизни оборотней и о том, как сто одним способом прикончить их, картина с оскаленным Андреем, держащим меня за горло, все еще стоит перед глазами. Смогу ли я справиться с ним сейчас? Вот вопрос, который меня мучает. И наверное, я никогда не получу на него ответ.

Постепенно с этого неприятного происшествия мои мысли переместились на второе, которое произошло не так давно.

В тот день, когда наша компания отмечала годовщину, мы засиделись практически до утра и из клуба вышли уже в предрассветных сумерках. Направляясь к такси, наткнулись на человека, которому было плохо. Присев около него и увидев, что он ранен, я повернулась к друзьям.

— Вызывайте врачей!

Пока Валя набирала номер экстренной медицинской помощи, я пыталась помочь раненому, останавливая магией кровотечение из нескольких ран.

Уже через пятнадцать минут пострадавшего увезли в больницу, но перед этим он прошептал мне:

— На юге города, так похожего на сон, найди это место, либо ты обречен. Тринадцатый месяц в третьем окне, пятнадцатый час в восьмой тишине.

— Что? ― переспросила я, ничего не поняв.

Но человек уже потерял сознание.

А утром из газеты я узнала, что он умер. Странно, ранения у него были не такие серьезные. Хотя, может быть, потерял много крови, и у него было магическое отторжение?

— С меня хватит! ― раздался рядом со мной вопль, и я, от неожиданности подпрыгнув, чуть не упала с лавочки.

— Валя! Ты обалдела так подкрадываться?! ― не сдержалась от крика я.

Подруга стояла на траве позади лавочки и смотрела тяжелым взглядом. Явно что-то случилось.

— Рассказывай, ― не терпящим возражений тоном сказала я.

— Дмитрий подрался с Артемом!

Так вот почему у меня с утра лицо немного немеет.

— И как?

— Что значит, как?! Они оба с разбитыми моськами. Но как Дмитрий только посмел?

— Может, не он первый начал. Артем тоже не пай-мальчик.

― Знаю! Сейчас я отправлюсь к этому волку, и ты поедешь со мной!

Услышав такое, я застонала и даже не стала спорить ― с Валей это бесполезно!

К моему удивлению, отправились мы не к волчьей территории, а куда-то в центр города и остановились рядом с незнакомым мне рестораном. Конечно, шофером работала я, так как оборотни очень тяжело переносили поездки в машине. Как говорила Валя, с их чувством опасности подобная роскошь им редко доступна.

Войдя в это, по всему было видно, шикарное заведение, Валя направилась прямо к стойке бара. Я всю дорогу задавалась вопросом: откуда подруга узнала про то, где находится ее волк. И только увидев ее братца, разговаривающего с Дмитрием, я получила ответ на интересующий меня вопрос.

— Валя, только спокойно, — начал кошак.

— Сейчас я спокойной быть не смогу, — ответила подруга и добавила, уже повернувшись к волку: — Если тебе не нужен прилюдный скандал, пойдем поговорим в другом месте.

А Артем сильно его отделал. Интересно, в каком состоянии друг.

Дмитрий молча поднялся и направился в сторону туалетов. Вот вопрос: в каком именно, мужском или женском, туалете они будут беседовать. Может, направиться за ними?

Нет, пожалуй, не стоит. Там будет жарко. Сразу видно, что Валя в полном бешенстве, и, несмотря на то что Дмитрий ― потрясающий в своей невозмутимости мужчина, ему придется туго.

Проводив пару взглядом, я расположилась на стуле, на котором до этого сидел волк, и стала рассматривать посетителей.

— Тебе купить выпить? — раздался голос сбоку.

Повернувшись и посмотрев на вальяжно облокотившегося о барную стойку оборотня, я в удивлении приподняла брови и спросила:

— Так ты все-таки покупаешь женщинам выпить? Сам?

— Представь себе. Но! Далеко не всем! — ухмыльнулся Андрей.

— Чем же я заслужила такую честь? Хочешь подсыпать яду?

— На магов же он не действует.

— Как и магия на оборотней. Но из каждого правила бывает исключение. А то и не одно.

— Ну что ты, нас связывают такие особенные отношения!

Его ядовитый сарказм, заставил меня приподнять брови в наигранном удивлении и таким же голосом спросить.

— То есть твои обещания вырвать горло, порвать на части и ожидание моей гибели ― это что-то особенное?

— Ну конечно! К тому же это совсем не мешает мне выпить с тобой по бокальчику настойки валерьянки, — голос оборотня так и сочился ядом.

— Какая прелесть, кися делает мне предложение, — недвусмысленно протянула я.

Оборотень передернулся.

В этот момент из туалета вернулась Валя ― злющая и с беспокойным выражением лица. Следом за ней шел Дмитрий. Его лицо было похоже на маску. Не знаю, что конкретно это означало, но Андрей даже вскочил.

— Пошли, — сообщила мне подруга и направилась прочь.

И я, с беспокойством оглядываясь назад, последовала за ней.

— Что произошло?

— Мы, наконец, расставили точки над «и»!

— Ты ничего лишнего не сказала?

Когда Валя в таком состоянии, с нее станется.

— Нет, я вылила на него море упреков и потребовала больше не лезть в мою жизнь.

— А он что?

— Молчал.

Не к добру это.

Через две недели после этих событий Лена и Юля уехали обратно, Артем опять укатил в командировку, а в Старград пришла осень и испортила Вале настроение. А мне ― наоборот улучшила. Я больше всего на свете любила эту пору. По мне так осень имела определенную таинственность и романтизм. Некую тайну, что-то необъяснимое. И в этом году она привнесла все это в мою жизнь и в жизнь близких мне людей.

***

Первые странности произошли со мной. Однажды мы с Артемом возвращались домой из кинотеатра и разговаривали о том, что Валя опять не пошла с нами.

— Мне кажется, она влюбилась, — неожиданно сообщил мне друг.

Я удивленно на него посмотрела.

— С чего это ты решил?

— А ты сама не замечаешь? Она в последнее время нервная и неуравновешенная, агрессивная и замкнутая. Это же не просто так. Она ведет себя как оборотень, который уже подсел на свою пару. Вы сами мне об этом рассказывали, предостерегая меня против необдуманных связей с оборотнями. Оборотни не влюбляются ― они подседают на свою пару. Процесс вязки может произойти как до, так и после. Или я ошибаюсь?

Некоторое время я молчала, обдумывая сказанные мне слова, после чего пришла к выводу, что если посмотреть на ситуацию под таким углом, то многое становится более понятным.

— Ты думаешь, это волк? — спросила я.

— А ты думаешь, нет? Кто еще, если не он?

— Пожалуй, ты прав, но это будет битва!

— У них вся жизнь будет состоять из одних сражений.

В этот момент мы подошли к моему дому и поднялись в квартиру. Я привычным жестом проверила защиту и тут же замерла. Артем, заметив мое состояние, попытался расшевелить меня вопросами.

— Марго! Ты что? Марго?! С тобой все в порядке? — в голосе друга уже отчетливо слышалось беспокойство.

— Мою квартиру вскрыли.

Теперь уже замер и задумался друг.

— Ты полностью в этом уверенна?

— Защиту полностью восстановили, но да, я полностью в этом уверенна. Кое-что в узоре плетения выдает, что плела не я.

Артем с сомнением на меня взглянул.

Поняв, что стоять всю ночь тут бесполезно, я открыла дверь и прошла внутрь квартиры. После чего незамедлительно обследовала каждый угол. Но вроде бы все в порядке.

— Что-то пропало? Или не так?

— Нет, все нормально, и тем не менее плетение чар не мое, хоть и похоже.

Немного помолчав, Артем спросил:

— Марго, а ты совершенно в этом уверенна? Может, это от того, что ты так еще и не нашла себе… м-м-м… партнера?

После такого предположения моего друга, ударившего по больному, я несколько раз вдохнула и выдохнула.

— Уходи!

На лице Артема появилось виноватое выражение.

— Марго…

— Скройся с глаз моих долой! Сейчас я не хочу тебя видеть, — выпалила я и отошла к окну.

А через пару мгновений хлопнула дверь. Друг ушел, и я залезла на любимый зеленый диван ― решила подумать. Показалось ли мне, или в квартире действительно кто-то был?

Утром на работу я отправилась в ужасном настроении. Всю ночь я промучилась бессонницей. Тяжелые думы мешали спать, и где-то часа в три ночи я позвонила Вале.

— Ало! — прорычала на том конце провода подруга.

— Привет… — проблеяла я совершенно измученным голосом.

— Что случилось? — тут же забеспокоилась она.

— Кто-то сегодня проник в мою квартиру.

На другом конце провода повисла тишина.

— Ты в этом уверенна?

— Абсолютно!

― Сегодня я попрошу Аслана прийти в квартиру и все обнюхать.

— Аслан, это?..

— Это мой младший брат. Ты с ним еще не знакома, и он единственный из семьи, с кем я часто и близко общаюсь.

— Значит он не ко… э-э-э… не нехороший… М-да…

— Я сейчас позвоню, и он забежит к тебе с утра.

— Хорошо, а уж с магическим аспектом я как-нибудь сама разберусь.

Утром, как и обещала подруга, раздался звонок в дверь, открыв которую, я увидела молодого красивого парнишку, удивительно похожего на старшего брата. Но в отличии от того придурка, у него были удивительно добрые глаза и улыбка.

— Привет! Мне сообщили, что прекрасной девушке нужна помощь? — подмигнув мне, спросил он.

Я улыбнулась в ответ и сказала:

— Ну-у-у-у… От такого красавчика помощь принять ― одно удовольствие!

И вот теперь, приближаясь к работе, я вспомнила слова, которые сказал мне Аслан.

— Тут и правда были люди, но я не могу определить какой именно расы и сколько человек. Они применили какое-то средство для устранения запаха.

— Почему оно не сработало?

— Сработало. Но я лучший следопыт в клане, и меня таким не одурачишь, — усмехнулся молодой оборотень, весьма довольный собой.

— И маг здесь побывал очень профессиональный. Это очень странно. Зачем? Ведь они ничего не взяли…

Я совершенно ничего не понимала.

— Я советую подождать. Сейчас все равно ничего уже выяснить нельзя. По горячим следам я, может быть, и учуял бы больше, но теперь… Позвони мне сразу, как что-то подобное случится.

Я в удивлении посмотрела на Аслана.

— Спасибо, конечно, но у меня два вопроса. Даст ли мне Валя твой телефон? И зачем тебе это нужно?

Оборотень опять обаятельно улыбнулся

— Телефон я тебе уже забил в память. А по поводу моих мотивов: ты сводишь с ума Андрея, и шрам ему поставила. Поэтому мне очень хочется тебе помочь и подружиться.

— А?

Видно, увидев мое вытянувшееся лицо, он засмеялся.

— Да не пугайся так: я не в интимном плане говорил о тебе и брате. Просто он после вашего общения всегда бешенный, и мне нравится, что хоть что-то в этом мире может вывести его из себя.

«Ага. Понятно», — ошеломленно подумала я.

— В общем, ждем и звоним мне если что.

Сообщив мне это, Аслан ушел, а я решила ждать.

Так я провела в ожидании весь рабочий день и всю последующую неделю, встретив в таком состоянии середину осени. А потом произошло одно происшествие, которое запустило калейдоскоп событий в моей жизни.

***

Андрей Хорсов

Я сидел за столом в своем кабинете в самом большом и высоком здании нашего города, в Тайм-сити. Владения оборотней в этом здании располагались в левом крыле и занимали его большую половину. Моя семья владела корпорацией по строительству. Можно даже сказать, что на этом материке нам в этой области нет равных. Именно поэтому мой отец занимал пост главы Совета оборотней, который состоял из представителей пяти кланов. А я представлял на Совете клан кошачьих, так как был старшим сыном и сильным альфой.

В этот момент в кабинет зашли Матвей, мой лучший друг, и Даниил, главный в клане по безопасности после моего брата, а тот был на другом континенте ― расширял интересы семьи.

— Привет, о чем задумался? — поинтересовался друг.

Он и Даниил разместились напротив меня в креслах.

— Так, о всякой ерунде, — отмахнулся я. — Есть что-то новенькое?

Сидящие напротив меня оборотни переглянулись, и я устало прикрыл глаза. Этот бесконечный день, наверное, никогда не закончиться.

— Рассказывайте.

— На проектах и объектах сегодня происшествий никаких не происходило. Но Аслан сегодня утром ездил к Роговой. Да и вся троица в последние несколько дней какая-то взбудораженная.

Я моментально подобрался и, внимательно взглянув на Даниила, спросил:

— Зачем это мой брат ездил к ведьме?

Как всегда, при упоминании о ней у меня портилось настроение, которое и так было не фонтан.

— Не знаю. В последние дни ничего не происходило.

Я развернулся к стеклянной стене, рядом с которой стоял мой стол, и взглянул с большой высоты на ночной город. Несмотря на то что стрелки часов показывали одиннадцать, ночная жизнь только начиналась.

— А что остальные?

— Остальные тоже не делали ничего невероятного. Все у всех довольно рутинно и не выходит за рамки их обычной жизни, — отрапортовал Даниил.

— Но что-то произошло. А Аслан что говорит?

— Ничего. Сказал, что ты слишком подозрителен к Марго.

— Марго? — приподнял я брови.

— Он сказал именно так, — твердо ответил начальник безопасности.

— Я хочу, чтобы ты выяснил, что происходит.

Оборотни сидящие напротив меня, переглянулись.

— А почему ты думаешь, что что-то происходит? — спросил Матвей.

Мой друг редко говорил, но всегда попадал в точку вопросом или высказыванием.

— Ведьма не стала бы приглашать к себе в дом посторонних. Только в крайнем случае. А Валя не стала бы знакомить ее с братом, если бы не было необходимости.

— Ты считаешь, что это твоя сестра их познакомила? — спросил Даниил.

— Да.

— Но ведь они могут и… э-э-э… общаться по личным причинам, — осторожно заметил начальник охраны.

— Вот ты и узнаешь точно, что там произошло, — отдал приказ я.

Даниил покосился на меня, но больше дискутировать не стал и ретировался. Все знали, что, когда у меня плохое настроение, на рожон лучше не лезть.

— Что-то ты разрычался, — заметил лучший друг.

— А чему радоваться? Эта Валина авантюрная выходка много лет назад до сих пор мне аукается.

— Такова твоя судьба. Ратибор практически все на тебя повесил, передал все дела. У него теперь гораздо более высокие материи для игр.

— А мне от этого не легче. Хотя я, наверное, уже привык к этой ответственности.

— Вот видишь. И мне кажется, что ты слишком остро реагируешь на Рогову. Держи себя в руках: ты же альфа, и тебя этому учили с детства, — и, осуждающе покачав головой, Матвей встал и направился прочь из кабинета.

Я мрачно проводил взглядом широкую спину друга. Любого другого за такой тон и слова я бы покалечил, но ему многое прощалось и позволялось, в отличие от остальных.

Развернувшись в кресле к окну, я опять смотрел на ночной город, погружаясь в воспоминания.

Первая встреча с ведьмой произошла много лет назад, когда она была еще маленькой, а я только вышел из подросткового возраста, как сейчас Аслан. Тогда, увидев ее на поляне перепуганную и в крови, я даже испытал к ней чувство жалости. Зная, как она помогла Вале, даже сейчас, несмотря на наши отношения и на произошедшее, я испытываю чувство благодарности за этот поступок и где-то даже уважение.

Но потом на протяжении нескольких лет она нас игнорировала, да и кто стал бы винить ее в этом. Маги ― злопамятные, сложные, нетерпимые и способные на любые поступки существа. Единственные, кто мог противостоять оборотням на равных среди остальных рас.

Естественно, что семье не нравилась подобная дружба. Но Валя всегда такая упрямая!

И вот однажды они решили провести ритуал, а он слишком поздно узнал об этом. Они теперь все связанны, и смерть одного из них могла нанести серьезный вред другим! О чем думала сестра, идя на подобную авантюру, непонятно!

Зато эта кикимора располосовала мне лицо, а я ничего не могу с ней сделать ― у меня связанны руки. Пусть она и не член нашей семьи, но уже и не чужая.

И вот я уже многие годы слежу за жизнью этой пятерки, чтобы знать о том, что происходит с каждым из них, и теперь суметь оградить сестру вовремя.

Женщины восхищаются тем, как шрам мне идет и как я мужественен. А я в этот момент вспоминаю ее. Ее синие глаза, горящие не страхом, а гневом и мстительностью!

О том, как я получил «такое украшение», ходит много слухов. Но я никому не говорю, как все произошло ― это унизительно. Об этом постыдном моменте моей жизни знают только близкие. И жизнь этой ведьмы я теперь должен сторожить.

У меня было очень много женщин: этому способствовали моя внешность и положение. Но ни одна не задела моего сердца и не осталась в моей памяти. Только размытые образы и равнодушие. Но именно Рогову я всегда помню и ненавижу.

Увы, жизнь неравна…

ГЛАВА 4

Маргарита Рогова

Очередное происшествие со мной случилось через восемь дней после разговора с Асланом, когда я возвращалась с работы уже поздно вечером. Терпеть не могу ночные смены, и то, что сегодня моя сорвалась, не могло не радовать.

Увы, все хорошее настроение испарилось, как только я, поднимаясь по широкой украшенной коваными перилами лестнице, увидела дверь своей квартиры, которая была слегка приоткрыта. Замерев, начала лихорадочно вспоминать, закрывала ли я ее или нет. И с какой стороны не посмотри, выходило, что закрывала. А значит… а значит, мне нужно срочно спускаться на улицу.

Аккуратно, чтобы никто не услышал, я быстренько направилась вниз, думая только о том, что делать. На улице ночь, и никого поблизости нет. Первым делом я позвонила в контроль и сообщила, что мою квартиру кто-то взломал. Потом связалась с Валей, которая, услышав о происшествии, тут же сказала, что приедет. После двух звонков я нерешительно посмотрела на телефон и набрала еще один номер. На мой вызов тут же ответили. Только я сказала «привет» и «опять», как на другом конце провода ответили: «Сейчас приеду» — и отключились.

И я, сев на лавочку, стала ждать.

Контроль приехал через десять минут, попросив подождать меня около подъезда, они зашли в дом. А через некоторое время ко мне присоединилась Валя.

— Привет, ты как?

— В шоке. За всю мою жизнь ко мне ни разу не залезали грабители.

— А ты уверенна, что это они?

Я в удивлении посмотрела на подругу.

— А кто еще лазит по квартирам?

— Разные люди — раздался сзади ответ на мой вопрос.

Вскрикнув, я в испуге вскочила с лавочки.

— Ты совсем ненормальный, если подкрадываешься в таких обстоятельствах?!

— Боишься? Правильно!

И после этого Аслан скрылся в подъезде, а я с подругой переглянулась.

— Что это он имел в виду? — спросила я у Вали.

Она лишь пожала плечами.

— Все мужчины в нашей семье жуткие перестраховщики.

Тут я не к месту вспомнила, что Аслан не единственный брат моей подруги.

— А он не расскажет?..

— Нет, — с полуслова поняла меня подруга. — У него с Андреем сложные отношения, построенные на вредничестве и подростковом бунтарстве. К тому же, если моему брату нужно что-то узнать, у него есть масса других возможностей добыть сведенья.

Но дальше возможности развить эту тему не было ― меня позвали в квартиру.

В кухне за столом сидел сотрудник контроля и, судя по всему, был самым главным среди прибывших. Меня попросили осмотреться на предмет наличия пропажи чего-либо из моего дома. Бегло оглядев комнаты, я была вынуждена признать, что все на своих местах и мое имущество осталось при мне, о чем и сообщила человеку за кухонным столом.

После чего мне предложили присесть напротив и стали задавать вопросы. Попросили рассказать о себе и как все сегодня происходило.

Также во время данного разговора я узнала, что у меня дома действительно кто-то был и приехавшая служба контроля их спугнула. Ситуация не самая хорошая, но было уже практически утро, голова болела и мысли путались.

Проводив сотрудников контроля, я вернулась на кухню, где уже разместились Валя и Аслан, и сказала, устало опускаясь на стул:

— Если вам чего-то хочется, обслужите себя сами ― мне сейчас не до того.

Подруга молча встала и, сделав мне чаю, кофе себе и брату, опять присела на стул, после чего подвела итог:

— Мне кажется, тебе нужно поспать. Пока Аслан разведает ситуацию, я побуду с тобой и покараулю. И тебе нужно позвонить бабушке, заказать новые замки.

— Нет! Только их беспокойства мне и не хватало. Никто никому ничего не говорит. Но ты права: нужно отдохнуть, я все равно сейчас ничего не соображаю.

Сказав это, неуверенно посмотрела по сторонам.

— Говорю тебе, иди и спи, я побуду здесь, ― проворчала подруга.

И я, наконец, определившись, направилась в спальню.

Проснулась, когда уже наступил вечер, и, немного повалявшись, решила, что пора вставать. Поднявшись и одевшись, я вышла из комнаты и услышала в гостиной приглушенный разговор.

— Я тебе говорю, сегодня разговаривал со своими друзьями в контроле, и они посмотрели дело. Практически все оперативники нам и сказали. Дело действительно очень странное, но расследование вряд ли продвинется. Ничего не пропало, да и взломщиков никто не видел: уж больно шустро те скрылись. Да и к прошлому проникновению этот случай нельзя отнести: их ничто не связывает, в связи с отсутствием доказательств обратного.

Это Аслан.

— Так же нельзя. Что же теперь Марго делать? Нужно придумать, что ей сказать, — произнесла подруга напряженным голосом.

— Не нужно мне ничего говорить, и так все прекрасно подслушала, — заметила я, входя в комнату, где обнаружила еще и Артема.

Он исподлобья смотрел на меня.

Посмотрев на своего друга, я поинтересовалась:

— И что это мы здесь делаем?

— Марго, сколько можно? Я давно уже по сто раз извинился, а ты все рычишь! — состроил жалостливую мордочку змееуст.

Посмотрев на него недовольно, я решила сменить гнев на милость.

— Ладно, уговорил, но смотри… — многозначительно заметила я.

Артем хитро улыбнулся и проникся. Наверное.

Посмотрев на всех остальных присутствующих в комнате, я подытожила:

— Ну что, мы все так же не представляем, что произошло и как это могло случиться?

— Почему не представляем? Я сегодня, пока работал контроль, обнюхал все, и могу сказать, что один из проникших был оборотень, а еще два человека и маг. Но я не могу дать гарантию, что это те же взломщики, которые раньше проникали в дом.

Посмотрев на людей, сидящих у меня в квартире, я заметила, что Валя сидит обеспокоенная и даже несколько изнуренная. Артем же, судя по его расслабленности, уже нашел общий язык с Асланом. И я поняла важную для себя вещь.

— В общем, могу вам сказать, мне, по сути дела, неважно кто и зачем сюда залез. Я постараюсь сделать так, чтобы это больше не повторилось.

Все в комнате скептически на меня посмотрели.

— А ты думаешь, что это возможно? У тебя же дом и так как крепость, ― заметил друг.

― Только для оборотней, — поправил его Аслан, хитро на меня поглядывая.

Чувствую, несмотря на то, что мальчик еще и не матерая киса, уже сейчас ему палец в рот не клади. Он явно догадывается, почему мой дом так защищен от оборотней. А я не собираюсь это скрывать.

— Именно. Теперь осталось позаботиться и об остальных расах, — сообщила я, приподняв палец вверх.

Мы еще некоторое время обсуждали проблему, а потом друзья засобирались домой. И в этот момент я внесла предложение, которое нужно было и мне, и подруге.

— Валя, а может, ты на некоторое время переедешь ко мне?

Подруга посмотрела на меня с недоумением, а остальные ― с пониманием и одобрением.

— Зачем?

— Ты совсем обо мне не думаешь? Ко мне тут разные лазают, а тебе все равно. Не можешь побыть с подругой, которой страшно?

Не то чтобы я уж очень боялась, но и лишний человек в квартире не помешает. А Вале явно нужно дружеское плечо и отвлечься, хотя она в этом никогда и не признается.

На лице Вали проступило раскаянье.

— Прости, пожалуйста. Я сегодня же соберу вещи и завтра же буду у тебя.

— Вот и ладненько.

После этого я пошла выпроваживать друзей, и Аслан, который выходил последний, повернулся и сказал:

— Молодец.

— Почему? — удивилась я, не ожидая от него таких слов.

— За Валю. Ты настоящий друг, а Андрей дурак.

Я улыбнулась, так как не могла с этим не согласиться.

— Постараюсь помочь тебе с проблемой. И еще должен предупредить: Андрей узнает, что здесь произошло.

Мою расслабленность как рукой сняло.

— С чего-это-то?

— Я тебе не могу сказать. Как никому не скажу про твои дела. Так что смотри…

После этого он ушел, а я решила, пусть все идет как идет ― мне все равно. Поставлю защиту ― и пусть весь мир подождет.

Зря я тогда так решила.

***

Андрей Хорсов

Я опять сидел в своем кабинете, когда ко мне зашел Даниил.

— Ну что? — спросил я у него, одновременно жестом разрешая занять кресло напротив.

— Ничего хорошего. Ты, как всегда, оказался прав, когда заподозрил что-то. В первый раз в квартиру Роговой кто-то пробрался. Защита была вскрыта и поставлена обратно. Рогова говорила, что хоть ее стиль и пытались скопировать, но отличия были. Правда, не знаю насколько ей можно доверять в этом вопросе.

— На все сто. Ведьма знает толк в магии. Поверь мне, мага высшей категории просто так не дают. Есть что-то еще?

— Да. Вчера Рогова раньше времени вернулась домой и обнаружила у себя в квартире неизвестных.

— И как она поступила?

— Позвонила в контроль и Вале. Но туда также приезжал Аслан, и я не знаю, кто именно из них ему позвонил.

— Просто отлично. Чувствую, скоро вся моя семья будет симпатизировать ей! — с досадой воскликнул я.

Даниил промолчал, пряча улыбку, но я заметил и зарычал на него. Тот мгновенно подобрался.

— Дальше, — продолжил я недовольно.

— Контроль, приехав, спугнул их. Но известно, что в доме побывали маг, два человека и оборотень.

Тут я прищурился.

— Кто посмел? Все в городе знают, что пятерку трогать запрещено под страхом смерти!

— Мы не знаем. Даже Аслан, у которого удивительный нюх, не смог определить клан и пол. Эти взломщики, которые ничего не взяли, хорошо постарались замести следы.

— Плохо.

Даниил посмотрел на меня с непониманием.

— Что смотришь? Те, кто смог скрыть свои следы от лучших специалистов клана и контроля, люди непростые. И если они ничего не взяли в первый раз и пришли во второй, значит, не нашли то, что искали. И значит, они придут опять. Очень, очень плохо.

— Не думаю, что будет предпринята попытка навредить.

— Согласен. По крайней мере, пока. Удвой охрану, и чтоб с ведьмы глаз не спускали!

Раздражение опять вырвалось наружу. Видно, дни оборота приближаются. И так проблем по горло, а теперь еще и это.

— Андрей, нужно лучше держать себя в руках, — раздался от двери мягкий, спокойный голос, который никого в комнате не обманул.

— Даниил, ты можешь идти, — добавил мой отец, уверенно заходя в комнату и направляясь к моему столу.

— Как скажите, альфа, — уважительно произнес начальник безопасности и ретировался.

А его место в кресле занял глава Совета.

— Привет, уже знаешь новости? — спросил я у отца, устало откидываясь на спинку.

Отец, удобнее устраиваясь, закинул ногу на ногу и, сложив руки в замок, с легкой усмешкой сказал:

— Конечно.

Ну, чтобы отец чего-то не знал… Поэтому я осторожно поинтересовался, пытаясь прочитать по лицу его мысли:

— И что ты по этому поводу думаешь?

— Ничего точно я тебе сказать не могу, но неприятностей нужно ждать однозначно.

— Я удвоил охрану, и за ней будут пристальнее присматривать. Даниил за всем проследит.

— Нет, — резко сказал отец и, встав, подошел к окну. — Ты проследишь за всем сам. Мне подсказывает мой нюх, что дело серьезное, а значит, будешь лично контролировать ситуацию. И если что-то еще случится, то лично займешься этим делом.

Я приподнял бровь.

— А кто возьмется за руководство клана?

— Предупредишь меня: я вызову Руслана.

— А оно того стоит?

— Да.

— Мне кажется, Руслан лучше…

— Андрей, может, хватит уже? Сто тридцать лет, а все как маленький. Что у вас с ней за проблема? Ведете себя оба как дети. Не стыдно?

— А что я могу сделать, если она гадина?

В этот момент отец, прищурившись, посмотрел на меня. Посмотрел так, как в детстве, и мне стало не по себе. А после нескольких мгновений моего изучения хмыкнул.

— Не хочешь поделиться тем, что увидел? — спросил я его, не надеясь на ответ.

— Я? С какой стати? Сам все поймешь, если не дурак.

— Хорошо. Будут еще распоряжения? — едко поинтересовался я.

А отец лишь рассмеялся.

— Не забудь, завтра у нас семейный обед.

Я поморщился.

— Что, мама опять пригласила мне невест на знакомство?

— Естественно. Твоя мама самая восхитительная и упрямая женщина. Там должна быть еще и Рогова.

— Что? Ты издеваешься?

Отец ничего не ответил, только смотрел на ночной город и улыбался.

— А она знает…

— Еще нет, но, зная твою маму…

Черт, может ногу сломать?

Отец косился на меня и посмеивался.

— Может, поговоришь с мамой, чтобы хоть не сватала мне никого?

Повернувшись и посмотрев мне прямо в глаза, отец сказал:

— Я обязательно с ней поговорю на эту тему.

Выдержав его взгляд, я поежился. Все-таки мой па очень сильный оборотень, не зря же глава Совета. У нас в семье, вообще, только мама и я могу смотреть ему в глаза.

— Так что ждем тебя к шести.

Тяжело вздохнув, я сдался.

— Хорошо, только помни, ты обещал поговорить с мамой.

Папа рассмеялся. Что-то настроение у него на удивление хорошее.

— Не беспокойся. А теперь мне пора домой. Не заедешь сегодня к нам?

— Нет, у меня еще здесь дела.

Остановившись у двери, отец спросил:

— Не хочешь взять Матвея замом? Ты слишком много работаешь.

— Па, я сам разберусь!

Хмыкнув и покачав головой, родитель вышел.

А я посмотрел на бумаги и, вздохнув, принялся за работу.

***

Маргарита Рогова

Выспавшись, я всю ночь посвятила подробному разбирательству всех видов универсальной защиты. В этом вопросе даже за помощью обратиться нельзя. Родители уехали в отпуск в теплые страны, а посоветоваться с бабушкой чревато: она сразу догадается, что я не ради любопытства решила углубить свои знания в этой области. Тем более бабуля готовиться к очередному саммиту, и лучше ее от этого не отрывать.

Но и я сама все это время не зря училась, поэтому, когда солнце коснулась горизонта, уже плела самую простую и одновременно самую сложную защиту. Создать это плетение было просто, но вот напитать его и сделать максимально эффективным ― для этого нужны целые сутки непрерывной работы.

Естественно, за это время ко мне перебралась Валя, но я уже ни на что не реагировала, приступив к самой сложной части работы.

Очнулась уже глубокой ночью.

Проморгавшись и осмотревшись, я увидела в кресле напротив подругу. Она была явно недовольна и с мрачным выражением на лице смотрела телевизор.

— Что-то случилось? — спросила я, осторожно разминая затекшее тело.

— Ты не могла бы предупреждать заранее, когда вот так выпадаешь из жизни, чтобы я морально подготовилась к твоей работе, — прорычала Валя.

— Это же обычная практика плетения заклинаний, — недоуменно пробормотала я.

— Откуда бы я могла это знать?! — вскричала подруга. — Когда пришла и увидела тебя такой, полчаса ходила кругами, пытаясь понять, что случилось и как помочь! Особенно после последних событий!

— Ну прости, я обязательно буду иметь в виду, — примиряюще пробормотала я.

После того как с обидами и страхами разобрались, я внесла Валю в число исключений для защиты, взяв немного крови. Конечно, способ инициации плетения несколько неприятный ― кровь нужно оберегать ― но, тем не менее, это самая эффективная защита, которую взломать практически невозможно. А значит, тем, кто хотят у меня бывать, придется потерпеть.

Сделав все необходимое, я собралась спать, не зная, что именно в тот момент позвонила Валина мама и пригласила меня, вместе со своей дочерью, на прием. Об этом мне сообщила подруга только утром за завтраком.

— Ты шутишь?! — в шоке воскликнула я.

Это был третий раз, когда меня допускали в семью Хорсовых. Первые два раза были в детстве, когда мы всей пятеркой приходили на день рождения подруги. А уж после объединения я и к их владениям боялась близко подходить.

Что изменилось за это время? В моей привычной и размеренной жизни стали происходить странные события. Не к добру это.

— Валя, может, я не пойду? Ну зачем нужно мое присутствие на этом вечере?

— Тебя пригласила мама и сказала, что если ты откажешься, то она поговорит с тобой лично.

Вспомнив Валину маму, я спросила:

— Надеяться, что она изменилась со времен детства, наверное, не стоит?

— Нет, — сказала подруга, усмехнувшись.

Жена главы Совета оборотней могла и мертвого уговорить встать. Не знаю, как у нее это получалось, но отказы ей были не знакомы. Кто я такая, чтобы что-то менять?

— А остальные?.. — нерешительно поинтересовалась я.

Но Валя тут же покачала головой.

— Только ты. И я должна тебя предупредить… хотя, наверное, ты и так знаешь… придет Андрей.

Ну как же без него родимого? Хотя у меня все-таки была надежда, что он не сможет из-за работы, уедет в Какарачи или сломает ногу. Но увы…

«А жаль», — подумала я, мечтательно прикрыв глаза и улыбнувшись.

Вновь посмотрев на Валю, я увидела, что она как-то настороженно косится на меня.

— А может, что-то случится и больная кися не придет?

Подруга сразу расслабилась, услышав от меня привычную реакцию.

— Это вряд ли: приглашал папа.

Ну, если приглашает глава Совета оборотней, то сынуля послушается. Мероприятие, судя по всему, официальное, и значит, отец вправе оказать на него давление. Только в личных вопросах оборотень имел полную свободу от старших альф.

— А может, я заболела? — попробовала увильнуть от приглашения.

— Мама приедет тебя проведать.

— Командировка?

— Она решит вопрос с твоим начальством.

Вспомнив про шефа, я посмотрела на часы и поняла, что опаздываю. После двух отгулов начальник вряд ли воспримет такое положительно.

— Так, я на работу. Встретимся вечером?

Подруга посмотрела на часы.

— Да, мне сегодня позже в Сити, но приду я с работы уже поздно вечером.

— Позвони Лене и Юле, узнай, как там они, — крикнула я, уже выбегая.

Прошло еще несколько дней, и оговоренным вечером я с Валей отправилась на прием к ее родственникам.

Устраивался он недалеко от города, в большом шикарном доме. Приехав туда на машине, я поняла, что никого не знаю. Удивленно выслушав теплое приветствие от родителей подруги, я, уже совсем ничего не понимая, прошла в большой зал и, засмотревшись на интерьер, врезалась в каменную гору.

Препятствие, на которое я наступила шпилькой, зашипело и нецензурно высказалось.

— Ба, неужели большой бизнесмен знает такие слова?

Большой бизнесмен с ненавистью взглянул сначала на меня, потом на мои туфли и прошипел:

— Красные… Ну конечно, ведьма пришла.

Назвать мага ведьмой или ведьмаком ― страшное оскорбление, поэтому я, разозлившись, наступила каблуком на вторую ногу.

— Ты… — задохнулся от сильных эмоций оборотень, схватив меня за руки выше локтя, и поднял в воздух.

Его лицо частично трансформировалось, и сейчас я смотрела в желтые глаза очень злой кисе.

— Андрюсик, к кому это ты пристаешь?

На моем лице и на лице Валиного брата возникло недоуменное выражение. Какой еще Андрюсик?

Потом я посмотрела вбок на появившуюся рядом с нами высокую длинноногую блондинку. И тут до меня дошло, про кого идет речь. Я, широко улыбнувшись, перевела многообещающий взгляд обратно на оборотня, угрюмо взирающего на меня.

— Андрюсик… — пропела я, и кошак заскрипел клыками.

Этот оборотень хорошо меня знал и понимал, что теперь от этого прозвища ему не отделаться. И он сделал гадость как мог, а именно разжал руки, после чего я полетела вниз, чуть не сломав каблуки и не упав: это животное было прилично выше меня.

Ничего не ответив на мою шпильку в его адрес, оборотень схватил стоявшую рядом с ним женщину, с ревностью на нас смотрящую, за руку и зло пошагал прочь.

Вот и пообщались.

Несмотря на мои опасения в отношении этого мероприятия, настроение у меня было отличное!

В остальном вечер прошел довольно спокойно. Я неожиданно встретила знакомых, потом с Валей мы обсудили гостей, хорошо над ними посмеявшись, и то, как организован вечер.

Один раз наш разговор прервал официант, который преподнес поднос с деликатесными закусками, среди которых имелось любимое лакомство моей подруги. Сыр с плесенью!

Бе-е-е-е… Гадость невозможная! И за что такие деньги просят, не пойму. О чем и сообщила подруге.

— Этот сыр стоит так дорого, потому что деликатес!

— У меня в холодильнике на дальней полке тоже деликатес завалялся, и плесени на нем…

— Что ты сравниваешь?! Это же специально выращенная…

Все, подруга попала в свою колею, и теперь ближайшие полчаса мне придется слушать про все виды плесени. Я скоро в этом вопросе специалистом стану.

Как ни странно, меня спасли родители Андрея, которые несколько раз подходили ко мне за вечер. Настроение не испортило даже происшествие, которое произошло в середине вечера.

Я в очередной раз разговаривала с родителями Вали, когда его мама вдруг выбросила руку в сторону и подтащила к себе своего старшего сына.

— Андрей, почему ты избегаешь нас с отцом весь вечер?

Оборотень посмотрел на меня, на родителей и пробормотал:

— Я не избегаю. Просто много знакомых, с которыми есть о чем поговорить.

— Ты слишком погружен в свои дела. Нужно когда-нибудь отдыхать и веселиться. Вот, потанцуй с Марго.

На моем лице и на лице Хорсова одновременно проскользнул ужас.

— Э-э-э… мама, у меня болит нога.

— Что-то я не важно себя чувствую, — сказали мы с оборотнем практически одновременно.

— Глупости, — воскликнула его мама и, соединив наши руки, практически вытолкнула нас на площадку.

Начиналось танго, и мы, посмотрев затравленно по сторонам, увидели, что на нас смотрит куча народа.

Вот … !

Если бы я танцевала с кем-то другим, а не с главой клана кошек, еще можно было бы улизнуть, но теперь никуда не денешься, придется танцевать.

Видимо, к этому выводу пришел и Андрюсик, потому что меня обхватил под лопатками так, что, наверное, появятся синяки, и, стиснув руку, молча начал движение.

Шаг — поворот, шаг — движение вперед. Удивительно, я и он прекрасно танцевали этот танец, но параллельно пытались еще и сделать друг другу больно. Хорсов с необыкновенным проворством, даже для оборотня, спасал свои ноги от моих каблуков, я своими движениями пыталась погасить силу того, как он крутил и прижимал меня в танце. Весь танец мы пытались избежать атак и сделать другому больнее, при этом смотря только в глаза друг друга.

В итоге, когда музыка смолкла, у меня болели все ребра и руки, а Хорсов, хромая, повел меня к Вале.

Слышались шепотки «красивая пара», и я, поморщившись, посмотрела по сторонам: нас провожали глазами.

— И как это маме удалось заставить вас танцевать? — удивленно спросила подруга, только мы достигли ее, и, уже обращаясь ко мне, добавила: — Ты как?

— Прекрасно. Андрюсик просто само благородство! — и широко улыбнулась ее брату.

Хорсов стиснул зубы и молча отошел от нас. Вечер определенно удался!

***

Андрей Хорсов

Вечер просто ужасный!

Я мысленно уже проклял все на свете, пока добрался домой, даже пришлось машину вызывать, чтобы доехать: ходить было ужасно больно.

Этой возможностью добраться до дома воспользовался и Матвей. Посмотрев на меня удивлено, он поинтересовался:

— Ты что, совсем не можешь ходить?

— Могу, конечно, но с трудом. У этой гадины такие острые шпильки! Чтоб ей икалось!

— М-да… Не буду спрашивать, зачем ты пошел с ней танцевать…

— Не надо. С моей мамой невозможно спорить, особенно по пустякам.

— И тем не менее тебе удается избегать ее попыток женить тебя.

— Годы практики! Но сегодня вечером ее атак в этом направлении не было. Похоже, жалость ей не чужда.

— Ну, танец у вас получился красивый, эмоциональный, страстный… Ай… За что?

— Чтоб не зубоскалил, шутник.

— Какие шутки? Я совершенно… Ладно, ладно, понял, не дурак.

— А по виду так и не скажешь.

В этот момент я снял туфлю и посмотрел на красные вмятины на ногах.

— … ! Вот, вроде, со стороны не плохая женщина. И мозги, и внешность ― все при ней… но такая стерва!

— Есть люди, которые с тобой не согласились бы, — усмехнулся друг.

— Ага, только их не много.

На это Матвей только хмыкнул.

А я, приехав дамой, сел смотреть телевизор, отмачивая ноги в тазике с травками и магическим эликсиром.

Теперь на званных вечерах и лапы моей не будет.

ГЛАВА 5

Маргарита Рогова

Через некоторое время, после того как у меня сошли синяки от танго с Андрюсиком, жизнь опять преподнесла мне сюрприз.

Однажды тихой темной ночью, я возвращалась с работы домой просто дико уставшая. Несмотря на то, что ничего кровавого в мою смену не произошло, последние сутки по количеству трупов просто побили все рекорды. Плюс ко всему, заболел один из моих коллег, и вся нагрузка легла на мои хрупкие плечи и плечи еще одной женщины. Пока мы провели все стандартные процедуры и магическую обработку, сил уже ни на что не осталось.

Но! Ведь беда не приходит одна.

В моем замученном состоянии меня утешала только мысль, что Валя должна была прийти раньше меня и уже что-то приготовить. Но когда я вошла в квартиру, меня встретили темнота и тишина. Обойдя свое жилище, но так и не найдя следов того, что сегодня вечером сюда кто-то возвращался, я решила, что Валя где-то отдыхает. Странно, почему не позвонила?

Посмотрев на мобильник и решив не портить подруге удовольствие от возможной встречи с принцем, я пошла посмотреть, что имеется дома поесть.

Но на следующее утро, так и не обнаружив подругу дома, я уже начала волноваться. В характере Вали было сорваться куда-то, не предупредив, но к утру она всегда появлялась дома или звонила.

А тут тишина.

Решив подождать еще немного, я подумала, что к вечеру начну поиск. Но целый день была сама не своя и постоянно дергалась по любому поводу. И в итоге поняла, что приду домой и сразу начну поиск по нашей связи. Мобильник молчит, от нее нет известий, и если я своими действиями испорчу кому-то щекотливый момент, то Валя сама будет виновата. Предупреждать же надо!

Но и здесь судьба преподнесла мне сюрприз: около двери моей квартиры меня ждал Андрюсик.

Терпеть не могу сюрпризы!

Я остановилась напротив оборотня и посмотрела на него в ожидании. Хорсов молчал. Постояв так некоторое время, я пожала плечами и, открыв квартиру, зашла внутрь. Кошак собрался войти следом, но не тут то было. Защита его не пропустила. Он попытался еще раз и получил разряд током. А я в это время наслаждалась зрелищем очень довольная собой.

Насладившись вдоволь, я захлопнула дверь и отправилась кушать. А Хорсов, видимо некоторое время посражавшись с защитой, нажал на звонок.

Это большое заблуждение, что магия на оборотней не действует. Ею практически невозможно на них воздействовать, но всегда есть исключения и обходные пути. У оборотней работали свои маги, которые были также и членами клана, попав в него, скорее всего, с помощью брака. И конечно, трудились на его благо. Но эта защита их магам не по зубам.

Когда мне надоело слушать постоянные трели звонка, я открыла дверь и сладко-ядовитым голосом пропела:

— Андрюсик, какой сюрприз!

Оборотень, услышав обращение, заскрипел зубами.

— Мне нужно с тобой поговорить.

— Говори.

— Это конфиденциальный разговор, ― и видя, что его доводы на меня не действуют, добавил: — Это касается Вали.

Ко мне при этих словах опять вернулась тревога. И как бы мне не хотелось вносить его кровь в защиту, но, судя по виду Хорсова, дело серьезное. Что ж, раз выхода нет…

— Мне нужна твоя кровь, чтобы защита тебя пропустила.

Теперь с оборотнем происходила похожая борьба.

— Может, съездим и где-нибудь посидим?

— Ну, если конфиденциальный разговор допускает общественное место.

— А в Сити?

— Нет! — отрезала я.

— Если сейчас защита меня пропустит, моя кровь останется в ее памяти? — неожиданно спросил кошак.

— Да, — ответила я, подозрительно на него поглядывая.

— Тогда бери.

Я не понимала, с чего такие перемены, но, испытывающе посмотрев на Андрюсика, взяла кровь, которая текла из его руки, порезанной когтем, и закрыла дверь. Затем внесла полученный образец в защиту ― и оборотень смог пройти в квартиру.

Разместились мы в гостиной, и я, расположившись в кресле, внимательно посмотрела на кошака.

Он же, вальяжно устроившись в кресле, оглядел комнату и коротко спросил:

— Есть что-нибудь выпить, для оборотней?

Это раса не пила общие напитки, у ее представителей они были свои, и пару видов я держала для Вали.

Не спуская с него глаз, я молча кивнула на бар, после чего Хорсов не преминул в него залезть. Приподняв высоко брови при виде напитков, он прокомментировал:

— Недурно, — и налив себе выпить, разместился напротив.

— Валя пропала.

Вот умеет он преподнести информацию!

После этих слов я молча взяла телефон и набрала подруге. Она была вне зоны магической паутины.

Та-а-а-к…

Надо действовать дальше. Откинувшись в кресле, я вышла в изнанку мира и пошла по нашей связи. Обрывалась она в Тайм-сити.

— Где она пропала?

— В Сити. Пришла на работу, зашла в лифт, а из него уже не вышла.

Вот теперь я испытывала не беспокойство, а сидела в тихом ужасе.

— Что ты по этому поводу думаешь?

— Все плохо.

— Это я понял, еще когда в твою квартиру проникли.

Я внимательно посмотрела на собеседника.

— Ты думаешь, эти случаи связанны?

— Может, да, а может, нет, — пожал Хорсов широкими плечами.

Ничего не скажешь, очень помог.

Просидев некоторое время в молчании, я поднялась из кресла.

— Тебе пора. Уже поздно, а мне завтра рано вставать.

Собеседник встал и направился на выход, но перед тем как покинуть мое гостеприимное жилище, Хорсов подошел ко мне и безапелляционным тоном сообщил:

— Я хочу, чтобы завтра ты пришла ко мне в офис.

Нормально! Тоже мне, хочет он.

— Зачем? — прищурилась я.

— Ты, благодаря своей специальности, можешь сильно помочь в поисках. Плюс ― ты маг высшей категории.

— А с чего ты решил, что я захочу тебе помогать?

— Но ты же не дура и понимаешь, что у меня есть возможности, которых у тебя нет. И ради подруги, думаю, ты сможешь меня потерпеть.

Зараза! Ненавижу, когда он прав.

— Хорошо.

— Надеюсь, синяки уже прошли? — с преувеличенной заботой в голосе поинтересовался оборотень.

Гад!

— Да, спасибо. А как твое здоровье? — спросила я в ответ, при этом глядя на ноги.

— Твоими молитвами все нормально.

— Так денно и нощно только о тебе.

Мрачно усмехнувшись, Хорсов ушел, так и не снизойдя до ответа. А я решила выпить чаю, к тому же мне о многом нужно подумать.

***

Утром, взяв неделю за свой счет, чем несказанно обрадовала начальника, я входила в Тайм-сити. Хорсов ждал меня уже там.

— А ты не торопилась, — прокомментировал оборотень мое появление.

— Если что-то не нравится ― твоим проблемы.

Осмотревшись по сторонам, я заметила, что часть подчиненных кошака, которые сейчас находились около оцепленного лифта в вестибюле здания, были в шоке. Как же, кто-то посмел так разговаривать с их главой?

Но меня это, если честно, мало волновало, так как я уже приближалась к интересующему меня объекту. Подойдя к лифту и хорошо все рассмотрев, я спросила:

— Здесь ничего не трогали, и никто сюда не заходил?

— Нет, — раздался прямо за моей спиной голос Валиного брата.

Чуть развернувшись и подняв глаза на кошака, я пропела:

— Андрюсик, не нужно так подкрадываться, а то и приложить с испуга могу.

Глаза Хорсова засветились желтым, когда я это сказала. Схватив за руку, он подтащил меня к себе и, наклонившись, едва различимым шепотом произнес:

— Еще раз меня так назовешь, я тебе горло вырву.

— Не вырвешь.

В этом я была уверенна.

Так мы и сверлили друг друга глазами под пристальным вниманием окружающих, оба понимая, что я права.

— Гадина! — прошипела кися, сверкнув глазами.

А я просто подождала, пока он меня отпустит и, зайдя в лифт, приступила к работе.

Помимо операций с мертвой материей, маг-криминалист еще и восстанавливал произошедшие события на месте происшествия по органическим уликам. Может, и здесь кто-то волос уронил или еще что-то значимое.

Занималась осмотром лифта я целый день и ближе к вечеру была совершенно измотана.

Сначала все исследовала методом сканирования пространства на разрыв, а потом проверяла кабину магией. В итоге, когда я на лифте поднималась к Хорсову, я многого не знала, но о многом догадывалась.

В приемной никого не было, и я, не постучавшись, зашла в кабинет. А там… а там была «идиллическая» сцена. Блондинка, которую я видела на приеме, пыталась отловить и соблазнить хозяина кабинета, а тот старался скрыться.

Пока я предавалась созерцанию дивной картины, Хорсов, сразу же повернувшийся в сторону открывшейся двери, пытался просверлить во мне взглядом дыру.

— Что она здесь делает?! — взвилась девица. — Скажи мне прямо, дело в ней?

— Да, Андрюсик, скажи ей, что дело не во мне, а в твоей душевной убогости.

Видимо в этот момент я дожала оборотня. У Хорсова пошла трансформация лица, и, повернувшись к блондинке, он прорычал уже практически звериным голосом:

— Вон!

Судя по тому, как девица выбежала, она точно здесь больше не появится. Если не дура, конечно.

Задумавшись об интеллектуальных способностях девицы, я совершила ошибку и проморгала тот момент, когда оборотень схватил меня за горло и поднял в воздух, как тогда, много лет назад. Прошлое вновь встало перед моими глазами. Но теперь я была не та неопытная девочка.

Применив телекинез, я обвила телефонным шнуром шею оборотня и сдавила ее изо всех сил. Хорсов захрипел, но руку не разжал. Силен поганец. Тогда я пожертвовала одним из накопителей и, изъяв энергию, выбросила ее вперед. Оборотня снесло, и он врезался в стол. Я же в этот момент рухнула на пол и пыталась восстановить дыхание.

— Если ты еще раз, кошак облезлый, попробуешь ко мне прикоснуться, я жизни не пожалею, чтобы тебя выпотрошить!

В этот момент в кабинет вошли родители Андрея и увидели меня, пытающуюся встать с пола, и их сына, который делал то же самое на развалинах стола. И, несмотря на то, что он полностью обратился, а глаза его светились желтым, это ему не удавалось. Чистый поток энергии — это не шутка.

Кое-как сумев встать, я вежливо поздоровалась и, покачиваясь, направилась прочь.

Если поиски будут продолжаться так и дальше, я не доживу до их конца.

***

Андрей Хорсов

В себя я приходил медленно. Все тело болело, в голове стоял гул. Более-менее поднявшись и рухнув на ближайший стул, я увидел разрушенный стол и злых родителей. Очень злых родителей.

— Сын, объяснись! — прорычал отец.

Его золотые глаза сейчас буквально метали молнии. Мама стояла позади него и покачивала головой, словно была не в силах поверить или понять.

Я некоторое время молчал, обдумывая, как бы правильно преподнести информацию. Но как не крути, ситуация выходила некрасивая.

— Мы повздорили, — решил я обобщить.

— С каких это пор мой старший сын, моя гордость, стал бросаться на людей? — возмутилась мама.

То, что она не ругалась и не кричала, говорило лишь о том, что она очень злится. Впрочем, как и отец.

Я не знал, что сказать в свое оправдание. Сорвался как мальчишка.

— Я вчера поручил тебе привлечь Маргариту к расследованию. Ты привлек? — сухо спросил отец.

— Да!

— Тебя, что, звериная половина совсем с ума свела? Думаешь, после этого она станет с тобой работать? — взрыкнул родитель, уже не сдерживая себя.

— Меня может заменить и…

— Нет. Я тебе говорил, и повторю вновь: ты самый лучший из моих сыновей, и искать свою сестру будешь сам! Я понимаю, если бы подобный срыв был у Аслана. Но у тебя! Как ты можешь руководить кланом, если не способен себя контролировать? — продолжил возмущаться отец.

Таким несдержанным он позволял себе быть только наедине с семьей.

— Руковожу же. И дела идут все лучше и лучше.

— А ты все глупее и глупее, — прорычал отец.

— Ратибор, видимо, несмотря на то что мы его воспитали, совсем не знаем нашего сына. Разве могла я подумать, что он сможет так поступить по отношению к женщине?! — вставила свои пять копеек мама.

— Это не женщина. Это исчадие ада! — мрачно сообщил им я.

В ответ от матери послышалось только шипение.

— Кто из вас первый напал? — поинтересовался отец.

Было видно, что его терпение на исходе.

Я угрюмо молчал. Что тут скажешь? Первый агрессию проявил я. Но не объяснять же родителям, что она меня спровоцировала? Тогда точно будут репрессии.

— В общем так. Я не знаю в чем суть вашего конфликта, даже разбираться не хочу. Но чтоб взаимодействие ты с Роговой наладил. И как ты это сделаешь, твои проблемы. Иначе я приму меры, — мрачно сообщил мне отец, и они с материю молча вышли из кабинета.

Я же смотрел на щепки, которые раньше были столом, и думал, что делать дальше.

М-да, вечер, определенно, не удался.

***

Маргарита Рогова

Утром я проснулась оттого, что у меня болела шея. Посмотрев на часы, я обнаружила, что сейчас только начало восьмого и застонала. Покрутившись с боку на бок еще пять минут, я пришла к выводу, что ни мягкая постель, ни ранее утро не поможет вернуть сон и пытаться уснуть дальше нет смысла.

В ванной на меня из большого зеркала взглянула помятая, лохматая, невыспавшаяся светлая шатенка с уставшими глазами. Полюбовавшись на свое отражение, я, наконец, уделила внимание шее.

Несмотря на то что горло немного саднило, синяков на коже видно не было. Какое, наверное, разочарование для Хорсова было бы.

Облокотившись о раковину и опять взглянув на себя в зеркало, я подумала, что оказалась права. Он не хотел меня убивать. Только проучить, хотя немного и потерял над собой контроль. Если бы он захотел, чтобы я умерла, сломал бы мне шею одним движением. Но в этом случае и я, не чувствуя себя в безопасности, не подпустила бы его и не пожалела бы запас магии, чтобы вырвать ему позвоночник. Один из самых простых способов убить оборотня.

Очнувшись от раздумий, я ужаснулась. Валя пропала, а я думаю о всякой ерунде. Похоже, душевная убогость — это все-таки заразно.

Прекратив самобичевание, я мысленно набросала план действий и пошла завтракать, отметив, что нужно позвонить Артему и девочкам.

Сказано ― сделано.

Поговорив с друзьями и выслушав их восклицания и тревоги, я села кушать. И когда дожевывала вторую булочку и допивала кофе, все еще пребывая в раздумьях, пришел тот, кого я ждала.

Открыв дверь, я мрачно взглянула на Хорсова.

— Мне можно пройти? — спросил мужчина, когда напряженное молчание уже затянулось.

Ничего не говоря, я пропустила его внутрь и опять продолжила буравить взглядом, слегка прищурившись.

— Я приношу свои извинения, — с трудом вымолвил оборотень.

Слова явно дались ему с трудом. Ого, этот день войдет в историю: Хорсов передо мной извинился. Обалдеть!

— Извинения приняты, — сообщила я и пошла доедать завтрак.

Следом за мной в кухонном проеме возник и оборотень. Из-за его габаритов мне показалось, что моя довольно просторная кухня сразу как-то уменьшилась…

— Наше сотрудничество в силе? — невозмутимо поинтересовалась большая киса.

— Да! — коротко ответила я, моя чашку.

Было заметно, что альфа-кошак чувствует себя неуютно из-за моего странного поведения, и я наслаждалась этим.

Но поразвлеклись ― и хватит.

— Думаю, нам нужно поговорить, — сказала я, проходя в гостиную и забираясь с ногами на любимый диван. Андрюсик разместился напротив, заполнив огромным телом все кресло и вытянув вперед длинные мощные ноги. Я же в этот момент с мрачным удовлетворением пробежалась по его ступням в огромных ботинках взглядом и с мрачным удовлетворением, вспомнила наш танец. Правда, при этом у меня снова заныла шея, но я усилием воли не дала себе ее потереть, чтобы не доставить удовольствие своему собеседнику.

— Условия? — коротко поинтересовался оборотень, приподнимая черную бровь.

— Какие? — не поняла я.

— Ну, я думал, ты поставишь условия.

Я хмыкнула, подумав, что не нужно заниматься тем, для чего ты природой не приспособлен, и ядовито ответила:

— Ты забываешь, что я слишком хорошо знаю природу оборотней. Но от тебя срыва не ожидала, и тем приятнее для меня то, что произошло.

После этого оборотень, прищурившись, заметил:

— Вчера у меня родители спрашивали причину нашей ненависти. Но их столько, что я даже не смог все сразу припомнить.

Посмотрев кисе в глаза, я сказала:

— Да, нам есть что вспомнить. Но ведь и ты, и я прекрасно знаем, в чем главная причина наших негативных чувств.

И снова мне вспомнился тот вечер, когда был проведен ритуал объединения. Уверенна, что и перед Хорсовым всплыла та же картина.

— Все не можешь простить мне тот случай, когда я напал первым? — усмехнувшись, поинтересовался Андрей, при этом его глаза странно блеснули.

— Не могу. Как и ты мне этот шрам, — напомнила я и посмотрела на старую рану, пересекавшую все лицо кошака.

— Он был бы моей гордостью, если бы его мне нанесла не ты. Но я не так злопамятен, как вы, мадам. Хотя маги всегда отличались коварством, хитростью и злопамятностью. Я ничего не упустил? — едко поинтересовался оборотень.

— Мстительность, — с ехидной улыбкой дополнила я. — Но и у оборотней есть недостатки. Не вы ли считаетесь самой жестокой, беспощадной и агрессивной расой.

На эти мои слова Хорсов лишь улыбнулся.

— Ну ладно, перейдем к главному. Я сейчас расскажу, какие сделала выводы из своего вчерашнего осмотра.

И собравшись с мыслями, начала рассказывать:

— Вчера я почитала отчеты твоих специалистов, и могу сказать, что они профессионалы. Но есть вещи, на которые они не обратили внимание. Наверное, из-за того, что в магии разбирались на среднем уровне. Она ведь не их основная специализация? — спросила я у оборотня.

Он отрицательно качнул головой, подтверждая мою первую догадку.

— Но что же тебе удалось нарыть? — от нетерпения кошак аж подался чуть вперед в кресле.

— Мне показалось странным то, что в лифте очень чисто. Не просто отсутствие улик ― а практически абсолютная стерильность.

— Что это нам дает? — скептически взглянул на меня собеседник.

— Подожди! Не беги впереди единорога. Также в лифте нейтральный магический фон, и нет следов борьбы. Из чего мы можем сделать выводы, что похитителей было несколько и они чем-то быстро нейтрализовали Валю. Если бы она сопротивлялась, то так чисто и незаметно бы они не скрылись. После этого похитители убрали за собой все следы и вынесли ее через пространственный тоннель.

Хорсов неожиданно для меня вскочил и заметался по комнате. Точно тигр. Мне на миг показалось, что незримый хвост бьет по его бедрам от ярости. А я продолжила:

— Так за собой все убрать без магии можно лишь техникой, судя по степени чистоты, больших габаритов с хорошими функциями. Такие вещи в кармане не унесешь. Значит, и пришли они через портал.

— Ты понимаешь, как редки пространственные порталы?

— Понимаю. И тем не менее по-другому ее просто не смогли бы похитить. Хотя такой способ и сужает сильно круг подозреваемых: получить портал могут немногие.

— Тебе, я так понимаю, не приходили никакие требования о выкупе или…

Я лишь покачала головой. Если я права в своих догадках, то выкуп просить никто не будет.

— Тебе нужно найти человека, который купил портал.

Хорсов посмотрел на меня в полном недоумении, на мгновение замерев.

— Но это же глупо. Места, где можно купить порталы по пальцам пересчитать. Его же так легко будет вычислить.

На это я тоже лишь недоуменно пожала плечами.

— Если я ошиблась в выводах, то через день, на четвертые сутки с момента исчезновения, можно будет заявить в контроль.

Тогда мы еще не знали, что в этой истории ничего простого не будет.

***

Пока Хорсов разыскивал ниточки, которые могли бы привести нас к Вале, я встретила друзей и, когда мы уже сидели на моей кухне и пили чай, коротко посветила их в суть дела.

— Однако страсти тут у вас творятся, — заметила напряженная Юля, немного нервно убирая с глаз светлую челку, когда я закончила.

— Я вообще не понимаю, почему ты мне сразу все не рассказала? Я бы прервал командировку и вернулся, — расстроился Артем, вставая со стула и смотря на меня.

— Потому что нечего рассказывать. Сначала я вообще не поняла, что это похищение, а потом с помощью кошака собирала факты. И теперь ты можешь подключить свои связи и выяснить, не затаил ли кто на нашу подругу зла. Что-то кажется мне в этом деле странным, но я никак не могу понять, что именно, — произнесла я, нахмурившись и смотря в стол.

— А мы, пожалуй, останемся пока здесь, — неожиданно сообщила Юля.

— Но… — неожиданно взволнованно произнесла Лена.

Я удивленно на нее посмотрела. За все наше время, которое мы друг друга знаем, можно по пальцам пересчитать случаи, когда она так переживала.

— Что-то случилось? — встревожено спросила я, и подруга опустила глаза.

— Нет, это я просто переживаю так за Валю.

Не поняв ее странного поведения, я решила не зацикливаться.

— Вы снимете квартиру? — спросила я у близняшек.

— Наверное, да, — уклончиво ответила Лена. — Пока пару дней поживем у родителей, а там посмотрим.

Еще некоторое время поговорив, друзья засобирались домой.

— Мне вызвать вам такси? — спросила я у девушек.

— Я их подвезу, — твердо сказал Артем.

— Нет… — опять нервно начала Лена.

— Я подвезу, ― тон друга был непререкаемым.

Недоуменно посмотрев на Лену, я опять ее не поняла. Артем и раньше их подвозил. Что теперь-то случилось?

— Вот и славно, — приняла предложение Юля, странно косясь на сестру.

Та угрюмо молчала.

Уже попрощавшись со всеми и буквально проводив за порог, я неожиданно вспомнила слова Хорсова о том, что это все связанно, и окликнула друзей.

— Скажите-ка мне, у вас ничего странного не происходило за последнее время? — чуть нахмурившись, я вопросительно на них взглянула.

Друзья, недоуменно на меня посмотрев, покачали головой.

А я опять испытала какое-то чувство недосказанности и тревоги. Что же я упустила?

ГЛАВА 6

На следующий день я под разными предлогами обзвонила наших с Валей общих знакомых, объездила все места, в которых она могла бы быть. И ничего не нашла: ни пропажу, ни каких-либо следов о том, куда бы подруга могла деться.

Вернувшись вечером домой, я была совершенно уставшей и вымотанной. Поняв, что нужно расслабиться, мне захотелось понежиться в ванной. Наполнив ее водой и душистой пеной, я удобно в ней устроилась и выкинула из головы все мысли. Нужно от всего отдохнуть. Теплая вода, ароматная пушистая пена вокруг меня, звук тихой ненавязчивой музыки из гостиной помогли расслабиться и разморили. Но стоило моим векам закрыться, а сознанию окунуться в состояние полусна, как раздался звонок мобильника.

— Черт! Вот кому я сейчас понадобилась? — задала сама себе риторический вопрос.

Приподнявшись и нашарив на полу телефон, я ответила на вызов.

— Это я, нужно поговорить.

Не ожидая услышать голос Валиного брата, я плюхнулась обратно в ванную. Прозвучал всплеск, и в трубке тут же раздался вопрос:

— Ты там что, моешься?

— Нет, пока только лежу в ванне, — недовольно ответила я.

— Блин, что, другого времени не нашла, чтобы поплавать? — разозлился оборотень.

— Тебя забыла спросить! Говори чего надо и проваливай! — окончательно взбеленилась я от такой наглости.

— Мне нужно поговорить!

— Не ори! Когда ты подъедешь?

— Уже в лифте поднимаюсь!

— … … ! — высказалась я в пространство, отключаясь.

Быстренько помыв голову и ополоснувшись, я завернулась в халат и отправилась открывать дверь.

На пороге стоял очень злой Хорсов.

— Смотрю, ты не торопилась, — прорычал он, отодвинув меня и пройдя в квартиру.

Опешив от такой наглости, я сказала:

— Еще раз на меня зарычишь ― и уйдешь на шашлык!

Молча зыркнув в мою сторону, кошак отправился на кухню, и мне ничего не оставалось делать, как последовать за ним, сверля его широкую спину злым взглядом. Тем более я не ела. Пройдя к холодильнику, я достала большую пиццу и поставила ее разогревать. Но не успела сесть за стол, как на меня глянули два голодных кошачьих глаза.

Сама не веря себе, я произнесла:

— Будешь?

Криво усмехнувшись, Хорсов спросил:

— Пицца с ядом?

— Ради тебя накапаю, дорогой! — просюсюкала я.

Снова мрачно на меня посмотрев, Андрюсик потянулся за едой. Вкушали пиццу мы молча и только периодически зыркали друг на друга. И в это время я размышляла о том, что мне сейчас оказали великую честь, вкусив со мной пищу. Уж не знаю почему, но оборотни с кем попало не едят. Раз жует то, что дала, значит, доверяет, хоть и терпеть не может.

Закончив есть, мы так же молча налили себе кофе и отправились в гостиную.

— О чем ты хотел поговорить?

— О Вале. Ты что-то явно утаиваешь от меня.

— С чего ты решил? — нахмурилась я, смотря на свою чашку.

— Потому что людей не крадут просто так. Я проследил, где и кто покупал портал.

Вот тут я уважительно присвистнула. Не у каждого есть такие возможности.

— Я проверил практически всех более-менее серьезных людей нашей страны. Никто в последнее время ничего подозрительного не предпринимал.

Мои брови приподнялись вверх.

— Значит, плохо искал.

Оборотень подался вперед в кресле и зарычал.

— Не зли меня, Рогова…

Только наш спор с Хорсовым был готов выйти на новый виток, как в мою дверь позвонили.

Я, удивленно вскинув голову, подумала, кто бы это мог быть.

— Любовник? — неприятно усмехнувшись, спросил кошак.

— Нет, — ответила я, прислушиваясь, но больше трель не повторилась.

Понимая, что мне не послышалось, я пошла открыть дверь и посмотреть, есть ли там кто-нибудь. За моей спиной незримо вырос Хорсов.

Подозрительно на него покосившись, я открыла замок и распахнула дверь. А за ней никого не было, кроме лежащего на полу длинного продолговатого кулька.

Оборотень спросил:

— Что это?

В ответ я взглянула на него как на ущербного и задала встречный вопрос:

— Ты с детства такой умный, или это операция?

Наш обмен любезностями был готов перейти в склоку, когда кулек на полу завозился.

От неожиданности испугавшись и взвизгнув, я отпрыгнула назад и врезалась в стоящую там большую кису, наступив ей на конечность.

Киса проматерилась сквозь стиснутые зубы.

А из мешка послышалось знакомое мычание, и через секунду я уже поняла кто это.

Защита тут же была снята, и мешок внесли внутрь.

Разорвав его одним движение руки, Хорсов тем самым немало меня впечатлил. Сильный, зараза, даже для перевертыша.

Из разорванного мешка на нас смотрела Валя и с заклеенным ртом что-то нам взволнованно мычала.

Протянув руку к скотчу, я резко оторвала его.

— Ой… ― вскрикнула подруга и быстро добавила: — Развяжите меня скорее, я в туалет хочу не могу!

После того как пленница была освобождена и сделала все свои дела, мы все немного успокоились. Я приготовила чай, и мы расположились в гостиной.

— Валя, давай рассказывай, что это было? Ты перепугала нас до смерти! — зарычал Хорсов.

— Не рычи здесь! По мешку, что, было непонятно, что все это произошло не по ее воле? — одернула я оборотня.

— Как приятно, что дома ничего не меняется, — раздался в тишине комнаты голос Вали, пока мы с ее братом сверлили друг друга глазами.

Но эти слова привели нас в чувство, заставив снова обратить внимание на виновницу наших волнений.

— Рассказывай, — сказала я, забираясь с ногами на диван.

Оборотень последовал моему примеру и расположился в кресле.

— Да мне нечего вам рассказывать. Я отправилась утром на работу, и, когда зашла в лифт, сзади меня схватил кто-то неизвестный и прижал к моему лицу какую-то тряпку, после чего я провалилась в беспамятство. Очнулась в комнате, где не было окон и имелись только голые стены, кровать, туалет и железная дверь. Раз в день меня усыпляли и оставляли еду и воду. Вот, в общем-то, и все.

Некоторое время в комнате царило молчание, которое прервала я.

— Зря ты говоришь, что ничего не можешь сказать о нападавших. Просто не знаешь, как именно нужно собирать сведенья. Тебе необходимо обратиться в контроль и сообщить о том, что тебя похитили. Они вытащат из тебя гораздо больше информации.

— И сегодня же съезди в больницу, несмотря на то, что явных повреждений нет. Еще не известно, что все в порядке. Кто знает, какой гадостью они тебя травили? — проявил заботу брат подруги, и в этом я его поддержала.

В этот вечер Валя, съездив в контроль и больницу, осталась ночевать у меня, а завтра решила поехать к родителям. Они очень испугались и хотели видеть дочь, чтобы лично убедиться, что с ней все в порядке. Пригласили и меня. Притом не имелось никакой возможности отказаться, так как со мной желал поговорить Ратибор Владиславович. А значит, придется ехать.

Утром за завтраком, решив отдохнуть последний день и лишь потом вернутся на работу, я составляла план моих дальнейших действий. И когда уже практически приняла решение заехать к Артему, чтобы спросить, не узнал ли он чего о Вале, как ко мне присоединилась подруга.

— Доброе утро! Как ты?

Выглядела Валя немного похудевшей, с темными кругами под глазами. В общем, неважно.

— Нормально, ― и после того как встретила мой скептический взгляд, добавила: — Действительно нормально.

— Какие планы на день?

— Мне нужно съездить в одно место.

Посмотрев на подругу, я вопросительно приподняла брови.

— Секреты от меня?

Собеседница тяжело вздохнула и призналась:

— Я хочу съездить к Дмитрию.

После этих слов я подавилась чаем.

— Э-э-э-э… — прокомментировала я.

— Да я знаю, что это странно, но необходимо. Находясь в том странном месте, я в первый момент испугалась, но в одиночестве и изоляции мне нашлось о чем подумать.

После таких слов я, притихшая, сидела и смотрела на подругу. Раньше она была несерьезной взбалмошной капризной и очень доброй. Сейчас же передо мной сидел несколько другой человек, и непонятно какие изменения он вскоре продемонстрирует мне.

Это я и сообщила подруге.

— Рано или поздно все взрослеют, — ответила мне на это Валя. — Жаль, что у меня был такой вот способ.

После этого она ушла одеваться, а я окончательно решила съездить к Артему, да и к девочкам не лишнее было бы заглянуть.

Вокруг все меняется, и я даже не знаю, что ждет меня сегодня.

***

Артем работал в самой большой и популярной газете нашего города. Трудясь в должности одного из ведущих журналистов, он часто ездил в командировки, бывал в разных местах и на различных мероприятиях, а также имел кучу полезных знакомых. Но, несмотря на плотный график, для друзей он всегда находил время. Вот и сегодня: едва я позвонила, как он моментально выделил окно.

Приехав немного пораньше, я поднялась в редакцию. Охрана, знавшая меня в лицо, пропустила внутрь даже не звоня Артему, и я сразу направилась к лифтам.

Поднявшись на четвертый этаж и поздоровавшись с сотрудниками, я целенаправленно прошла к кабинету друга и только решила распахнуть чуть прикрытую дверь, как услышала взволнованный голос Лены.

Странно, почему Артем не сказал мне, что она тоже заедет?

— Ты не имеешь никакого права что-то от меня требовать! Это мое решение, и я его менять не стану!

При этих словах мои брови от удивления взметнулись вверх. Никогда не видела нашу тихоню столь взволнованной.

— Это неправильно, так нельзя. Доверие должно присутствовать.

— Доверие нужно заслужить. К тому же с некоторых пор я считаю, что далеко не всем в окружении стоит верить. Я не жалею о своем поступке.

— Раз так, то и я ни о чем молчать не собираюсь и скрывать ничего не буду.

В кабинете повисло молчание, и я в этот момент открыла дверь.

Оба собеседника замерли в растерянности, как будто им было что скрывать. Я, зная, что рубить с плеча нельзя, оскорблять друзей подозрениями не собиралась, поэтому сделала вид, что ничего не слышала.

— Привет! Артем, а почему ты не сказал, что Лена тоже здесь?

Друг замялся, и мне это очень не понравилось.

— Потому что я зашла неожиданно. Нам нужно обговорить некоторые фотографии для статьи.

Если бы я не знала, что на самом деле все не так, то поверила бы. Лена была фотографом, и они с Артемом часто работали вместе. Даже притом, что девушка жила в другом городе.

Но перед этим я слышала совершенно странный разговор, и в нем не обсуждался лучший ракурс снимков. Факт остается фактом ― подруга мне соврала. Знать бы теперь зачем.

Переведя взгляд с нее на Артема, я заметила, как он с силой сжал челюсти.

— Но видимо, мы так и не пришли к общему знаменателю, — добавила Лена.

Взяв вещи и попрощавшись, она ушла.

В этот момент, посмотрев на Артема, который устало опустился в свое кресло, я спросила:

— У вас все хорошо?

Но друг только махнул рукой.

— Не обращай внимания, мы сами разберемся.

Пристально посмотрев на Артема, я была готова согласиться с ним, если бы не последние события, которые произошли в наших жизнях. Ладно, подождем и посмотрим.

— Я хотела спросить, не узнал ли ты какую-нибудь информацию о Вале?

Друг хмыкнул.

— Когда она вчера позвонила и рассказала о своей доставке, я сначала не поверил. Все это очень подозрительно.

Не могла с ним не согласиться.

А Артем, откинувшись в кресле, начал доклад:

— Я вчера весь день посвятил тому, что вынюхивал все о нашей подруге, но ничего подозрительного не нашел. Все как у всех. Есть недруги, недоброжелатели, завистники. В общем, ничего нового или необычного. Есть пара девушек, у которых она увела парней, и много мужчин, которые имеют на нее виды, но она их либо бросила, либо не обратила внимание. Но никого, кто бы имел возможности ее похитить и провернуть такую операцию. Никого, кроме, наверное, Дмитрия.

Встретившись глазами с Артемом, я сказала:

— Не-е-ет… он не пошел бы на это. Оборотни, конечно, прямые, жесткие и привыкшие всегда добиваться своего люди, но при этом они очень осторожны, и им чужд риск. А это очень рискованный поступок. Дмитрий не поставил бы под удар пару.

— Но если я не ошибаюсь, то Вале как раз ничего и не угрожало. В отношении него неизвестен только мотив. А в остальном ничто не мешало ему провернуть подобную операцию.

Выслушав друга, я посмотрела в окно на высотные здания.

Если волк действительно похищал Валю, то я знаю почему.

***

Проведя еще некоторое время с Артемом, я отправилась дальше с визитами. И на очереди у меня стояла поездка к сестрам.

Направилась я в новый квартал города, где Лена и Юля сняли квартиру. Сегодня у их мамы вечером был юбилей, и я воспользуюсь возможностью передать поздравления.

Дверь мне открыла Лена. И раньше мало разговорчивая, сейчас она еще больше замкнулась в себе, сильно похудела, и под глазами залегли круги.

— Ты ужасно выглядишь. Что-то случилось? — с порога спросила я, заходя в квартиру.

— Не обращай внимание. Так, мелкие неурядицы. А вот ты сегодня дивно хороша.

— Вы, прям, с Артемом как сговорились. Он тоже мне сегодня комплиментов наговорил.

— Ну, от него чего только можно не услышать, — презрительно хмыкнула Лена. И только я хотела спросить, что, собственно, все-таки происходит, как в прихожую выбежала Юля и потащила меня смотреть то, что они приготовили в качестве подарков маме.

После тщательного осмотра и пересказа, как все это покупалось, меня пригласили на юбилей.

— Не могу. Вы опоздали: меня сегодня уже пригласили Хорсовы. И отказаться уже не получиться ― сам Ратибор Владиславович передавал приглашение.

Сестры переглянулись.

— Ого, ты уже друг семьи, — рассмеялась Юлия.

Я лишь закатила глаза.

— А вам бы только позубоскалить.

— Нечего отнекиваться. Не вы ли с Валей говорили, что на семейные обеды оборотни приглашают только родственников и близких друзей семьи?

— Да, но тут другая ситуация. Мне перепало приглашение из-за этого случая, что произошел с Валей. Так что не фантазируйте себе ничего.

Обе сестры разом помрачнели, и Лена заметила:

— Это ужасно. Вот живешь на свете и не задумываешься, что с тобой в любой момент может случиться что угодно!

Мы с Юлей в удивлении взглянули на нее. Опять бурные эмоции. Оказывается, в тихом омуте черти водятся.

— Но вот нам приглашений не поступало, — вернулась к теме Юлия. — Нам только звонили.

— Как и Артему, — вклинилась Лена. — Я тогда была у него, и он пытался уйти от телефонного разговора.

На это я лишь удивленно посмотрела на сестер. Но они только молча пожали плечами.

Еще немного поболтав, я отправилась домой: мне еще на ужин собираться нужно. Но в тоже время мне есть и о чем подумать.

Почему Артем не упомянул о том, что ему звонил Валин отец? Почему не захотел с ним разговаривать? Хотя не в его натуре уходить от звонков, тем более от звонков родителей друзей. И почему так странно ведет себя Лена?

Что-то в моей жизни и в моем окружении все очень стремительно меняется. И что принесут мне эти изменения, я не знаю…

***

К ужину у Хорсовых я готовилась тщательно. Очень. Платье выбрала себе под настроение: черное с белым воротничком, закрытое, ниже колен. Прям девочка из пансиона. А на ноги одела ярко-красные немного озорные туфли, на высоком каблуке и слегка похожие на башмачки. Золотые сережки с рубинами в качестве бижутерии, золотая цепочка с куличиком ― и все. Хватит с них.

Забрал меня и Валю водитель ее старшего брата, метагор. Эти существа когда-то произошли от оборотней, но их эволюция пошла другим путем. И теперь мы видим малочисленных существ, которые не разговаривают и любят работать руками. Поэтому даже ожидаемо было увидеть его в качестве водителя.

Оборотни практически никогда не водили сами и в какой-либо транспорт садились с большой неохотой и по необходимости. Вот и у Хорсова есть водитель, который, скорее всего, катает его по городу со скоростью детского велосипеда.

Хорошо, что хоть сегодня мы ехали побыстрее, из-за чего Вале было не по себе. Несмотря на то что она несколько лет ездит со мной и на более быстрых скоростях, натура никогда не позволяет ей расслабляться.

За раздумьями я не заметила, как мы прибыли к дому Хорсовых. Это был элегантный двухэтажный особняк, выполненный в викторианском стиле. С характерными для этого стиля украшениями в виде башенок, оригинальных балконов, эркеров и выразительной лепнины. Декоративные фризы на фронтоне и межэтажном поясе придавали особняку своеобразие и красоту дворцовой постройки. А входные порталы и лестницы впечатляли торжественностью. Интересно, внутри все так же?

И через несколько мгновений мне представилась возможность проверить свои предположения. Мы с подругой поднялись по белым мраморным ступеням и, подойдя к внушительной дубовой двери со звонком в виде львиной морды, позвонили. Нам открыл дворецкий и пропустил внутрь.

— Добрый день, Бредбери. Родители в гостиной? — поинтересовалась Валя.

— Да, мисс.

— Мисс? — с любопытством взглянула на подругу.

Мы двинулись вперед, и она шепнула мне на ушко:

— Мама обожает все в английском стиле, и дворецкий у нас из страны туманов.

Осмотревшись вокруг, я решила, что это многое объясняет. Украшением и изюминкой первого этажа дома был зимний сад, расположенный в одном из двух эркеров дома. Открытая терраса со стороны сада, просторный холл, гардеробная для верхней одежды ― я не стесняясь крутила головой, с любопытством все рассматривая. Гостевая комната, в которую мы вошли, была большой, с богатой декоративной отделкой парчовыми драпировками, деревянными панелями из мореного дуба, и так же выдержанной в английском стиле.

Здесь уже собрались остальные члены семейства Хорсовых. Родители подруги стояли около большого открытого камина, в котором весело потрескивал огонь, создавая этим дополнительный уют в помещении. Рядом на диване с недовольной миной развалился Андрей, полулежа и скрестив вытянутые длинные ноги. Сбоку от дивана на изящном маленьком столике стояла фарфоровая чашка, над которой все еще поднималась тонкая струйка пара, и я уловила знакомый аромат валерианового чая.

«Похоже, у кого-то нервы шалят», ― мелькнула ехидная мысль, принеся удовлетворение. С ним лениво облокотившись на подлокотник, сидел Аслан, который, заметив меня, улыбнулся, а в противоположных креслах ― Руслан с женой. Если со средним братом мы знали друг друга, то его пару я видела впервые. Это была высокая стройная женщина со светлыми волосами и голубыми глазами. Очень симпатичная.

Та взглянула на меня с легким любопытством.

Только мы с Валей вошли в комнату, как мужчины, присутствующие здесь, нам синхронно кивнули. Хотя мне кажется, старший брат Вали кивнул только ей, начисто проигнорировав меня.

Не больно-таки и нужно.

Валина мама, Раиса Ивановна, вышла к нам на встречу и расцеловала обеих в щеки.

Обалдеть! Чем вызван такой горячий прием?!

— Дочка, Марго, рада вас видеть. Проходите, присаживайтесь. Мальчики, подвиньтесь!

И мальчики подвинулись, прижавшись к подлокотникам дивана. Валя, прошмыгнув вперед, присела рядом с Асланом и недоуменно посмотрела на меня. А я в этот момент взирала на оставшееся свободным место рядом с ее братом и старалась не скривиться. Хорсов, как все оборотни, не обладал талантом сдерживать свои порывы, и его откровенно перекосило.

Высоко подняв голову, я прошла к дивану и, усевшись, устроилась поудобнее.

Оказавшись прижатой к альфа-кисе, я ощутила жар его тела. У оборотней температура тела на порядок выше, чем у остальных рас. И, подняв голову, я встретилась глазами с женой Руслана. Теперь в ее глазах было узнавание и веселье. Чувствуется, она обо мне слышала.

— Маргарита, позволь тебе представить Саару, супругу моего среднего сына.

Саара, кивнув мне, продолжила рассматривать меня с любопытством, а в гостиной, под чутки руководством хозяйки вечера, потек неторопливый разговор, куда меня постоянно стремились втянуть. Плавно тема коснулась того, что главной чете оборотней хотелось бы внуков, а сыновья не торопятся порадовать родителей. Да и дочке пора бы остепениться.

Валя молча проигнорировала намеки, и Раиса Ивановна в открытую попрекнула старшего сына.

— Андрею пора исполнить свой долг и жениться, но он почему-то не торопится.

— Мама!

Андрюсик мрачно взирал на родительницу, а я бедром ощутила, как напряглись стальные мышцы кошака.

— Что мама? — приподняла брови женщина.

В этот момент в комнату открылась дверь и куда-то вызвали Аслана и Руслана. А Валина мама с Саарой отошли чуть в сторону, чтобы показать ей какие-то альбомы. Я осталась сидеть на диване рядом с подругой и ее братцем, от которого тут же отодвинулась.

— Боишься? — спросил Хорсов, усмехнувшись.

― Конечно. Посидишь тут с тобой, потом блох замучаешься выводить.

Приподняв брови, оборотень поинтересовался:

— Тут полный дом оборотней, ты не думала об этом?

— По ним сразу видно, что они следят за собой, ― и, приподняв рубашку, на которой было жирное пятно, добавила. — Чего о тебе точно не скажешь.

Окинув взглядом всего мужчину, я заметила, что он был уставшим и явно не успел принять душ и переодеться. Оттого мои слова его и задели.

В следующий момент сильная мужская рука обвила мою талию и прижала к боку своего хозяина.

— Тогда я позабочусь, чтобы на тебя мигрировало побольше паразитов.

Я задергалась, пытаясь вырваться, но с тем же успехом можно двигать горы.

— Убери руки по-хорошему, а то я попрошу по-плохому, — зашипела я.

Наклонившись ко мне и оказавшись очень близко, Андрей прошептал:

— Не попросишь. Ты в доме моих родителей, и тебе воспитание не позволит.

Осознав, что он прав, мне захотелось пнуть его, что я и сделала.

— Прекратите, ведете себя как дети малые, — зашипела Валя.

Посмотрев на хозяев вечера, я заметила, что они наблюдают за нами и стараются не улыбаться.

Представив наше поведение со стороны и как выглядит то, что рука Хорсова как клещи сдавила талию, я посмотрела на камин, пытаясь унять жар лица, которое просто пылало от стыда.

В этот момент в комнату вернулись Аслан и Руслан, но тут же замерли около двери, посмотрев на руку своего брата, прижимающую меня к нему. На их лицах было написано веселое удивление.

Чувство стрема просто не покидало меня.

Но тут нас, слава богу, позвали ужинать, и я, наконец отскочив от отпустившего меня оборотня, поспешила за всеми в столовую, слушая сдавленный смех семьи моей подруги. Так стыдно, как сегодня, мне не было еще никогда, и Андрюсик за это ответит. Или я буду не я!

Пройдя в столовую, мы расселись по местам, напротив которых стояли наши имена. Я оказалась вблизи хозяина дома, что немало меня нервировало, так как весь вечер я ловила на себе задумчивые взгляды главы Совета оборотней.

Сначала наша трапеза проходила за неторопливым, ничего не значащим разговором, но потом как-то речь зашла о друзьях Аслана. Старший брат, насколько я поняла, их не одобрял, и теперь они перед отцом переругивались, а значит, и вблизи меня.

Не желая влезать в такую щекотливую тему, я все больше помалкивала. Но неожиданно Аслан сказал:

— Андрей, мне надоел твой контроль над моей жизнью, которая тебя никак не касается. К тому, как я выполняю рабочие обязанности, у тебя претензий нет, значит, не лезь. А вот я познакомлю с моими друзьями Марго. Она им понравится.

Я застонала.

— Не сомневаюсь, — пробормотал Андрюсик. — Непонятно чем тебе поможет э-э-э… она. Хотя на фоне нее…

Я взяла вилку в руку и крепко ее сжала. Спокойно, Маргарита, спокойно. Дебильная кися совсем ничего плохого не имела в виду.

— Как лучше сделать, Марго, как ты думаешь? — в это время спросил у меня Аслан.

Я упустила нить разговора и не совсем поняла, что именно у меня спросили.

— Что она может думать? Она ничего не думает! — злился Хорсов.

Я очень, очень плохая магичка. Совсем нехорошая. И, криво улыбнувшись, я ответила:

— Знаешь, Аслан, я тебе после ужина открою пару секретов.

Хорсов напрягся, но только хотел что-то сказать, как я отвернулась и спросила у Саары первое, что пришло в голову. Она, насмешливо поблескивая глазами, вступила в разговор. А хозяева вечера сидели на разных концах стола, больше помалкивали, наблюдали, улыбались и ждали, когда трапеза закончится.

Именно после этого ужина меня ждал неприятный трудный разговор. Но я об этом еще ничего не знала.

ГЛАВА 7

После ужина Ратибор Владиславович пригласил меня, Валю и Андрея к себе в кабинет. Нам предложили присесть в глубокие кожаные кресла, расположенные вокруг дубового стола на небольших ножках. Буквально через минуту к нам присоединились Даниил и Руслан, с грацией хищных кошек проскользнув в комнату и под нашими взглядами заняв свои места.

Только все расселись переглядываясь, как глава дома взял слово. Повернувшись ко мне, оборотень сказал:

— Маргарита, я пригласил тебя на наш семейный совет и, полагаю, ты понимаешь зачем?

Я неуверенно кивнула. Вроде понимаю.

— Несколько дней назад была похищена моя дочь, и потом, спустя четверо суток, ее вернули обратно. Конечно, это большая удача, но я в нее не верю. Прожив на свете не один десяток лет, я давно уверился, что просто так ничего не происходит.

Некоторое время он, сидя в кресле, молчал.

— Кто похитил ее? Зачем? Выкупа никто не просил, и, кроме этого, ничего более не происходило. Но на похищение были затрачены большие средства, в нем учувствовали несколько рас, и осуществлялось оно с помощью портала. Вроде бы это должно сузить круг подозреваемых, но тем не менее мы практически ничего не знаем. И я уверен, что если кто-то не достиг своих целей в этот раз, то он попробует снова. А значит, перед тем как произойдет еще одна попытка, мы должны знать все. Это понятно?

Все в комнате, включая меня, закивали. Я была полностью согласна с отцом Вали, но пока не понимала, что от меня требуется.

— А значит, Маргарита с моей дочерью сейчас припомнят все, что произошло в их жизни за последнее время странного.

Я недоуменно оглянулась и заметила, что на нас с Валей все смотрят. Поэтому спросила:

— А при чем тут я?

— При том. Я считаю, что взломы твоей квартиры и похищение моей дочери связанны. А значит, не только к Вале у похитителей есть вопросы. Поэтому нужно исходить из того, что это касается вас двоих. Что необычного произошло с вами вдвоем или по отдельности, но похожее?

Неуверенно переглянувшись с подругой, мы начали постепенно разбирать все, что произошло за этот год. Вспоминала, в основном, я, параллельно немного помогая Вале восстановить ход событий. Мне, обладающей практически фотографической памятью, было намного проще, чем ей. Хоть она и являлась оборотнем с невероятными способностями, но обладала довольно взбалмошным характером и избирательной памятью. Она тут же забывала или отбрасывала всю информацию, которая, по ее мнению, была излишней и захламляла багаж ее памяти. Так, например, она помнила, все цвета прошлых коллекций ее любимой марки одежды, но могла забыть, какая фамилия у моего нынешнего начальника. Хотя ей изредка, но приходилось с ним общаться, каждый раз начиная разговор вопросительным пощелкиванием пальчиками и словами: «Э-э-э-э… Как вас там?..».

Когда мы закончили, Ратибор Владиславович поднялся и прошелся по комнате.

— Нет, все не то. Вы что-то упустили! — и, сев обратно в кресло, оборотень устало прикрыл глаза.

— Мне вообще кажется странным, что ты столько помнишь, ― прищурившись, с подозрением смотрел на меня Андрей Хорсов.

— Это потому, что я обладаю от рождения очень хорошей памятью. Если у кого-то голова варит не очень, не нужно думать, что и у остальных так же.

И только Андрей собрался мне в ответ нахамить, как его отец прорычал:

— Хватит! — и уже более спокойно спросил у меня: — Маргарита, ты уверенна, что больше ничего странного в вашей жизни не происходило?

Теперь уже я поднялась с кресла и направилась к окну. А за ним в свои права вступила осень. И, смотря на медленно кружащиеся листья, я опять перебирала события, которые произошли со мной и Валей в последний год. Что-то уже давно не давало мне покоя, но что именно, я понять не могла. Из размышлений меня выдернул раздосадованный голос Ратибора Владиславовича:

— Жаль, что остальные в вашей компании не захотели со мной общаться.

Наша компания… наша компании… Эврика! Резко повернувшись от окна к собравшимся, я забормотала:

— Есть еще кое-что, что случилось… но это не странное… и произошло со всей пятеркой…

— Боже, что ты там мямлишь? — раздраженно поинтересовался Валин старший брат.

— Андрей, — предостерегающе сказал Руслан и, повернувшись ко мне, добавил: — Расскажи нам, и мысль сама вынырнет на поверхность.

Посмотрев на него с благодарностью, я повернулась к Вале.

— Помнишь тот вечер, когда мы в клубе отмечали нашу годовщину? Тогда, выходя из него, мы нашли на улице раненого человека, и, пока оказывали ему помощь, он нам что-то рассказывал.

— Да, точно, было такое! — подтвердила подруга. — Он тогда какой-то бред нес. Наверное, это из-за ранения…

— Что с ним случилось дальше? — поинтересовался Валин отец, и в его внешности проступило что-то хищное, впрочем, как и у остальных в комнате.

— Его доставили в больницу «Флоронца Робертсона», — начала подруга.

А я подхватила:

— И там он умер.

— Человек, которому оказали помощь и который доехал до больницы, где, кстати, лучшие врачи в городе, умер? Странно… — недоверчиво пробормотал Хорсов.

— Может, он… — начал Даниил.

— Нет. Сильно он ранен не был. Поверьте, я маг-криминалист и знаю о чем говорю. Может, конечно, были какие-то внутренние повреждения со скрытыми симптомами, но раз уж он доехал до больницы, то должен был остаться жить. Маги-лекари справились бы.

— Что он сказал? — спросил Хорсов.

— Я не помню, — простонала Валя, морща лоб.

Все посмотрели на меня, как на последнюю надежду. Хотя, если я не вспомню, то и ребята вряд ли точно ответят.

Некоторое время подумав, я подошла к столу и записала: «На юге города, так похожего на сон, найди это место, либо ты обречен. Тринадцатый месяц в третьем окне, пятнадцатый час в восьмой тишине».

— Вот, — передала я хозяину дома. Он взял, прочитал и посмотрел на меня в недоумении.

— Ты уверенна, что он сказал именно это?

Я кивнула.

— Слово в слово.

Листок пошел по рукам, и у всех реакция была похожа на реакцию главы Совета, только Хорсов заметил:

— А мне кажется, в этом тексте есть какой-то шифр.

— Значит, защищать придется всех пятерых, — подытожил Ратибор Владиславович.

— Я думаю, мы и так будем осторожны… — начала Валя.

— Нет. Подсказывает мне мое чутье, что дело серьезное. А оно меня еще ни разу не обманывало. Руслан, возьмешь на себя управление кланом, временно. И тебе придется еще выполнять и свои обязанности, — начал отдавать распоряжения глава Совета оборотней.

Средний сын только скривился, но молча кивнул.

— Даниил, лично будешь охранять двух девушек-близняшек.

— А как же?..

— Дела на время передашь своему заму. Чтобы никто из девушек не пострадал, а то голову сниму.

— Слушаюсь, — угрюмо пробормотал глава безопасности.

Окинув его взглядом, я отметила, что он телосложением немного помельче Андрея. Высокий, сильный, а еще рыжий и обаятельный.

Да, с таким мужчиной близняшки будут в безопасности.

— С Артемом я встречусь лично, и его безопасность мы обговорим отдельно.

Я усмехнулась, представив этот разговор. Для Валиного отца он пройдет непросто.

После этого Ратибор Владиславович посмотрел на меня, потом перевел взгляд на своего старшего сына.

— О нет, только не это! Пожалуйста, не говори…

— Ты будешь охранять Марго и вместе с ней займешься расследованием этого дела.

— Нет! — воскликнули мы с Хорсовым одновременно.

— Она свяжет меня по рукам и ногам! — начал наглый кошак.

— У нее феноменальная память, из-за чего она многое может вспомнить и помочь тебе с делом. Это не с тобой происходили события, а в расследовании любая мелочь пригодится, — невозмутимо ответил отец кошачьего семейства.

— Ни в коем случае нельзя так поступать… — пробормотала я, отступая, и скоро врезалась в подоконник.

Все в комнате вопросительно на меня посмотрели. А в глазах кошака загорелась надежда. Я же как на зло не могла придумать уважительную причину.

— У меня работа! — наконец выдала я.

— Я договорюсь, — благодушно сообщил глава Совета и, посмотрев на нас с Андреем, добавил: — Я не понимаю вас. Близкие вам люди уже отошли на второй план, раз вы держитесь за какую-то детскую склоку. Не стыдно?

Именно в этот момент я поняла, что схватка проиграна.

— Охранять Валю я поручу Ратмиру, он лучший в этом деле.

— При всем уважении, Ратибор Владиславович, но ноги его не будет в моем доме! — в негодовании воскликнула я.

— Значит, Вале придется вернуться к себе, — поставил нас пред фактом оборотень.

Я только тяжело вздохнула, признавая свое поражение.

— А что буду делать я? — поинтересовалась подруга.

— По мере сил помогать… Пока мы не выясним в чем дело, никто себя спокойно чувствовать не сможет.

Посмотрев на Хорсова, я поняла весь ужас того, что сейчас случилось.

Я теперь постоянно буду рядом с ним. А-а-а-а-а-а… дайте мне яду!

***

С ужина мы с подругой ушли рано. Ей нужно собрать вещи, а мне привыкнуть к тому, что в скором времени придется терпеть рядом с собой одного кретина, который приходится Вале братом.

Ближайшие дни представлялись мне безрадостными, и, сварив себе кофе, я решила усесться на любимый диван и расслабиться.

Через некоторое время ко мне присоединилась и Валя.

— Как съездила к Дмитрию? — спросила я, желая отвлечься от всей этой кутерьмы с расследованием.

— Нормально, — ответила подруга и, заметив мой удивленный взгляд, добавила: — Ну, я же не ругаться ездила. Мы поговорили с ним и договорились, что он даст мне время, чтобы я разобралась в себе и приняла решение.

— Целовались? — спросила я с улыбкой и приподняв немного брови.

Подруга покраснела.

— Это ты, видимо, его так убеждала дать тебе время? — спросила я, рассмеявшись.

— Не без этого… — с улыбкой подтвердила подруга.

— И что, он примет любое твое решение? — хитро прищурившись, полюбопытствовала я.

— Не думаю. Скорее, мне предоставили время, чтобы я свыклась с мыслью, что мы пара.

— И как, ты свыкаешься?

— Ну, он так целуется, что я уже не прочь, — мечтательно протянула подруга.

А я на это только закатила глаза и улыбнулась. Похоже, крепость пала.

И, несмотря на жизненные передряги, подруга не меняется. И мне это нравится.

— Переживаешь насчет моего брата? — неожиданно вырвал меня из задумчивости голос Вали.

И мне сразу вспомнились слова, которые мне сказал Ратибор Владиславович, когда я, уже уходя, хотела поблагодарить его за помощь в расследовании тех странностей, что с нами происходят.

— Не стоит. Это для моих детей, — чуть улыбнулся матерый оборотень.

— Вали?.. — неуверенно спросила я.

— И ради нее тоже…

Поэтому, немного помолчав, я ответила подруге:

— Не только это меня беспокоит. В моей жизни в последнее время все очень сложно. А я терпеть не могу неизвестность. А тут еще твой дебильный братец будет действовать на нервы. И что-то мне подсказывает, что в нашем с ним расследовании будет очень мало приятных моментов.

— Ну ладно тебе, не ворчи. Андрей отличный брат и человек. Просто в отношении друг друга вы демонстрируете самые плохие свои качества.

— Ну, видно, все хорошее в нем обошло меня стороной.

— Ты неправа. Андрей очень ответственный. Он много работает с того момента, как сменил отца в управлении кланом. Если раньше наш клан был одним из многих, то теперь он чуть ли не самый сильнейший. Конечно, такой темп жизни и приверженность работе не может не сказаться на его характере и личной жизни.

Мгновенно вспомнив блондинку, которая пыталась отловить кису в кабинете, я хмыкнула. С личной жизнью у него как раз все о’кей.

— Скажи мне, с каких это пор трудоголики начали превращаться в заносчивых дебилов? ― саркастически поинтересовалась я.

Валя улыбнулась.

— Ты несправедлива к моему брату. И глубоко внутри себя ты ведь прекрасно это понимаешь.

Заглянув в себя, я там такой уверенности не обнаружила, о чем и сообщила подруге.

— Ну прекрати, Марго. Вот пообещай мне, что постараешься найти в нем положительные качества!

— Валя, я…

— Пообещай!

— Ну хорошо, — поморщившись, дала я обещание.

Чувствую, оно мне еще аукнется.

— Вот и прекрасно. Но помни наш разговор. А теперь я пошла спать, а то мне завтра вставать рано, да и у тебя расследование.

Не желая думать и говорить на эту тему, я спросила Вале вслед:

— Дмитрий хоть скучал по тебе?

— Да, — раздался из коридора голос подруги. — Сказал, что мое исчезновение его очень напугало и чтобы я больше так не рисковала.

Услышав эти слова, я замерла. Кажется, Андрей говорил, что все это дело держалось в строжайшем секрете и никто об этом не знал. Так откуда же факт пропажи Вали стал известен Дмитрию? И почему он не беспокоился о своей паре и не узнавал о ней, не участвовал в поисках?

Оборотни в отношении своей пары совсем больные, если что-то случается ― и горы перевернут ради нее. А тут тишина. Нет, наверное, всему должно быть простое объяснение. Скорее всего, он контактировал с Андреем, и тот мне просто не сказал.

«Отвлеклась, блин!» ― подумала я, откидываясь на диван.

***

Андрей Хорсов

После того как все вышли, а Рогова так вообще выбежала из кабинета в нервном расстройстве, я посмотрел на отца. Впервые за все время я был согласен с ведьмой на сто процентов и в плане абсурдности идеи совместного расследования, и чувств по этому поводу.

— Не смотри на меня так, Андрей, — тихо сказал отец.

И, присмотревшись, я заметил какой он уставший и расстроенный.

— Ты же знаешь, что это необходимо. Я бы сам занялся этим расследованием, но сейчас я у всех на виду и не могу позволить себе этого. Занять мое место должен ты ― это твой долг, как старшего сына.

Я прикрыл глаза. С самого детства только и слышу слова про обязанности, долг и ответственность. Я никогда от них не уходил, всегда делал то, что нужно, но сейчас это будет просто пытка.

— Ты не понимаешь, как мне будет тяжело… — пробормотал я.

— Андрей, я вообще не понимаю этого вашего детского противостояния. Из-за чего оно? — недоуменно поинтересовался отец.

Не знаю почему, но я не мог разговаривать с родителем на эту тему. Она была для меня очень… личной. Странно, но это так.

— Что ты не понимаешь? Бывает, два человека недолюбливают друг друга, не понимают, не уважают…

— Бывает, но это не ваша ситуация. У вас не просто негативное отношение друг к другу, а практически ненависть. Но и это не главное. Между врагами не может быть доверия и заботы, которая присутствует у вас. Подумай об этом, сын.

Я, покачав головой, попрощался и вышел. Чмокнув маму в щеку, я предупредил, что ухожу и, уже не обращая внимания на ее протесты, покинул это «чудесное» сборище родственников. Хотелось побыть одному и подумать. Сегодня произошли такие события, которые я не предвидел. Всплыл этот шифр, который не шел у меня из головы, это расследование, которое мне навязали. Почему этим занимается не Даниил?

Я готов дневать и ночевать рядом с близняшками, лишь бы не заниматься этим делом с ведьмой, но нет.

«Сын, это ведь твой долг и ответственность…» Гадство! Поднявшись к себе домой и по совместительству наш с друзьями сборочный пункт, я наткнулся на Матвея.

— Привет, — поприветствовал я друга.

— Здорово! — ответил Матвей и добавил, видя мою угрюмую физиономию: — Как же, как же, наслышан. Да, попал ты, брат. Что делать будешь?

— А что, у меня много вариантов? — недовольно спросил я.

— Поговори с отцом.

— Уже. Толку никакого. Это дело очень тревожит его, и мне это не нравится. Отец не нервничает без причины.

Друг только согласно закивал.

— К тому же в одном мой родитель точно прав. Мои отрицательные эмоции к ведьме не повод доверять безопасность сестры кому-то еще.

Внезапно друг засмеялся, да так заразительно, что даже я улыбнулся.

— Ну и что тебе здесь кажется забавным?

Отсмеявшись, Матвей пробормотал:

— Просто я только что подумал о том, что ни к одной женщине ты не испытывал таких чувств, как к этой. Пусть негативные, но обычно своих любовниц ты забываешь, проснувшись утром. А эта не только в память врезалась. Она для тебя личность, ее ты помнишь, как будто она член твоей семьи, и испытываешь к ней чувства. Вон еще и метку на тебе оставила на самом видном месте.

Как паре?

Отогнав от себя тревожное ощущение, которое возникло у меня от его слов, я с угрожающим выражением лица начал на него надвигаться.

Друг, вскочив на ноги, тут же встал в оборонительную позицию.

— Я смотрю, тебе нужно сбросить пар, — заметил он. — Что ж, я всегда к твоим услугам.

Усмехнувшись, я вышел на нашу тренировочную площадку, и мы с Матвеем начали кружить вокруг друг друга.

— Надеюсь, ты не размяк? — поинтересовался друг.

На что я только хмыкнул и бросился вперед.

 

***

Маргарита Рогова

Утро добрым не бывает, и утро следующего дня только подтвердило это правило.

Встала я рано, так как нужно было проводить Валю домой. За ней уже заехал Ратмир, которого я через подругу предупредила не подниматься, иначе лично спущу его обратно.

С этим оборотнем у меня не было конфликтов или какой-то антипатии к нему. Просто, несмотря на то что прошло уже много времени, я не могла простить ему тот случай, на поляне, когда он пустил мне кровь. Конечно, несколько позднее мне принесли извинения, но я так и не простила. Маги, вообще, считались жутко злопамятными существами, и я была тому прямое доказательство.

Обняв меня, подруга крепко прижала к себе.

— Береги себя, пожалуйста. Я и с Андреем поговорю, чтобы он проследил и с тобой ничего не случилось.

— Вот только не нужно мне с утра про Андрея: и так настроение ни к черту, — сразу вспыхнула я, отстраняясь.

— Хорошо, — усмехнувшись, согласилась Валя.

И еще раз обнявшись, мы распрощались. Смотря, как она спускается вниз, я думала, когда мы еще сможем увидеться и поболтать ни о чем?

Но времени на подобные раздумья у меня не было. Нужно было идти завтракать. Через час придет оборотень, и мне необходимо собраться с силами, чтобы его лицезреть.

Когда я заканчивала завтрак, в дверь позвонили. Я тяжело вздохнула, так как уже знала, кто это пришел. Посмотрев на недопитый чай, я с неохотой пошла открывать.

На пороге стоял Хорсов в черном шикарном деловом костюме. И был настолько хорош, что в первое мгновение я даже на него засмотрелась, а потом он открыл рот.

— Я смотрю, ты по поводу своего внешнего вида с утра совершенно не переживаешь? — спросил он, заходя в квартиру.

Все очарование шикарного мужчины исчезло, и остались только Хорсов и костюм.

Не удостоив его ответом, я пошла в свою комнату и закралась в ней на ключ. За дверью раздался смешок.

Подумав, что раз уж ему не нравится мой внешней вид, я просто обязана была сделать ход конем. Достала из гардероба черные джинсы и обычную насыщенного красного цвета водолазку. Одевшись, я посмотрела на себя в зеркало. Красный цвет всегда меня красил, а черные джинсы очень аппетитно обтягивали попку. Забрав волосы кверху в немного растрепанную прическу, я осталась собой довольна.

Пусть теперь попробует позубоскалить.

Выйдя к оборотню в прихожую, я проигнорировала его оценивающий взгляд и саркастическую улыбку, лишь спросив:

— Мне тебя здесь оставить, или ты все же соизволишь выйти из квартиры?

— Очень подходяще ты нарядилась для офиса, — прокомментировал кошак, когда мы ждали лифт.

— А ты, похоже, забыл, что мы идем не работать, а заниматься расследованием.

— То есть мне нужно было одеться как ты, и все бы сразу поняли, что я сегодня не работать собираюсь?

— Ты босс, и можешь прийти в чем захочешь.

— Да, но привлекать к себе внимание все же не стоит.

Я даже не подозревала раньше, что на свете бывают такие противные мужики.

Ехали в Сити мы в молчании. Ни ему, ни мне не хотелось общаться, тем более что мне опять оказали доверие, сев в мою машину, и теперь боролись со своими инстинктами. А я ехала с максимальной скоростью, которую позволял центр города, наслаждаясь своей маленькой пакостью.

Припарковавшись, мы направились в Тайм-сити, и я поддерживала оборотня, которого немного покачивало от моих художеств на дороге. Во мне даже проснулись угрызения совести, но потом я услышала, как он бормочет себе под нос «противная баба», и отошла от него, отпустив. Пусть ковыляет сам как хочет.

Оборотень работал на самом верхнем этаже огромного здания, и перед его кабинетом был целый отдел какой-то канцелярии, которая не отводила от нас взгляда, пока мы шли к кабинету. Видимо, всем интересно, кто такая очередная пассия их шефа? Поймала я и несколько злых завистливых взглядов сотрудниц.

Ага! Значит, на работе не заводим шашни, Андрей Ратиборович?

Пройдя в кабинет главы клана, я первым делом посмотрела на стол, как и Хорсов. О да, нам было что здесь вспомнить!

— Оперативно ты отремонтировал стол.

— Я старался. Присаживайся, — кивнул хозяин кабинета, устраиваясь в большом черном кресле.

Я присела напротив.

— Ну что ж, давай хоть некоторое время постараемся вести себя более-менее лояльно по отношению друг к другу и объединим усилия для достижения общей цели.

Испытующе посмотрев на собеседника, я осторожно произнесла:

— Я не обещаю вести себя образцово, но постараюсь сдерживаться как смогу.

— Вот и славно. А то сегодняшнюю поездку на машине я запомню надолго, — передернулся Хорсов.

Я усмехнулась.

— Все забываю спросить у Вали, почему вы так тяжело переносите быструю езду на механическом транспорте?

— Во всем виновата наша природа и обостренное чувство опасности. Остальные расы даже не представляют насколько опасно передвигаться на машинах, самолетах и так далее. Делая это, мы каждую секунду подвергаем нашу жизнь сильнейшей опасности, и природа оборотней четко дает нам знать какой. Это очень тяжело.

М-да… У оборотней много полезных качеств, но и недостатки очень весомы. На своих двоих или четырех особо много не набегаешься.

— И от скорости передвижения много зависит?

— Конечно. Чем больше у тебя шанс убиться, тем более неприятно ты себя чувствуешь. Страх, тошнота… — поморщился Хорсов.

— Хорошо, я буду ездить помедленнее, — решила пойти навстречу я.

И между нами установился временный очень хрупкий мир.

— Что мы теперь будем делать?

— Я вчера дал задание службе безопасности собрать сведенья на человека, который загадал вам загадку.

— А ты уверен, что это все-таки он виноват в наших проблемах?

— У нас нет другой ниточки, и больше не за что зацепиться. Между тем события уже вышли из-под контроля. Нужно что-то делать…

— Согласна, но меня постоянно мучает ощущение, будто что-то я упустила. И никак не могу понять, что именно.

— Я думаю, нам нужно обмозговать информацию, которая появится к вечеру или самое позднее ― завтра. И я решу, что мы будем делать.

— Ты решишь? Хорсов, я не твоя подчиненная, и не нужно мной командовать!

— Начинается, — закатил глаза оборотень.

— Ты первый начал мне приказывать!

— Поехали к клубу и поэтапно посмотрим, как и что происходило, — произнес этот оборотень, будто не слыша меня.

Я понимала, что веду себя как маленький ребенок, и тем не менее сложила руки на груди и, посмотрев на Хорсова прищуренными глазами, сказала:

— С места не сдвинусь, пока ты нормально не попросишь.

Пожав плечами, оборотень подошел ко мне, подхватил меня под мышку и понес на выход.

Вскрикнув, я уцепилась в первое, что мне попалось на пути, а это был дверной косяк, и, вцепившись в него руками, я начала тормозить наше движение. В итоге получилось, что мы с Хорсовым уже оказались в коридоре перед сотрудниками, где он пытался отодрать мои руки от косяка.

— Ты ведешь себя как ребенок!

— А ты как горилла. Что за привычки применять силу?

— Значит, горилла? — вкрадчиво осведомился оборотень, после чего, резко дернув меня не на себя, а вверх, оторвал от двери и, перекинув через плечо, пошел на выход.

Поняв, как сейчас мы выглядим на глазах всех сотрудников, я покраснела. Увы, сделать в данный момент я ничего не могла. Применив сейчас магию, я либо задену себя, либо спровоцирую падение оборотня. Тогда тот придавит меня ― и ситуация станет еще более неловкой. Но ничего. Я устрою ему перемирие. Я отомщу!

ГЛАВА 8

Из лифта мы вышли уже каждый на своих ногах, и я молча последовала к машине, оборотень шел чуть позади меня.

— Что-то ты притихла, — заметил Хорсов.

— Переживаешь, что я буду тебе мстить за твой самоуверенный и оскорбительный поступок?

— Да.

— Правильно переживаешь. Но сейчас я не собираюсь устраивать вендетту: мы и так уже хорошо всех повеселили.

— Мои подчиненные еще и не такое видели, — обреченно вздохнул оборотень, услышав новость.

А я в удивлении на него посмотрела.

— Подобные выходки для тебя норма?

— Нет. Вот то, что я учувствовал в сегодняшних разборках, их-то как раз удивило. Обычно я спокоен и невозмутим, но, в остальном, всей моей семье присущ сильный и взрывной темперамент. Поэтому они насмотрелись и на папу с мамой и на Руслана, да и в деловых моментах происходило много громких скандалов.

— А вот я не привыкла к таким представлениям, зря ты устроил его сегодня.

— Может, отложишь свою месть до того, как закончим с расследованием?

— Нет, — просто сказала я.

Оборотень глубоко вздохнул.

— Как с тобой трудно… И как сестра с тобой общается?

— Это потому что она умеет нормально общаться, а ты нет.

Когда мы сели в машину, Хорсов напрягся и, видимо, приготовился к волнующей и жесткой поездке, но я вела машину медленно и аккуратно. И кошак всю дорогу на меня подозрительно косился, думая, в чем подвох. Но я была совершенно спокойная и умиротворенная.

Промолчав всю дорогу, мы примерно через полчаса были на месте происшествия. Припарковавшись, я подошла к запасному выходу из клуба.

— Вот, смотри. Отсюда мы вышли и направились вдоль прохода между зданиями.

— Ничего не слышали?

Я посмотрела на него как на ненормального и покачала головой.

— Что мы могли слышать, если выходили из клуба шумной компанией? Это нас слышали, а не мы кого-то.

— И не только слышали, но и видели.

— С чего ты взял? — пристально посмотрела я на оборотня.

— С того, что они точно знают кого искать, значит, видели вас. И судя по твоей квартире, они что-то ищут, но не знают у кого-то, что им нужно. Следовательно, они думают, что у вас находится то, что им нужно, или они думают, что находится. Второе намного хуже.

— Потому что в этом случае мы не можем отдать то, что им требуется, и решить ситуацию без лишней крови.

— Просто так ситуацию решить все равно не удастся.

— Почему?

— Потому что люди, которые убили того мужчину, очень серьезные и уже один раз пошли на преступление из-за чего-то ― значит, убить могут снова. Конечно, все может быть достаточно безобидно, но, мое мнение, вы все живы только пока они не нашли то, что им нужно. Как только это произойдет, ваша жизнь потеряет ценность и они уберут ненужных свидетелей.

— Но ведь мы ничего не знаем!

— Сразу видно, что ты не вращалась в мире больших интриг. Это сейчас ты не знаешь ничего, но потом может всплыть какая-то информация, и кто-то из пятерки, сопоставив факты, может о чем-то догадаться. А ведь, например, Артем, Валя или близняшки люди публичные. Они могут быть услышаны, если им будет что сообщить обществу. Зачем этим людям такой проблемный неизвестный фактор. Гораздо проще его убрать.

— Откуда у тебя такие выводы?

— Я бы так поступил.

В этот момент у меня по телу пробежали мурашки. Все-таки семейка у Вали страшная. Я их знаю с близкой стороны, но вот если встать на пути богатых и влиятельных людей…

Отринув упаднические мысли, я стала ходить около места происшествия кругами, рассказывая про тот далекий вечер во всех подробностях и размышляя о том, что, может, я что-то упустила. Пыталась вспомнить каждую деталь: вдруг что-то окажется важным?

Но, пробыв около клуба около часа, мы, казалось, воспроизвели ситуацию, с помощью моей памяти, во всех подробностях, но я так и не поняла, что же мне показалось странным и запало в мое подсознание, не желая оттуда выходить.

Мы уже ехали в сторону моего дома, когда Хорсову на мобильник позвонил Дмитрий. Конечно, я не обладала острым слухом оборотней, но тот так орал, что довольно трудно не услышать.

— Андрей, как ты мог?!

— Что? — судя по лицу оборотня, тот и правда ничего не понимал.

— В связи с чем ты подозреваешь меня в похищении Вали?

— С чего ты взял, что я подозреваю? — пробормотал кошак.

Пробормотал довольно уверенно, но были в его голосе интонации, которые бывали и у подруги, когда она врала.

— С того, что птичка на хвосте принесла.

— Вот с этой птичкой и разговаривай, и заканчивай на меня орать! ― прорычал в трубку раздраженный Хорсов.

Решив не доводить до конфликта, который нам не нужен, я выхватила у Андрея трубку.

— Это он узнал от Вали, — сообщила я кошаку и, поднеся телефон к своему уху, сказала волку на другом конце провода: — Это не Хорсов, а я тебя подозреваю.

— А то я не знаю, откуда на самом деле ветер дует!

— Мой тебе совет, выключи мужской шовинизм и послушай меня. Валя поняла во время нашего последнего разговора, что я отношусь к тебе с подозрением. У меня есть на то причины. И проговорилась тебе, я права?

В этот момент у меня забрал телефон его владелец, чтобы сказать:

— Если хочешь поговорить на чистоту, то приезжай ко мне в квартиру.

— Тогда и визави свою захвати. Мне и ей тоже есть что сказать.

— Она не моя… — начал оборотень, но в трубке уже были гудки.

— Говори адрес, — мрачно буркнула я оборотню.

Он назвал, и я, взглянув на часы на приборной панели, круто развернула машину.

Чувствую, домой я сегодня попаду нескоро.

***

Мы плавно подъехали к странному серому двухэтажному зданию с трапециевидной черепичной крышей, и припарковались напротив одного из десятков крылец.

«Судя по всему, этот старый дом был первым предвестником появления таунхаусов в незапамятные времена», — скользнула ехидная мысль в голове, пока я активировала защиту автомобиля.

Зайдя в квартиру, Хорсова я обомлела. И это еще мягко сказано. Это был какой-то железный бункер или берлога диверсанта-подводника. По сравнению с тем, в чем живет его семья — это просто халупа.

Дверь, изнутри обитая железом, не радовала взгляд грязными серыми смотровыми окошками. Затем шел длинный коридор, который заканчивался тупиком с лестницей на второй этаж. Справа, прямо возле двери, была привинчена непонятная круглая цистерна, из которой в противоположную от входа сторону выходили странные трубки ― у меня возникло предположение, что это, возможно, система отопления… Слева от меня был, судя по его виду, склад различного хлама, а к нему примыкал большой шкаф-гардеробная. Открыв рот, я прошла чуть дальше и начала подниматься по металлическим ступеням на второй этаж, держась за круглые поручни в виде железных труб.

— Боже…

— Нравится? — приподнял бровь оборотень.

Ошалело оглядываясь, заметила между этажами подвесную кровать, которая располагалась прямо над этой странной цистерной и была похожа на походную койку, а не на ложе главы клана кошек. Ну, с его силой и прыгучестью туда забраться не проблема. Но как быть остальным?.. Я отвернулась от кровати и, взглянув на площадку между двумя пролетами лестницы, увидела большой рабочий стол, заваленный документами и прочей канцелярией.

Проследив взглядом еще чуть выше, узрела небольшой закуток, выделенный для кухни, в котором царил огромный холодильник. А справа от кухни, как я догадалась, была расположена ванная комната, после которой вдоль оставшейся стены располагались встроенные книжные шкафы, заполненные множеством книг. В крыше и стенах виднелись небольшие наглухо закрытые окна с тусклыми от пыли стеклами, но через которые ночью, задрав голову, можно увидеть звезды и луну…

В конце я не выдержала и спросила:

— Как же ты здесь живешь?

Позади меня раздался смешок.

— Нормально. Все, что нужно одинокому мужчине, здесь есть.

— Женщины и холодильник? — усмехнувшись, спросила я.

— Холодильник, безусловно. Но посторонних женщин здесь не бывает.

— Я должна быть польщена?

— Нет. Ты вынужденное исключение.

— Могу уйти.

— И избавишь Дмитрия от счастья общения с тобой? Не-е-е-ет… Чувствуй себя как дома.

Пожав плечами, я решила воспользоваться предложением хозяина.

Забравшись по металлическим ступенькам на кухню, я залезла в холодильник. Так… Пиво, мясо жаренное, сырое мясо, немного овощей.

— А сладкого нет? — спросила я у Хорсова.

— Тебе вредно, растолстеешь еще, — раздался голос у меня прямо за спиной.

От неожиданности вскрикнув, я подпрыгнула и врезалась в хозяина квартиры, наступив ему на ногу шпилькой. Тот застонал и спросил сквозь зубы:

— Ну почему ты такая неуклюжая?

И наше препирание началось бы по-новому, но тут я увидела его, наверное, самое прекрасное существо на свете ― огромного толстого белого кота.

― Какая лапочка, — пробормотала я, направляясь к живности.

Определенно, в это чудо я сразу же влюбилась.

— Осторожно, он не любит чужих.

Но я не обратила внимания на это предупреждение и, подняв тяжелую тушку, прижала к себе, начав поглаживать кота и чесать за ушком.

— Предатель, — донеслось с кухни.

— Он красавец, — сказала я, и точно после моих слов кыся замурлыкала еще сильнее.

— Как его зовут?

— Бекон.

Посмотрев на оборотня как на сумасшедшего, я спросила:

— Почему ты его так назвал?!

— Просто он любит мясо.

Примерившись к тяжести тушки в моих руках, я подумала, что для кота его пристрастие бесследно не проходит бесследно.

— Так это ему куча мяса в холодильнике?

— Не только. У меня только недавно закончились дни безумия.

Ах да, как я могла забыть про одну из слабостей оборотня. Раз в месяц у них случаются критические дни, которые длятся в среднем около трех суток. Оборотень превращается во вторую свою ипостась и на протяжении всех дней безумия находится в животном обличии. И рацион в этот период у них соответствующий.

— Как же ты решился завести кота?

Оборотни относятся к братьям своим меньшим снисходительно, но никогда не признаются ни себе ни другим в своем особом расположении.

Хорсов закатил глаза и сказал:

— У тебя богатое воображение. Просто он пришел сюда и отказался уходить…

— Ну да, ну да…

Я посматривала на Хорсова и хитро улыбалась, чем прилично раздражала его.

Решив, что ждать еще долго, я подумала, что нужно это делать с максимальным удобством для себя. Но только я развалилась в кресле и расслабилась с Беконом на руках, как в дверь позвонили.

Прервав перекус, оборотень пошел открывать ― и вот уже спустя несколько секунд напротив меня разместился злой Дмитрий. Кошак сел рядом.

— Что ж, теперь то все и выясним… — заметил волк, взглянув на меня сузившимися глазами.

— И правда, — согласилась я.

— Может, тогда ты объяснишь, почему ты настраиваешь Валю против меня?

После этих слов я в недоумении уставилась на Дмитрия, а Хорсов на меня.

— С чего это ты взял, что я настраиваю свою подругу против тебя?

— Потому что некоторые вещи, которые я слышу от нее, мне не нравятся, и их авторство присваивается тебе, — прорычал волк.

— Дмитрий, не возьмешь себя в руки ― выставлю вон! — зарычал в ответ кошак.

— Ты, видимо, неправильно воспринимаешь Валю как личность. Она не безвольное растение и довольно плохо поддается внушению. Конечно, к моему мнению она прислушивается или принимает к сведенью, но не более. И все трудности, которые есть или были между вами, не имеют ко мне никакого отношения.

— Прямо-таки не имеют?

— Прямо-таки нет. Единственные подозрения, имеющиеся у меня на твой счет ― это похищение Вали.

После этих слов зрачок Дмитрия резко вытянулся, но он сохранил спокойствие хотя бы внешне. По всему было видно, что и хозяин дома весь подобрался.

Не знаю почему, но я не боялась волка. Я была уверенна, что Хорсов не даст меня в обиду, да и я маг высшего уровня. К тому же животные чувствуют страх.

— И чем же я вызвал подозрения с твоей стороны?

― Давайте обратимся к фактам. После похищения подруги, ты ни разу не поинтересовался где она, хотя твои люди постоянно за ней присматривают. Значит, они однозначно донесли тебе, что она не вышла из Тайм-сити.

— Ты в этом так уверенна?

— Конечно. Маг я или не маг? Это тебе не за обычными людьми следить. Отсюда возникает вопрос: откуда же факт пропажи Вали стал известен тебе. И тут ответ один: ты провел собственное расследование. Но это еще не повод к подозрению.

Я сделала паузу, а Дмитрий хмыкнул.

— Ты утверждал, что Валя твоя пара. Врал? Если же нет, то почему ты не беспокоился о ней, не узнавал о ней, не участвовал в поисках? Это оборотню совершенно не свойственно. Значит, либо искал ее сам, либо сам похитил.

— Я ее не похищал! — все-таки взбесился волк.

— Но у тебя был мотив. Валя упорствовала в отношениях с тобой, и ты решил ей создать стрессовую ситуацию. После таких событий оборотни часто пересматривают жизненные позиции. Но безусловно, вариант нестабильный, невозможно проконтролировать какие именно изменения могут произойти.

— Нестабильный ― это слабо сказано! — воскликнул Дмитрий.

— И тем не менее в итоге эта ситуация вышла тебе на руку.

— Я ради этого не подверг бы пару опасности! — прорычал волк.

— Но если верить словам Вали, ей-то как раз опасность не угрожала.

— Я. Не. Похищал. Ее, — с расстановкой произнес Дмитрий.

— Если придерживаться результатов нашего с Хорсовым расследования, то, скорее всего, нет, — согласилась я. — И все-таки такая вероятность существует.

— Вот уж не думал, что увижу вас в одной упряжке, — съехидничал Дмитрий, переводя взгляд с меня на кошака.

— Жизнь заставила, — ответил Хорсов, и я тяжело вздохнула.

— Ну и к каким результатам в расследовании вы пришли?

Не успел оборотень открыть рот, как я заметила:

— Не твое дело.

— Не доверяете?

— Просто мы еще не готовы чем-либо поделиться, — заметил Хорсов, с неодобрением глядя на меня.

— И помочь вам вы не разрешите? — поинтересовался Дмитрий, смотря на нас исподлобья.

— Лучше присмотри за Валей, — тоже нахмурилась я.

— Ее охраняет Ратмир, — заметил Хорсов.

— Еще одна причина приставить к ней дополнительное наблюдение. Этот криворукий оборотень может опять напортачить и скажет, что случайно.

Дмитрий после этих слов засмеялся, а кошак только закатил глаза.

— А я тебя недооценил, — заметил волк.

— И зря! Она еще та штучка, — приподняв палец вверх, заметил хозяин квартиры.

Проигнорировав этих животных, я вернулась к почесыванию Бекона.

***

Меня разбудил звонок в дверь. Поворочавшись немного, я накрылась одеялом с головой, собравшись досмотреть приятный сон, но в этот момент в дверь опять позвонили. Я застонала и, ели выбравшись из постели, практически с закрытыми глазами пошла открывать.

Какая удача! На пороге стоял Хорсов, что б ему икалось!

Хмуро на него посмотрев, я спросила:

— Ты что приперся в рань глухую?

— Вообще-то, уже одиннадцать часов, — ответил оборотень, смотря куда-то вниз.

Опустив взгляд, я увидела, что стою одетая в футболку и, развернувшись, направилась в спальню переодеваться.

Вслед мне понеслось:

— Знаешь, если присмотреться, то не все в тебе безобразно ― только внутреннее содержание.

Я не испытывала желания пререкаться: просто показала кошаку неприличный жест и захлопнула дверь.

Сегодня настроения наводить красоту у меня не было, поэтому я надела зеленые брюки свободного покроя и такого же цвета широкую кофту с капюшоном. Ноги всунула в красные балетки. Забрав волосы в хвост и окинув себя взглядом, решила, что пора на подвиги.

Выйдя обратно к кошаку, я отметила его странный взгляд и недоуменный вопрос.

— К нам что, приехал цирк?

Опять проигнорировав его, я отправилась на кухню за кофе.

— Что-то не нравится мне такое пробуждение, — заявила я, сделав пару глотков живительного напитка.

— Ты по утрам всегда такая? — спросил оборотень с усмешкой, стоя в дверном проеме и облокотившись на косяк.

— Если меня так бесцеремонно будят, то да. Ты вчера после ухода волка весь мозг мне высушил нотациями и теориями. Тоже мне специалист!

— Между прочим, до того как стать главой клана, я занимался вопросами безопасности, — сообщил мне Хорсов, наливая себе кофе.

— Рада, что ты совсем освоился в моем доме — возмущенно прокомментировала я его действия.

Тот лишь усмехнулся.

— Мне казалось, что оборотни не любят кофе, — предприняла я еще попытку воззвать к совести тигра.

— Если он натуральный, то немного себе мы позволить можем. Но вообще-то, это все пустое. Вода и валерьяновый чай ― это все, что нужно нормальному человеку.

Подойдя и отобрав у наглого мужлана кофе, я стала выталкивать его на выход, приговаривая:

— Неблагодарный кот! Давай-ка пошли отсюда. Раньше начнем ― раньше я от тебя избавлюсь.

Наверное, только благодаря последнему аргументу выехали мы в рекордные сроки.

Уже сидя в машине, молчавший по обыкновению оборотень вдруг спросил:

— Что там с тем вопросом, что я просил тебя вчера узнать?

Взяв мобильный телефон, я увидела пять пропущенных вызовов от университетского друга. Я набрала номер и, слушая гудки, смотрела на подобравшегося и вцепившегося в приборную панель Хорсова.

— Может, ты потом поговоришь?

— Нет, и не вздумай помять мне машину своими ручищами!

В этот момент мой знакомый снял трубку и я сказала:

— Привет, Вов. Извини, что вчера не брала трубку. У тебя есть чем меня порадовать?

— Да. Я поднял дело, и могу тебе сказать, что это темный и непонятный случай. В тот вечер, когда интересующего тебя пострадавшего привезли, я дежурил, и он вроде бы был довольно стабильный. Но вел его не я, а Романов. Вроде бы мы его подлатали, но потом ночью он внезапно скончался. Официальная причина — оторвался тромб.

— А неофициальная?

— А ее можешь сказать только ты, дорогая. У меня не тот профиль деятельности.

— Хорошо. Спасибо, Вов!

— Да пожалуйста. Обращайся, прелесть моя.

Улыбнувшись, я отключилась и наткнулась на прищуренный взгляд Хорсова, который молча меня рассматривал.

— Что? — не понимая, спросила я.

— Нам нужно узнать, где он похоронен и, хорошо бы, еще и кем. Твой жених не может это узнать?

— Вова мне не жених. Он так со всеми знакомыми девушками общается. Нельзя делать такие скоропалительные выводы.

— Мне все равно, я тебе про кладбище говорю.

Вздохнув, я набрала еще один номер. В итоге узнала, что тело похоронило государство на одном из немагических кладбищ. И даже выяснился номер места.

Получив информацию, мы приехали в офис Хорсова, чтобы определиться с дальнейшими действиями. К тому же оборотень должен хоть ненадолго появляться на работе. Наши передвижения в последнее время и так выглядят подозрительно. И дополнительное внимание нам не нужно.

В кабинет Хорсова пришли еще и Матвей с Русланом.

Столько огромных мужиков в комнате, что мне, маленькой и беззащитной магичке, просто страшно и неудобно. Хотя…

Но как только началось обсуждение, все мои фривольные мысли вылетели у меня из головы. Обсудив то малое, что удалось узнать за это время, Хорсов заявил:

— Пора приступать к решительным действиям в расследовании.

— Мы сейчас ничего не можем, — заметил Матвей.

Кстати, из всей этой компании он мне нравился больше всех. Не был бы оборотнем и другом Андрюсика ― можно было бы и роман завести. Ох, за всей этой кутерьмой я забыла о своей трудности!

Но только я немного отвлеклась от расследования, как следующая фраза Хорсова привела меня в чувство.

— Ночью мы идем на кладбище!

Все посмотрели на него как на сумасшедшего.

— Зачем? — спросила я, начиная догадываться об ужасном.

— Мы будем выкапывать этот загадочный труп.

— Андрей, это… — не нашелся что сказать Руслан.

Главный оборотень посмотрел в мою сторону.

— Нам просто необходимо узнать причину смерти.

— Нет, нет, нет! Даже не думай об этом! — вскричала я и, вскочив с кресла, забегала перед стеклянной стеной, за которой открывался потрясающий вид на город, но мне сейчас было не до того.

— Ты не знаешь о чем говоришь! Ты понимаешь, что для вскрытия нужно помещение, инструменты, одежда, в конце концов, препараты!

— Мы найдем все, что тебе нужно. Ты же понимаешь, что причина смерти — это сейчас единственная ниточка.

— Ты представляешь, что произойдет, если мы будем выкапывать труп на кладбище? Да я вскрытие буду делать в каталажке!

— Нет. Мы пойдем на дело ночью.

Представив себе это, я твердо заявила:

— Нет!

ГЛАВА 9

Проклиная все на свете, я пробиралась сквозь заросли высоких сорняков. Вокруг было темно как в … у негра.

Трое здоровых мужиков присматривали за кладбищем, а Матвей и Хорсов с лопатами топали сквозь бурьян. Ну просто мамонты на прогулке.

Надо, конечно, было выбрать мужичков поменьше, но, стараясь отказаться от участия в этом мероприятии, я поставила условие, что пойду, если Хорсов будет копать. Думала, откажется. А он согласился, гад…

И вот теперь, проклиная все на свете, я лезу сквозь стену сорной травы.

— Какой там номер?

— Сто пятнадцатый, — пробормотала я, почесывая ногу, обожженную крапивой.

И магию не применишь ― фон останется.

— Рогова, ты чего там притихла? Не убилась по дороге-то?

Я промолчала, думая о том, как бы сделать больно ближнему своему.

— Эй, скажи что-нибудь…

— Я тебя ненавижу.

— Ну слава богу. А то я уж подумал, что ты себе шею свернула.

У Хорсова на диво хорошее настроение. К чему бы это…

— Лучше закрой рот, пока я ее тебе не свернула, ― мрачно произнесла я. — И плевать на магический фон!

— Тебя посадят.

— Скорее всего. Но оно того стоит.

— Может, хватит препираться? — зашипел на нас Матвей. — Вы еще здесь дебаты устройте. И нас точно найдут.

— Нет, дебаты отменяются, мы уже пришли. Давайте, мальчики, арбайтен.

— Матвей, не знаешь, почему мне так хочется ударить ее лопатой? — мирно так поинтересовался Хорсов.

— Борись с искушением, друг, — хлопнул Андрюсика по плечу Матвей и неуверенно добавил: — Ты знаешь, мне как-то не по себе раскапывать могилу похороненного человека. Как-то это не хорошо.

— Если мы не раскопаем ее, то есть возможность скоро закопать всю пятерку, ― отрезал Валин брат и воткнул лопату в землю.

Так пошла работа. Постепенно яма все увеличивалась и увеличивалась, и мне уже пришла в голову мысль, а не копанул ли здесь кто-нибудь до нас, как раздался глухой звук.

— Вот и все, — прокомментировал Матвей.

— Еще нет. Нам нужно достать гроб, — напомнила я.

И началась новая эпопея, на этот раз по извлечению гроба. Вот он потихоньку начал подниматься вверх. И когда мы практически его вытащили, деревяшка за что-то зацепилась и застряла.

— Рогова, помоги! — прохрипел Хорсов.

Подойдя осторожно к гробу, я постаралась ослабить веревку, чтобы развязать непонятно как образовавшийся узел. Но только я просунула в веревки руки и немного ослабила спутавшийся отрезок, как гроб наклонился в мою сторону и, скрипнув, полетел вниз. И я вместе с ним.

Больно! Очень!

Слегка захрипев, я почувствовала, как меня поднимают в воздух.

— Жива? — спросил у меня Хорсов.

— Да, — ответила я, отплевываясь от земли.

— Вот и славно.

Одним махом вытащив меня из ямы наверх, ребята опять начали подъем чудом не разбившегося гроба. И в этот раз более удачно. В конце им помогал Руслан, подошедший узнать, чего мы копаемся.

В итоге Матвей и средний брат Вали взвалили на свои плечи деревянный ящик, а Хорсов, понаблюдав, как я ковыляю следом ― меня.

Я даже не огрызалась: мне было все равно. Единственное, о чем я думала, так это о том, как сейчас поведу машину. Я была вся грязная, уставшая, и все мое тело болело, а вечер еще не закончился…

Четко следуя указаниям Хорсова, я подъехала к какому-то полуразрушенному зданию. После чего оборотень скомандовал:

― Остановись.

Нажав на педаль тормоза и услышав, как сзади затормозила вторая машина, я огляделась вокруг. Не поверила глазам, вышла и осмотрелась еще раз.

Вокруг полуразрушенного здания небольшим кольцом находился пустырь, и следом за ним шел лес.

— Что это? — с недоумением спросила я у Хорсова.

Матвей, Руслан и еще двое наших помощников тоже вышли из машины и рассматривали окружающую нас местность.

― Это пустырь около полуразрушенного здания электростанции. Это частная собственность нашей семьи. Несколько десятков лет назад здесь случилась авария, и мы перенесли электростанцию в другое место.

Посмотрев на несколько разрушенных стен и порадовавшись тому, что крыша здесь уже давно обвалилась, я осторожно произнесла:

— Хорсов, я понимаю, что это место… м-м-м… очень необычное, и тихое, и заброшенное, и малодоступное, но зачем мы здесь?

Посмотрев на меня с недоумением, оборотень ответил:

— Что значит зачем? Для того чтобы ты провела вскрытие.

Я уставилась на него круглыми глазами.

— Для чего?! Ты что, с ума сошел? Какое здесь может быть вскрытие?! Здесь я тебе только труп смогу выпотрошить!

— Рогова, уймись и включи мозг. Мы не можем делать это у тебя на работе. Или к вам можно просто так принести и вынести труп? Это тебе не мешок с картошкой! В квартире у себя ты его вскрывать не будешь. И где же нам тогда это сделать?

— Ну-у-у, — неуверенно протянула я. — Твоя берлога для этого вполне подойдет, и убрать ее потом не проблема. Там же одно железо.

— Что?!

— А что такого? Все равно у нее вид как у хладобойни…

— А ночевать я в ней как буду? — елейным голоском поинтересовался оборотень и сорвался на крик: — К тебе перееду?!

На это я тоже нашла что возразить:

— Хорсов, ты делец, а я маг-криминалист. И я тебе говорю, вскрытие таким образом не делают. Нужны препараты, которые должны располагаться под рукой, нужен помощник, нужно вычертить пентаграмму, которая на работе у меня универсальная.

— Это все можно сделать и здесь.

Я тяжело вздохнула, не зная, как донести еще до этого деревянного кошака истину.

— Знаешь, Андрей, вскрывать человека на пустыре, в грязи, это как-то… — начал Матвей, но его альфа моментально на него зашипел.

Остальные в нашей перебранке не учувствовали: они выгружали моего клиента.

— Хорошо, — неожиданно для себя приняла я решение. ― Но помогать мне будешь ты.

Открыв рот для того, чтобы, наверно, возразить, оборотень увидел взгляд моих прищуренных глаз и сдался.

— Хорошо. Матвей, дай мне что-нибудь, чтобы зажать нос.

Вот так я и согласилась на этот совершенно безумный план.

Пока мужчины выгружали гроб и располагали его в самом удобном месте, я устанавливала магическое освещение. По этому поводу у нас с Валиным братом опять вышел спор.

— Нам нужно обойтись без магии, — неожиданно заявил этот… м-м-м… совсем необразованный мужчина.

Теперь на него уже уставилась вся компания.

— Андрей, ты сейчас не прав, — начал Руслан.

И Матвей его поддержал кивком головы. Остальные оборотни отошли от нас от греха подальше.

— Что опять не так? Нам нельзя привлекать к себе внимание. А магия всегда оставляет после себя след.

— Не всегда, — невозмутимо возразила я, продолжая начертание на земле символов.

В этот момент меня приподняли с земли и я увидела перед собой лицо Хорсова.

— Что это ты делаешь?

Активировав заклинание, я отбросила от себя оборотня и шлепнулась на пятую точку. Андрюсик же отлетел в сторону, разметав собой и заклинанием землю в стороны.

Руслан и Матвей были все уляпаны.

— Не смей вертеть меня как хочется! Тоже мне нашел подчиненную. Я тебе говорю, что без магии нам не обойтись, значит, не обойтись. И прекрати распоряжаться там, где ничего не смыслишь!

— Еще раз применишь ко мне магию ― отлуплю по жопе.

— Еще раз сделаешь что-то против моей воли ― подпалю тебе хвост. И ты знаешь, что я так и сделаю.

Мы стояли, уставившись друг на друга и сверля взглядами.

Тут раздался голос Матвея:

— На оборотней же не действует магия…

— Это верно лишь отчасти, — заметила я, прервав наши гляделки с альфа-оборотнем.

— Конечно. Рогова всю свою сознательную жизнь провела, осваивая сто один способ как убить оборотня, — ехидно добавил Хорсов.

Щелкнув пальцами, я ткнула указательным пальцем в сторону оборотня, как бы подтверждая его правоту, и вернулась к своему занятию. Мне еще нужно препараты перебрать и освещение дочертить с пентаграммой.

В итоге начали мы вскрытие, когда часы показывали начало четвертого.

Конечно, халата на мне не имелось, только маска с заклинанием, чтобы вонь отбить. Хорсов стоял рядом с непонятно откуда взятой прищепкой на носу. Увы, необходимое для устранения запаха заклинание на оборотней как раз не действовало.

Остальные, как только я сделала первый надрез скальпелем, ретировались.

Пока я работала, меня мучила мысль о нереальности всего происходящего. Я в три часа ночи вся грязная вскрываю в пентаграмме труп на каком-то пустыре. Впервые в жизни почувствовала себя каким-то грязным маньяком.

Закончила я вскрытие, когда часы показывали шестой час утра.

Именно в этот момент перед нами встала проблема: что делать с телом? Постояв некоторое время около него в нерешительности, я сказала:

— Мы должны его похоронить.

— Что, прямо здесь? — спросил Хорсов, но Руслан покачал головой.

— Нет. Никто не должен связать его с нашей семьей. Пусть ребята отвезут его в какую-нибудь деревню неподалеку и там как положено похоронят. Все-таки медик ни в чем не виноват и смерть нужно уважать. Все мы там будем, рано или поздно.

На том и порешили.

Ребята, загрузив гроб обратно в фургон, уехали вместе с Матвеем, Руслан отправился на работу. А мы с Хорсовым отправились ко мне домой. Мне необходимо все обмозговать и составить отчет, сопоставив всю информацию, полученную мной при вскрытии, и заключение врачей.

Но увы, нашим планам не суждено было сбыться.

Только двери лифта открылись, как мы узрели родителей оборотня, которые стояли и рассматривали нас в полном шоке.

В этот момент у меня возникло желание нажать на кнопку и отправиться вниз. Но мы молча вышли из лифта, я молча открыла квартиру и прошла внутрь, отправившись за емкостью для крови. Именно тогда я услышала Валину маму.

— На них напали. Их ограбили, убили, и у них все отобрали.

— Ну, предположим, одежда осталась, ― прогудел отец кошака.

Вернувшись обратно, я собрала у высокопоставленных оборотней кровь, внесла в заклинание ― и они прошли в квартиру, направившись сразу на кухню. И за это я была им благодарна.

Проводив гостей и сменив Хорсова в ванной, я взглянула на себя в зеркало и ужаснулась. Это просто кошмар! Все лицо в пятнах грязи, на голове какой-то колтун, вся одежда в земле и кое-где порвана. М-да.

Приведя, насколько это можно, себя в порядок, я присоединилась к гостям, как раз услышав высказывание Валиной мамы:

— Андрей, нельзя так бесцеремонно вести себя в чужом доме.

Посмотрев на кошака, я заметила, что он уже сделал себе бутерброды и кофе. Наглец, конечно, но сейчас я рада этому факту.

Сграбастав себе два бутерброда и сцапав у Хорсова только что налитую чашку кофе, я привалилась пятой точкой к тумбочке, наблюдая за родителями Андрея. Они восседали за столом с горячим напитком и испытующе на нас смотрели.

Чувствую, разговор нам предстоит долгий ― поспать в ближайшее время не получится. Поэтому, допив кофе, я предоставила возможность Хорсову рассказать про нашу ночную эпопею, а сама пошла в душ. Сил моих больше нет находиться на этой земле.

Отмывалась я долго, хорошенько промывая голову и тело. Мне постоянно казалось, что я еще недостаточно хорошо помылась. И когда я показалась в кухне, Хорсов первым делом заметил:

— Мы уже подумали, ты там утопилась.

— Не мечтай.

— Марго, сын рассказал нам про ваши подвиги, и я хотел бы поинтересоваться вашим профессиональным мнением о смерти этого человека.

— Единственное, что могу сказать — это точно он, — сказала я, вспомнив, как напугало меня узнавание того самого человека, которого я пыталась спасти несколько месяцев назад.

Почему-то меня этот факт испугал, будто бы я все еще надеялась, что это сон. Но вот мертвое лицо того человека мгновенно убедило меня, что все это реально.

— А ты надеялась увидеть кого-то еще?

Хмыкнув, я ответила:

— Моя практика знала и такое… Привозят тебе одного человека, открываешь мешок ― а там совсем другой.

— Интересно, как это ты об этом узнавала, — пробормотал себе под нос оборотень, но я услышала.

— Ну, это заметно, когда вместо белого на стол кладут азиата.

— Андрей… — покачала головой мама

— Что?

— Они еще дети, ― прокомментировал отец Вали перепалку. — И непонятно, что их заставит повзрослеть. Но не будем об этом. Андрей, ты мне одно скажи, как сильно вы наследили, проворачивая свои гениальные операции?

— Могилу мы закопали и забросали травой и ветками, валяющимися неподалеку. Магией пользоваться было опасно. Вскрытие проводилось на нашем южном пустыре, но там кое-кто наследил магией. Труп ребята перезахоронят в ближайшей деревне, — коротко отчитался Андрей.

— Сын, ты что, потрошил человека на пустыре? — негодующе спросила мать оборотня.

Она встала и прошлась взад-вперед по кухне.

— Это просто немыслимо!

— Ну, потрошил, предположим, не я… — пробормотал Хорсов.

— Я делала вскрытие! Если у кого-то не хватает образования это понять ― не мои проблемы. И место, между прочим, ты выбирал, — вспыхнула я.

Тут поднялся и отец Андрея. Переводя взгляд с меня на сына, он сказал:

— Эх дети, что же вы наделали? Вляпались в эту историю по самые уши!

— Отец… — пробормотал Хорсов в полной растерянности.

Я сама тоже не знала куда деваться и не понимала, что такого ужасного мы сделали.

— И помни, сын, что мужчины нашей семьи всегда отвечают за свои ошибки.

И глава Совета оборотней, покачав головой, вместе с супругой покинул нас. А мы с кошаком переглянулись, впервые за многое время испытывая общее чувство. Недоумение…

***

На следующий день встала я уже вечером. Из-за бессонной ночи и размышлений после ухода оборотней легла я уже часов в девять. Поэтому пробуждение окозалось не самым приятным: голова гудела и была тяжелой, тело болело. Посмотрев на себя в зеркало, я отметила, что спереди у меня все в синяках, ссадинах и царапинах, которые к тому же требовали обработки. Тяжело вздохнув, отправилась делать себе ужин.

Хорошо, что я хотя бы Хорсова не увижу. Меня еще вчера предупредили, что сегодня вечером у него какой-то серьезный деловой ужин, на котором Руслан ну никак его не может заменить. И слава богу! А то я или на себя руки наложу, или на него, что вероятнее.

Поев, я приступила к главному мероприятию моего вечера, а именно составлению отчета. Он вроде бы и не нужен, но так мне привычнее систематизировать и анализировать информацию.

Постепенно раскладывая все по полочкам, распределив всю информацию и заполнив все колонки в отчете, сделав анализы взятого вчера материала, я уже была готова приступить к самому интересному, к анализу и заключению, как зазвонил телефон.

Ругаясь, я взяла трубку и прорычала в нее:

— Але!

— Ого, как меня эмоционально приветствуют. Попал в неудачный момент и оторвал тебя от чего-нибудь интересного? — многозначительно спросил Артем.

— Привет, Ромео. Ты практически угадал с предположением, хоть и не до конца.

— Э-э-э-э… как это? — не понял друг.

— Не обращай внимания, — махнула рукой я. — Ты чего звонишь?

— Да вот хотел пригласить красивую девушку на ужин…

— А я сегодня уже ела.

— Значит, поешь еще. Спускайся, я стою около твоего подъезда.

Вздохнув, я обреченно спросила:

— Какая хоть форма одежды?

— Конечно, самая парадно-выходная, — усмехнулся друг.

И я, опять пробормотав ругательства, пошла одеваться. Красное платье, шпильки, вечерний макияж и легкая черная накидка — вот и все, что нужно.

Артем в машине сидел в смокинге и выглядел просто неотразимо.

— Как мы прекрасно выглядим! — отвесил комплимент мой друг.

— Ой-ой, Казанова…

— Я такой, — ухмыльнулся Артем, одновременно вдавив педаль газа, и мы на большой скорости помчались к центру.

Конечно, друг водил намного медленнее, чем маги, и тем не менее после мучений с оборотнем и перемещений в течение двух дней со скоростью улитки это было как бальзам на душу.

— Ну, как ты тут справляешься с расследованием?

— Вот не напоминай мне про него! — воскликнула я, спрятав лицо в руках.

— Что такое? — широко улыбнулся Артем. — Альфа-оборотень тебя доконал?

— Это просто не то слово. Мне кажется, моя жизнь превратилась в одну сплошную черную полосу.

— Ну не преувеличивай.

— Я и не преувеличиваю! Ты не представляешь, что со мной за последнее время случилось, — передернулась я.

— Ты, кстати, не забыла, что завтра должна проводить охранников к девочкам? ― закатив глаза, перевел тему друг.

— А что, они сами адрес не найдут?

— Лучше, если их приведет кто-то, кого девчонки знают.

— Артем, мне кажется, вы все преувеличиваете опасность…

— Марго, ну чего тебе стоит?

— Ну что ты, отведу я мальчиков за ручку к девочкам.

Почему-то при моих словах друг резко помрачнел, но спросить я ничего не успела ― мы приехали.

Передо мной находился один из лучших ресторанов нашего города. Чудесное викторианское здание сверкало огнями и выглядело очень шикарно.

Профессиональный официант проводил нас к столику в центре зала и, положив меню, удалился.

— Я вчера виделся с Валей, — заметил Артем.

— Да? — вскинулась я от меню. — Как она?

— Передавала, что скучает.

— Может, мы с ней увидимся? Что за странная мысль: временно нас изолировать! — нахмурилась я.

— Ну ты же знаешь, что пока только с вами происходили странности. Вот и посчитали, что вам лучше не пересекаться. А вот будет ясно что-то определенное…

В этот момент нас прервал официант, принимая заказ.

— Чем ты занимался в последнее время? — спросила я.

— Ограничил свои передвижения, и решал неожиданно возникшие проблемы. Из-за этой истории сорвался у меня отличный репортаж. Пришлось принять меры…

Не успела я спросить какие, как сзади послышался голос:

— Кого я вижу…

Поворачиваясь, я краем глаза заметила застывшее лицо друга, после чего посмотрела на Лену.

— Привет! — улыбнулась я. — Ты почему здесь? Кто должен не выходить из дома?

Спутник Лены, милый молодой человек в очках, удивленно приподнял брови, услышав это.

— У моей сестры грипп — вот Маргарита и беспокоится, — пояснила ему Елена.

На меня подруга даже не посмотрела и полностью игнорировала мое присутствие.

— Просто кому-то не сидится дома. Видно, совесть не чиста, — едко прокомментировал Артем.

— Моя жизнь не касается никого, кроме меня. И у меня, в отличие от некоторых, рыльце не в пушку.

— Мне вот, как честному человеку, нечего скрывать.

Мы со спутником Елены озадаченно переводили взгляд с одного спорщика на другого.

Что здесь вообще происходит? Почему Лена так странно себя ведет, и что скрывает Артем?

— Ладно. Мы пойдем… — пробормотала подруга, встретив мой испытующий взгляд.

Посмотрев вслед удалившейся парочке, я повернулась к Артему и официанту, который принес заказ, но не успела я открыть рот, чтобы спросить, что это сейчас было, как друг сказал:

— Прекрасная курятина, Марго! Может, расскажешь мне про свою личную жизнь?

«Вот, значит, как? — подумала я и молча воткнула вилку в курицу. ― Хорошо…»

Этим вечером я практически не поддерживала разговор с Артемом, больше отмалчивалась, отвечая общими фразами, и попросила отвезти меня домой, дескать, я устала.

Но на самом деле в моей душе произошел раскол. С одной стороны, обидно, что друзья больше мне не доверяют и не хотят общаться. С другой ― не хотелось верить в худшее.

Вернувшись за полночь в свою квартиру, я закончила анализ информации. Сложила все кусочки и поняла, что мой мир дал трещину.

Выйдя на балкон, я впервые в своей жизни закурила.

ГЛАВА 10

Андрей Хорсов

Я сидел вечером на работе и раздумывал над словами, сказанными мне отцом. Я раз за разом прокручивал их в голове, не понимая, где мы допустили ошибку.

В этот момент дверь в кабинет открылась и вошел Матвей.

— Привет. Что это ты сидишь один? — спросил друг, устраиваясь напротив меня в кресле.

— Думаю.

— О чем?

— Обо всем, ― ответил я, не желая посвящать Матвея в свои сомнения.

Друг понял, но не стал допытываться.

— Андрей, ты в последнее время плохо выглядишь.

— Я так устаю от этой ужасной женщины, как не устаю на работе!

Матвей рассмеялся.

— Ты преувеличиваешь. Она вполне милая женщина, — произнес друг и, видимо встретив мой недобрый взгляд, добавил: — Заметь, не только я так считаю.

— Вот только не начинай мне рассказывать про то, как я к ней несправедлив! Это не ты ходишь с ней повсюду по двенадцать часов в сутки. Не ты смотришь на то, как она в очередной раз натягивает одни из своих дурацких красных башмаков.

— Чем они-то тебе не угодили?

— А ты пробовал появляться в общественном месте с женщиной, которая одевает красную обувь под совершенно любой цвет.

— У нее свой стиль…

— Угу. Такое ощущение, что ей десять.

Некоторое время Матвей молчал и задумчиво на меня смотрел.

— Что? — не выдержал я.

— Мне кажется, тебе нужно больше общаться с Роговой, — сказал друг и хмыкнул, увидев мое выражение лица.

А я не мог поверить в то, что услышал. Я что, с кем-то другим только что разговаривал?

— Ты что, не в себе? — осторожно поинтересовался я.

— Со мной все нормально и с тобой сейчас тоже.

— Матвей, ты говоришь загадками.

— Я вспоминаю нашу с тобой юность. Ты был порывистым, открытым и… нормальным.

— Я такой и сейчас.

— Сейчас да. Но начиная с того момента, как ты занял кресло главы клана, и до всей этой истории ты был непробиваемым и совершенно бесчувственным.

— Раньше ты мне об этом не говорил, — нахмурился я.

— А ты не слушал. Ты работал, работал и еще раз работал. У тебя даже на какие-либо развлечения времени не находилось. Разве что на женщин. Тебя даже на работе прозвали Каменным Тигром.

Я в ответ на это только поморщился.

— А теперь ты снова ожил. И не только.

Вот после этих слов я напрягся.

— Что ты имеешь в виду?

— Андрей, посмотри правде в глаза. К Роговой у тебя особенное отношение, пусть и не очень теплое. Я бы даже сказал, что она уже не часть клана, а часть семьи.

— На что это ты намекаешь? В сводники записался?

— Нет. Я не в личном плане вижу странное. Тут тебе виднее. Я говорю про твое поведение с ней и в отношении нее. Вы оба как маленькие.

Я тяжело вздохнул.

— Знаешь, я сам понимаю это, но когда мы с ней цапаемся, то все благоразумие отходит на второй план.

— Вот об этом я и говорю. Подумай об этом, — сказал друг, поднимаясь.

Посмотрев на него, я спросил:

— Опять пошел смотреть на свою ненаглядную?

— Нет, просто погуляю, — пробормотал Матвей.

— Ну-ну, — хмыкнул я.

Друг вышел, а я посмотрел в окно высотного здания на город.

Мне, однозначно, есть о чем подумать.

***

Маргарита Рогова

Меня снова разбудил звонок в дверь. Нет, это просто день сурка какой-то. Практически каждое утро начинается одинаково.

Встав и толком не проснувшись, я отправилась открывать. Глазок дал мне знать, что на пороге не посторонний человек, а опять наглый оборотень собственной персоной.

Открыв дверь, я посмотрела на Хорсова и только собралась спросить, что ему нужно в рань глухую, как он затолкал меня вглубь прихожей и сказал:

— Одевайся!

— Что случилось?! — спросила я, мгновенно проснувшись.

— Через час у нас появятся все сведенья об убитом мужчине. Давай поторопись…

После такого меня долго упрашивать не нужно. Быстро одевшись, я не стала краситься, нацепила красные туфли ― и была готова.

Наверное, это покажется странным, но этим утром мы с Хорсовым не пререкались, а сидели в машине и просто молчали. Видимо, каждый из нас думал о своем, и делиться своими размышлениями друг с другом мы явно не собирались.

Несмотря на медленную езду, я затормозила перед Тайм-сити через тридцать минут и, выйдя из машины, уже привычно направилась к лифту. Кошмар, я начинаю привыкать к передвижениям с Хорсовым.

В кабинете нас уже ждали Матвей и Даниил.

И только мы все расположились вокруг рабочего стола, как глава безопасности клана раздал нам папки.

— Я понимаю, что несколько запоздал со сбором информации на интересующего нас человека, но мне хотелось представить сразу полную картину, и старался я не зря.

Пока мы просматривали фотографии, прикрепленные к папкам, оборотень продолжил рассказывать нам о своих достижениях:

— В общем, наш неизвестный являлся обычным человеком. Звали его Михаил Горнов, и был он ничем не примечательным человеком. На первый взгляд. Все как у всех: родился, школа, колледж, потом университет. Вроде бы ничего особенного. Но в школе этот Михаил бы отличником, причем не прикладывал к этому никаких усилий. В колледже он выбрал направление биохимии и блестяще закончил его. В институте он выбрал специализацию немного другую. А именно он изучал молекулярную химию и биологию, интересовался биосинтезом. Университет так же закончил с красным дипломом.

Башковитый был мужик.

— Но не это главное. Завершив образование, он устроился работать в БИО, крупнейшую корпорацию нашего города, в отдел секретных разработок, и проработал там пять лет. В это время, как и всю его жизнь, у него практически не было друзей, никакой личной жизни и общественного отдыха. Почти все свободное время он посвятил науке. Видимо, она являлась его единственной страстью и увлечением.

— Что нам это дает? — спросил Матвей Даниила.

Но ответил Хорсов:

— То, что это был далеко не обычный мужчина. Если он жил только работой и больше ничем, то нам нужно искать именно здесь. Над чем он работал?

Даниил пожал плечами.

— Кто его знает? Секретный отдел ― не самое прозрачное место работы. Узнать это крайне сложно. БИО ― крупнейший производитель нашей страны в области магической биологии и генной инженерии. Ее владелец, Иван Гранилов, наверное, единственный обычный представитель рода человеческого, который сумел так подняться. Он очень непростой и серьезный мужик.

— Значит, нужно копать в этом направлении, — подвел итог Хорсов.

— Я сегодня позвоню знакомым и постараюсь узнать хотя бы приблизительное направление в работе БИО, — сказала я, ибо уже предполагала, у кого могу это узнать. ― Хоть точных данных мне никто не предоставит, но слухи и предположения услышать можно.

Открывать свои источники я сейчас не собиралась. Да и нужно ли про них вообще рассказывать? И тут же сама себе ответила, что если все так, как я подозреваю, то да.

― Вот и отлично. А Руслан пока постарается достать как можно больше информации на Гранилова, ― подвел итог Хорсов.

Мне кажется, я начинаю уже привыкать к этому командному тону.

***

Ближе к вечеру я решила направиться к Андрюсику, дабы поделиться сведениями и скооперировать наши действия на завтра. Созвонившись с ним, узнала, что он на работе и ждет меня.

Подъезжая к зданию, я размышляла над тем, как я от всего этого устала. Несмотря на постоянное присутствие Хорсова рядом со мной, жизнь, вроде бы, наладилась. И может, в этом изнуряющем расследовании вообще толка нет?

Поднявшись на верхний этаж, я прошла по совершенно пустому коридору и приблизилась к кабинету оборотня, но входить не стала. Оттуда слышались гневные голоса.

― Почему ты не понимаешь нормальных слов? Я тебе уже сто раз объяснял, что ты мне не нравишься, что встречаться я с тобой не собираюсь и что видеть тебя не хочу!

― Но ты не можешь так со мной поступить! Я так тебя люблю…

― Не нужно мне врать, Светлана! Единственное, что тебе от меня нужно ― это мой статус и деньги!

«Надо же, какой умный мальчик и все-то он понимает», ― со злорадством подумала я.

― Андрей, как ты можешь так говорить? Почему ты такой холодный и непробиваемый? Ты вообще способен испытывать чувства?

― Способен! И мне уже хочется тебя придушить! Последний раз прошу тебя по-хорошему. Отстань от меня!

― У тебя есть другая?

Я присела на стул секретарши, который находился рядом с чуть приоткрытой дверью.

― Да, есть!

Ого, вот это новость! Интересно, кто она такая?

― Это та девка, которую с тобой постоянно видят?

Это она про меня что ли? Э-э-э нет, милая, ты промахнулась.

― Да!

После этих слов я не сразу поняла, что этот дурной оборотень ответил. Это он про меня «да» сказал?

― И ты связался с такой мымрой. Как ее можно сравнивать со мной?

― Конечно, нельзя.

Ах ты кошак драный, вот придет время ― уйдешь на хот-доги!

― Оборотень прежде всего ценит в своей самке силу, а ты слаба, в отличие от нее.

Ладно, хот-доги временно отменяются.

― Я слабая?! ― взвизгнула эта дура так, что у меня практически уши заложило. ― Да я ее одним когтем порву.

А девушка та тоже оборотень. Ну конечно. Высокая, гибкая, с острыми когтями.

За дверью хмыкнул Хорсов.

― Ну-ну. И тем не менее выбор я уже сделал ― и мы скоро повяжемся.

Что?! От такого поворота событий я подавилась и закашлялась. А дверь в кабинет моментально отварилась.

― О! Кого я вижу. Подслушиваем?

Проморгавшись от яркого света, я увидела Хорсова, взирающего на меня с ухмылкой и приподнятой бровью, и за его спиной белобрысую кошку. Вот она-то смотрела на меня с откровенной ненавистью. Может, у нее и правда чувства?

Встав, я подошла к оборотню, покачивая бедрами, и томно произнесла:

― Конечно, дорогой, ведь я должна знать, что происходит с моим женихом, ― и посмотрела в наглые глаза этого кошака.

Тот, чуть поморщившись от моих слов, продолжил игру.

― Конечно, милая, ― и, приобняв меня за талию, провел в кабинет.

Я напряглась.

А после произошли сразу два события. Как только Хорсов разместился за столом, эта глупая дамочка попробовала на меня броситься. Но, во-первых, я ожидала этого, во-вторых, у меня был подвешен на мгновенное применение пяток сильных заклинаний для оборотней.

Вот и сейчас, только она метнулась ко мне, я мгновенно активировала прямое проникновение ― и в то время как она схватила меня за уже защищенное амулетом горло, моя рука прошла внутрь ее и сжалась вокруг ее незащищенного позвоночника.

Оборотниха захрипела. Хорсов вскочил, но остался стоять неподвижно.

― Если еще раз ты на меня нападешь, то я сломаю тебе позвоночник.

― Ты не сможешь: на оборотней не действует магия, ― еле слышно от боли просипела она.

Нет, вот не дура ли?

― Смогу, или тебе сейчас продемонстрировать?

Женщина сжала зубы и молчала.

― Мы так можем долго простоять.

Это с моей стороны уже блеф. Заклинание являлось энергоемким и скоро должно было иссушить меня. Поэтому я еще сильнее сжала руку.

― Ты больше не подойдешь ко мне или к моему жениху. Иначе я тебя покалечу и буду в своем праве.

Самой понравилось, как сказала, и ведь ни словом не соврала.

― Я поняла.

Отпустив женщину, я отошла поближе к Хорсову, вроде бы для того чтобы понежничать, а на самом деле ― чтобы тот, если что, меня прикрыл. Магия была практически на нуле.

Немного посверлив меня глазами, моя «соперница» удалилась, а я устало опустилась в кресло напротив своего «жениха».

― Спасибо, ― поблагодарили меня.

― Должен будешь.

Хорсов хмыкнул.

― И не сомневался даже.

― Почему ты не хочешь быть с ней. Она ведь, похоже, испытывает к тебе настоящие чувства.

― Она не моя пара.

― Но есть редкие исключения среди оборотней, которые, так и не дождавшись своей пары, соглашаются на то, что есть рядом.

― Ну и дураки. Такие практически всегда плохо кончают. К тому же она слабая.

― Ты поэтому не спешил мне помочь, ― мрачно спросила я.

― Конечно. Если уж ты в прошлый раз смогла меня деморализовать, то уж ее раскатаешь запросто.

Устало вздохнув, я сказала:

― Ладно, хватит про нашу с тобой личную жизнь. Как у тебя только язык не отсох сказать такое?..

Поморщившись, оборотень вставил:

― Первое, что в голову пришло.

― И перейдем к нашим планам. В общем, сегодня я узнала, что по слухам около года назад БИО начала создание одного препарата, который может генномодифицировать организм и превращать любого человека любой расы в суперсолдата.

Посмотрев на Андрюсика, я заметила, как тот скептически на меня смотрит.

― Да, идея, конечно, фантастическая, но помимо этого ничего особенного больше не слышно. И как мне кажется, только ради чего-то особенного владелец крупной компании может пойти на преступление. А именно взлом квартиры и покушение. Ты сам говорил, что все может закончиться плохо.

― И ты думаешь, что ради какого-то тоника завертелась бы такая кутерьма?

Я аж задохнулась.

― Если это правда, ты хоть представляешь какие это технологии?! Это военное направление! Это огромные деньги и власть!

Некоторое время помолчав, оборотень сказал:

― Хорошо, тогда сделаем так…

***

Утром меня опять разбудил звонок в дверь. Ужас, это уже становится традицией. Купить, что ли, изоляционные беруши с магической пропиткой?

В этот раз я не посмотрела в глазок и распахнула дверь. На пороге стоял Валин отец. Мгновенно проснувшись от этого факта и представив, в чем предстала пред светлые очи оборотня, я захлопнула дверь обратно и побежала нацеплять на себя халат.

Буквально минуту спустя я впустила улыбающегося гостя в квартиру и предложила кофе. Валин отец, разместившись в гостиной, отказался от восточного напитка, попросив валерьянового чаю, и сказал, не прекращая улыбаться:

― Я так понимаю, ты предполагала, что это мой сын?

― Э-э-э-э да…

― В таком случае ему везет, раз его встречают так каждое утро.

Пробормотав что-то невразумительное, я ретировалась на кухню делать чай и заодно себе кофе. После такого высказывания мне требовалось время прийти в себя.

В гостиную я вернулась буквально через пять минут, поставила перед гостем его напиток и устроилась, напротив.

― Марго, несмотря на то что я приехал сюда немного по иному вопросу, я хотел бы спросить, как ты относишься к моему сыну?

― Э-э-э-э… Которому?

― К Андрею, ― уточнил глава Совета оборотней, приподняв бровь.

― А почему вы… То есть если вы из-за сегодняшнего, то это ничего такого… то есть Хорсов на меня как на женщину не смотрит, так что все в порядке.

Пригрозив мне пальцем, оборотень сказал:

― Не стоит недооценивать мужскую природу, особенно природу оборотней, иначе она может преподнести тебе сюрприз. И ты так и не ответила на мой вопрос.

― Э-э-э-э… Нормально.

Мне было очень неудобно разговаривать на подобную тему, и я думала, как бы перевести разговор, но этого не понадобилось. Словно почувствовав то, как мне неуютно, оборотень произнес:

― Я удивлен тем, что у тебя есть такой прекрасный валерьяновый чай и что ты умеешь его заваривать.

― Годы тесного существования с Валей сделали свое дело.

― И ты, я так понимаю, очень хорошо знаешь нашу расу?

― Ну-у-у да…

Подозрительный он какой-то сегодня.

― Это прекрасно, ― произнес отец Хорсова, делая глоток и при этом пристально на меня взирая.

Зачем он приехал, и к чему этот странный разговор?

― Но хватит о светских темах, и перейдем, пожалуй, к цели моего визита.

Светские темы. Ха! Этот оборотень никогда ничего не делает просто так. И наверняка выяснил все или хотя бы часть того, за чем приехал.

― Я хотел бы обсудить с тобой ваше расследование с моим сыном. В прошлый раз я не стал говорить при Андрее свое мнение. Он воспринимает такие высказывания с моей стороны как контроль и нотации. Но тебе все-таки скажу, что в последней своей эскападе вы сильно засветились. И теперь ваш враг нанесет ответный удар. Но вот как скоро ― это вопрос. Будь очень осторожна.

И после этих странных слов оборотень направился к выходу и, пожелав мне всего хорошего, ретировался.

Я же осталась стоять в прихожей, недоумевая и раздумывая. Зачем приходил отец Хорсова? И что это за странная забота?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям