0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Околдованные души » Отрывок из книги «Околдованные души»

Отрывок из книги «Околдованные души»

Автор: Шаронина Мария Алексеевна

Исключительными правами на произведение «Околдованные души» обладает автор — Шаронина Мария Алексеевна Copyright © Шаронина Мария Алексеевна

Мария Шаронина

Глава 1. Будь сильным! Слабых в этом мире достаточно.

- Докладывай, — отрывисто приказал подъехавшему мечнику воевода, с затаенной болью и гневом оглядывая догорающие дома некогда процветающего селения. Его конь тревожно перебирал копытом влажную от дождя землю, словно, говоря своему хозяину о том, что оставаться здесь уже бессмысленно: живые мертвым уже не помогут.
- Вся деревня вырезана, лишь двое уцелели в набеге, — доложился старшему седовласый мужчина, с ужасом представляя творившуюся здесь бойню. Мечник Боян повидал на своем веку немало, но к зверству урсуров так и не смог привыкнуть.
Темные, жаждущие крови и плоти существа, то и дело отравляли своим внезапным появлением окраинные границы княжества, без разбора убивая всех на своем пути. Никто не знал, откуда и когда появилась эта погонь на земле - матушке, но сжить ее со свету навсегда не получалось. Лишь зачарованная ведунами сталь, могла убить темную тварь, навсегда отправив ту в темные чертоги Чернобога. Беда была лишь в том, что предугадать, когда и где будет нападение, было почти невозможным: лишь сильные пророчицы могли предсказать, в какой стороне княжества случится беда.
И сегодня, они не успели всего лишь на несколько часов.
- Кто? - спросил воевода Золат, мысленно благодаря, светлых богов хотя бы за две спасенные души.
- С мальчишкой уже госпожа Агния, лечит рваную рану, а с другой...- Боян не знал, как объяснить, поэтому просто, махнув рукой в сторону леса, сказал: - Вам нужно самому увидеть.
Направив лошадь за своим ратным, воевода ожидал увидеть многое, но не то, что открылось его взору, стоило только подъехать к кромке начинавшегося леса.
Огромный светлый купол полностью накрыл собой то, что когда-то было большим добротным домом. От избы остался лишь покорёженный деревянный настил пола, на котором лежала пара: светловолосая красивая женщина и широкоплечий крепкий мужчина, так и не отпустивший свой острый меч даже после смерти.
Но удивительно было не это.
Над их телами, рыдая навзрыд и захлебываясь слезами, стояла маленькая светловолосая девчушка. Она что-то постоянно тихо повторяла, оглаживая лица своих родичей, которые уже никогда ее не услышат.
- Никто не смог пробиться сквозь стену, — произнес Боян, с разрывающимся от боли сердцем, смотря на потерявшую родителей дочь. Он был уверен, что именно их сейчас так горько оплакивала девчушка, слишком похожие были черты лица матери и дочери.
- Чистейшая светлая энергия, направленная на защиту того, кто ее сотворил, — княжеская магиня Леда, появилась внезапно, осторожно обходя по дуге контур светлого купола, — и снимет лишь тот, кто ее ворожил.
- Женщина мертва, — произнес воевода, обдумывая, как лучше вытащить девчонку, — вряд ли она скажет еще хоть слово.
- Ворожила не она, — покачала головой магиня, - а ребенок. Она нас может видеть и слышать, но не в таком состоянии: девчушка полностью опустошила себя, и теперь, теряет свою светлую сущность в пучине горя и отчаяния. Если не поторопимся, нас ждет участь пострашнее своры урсур.
- Я не разбираюсь в ваших колдовских тонкостях, — раздраженно откликнулся на слова ведьмы Золат, недолюбливая слишком умных одаренных, — что с ней станет?
- Она переродится черной ведьмой и тогда, вам не поможет даже заговоренная сталь, — невесело усмехнулась магиня, понимая, что нужно действовать, как можно скорее.
Черная ведьма - убийца душ.
И если урсуры терзаю и кромсают плоть, питаясь ей словно бешеные псы, то ведьма заберет себе трофей куда посерьезней. Даже такой маленькой девочке, не составит труда призвать себе души всех, кто находится в нескольких милях отсюда.
Лишь она, да целительница Агния защищены от погибельной магии ведьмы с рождения, являясь светлыми магинями. Черное колдовство не может призвать души тех, кто с рождения благословлён светом.
- И что делать? - спрыгнув с коня, воевода подошел прямо к краю настила, внимательно наблюдая за ребенком. Та, хоть и стояла почти прямо перед ним, но совсем не обращала внимания. Словно и не было его.
- Леда, что тут у вас? - спросила подошедшая целительница, но ответа так и не получила. Ей хватило и мимолетного взгляда понять, что дело скверное.
- Не пробьёшься? - вновь спросила Аглая у магини, прищуривая, зоркие не по возрасту, глаза.
- Выгорю, — коротко ответила Леда, отрицательно покачав русой головой. - Девчонка посильнее будет.
- А еще говорят, что дар вырождается, — тихо фыркнула про себя пожилая целительница, обдумывая, как правильнее поступить.
- Приведите залатанного мальчишку, — приказала она двум дружинным воинам, которые беспрекословно повиновались той, кто не раз выхаживал их на поле боя.
- Говори, что удумала, — подошел к целительнице воевода, поравнявшись с женщиной. Золат помнит Аглаю еще юной девушкой, что пришла служить на благо княжеского рода еще сорок лет назад. Многое повидали они вместе и всегда находили выход из трудных ситуаций.
И сейчас, будет так же.
- Нас ребенок не знает, — задумчиво перебирая в поясной сумке зелья со снадобьями, ответила целительница, — но может, приметив родное лицо среди чужих, и очухается.
- А если нет?
- Смерть заберет почти всех.
Да уж, расклад так себе.
Воевода, хоть и мечтал погибнуть на поле брани, достойно уйдя к предкам, но совершенно не так.
Вернувшиеся дружинники почти несли на своих руках худенького рыжеволосого паренька, еле переставлявшего босые окровавленные ноги. Бледный, изнеможенный, он отличался от трупов только тем, что на его лице, ярко горят лихорадочным огнем, сверкали изумрудные глаза.
- Как звать тебя, парень? - спросил воевода, отмечая, что мальчишка старается устоять на ногах сам, упрямо поджав тонкую линию губ. Стряхнув чужие ладони со своих плеч, прямо посмотрел на воеводу, отвечая:
- Дивей, боярин, — хрипло произнес мальчишка, непроизвольно, кидая взгляд на купол за его спиной.
- Кто под куполом, знаешь?
- Магиня Всемила с мужем Архипом и их дочь, — взволнованно произнес он, впившись глазами в еще одного выжившего в кровавой бойне. Он был уже почти за чертой, когда госпожа целительница вытащила его с того света, а тут...чудо!
- Попробуешь позвать ее? - спросил воевода, надеясь на успех от затеи Аглаи, — она видит и слышит нас, но от горя, потерялась в самой себе. Если не вытащим, быть беде.
Неуверенно кивнув седовласому, но еще крепкому боярину, Дивей приблизился к прозрачной стене купола вплотную.
- Лён, а Лён, идем играть, м? - тихо, ласково попросил мальчишка, совершенно не понимая, как привести в чувство ту, что всегда дразнила и убегала от него и других мальчишек после очередной безобидной проделки. Она была их личным хвостиком, постоянно крутясь рядом, словно маленький щенок под ногами. Обижалась, когда он и более взрослые ребята не брали ее в свою игру, но быстро отходила и вновь принималась за шалости.
Вот и сейчас, Дивею от чего-то подумалось о том, что девчушка должна была, как минимум, удивиться его предложению.
- Водой будешь, а, Алён? - продолжал паренек, всей душой желая, стереть с лица вечно смешливой подружки, невыносимое отчаяние и боль.
- Вей...- эхом отозвалась Аленка, да так тихо, что сначала, паренек подумал о том, что ему показалось. - Вей...
- Алёнка! - громче позвал Дивей, второй раз услышав свое короткое прозвище из уст девчонки. - Иди ко мне, маленькая!
- Все умерли, Вей, их нет больше, — всхлипнула она, наконец прямо посмотрев на друга. - Мамы и папы больше нет.
- У тебя есть я, Лен, — отчаянно прошептал Дивей, сильно сжимая руки в кулаки. То, что творили создания тьмы с поселением и его людьми, ему не позабыть никогда!
- Ты не умер?
- Я жив, маленькая, не веришь? Послушай, как стучит сердце, — мальчишка понимал, что Аленка слегка не в себе, и сейчас, самое главное показать ей то, что она не одна.
Один шаг...
Второй...
И вот...девчонка с легкостью проходит сквозь защищающий ее купол, а худенькие ручки крепко обнимают мальчишескую талию. Светловолосая макушка, тесно прижимается ухом в том месте на теле Дивея, где громко стучит его упрямое сердце.
- Живой, — выдохнула Аленка, чтобы в следующую секунду, начать обессиленно падать.
Дивей, хоть и сам еле стоял на ногах, но не дал девчушке упасть. На помощь, сразу же пришли крепкие руки воеводы, а целительница, приоткрыв рот девочке, что-то в него влила.
- Она спит, слишком долго держала малышка купол, слишком много сил потратила на свою защиту, — объяснила состояние будущей магини Аглая, вставая с колен.
- С ней все будет хорошо? - взволнованно спросил Дивей, разглядывая слишком бледную и хрупкую соратницу по несчастью.
- Теперь, да, — уверенно ответила магиня Леда, — и с тобой тоже.
- Мне то что, — отмахнулся парнишка, — родичей давно нет, дед умер в прошлом году. Я привык сам о себе заботиться.
- Хорошее качество для будущего защитника княжества, — пригладив бороду, произнес воевода. - В ратное услужение ко мне, пойдешь?
- И просить не посмел бы, — кивнул мальчишка, мысленно себе поклявшись: не будет покоя у него на душе, пока не очистит он родную землю от нечисти, изгнав лютое отродье из этого мира навсегда!
- Вот и добре, — Золат на другой ответ и не рассчитывал. Видел, какой решимостью горят глаза Дивея, чувствовал, что будет из парня толк.
- Я упокою всех, а дружинники, пусть костры запалят, — произнесла магиня Леда, готовясь к сожжению тех, кто стал жертвой урсуров. Все знали, что неупокоенные души, еще долго не смогут попасть в небесные чертоги светлых богов.
- Я помогу, — вызвался Дивей, но тут же был остановлен строгим окриком Аглаи:
- Жить надоело? Побереги силы, мальчик, а то загубишь всю мою работу. Зря, что ли, я тебя почти с того света вытаскивала?!
- И то верно, — согласился с ней воевода, — отдыхай сейчас, набирайся сил перед дорогой.
- И куда потом?
- Домой.

Глава 2. У человека две жизни. И вторая, начинается тогда, когда мы понимаем, что жизнь всего одна.

- Алёна, нужно покушать, — целительница Аглая уже язык себе весь стерла этой фразой, который день уговаривая девчушку съесть хотя бы кусочек. Но та, лишь отрешенно смотрела перед собой, не обращая внимания ни на мольбы, ни на уговоры, ни на угрозы.
Итого худенькая одаренная, стала совсем прозрачной, лишь открытые голубые омуты глаз выдавали в ней живого человека, а не восковую куклу.
- Что же мне с тобой делать, горюшко ты мое, — тяжело вздохнула женщина, поднимаясь со скамьи.
После того как они вернулись в княжий терем, прошла седмица.
Девчушку, Аглая сразу же забрала к себе в дом, выхаживать. Но пока, с ролью добродушной сиделки, она неважно справлялась.
Так уж случилось, что не было у целительницы ни мужа, ни деток. Когда молодой была, все от женихов отмахивалась, считая, что посвятить свою жизнь исцелению нуждающихся, ее судьба. Так года и пролетели.
И вот теперь, она совершенно не знала, как подступиться к сиротке, что в одночасье потеряла и родителей, и отчий дом.
- Госпожа Аглая, к вам можно? - звонкий голос Дивей раздался по ту сторону добротной входной двери.
- Заходи, — пригласила паренька женщина, радуясь тому, что хоть он шел на поправку семимильными шагами.
- Как она? - спросил мальчишка, принимая из рук Аглаи целительный отвар.
- Как видишь, — невесело усмехнулась женщина, махнув в сторону девочки рукой. - Если в ближайшее время не начнет нормально есть, то...
Она не стала договаривать, и без слов понятно что будет.
- Может, я попробую уговорить? - спросил Дивей, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, — тогда ведь, послушалась.
- Делай, как знаешь, а я пока до магини Леды дойду, может она что подскажет, — устало ответила целительница и, накинув на плечи теплую шаль, вышла из избы.
- Лён, ведь так же нельзя, — присев напротив одаренной, тихо произнес мальчик, — нужно покушать, иначе заморишь себя голодом до смерти.
Алена вздрогнула, но к еде так и не сделала попытку притронуться.
- Я знаю, ты сильно тоскуешь по родным, как здесь не печалиться, — выдохнул Дивей, — но я верю в то, что магиня Всемила и твой отец, сражались и погибли за светлое и счастливое будущее не для того, чтобы ты себя до могилы довела.
- Я хочу к ним, — хриплым шепотом вдруг отозвалась девчушка, всхлипнув.
- Мой дедушка, мне всегда говорил: "Смерть - не самая большая потеря в жизни. Самая большая потеря - это то, что умирает в нас еще при жизни.
- Я не понимаю, — растерянно покачала головой Аленка, сморгнув горькие слезы потери.
- И я не понимал, пока дедушка не умер, — вздохнул Дивей, — у каждого из нас своя судьба, Лён, нужно просто понять, для чего на этом свете ты сам.
- И для чего же?
- Для любви, малышка. К своей земле, родным, всему тому, чем ты дорожишь и не хочешь потерять, — уверенно произнес Дивей, сам удивляясь тому, что говорит.
- Я любила родителей, а теперь, их нет, — маленькие кулачки сжались под столом, а сердечко в который раз сжалось от невыносимой тоски и боли.
- Ты не права. Они с нами, пока мы о них помним, вот здесь, — паренек дотронулся кулаком до своей груди в том месте, где в надежде на лучшее будущее, упрямо билось верное сердце.
Проглотив, вставший от эмоций в горле ком, Аленка медленно взяла со стола ложку и вместе с ароматной похлебкой поднесла ее ко рту.
- Ты молодец, — похвалил ее Дивей, с облегчением, выдохнув, — госпожа Аглая - хорошая женщина и очень переживает за тебя. Пообещай мне, что не станешь ее так больше пугать.
- Не буду, обещаю,- тихо, но твердо ответила девчушка, шмыгнув носом, с большим аппетитом принимаясь за еду.
Дивей прав.
Нельзя сдаваться!

Два месяца спустя

После памятного разговора с Дивеем, прошло больше двух месяцев.
Алена, как и обещала, больше не пыталась свести счеты с жизнью и старалась не доставлять проблем своей наставнице. Аглая взяла девчушку под своё крыло не просто так: они вместе с Ледой, потихоньку приучали девочку к тому, что дарованная ей при рождении сила - это большая ответственность, и ею нужно учиться управлять.
Вот она и старалась, перенимая опыт и наставления двух более опытных одаренных.
- А когда вы отправите меня в Башню Лира? - как-то раз, тихонько спросила Алена у целительницы, — мне мама о ней сказки рассказывала...
- Цветочек, в Башню Лира ты обязательно поедешь, но не раньше чем через два года, — Аглая прервала свой рассказ о травах и присела рядом с девочкой. - Твоя сила должна была пробудиться, как раз к восьми годам, но то горе, что произошло с тобой и твоей семьёй, призвало ее для защиты намного раньше. Такое бывает, но не часто. Так что пока поживешь у меня, подучишься и окрепнешь, чтобы быть ко всему готовой при поступлении в магическую академию Раминского княжества.
- Хорошо, — покорно согласилась Аленка, понимая, о чем говорит сейчас ее наставница. После случая с защитным куполом, она плохо чувствовала свой дар, хотя и пыталась наладить с ним связь по наставлениям магини Леды. Но сила словно уснула и за два месяца никак себя не проявила.
- Ничего, — ласково успокаивала ее магиня, — нужно набраться терпения и верить, что все получится.
Вот она и верила, внимательно слушая наставления Аглаи и Леды, с усердием перенимая их житейский опыт.
- Алёна, иди поиграй с ребятами, успеешь еще до вечера собрать душицу, — качала головой целительница, удивляясь, с каким рвением подошла к обучению малышка.
- Я не знаю здесь никого, — тихо ответила юная одаренная, сосредоточенно перекладывая в корзинку стебли болеутоляющего растения.
- А как же Дивей?
- Он хороший, но уже взрослый и тоже постоянно занят в казармах с другими мальчишками, — Аленка частенько ходила с поручениями Аглаи на большую княжью кухню и, проходя мимо тренирующихся дружинных, всегда видела долговязую фигуру паренька размахивающего вместе с другими деревянным мечом.

- Насколько я знаю, занятия не помешали ему сдружиться с молодым княжичем Радимом, — произнесла женщина, зная о том, как общаются двое сорванцов. Еще при первой встрече, когда двух сирот представляли великому князю Тамиру и его жене Злате, молодой княжич обратил внимание на ослабшего, но упрямо стоявшего на своих двоих паренька. Они быстро нашли общий язык, и теперь, вместе, перенимали воинскую науку под бдительным оком воеводы.

- У княжича сестренка красивая, — не поднимая глаз, ответила Алена, — я бы с ней хотела познакомиться.
- И в чем же дело? - по-доброму усмехнулась Аглая, видя нерешительность малышки. - Друзья нужны всем, даже детям великих правителей.
- С такими, как я, наверное, не дружат, — покачала головой девчушка, понимая, что сиротка, ни чета княгине.
- Это кто это сказал? - удивилась словам девочки Аглая, — хочешь, я тебя ей представлю?
Неуверенно, кивнув в знак согласия, Аленка и представить не могла, что с этого момента, она обретет верную и любящую ее подругу на долгие годы.

Ещё три месяца спустя

- Алена, мы идем на санках со склона кататься! - юная княгиня, раскрасневшаяся от мороза, шустро прошмыгнула в дом, — доброго дня вам, тетушка! - звонко поздоровалась она с целительницей, сверкая изумрудными глазками.
- А я еще задание не доделала...- растерялась я, переводя взгляд то на магиню, то на подружку.
- Тетушка Аглая, можно Алёнка вечером все доделает, а? - сделав огромные просительные глаза, жалостливо протянула Васелина, — там мальчишки у терема такую горку соорудили, с ветерком до самого леса прокатиться можно!
- Ты знаешь меня: дело сделай и гуляй смело, — покачала головой женщина, усмехнувшись шустрой девчушке, — поэтому, придется тебе подружку подождать.
- Ждать скучно, — насупилась она, но потом мгновенно просияла, — я помогу Лёне, вдвоем быстрее управимся, — деловито заявила она, скидывая меховой полушубок.
- Вот это правильно, — любовно оглядев, сначала светлую, а потом и черноволосую макушку, произнесла Аглая. Она до сих пор светлых богов благодарила за то, что ее маленькая воспитанница нашла в княгине родную душу.
Веселину Аглая знала с самого рождения, сама на свет божий помогала той прийти. Не зря девочку нарекли именем Васелиной: юная княгиня отличалась веселым нравом, отовсюду в княжеском тереме можно было услышать ее заливистый и звонкий смех. А уж сколько приставленных к ней нянек натерпелось от ее проделок...
Не счесть!
Князь и княгиня хоть и ругали черноволосую озорницу за шалости, но любили безмерно и сразу же прощали. И даже, несмотря на эту безмерную любовь и вседозволенность со стороны родителей, девочка не была избалованной и спесивой, а росла доброй и отзывчивой.
- Все, работа сделана, — отрапортовала юная княгиня, показывая листы исписанной грамоты, — я диктовала, а Лёна записывала.
- Я не глухая, слышала, — кивнула той Аглая, — бегите, стрекозки, повеселитесь с другими ребятами.
Дважды девчонкам повторять было не нужно: ровно через минуту их и след простыл!


Дивей
- Смотри, там сестрица с Аленкой порезвиться пришли, — мотнув головой в сторону снежной горки, произнес Радим.
- Они крепко сдружились за последнее время, — рассматривая две хрупкие фигурки в меховых полушубках, ответил Дивей.
- Не уверен, что их дружба продлиться больше двух лет, — встав рядом вместе с побратимом, Радим не был уверен в том, что маленькая светловолосая одаренная будет поддерживать связь с сестрицей, пока она будет постигать искусства магии в Башне Лира.
- Алена, весьма преданна тем, кого пустила в своё сердце, — не согласился с ним Дивей, — не умеет она любить или дружить лишь наполовину.
- Возможно, но...
Бах!
Холодный снежок прервал речь будущего князя, с силой влетев тому в лицо.
- Ну, и кому из вас без взбучки скучно живется, м? - шумно отфыркиваясь от снега, Радим переводил взгляд с одной малолетней проказницы на другую.
Завистливый смех княгини выдал ее с головой, и даже всегда серьезная Алёнка несмело улыбнулась.
- Видел бы ты сейчас свое лицо, — захихикала юная княжна и запустила в брата еще одним снежком. - Алёнка, помогай!
- Детские игры, — по-взрослому снисходительно отозвался в ответ Радим, ловко уворачиваясь вместе с Дивеем от летящих в них снежных шаров.
- Пусть потешатся, я давно не видел Алёну такой радостной, — ответил будущему князю Дивей, смотря на счастливое личико девченки.
Маленькая одаренная с раскрасневшими от мороза щеками и блестящими от азарта глазами была премиленькой.
- Васелина, Алёнка, ко мне! - вдруг испуганным голосом закричал Радим сестре, на мгновение раньше чем Дивей, заметив смертельную опасность грозящую девочкам.
Увлекшись игрой, они, не замечая ничего вокруг, слишком близко подошли к выпирающему козырьку терема, с края которого опасно нависла мерзлая ледяная глыба припорошенная снегом. Она медленно, но верно съезжала с козырька прямо на них!
- Ишь, чего захотел! - громко крикнула в ответ Васелина, — и не подумаем даже!
- Гусыни вы глупые, наверх посмотрите! - рванув к девчушкам по сугробам, оба парня с ужасом понимали, что не успеют добежать.
- Нет! - крикнула Аленка, вскинув руки навстречу ледяной смерти, что вот-вот грозилась раздавить.
Крик подруги, испуганные возгласы Радима и Дивея - все отошло на задний план.
Не понимая сама, как она это делает, юная магиня, дрожащими от напряжения руками, удерживала в воздухе снежную погибель.
- Аленка, медленно отходи назад, — тихо скомандовал Дивей, вплотную приблизившись к одаренной. Он был готов в любой момент дернуть ее за меховую телогрейку и отбросить как можно дальше назад, в безопасность.
- Я боюсь пошевелиться, — сипло прошептала девочка, опасаясь лишний раз глубоко вздохнуть. Ей казалось, сделай она хоть одно мимолётное движение и ее магия рассеется.
- Я останусь с тобой, пока Радим не приведет кого-нибудь на помощь, — твердо произнес Дивей, стараясь хоть так поддержать Алену.
Секунды текли невыносимо медленно, казалось, они превратились в годы.
За это время, вокруг них собралась немалая толпа из селян и дружинных, которые напряженно ожидали исхода опасной ситуации. Слава Богам, никто из них не додумался влезть с советами и спугнуть инициированную одаренную.
- Алёнушка, я здесь, сейчас помогу тебе, милая, — запыхавшаяся магиня Леда, несмотря на сбившееся дыхание, говорила спокойно и уверенно. Видно было, что бежала она сюда на помощь со всех ног.
- Где чувствуешь силу, большее напряжение тела? - спросила она, встав рядом с девчушкой.
- Грудина огнем горит, — сдавленно выдохнула Аленка, невольно поморщившись.
- Представь, что у тебя там живет маленькое солнышко, которое готово коснуться и согреть своими лучами каждую клеточку твоего тела, представила?
Дождавшись едва заметного утвердительного кивка, магиня продолжила:
- Мысленно направь лучи солнышка к своим ладошкам и четко произнеси: "Льдина смерти исчезай, чисто небо открывай!"
- Льдина смерти исчезай, чисто небо открывай! - звонкий голос пропитанный магической силой эхом отозвался от стены терема, после чего, нависающая над ними снежная смерть исчезла, не оставив после себя даже следа.
- Умница, — облегченно выдохнула магиня Леда, с гордостью смотря на одаренную.
- Молодец, Аленка! - не удержавшись, Дивей крепко обнял застывшую девочку. - Эй, ты чего? Реветь удумала?
Заглянув через плечо в лицо одаренной, Дивей успокаивающе погладил ту по голове.
- А если бы не получилось? - шмыгнула носом Алена, поднимая озера голубых глаз на наставницу.
- Никогда не сомневайся в своей силе, и тогда, она всегда откликнется на твой призыв, — тепло улыбнувшись ученице, ответила магиня Леда. - Тебе нужно было самой завершить колдовство, почувствовать его, чтобы в следующий раз знать, как его применить.
- А оно снова не уйдёт?
- Не думаю, — покачала головой магиня, — попробуй представить лучики солнышка вновь.
Старательно сосредоточившись, обратилась к собственной силе, откликнувшейся на мой призыв мгновенно. Даже ладошки засветились теплым золотым светом!
- Убедилась? - спросила, улыбаясь, магиня?
- Сила такая теплая, родная, — в восхищении тихо прошептала Алёнка, рассматривая свои светящиеся ладошки.
- Это часть тебя, — кивнула магиня, невольно поёжившись на крепчавшем к вечеру морозе. - Дивей, проводишь Алёну к Аглае? Ей, да и ее высочеству чаю попить горячего с травками целебными не помешает. А то, ведь так и захворать недолго.
- Конечно, — серьёзно кивнул паренек в ответ и крепко беря одаренную за руку.
Кинув на ее княжеское высочество прощальный взгляд, девчушка молча последовала за Дивеем.
- Аглая говорит, что скоро военный сбор лучших дружинных княжества, ты поедешь? - первой прервала молчание Алёнка, думая о том, что будет скучать по другу. В его присутствии, было спокойно и светло на душе.
- Да, мы с Радимом поедем вместе с воеводой, — ответил Дивей, всем сердцем желая и дальше постигать военную науку под присмотром лучших витязей.
- Надолго?
- Если пройду уготовленные испытания для отроков, то меня направят в Крепость Туна, - медленно произнес парень, мысленно находясь уже там.
Эта крепость была оплотом княжества для обучения воинов. Именно оттуда, он мог начать свой путь к победам над жестокими урсурами.
- Тогда, мы с тобой еще очень долго не увидимся, — тоскливо протянула маленькая одаренная, шмыгнув красным от мороза носом.
- Ты и сама здесь надолго не останешься, — ровно ответил Дивей, понимая, что обучение в Башне Лира, вряд ли будет легче, чем в его.
- Навестишь меня перед отъездом? - спросила Алёнка, отчаянно не желая расставаться с тем, кто стал для нее тем прозрачным хрупким мостиком, связывающим ее настоящую и прошлую жизнь.
- Я постараюсь, — пообещал будущий великий воин, даже не представляя, что с сегодняшнего дня и на долгие годы, он не увидит свою маленькую голубоглазую подружку.
Словно предчувствуя это, Аленка остановилась и, заполошно расстегнув полушубок, сняла с шеи простенькую цепочку с небольшим кулоном в виде капли.
- Не смотри, что он такой невзрачный, — холодными от мороза пальцами, она любовно провела по камешку, прощаясь с ним. - Это зачарованный архоит, мамин подарок на моё рождение. И я хочу, чтобы он стал твоим.
- Нет! Я не смогу принять от тебя такой дорогой подарок, — отрицательно покачал головой Дивей, чуть было не отшатнувшись от девченки. - Ты знаешь, что одарить тебя в ответ, мне не чем.
- Я уверена, матушка-судьба еще предоставит тебе такой случай, — легко улыбнулась Алёнка и, не слушая больше ничьих возражений, вложила кулон в мозолистую от долгих тренировок руку Дивея.
- Не забывай меня, — тихо попросила она, после чего, кинув прощальный взгляд на растерянного друга, быстро побежала прочь к крыльцу добротного домика Аглаи видневшегося в дали.
- Я тебя не забуду, — клятвенно пообещал самому себе Дивей, надевая на шею дорогой подарок. - Никогда.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям