Штаний Любовь " /> Штаний Любовь " /> Штаний Любовь " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 4. Радужные крылья над миром (эл. книга) » Отрывок из книги "Радужные крылья над миром"

Отрывок из книги "Радужные крылья над миром"

Исключительными правами на произведение «Принцы в комплект входят. Радужные крылья над миром (#4)» обладает автор — Штаний Любовь . Copyright © Штаний Любовь

Эпиграф

Волшебство не вокруг тебя. Оно внутри.

Пролог

Истинное солнце Шайдара поднялось уже довольно высоко, когда из-за горизонта показался край багряно-красного диска. Второе светило являло собой качественную иллюзию магического происхождения, но в полной мере это осознавали исключительно Хранители. Кое-кто из смертных об этом, возможно, догадывался, но и только. Большая же часть населения планеты даже и не задумывалась о природе странного явления, предсказанного в пророчестве.

На покатой крыше двухэтажного дома, укрывшись в тени каминной трубы, сложенной из белых и розовых кирпичиков, сидел маленький серебристо-серый зверёк. Само по себе присутствие здесь лоссума - грызуна, ареал обитания которого находился значительно севернее, было не слишком странным. Правда, эти юркие животные отличались подозрительностью и избегали поселений двуногих, но чего не бывает? А вот его поза насторожила бы любого зрителя.

Пушистик, обняв передними лапками задние и пристроив головёнку на изогнутый крутой дугой хвост, задумчиво рассматривалснующих по улице вампиров. Те были явно возбуждены и вели себя нехарактерно: громко смеялись, обнимались при встрече, или чересчур торопливо отводили взгляды друг от друга, наливаясь краской.

- Ну, как наша девочка? – материализуясь подле лоссума вопросила серебристая птичка с коротким голубым клювом и бирюзовыми маховыми перьями. – Выкрутилась?

- А поздороваться? – мрачно буркнул дух Смерти. – Вежливость уже не входит в перечень твоих достоинств, Ашмар?

- Приветствую тебя, Унар, друг мой, - забавно поклонившись, переступила лапками птичка. – Вижу, маленькая землянка нарушила порядок, заведённый и в твоих землях?

- Ничуть, - невозмутимо отозвался зверёк. – Лишь слегка подправила, да и то исключительно в лучшую сторону. В ближайшие годы ожидается значительное увеличение численности высших вампиров клана Дневных. В Маргале и вовсе все счастливы до потери пульса. Одно из опаснейших заклинаний древних, способное между делом разрушить Шайдар, если не уничтожили, так обезвредили точно. Давно хотел разобраться с этой пакостью, а тут малышка подсуетилась, заодно утерев нос одному зарвавшемуся нахалу. К тому же за последние два дня заметно сократилась численность некоторых особо расплодившихся хищников. Опять же, магический фон стремительно насыщается силой.

- Стремительно, говоришь… - встревоженно протянул Дух Жизни, переступая тонкими лапками. – С чего бы это? По прикидкам, процесс должен растянуться на многие века.

- Только не с Ташей, - фыркнул Унар без особой радости. – Она с такой искренней готовностью делится силой, так самозабвенно обожает всё и всех… Ни тени сомнения или желания придержать или ограничить выплески магии! Даже там, где можно лишь чуть-чуть подтолкнуть, используя крохи силы, и позволить времени довершить начатый процесс возрождения, она выкладывается по полной.

- Но это… это может быть опасно для неё!

- Скорее, для каналов связи с телом, - кончиком хвоста почесав нос заметил Унар. – Будешь в подпространстве, приглядись повнимательнее. Малышка так часто и активно использовала магию в бешеном количестве, что их проходимость и устойчивость увеличилась в разы.

- Хм… пожалуй, ты прав. Используй Таша магию исключительно для себя или для плетения заклятий, подобного эффекта достичь было бы невозможно. Тем более, если бы она пыталась управлять силой или цедила её по капле, но…

- Звёздочка слишком искренна и щедра, чтобы даже задумываться о таком. Почти вся магия Шайдара сосредоточена в одних руках, а это - власть. Безграничная, неоспоримая и всеобъемлющая власть над целым миром, Ашмар!

- Ну да, а Таше всё равно. Не убедись я в обратном, счёл бы её недалёкой глупышкой.

- Знаешь, что самое забавное? - сморщив мордочку фыркнул Унар. - Она о себе именно так и думает! Таша искренне считает себя недалёкой дурочкой, если не сказать больше. Прекрасно воспринимает новую информацию, почти безошибочно выстраивает логические связки, на основе буквально крох информации делает верные выводы, а всё туда же!

- Я заметил, - даже отсутствие рта не помешало Духу в облике птички улыбнуться. – И это – единственная глупость, которую делает малышка.

- Не единственная. Ещё Хартад.

- Ах, да. Как же я мог забыть про её сомнения насчёт тарухана!

- Зато эти сомнения не позволяют Таше стать излишне самоуверенной.

- Так от чего ты так мрачен? – Ашмар заглянул в блестящие чёрные глазки друга. – О скуке и не заикайся! Твой всегдашний враг наверняка бесславно бежал от хранительницы Несущего Надежду.

- Я не мрачен, - мотнул головой Унар. – Я встревожен и зол.

- Почему?

- Прислушайся.

- Эм…

- Они решились на отчаянный шаг. Прислушайся к подземным рекам, спроси у ключей, родников и озёр. У нас очень серьёзные проблемы, мой друг. И я не уверен в способности магии Хранительницы их разрешить.

- Но…

Оборвав самого себя, Ашмар взмахнул крыльями и растворился в воздухе, чтобы возникнуть на прежнем месте спустя четверть часа.

- Это безумие! – гневно чирикнула птичка, едва не лопаясь от возмущения. – Беспрецедентная, убийственная самонадеянность и глупость, а мы не имеем права вмешаться, ведь номинально жизни Хранительницы ничего не угрожает. Маргновы правила!

- Вот именно, что номинально, - скривился Унар и покосился на друга: - Пока вмешиваться нельзя, а когда станет можно, мы можем банально не успеть. В отличие от Таши, эти… умники не желают лишаться власти.

- Которой у них нет!

- Кто бы спорил! Вот только… некоторые слишком рассчитывали её получить. И они слишком долго готовились, чтобы легко расстаться с надеждой.

Небольшая компания из двух девушек и трёх парней, шушукающихся возле фонтана, взорвалась громким смехом, заставив Ашмара досадливо поморщиться.

- Нужно всё обдумать и обсудить в деталях, - покосившись на веселящийся молодняк, предложил он. - Пойдём к тебе, а то суета смертных слишком отвлекает.

- А мне она нравится, - Дух Смерти с затаённой нежностью окинул взглядом группку молодых вампиров, сидящих на портике на противоположной стороне улицы.

- Наверное, я просто отвык от неё за века забвения, - смущённо признался его собеседник. – Ты не засыпал, тебе проще.

Унар смерил друга долгим взглядом блестящих чёрных глаз. Конечно, тяжело впасть в полузабытьё на долгие века и лишиться силы. Сложно очнувшись от сна разгребать груду накопившейся работы. Очень сложно.

Но разве проще каждый день, даже получая свою толику магии из каждой смерти, видеть, как твой мир умирает? Видеть, слышать, ощущать, как с каждым днём уходит из него силы и вместе с ними жизнь? Остаться единственным бодрствующим Хранителем на долгие-долгие века?

Когда не с кем и словом перемолвиться, начинаешь ценить смертных. А потом ты пропускаешь сквозь пальцы их Смерть, наблюдая, как уходят один за одним те, к кому успел привязаться... И осознаёшь, что это тебе они стали дороги, а ты для них всегда – лишь некая сила, которой стоит бояться. И это «проще»?

- Если ты так считаешь, - наконец, произнёс Унар чуть насмешливо. – Пойдём, я угощу тебя напитком из Ташиного мира. Нужно многое обсудить, а время поджимает.

Глава 1 Ценность памяти

Проснувшись, я сладко потянулась, чувствуя себя довольной донельзя. Хотелось ещё подремать, но на улице звонко и радостно перекликивались птицы, где-то совсем близко журчала вода, слышались приглушённые стеклом взволнованные голоса. Все давно на ногах. Пришлось вставать.

Как ни волшебна была ушедшая ночь, утро требовало банальности. В смысле, туалета, зубной щётки, воды и всего остального. Сев на кровати, я озадаченно посмотрела на собственную обнажённую грудь. Эм… Сглотнув, перевела ошарашенный взгляд на пса, внимательно и как будто встревоженно наблюдающего за мной от окна.

- Д-доброго утра, - растерянно пробормотала я и подняла с пола клочок вчерашней сорочки.

Угу. Вот и гадай теперь, что к чему! Собаки тут вчера точно не было, и не понятно, как она сюда попала. Сквозь дверь прошла? Так я на ночь заперлась, да ещё магией замки усилила на всякий пожарный. Но это ладно. Хуже другое… Почему я голая? Сама на себе ночнушку порвала, что ли? Во сне?!

Несколько раз подёргав лоскут, убедилась: при всём желании не смогла бы так измордовать одёжку. Ткань хоть и тонкая, но слишком прочная для моих пальцев. Вот если бы ножничками, это да… Вот только, сорочку явно рвали, а не резали. Без вариантов.

А если зубами? Подозрительно оглядев псину, я тяжело вздохнула. Тоже нет. Даже спи я, как убитая, процесс срывания с меня ночнушки заметила бы. Я ж спала, а не коме пребывала! Да и без царапин не обошлось бы. В общем, псина не причём. Но почему она так напряжённо смотрит? Тревожно, почти испуганно? Это из-за моего собственного волнения или…

Мдямс… Для одного утра слишком много вопросов, ответов на которые дать не в состоянии никто. Не буду портить себе настроение, раз уж решения проблемы пока не вижу. Всему своё время.

- Всё хорошо, - я улыбнулась встревоженной псинке, закуталась в простыню и принялась собирать обрывки ночнушки. – Просто мне приснился сон.

Животина неуверенно подошла и, к моему величайшему удивлению, присоединилась к сбору компрометирующих одну бестолковую Хранительницу лоскуточков, складывая их на кровать.

- Золото ты моё, - потрепав по ушам помощника, умилилась я. – Давай, я буду звать тебя Нарт? На древнем это значит «истинный друг».

Пёс согласно лизнул мою ладонь, но тревоги в чёрных глазах стало лишь немногим меньше.

- Сейчас спрячем сорочку и пойдём искать туалет. Умыться нужно, да и тебе прогуляться не помешает. Ну чего ты? - Присев на корточки, я потёрлась носом о блестящий собачий нос. – Я тебя напугала? Во сне кричала, да?

Мне никто не ответил, а жаль. Собеседника не хватало. Например, пепельного блондина, от которого пахнет ночным ветром и дымом…

- Ты не обращай внимания, всякое бывает, - виновато развела руками. - Иногда, когда любишь очень сильно, даже во сне можно увидеть настоящее чудо. Зеленоглазое и ночнушкоразрывающее…

Псина вздрогнула, села и радостно ощерилась.

- Вот так-то лучше, - я рассмеялась. – Идём.

Мы быстренько запихнули лоскутки в рюкзак и, подхватив его, направились в ванную. Правда, пришлось ещё потратить пару минут на то, чтобы заправить кровать, найти тапочки и накинуть халат, но это мелочи. А что приятно, когда спустились на первый этаж, оказалось, баня натоплена и ждёт! Онель позаботилась. Предусмотрительная!

- А в Харруте отдельный душ был, - скидывая халат на лавочку, посетовала я, и потянулась. – В душе утром мыться приятнее, зато тут баня и бассейн. Классно, есть где поплавать!

Нарт как-то странновато всхрапнул, как будто всхлипнул, не отрывая от меня взгляда, а я рыбкой нырнула в тёплую, чуть голубоватую воду.

- Тоже хочешь искупаться? – вынырнув, спросила его. – Иди ко мне.

Пёс тяжело вздохнул, лёг и пристроил голову на лапы. Ощущение, будто рассматривает собственные длинные когти. Вот лапочка, видно, поцарапать меня боится…

Пожав плечами, я снова нырнула. Торопиться-то некуда. От души наслаждаясь, поплавала с полчасика, хотя от стенки до стенки тут метра три, но всё равно классно. Потом ещё полчаса валялась на полке в полной ароматного пара сауне. Нарт со мной не пошёл, остался возле бассейна. Когда же я вышла, готовая к новым подвигам, пёс только вздохнул. Странный он какой-то. Мало того, что умный чересчур, так ещё и дёрганый. Вон какой нервный… напряжённый, как струна. Словно нарочно в мою сторону и не смотрит.

- Ладно, - натянув джинсы, я размотала полотенце, которым обернула волосы. – Сейчас пойдём завтракать и разбираться с непонятками.

Всё-таки хорошо, что запаслась шмотками на всякий пожарный. Пока без нужды дёргать Нашкар не буду, а то мало ли. Опять ведь вчера чуть не сорвалась, а в рюкзачке есть и бельё, и одежда – живём!

Пока вытирала волосы, пёс с откровенным интересом меня разглядывал и, казалось, почти по-настоящему улыбался. Жутковато видеть на собачьей морде выражение восторга, обожания и пристального внимания. И ладно бы к рукам, всё же я ими шевелю. Но мне то и дело мерещилось, будто взгляд блестящих глаз скользит и по телу тоже. Особенно по груди. Даже неудобно… Психопатка мнительная! Нашла в чём собаку подозревать! Кому сказать – пальцем у виска покрутят.

- Будешь так на меня пялиться, расскажу Хартаду! – шутливо пригрозила я, чтобы отделаться от паронои, и улыбнулась Нарту. - Ты не человек, конечно, но тарухан и тебе уши надерёт, если пожалуюсь. Мало не покажется! Ссора там или нет, но никто из мужчин, кроме Хартада, меня голышом не видел.

Псина, естественно, никак на это не отреагировала, только оскалилась ещё радостней, будто я плюшку пообещала, а не оплеухой пригрозила! Если честно, я выдохнула с облегчением. Раз собачка не испугалась и даже не насторожилась, значит она и вправду просто собака. А то в голову уже совсем дурные мысли полезли. Унар – тот ещё фрукт. Мог и какого-нибудь оборотня подослать.

- Хотя нет, - натягивая футболку, проговорила я задумчиво. - В случае чего жаловаться буду Варуку. Братишка не бросит, а с таруханом всё сложно. Вдруг он мне сегодня просто приснился? Глупо верить словам, сказанным во сне. Правда ведь?

Я тяжело вздохнула, а псина неожиданно спала с лица. В смысле - с морды.

- Ну ты чего? - опускаясь на корточки, я потрепала скотинку за ушами. – Не буду я никому жаловаться. Ещё не хватало! А братик у меня классный, тебе он обязательно понравится. Я вас завтра к вечеру познакомлю, сам убедишься.

Минут через пять, чистая до скрипа и бодрая до жути, я вошла в столовую. Нарт шёл следом, подозрительно зыркая по сторонам. К моему счастью, Онель сидела возле окна и вышивала нечто очень красивое. Чёрная канва была натянута на квадратный подрамник, рядом на низком столике аккуратными рядами лежали разноцветные нитки на деревянных косточках.

- Доброго утра, - улыбаясь, поприветствовала я вампиршу.

- Тёмного Неба, дорогая, - женщина кивнула в сторону обеденного стола. - Я слышала, как ты в бани спустилась, так что завтрак уже готов.

На кружевной скатерти меня смирно дожидались плетёная корзинка с булочками, тарелочка с маслом, сыр, варенье в вазочке и…

- Я кровь не пью, - выдавила я, подозрительно глядя на стеклянный кувшин тёмно-красной жидкости. – Извини, но предпочитаю употреблять в пишу несколько… иные продукты.

Онель рассмеялась, но пояснила сквозь смех:

- Мы тоже! Это всего лишь сок. К тому же кровь бы свернулась, если её в кувшин налить.

И правда! Вот я дура-а…

- Извини, если обидела, - опускаясь на стул, я виновато пожала плечами. - Иногда я бываю ужасно бестолковой.

- Не стоит извинений, - закрепляя нить под стежком с изнаночной стороны, успокоила меня вампирша и сверкнула белоснежными клыками. – Нас вообще весьма проблематично обидеть, знаешь ли.

- Вот и прекрасно, - я взяла нож и, щедро намазывая булочку маслом, дала волю любопытству: - Но почему ты сказали, что вы не пьёте кровь, если вампиры ей питаются? На столе обычные продукты: булочки, масло. Значит – вы их едите. А зачем тогда кровь? Вон я Лею я обещала три глотка, - Псина под столом вскинулась и зарычала. - Для чего она ему, если не пить?

- Говоришь, обещала-таки? – Золотистая бровь вампирши поползла вверх. – Уже?

- Тише-тише, - вслепую нашарив лохматую голову, я успокаивающе погладила крутой лоб и непонимающе нахмурилась. С чего бы это у Нарта шерсть дыбом? Странно. Но это потом, пока я обратилась к Онель: – Ну, да. Обещала. Страшно было идти в селение вампиров. Боялась, сожрё… скушаете меня за милую душу, всем кланом-то. Я ж человек, крови всего литра три и наберётся. Лучше уж три глотка одному вампиру отдать в обмен на защиту, чем добровольно самоубиваться. Кто же знал, что вы такие милые окажетесь?

Женщина закашлялась.

- То есть, - отложив вышивку, Онель подошла ко мне, – ты пообещала моему сыну три глотка крови, рассчитывая исключительно на защиту от прочих вампиров с его стороны?

- Н-ну, д-да…

Странная реакция вампирши напрягала, да ещё и пёс никак не желал успокаиваться, всё рычал и рычал...

- Это плохо? – сглотнув, выдавила я нервное. – Разве Лей не стал бы меня защищать? Вроде он как раз весьма серьёзно отнёсся к задаче не подпускать ко мне остальных претендентов на «испить кровушки»…

Онель села напротив и задумчиво постучала по столу длинными перламутрово-розовыми ногтями.

- Знаешь ли ты, чем высшие вампиры отличаются от прочих? – спросила она, чуть прищурив красивые серо-голубые глаза.

На миг я залюбовалась. Всё-таки матушка у Лея неправдоподобно красивая женщина, хотя ничего вампирского в ней совсем нет. Ярко-рыжие густые волосы, тонкая белая гладкая кожа, вызывающая ассоциации с китайской фарфоровой чашечкой. Я такую в музее видела. Губы красивой формы, такого нежно-розового цвета, какого ни одной помадой не добиться. Брови густые, ровные… Одно удовольствие смотреть!

- Таша?

- Ах, да. Простите. Я задумалась.

- Так знаешь, в чём разница? – мягко улыбнувшись, напомнила Онель свой вопрос.

- Кажется… высшие бессмертны. Так?

- Конечно, нет, - мелодично рассмеялась она. – Даже Духи смертны, что уж говорить о нас? Живём мы долго, если есть магия, даже не стареем, но и только. Нас можно убить, если знать, как, и мы погибаем от несчастных случаев.

- Но я читала… думала… - Я растерянно прикусила губу. – А что тогда?

- Низшие вампиры пьют кровь, для них она - пища. Именно потому их иногда называют кровососами. Но, если захочешь смертельно оскорбить кого-то из высших или нажить себе врага - назови высшего кровососом. Более грязного оскорбления для нас нет. Знаешь, почему?

- Эм… - я припомнила, что в книжках писали, и честно призналась: - Нет.

- Высшие не питаются кровью. Совсем! Пустить кровь врагу – за милую душу, но не пить.

- А чем же вы питаетесь?

- Кроме обычной еды? – она кивнула на корзинку с булочками. – По-разному. Например, члены клана Асолу пьют жизненные силы. Жертва мгновенно стареет, отдавая время своей жизни вампиру. Клан Шопта предпочитает эмоции. Мы…

- Да? – я подалась вперёд, заинтригованная и настороженная одновременно.

- Воспоминания, - Онель улыбнулась. – Маленькие и большие, радостные или не очень, главное, чтобы яркие. Память несёт энергетику момента. Конечно, полезнее и приятней выпить счастливое воспоминание, но для подпитки пойдёт любое. Кстати, моменты, когда испытывают невыносимую боль, врезаются в сознание куда надёжнее приятных минут или дней, да и сил дают мно-ого.

- Но… как такое возможно? Это же…

- Просто, - вампирша улыбнулась. - Достаточно раз в несколько лет выбраться в любое поселение, и о энергетической подпитке можно не беспокоиться. Одно большое воспоминание, или полсотни мелких – не суть важно. Люди, если всё сделать аккуратно, так и вовсе не замечают разницы. Они и без нас всё забывают. Впрочем, порой жертвы приходят сюда добровольно.

- Зачем? – мимолётное подозрение сжало сердце холодной рукой, а голос сорвался на писк. В ожидании ответа я стиснула край стола так, что подушечки пальцев закололо.

- Иной раз память – тяжёлый крест, а мы можем от него избавить, - Вздохнув, женщина отвела взгляд от моего побелевшего лица и посмотрела в окно, за которым шелестел разноцветными струями маленький водопад. – По мне, так люди приходят реже, чем могли бы. Это глупо. Прости, но когда есть возможность… Разве плохо забыть о том, что причиняет боль? Не понимаю.

Я промолчала и зажмурилась. Так вот о чём говорил Лей, когда мы познакомились! Он ведь... Осталось лишь уточнить последнюю деталь.

- А процесс… «избавления» как-то связан с поцелуями? – спросила я шёпотом.

- Да, - кратко ответила, рассеянно кивнув, задумчивая Онель.

Сердце упало. То есть, позволь я себя поцеловать тогда… забыла бы про Хартада и всё с ним связанное?! Навсегда? Сглотнув, я зажмурилась, принимая упущенную возможность. Или, чудом пролетевшую мимо беду?

Растворить в нигде последние недели… Плохо ли это? Да, согласись я на поцелуй, забыла бы мучительное разочарование - оглушающую боль, но ведь не только их! Ещё счастье и пронизывающую каждый вздох радость тоже... Это…

Прикусив губу, я несколько раз вздохнула. Новая информация никак не желала укладываться в голове. Скатерть на столе красивая… Обвела ногтем вышитый цветочек.

- Я могу объяснить, - проговорила я тихо, - если хотите.

- Буду тебе благодарна, - мягко отозвалась вампирша.

Её лица я не видела, но доброжелательные интонации подбодрили. Есть надежда, что не оскорблю своими выводами.

- Понимаете, - сглотнув, я сжала в ладони ложечку. – Иногда воспоминания приносят невыносимую боль, и да, хочется забыть всё и всех, лишь бы снова научиться дышать, не вздрагивая с каждым ударом разбитого сердца. Порой и вовсе… не хочется уже ничего, даже жить…

Под столом, жалобно заскулив, Нарт упёрся лбом в мою коленку. Я опустила похолодевшую руку, успокаивая собаку. В ладонь уткнулся мокрый нос, да там и остался. Тёплый… Поднимая взгляд на собеседницу, я уже улыбалась. Чуть кривовато, правда, рассеянно и грустно, но улыбалась.

- И всё равно, я не хотела бы забыть даже то, что причиняет такую боль.

- Почему? – с искренним участием и непониманием спросила.

- Это… подло, - пожала я плечами. – По отношению к себе, к тем, кто рядом… к судьбе, в конце концов. Добровольно забыть часть себя - это предательство. Сами подумайте: если тебе выпало пережить что-то, разве можно отказываться от этого? Так не бывает, чтобы только хорошее. К тому же, если не будет горя и тоски, счастья и радости тоже не оценить. Наверное, я не хотела бы забыть ни мгновения своей жизни. Одни – счастье и смысл жить дальше. Другие – опыт и указание, «как» жить.

- Мне этого не понять, - вздохнула вампирша. – Я бы с радостью забыла мучения последних лет. Это страшно - видеть, как мучается любимый, глядя на твои морщины. Майлс винил себя и сжимал кулаки каждый раз, когда я стонала от боли в спине или суставах, но ничего не мог поделать.

- Это в прошлом, пусть там и остаётся, - я потянулась через стол и погладила Онель по руке. – Но подумай: забыв об этом, не вспомнишь и о том, как сильно он тебя любил даже старухой. Забудешь, как много значила для него ты сама. Не внешность, не красота тела, а именно ты. Его тревогу за тебя, заботу, участие. Оно того стоит?

Женщина долго молчала, вглядываясь в мои глаза. У меня уже рука затекла, но убирать её, прерывая касание, сейчас казалось неправильным.

- Пожалуй… нет, - Онель печально улыбнулась и добавила задумчиво: – Никогда бы не подумала, что мою жизнь изменит юная человеческая девушка! Да ещё и найдёт слова, чтобы объяснить мне же нечто важное. Тебе сколько лет, Таша?

- Девятнадцать, - я улыбнулась, припомнив реакцию друзей на подобный ответ. Под столом нервно вздрогнул Нарт. Блохи у него, что ли?

- По человеческим меркам это уже не детство, - к моему счастью не впала в истерику собеседница – Хотя для Хранительницы это совсем ничего.

- Ну, да, - согласилась, поглаживая окаменевшего пса по голове, – Я вообще на Шайдаре всего несколько недель.

- Хм… а до того где жила?

- На Земле. Это другой мир, техногенный.

- Таша, ты туда вернёшься? - женщина нахмурилась, а очередная блоха заставила прислонившуюся к моим ногам псину вздрогнуть и замереть. Странные какие-то блохи, с парализующим эффектом.

- Нет, - честно ответила я и поразилась удовлетворению, звучащему в собственном голосе. – Назад дороги нет, да и не хочу я возвращаться. Мне слишком дорог Шайдар, не говоря о некоторых его обитателях. Но у меня есть вопрос.

- Какой же?

Мне показалось, Онель обрадовалась ответу, даже несколько чересчур. Зато псина отмерла и выдохнула аж с присвистом. Надо будет мыла от блох у вампирши выпросить, а то таким макаром Нарт задолбается не дышать.

- Слушай, - задумчиво почесав за лохматым ухом, протянула я, прикидывая грозить ли мне подцепить мелких паразитов от собачки, льнувшей ко мне, как лейкопластырь. – А на Шайдаре блохи людей кусают?

- Что?! Н-нет… - опешила Онель.

- Вот и слава Богу! Но это так, между делом. Скажи, а если вы питаетесь энергией воспоминаний, причём тут кровь? Я совсем запуталась.

Собеседница сморгнула удивление, и откровенно смутилась:

- Видишь ли… кровь несёт отпечаток личности. Она – сосредоточие всего: памяти, чувств, особенностей души и тела. Когда двое… хм… хотят поближе узнать друг друга, они…

- Разговаривают? – хмурясь от недоброго предчувствия, предположила я, когда женщина стушевалась и замолчала, внимательно разглядывая меня.

- Это тоже, - рассеянно кивнула она и совершенно не в тему добавила: - Имей в виду, я была бы действительно рада такой невестке, как ты. Уверена, и Майлс тоже.

- Эм… а при чём тут…

Я сбилась и вытаращилась на вампиршу в некотором ужасе. Кажется, до меня начало доходить! Если учесть прежние непонятки и вот этот намёк… Ой, я ду-у-у-ура…

- Эм… Простите, пожалуйста, но… Надеюсь, я не пообещала Лею выйти за него замуж? – тонким до писка голосом выдавила я, чувствуя, как дрожат губы и стремительно наливаются краской щёки.

- Насколько я поняла из рассказов ребят, которые там присутствовали, речь шла не совсем о браке, - успокоила Онель. – Хотя Лей бы не возражал. Ты ему нравишься, да и мы с отцом одобрили бы этот союз. Обычно… соитие, сопровождаемое обменом кровью, происходит после церемонии, но не редки случаи, когда молодёжь игнорирует правила и поступает наоборот…

- Вот ё моё… - Я со стуком уронила голову на стол, ударившись лбом о столешницу. Посуда вторила стуку дубовой башки о крепкие доски, прикрытые скатертью, жалобным звяком. – Какая же я ду-у-у-ра!

- Таша?!

- Простите, - потирая ушибленный лоб, я подняла виноватый взгляд на собеседницу. – Простите меня, но я ничего такого не имела в виду!

- Да я уже догадалась, - печально вздохнула она. – Но, может, передумаешь? Лей действительно сильный вампир, хоть и молодой. Он…

- Я и сама прекрасно вижу, какой Лей замечательный! И красивый, и милый очень, - Нарт под столом в очередной раз подвергся парализующему укусу и тихо зарычал, но чего уж. Не до блох сейчас. – Дело в другом. Видите ли, я просто не…

Тут, спасая меня от сложного объяснения с несостоявшейся свекровью, открылась дверь, и в столовую вошёл Майлс. Глава клана окинул жену восхищённым взглядом и тепло улыбнулся.

- Тёмного неба, - произнёс он приветствие, а сам глаз от жены отвести не в силах.

Счастливых таких… Нет, всё-таки нашёл в себе силы прервать бессловесное общение с любимой и посмотрел на меня:

- Таша, ты говорила вчера, компания с алым монстром – твои друзья?

- Да, - кивнула и, умилённая сценой, поздоровалась: - Темного неба!

- Я послал Керна и несколько вампиров постарше им навстречу, чтобы проводить сюда безопасными тропами, - садясь рядом, проговорил мужчина. - Они скажут, что ты ждёшь друзей здесь. Если всё пройдёт хорошо, они будут здесь не завтра вечером, как планировалось, а уже к обеду.

- Хм… надеюсь, ребята поверят, - нахмурилась я. – Но не уверена. Алька доверчивостью не страдает, а вы всё-таки вампиры…

- Керн бывает убедителен до отвращения, - хмыкнул Майлс не без гордости.

Я лишь неуверенно улыбнулась. Связаться с Алькой пыталась уже не раз, но то ли новое тело мешало, то ли каналы связи стабилизировались не до конца. Вместо голоса Шаксус Джера слышала лишь натужное пыхтенье и какой-то шум. Может, это я пыхтела от усердия? Не знаю.

- А вообще, вы для чего зашли? – спросила я отстранённо. – Уж точно не уточнить, друзья ли мне эльфы, орк и Алька. Если бы вы не были в этом уверены, Керна в пасть Шаксус Джера точно не послали бы.

- Ты меня пугаешь, - прищурившись протянул глава клана, глядя на меня с каким-то новым интересом. Будто другими глазами увидел, ей Богу.

- Чем же? – всё ещё перебирая в голове варианты решения вставшей передо мной проблемы, рассеяно вскинула я бровь.

- Да так… Вот так посмотришь, на первый взглфд – милая девочка. Обычная хрупкая человечка, разве только бесстрашная и открытая до…

Вампир замялся, а я хмыкнула:

- До дурости?

- Вроде того, - виновато скривился Майлс, но продолжил, разведя руками: - Наивная, светлая девочка, но и только, а потом… - внимательный взгляд тёмных глаз и уверенное, - Ты ведь не так проста, как хочешь показаться.

И он не спрашивал, хотя вопросительные интонации присутствовали.

- Да я, если честно, никак не хочу «показаться». Боюсь, вы обманываетесь на мой счёт. Причём всё время и не один вы. Сначала из-за нежелания строить из себя что-то крутое и «вумное», принимаете за недалёкую дурочку, а после, обнаружив наличие нескольких действующих извилин в моей голове и банальной логики в действиях, придаёте этому излишнее значение. Не стоит бросаться из в крайности в крайность. Я далеко не так умна, как мне хотелось бы, но и от слюнявой идиотки всё же далека. – Я улыбнулась и подмигнула. – По крайней мере, очень на это надеюсь! Хотя…

Супруги выслушали меня внимательно, явно принимая всерьёз каждое слово. Одно плохо: хоть смотрели задумчиво, пристально, и даже цепко, уважения в вампирских глазах лишь прибавилось. Ох, для кого я тут распиналась, спрашивается? Э-хе-хенюшки…

- С моими спутниками более-менее ясно, но вы упоминали ещё один отряд. Мне интересно, что там с дроу? – попыталась я перевести тему, в сердцах махнув рукой на попытки добиться адекватной оценки собственных интеллектуальных способностей. – Вы говорили…

- Ах, да, - словно очнувшись, тряхнул головой Майлс. – Там всё очень странно и… неоднозначно.

- В смысле? – это уже Онель встревожилась. – Большим отрядом идут? Есть причины ожидать нарушения мирного договора?

- Отряд пугающе мал, что странно и от того вдвойне опасно. Двенадцать воинов всего, но зато все из высшей знати, приближённой к правителю. Следом, но в неделе пути от них, ещё две сотни, уже не политической, а боевой элиты. Впрочем, каждый из первой дюжины таких вот политиков стоит в бою трёх рядовых дроу.

- А вампиров? – не удержалась я от вопроса.

- Если говорить про обычных бойцов, мы сильнее примерно вдвое, но касательно правителя Атореля и его приближённых - наравне сможем сражаться лишь я, Керн и Лей. Остальные послабее будут. Впрочем, после вчерашней истории с колодцем клан ослаблен. Для восстановления резервов нужно некоторое время, хотя ты вчера нас силой щедро одарила.

- Тогда почему «ослаблен»? – нахмурилась я.

- Мало просто влить магию в тело. Чтобы ей управлять, она должна усвоиться, как пища. Именно поэтому для нас сейчас очень опасно любое столкновение с дроу лоб в лоб.

- А зачем им вообще на вас нападать, раз вы такие белые и пушистые? Крови не пьёте, а воспоминания… - я пожала плечами, несколько озадаченная снисходительной улыбкой вампира. – Ведь воспоминания явно не стоят полноценной войны. Тем более к вам, как я поняла, порой приходят добровольно, то есть вы ещё и полезны.

- Власть, безопасность и территории, – спокойно ответил Майлс, рассматривая меня, как диковинную зверушку. - Но главным образом, конечно - источники.

- Эм… целительные? – предположила я робко, когда он неожиданно замолчал.

- Можно и так сказать, хотя вообще-то магические. На наших землях таких целых три, а для дроу магия – жизненная необходимость. Благодаря периодической энергетической подпитке извне, мы сами в ней не слишком нуждаемся, - тут мужчина споткнулся, покосился на жену и выдавил резко осипшим голосом: - Вернее, мы думали, что не нуждаемся в магии. Ещё вчера.

Онель мягко улыбнулась и ободряюще взяла мужа за руку. Она меня вообще удивляла всё больше и больше. Вроде вампирша, а такая спокойная, доброжелательная, милая… Все мои стереотипы о кровожадных убийцах в клочья!

- Вы тут поболтайте, - поднимаясь, проговорила она. - А я схожу на кухню, взвара подогрею, а то этот уже остыл.

Майлс кивнул и, проводив вернувшую молодость красавицу восторженным взглядом, продолжил несколько рассеянно:

- Сейчас источники почти иссякли, и борьба за них поутихла, но в прежние времена Тригори посылали против нас отряд за отрядом, и клан не раз и не два оказывался на грани выживания. Поэтому мы так ценим Ребро. Во многом именно ему мы обязаны своим существованием.

- Думаете, - я нервно прикусила губу, - дроу хотят захватить источники, пока вы не набрали силу? Но зачем? Магия и так возвращается! Если только…

Глава 2 О вреде необдуманных слов

Я замолчала, сжав кулаки так, что ногти впились в ладони. Проташи! Им нужна магия, а дроу… Хотя я ведь нарочно дала ящеркам солидный запас магии на первое время! Но… вдруг его не хватило?

Со слов Майлса, сюда движется отряд первых лиц государства. Наверняка Торнаш тоже там. Вряд ли разбираться с Дирнутом по поводу незаконного ареста наследника правителя Тригори послали мелкую сошку. Но тогда… Получается, я спровоцировала конфликт между вампирами и дроу? Я?! Или я просто сама себя накручиваю, а причина «визита» в другом? Угу, например, моё здесь присутствие.

- Скажите, а до границ Тригори отсюда далеко?

- Не слишком. Дня три пути. Вот от столицы Тригори до её границ по земле дней семь-десять. Если идти малой группой, можно использовать порталы. В Оле сохранился один из древних порталов, ведущий к семи точкам выхода на границах. Но для активации перемещения нужна магия, потому круг лиц, которым доступен такой способ передвижения, весьма ограничен.

Как я читала, Ола – это столица Тригори. Первая дюжина виднейших политиков – почти наверняка сильнейшие среди дроу маги. То есть они могли воспользоваться порталом и… Что «и»? Даже если предположить, что эти товарищи жаждут встречи именно со мной, откуда они узнали, что я здесь? Да ещё так быстро?! Не сходится!

Та же фигня с Габриэлем. Если заботливый отец решил встретить сыночка, как узнал, где именно встречать? Унар подсказал? Зачем? Или тут совершенно левая тема? Ох, ничего не понимаю…

- То-то и оно, - тяжело вздохнув, кивнул Майлс. – Я тоже не понимаю, и как раз это и напрягает больше всего.

Упс… кажется, последнюю фразу я сказала вслух. Хорошо хоть – её одну. Вампирам совсем не обязательно знать про восставших из небытия проташей и моей в их «восстании» роли.

Вроде ничего существенного, но кто знает, какую роль может сыграть лишняя информация в противостоянии вампирского клана и Тригори? И вот пока не узнаю, лучше помалкивать, на всякий случай. Главное, помнить: «язык мой – враг мой»!

- Знаете, - начала осторожно, судорожно прикидывая, как бы не сказать лишнего. – Я немного знакома с Торнашем, послом дроу в Харруте. Вы не в курсе, он входит в состав… эм… делегации?

- Поименно мне не докладывали, но насколько мне известна расстановка сил, должен входить, - удивлённо вскинув бровь, отозвался Майлс. – Всё же Торнаш правая рука Атореля и его лучший друг со времён Юрокской войны, да и маг из сильнейших.

- Хм… Тогда я могла бы выйти им навстречу и попытаться перехватить отряд на подступах к селению. Всё же не хотелось бы давать знать дроу про перемены здесь раньше времени, тем более про вашу временную слабость. Вдруг это их спровоцирует?

- Это вполне вероятно, - лаконично согласился Майлс и, пристроив подбородок на сцепленные под ним ладони, замолчал.

Я неуверенно покосилась на чересчур внимательно рассматривающего меня вампира. Чувствую себя микробом под микроскопом! Того и гляди классифицировать начнёт. Лишь бы не методом подбора дезинфицирующих средств…

- Дроу, даже если захотят, серьёзного вреда мне причинить не смогут, но вряд ли дойдёт даже до попыток. Всё же я Хранительница, да и Торнаша худо-бедно знаю, - растерянно улыбнулась, не понимая причин столь пристального внимания. Про то, что Габи – сын Атореля, говорить не хотелось. Мало ли… Кто сказал, что лишняя информация может спровоцировать только дроу? – Ну как идея? Только мне надо дорогу показать, куда идти. Проводите?

- Знаешь, что в тебе самое удивительное?– вдруг совсем не в тему спросил мужчина и, не дожидаясь ответа, выдал удивлённое: - Ты совершенно не стремишься к власти!

Он даже встал и, наклонившись над столом, впился голодным взглядом в мои глаза. Не мигая уставился, будто до собрался насквозь просветить! Я аж обалдела от такого.

Дыхание главы клана коснулось губ, обдавая запахом корицы и миндаля. Вот… Кирдык Бабаевич! Чего это с ним? Не было бы разговора с Онель всего пару минут назад, ей Богу решила бы, что Майлс сожрать собрался! А вампир, всматриваясь в моё лицо с жадным интересом, продолжил говорить тихим, чуть свистящим шёпотом:

- С твоими возможностями ты могла бы претендовать на главенствующую роль в любом государстве, если не во всех сразу, а ты об этом даже не задумываешься! Нам вот помогла, а взамен ничего не просишь. Ни клятвы верности, ни признания… Мало того, всеми силами пытаешься принизить свои заслуги и убедить нас в собственной… обычности. И вот опять помогать собралась за здорово живёшь. Почему?

- А на кой чёрт мне эта власть сдалась? – Я озадаченно поморщилась, отодвигаясь. – Больно надо, брать на себя ответственность за целое государство и уж тем более планету! Я со своей собственной жизнью разобраться не могу, а тут за судьбы миллионов людей и нелюдей отвечать? Нет уж, в таких вещах и поумнее меня товарищи впросак попадали. Спасибо, не надо мне такого счастья! Пусть политикой занимаются политики, а я в сторонке от всей этой тряхомундии постою, авось и пригожусь. А что касается вашей благодарности… я как раз хотела попросить.

- И чего же?

Прикусив губу, я отвела взгляд. Потрепав по голове притихшего под столом Нарта, встала и отошла к окну. Там, за прозрачным стеклом, волшебным цветком раскинуло лепестки селение вампиров. Радужные искры фонтанов и водных завес, ажурные арки и переходы, портики и бело-розовые кроны тонкоствольных деревьев во дворе… Красиво.

Если есть хотя бы один шанс, что всё вот это, не говоря уже о живых нелюдях, пострадает из-за меня… Я должна попытаться исправить положение. Ну, а если причина странного визита дроу не во мне, то и вообще ничего страшного. Лучше перебдеть, чем недобдеть.

- Таша? – Майлс подошёл ближе, но остановился в паре шагов позади. – Так о чем ты хотела попросить?

- Да, - я кивнула. – Сейчас. Слова подберу только…

- Хм… Тебе вовсе не обязательно брать на себя переговоры с Аторелем. Это, в любом случае - моя забота. Тебе не о чем беспокоиться.

- Нет, нет… - я замотала головой. – Лучше я сама пойду. Так безопаснее, да и мне любопытно познакомиться с правителем Тригори. Я о нём столько слышала!

Угу, а заодно попробую разведать насчёт давнишней догадки. Очень меня смущает похожесть Габи с Сертом. Вдруг матушка Сератаниралиэля успела забеременеть до брака с Вирлина… с Веней?

- Тогда в чём дело? Опасаться тебе нечего, тем более я пойду с тобой и…

- Нет! Вот этого не надо. Я пойду одна! - Тихое рычание нового друга заставило улыбнуться и исправиться: - В смысле, вдвоём с Нартом. Присутствие главы клана, конечно, придаст встречи веса и официальности, но и риски увеличит в разы. Вы же сами говорили, что против двенадцати лучших воинов дроу в одиночку не выстоите, а вести с собой большой отряд тем более нельзя. Это как раз может спровоцировать конфликт, а я не хочу вставать на чью-либо сторону.

- Но, Таша…

- Хранительница, - спокойно и многозначительно поправила я вознамерившегося спорить вампира. – Поверьте, единственное существо, от кого меня стоит охранять, так это я сама. Вот для себя я действительно очень опасна.

Майлс нахмурился и не без недовольства окинул меня скептическим взглядом.

- Хорошо, - кивнул наконец. - Но тогда в чём просьба?

- Видите ли... я допустила серьёзную оплошность с вашим сыном. Не представляя о значении этого… действа, пообещала Лею три глотка крови. Простите, я полагала речь идёт о крови, как о еде, а Онель сказала… - Щеки опалило жаром смущения. Я запнулась и смолкла, прикусив губу.

- Мне доложили про этот договор, - несколько насмешливо заметил мужчина. - Чем конкретно он тебя не устраивает? Самим фактом существования, или отсутствием в его условиях заключения брака? Думаю, во втором случае Лей с удовольствием пойдёт тебе навстречу.

- Боюсь, мы имеем дело с первым случаем. Ваш сын замечательный молодой человек… то есть, вампир, но я не испытываю к нему ничего, кроме простой симпатии.

- А для тебя это так важно? Симпатия – уже немало. К тому же, мне кажется, сам Лей расположен к тебе… хм… несколько иначе. Знаешь, порой браки, заключённые по расчёту, оказываются крепче заключённых по любви. Ты очень молода и можешь этого не понимать, но иногда взаимное уважение и симпатия дороже самой страстной влюблённости, а мы с Онель будем счастливы принять тебя в семью и помочь.

- Это невозможно, - ответила, чувствуя себя до жути виноватой. – Простите, я… не могу. Никак! И я очень вас прошу, пожалуйста… объясните всё это Лею.

Вампир насупился и открыл рот, но я вскинула руку, останавливая его, и затараторила:

- Согласна, с моей стороны эта просьба - малодушие. Понимаю, как некрасиво и подло с моей стороны… сбегать от решения проблемы. Такие вещи решаются лицом к лицу, но я столько наговорила Лею, не понимая смысла сказанного, что теперь даже и не знаю, как ему в глаза смотреть! Я же слова не скажу от стыда. Пожалуйста, Майлс! Я вас очень прошу... простите меня и передайте сыну мои искренние извинения. Я не хотела его обманывать, правда. Так... получилось. - Щеки горели. Пока говорила, голос сорвался на шёпот, а глаза подозрительно защипало. - Майлс, пожалуйста… Вы ведь понимаете, что я не нарочно!

- Понимаю, - со вздохом отозвался мужчина и, вынув из нагрудного кармашка платок, протянул мне. – Не переживай так, малышка. Лей всё поймёт. Очень жаль, конечно, но решение принимать тебе.

Вытирая лицо, я потупила взгляд. Смотреть на вампира было стыдно.

- Проводите меня к дроу, пожалуйста. В смысле, в такое место, где их можно подождать, не опасаясь разминуться. Наверное, стоит поторопиться. Они ведь уже близко?

- Не слишком. Будут здесь только к ночи. У тебя есть несколько часов отдохнуть.

- Нет, - я отрицательно замотала головой.

Мне хотелось бы погулять по городу, полюбоваться на сказочные дома и прочие красивости вампирского селения, но как Лею в глаза смотреть и объяснять, что обещая… секс, по факту, я не имела ввиду ничего такого? И так стыдно, а уж глаза в глаза - и вовсе. Нет уж! Рюкзак сразу собрала, да и одета вполне себе для дороги.

- Я лучше им навстречу пойду. Мне так… легче будет. А если с собой еды дадите и попить чего-нибудь, вообще замечательно.

- Но, Таша! Лей всё прекрасно поймёт! Зачем ты зря терзаешься? К тому же Керн и остальные расстроятся, если ты уйдёшь вот так, даже не попрощавшись. Мы же должны выказать тебе благодарность! Всё же Хранительница и Спасительница! Нужно проводить тебя честь по чести, а ещё…

Мы ещё минут десять препирались, но без огонька. Оба уже отчётливо знали – я пойду навстречу дроу, и пойду одна. Бывают у меня моменты, когда вожжа под хвост попадает, и тогда уже ничем не переубедить. Думаю, Майлс это видел, просто ни в какую не желал позволить мне удалиться по-английски, не прощаясь. Ему непременно хотелось устроить пышные проводы, толкнуть речь и сорок раз поклониться Хранительнице, вернувшей молодость женщинам клана. Бррр….

Если бы я не чувствовала за собой двойной вины перед Леем, ни за что не попёрлась бы чёрт знает куда без друзей, и наверняка уступила бы – уважила вампира, хотя и не горела желанием выслушивать порцию пафосных благодарностей. Но мне реально было очень стыдно. И за то, что обещала (по факту, предложила себя в качестве грелки в постель на глазах кучи народа), и за то, что не могу найти в себе сил, нарушая данное слово, хотя бы сделать это, глядя Лею в глаза.

Правильно сказано у Булгакова: «трусость - самый тяжкий порок»1. Наверное, именно поэтому на сердце словно многопудовый груз. Злясь на себя, я начала откровенно психовать. Но, к счастью, меня и моё настроение спасла… булка. Угу. Банальная булка с изюмом!

К этому моменту Нарт рычал уже почти непрерывно. Глухо так, тихо, но очень убедительно. Словно и сам был откровенно недоволен. Знать бы ещё чем. То ли настойчивостью главы вампирского клана, толи моим решением уйти из селения раньше времени, то ли просто блохи замучили.

Я, стиснув кулаки, сверлила взглядом булочку, из последних сил сдерживая желание тупо послать куда подальше упирающегося главу клана и хлопнуть дверью. С одной стороны, жаль было тратить время на пустой и неприятный разговор, а с другой - обижать вампиров не хотелось. Всё же они-то меня как раз хорошо приняли, это я напортачила.

Никак не выходила из головы мысль, что пока мы тут с папочкой лясы точим, сынок заявится пожелать доброго утра. Наверное, говорить с Леем я боялась даже слишком – зациклилась из-за всё той же вожжи, да и рычание Нарта добавляло обстановке напряжения.

Поэтому, когда скрипнула дверь, я решила, что это пришёл именно Лей. Накрутила себя, бестолочь!

- Во-о-т, блин горелый! – простонала, едва сдерживая истерику в рамках собственного тела.

Угу, истерику худо-бедно сдержала, а вот магию не смогла. Булочка под моим взглядом сама собой расплющилась, почернела и задымилась. Запах гари мгновенно наполнил комнату. Сногсшибательная вонь!

- Упс! – зажав нос, я отшатнулась и наступила на пса, который не отходил от меня ни на шаг.

Нарт даже не заскулил, но я, едва почувствовав под пяткой его лапу, дернулась в сторону. Результатом неоправданно резких и бездумных телодвижений стало моё падение кувырком через стул. И как всегда не без травм! Фейсом об тейбл – далеко не мягкое приземление.

- Ах ты ж, едрён батон! - взвыла я, когда кувшин с каким-то киселём не выдержал сотрясения и опрокинулся мне на голову. – Екарный бабай!

Я думала, что взвыла? Ха! Визг Онель посрамил мой дохленький писк и высотой, и децибелами.

- Ой, – теперь зажимая уже уши, простонала я, с трудом поднимая голову, и упёрлась взглядом в… нечто. Смердящее черно-зелёное хлебобулочное, с бьющими по скатерти, залитой чем-то красным и липким, щупальцами похожими на шланги из бурого желе - это ещё пол-беды! А вот когда у вонючего монстра имеются огроменные губы-лепёхи, вытянутые в трубочку…

- А-а-а-а! – Судорожно дёрнувшись, я подалась назад, но отползти от уродца не вышло – ногой зацепившись за скатерть, я потащила её вместе с уродцем за собой. А тот и рад! Ещё больше вытянув губы, смачно причмокнул и попытался меня… поцеловать! – Отвали, кошмар-переросток, - завопила в панике, - мать твою за ногу! А-а-а-а!

Счас! Так он меня и послушался!

Обхватив щупальцами мою голову, это нечто издало чавкающий звук и с мерзким чмоком облобызало мою щёку. Целилось явно на губы, но я слишком дёргалась.

Дальше были звон посуды, грохот летающих по комнате стульев, визг Онель, собачий лай и ругань Майлса. Последние двое очень старались меня поймать. Вампир, кажется, вопил что-то вроде «стой на месте». Пёс ничего не вопил, естественно, но рычал знатно. Если бы ещё меня не переклинило от омерзения и страха!

Пытаясь отодрать улюлюкающее и чмокающее существо, покрывающее моё лицо влажными склизкими поцелуями, я вслепую металась по комнате, снося всё, что попадалось на пути. Пару раз и самого Майлса снесла, кстати. Нарта не снесла, потому как попросту перелетела через него.

- Чтоб тебя разорвало! – заверещала, когда на секунду щупальца ослабили хватку.

Что сказать? Разорвало. С громким «бу-у-ульк» тварь ошмётками палёной булки и буро-зелёной слизи разбрызгало вокруг.

Задыхаясь, я шлёпнулась на пол и жалобно заскулила, оттирая лицо, перемазанное киселём, слюной «целовальщика» и его же ошмётками. Впору зареветь! Опять я всё испортила! Только ведь из бани… Торопилась, блин горелы… Тьфу! Нет уж, больше ругаться ни за какие коврижки не бу…

- Ёрш твою медь! – вскрикнула, увидев своё отражение в осколке зеркала, упавшего со стены. – Вот чувырло…

Одно чувырло, с красно-зелёно-чёрной рожей, колтуном слизи на голове и разодранной на плече футболкой взирало на собственное отражение в зеркале ровно до тех пор, пока второе чувырло не воспользовалось ситуацией и халявным выбросом магии.

Когда зеркального осколка вырос пучок тоненьких синих проволочек с ярко-желтыми крохотными глазками, я ахнула и, чтоб не усугублять, зажала рот обеими руками. Мамочки! Опять я напортачила на ровном месте!

Не отрывая взгляда от очередной напасти, я попятилась от нового «шедевра» своей истерики. В процессе убедилась, что сидя ползать хотя и сложно, но можно. За пару секунд я метра на полтора отодвинулась, а потом между «чувырлами» (то бишь между мной и монстром) встала мохнатой стеной оскаленная псина. Нарт припал к полу, всем своим видом демонстрируя, что скорее сдохнет, чем сдвинется хоть на миллиметр.

К счастью, зеркальное чудовище, оценив обстановку, тихонько хрюкнуло и, бодро перебирая кривыми короткими лапками ржаво-зелёного цвета, пулей вылетело из комнаты. Решило не нарываться! Уф… Хорошо хоть целоваться не полезло! Не хватало мне ко всему прочему ещё и порезов!

- Мой ты лапочка, - с умилением глядя на лохматого защитника, я благодарно всхлипнула. – Вот ей Богу, расцеловала бы, да боюсь – испачкаю.

Пару секунд пёс ещё принюхивался, с подозрением глядя в дверной проём, но было тихо. Пожалуй, даже слишком. Вампиры то ли от осознания, кого в свой дом пустили, то ли от моего жутковатого сейчас вида потеряли дар речи.

- Таша… - почти стон, и ко мне подлетел Майлс. – Ты ранена?

- Конечно ранена! – Возмущённый возглас Онели раздался откуда-то сверху и, запрокинув голову, я увидела не женщину, натуральную летучую мышь с квадратными от страха глазами. Причём висящую на люстре! – Как ты можешь спрашивать?! Просто посмотри на неё!

- Онель! - Когда солидный вампир запричитал, как деревенская бабка, и одним движением запрыгнул на стол, роняя остатки посуды, я только икнула от изумления. – Как ты там оказалась? Милая, ты же боишься высоты!

Чего? Вампирша, которая летучая мышь и должна летать, боится высоты? Правда? Да нет! Быть такого не может! Я брежу! Ко мне под руки, наплевав на риск изляпаться, сунулся тёплый лохматый бок, и я автоматом обняла Нарта, не отрывая взгляда от Майлса, который, стоя на столе, шептал что-то успокоительное и отцеплял чёрные коготочки Онели от люстры. Офигенная картинка. Если он ещё…

Ох! Я сейчас заплачу…

Хрупкое крылатое создание почти потерялось в больших мужских ладонях, а выражение бесконечной нежности на скуластом лице вампира добавило воплощённому в реальность видению пронзительности. Беззвучно всхлипнув, я сморгнула сентиментальные слёзы и…

Вот только что на столе среди остатков еды и разбитой посуды стоял высокий мужчина, с трепетной бережностью и любовью взирая на несуразное серое нечто в своих ладонях… но лишь один взмах мокрыми ресницами, и передо мной на всё том же столе оказалась пара вампиров.

Причёска Онель растрепалась, и яркие рыжие волосы каскадом волнистых прядей стекалит по спине. Её руки обвивали шею мужа, а взгляд голубых глаз был неразделим со сверканием чёрных очей Майлса. Впрочем, наотмашь ударило не это. Если секунду назад мужчина казался воплощением силы и мощи, сейчас почему-то он же хрупким и беззащитным.

Красота Онель, её вера в мужа, самозабвенное восхищение любимым на нежном лице – всё это словно выбило почву из-под ног вампира. Подумалось почему-то: вампиры и вправду не бессмертны, и конкретно для этого смерть - потерять любовь жены. Уверена, он тоже понимает, что если однажды Онель просто взглянет иначе, ему не жить. И, наверное, такая смерть страшнее любой другой.

Прикусив губу, я не выдержала и спрятала лицо в густой шерсти Нарта. Как получилось, что я знаю, каково это – умирать без любви самого главного человека, и до сих пор жива? Неужели мой сон – правда? Может, я ошиблась, бежав из Маргалы, а душа чувствовала, что Хартад меня всё-таки… В горле встал ком, пальцы кольнуло леденящим холодом, а сердце опалило жаром воспоминания о прикосновениях горячих рук этой ночью.

Нет, сейчас не тану об этом думать! Противоречия разрывают, но я не буду раньше времени метаться и лезть туда, откуда одной выхода не найти никак…

Усилия взять себя в руки забрали все силы. Я едва заметила, как отмерли вампиры и оттащили нас с Нартом в бани. Как мылась, не помню. Кажется, Онель помогла одеться в своё платье и вручила оттёртый от грязи рюкзачок.

Времени на ликвидацию последствий всплесков моей непослушной магии ушла прорва, так что на прощания и уверения его почти не осталось. Едва мы вышли из дома, Майлс подхватил меня на руки и пейзаж практически растворился, превратившись в размытое ничто.

Спрятав лицо на мужском плече, я подумала, что сама точно с такой скоростью бежать не смогла бы, и пожалела Нарта. Боюсь, ему за главой клана не угнаться. Придётся по запаху бежать, и ещё не известно, сможет ли отыскать меня быстро, а дроу всё ближе. Похоже, придётся мне встречать их в гордом одиночестве и даже без собаки…

От мелькания вокруг мутило. Поэтому я закрыла глаза, доверившись вампиру полностью. Даже задремала от всей сегодняшней нервотрёпки. Удивительно, спала долго, а ощущение усталости не отпускает. Интересно, можно устать по-настоящему, если во сне заниматься любовью? Или… не во сне?

- Прибыли, - Спокойный голос Майлса вырвал из полудрёмы и окрашенных цветом надежды подозрений. – Этого места дроу не минуют никак.

Вампир опустил меня на ноги, и я огляделась. Мы остановились в ложбине между двумя высокими холмами, поросшими колючим кустарником. Небо над головой уже начинало темнеть, и черно-синие крутые склоны смотрелись жутковато. Зато стрекотание цикад и тонкий аромат, идущий от почти чёрных ягод, которыми были усыпаны кусты, настраивали на лирический лад. Вот и думай, чего во мне сейчас больше – страха или восхищения Шайдаром! Впрочем, как и всегда.

- Я могу остаться с тобой, - предложил мужчина, осторожно сжимая мою ладонь.

- Нет, - я отрицательно покачала головой. – Мы это уже обсуждали. Но за предложение спасибо. Я постараюсь, когда накал страстей схлынет, приехать в гости. Примете?

- Обижаешь, - улыбка высшего вампира в полутьме – это нечто. – Мы будем счастливы! И всё-таки подумай насчёт Лея.

Я насупилась, готовая в сотый раз возмутиться, но Майлс подмигнул и вдруг буквально растворился. Я только и услышала его провокационное:

- Или Керна!

Вот упёртый! Оставил-таки последнее слово за собой! Ну, не вампир ли?! Забавно, почему мне это в нём нравится?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям