Штаний Любовь " /> Штаний Любовь " /> Штаний Любовь " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Цена чуда (эл. книга) » Отрывок из книги "Принцы в комплект входят. Цена чуда"

Отрывок из книги "Принцы в комплект входят. Цена чуда"

Исключительными правами на произведение «Принцы в комплект входят. Цена чуда (#2)» обладает автор — Штаний Любовь . Copyright © Штаний Любовь

 Пролог

Удивительно, от какой мелочи порой зависят судьбы мира! Хранитель ЭлТаш, незримый и бесплотный дух, задумчиво рассматривал хрупкую девичью фигурку. И вправду - мелочь. Девушка, удостоенная столь пристального внимания хранителя центрального и крупнейшего из тысяч и тысяч миров грозди, ничем особенным на первый взгляд не выделялась.

Метр семьдесят роста. Тёмные волосы ниже плеч. Ладная стройная фигурка. Приятные, но самые обыкновенные черты лица. Мягкий овал лица, аккуратный носик, чуть полноватые розовые губы. Светло-карие глаза того оттенка, который легче назвать золотым, чем собственно карим.

Ничего сверх привлекательного, но вот уже несколько дней хранитель с неослабевающим вниманием следил за похождениями молоденькой землянки в новом мире. И причиной тому не скука. И не облегчение, почти оглушившее тысячелетнюю сущность, когда девушка согласилась стать средством для переноса магии в умирающий мир. Вовсе нет! И даже не тревога за судьбу бездны энергии, влитой в хрупкое тело.

Удивляясь самому себе, Хранитель чувствовал, как в нём постепенно просыпается нечто, очень напоминающее трепетную нежность к землянке и искреннее восхищение по отношению к ней же. И ведь не сказать, чтобы Таша, а именно так звали предмет его пристального внимания, отличалась выдающимся умом или какими-то особенным способностями к магии.

 Нет, откровенно глупой её назвать было никак нельзя, но и до гения не дотянуться никогда. Просто милая, добрая девочка, склонная бесконечно сомневаться в самой себе. Весёлая, чуть взбалмошная, порывистая и очень наивная. В целом, для девятнадцати лет всё как у всех. Сколько таких вот наивных и порывистых прошло мимо за тысячи лет?! Много, но Таша…

Она смотрела на мир открыто и радостно, словно каждую секунду ожидая чуда. Даже когда грустила, в глубине золотистых глаз и в самых уголках по-девичьи мягких губ таилась готовая расцвести улыбка. И вроде бы, чего тут особенного? Но вот поди ж ты! Эта искренняя готовность принимать волшебное и светлое всей душой буквально магнитом притягивала к девушке всех и вся. Ну да… включая бо-ольшие неприятности.

Хранитель скептически фыркнул, но не сдержал невидимой бесплотной улыбки. Вот ведь неуёмная! Вопреки всему умудрилась наколдовать себе тело, чем стократно увеличила риск не только для себя – для всего Шайдара и соседствующих с ним миров. Мало того! Едва столкнувшись с местными, не просто расположила их к себе - трое из четверых спутников, оговорённых пророчеством, уже через несколько дней знакомства, готовы голыми руками порвать ради этой девочки кого угодно.

Традиции, привычный уклад, даже законы мироздания – всё становилось несущественным перед верой темноволосой землянки в справедливость и возможность невозможного в мире магии. Как ни странно, каждый раз она оказывалась права и это не укладывалось в голове. Даже в несуществующей голове бестелесного древнего духа-хранителя…

Но кое-что по-настоящему пугало. Если постоянно рисковать, рано или поздно удача отвернётся. И не важно, ради кого рискует Таша, единственная надежда Шайдара на спасение, а она рисковала постоянно! Ради голубоглазого эльфа, ради своей могучей телохранительницы и хитрого орка, ради любой попавшейся на пути жаждущей помощи тварюжки, и, конечно, ради молодого тарухана, отдавшего своё сердце в тот же миг, когда впервые увидел её полупрозрачную фигурку…

Хранитель снова посмотрел на задумчивое личико Таши.

Ничего, поскучай пока. Это ненадолго. К тебе невозможно относиться равнодушно. Если преданность - так самозабвенная, если любовь – всепоглощающая, если ненависть… вот именно! С таким талантом спокойно жить не получится, малышка. Но ведь ты этого и хотела, правда?

 

Глава 1. География и прочие нудности краткой передышки

Таша

Этот рассвет я встретила на подоконнике. Солнце, едва-едва приподнявшееся из-за кромки гор, окрасило небо в золотисто-розовый цвет.  Утро дышало тишиной. Совсем рядом дремали в безветрии ветви огромного клёна. Протяни руку, и можно коснуться кончиками пальцев плотных кожистых листьев в серебристых прожилках. Конечно, это дерево на самом-то деле клёном не являлось, но я по старой памяти окрестила его так за характерную форму листьев. В остальном не очень похоже, если честно.

Поплотнее закутавшись в тёплый халат, я улыбнулась. Как всё-таки странно… Всего несколько недель назад я вот так же встречала рассвет на подоконнике своей комнатушки в старенькой хрущёвке. Тогда на диване валялась прочитанная книга…

Я перевела взгляд на толстенный фолиант в кожаном переплёте, лежащий на белоснежном одеяле. Да уж… Тогда сказка про эльфов, спрятанная под яркой цветной обложкой, казалась несбыточной мечтой, а сегодня…

Спрыгнув с подоконника, чтобы спустя минуту вернуться уже с трактатом по истории Шайдара, я, прикусила губу и провела ладонью по тиснёной коже переплёта. Подумать только, здесь ведь тоже про эльфов! Ещё про вампиров, гномов, дроу… Только вот теперь это не сказка и не мечта, а самая что ни на есть реальная действительность.

И страшно представить, что к Хранителю ЭлТаш могла попасть не я, студентка экономического отделения Наталья Сергеевна Алтуфьева, а какая-нибудь другая девушка.  В конце концов, таких как я на Земле полным-полно.

Правда, будь это не я, вряд ли спасению радовался именно Шайдар. Всё-таки по всем параметрам - это именно мой мир. Мой и только мой! Не спорю, права «быть» заслуживает любой из их множества, но даже подумать страшно, что, не прилети в мою комнатку сгусток Силы, перенёсший меня на ЭлТаш, Шайдар был бы обречён. А вместе с ним и все, кого я так люблю.

Спрыгнув с подоконника, я закружилась по комнате, прижимая к груди книгу и радостно смеясь. Господи, спасибо тебе! Спасибо за настоящее непридуманное чудо! И магия здесь абсолютно не причём. Исполнение мечты – вот истинное волшебство. Когда я мечтала побывать на месте героев любимых книг, и представить себе не могла, что судьба даст даже больше желаемого. Намного больше….

Разве я могла хотя бы помыслить, что с Земли, где после смерти бабушки по большому счёту никому не была нужна, меня выкинет в мир, где абсолютно всё, включая даже запахи, кажется родным? Где я чувствую себя дома? Где каждая деталь, от сиреневого неба до аккуратно сложенных в камине поленьев, воспринимается как чудо? Где я не просто очередная студентка безликого института, а хранительница Несущего надежду! Та, которая несёт в мир магию… Но и это не самое невероятное.   

Обессилено упав в кресло, я поймала себя на глупом желании разреветься в голос от осознания собственного счастья. Когда я ляпнула хранителю ЭлТаш, что хочу принцев, ни на секунду не верила в то, что это возможно. Это была просто блажь, глупость, навеянная очередным разочарованием. Накануне застала своего тогдашнего парня, с энтузиазмом целующего лучшую подругу. Банально и пошло, но всё равно больно… Ну, я и…

И ведь сбылось! Хотела четырёх принцев, и пожалуйста. Правда, один из них решил, что убить меня будет куда проще и выгоднее, чем провожать в Тёмные земли, исполняя пророчество, но это – такие мелочи! Подумаешь!

Сейчас всё позади, и откровенно говоря, уменьшение нашего отряда на одну рыжую бородатую единицу лично меня очень даже радует. Тем более Бвер с самого начала мне ничуть не понравился. И дело не в том, что он гном. Это как раз интересно и завлекательно, но когда человек сволочь, каких мало, уже не имеет значения, к какой расе он принадлежит.

Вон, Варук вообще орк. Его многочисленные клыки, торчащие изо рта как обломки старого забора, очень красочны, но я трепетно обожаю этого члена команды. Проницательность, вдумчивость этого орка, его заботливость и склонность втихушку посмеяться стоят куда больше голливудского оскала и смазливых лиц земных поп-звёзд. Не знаю, почему воспринимаю этого зубастика исключительно как старшего брата, но хоть здесь появился настоящий родственник! На Земле о таком брате я и мечтать не смела.

В противовес Варуку и Бверу третий принц красив, как Бог. Эльф всё-таки! Высокий, стройный и грациозный блондин с ярко-синими глазищами в пол-лица, он мог бы свести с ума любую земную девушку. И вообще, Серт замечательный. Добрый, милый, смешной. Это для чужих он высокомерный, бесчувственный и самовлюблённый, а на самом деле… Чудный! По правде, его зовут Сератониралиэлем, но эту абракадабру я только сейчас научилась выговаривать, и то иногда сбиваюсь. Так что зову, как и раньше, Сертом.

Четвёртый принц… Одной мысли о нём достаточно, чтобы сердце заполошно затрепыхалось где-то в горле, а в душе что-то неведомое и прекрасное расправило радужные крылья. Только вот никак не пойму, на кой чёрт я ему сдалась?  Всё же, Хартад – наследник правителя Харрута. А ещё он тарухан.

На Шайдаре рас, напрямую связанных с магией, предостаточно, и таруханы – одна из них. А Хартад… он такой… Ну, такой… Как можно описать воплощенную силу? Страсть? Благородство? Не знаю, но статный зеленоглазый красавец, наделённый наряду с примечательной внешностью ещё и цепким умом, он мог бы выбрать любую. Почему я?

Не большого ума, хотя и не дура. Симпатичная, но не более того. Ушибленная на всю голову, как сказали бы на Земле. Вечно во что-нибудь, да вляпаюсь. Плюс ещё куча комплексов и навязчивый страх быть обманутой. И внешне - самая обычная человеческая девушка.  Не понимаю, чего хорошего во мне мог найти Хартад?

Но это уже не имеет ни малейшего значения, потому что я просто не представляю себе Шайдар без прожигающего меня взглядами тарухана, без его горячих рук и несколько ревнивой заботы. Моё вечное недоверие и подозрительность окончательно и бесповоротно сдали свои позиции под напором эмоций.

Сейчас я многое отдала бы за то, чтобы искатели, мои обожаемые принцы, были рядом. Жаль, пока это невозможно. Да, Шайдар – моя воплощённая мечта, но и тут хватает проблем. В первый же день мы едва не потеряли Серта. Правда, где потери, там и находки. В процессе спасения эльфа я познакомилась с Ашмаром, духом жизни и по совместительству Хранителем этого мира. Благодаря ему у нас теперь есть Шаксус Джер – моя телохранительница и чудо из чудес.

Зовут её Аля, и никто посторонний ни за какие коврижки не догадается, что огромный монстр с гладкой алой шкурой и ярко-жёлтыми глазищами – милейшее существо. На мой взгляд, когда Алька улыбается, вывалив белый язык, кроваво-красные клыки смотрятся так умилительно! Правда, учитывая её размеры, отчасти понять настороженность встречных можно. Когда тебе улыбается клыкастая зверюга двух метров в холке, на умильное выражение тяжёлой морды как-то не очень обращаешь внимание.

До кучи, Шаксус Джер обладает определёнными магическими способностями. Когда я впервые услышала её голос прямо в голове, чуть не свихнулась. Благо, книжки читала и быстро свыклась с телепатическими способностями своей телохранительницы. И как же я хочу услышать её сейчас! Вообще, Аля – не только телохранительница, но и моя проекция на этот мир, созданная Ашмаром. Вероятно, именно поэтому сейчас так тошно, без её язвительных шуточек и подколок чувствую себя ополовиненной.   

Ну да ничего, потерплю немного. В конце концов, сейчас мне действительно нужно отлежаться и восстановить силы.  Разлука с друзьями и любимым – не самая высокая цена за жизнь.

Вспомнилось отчаяние, захлестнувшее с головой, когда из-за глупой случайности едва не погиб Зармид, дед моего любимого принца. Смотреть на человека, который умирает на твоих глазах - жутко. А если при этом у тебя магии более чем достаточно, чтобы вытащить из-за грани не одну сотню таких, как он, и вовсе… Угу. Днём позже или днём раньше. Но как вырвать жертву из лап смерти, когда из-за телепортации всей команды сил в резерве кот наплакал? До сих пор не понимаю, как удалось не только Зармида спасти, но и самой кони не двинуть. Последнее, конечно - заслуга Хартада… 

Вот и выходит, жизнь каждого из нас - уже чудо, а при всём пережитом - чудо вдвойне. Жаль, за всё приходиться платить. Я вот расплачиваюсь одиночеством.

Вздохнув, я улыбнулась.

Зато сколько было счастья, когда очнулась после полукоматозного обморока и поняла, что Шайдар и всё с ним связанное - не бред и не сон. Меня тогда от радости та-а-ак переклинило… Чуть не передушила искателей и Альку от избытка чувств! Угу. Ещё и пришедшего на шум Правителя довела до заикания. Не нарочно, но всё же.

Мне вообще свойственно вляпываться в неприятности на ровном месте, но на этот раз я переплюнула саму себя. Зармид рассказал, что Дирнут, нынешний правитель Харрута[1], очень трепетно относится к соблюдению протокола. Ну и как, спрашивается, он мог отреагировать, увидев, как его единственный сын и наследник в присутствии эльфийского принца и сына вождя орков не помня себя целуется с неизвестной девицей в ночнушке? И это притом, что у Харрута очень непростые отношения и с Эрданелоном[2] и Сконом[3].

Огромная непонятная зверюга, безмятежно развалившаяся посреди комнаты, только усилила впечатление от представшей перед венценосным таруханом картины. В довершение всего, его - Правителя! -  нагло прогоняют, отчитав! Так что резко неприязненное отношение, сложившееся у Дирнута по отношению ко мне, вполне оправдано и понятно.

Убедившись, что я в порядке и не собираюсь загибаться, искатели с помощью Шаксус Джера разбудили гномьего прЫнца. Благо, магии, оставшейся после проведения обряда Ашма Таэр[4], с помощью которого любимый вытащил меня из-за грани, для этого хватило.

Когда моему несостоявшемуся убийце разъяснили, как и почему он остался жив, этот киллер-недоучка впал в ступор. Через несколько часов настойчивых уговоров Бвер согласился поехать в Штольню, столицу королевства гномов. Хартад, Варук и Серт отправились вместе с ним. Якобы для защиты в пути, а на самом деле для возможности откровенно поговорить с королём Гавором. Подумав, Алька вызвалась на всякий случай сопровождать тёплую компанию, а я осталась одна.

Телохранительница не просто так рискнула оставить меня в Харруте без защиты. Просто оказалось - местные гномы довольно воинственная раса и возвращать им, как бракованный товар, одного из сыновей короля небезопасно. Впрочем, учитывая то, что в переговорах с Гавором выступят единым фронтом представители правящих семейств эльфов, орков и таруханов, да ещё и в сопровождении мифического Шаксус Джера… если повезёт, войны пока удастся избежать.

Слабость и головная боль вернулись ко мне, едва поутих всплеск безграничного счастья от того, что Шайдар и всё с ним связанное – реальность, а не плод моего больного воображения. Вот уже который день я отсыпалась. Несколько раз приходил Зармид и подолгу со мной сидел. Тарухан приносил книги из обширной дворцовой библиотеки и терпеливо отвечал на сотни вопросов, роящихся в моей голове.

Например, я выяснила, что год на Шайдаре длиннее. Месяцев, как и на Земле, двенадцать, только в каждом не четыре, а шесть недель. Кроме того, сутки длятся двадцать восемь часов. В остальном всё то же, что и на Земле. (В неделе семь дней, в часе шестьдесят минут и т.д.)

На третий день моего пребывания в Харруте Зармид куда-то пропал, но я сразу не придала этому значения, сочтя, что он просто занят. Благо, книг, принесённых им ранее, пока хватало, и я увлечённо читала, восполняя пробелы в знаниях о Шайдаре… Да какие там пробелы?! Одно сплошное белое пятно! Я же практически ничего об этом мире не знала, кроме того, что ни за какие коврижки не соглашусь покинуть его… Конечно, разобраться, что к чему, исключительно по книгам невозможно, но для начала и их вполне достаточно.

К бескрайнему своему удивлению, я выяснила, что на Шайдаре нет и никогда не было стихийной магии вроде магии огня, воздуха, земли и тому подобного. Даже разделения на чёрную и белую не существовало. О некромантах ни в одной книге ни намёка, да и Зармид ни о чём подобном не слышал. Проще говоря, в этом мире магия – это просто Сила, и баста. В принципе, оно и хорошо – не нужно заморачиваться, да и конфликтов на почве разнополярности направлений нет.

В одном из толстенных фолиантов я натолкнулась на карту. Оказалось, в этом мире имелся лишь один единственный материк, да множество островков, разбросанных по Великому океану. Материк по форме напоминал носок, развёрнутый пяткой к северу. Восточную часть отделяла горная гряда, пресекающая его почти от края до края. Судя по всему, это - Рассветные горы, где мы, собственно, и познакомились с искателями.

Большую часть земель с восточной стороны от хребта занимали эльфы. Видимо, нелюдимость этих остроухих отчасти можно объяснить географической изолированностью Эрданелона относительно основной части материка. Хотя, фиг их знает. Ведь и в большей части земных книг, в которых упоминались эльфы, говорилось об их нелюдимости и просто-таки патологическом стремлении оградить себя тем или иным способом от контактов с прочими расами. Так что, вполне вероятно - эта черта остроухих врождённая.

Примерно от центра "пятки" материка простирался на юго-запад самый высокий и обширный на Шайдаре горный кряж, называемый Харрутом, как и страна таруханов. Несложно догадаться, что она занимала большую часть этих гор, хотя здесь кроме самих таруханов жили и самые что ни на есть обычные люди.

В книге упоминалось также, что раньше, ещё до того, как магия ушла с Шайдара, в Харруте обитали и другие разумные и не очень расы, вроде горных троллей. Однако, куда и почему они делись, не разъяснялось. Кроме троллей упоминалось ещё пара десятков существ, о которых я никогда слыхом не слыхивал. Решила: вот вернуться ребята, расспрошу о прежних обитателях Харрута. Пока же заморачиваться не стала.

Харрутские горы тянулись с севера на юго-запад на протяжении многих километров вдоль "носка" Равнинные же земли вокруг занимали преимущественно многочисленные государства людей и степи орков.

Ближе к юго-западу располагались ещё одни горы. Их называли Ародскими. Когда-то они были не менее высокими, чем Харрутские, но время не слишком-то их щадило. То ли ветров там было больше, то ли породы другие, менее устойчивые к разрушениям, но сейчас они больше походили на каменистые холмы.

Кстати, именно тут обитали гномы. Сдаётся мне, за долгие тысячи лет эти рудознатцы попросту источили своё обиталище, как термиты старый бревенчатый дом. Это наверняка является ещё одной немаловажной причиной их напряжённых отношений с таруханами. Зуб даю, что Бверов папочка не прочь наложить лапу на более молодые и от того оч-чень перспективные для гномовой деятельности горы.

 Если верить книге, почти вся юго-западная часть материка представляла собой обширные равнины, болота, леса и прочее. Здесь же располагались и так называемые Тёмные Земли, через которые нам предстояло нести Нашкар в храм Заката. Именно тут жили дроу, обожаемые мною ещё по книгам Земли. Не одни они, конечно. Были ещё вампиры, демоны и некие ароллы. Кроме них в Тёмных Землях обитало множество и других рас, но только у этих четырёх границы влияния были довольно чётко определены, и имелось некое подобие государства, правителя и свода законов. Остальные просто жили, где придётся - поодиночке, семьями или целыми родами.

В общем, я старалась использовать освободившееся время с толком. Много читала, думала, только всё равно безумно скучала по друзьям. Да, а ещё сны… 

Каждую ночь мне снился Хартад и его зелёные глаза обещали что-то волшебное, но стоило мне приблизиться, как тарухан исчезал, и я оставалась одна в чёрной ледяной пустоте. Хорошо, что сны с наступлением утра становились прозрачными и очень быстро забывались, чтобы вновь вернуться лишь с приходом темноты.

А ещё я между делом прикормила стайку каких-то мелких пичуг наподобие воробьёв. Вообще-то, единственным их внешним сходством был размер. Светло-сиреневая в синюю крапинку окраска оперения, конечно, ни в какое сравнение не шла с воробьиной коричневато-бежевой, а вот суетливостью и задорным чириканьем эти Харрутские птички очень сильно напоминали своих земных собратьев, которые каждый год с сентября по май радовали меня посещением самодельной кормушки, закреплённой на окне.

Мама сетовала на неизбежно запачканное стекло, хотя своё окно я мыла самостоятельно лет с девяти. Славик жаловался на то, что воробьиный жизнерадостный галдёж мешает ему спать, а я на все карманные деньги упрямо вместо мороженого покупала пшено и подкармливала непоседливых птичек.

Конечно же, во дворце я никаких кормушек на окно не вешала. Просто как-то за завтраком заметила птиц на ветках высоченного дерева около окна и, так как это самое окно было приоткрыто для доступа в комнату свежего воздуха, я распахнула его пошире, а на подоконник накрошила хлеба. Сначала пернатые побаивались, но часа через полтора, видя, что не проявляю агрессии, занятая очередным фолиантом, склевали всё до крошки. В обед я заныкала всё, что было хлебобулочного, и история повторилась с одним лишь различием - птички не стали долго ждать.

Буквально за пару дней они освоились и обнаглели настолько, что не боялись даже в комнату залетать. Впрочем, одно значительное отличие от воробьёв я заметила почти сразу: эти малыши были куда цивилизованней своих земных собратьев, и не гадили, где попало. Ни на подоконнике, ни в комнате ни разу не появилось характерных пятен. Странно, конечно, но очень и очень приятно.

Обнаружив это свойство новых знакомцев, я прекратила выгонять их из комнаты, и уже на следующий день, подняв голову от книги, обнаружила, что со столика исчез надкушенный бутерброд, а на каминной полке, подлокотниках и даже на подголовнике кресла, в котором я сидела, уютненько дремлет два десятка сиреневых птичек.

Нет, я, конечно, птиц люблю, но почему они выбрали мою комнату в качестве спальни? Поели бы и улетели, как все нормальные дикие птицы! Обалдеть просто... Обведя изумлённым взглядом беззаботно дрыхнувшую стайку, я рассеяно пожала плечами и снова погрузилась в книгу.

Но на этом странности не закончились. Ночью следующего дня меня разбудил странный шум. Протерев заспанные глаза, я отперла дверь и осторожно выглянула в коридор. Надо сказать, что ночью он был освещён, хотя и не так хорошо, как вечером.

Серебристо-белые невидимые днём шарики свисали с потолка на тоненьких цепочках и давали ровный мягкий свет, яркий вечером и тусклый с полуночи. Что светильники представляли из себя технически, я так и не поняла, хотя Зармид честно пытался объяснить. Но то ли я туповата, то ли терминология тарухана недоступна простым смертным... Фиг его знает.

Судя по тому, что в моей комнате благодаря зеленоватой луне куда светлее, чем в коридоре, уже далеко за полночь. И кому это не спится в такое время?

Со второго этажа доносились какие-то крики, топот и звон. Кажется, я даже разобрала возбуждённый голос Дирнута.

Неуёмное любопытство, жалобно поскуливая, дёрнуло меня за краешек ночнушки и, просительно заглядывая в глаза, потянуло к источнику звука. Не в силах сопротивляться, я, придерживая длиннющий подол ослепительно-белой и безобразно кружевной сорочки, на цыпочках пошла по тёмному коридору к лестнице.

Слава Богу, о том, что меня в таком виде увидит кто-то из обитателей соседних комнат, можно было не беспокоиться. В этом крыле дворца располагались исключительно комнаты для гостей. Так как сейчас таковых в замке не было, на весь второй этаж этого крыла была только одна обитательница - я. Зармид объяснил, у тех, кто приезжает часто, во дворце есть свои апартаменты. Меня же поселили сюда, потому что я оказалась здесь впервые, а появлюсь ли снова - неизвестно.

Добравшись до лестницы, я спустилась на несколько ступеней и глянула вниз, перегнувшись через перила. Неожиданно по коридору второго этажа мимо лестницы метнулось чёрное пятно, а за ним пронёсся табун тяжело дышащих людей. Ну, или таруханов. В тусклом свете разве разберёшь?!  

Кстати, людей в Харруте было предостаточно. Во дворце они находились в основном в качестве обслуги. Зармид говорил, неподалёку от замка есть несколько человеческих поселений, где выращивали скот, делали вино - в общем, просто жили люди. Таруханов за последние века осталось мало, и практически все они были воинами, так что для уборки, готовки и различных работ нанимали людей. Раньше всё это делали с помощью магии, но за последние века привыкли экономить Силу.

Но всё это никак не объясняло ночной кутерьмы. Чего это они тут за беготню затеяли посреди ночи? Может, это какая-то традиция местная? Например, сегодня день, вернее – ночь, пыхтящих бегунов? Я озадаченно потёрла переносицу и задумалась. Странно это всё. Дирнут не произвёл на меня впечатления человека, склонного беспричинно устраивать беготню с воплями по ночам. Значит, причина должна быть достаточно веская.

Что же, чёрт возьми, происходит?

Внезапно ко мне снизу метнулась чёрная тень. Инстинктивно отшатнувшись, я запуталась в подоле и плюхнулась на лестницу, ощутимо приложившись филейной частью о гладкий мрамор. 

- Аршах! Каррах маргул тарахх! - донёсся издалека знакомый, клокочущий яростью вопль Правителя, и топот пары десятков ног стал приближаться.

Вот, чёрт! Если они сейчас решат проверить третий этаж в поисках неизвестно чего, Дирнут меня заметит и убьёт! Если не убьёт, то задолбает вопросами и подозрениями непонятно в чём! Путаясь в подоле, я чуть ли не на карачках метнулась наверх и через пару секунд, тяжело дыша от испуга и незапланированной пробежки, ввалилась в свою комнату. Господи, спаси и сохрани меня от психованного правителя таруханов!

Уже залезая под одеяло, заметила в складках сорочки тёмное пятно. Присмотрелась. Ба! Да тут маленькая, чуть больше ладони, летучая мышка. Ух ты!

Я аккуратно выпутала из кружев острые, застрявшие в них коготки. Ну кто так шьёт? Сплошные воланы и финтифлюшки! Осторожно, стараясь не повредить чёрные с лёгким фиолетовым оттенком крылья, я-таки взяла перепуганного зверька в руки.

- Бедненький, - прошептала тихо. Красноватые в лунном свете глаза смотрели настороженно. - Распугали, блин, всю живность своими ночными пробежками, психи ненормальные!

Когда-то, ещё при жизни бабушки, мы ездили на дачу. Там в старом довоенном амбаре, под крышей жили летучие мыши. Славка и мама их боялись, а мы с бабушкой нет. Поэтому, когда допекали очень уж сильно, я пряталась от мамы и братца именно в амбаре.

Кто бы сомневался, бабуля прекрасно знала где я, но не выдавала никогда - знала, что сама выйду, когда успокоюсь. Дачу мать продала. Примерно через год после похорон бабушки. А вот память и ассоциации остались. С тех самых пор к летучим мышам и старым амбарам я испытываю необъяснимую щемящую нежность. Глупо конечно, но факт.

Осторожно поглаживая мышку одним пальцем, я тихонько шептала успокоительный бред, когда в коридоре раздались тяжёлые шаги. Вот непруха! Торопливо укрывшись одеялом, сунула зверька за пазуху и притворилась спящей. Надеюсь, малыш не будет кусаться и пищать с перепугу.

Шаги замерли около моей двери. Блин, они ко мне всей толпой ввалиться решили? Чёрт, а я даже дверь не заперла! Только я успела понадеяться, что у Дирнута не хватит наглости на такое хамство, как дверь распахнулась, с грохотом ударившись об косяк. Я испуганно подскочила, старательно тараща якобы заспанные глаза на монументальную фигуру правителя.

Вот же нахал! Ну подожди у меня! Будешь знать, как вламываться в спальни без спроса!

И, набрав в лёгкие побольше воздуха, я завизжала изо всех сил. А сил у меня было мно-ого... Звуковой волной Дирнута и кучу толпящихся у него за спиной мужиков снесло в коридор. Острые коготки мышонка царапнули грудь под рубашкой.

Блин, так я бедную зверушку до инфаркта доведу! Пришлось заткнуться, чтобы не пугать и без того пострадавшего этой ночью мыша.

Кое-как выбравшись из кровати, я выглянула в коридор и натолкнулась на ошарашенный взгляд Дирнута, который ошалело тряс головой, будто надеялся таким образом вытряхнуть из ушей мой визг. 

- Хам! - рявкнула я и, захлопнув дверь прямо перед носом тарухана, повернула ключ в замке.

Какое-то время из коридора доносились приглушённые шорохи и невнятное бормотание, но минут через десять всё стихло.

Выковыряв из-за пазухи отчего-то прибалдевшую мышь, я удивлённо уставилась на неё. Глаза у зверька полыхали алым. Эм… От испуга, наверное.  Ещё бы! Сначала тебя сгоняет с насиженного места толпа мужиков, а потом в довесок оглушают женским визгом. Тут и свихнуться можно! Открыв окно, я осторожно сгрузила мышку на подоконник и, погладив напоследок мягкую спинку, шепнула:

- Лети домой.

Зверёк неуверенно потоптался по подоконнику, неуклюже подпрыгивая, и посмотрел в мою сторону алеющими глазами. Хм... Такое ощущение, будто ему что-то мешает расправить крылья. Но не оставлять же его в комнате? Чем я буду кормить летучую мышь? Вроде бы на Земле они питаются насекомыми. Некоторые виды предпочитают ягоды... А здесь?

В попытке хоть что-то понять, я переключилась на магическое зрение и с облегчением выдохнула... Кажется, дошло, в чем тут дело. Правое крыло оплела непонятная серо-зелёная паутина. Видимо, зверёк вляпался в какую-то магическую дрянь, а теперь не может нормально передвигаться.

Осторожно стерев пальцем тусклые нити, я улыбнулась.

- Вот теперь лети, но впредь будь осторожнее. Не лезь куда не надо.

Зверёк ещё раз как-то странно, почти осмысленно, посмотрел на меня и сиганул с подоконника вниз. Тёмная спинка мелькнула в лунном свете, а я прикрыла окно и отправилась в кровать досыпать.

Вся эта беготня посреди ночи не прошла бесследно. Нет, ничего особенного не случилось. Просто безумно не выспалась, так как ещё часа полтора после того как выпустила на свободу мыша, не могла заснуть, а потом и вовсе снилась какая-то дрянь.

Дирнут с улыбочкой полоумного маньяка и мечом наперевес гонялся за крохотным, не больше вчерашней мышки, Хартадом. Препод по налогам, тот, что схлопотал от меня по морде за пошлые намёки, приставал к Варуку. Нахваливал его очаровательную улыбочку и совал смущённо хихикающему орку цветы и конфеты.

Бвер, почему-то в балетной пачке и шляпке с вуалью, лепил пельмени, сидя на моей кровати и матерился на чистейшем русском, утверждая, что для настоящих сибирских пельменей в фарш нужно добавлять не меньше двух стаканов ногтей на кило мяса, а не жалкую горсточку. Жуть, в общем…

Нормально я заснула лишь под утро, и меня тут же разбудили стуком в дверь. Нет! Это просто свинство - так издеваться над хрупкой и наивной мной! Убью на фиг! Порву как Тузик грелку!

- Ах ты блин горелый!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям