0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Семь кругов Яда » Отрывок из книги «Семь кругов Яда»

Отрывок из книги «Семь кругов Яда»

Автор: Юраш Кристина

Исключительными правами на произведение «Семь кругов Яда» обладает автор — Юраш Кристина Copyright © Юраш Кристина

Глава первая. Кенгуру маркетинга и темный пластилин

 

“Сумка в клеточку, жизнь в полосочку”

 

- Люююди! Ауууу! - взвыла я, оглядывая каждый закоулок. - Вы где? Я понимаю, что табор ушел в небо, но вы забыли Будулая! Это уже не смешно! Откликнитесь! Вы куда делись? Ку-ку!

Впервые в жизни мне было так тоскливо и одиноко, как последнему герою на необитаемом острове, еще вчера схарчившему последнего собеседника. Даже пушистые смешные котики на чужих стенах, способные поднять настроение стопроцентно- брутальному мачо,  казались прибитыми гвоздями беспощадной цензуры. Изверги!

- Нет, ну я так не играю? Где все? - занервничала я, нервно кликая мышкой. - Хоть бы записку оставили, куда ушли! Раз, два, три, четыре, пять… Я иду искать! Кто не спрятался, я не виновата!

Компьютер через VPN работал медленно, а надзорные органы быстро, поэтому я закрыла вкладку и отправилась по следующему адресу, который тоже оказался недоступен.

“После того, как было принято решение заблокировать всеми любимый  Милиграм, следующим на очереди оказался Постограм… В ближайшее время недоступными для пользователей будут Одноглазники и Кейсбук”.

Моя попа - гурман медленно доедала стул, пока я прикидывала стоимость краски, способной закрасить сто процентов седины за сто рублей. Больше, я так понимаю, заработать мне  уже не удастся. Накрылся блокировкой мой маленький и местами прибыльный интернет-бизнес.

Покинутые профиля выглядели уныло и жутко. На меня смотрела растянутая аватарка Лоры Константиновны - расхитительницы грибниц, которая хвасталась результатами своей тихой охоты, потрясая огромной сыроежкой. Последней новостью на ее странице была фотография ведра грибов с рецептиком “Пальчики оближешь” и фотография ног с подписью: “Протянула уставшие ножки!”.

Грустный сорокалетний мальчик - пальчик, облизанный мамой до блеска, порадовал меня последней новостью: “У меня завелась девушка!”. Ну да, глистов вывел, а свято место пусто не бывает!  Блондинка на сносях сообщала, что:  “поехала в роддом!”, свежая брошенка-страдалица размазывала сопли по всей стене: “Если любит, то простит!”. Мертвые с косами стоят. И тишина…

Пока я размышляла о перспективах, мрачно глядя на блокировку привычных страниц, дверь на кухню открылась, и к холодильнику лениво пополз почетный сторож дивана, участник его героической обороны, мастер спорта по “подай-принеси-сходи”, Президент, который своим почесыванием мандата способен разбудить даже соседей, и обладатель премии “есть че пожрать?”, которая торжественно вручается ему раз три раза в день на почти законных основаниях.

-  Постограм заблокировали. Кейсбук уже почти не грузится, - всхлипнула я, в надежде, что меня подбодрят и утешат.  А зря. Судя по взгляду, яйца у нас в семье есть.  Три штуки. В холодильнике. И все!

- Наконец-то! - глаза у мужа вспыхнули фанатичным огнем борца за справедливость. Пока мохнатый шмель летел на душистый хмель, одинокий мух нашел пару свободных ух и готовился активно прожужжать их. -  Наконец-то у меня будет жена! Ты понимаешь, для чего это делается? Нет? Конечно, ты в политике не разбираешься. Вот Виктор Евгеньевич во вчерашнем выпуске сказал, что наша страна собирается сместить полюса, поэтому теперь нам срочно нужно разрушить планы наших политических врагов и вселенского зла, которое их спонсирует. Экономика рушится, девальвация инфляции составила шестьдесят четыре процента. А люстрация легитимизации… Это все его происки!

Я смотрела на “политолоха” уже не задумчиво, а, скорее, грустно. Наверняка так смотрят санитары на вновь прибывшего, прикидывая, чем его обезвредить на этот раз:  смирительной рубашкой или кляпом.

Мир стоит на грани передела власти! Разуй глаза! - вещал с кухонной трибуны политический обозреватель, глядя на меня снисходительно и грозно. Я уже готова была подать объявление в местную газету в раздел знакомств для утех: “Политически-активный ищет политически -пассивного. Политически грамотным и незаинтересованным просьба не беспокоить!”

Богачи снова грабят мирных людей! Зло хочет нахапать, как можно больше денег, чтобы…

Понятно. Нам снова по секрету поведали теорию мирового заговора, открыли глаза на подковерные интриги, объяснили на загребущих пальцах все тонкости мировой экономики.  Может быть, глаза и открылись, но это как-то повлияло на работу мозга, пощадив только основные инстинкты. Ошибочно полагать, что речь идет о размножении. Такие особи размножаются исключительно политическими спорами.

- А все почему? - строго спросил супруг, глядя на меня, как на наивного обывателя, вчера вышедшего из леса и узнавшего сразу две вещи: какой год, и кто президент. На счет последнего ничего не изменилось. -  Потому что наша страна четко дала понять, что массонская лажа...

Я сглотнула, представляя себе бедных массонов, которые еще не в курсе о том, как, собственно, они облажались.

- … вынашивает планы по захвату мира. Если судить по политическим процессам, Виктор Евгеньевич все правильно сказал, экономическая катастрофа неминуема. Везде засели политические враги, которые мешают внедрять хорошие законопроекты. Они портят нашу экономику! Понимаешь, они везде! Пропала страна! - распинался муж, осматривая внутренности холодильника. По крайней мере, я точно знаю, что между кефиром и яйцами затесалась целая свора политических врагов, иначе, как объяснить то, что вчера пропал сырок?

За моей спиной зашуршал пакетик, загрюкали крышки, а из царства вечной мерзлоты появилась банка с недоеденной в прошлый раз аджикой.

- Но мы не сдаемся! Вот ты думаешь, Постограм заблокировали для чего? Это - политический ход! Умелый и правильный! Виктор Евгеньевич говорил об этом!  Ты понимаешь, что это значит? Что это значит? - взвинтился супруг, уставившись на меня, человека аполитичного и практичного, с презрением избранного и просвещенного. - Вот я тебя спросил, а ты не знаешь! Надо было со мной смотреть вторнячные встречи с Виктором Евгеньевичем!

- А работать кто будет? - процедила я, бегло просматривая последние новости. Хорошо, что я уже сижу, а то попа требует добавки.  - Виктор Евгеньевич? Он, между прочим, работает! И зарабатывает, хочу сказать тебе, приличные деньги на доверчивых лохах. Видел сколько у него просмотров на юкубе?

- Ты Виктора Евгеньевича не трогай! Он все для народа делает! Во вчерашнем выпуске он, между прочим, предупреждал о том, что против нас готовят тайный заговор! И мы даже знаем кто! Всемирное зло!  - обиделся муж, защищая своего политического гуру. - Всемирное зло работает над тем, чтобы снизить показатели рождаемости…

Санитары! Экзорцисты! Священник! Кто нибудь! Я понимаю, что “есть я и ты, а все, что кроме, легко уладить с помощью креста!”. Так вот, изгнать с монитора Виктора Евгеньевича при помощи креста и бубна пока не получается.  Он уже член нашей семьи. Единственный. Член.

Еще бы, мы живем с ним втроем! Я, муж и Виктор Евгеньевич!  Нет, изначально нас было двое. И мы даже были счастливы какое-то время. А потом запахло изменой. В нашей жизни появилась не блондинка - коллега, не брюнетка - однокурсница, а … затаили дыхание… седой - очкарик Виктор Евгеньевич в сереньком пиджачке а ля выпускной  шестидесятых. Пиджак сохранился с момента выпускного куда лучше, чем Виктор Евгеньевич. Пока наш “дорогой член” семьи вещал про бегство капиталов и утечку мозгов, его шевелюра показывала наглядный  пример побега; пока рассказывал про олигархов с мешками золота, мешки под глазами намекали,  что он тоже в  деле, и в доле; когда речь заходила о патриотизме и отечественных производителях, на столе у него вибрировал  “вражеский агрегат”, за который не стыдно продать даже совесть.

Не знаю, ходит ли Виктор Евгеньевич в туалет, но есть подозрение, что последнее время нет. Это видно по измученному лицу и количеству выпусков. Еще бы! Вторнячные встречи теперь проходят каждый день.

Апогеем нашего бермудского треугольника стали попытки исполнить супружеский долг, развернув меня лицом к вещателю  о страновой элите, коррупционерах, властных полономочиях, политических врагах и всемирном зле, дабы я получила двойное удовольствие от двойного проникновения. Пока муж присматривался к моим нижним полушариям, Виктор Евгеньевич уже резвым дятлом долбил верхние, рассказывая нам о “политическом доминировании вершков над корешками с подачи вселенского зла, плетущего всемирный заговор”.

- И пока действуют санкции, мы воспользуемся моментом и возьмем политический курс на экономический вырост… - я слушала, закрыв глаза, и думала о том, что можно временно переехать на Одноглазники. Взглянуть на ленты одним глазком, чтобы очнуться от запаха жарящегося супа.  - Ты понимаешь, какое значение имеет этот политический трюк  для нашей страны??? Мы уже выросли из наших политических штанов!

Если сравнивать падение хрена и курса валют, то у нас все не так плохо. Хоть не на пол. Уже радует.  Я посмотрела на супружеские синтетические штаны “на вырост”, понимая, что надежда  еще теплится, раз ее периодически почесывают и утепляют.

- Вот, ты не хочешь со мной разговаривать! А зло, между прочим, не дремлет! Оно строит козни против нас, подбивая элитку ограбить нас еще сильней! Ты думаешь, почему денег нет?  - возмутился муж, ставя пустую банку в раковину.  - Виктор Евгеньевич вычислил  и раскрыл  все его планы!

А ведь где-то сейчас вселенскому злу, страдающему бессонницей, здорово икнулось. Темный властелин заерзал на черном троне, поглядывая в сторону других миров, если таковые существуют. Опачки! Жмем на тапочки! Валить надо! Нас Виктор Евгеньевич рассекретил! Десять лет секретных планов псу под хвост! Сидит себе бедненькое зло и депрессирует в одиночестве, кидая на стену в соцсети грустные картинки. Даже статус поменяло: “У меня пропали: сырок, настроение и планы по захвату вселенной.  Будь ты проклят, Виктор Евгеньевич!”.  Я прямо чувствую духовное родство с темным властелином, причем настолько, что готова связать себя узами мрака! Но пока что я почти связана узами брака с томным пластилином, намертво прилипшему к моему дивану.

- Ничего ты в политике не понимаешь! Тупая, как пробка… Тебе тут объясняешь, объясняешь все мировые процессы! Знаешь, почему все такие нищие? Потому что темный властелин мира, вселенское зло, отобрал у нас деньги! И будет отбирать, если его не остановить!

          Я сглотнула, вспоминая про сто пятьдесят рублей. Жалобные глаза темного властелина уставились на мою мелочь. “Тебе на пиво или как подаяние?”, - уныло интересуюсь я, протягивая потную купюру и монетки в сторону простертой темной длани. А  он пересчитывает каждый рубль, как особо жадные покупатели сдачу, коварно потирая черные руки. Вот тебе и естественный отбор! Естественно отобрали!

- Мне кажется, что мы нищие не потому, что нас раскулачили, - заметила я, закрывая вкладки браузера и вздыхая при виде надписи “Доступ запрещен”.  - Просто если бы в семье работали все, то тогда бы …

- Да как ты можешь! Страна в опасности! - по столу стукнул кулак, а  моя кружка с недопитым чаем подпрыгнула и зазвенела ложкой.  - Работы нет! Темный властелин мира сделал так, чтобы рабочих мест не было!

   Судя по объявлениям, которые висят возле подъезда, властелин мира уже подрабатывает уборщицей на полставки, грузчиком на складе, а потом, выжимая тряпку, бежит писать курсовые и рефераты, чтобы по вечерам приторговывать в сигаретном ларьке.  Сутки через двое он сидит кассиром в гипермаркете, излучая флюиды зла и страшным голосом, преисполненным ненависти ко всему миру, вопрошает: “Карточка есть? Пакет нужен?”.  И бейджик у него висит: “Зло Петрович Вселенское. Старший кассир супермаркета “Добряк”.

- … и если бы я был у власти, то давно бы раздал всем врагам звиздюли! - вознегодовал благоверный, сверкнув глазами.

Я смотрела на возмущенный торрент-трекер, готовый раздавать направо и налево не только ценные указания, но и идеологические затрещины,  и мучилась от мысли, что в кошельке действительно остались последние сто пятьдесят рублей.

Новости радовали с каждым обновлением. “Блокировка Кейсбук - это только начало. В планах заблокировать Угл”.  Пятый угл, который я как раз собиралась искать, был уже найден и заблокирован, судя по сообщению на загружаемой странице.

Меня ждали и никак не могли дождаться отечественные продукты метания шоколада на пропеллер, в которых можно работать только из чувства жалости и патриотизма, но даже их сервера были перегружены, выдавая ошибку за ошибкой.

- Я тут новости читал, - начал мой туалетный обозреватель, который по примеру всей страны лечит запор информационным слабительным. - Наши наносят ответный удар по дипломатическим позициям…  Ты меня вообще слушаешь? Я тебе рассказываю, что в мире творится! Виктор Евгеньевич, между прочим, говорил, что политическая обстановка напряжена до предела.

Я не выдержала, захлопнула ноутбук, напрягшись не хуже дипломатической обстановки, и рассерженно засопела:

- Слушай, нам от этого не легче! Если Виктор Евгеньевич уже вносит свою лепту в семейный досуг, то не мешало бы вносить ее в наш бюджет! Пусть скидывается!

- Не трогай Виктора Евгеньевича! Он говорит всю правду, как она есть! - огрызнулся муж, которого только что ударили по самому святому. Правдой по яйцам. Не его, конечно, но тоже больно.  - В стране, между прочим, госдолг растет!

- Это не в стране госдолг растет, а у нас долг растет перед хозяином квартиры! - вспылила я. - Тридцатого звонить будет!

- Вот! Это - происки мирового зла, - покачал головой “иксперт” мировой экономики, главный “политолох” нашей семьи.  - Нам страну спасать надо!

Грязная майка, пузырящиеся на коленях штаны, легкая небритость а ля бомж, взгляд религиозного фанатика, лохматые волосы и дырявый носок - берите на заметку, создатели фильмов про супергероев! Я прямо вижу слоган к новому фильму!  “Пусть в кармане не шиша, зато чистая душа! Он бежал, роняя тапки, отбивать чужие бабки!”. Количество лапши на моих ушах заставляло облизываться всю Поднебесную.

- В магазин сходи, - хмуро вздохнула я, показывая пустую сахарницу.  - Сахар, половинку батона.  И, если денег хватит - макароны.

- Сама иди! - услышала я преисполненный негодования ответ. - Виктор Евгеньевич через десять минут начнет прямую трансляцию.

- Ты с ума сошел?  -  рассердилась я, отодвигая занавеску. - На улице темно!

- Тогда будешь пить чай без сахара! Я никуда не пойду! Не хочу пропустить свежий выпуск! Иди уже, сетевошка! Вон, жрешь, как корова, а толку от тебя никакого. Хоть бы с мужем поговорила! - обиделся кормилец меня обещаниями устроиться на работу, шлепая в туалет и щелкая выключателем. 

- Такими темпами я скоро открою семейное предприятие “Рога и Копыта”. Тебе - рога, а я поцокаю копытами навстречу счастью в личной жизни, - на моих губах пыталась спрятаться нервная усмешка.

Если раньше я честно пыталась понять, что я в нем нашла, теперь вопрос стоит по-другому. Где я его откопала? Подозрения, конечно, были, поэтому мусор стараюсь выносить осторожно, с опаской оглядываясь по сторонам. Двух таких я не переживу.

- Пропади ты пропадом! - заорал супруг, приоткрывая заветную дверь в коридор. - Толку с тебя никакого!  Только чаи гоняешь! Нет, чтобы с мужем рядышком полежать! Посмотрели бы Виктора Евгеньевича…

- Внимание! Прямой эфир! Накаливание политической обстановки вызвано … - уверенным голосом вещал из комнаты Виктор Евгеньевич, пока я обувалась и искала свои ключи.

Из туалета раздалось: “Ох, ничего себе! Как много!”. Увы, это - не статистика “ожидание - факт” и не положительная оценка моих кулинарных способностей. “Какой большой! Растет, родимый! Растет! - восклицал благоверный из-за стыдливо прикрытой двери. - А сколько будет стоит завтра?”

Как приятно почувствовать себя женой настоящего миллиардера, внимательно и трепетно следящего за фондовыми биржами, курсами валют и акций крупных компаний! Я взглянула на свои гламурные туфли со стертыми набойками, взяла не менее гламурную сумочку с заедающей молнией, накинула норковое манто с из чебурашки средней пушистости и летящей походкой двинулась в магазин, делать из миллиардера скромного миллионера.

Подгоняемая чувством долга за коммуналку, я листала в голове свою жизнь. Некоторые страницы были ароматизированы, но нюхать их можно было только в респираторе. Если говорить по правде, то единственным кормильцем в семье был каталог, торчащий из сумки, на обложке которого большими буквами было написано “Вонэль” - пердел мечтаний, искусство быть красивой, женственной, утонченной и элегантной!”.  В приказе на увольнение дизайнерского отдела, тоже есть парочка опечаток, но это уже вина кадровиков, которые руководствуются тем же принципом: “Косяки - дело-то житейское!”.

Вот так, легким движением руки надзорных органов превращается гуру онлайн маркетинга… гуру онлайн маркетинга превращается… превращаааается… в кенгуру маркетинга! Я не справлюсь. Грузоподъемность у меня маленькая. Вы когда-нибудь видели, чтобы директор ходил с челночной клетчатой сумкой? Нет? Стоптанные по самые подмышки ноги, оттянутые до колен руки, взгляд летчика - камикадзе перед последним боевым вылетом, язык, который, словно шарф, закидываешь поочередно то на одно плечо, то на другое, - вот новый имидж бизнес-вумэн. И зря мы тогда смеялись над Раисой Георгиевной, которая доказывала, что собака - друг человека, но враг сетевика, показывая… нет, не деревянную ногу, а всего лишь шрамы от укусов после прогулки с сумкой и каталогом по частному сектору. Зря мы не постигали азы подкладывания кирпича под дверь с домофоном, основы маскировки в ближайших кустах и истошных воплей: “Не закрывайте, пожалуйста!”. Надо было учиться, как правильно отбиваться от вахтеров и охраны, как караулить жертву, дав фору заправскому маньяку, а потом набрасываться на нее и душить! Душить новой линейкой ароматов! Кто ж знал, что наступят времена, когда будет казаться, что весь город решил переехать, таскаясь по улицам с сумками на колесиках?

При мысли о таком варианте развития событий я ощутила ректальный холодок. Зная нашу продукцию, которая уже прославилась необычайным качеством, я бы не рискнула смотреть в глаза ее прямым потребителям. Меня терзают смутные сомнения,  что слово “потребитель” произошло от  двух слов “потерпи” и “бить”. Поэтому меня уже напрягает наша новая линейка косметики под названием “Бьюти”, обещающая незабываемый эффект после первого втирания. Почему-то казалось, что под словом “втирание” понимается слово “продажи”, а эффект надолго разукрасит лицо представителя двухнедельным макияжем. Придется делать дырку в трусах для торчащего свернутой трубочкой каталога.   “Здравствуйте, вы пользуетесь косметикой “Вонэль”? У нас есть скидка на зубную пасту! А! Вы уже пользовались? Выпали? Все что ли? Тогда вам отлично подойдет ополаскиватель для укрепления веры в “Вонэль” и десен!” - чирикаю я, осторожно пятясь к двери. Пусть наша фирменная паста уже обеспечила мне некоторую безопасность от укусов, но крем для рук, судя по их наличию, у нас еще не брали!”.

Но ведь пострадаем не только мы… Скоро появятся объявления “Бывший юкубер снимет класс для обучения!”, “Пишу сочинения на больные темы! Бывший компиздатор!”. “Играю на бутылках, на свадьбах и поминках! Могу намазать себя говном!”. Я бы предложила в качестве рекламы наш крем, но боюсь, что предпочтения будут на стороне более натурального, безопасного и коричневого. А ведь все не так плохо, если у тебя в сумке лежит пробник духов “Шинель”, потный аналог известного бренда, который можно разгрызть, как капсулу с ядом и прикинуться дохлой, рассказывая на смертном одре про натуральные компоненты и улучшенный состав.

Я выскользнула из подъезда, бросив взгляд  на ясное звездное небо и прислушиваясь к гулу машин неподалеку. Желтые пятна окон, чей-то пьяный смех, доносившийся со стороны песочницы, шелест листьев и ветер с едва уловимыми ароматами ближайшей помойки - все такое привычное, знакомое. Не хотелось бы переезжать, а придется.

Магазин на углу уже был закрыт, в связи с отключением кассового аппарата за неугодное программное обеспечение, поэтому жажда приключений предложила сходить в магазин через два квартала.

Возле третьего подъезда пахло жареной рыбой, шлепали на ветру мокрые простыни и пододеяльники, мелькал огонек сигареты в черном проеме балкона, а чей-то упитанный кот истошными воплями упорно нарывался на кастрацию совместными финансовыми усилиями всех жильцов. Вдоль поребрика шуршали пакеты и прочий мусор.  Зло, а зло? Неужели это тоже твои происки? Ай-я-яй! Как же так! Мне всегда казалось, что верх цинизма - отобрать у ребенка конфетку, съесть ее и выбросить фантик прямо под ноги, но работа в сфере продаж показала, что высший пилотаж при этом облизать пальцы и застонать от удовольствия, рекламируя начинку.  Наше руководство такой расклад не устраивал. Они считали, что нужно при этом вложить кондитерский буклет в детские пальчики и улыбнуться, пообещав, что родители обязательно купят еще.

 Свет моего карманного фонарика осветил силуэты металлических гаражей.

- Не бойтесь, я его держу! - заявил пьяный мужской голос, а я слегка занервничала, представив себе  истекающего слюной бультерьера, которого выводят на прогулку, чтобы не кормить дома.  Однако, вместо рычания раздалось журчание. Держи-держи, а то оторвется и убежит!

Миновав местного Пикассо, который разрисовывал угол дома, я брела по дороге, все больше погружаясь в мрачные думы. Позади меня раздался звук клаксона, заставив меня вздрогнуть и шарахнуться в сторону от приближающихся фар. Я рухнула вниз. “Люк, я твой отец!” - прохрипел Дарт Вейдер, “Люк, твою ж мать!”- испугалась я, цепляясь пальцами за металлический обод. Мои ноги висели в воздухе, сумка на плече. Я попыталась подтянуться на руках, выдавив из себя сдавленное: “Помогите!”, но мои пальцы, сведенные инстинктивной судорогой, соскальзывали. Судя по запаху и примете, меня ждут все деньги мира. “Мамочки!” - вырвался у меня сдавленный от страха стон. Ноги пытались уцепиться хоть за что-нибудь. Пальцы соскользнули, я закрыла глаза и приготовилась к увлекательному круизу по городским коммуникациям, но вместо этого падала, падала, падала, пока меня не… поймали!  Открывать глаза не хотелось, поэтому я ощупывала “спасателя” рукой, не торопясь с выводами.  Через секунду меня скинули на что-то твердое, заставив ойкнуть от неожиданности и выругаться от избытка чувств.

Немного придя в себя, оглядываясь по сторонам, я обалдела. Передо мной стояла делегация. Черная одежда подсказывала мне, что они вернулись с похорон, а мрачные и очень недружелюбные лица намекали на то, что они  сами же их и организовали.

Огромный лысый детина со шрамом через все лицо, тощий, скрюченный носач, который не только смотрел на меня, как на говно, а еще и умудрялся при этом потирать лапки, и еще пять человек, которых я бы навряд ли добавила себе в друзья в соцсети.

Я потерла локоть и удивленно обернулась, застыв от изумления. На меня ядовито-зелеными глазами смотрел молодой мужчина с пепельными, я бы даже сказала почти седыми, волосами. Взгляд у него был заинтригованный, поскольку темная бровь удивленно поползла наверх. Его голову венчала черная корона, а сам он восседал, закинув нога на ногу на черном троне с высокой спинкой.  Ничего себе!

- Здра-а-аствуйте, - услышала я голос, похожий на голос кота Матроскина, который слегка удивил меня. - Это что?

- Лиза! Очень приятно… -  я еще раз посмотрела на корону, а потом решила добавить. - Царь, великий князь, всея…

Я невольно залюбовалась красивым, но очень бледным лицом, остановив взгляд на подозрительно прищуренных глазах.  “Царь и великий князь” сплел пальцы, поставил локти на подлокотники черного трона, и положил голову на руки. В зале стояла гробовая тишина, еще раз намекая мне на то, что мой визит застал их врасплох за чем-то нехорошим.  Кто-то напряженно сопел, пока я мысленно пыталась придумать что сказать в такой ситуации.

- Неловко получилось, - вымученно улыбнулась я, нервно глядя на недружелюбную обстановку.

- Не пережива-а-ай, - сладко мурлыкнул обладатель черной короны. - Сейчас все исправим…

Он бросил взгляд на своих подданных и нежно произнес только одно слово:

- Казнить.

 

Глава вторая. Красота требует жертву или маркетинг плен

 

Так вперед, за цыганской звездой в сетевой…

 

- Чего??? Казнить?!! – занервничала я, бегая глазами в поисках пресветлого рыцаря, готового вступиться за меня. Я так понимаю, что все смелые рыцари дружненько убились об драконов, освободив генофонд для мерзавцев и подонков, с которыми судьба непременно решила меня познакомить под девизом «Любой сюрприз за ваши нервы!».  Я звонко чихнула, но здоровья мне никто не пожелал, хотя оно мне ой как пригодится!

- Простите, у меня аллергия на сволочей! – шмыгнула носом я, как бы намекая на близость аллергена.

- Казнить, - повторил венценосный представитель этого бомонда. К нему тут же подлетел носатый, достал бумагу и скрипучим голосом выдал, покусывая обсосанный кончик пера.

- Топор, веревка, кол? Чего изволите?

Задумчивый взгляд зеленых глаз остановился на мне, как бы мысленно примеряя возможные варианты. Я за модой не слежу, поэтому не знаю, что здесь является ее предсмертным писком, но вот уже с минуту ее законодатель пристально следит за мной, не сводя с меня прищуренных кислотных глаз.

- А что у нас было в прошлый ра-а-аз? – лениво поинтересовался темный властелин. – Кол, кажется… Давайте на этот раз топо-о-ор.

- Записал. То-пор. С пытками или без? – приставал «официант» кровожадной кухни.

- Хм… Даже не зна-а-аю, - пожал плечами тиран и диктатор. – Ла-а-адно, обойдемся без пыток. Я сегодня до-о-обрый…

-        Как обычно с брызгами крови? - уточнил носач, делая пометки. Князек отмахнулся. Причем спокойненько так, словно читал меню.

- Нечего было ставить свой трон под люком! – проворчала я, сжимая содранные кулаки. Мне зачесалось дать ему еще пару советов, которые заставили бы любого впечатлительного ребенка быстро повзрослеть, но судя по его взгляду, у меня не такая большая задница, чтобы они в нее поместились!

-  Занести в список ругательств слово «падлюка»? – подобострастно пристал носач. – Нас так еще не называли! Предлагаю записать его перед «паскудой» и «подонком»!

- За что??? – заорала я, глядя на красоту, которая требует жертв. – Это же несправедливо!!!

- Вот такой пердюмонокль! – подняло брови и развело руками зеленоглазое чудовище аристократической наружности.  Уголок его губ пополз вверх.

          - Это – произвол! – топнула ногой я, негодуя от такой скорой расправы. – Я требую, чтобы меня для начала осудили!

На меня посмотрели с укором, слегка сдвинув красивые брови.

- Осужда-а-аю, детка-а-а!– мурлыкнул мерзавец, все еще поражая своей манерой разговаривать. – Я доста-а-аточно осудил? Мне кажется, что доста-а-аточно.

- За что!!! Объясните мне!!! – психанула я, понимая, что дело плохо. Уж больно нехорошими взглядами на меня смотрели присутствующие.

- Много будешь зна-а-ать, никогда не соста-а-аришься, -  протянул коронованный гад.

- За проникновение на закрытое заседание, за шпионаж в пользу… -  перечислял носач, почесывая черным пером кончик внушительного шнобеля. – Шпионаж в пользу… В пользу кого? Ты вообще откуда?

Все посмотрели на меня с интересом, а я прикидывала, какой ответ их больше устроит, очевидный биологический или сложный географический?

- Пусть лучше скажет, на кого работает! – неожиданно пропищал котенком огромный увалень со шрамом, хрустя пальцами.

- Вонэль! –  автоматически ответила я, надеясь, что меня сейчас, бесчувственную, зловонную утопленницу  везут с мигалками в сторону местной реанимации, сражаясь между собой за право не делать мне искусственное дыхание. Есть вероятность, что вызвали еще одну бригаду, чтобы реанимировать первую. Господи, хоть бы это выглядело именно так!

- Внесите в черный список «вонэль», - зевнул черный принц, лениво подпирая кулаком щеку.

- Там уже писать негде, - посетовал носач, кривясь, как на кресле у стоматолога. Я сразу поняла, что попала к людям дружелюбным и очень коммуникабельным.

- А ты ме-е-елкими бу-у-уквами. Где-нибудь сбо-о-оку, - снова поднял брови темный властелин. – Вонэ-э-эль? Я уже по-о-онял, что ты еще та вонэ-э-эль, поэтому сделай два шага назад, чтобы не завонэ-э-эль меня-я-я.

- Вонэль – это лучшая косметическая компания! Выбор номер один! – обиделась я, придерживая сумку. От страха мысли сбились в одну кучу, а язык начал заплетаться косичкой.

- Интере-е-есно, а кто ее вы-ы-ыбрал? – на меня смотрели с явным интересом, сощурив кислотные глаза. Он дал едва заметный знак к подступающим ко мне с двух сторон охранникам. Те кивнули и застыли на месте.

Вариантов было много. От оптимистично-демократического «Народ» до мрачно-апокалиптического  «Всадники апокалипсиса запустили ее перед своим приходом, чтобы максимально подготовить людей к худшему». Я решила не конкретизировать, отбившись абстрактным словом: «многие». Совесть требовала заменить его на «некоторые», но я была непреклонна. Обычно в этот момент стараюсь не представлять, что самым популярным запросом в поисковике было не «как попасть в нашу компанию», а как выйти из нее.

- Многие! Многие пользуются нашей продукцией! – звонко и наигранно жизнерадостно ответила я, вспоминая, как вела онлайн и оффлайн встречи.  Рука уже автоматически потянулась за каталогом, расстегивая молнию сумки.  – Еще бы! У нас аховые скидки!

- Кого-о-о и куда-а-а? – одна бровь опустилась, а другая поднялась, намекая мне продолжать презентацию в том же духе.  – В пропасть или в я-я-яму?

- Мы скидываем цены! – терпеливо пояснила я, представляя, как с криками «а-а-а!» летят вниз постоянные клиенты. –  Делаем нашу продукцию еще более качественной и доступной.  У нас есть линейка для мужчин!

- Теперь мне совсем интересно, что конкретно ею измеря-я-яют? В моем случае ее может не хвати-и-ить,  – темный лорд смотрел на меня так, словно я уже снимаю с него штаны, чтобы холодной линейкой прояснить очень важный вопрос: чем наградила его природа, большим достоинством или маленьким недостатком. А потом быстренько заношу расчеты в палату мер трусов.

- Ничего не измеряют! – закатила глаза я, разворачивая каталог и протягивая ему. – Вот, смотрите! Берете мужской парфюм от известного дизайнера Фи Гаро и получаете щетку для пяток в подарок за один рубль. Вам нужно сделать заказ…

- Кого мне нужно заказа-а-ать? – брови игриво приподнялись и тут же опустились. Мне не хотелось представлять, как за наш гель для душа зеленого цвета под поэтичным названием «Морской прибой», который прибило к нашей линейке случайно вместе с другим мусором, гибнут миллионы ни чем не повинных людей.

- Вот зря вы так! – улыбнулась я, чувствуя, как губы сводит в улыбке, пока тонкие пальцы лениво перелистывали страницы каталога. – Отличный аромат! У меня есть пробник! Он относится к фужерно-фруктовым!

- Выпивка-а-а и заку-у-уска в одном флаконе?

Пока я вздыхала, моя рука нашарила в сумке небольшой флакон. В каталоге под лозунгом «Аромат для сильных духом!» с брутальным мачо на картинке, демонстрирующего кокетливо расстегнутую ширинку и разведенные руки было написано, что это мимоза, ладан, мускус и спирт. Но по отзывам счастливых обладателей бесспорно красивого флакона «Для сильных нюхом» там был сандаль. Потный, старый сандаль, от благоухания которого в полете дохли мухи, комары и прочая мошкара, а тараканы, едва завидев этикетку, жалобно просились к соседям. «Я – свободен!» - кричал красавец с обрыва, мечтая обнять руками любое счастье до пятисот килограмм включительно, но странные мысли о том, что к принцу лучше не принюхиваться, вполне оправдывали его одиночество. Сознаюсь честно, мне пришло два флакона. Один разбился при транспортировке в заботливых руках почтовой службы, которая впервые мало того, что нашла посылку сразу, так еще и отдала без очереди. А вот второй я мечтаю пристроить в хорошие руки!

Стоило мне откупорить крышечку, как раздался ленивый голос.

- Меня и так боя-я-ятся, а тут совсем шара-а-ахаться будут, - усмехнулся темный властелин,  пока я закрывала крышку. – Продолжа-а-ай. Интересно. А вот э-э-это?

Мельком взглянув на номер страницы и картинку, я увидела бюджетный аналог известного бренда «Мачо», который у нас называл простенько и со вкусом подворотни «Ачё». Такими духами даже мужа страшно наказывать на двадцать третье февраля! Не знаю, как он должен провиниться, чтобы получить этот аромат в подарок.

- Сражает женщин напова-а-ал, -  прочитал венценосный, а раз венценосный, значит платежеспособный, клиент.

- Лучше не надо, - взмолилась я, представляя, как потерявшую сознание женщину за ногу волокут предаваться любовным утехам. Я его лучше приберегу для пыток. Вдохнула и все. Делайте с моим бесчувственным телом все,  что хотите!

- Вам нужно сделать покупку от пятиста рублей, и тогда вам в подарок придет мыло и …  -  щебетала я, нервно поглядывая на каталог в чужих руках.

- Вере-е-евка? – деликатно уточнил царек, снова перелистывая страницу.

- Не угадали!  Каталог! -  возразила я. – Но, это еще не все! Если вы закажите продукцию с девятой страницы, то тогда вам придет  маска для души с маслом ши!

- Смазка для души? Алкоголь? – обрадовался писклявый голос громилы. Я мельком взглянула в каталог на девятую страницу и увидела линейку шампуней для непослушных волос, а потом перевела взгляд на лысину потенциального клиента, который подал голос в поддержку моей презентации.

- Если вас заинтересовала наша продукция, я могу показать вам… У меня шесть блесков для губ осталось…  - занервничала я, ощупывая сумку. Я как раз собиралась провести презентацию линейки «Бьюти», которой сама пользоваться не рискнула. -  Мы несем красоту в мир! Мы сделаем вас красивыми, вне зависимости от того, чем наградила вас природа! Вы не хотите попробовать преобразиться?

По губам мерзавца поползла нехорошая улыбка.  Я по привычке  осмотрелась по сторонам в поисках какой-нибудь девушки, которая уже тянет руку, но компания была сугубо мужской.

- Я могу разукрасить кого угодно,  - икнула я, не понимая, почему все разразились дружным хохотом.

- Ценное ка-а-ачество для столь хрупкой де-е-евушки, - мурлыкнул темный властелин, откинувшись на спинку трона и упершись взглядом в лысого со шрамом. Его губы снова дрогнули в гаденькой однобокой улыбке. - И кто тут у нас недавно провини-и-ился? Кто-о-о у нас рванул в атаку без прика-а-аза, проявив ужаса-а-ающие слабоумие  и отвагу?

- Простите, такое больше не повториться! – пропищал громила. А я уже настроилась разукрасить мурчащего кота в короне, чтобы вознегодовали все зоозащитники. Жа-а-аль! Мы, между прочим, никогда не тестируем продукцию на животных! Для этого есть бьюти-блоггеры.  Самое интересное, что еще ни один  защитник не пришел под стены нашего главного офиса с одиночным пикетом в защиту  их прав.

Провинившийся детина смотрел на меня так, словно его зубы, пусть и не в полном составе, но вот-вот отправятся болевым приемом на боевой вылет.

- Приступа-а-ай, - мурлыкнул темный властелин, подложив кулак под щеку. – Мне просто интере-е-есно…

Громила посмотрел на меня с опаской, нервно дергая левым глазом. Я заглянула в  лицо жертвы и ужаснулась. Черная, стриженая бородка делала любое его фото похожим на интимное… Да… Тут будет непросто! Ничего, справимся!

- А вы не могли бы присесть! – вежливо предложила я, вываливая содержимое сумки на стол, поверх расстеленных карт.

- На колени, - приказал царек, улыбаясь незабываемой улыбкой чеширского кота, а громила с грохотом упал перед троном, с мольбой глядя на своего хозяина.

-  Смотрите! – прокашлялась я, пытаясь придать себе наглости и взять не только в дрожащие руки флакон-пробник, но и себя. Тональная основа чавкала, размазываясь по чужой физиономии. – Вот так мы маскируем шрам! Пусть природа была к вам не совсем благосклонна…

- Это – не природа, а враги, - пропищала полузадушенным котенком жертва красоты, пока я пыталась стереть тональный крем с чужой бороды. Первого слоя показалось мало, чтобы прикрыть все дефекты кожи, поэтому я решила работать по принципу маляра-штукатура. Не хватало только ведра и шпателя!

- Не переживайте, главное, что мы сейчас все исправим. Вас мать родная не узнает! Вы станете такой красавицей…  Извините… Красавцем! Таким красавцем, что у вас от девушек отбоя не будет… Потерпите немного!

Я еще раз взглянула на результат, понимая, что это ложь, звиздежь и промоакция!

Физиономия, по которой я усердно растирала тональный крем, скривилась от ужаса. Крем был желтоват и ложился комочками, но я втирала его так усердно, что через минуту на меня смотрело «утро китайского пчеловода с перепоя». Бугристый шрам, вместо того, чтобы закраситься, стал еще рельефней, поэтому моя рука потянулась за пудрой.  Я ужаснулась полученным результатам, понимая, что круглое и голосистое хлебобулочное изделие наконец-то обросло телом, и теперь у него руки чешутся стряхнуть с себя муку из сусеков.

- Сейчас я нанесу бронзатор! – нервничала я, пытаясь ногтями открыть коробочку. Правильней было сказать, я все исправлю, но судя по цвету румян, природа только что купила путевку в кругосветку, мечтая хорошо отдохнуть, благословляя меня на прощание.

На меня жалобно смотрел слегка поджаристый колобок. Лиса уже открыла пасть и сломала зубы о хрустящую корочку.  Нет, ну, возможно, стало чуть лучше, но я пока не уверена, поэтому потянулась за лайнером.

- Только не глаза! Не надо их выкалывать! – взмолился несчастный колобок, пока я демонстрировала единственный перепавший мне лайнер зеленого цвета. Главное, заказывала – черный, поэтому дальтонику-кладовщику слегка икнулось. Я дрожащими руками вела жирную стрелку по сморщенному веку, чтобы тут же достать увесистую тушь с супер пушистой щеточкой.

- Продолжа-а-ай! – подбодрил меня темный властелин, глядя на результат с интересом.

- А теперь откройте рот, чтобы я смогла подкрасить вам реснички!  - нервничала я, высунув язык от усердия.  – Они приобретут тройной объем и эффект нарощенных ресниц!

Чужие ресницы тянулись ко мне мохнатыми лапками паука, пока я нервно пыталась сделать из трех ресничек, ну если не пушистый веер, скребущий противоположную стенку, то хотя бы четыре! Я ведь многого не прошу. Четыре! Ладно. Раз, два, три… Итого семь...  На два глаза.

- Иголочка у вас есть? – поинтересовалась я, прикидывая как разлепить получившийся результат. – Просто нужно расковырять немного…

Жертва заверещала так, что перекрикнула бы даже активистов, которым створками закона защемили конституционные права.  Я сглотнула, вспоминая, что в сумке лежат новые восковые полоски для эпиляции. Боюсь, что после такого, фраза: «А чтобы во всем сознался – проэпилируйте его хорошенько, включая зону бикини!» -  станет наводить куда больший ужас, чем ржавые приспособления для пыток.

«Колобок спрыгнул на пол…» - нараспев звучала в голове детская сказка. Вот только с полом он еще не определился.

- Сейчас наносим тени! Чтобы глаза казались выразительней! – комментировала я. Панда и енот рисовали  транспарант: «Добро пожаловать в наши ряды!». Природа прислала мне с отдыха открытку в виде моей вымирающей от ужаса и негодования жертвы на фоне красной книги.

- Правильней всего подбирать блеск под цвет волос! – заявила я, глядя на свой арсенал и на потную блестящую лысину. – Девушки бывают разных типов внешности. Весна, лето, осень и зима…

          Я сглотнула глядя на лысого круглогодичного мужика, понимая, что можно брать любой.

          - Растяните губки!  – попросила я, нависая с блеском морковного цвета и запахом клубнички. В душе теплилась надежда, что именно этот штрих тут же исправит все ошибки. – Улыбнитесь! Ыыыы!!! Он подчеркнет вашу белоснежную улыбку!

          Жирный блеск с эффектом увеличения губ «Ментол и красный перец» уже разрушил не одну семью, которая решила разнообразить свои постельные приключения. Потрескавшиеся губы растянулись, обнажая черные пеньки, которые некогда были зубами.

          - Та-а-ак! – оживился темный властелин, подбадривая меня не останавливаться на достигнутом.

          - Сейчас немного пощиплет, зато губки у вас будут с пушап эффектом! - нервничала я, вытирая пальцем окрестности чужого рта и припудренную бороду, стараясь для сохранения нервной системы в первозданном виде не вглядываться в конечный результат. – А теперь сделайте губки бантиком и чпокните! Вот так! Чпок!

          На меня смотрели, как на чпокнутую, сплевывая на пол мой блеск.

          - Последний штрих! – улыбнулась я, шаря рукой по пробникам. Половину из них можно было использовать в качестве газового баллончика, но одни духи мне нравились. Я в прошлый раз заказала целый флакон, сильно сэкономив на освежителе воздуха в туалете.

          -  Не волнуйтесь, я сейчас буду вас душить!  - заявила я, доставая любимый аромат.

          -  Я служил вам верой и правдой, хозяин, - всхлипнул громила, проверяя тушь на водостойкость скупой слезой верного слуги.

          - Интере-е-есно, а чем же ты его душить будешь? – осведомился главный зритель, пока я открывала крышку флакона с желтоватым содержимым.

          - Туалетной водой «Розовый оргазм», - сообщила я, демонстрируя всем красивую надпись.  Радовало то, что наш оргазм еще не запретили ни Киотским протоколом по выбросам, ни Женевской Конвенцией по степени ядовитости. Пока не запретили, но уже подумывают. Однажды на онлайн-сборищах по поводу новинок, наш генеральный поинтересовался у всех: «Все ли получили оргазм?». Пока женский коллектив отвечал, что таки да, получили, одна я, возьми да ляпни: «А я симулировала!».

          - Не-е-ет! - жертва завопила при виде флакона так жалобно, что у меня дрогнула рука.

          - Как интере-е-есно! Туалетная вода? – едва заметно улыбнулся чеширской улыбкой темный властелин. – Откуда, я уже понял. Но можно поконкретне-е-етней?

          - Хм… - озадачилась я, рассматривая флакон. – Пишут, что по французской технологии, а … Короче, местные… Но, поверьте, они старались! У них теперь это получается не хуже!

          Зеленые глаза с интересом уставились на меня, брови удивленно приподнялись.

          -… вот зря вы так! – обиделась я. – Наша фирма давно работает по проверенной годами методике! Да, может быть, мы и подражаем, но мы делаем это профессионально!  Мы долго следили за тем, как это делают другие, нарабатывали опыт, иногда подглядывали… Так что теперь мы тоже умеем! Мы мало того, что сами производим, так еще и сами разливаем!

          - А почему так ма-а-ало?- на меня смотрели как на умалишенную.

          - Как мало? Нормально! – я оценила вместимость флакона. – Между прочим, над этим флаконом работали известные парфюмеры Кит Плевок и Бензо Цикада. Они потратили на него два года!

          - Боле-е-еют, наверное, - посочувствовал венценосный ценитель прекрасного.

Я брызнула духами вокруг несчастного, принюхиваясь. «Разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!?» - сморщился булгаковский кот Бегемот, стараясь не дышать.

- Ты как? – на всякий случай поинтересовалась я у получившегося чудовища, нахлобучивая крышку на флакон.

          - Еще не как, но очень хочется, - занервничал образец, подозрительно принюхиваясь.

          Я посмотрела на темного властелина, который тоже подозрительно принюхивался.

          - Этот пресветлый рыцарь-эстет с розовым оргазмом завтра пойдет в первых ряда-а-ах! – улыбнулся чеширской улыбкой темный властелин. – Обеспечит нам молниеносную победу.

          - Поймите! Мы продаем не продукцию!  - закончила я свою презентацию, содрогаясь от плачевного результата.-  Мы продаем образ жизни!

          - Нездоровый, я так понима-а-аю, -  властелин посмотрел в глаза несчастному эталону красоты. – Зато решим вопрос с дезертирством. В таком виде спиной к врагу поворачиваться опа-а-асно. Мне очень интересно, нет ли у вас традиции после такого показа выкалывать глаза зрителям? Если нет, то это надо сро-о-очно исправля-я-ять.

          – Зря вы так!–  обиделась я, еще сильнее. – Мы предлагаем заработок без вложений, без стартового капитала! Компания «Вонэль», между прочим, завоевала весь мир!

          - А с этого места поподро-о-обней, - мурлыкнул подонок, давая знак страже не спешить с выводами и выводом меня навстречу неизбежной.

          - Да! Мы сумели завоевать весь мир! – гордо ответила я, понимая, что численность населения земли и численность любителей «Вонэль» слегка отличается. Нулей на пять. В пользу Земли.  И не то, что бы по всему миру заседают фанклубы, скорее, тихо скребется подполье, как в анекдоте уточняя, кто такой «скр»?

          - У меня остался один вопро-о-ос, - зеленые глаза сузились, а властелин подозрительно принюхался. – Вы завоевывали мир, чтобы заставить людей стра-а-адать, потому что добровольно страдать они почему-то не хотя-я-ят?

Я сразу представила, как целые орды с каталогами рыскают в поисках жертв, свирепо поглядывая по сторонам, а потом вытаскивают из подворотни несчастное тело, мажут, красят, душат! Лежит себе бедная жертва красоты в луже косметики, вздрагивает, плачет, растирая тональную основу, и принюхивается к новому антиперспиранту.  По улицам тем временем разъезжают автомобили с колонками: «Внимание! Сдавайте всю косметику конкурентов! Тех, кто не сдал, ждет жестокий расстрел из пульверизатора нашим новым ароматом!». «Тише! – шепчутся люди, переглядываясь. -  У меня тут еще старый крем остался! Нормальный!» И пока космические корабли бороздят косметические просторы, наши бывшие конкуренты сидят и трясутся в бессильной злобе в глубоком подполье. Миллионы телевизоров по всему миру вещают: «Недавно была выпущена новая серия кремов с кокосовым маслом! Улучшенная формула позволит вашей коже стать еще более упругой! Еще одна новость. Объявлены скидки на зубные пасты! Успейте приобрести две по цене трех! Это все новости к этому часу. За дальнейшим развитием событий следят наши корреспонденты».   На  втором канале идет двадцатый сезон сериала «Крышка». «Смотрите в этой серии! Кто пользовался гелем для душа и почему не завинтил крышечку! Расследование тысячелетия! Кто эта подлая и мерзкая тварь?». На третьем канале - бьюти-тренды сезона, на четвертом -  политические дебаты: «Из какого места должны расти руки, чтобы им подошел наш новый крем?». В школах тем временем на манер азбуки используют наш каталог,  а вместо стихов учат состав на этикетках.  Единственный великий человек, чей портрет висит в каждом доме – Дмитрий Менделеев. «Аква… Цетеарил Алкоголь… Силика…». Дьявол роняет скупую слезу, понимая, что ему срочно требуется секретарь, дабы ответить на все вызовы. А пока что ему приходится громко орать: «Я занят! Вызовите попозже! Прекратите читать состав!».

- Ну почему же страдать? –  совсем сникла я, отгоняя мысли о  тоталитаризме с элементами косметического терроризма. – Мы делаем мир лучше! Мы украшаем его!

-   Я тоже хочу сделать мир лу-у-учше, - мурлыкнул темный властелин, поднимая брови. – Укра-а-асить его собой. А для этого его нужно завоева-а-ать…

- Проще простого! – отмахнулась я, поглядывая наверх  и рассчитывая на быстрый карьерный взлет и моментальное карьерное бегство от столь мрачных перспектив. – Сейчас все расскажу… Дам, так сказать, готовую схему, в обмен на то, что вы меня подсадите и … эм… поможете выбраться… Я честно не скажу, в каком органическом отстойнике заседает … хм…  ваше тайное общество с ограниченными способностями…

Моя рука нащупала в сумке телефон, заставив воровато осмотреться по сторонам. Сейчас попробую позвонить, пока меня не успели заподозрить в порочных связах с внешним миром. И накроются их планы металлической крышкой с надписью «15 кг» и заводской маркировкой. Впервые в истории супергеройства три шлакоблока и несколько кирпичей спасут мир от этих черепашек - ниндзя. Прав был Виктор Евгеньевич. За нами действительно следят. Смущало лишь то, что, судя по месту дислокации шпионов, нас знают далеко не с лучшей стороны. В лицо, короче, не опознают, но стоит снять штаны… Зато они точно знают, у кого из какого места растут руки… Я едва сдерживала улыбку, понимая, что слегка похудела в том самом ключевом месте. И за меня должны порадоваться от всей души.

- Ну что ж… Давай попро-о-обуем, - улыбнулся темный принц, развалившись на троне.

Я украдкой набирала номер полиции,  прокручивая в голове фразу: «В канализации обнаружена банда опасных субъектов, угрожающих мне физической расправой! Они планируют захватить торговый центр «Мир»! Срочно нужна группа захвата с аквалангами!».  Но вызов не проходил.  Следующей на очереди была скорая помощь. «Алле, в канализации заседают опасные психопаты! У вас из дурдома никто не сбегал? Посчитайте, пожалуйста, всех Наполеонов! Срочно проведите перепись Македонских! О результатах сообщите немедленно по этому номеру! Если у вас никто не сбегал, у меня для вас есть  хорошая новость! ». И снова вызов не проходит!  Ладно, давайте пожарных!  «Алле, в канализации возгорание! У меня тут сильно подгорает после слова «Казнить»! Тушите и гасите всех!». Опять? Да что такое! Газовщики? Пусть будут газовщики: «В канализации утечка газа, которого надышалась группа неопознанных лиц!»... И снова нет связи? Я так не играю!… Что происходит?

- Хорошо, - я изобразила милейшую улыбку, пытаясь позвонить мужу. Трубку он не поднимал. Даже гудки не шли.  Обиделся. Это-  именно тот самый случай, когда перед  походом в магазин  на всякий случай бросаешь  на бесплатные  доски объявление: «В связи с предстоящей командировкой, возьму в аренду двадцатилитровую кастрюлю!». Черт! Зато я буду знать, что он КУШАЛ и ЧТО он кушал! Нет, это действительно  похоже на бред!

          Ладно, раз позвонить не получается, то придется рассказывать маркетинг. Интересно, им ликбез с примерами или без?

– Для начала нам нужны профиля. Чем больше, тем лучше! - деловый голосом сообщила я. - Мы делаем красивые шапочки на профиля, желательно в одном стиле, а потом занимаемся постами. Продающими постами. А еще нам нужны лайки на каждом посте! Чем больше лайков, тем лучше!  Помимо этого нужен канал. Канал вообще легко сделать. Тут пара минут, и все готово! Вот по такой простой схеме завоевывается рынок!

          - Завоевание рынка это уже интере-е-есно! – улыбнулся венценосный гад фирменной улыбкой и взмахнул рукой.

          Рядом со мной появилось зеленое облако, которое всосало меня с причмокиванием, чтобы через пару мгновений выплюнуть в месте мне неизвестном. Вокруг меня сновали странно одетые люди, поглядывая на меня с явным интересом и опаской. На грубо сколоченных прилавках лежала какая-то заветрившаяся снедь. Санэпиднадзор, глядя на эту стихийную торговлю, не просто закрыл, а молча выколол глаза, стараясь не смотреть на рой мух, облепивших свиную голову.  Я стояла посреди площади, проседающая под тяжестью массивного черного доспеха, и сжимала в руках  шипованную дубинку, как бы намекающую, что эволюция обошла меня десятой дорогой.

- Э…ы…,  - нечленораздельно удивилась я, как бы давая понять, что эволюция обрекла меня не только на вымирание, сколько на офигевание! – Это что за…

- Ну, чего сто-о-оим? - раздался гаденький голос возле моего уха. – Кого жде-е-ем? Вот рынок. Завое-е-евывай!

Я обернулась, выронив свою дубину, но рядом никого не было!

-  Ну-у-у? – снова раздался насмешливый голос, а кто-то из прохожих стал показывать на меня пальцем.  – Получа-а-ается? Если получится, то я, так и быть, поду-у-умаю над твоим предложе-е-ением.

Что-то мне подсказывает, что мне просто ездит по ушам один водитель лапшевоза.

- Я же сказала, что начинать нужно с профилей! – нервно выкрикнула я, глядя на какой-то средневековый базар, за который никто, включая меня, не хочет брать ответственность. Что вообще происходит?

Облако снова втянуло меня в себя, заставив мои внутренние органы вспомнить парк аттракционов и посочувствовать друг другу. У меня уже на кого-то формируются вполне музыкальные планы, когда один удар в бубен обеспечивает арфу и крылья.

Неожиданно для себя я очутилась во мрачной пещере с киркой в руках и сумкой на плечах. Кирка? Зачем она мне? Что тут вообще твориться?

На меня смотрела огромная серая глыба, а тусклый свет свечи, спрятанной в фонарь, освещал черный туннель, уходящий в бесконечность. Мне под ноги что-то упало, заставив меня наклониться и присмотреться. Среди камней лежала золотая монета с изображением такого профиля, благодаря которому фраза: «Главное, что человек хороший», звучит как приговор. Огромный нос, выпирающий подбородок и глаз, который природа натянула не по инструкции.

- Это что? У вас -  навар, у нас – капец? – удивилась я, оглядываясь по сторонам и вслушиваясь с собственное гулкое эхо, многократно отражающееся под сумрачными сталактитами и сталагмитами.  Сейчас один, с позволения сказать, гондольер отгребет на своей гондоле по полной программе.

- Это – про-о-офиль, - снова раздался насмешливый голос, заставив меня подозрительно осмотреться и замахнуться киркой в пустоту. – Нам ведь нужно много профилей? У нас их нет. И с этим явно нужно что-то де-е-елать!

- Да прекрати ты, наконец! – закричала я, содрогаясь от звука собственного голоса, который эхом разносился по всей шахте. – Ты меня неправильно понял! На профиля делаются посты с лайками!

 Зеленое облако с утробным чавканьем всосало меня, а потом смачно выплюнуло возле какого – то мрачного мужика, держащего целую упряжку собак. Особей двадцать – двадцать пять. Псы тянули бедолагу в разные стороны, рычали и выли и лаяли. Один пес пытался сожрать другого… Третий активно мочился на ноги собаководу, который судя по глазам уже сделал свои собаковыводы, пытаясь сохранить не только физическое, но  и душевное равновесие.  «Лишай! Сидеть! Тузик! Нельзя! Барбос! Фу!»  - орал мужик, пытаясь удержать всю свору.

- По-о-осты и ла-а-айки, - сладенько протянул знакомый голос. – Как ты думаешь? Ла-а-аек достаточно? Или нужно больше? Я беру по ма-а-аксимуму!

- Да что ты, в самом деле!!! Я же тебе объясняю! Нужен канал… – заорала я, шарахаясь от оскаленной пасти особо наглого пса, который в нашем знакомстве решил пропустить стадию обнюхивания и сразу перешел к стадии: «беги, Форест, беги!».

Меня дернуло назад, как раз в  тот момент, когда зубы щелкнули прямо перед моим носом.

И вот я почему-то стою с лопатой, недалеко плещется какая-то река, а вокруг никого. И тишина…

- Что это? – нервно спросила я, разглядывая девственную природу.

- Копа-а-ай! – сладко заметил голос, заставляя меня нервно сглотнуть.

- Что копать? – удивилась я, глядя, как по травинке ползет огромный жук. Где-то вполне жизнерадостно щебетали птички.

- Кана-а-ал! – снова сладенько заметил голос, явно издеваясь надо мной. Я посмотрела себе под ноги, радуясь, что не имею проблем с дикцией и буква «к» прозвучала достаточно четко и членораздельно. Не думаю, что мне будут в случае чего компенсировать производственную травму седалища по вине врожденного дефекта речи.

- Да что б ты всему миру твиттер-аккаунты заводил! Ты меня вообще слушаешь? Я сейчас тебе по шапке надаю! – сплюнула я, бросая лопату на землю,  а меня снова засосало облако, чтобы бросить на каменные плиты.

- Совсем забы-ы-ыл,  - ехидно протянул мой невидимый от того еще  живой и здоровый оппонент, пока я осматривалась по сторонам, глядя на какую

Я встала, злобно ругаясь, попыталась отряхнуться, но в моих руках были вязальные спицы и моток какой-то пряжи. Вся комната была завалена клубками и нитками, напоминая комнату отдыха паука.

- И ша-а-а-апочка, - сладенько мурлыкнул голос.

 

Глава третья. Выбор гада номер один

- Я хочу победить зло!

- Не переживай, я занесу тебя в мой

список знакомых идиотов.

 

 

Я закрыла глаза и покачнулась от неожиданной слабости и головокружения. Марево спало,  меня встретил уже знакомый тронный зал и почти знакомые, но уже успевшие не понравиться лица.  Надо мной все дружно смеялись, а в моих дрожащих руках  все еще были невидимые спицы, которыми я что-то собралась вязать, вспоминая изнанку и лицевую.  Съежившаяся, рано поседевшая бабушка в моем лице, подозрительно с прищуром посмотрела на свои руки,  переводя взгляд на окружающих. Мне сильно захотелось связать кому-то  колючий чехольчик для самомнения.  Или в качестве альтернативы презентовать наш гель для интимной гигиены. А то недавно нас забрасывал гневными отзывами некий сорокалетний Михаил, раздраженно заявляя, что у него после геля там все чешется, его жена отлучила от тела и выгнала из дома, но самым страшным было то, что гель стал причиной увольнения с работы, ибо сосредоточиться на работе Михаилу стало совсем непросто. Набирать на компьютере нужно двумя руками, а двумя у него никак не получается!  Он присылал фото «пострадавшего органа», требовал сатисфакции, угрожал  подать жалобу в  Гаагский трибунал по защите прав потребителей. Ну не подошел Михаилу женский гель для интимной гигиены! Не подошел! Мы предложили ему отказаться от геля, но он обиделся и ушел на другие форумы парафинить нашу продукцию. Судя по периодичности и частоте гневных откликов, Михаил, как и большинство авторов эротического чтива, приловчился набирать одной рукой, поэтому мы за него спокойны.  Одна рука при деле, другая при теле, а кое-что в геле. Гармония…

- Это была иллюзия, - раздался писклявый голос жертвы красоты, которая пытался смыть с себя макияж, медленно, но верно превращаясь в лысого облезлого джокера.

Иллюзия? Ха! Иллюзия это: «Отпишись и отдышись! Вам больше не будет приходить новостная рассылка с этого сайта!», «Похудей и офигей! Ложка в день позволит вам усохнуть до хребетика…», «Отрасти или прости! Увеличение корнишона от  бедра до капюшона!». Или «я люблю тебя, и буду любить всегда!», а в самом низу мелкими буквами подпись: «Под словом «всегда» понимается промежуток времени, покуда меня не стошнит от твоей рожи, пока не найду красивей и пригожей, и ты не будешь мешать мне бухать с Сережей».

- Итак, что мы име-е-ем, - сладенько улыбнулся принц гадский фирменной улыбкой, делая едва заметный жест. – Ничего. Никакой конкре-е-етики… Просто слова.. Все, что мне сегодня предложили – ерунда. Казните ее. Пото-о-ом…

Меня схватили за плечи, пытаясь вывести из комнаты навстречу смерти, которую я пыталась отсрочить, упираясь всеми руками и ногами.

- Ах, так! – взвизгнула я, пока меня пытались дотащить до двери. Ладно! Через секунду «провожатый» выл, протирая глаза, а я любовно рассматривала новый дезодорант «Незабудка» с распылителем от известного кутюрье Оли Гофрена. Особенно мне импонировала надпись: «Прекрасно борется с потом!». Согласна, с пОтом не очень, а с пото-о-ом – просто отлично! Надо будет по возвращению сказать девочкам, чтобы взяли на заметку. И через пару месяцев все маньяки будут стыдливо заправлять в штаны орудие труда, едва почуяв запах незабудки.

- Не подходить ко мне! Я вооружена и очень прекрасна … опасна! – заявила я, глядя на состав и понимая, что на моей стороне вся таблица Менделеева, за исключением радиоактивных изотопов. Не потому, что людей жалко, нет. Дорого.

- Ла-а-адно, - улыбнулся гад,  и вокруг меня появилась зеленая клетка со светящимися прутьями. Это что-то новое! – Вернемся к нашему разгово-о-ору. Нам нужно более трех миллионов золоты-ы-ых, чтобы собрать армию. Но сначала нам нужно собрать три миллиона.

На стене рядом со мной висела карта, которая заставила бы поправить очки и прищурится любого учителя географии, пропившего атлас мира. Не знаю, кто и в каком состоянии придумывал эти названия, но урок географии по такому наглядному пособию автоматически превращался в школу коррекции дефектов произношения. Я вчитывалась, подозрительно поглядывая на  зловещий консилиум.  Странные мысли лезли с навязчивостью словоохотливых подруг, мечтающих поделиться на ночь глядя прогнозом погоды на личном фронте. Так! Мой взгляд скользнул наверх, изучая мрачные своды черной комнаты и какое-то потолочное убранство. Хм… Это ж надо, как меня угораздило!  Нет, ну нормально так сходила за хлебушком… Я раньше не относилась к категории людей, которые уходят за хлебушком или в туалет со словами: «Я на минуточку!», чьи родственники после этих слов ставят на комод рамочку с фотографией, чтобы не забыть, как выглядит дорогой и любимый человечек, а потом сидят на передаче «Жди меня», нервно  поджимая мочевой пузырь. Даже не знаю, что и думать… Мобильный интернет молчал, страницы не грузились, связи не было.

- Грабеж! – громко постановил Носач, принюхиваясь к воздуху, где все еще витал запах женской самообороны. – Предлагаю занять основной торговый путь.

- Хорошие герои всегда идут в расхо-о-од, - мурлыкнул венценосный подонок, глядя на карту. – И в обход. Не вариа-а-ант!

- Тогда мы пойдем на север, ограбим несколько поселений! – заявил бородатый качок, пытаясь протереть глаза после очной ставки с незабудкой. – Они даже пикнуть не успеют, а мы уже тут как тут!

- Я прямо представля-я-яю, - усмехнулся принц гадский. – «Здра-а-аствуйте, это снова мы-ы-ы! Второй раз за ме-е-есяц!». Итого добыча составила… Три коро-о-овы, три курицы – несушки, шуба кроличья… три…  А нет, нет… Тут еще яйца… Снесли... Срочно нужны деньги на цели-и-ителя…

Пока шло горячее обсуждение моментальных способов обогащения, я  подумывала прикоснуться к прутьям клетки, но не решалась. Не нравилось мне, как они выглядят… Есть у меня подозрения на счет того, что сегодня муж будет хлебать супчик без хлебушка.

- Нет, ну а что вы предлагаете? – рявкнул Бородач, явно обидевшись на то, что гениальную стратегию не оценили. – Я предлагаю действовать как раньше. Ограбил одно поселение – набрал рекрутов и денег, потом пошел на второе…  Мы всегда так делали! Проверенная стратегия! Жги, насилуй, убивай, разрушай и отнимай! И люди в страхе, и денег куры не клюют!

- А если не мы, а нас? – снова принюхался Носач, бросая на меня недовольный взгляд, мол, кто испортил воздух?

- Вот это уже плохо! – озаботился Бородач, растирая покрасневшие глаза рукой.

Еще бы! Меня бы тоже не устроил такой вариант, если бы я с дубинкой наперевес вломилась в город с конкретной целью насиловать и отжигать, а потом бежала, заправляя дубинку в штаны, понимая, что не я одна додумалась до такой гениальной идеи!

- Обалденный план! – мрачно буркнула я, садясь на сумку и прикидывая который час. Куда я попала, я в упор не знаю, но почему-то уверена, что меня здесь быть не должно! – Просто гениальный! Свежо, а главное -  оригинально!

- Зна-а-аешь, ты мне уже надое-е-ела, - мурлыкнул принц гадский, бросая на меня нехороший взгляд и откидывая длинные волосы за спину. – Убить ее!

- Я предлагаю вариант! – закричала я, отчаянно отползая подальше от желающих выполнить приказ. Что бы это ни было, и где бы я не находилась, умирать мне категорически рано!  – Я обещаю, что завоюю тебе мир! Без кровопролития, без войны, без насилия! Я завоюю тебе этот мир! В обмен на мою жизнь! Обещаю!

- Ка-а-ак интересно! Ла-а-айками и поста-а-ами? – поднял брови принц, однобоко усмехнувшись.

- Нет! Есть еще один способ! – сглотнула я, снова бросая взгляд на карту. – Я предлагаю вам работу! Всего лишь пара часов в день,без отрыва от основной деятельности… Я имею в виду грабежи и насилие… обеспечат вам стабильно-растущий  доход! 

Я вспомнила машинку нашего бриллиантового и завистливо вздохнула, вспоминая как он увел у меня половину моей структуры.

Несколько минут сомнений и колебаний, которые отразились на симпатичном лице. Ну? Давай же! Соглашайся!

- Ла-а-адно, я дам тебе ша-а-анс! Даю тебе день, чтобы ты доказала мне что действительно чего-то сто-о-оишь! – смилостивился принц гадский, закатив глаза. – Ита-а-ак, излагай!

Ага, сейчас, нашли дуру! Сейчас я радостно расскажу ему о схеме, а через минуту мое бездыханное тельце за ногу потащат в сторону ближайшей помойки. «Спасибо, я обяза-а-ательно рассмотрю вашу идею!», - заметит темный властелин, глядя, как меня трамбуют в мусорный пакет.

- Да вы что? – подняла брови я, насмешливо глядя на заинтересованных романтиков с большой дороги. – Чтобы по окончанию презентации меня торжественно отправили на тот свет? Нет.

- Зна-а-ачит, я дам тебе ровно три попы-ы-ытки. Если я не увижу результа-а-ат, то, увы, - вздохнул принц, подарив мне грустный взгляд. – Учти, помогать тебе никто не бу-у-удет. Гла-а-авное, детка, не расстраивайся, если не полу-у-учится…

По его губам поползла очень не хорошая и многообещающая улыбка.

- Я тебя из-под земли доста-а-ану, чтобы туда же и верну-у-уть, - ядовито заметил он. – Просто, чтобы убедиться, что ты там останешься надо-о-олго. Приступа-а-ай, де-е-етка.

- Итак, - прокашлялась я, оглядываясь по сторонам, вспоминая, как вела вэбинары. Прутья клетки таяли в воздухе, и мне на секунду показалось, что это тоже была очередная иллюзия. – Для начала мне нужно кое-что выяснить. Что вы предлагаете людям? Например, вступайте в наши стройные ряды и получите…

Я выразительно посмотрела на присутствующих, прикидывая, как буду рекрутировать новобранцев.

- Что? – подняла брови я, дожидаясь ответа под задумчивое мычание и почесывание. – Что вы им даете за то, что они вступают? Ну я не знаю, деньги, например? Хорошо! Что получает человек, когда становится частью вашей …хм… шайки, банды, коллектива?

- Ничего, - вполне спокойно ответили мне, явно не понимая, что я от них хочу добиться перед тем, как меня добьют!

- Как так, ничего? Это – плохая новость! Как же вы собрались вдохновлять людей? Мотивировать?   – оторопела я, понимая, что если когда-нибудь у меня будет дохлый конь или авто отечественной сборки, то я назову его Маркетинг Темного Властелина, ибо на нем далеко не уедешь.

- Неприя-я-ятностями, - улыбнулся принц гадский, сложив пальцы. – Те, кто  отказываются к нам вступить, сразу же получают неприя-я-ятности. Большие смертельные неприя-я-ятности. Как тебе такая мотива-а-ация?

-  Ну, да… - я слегка прозрела, понимая, что, в принципе, маркетинг очень даже неплохой. Я бы даже сказала жизненно-выгодный.  «Вступайте в стройные ряды и не получите … хмы-хмы!». Нет, ну по - своему интригует, но я бы не была столь прямолинейна.

В голове уже мелькал вариант объявления: «Срочно требуется воинственные люди, которые любят жизнь и имеют активную жизненную позицию сверху!».

– Хорошо, а целевая аудитория у нас кто? – поинтересовалась я, пытаясь выяснить, где конкретно агитировать этих очень жизнелюбивых граждан.

- Все, в кого целимся, - заржал Бородач, поглядывая на остальных, которые дружно закивали, соглашаясь.

- И в кого иногда попада-а-аем, - мрачно заметил принц, с укором поглядывая на ветерана косметических процедур.

- Я так понимаю, что целевая аудитория те, кто громче всех орет: «Я хочу победить зло?», - на всякий случай уточнила я, прикидывая, как бы так пообещать, чтобы потом не убегать. – Хорошо,  что у вас с карьерой?

- Разраба-а-атываем, - успокоил меня темный властелин, глядя на меня ядовитыми глазами. Ну хоть с карьерой вопросов нет! Отлично! Есть за что зацепиться!

- Итак, - потерла я ручки, понимая что наконец-то добилась чего-то вразумительного  и оптимистичного.  –  Каковы перспективы карьерного роста?

- Тебе в ширину или в глубину? Я не измеря-я-ял, - промурлыкал принц. – Присоединя-я-яйся. Лишние руки  с лопатой никогда не помеша-а-ают. Я бы сказал, даже уско-о-орят процесс копания карье-е-ера.

- Извините, у меня руки-крюки, - отказалась я от заманчивых перспектив. Не думаю, что протянуть ноги в карьере считается карьерным ростом!

- Камни поддевать будет ле-е-егче, - рассмеялся принц гадский, пока остальные подобострастно подхихикивали.

В голове вращалось: «Присоединяйтесь к нашей карьере! Закапывайте свой талант в землю, откапывайте полезные ископаемые! Приятная компания, веселые песенки, и каждому по печеньке, точнее по печёнке!». Нда-а-а… Рекрутировать с таким маркетингом можно только прицельным ударом киркой по голове. 

- Хорошо, попробуем по-другому! – горестно вздохнула я, понимая, что прожила недолгую, но крайне интересную жизнь. –  Вот человек приходит к вам простым рекрутом, а потом… ну… эм… месяца через два, например, он должен подняться выше!

- Да-а-а, у нас есть моментальный взле-е-ет, - задумчиво посмотрел куда-то вверх и поднял брови принц. - Грустненький, но е-е-есть…

Где-то в голове маршировали: сапфировый солдат, золотой солдат, платиновый солдат, дружно отдавая честь и часть награбленного. «Моментальный карьерный взлет» тоже заставил меня тоскливо посмотреть под темные своды зала собраний любителей быстрого обогащения.

- А процент от награбленного полагается? – уцепилась я за последнюю спасительную мысль. – Ну, например, награбил солдат … эм…  я не знаю… тысячу золотых… И получает  … хм… ну половину, например? А остальное – в казну! Такого у вас нет?

- За такое я не просто ка-а-азну, - усмехнулся принц гадский, подарив мне пристальный взгляд. – Я за такое сразу ка-а-азну, без разговоров.

- А маркетинг план у вас обрезной? – вяло поинтересовалась я, прикидывая, что в случае обрезного маркетинга поимею зарплату только с того, что унесла сама, отбив от других желающих.  Чисто гипотетически это можно считать личным награбленным оборотом, включая добычу высшего командного состава. А мне бы очень хотелось, чтобы все рядовые тоже скинулись мне процентом от награбленного. Мелочь, а приятненько…

- С недавних пор обрезно-о-ой, - протянул властелин, глядя на меня с прищуром. – Мы стали обрезать ли-и-ишнее тем, кто плохо себя веде-е-ет… Ли-и-ишнее выбираем наше усмотре-е-ение…

- Отрывов,  надеюсь, у вас нет? - простонала я, понимая, что дело - дрянь. Еще бы! В какой-то момент я представила, как  протягиваю руки к чужому награбленному, требуя свой процент…  Да… Есть у меня подозрение, что за такое мне точно что-то оторвут…

          - Почему же нет? Голову отрыва-а-аем! – просветили меня, приподнимая брови. Про преломление по веткам я даже не заикаюсь. Об коленку такое преломление!

Мысленно прикидывая всю картину, мне казалось, что будь я художником пейзажистом, то просто размазала бы сопли по мольберту, обозвав этот шедевр «Грусть, тоска и гробовая доска»! А с другой стороны, три попытки – это  вполне неплохо! Я и с первой справлюсь, причем профессионально.  Недаром я - первый чек компании “Вонэль” и почетный член Привилегированного Совета?

- Хорошо, а я могу просить о помощи? – начала торговаться я, прикидывая, что помощь мне не помешает.  – Например, если мне что-то будет нужно, мне это предоставят?

- Не зна-а-аю, - уклончиво заметил принц, глядя на меня так, словно я уже нависаю над ним и его престолом, как бабка в автобусе, громкими стонами и оханьем намекая, что «Молодой исчо! Постоишь!».  А потом в качестве аргумента достаю клюку.  После первого возражения начинаются такие игры престолов, что слабонервные быстро сходят. Кто на остановке, а кто и под сиденье.  – Если только в разумных пределах. Мне самому интере-е-есно, чем дело закончится.

- Отлично! – потерла я руки, сдувая прядь волос.  – Мне нужна бумага! Много бумаги и чем писать! Желательно побыстрее! Сейчас все сделаем!

- Ита-а-ак! Первая попы-ы-ытка! – зевнул принц гадский, давая знак кому-то из присутствующих. Мне притащили бумагу, перо и чернильницу. Так! Если они думают, что я собираюсь писать завещание – не дождутся! Во-первых, мне завещать нечего, во-вторых – некому. Так что в случае чего требую похоронить меня по древней традиции с дорогими мне вещами, которые указывают на мой статус и ремесло! На секунду перед глазами повисла картинка, где ученые будущего вскрывают скромную гробницу, трепеща от волнения. Рядом мнутся журналисты, потирая ладошки в предвкушении сенсации. Весь мир внимательно следит за этим эпохальным событием. Крышка поддалась, обнажив усохшую мумию, в руках которой лежит полуистлевший и уже нечитабельный каталог, несколько фирменных украшений по девяносто девять рублей со страницы шестьдесят, пару тюбиков с кремами, тоник «Рюмашка», гель для душа «Ананас», помада, тушь и духи «Мля, Костя». «Найдена хорошо сохранившаяся мумия древней принцессы!»  - облетает новость все новостные ленты. Еще бы! Крем от возрастных изменений сделал свое дело! «Вы только посмотрите, с какими почестями ее проводили на тот свет!» - радуется старый археолог, фотографируясь на фоне гробницы. «Сенсация! Древняя принцесса умела читать!» - быстро  стенографирую журналисты. Нет, ну вполне логично, в гробницу положили каталог не с тайной надеждой, что у меня наконец-то будет время освоить грамоту! «Судя по ряду захоронений, принцесса принадлежала какому-то древнему культу богини красоты Вонэль!» - строчат журналисты, сопя от восторга.  Ага! И, скорее всего, ее принесли в жертву!  «Да нет! Это – сетевик!» - разочарованно вздохнул копатель, показывая мой логин и пароль от личного кабинета. «Закапывайте обратно!» - буркнул старый археолог, понимая, что на своем веку видел уже с сотню таких захоронений. Нет, ну а если меня похоронят в этом мире? В этом мире сетевиков нет… Слу-у-ушайте! Да тут собрать команду – пара пустяков! Никакой конкуренции! Тут даже понятия «спам» еще не придумали!

Мысль о том, что все не так плохо, как показалось на первый взгляд, заставила меня взбодриться, расправить плечи, потереть руки и приняться за дело. Сейчас я вам покажу, как нужно завоевывать мир!      

- Уточните ближайший район, где я могу это расклеить, - мои глаза задумчиво шарили по карте в поисках подходящего населенного пункта.

- Где хо-о-очешь, - усмехнулась зеленоглазая дрянь, совещаясь со своими соратниками, пока Носач – человек–калькулятор проводил какие-то расчеты, тыкая их под всем под нос с энтузиазмом главбуха ООО «Банкрот».

- Я не знаю, какую ссылку указать, – я уже дописывала первый вариант, сажая вереницу клякс на карты и бумагу.

- Пиши сразу – на рудники-и-и или на ка-а-аторгу! – ответил терпеливый гений маркетинга, с интересом глядя на то, как я пытаюсь вытереть кляксы.

- А других ссылок нет? – тяжело вздохнула я, понимая, что «Если вас заинтересовало наше предложение, то пройдите по ссылке!» звучит очень многообещающе.

- Можно и в карье-е-ер! – предложили мне заманчивую  и тревожную альтернативу, пока остальные тихо ржали. Есть у меня подозрение, что Судьба заготовила «удодов» еще минимум на две моих реинкарнации.

- Как тебя зовут хоть? – поинтересовалась я, понимая, что черный список нужно знать по именам и  в лицо. А поскольку в школе мне твердили, что знания в моих руках, то знакомство лица и любых подручных «знаний» пройдет отнюдь не академически.

-  Перед тобой – магистр Эврард! – торжественно, как на линейке, заявил Носач, раздувая ноздри от гордости. Остальные подняли головы, преисполненные подобострастного восторга.

- Все с вами понятно! Пойдем по-другому,– буркнула я, высунув язык от усердия и стараясь зарисовать слово “ссылка”. – Адрес у вас есть?  Почтовый индекс? Понятно. Нет у вас ничего! Ладно… Выкрутимся! Даже электронной  почты нет?

Это был именно тот случай, когда я мечтала увидеть именную электронку, чтобы долго и с наслаждением перечитывать «Эврард. Собака и так далее…». Я бы с гаденьким удовольствием диктовала бы ее всем, зажав деньги на визитки.

Итак, у меня готово первое объявление! Как гласит народная мудрость, тренироваться в сетевом лучше на кошечках и родственниках, а поскольку родственников у меня здесь не было, то придется идти в поля.

«Здравствуйте! Я предлагаю вам заработок без вложений! Дружный коллектив единомышленников,  чуткое руководство, привалы, песни у костра, увлекательные сражения, возможность посмотреть мир за счет компании! Лидерские бонусы! Конепрограмма! Меч!».

Полюбовавшись первым корявым объявлением, я отложила его сушиться, и села за второе. Пощекотав себе нос кончиком пера, задумчиво покусав губы, я с энтузиазмом начала выводить вензеля, словно подписываю поздравительную открытку. «Если вы хотите заработать…». Слово «заработать» меня слегка смущало. Хотя, заработать можно не только деньги! Есть много вещей, которые можно заработать: нервный тик, близорукость, лишний вес, больное сердце! Оставляем! «Если вы хотите заработать, присоединяйтесь! Никаких вложений! Быстрый рост, понимающее руководство…»

Понимающее руководство смотрело на меня с непониманием, пока моя рука выводила: «Приключения, совместные походы!».  Честно, я даже не знаю, что писать, но нужно пробовать все! «Если вы хотите прокормить семью, если хотите заработать денег, приходите к нам!». Хм… Тут обычно по сценарию были: «дружный коллектив, кофе-брейки и печеньки».

- А печеньки у нас есть? – на всякий случай  уточнила я, понимая, что проголодалась.

-  Сейча-а-ас пойду испеку-у-у, - гаденько ответили мне. - Книгу реце-е-ептов доста-а-ану…

- Ну, правильно! Откуда у бомжей печенье? – хмыкнула я, прикидывая, сколько копий мне нужно. Рука отвалилась, а прописи не заканчивались. В итоге у меня было целых пятьдесят объявлений, которые я любовно прижала к груди.

- Перенесите меня! – скомандовала я, горя решимостью и тыкая в точку на карте. Нет, ну раз здесь магия есть, то деньги на такси просить не обязательно. – Сюда!

- Детка-а-а, я тебя уже на дух не переношу-у-у, - заметил гад, явно издеваясь. – Поэтому пешко-о-ом, милая, пешко-о-ом…

Ах, так!  Хорошо! Я гордо вскинула голову.

- Сколько до ближайшего поселения? – поинтересовалась я, внимательно изучая  карту и пытаясь выговорить попадающиеся названия. Мой речевой аппарат был явно не приспособлен для того, чтобы работать в местной школе учителем географии.

- Примерно тысяча шагов, - просветил меня Носач, глядя на меня с раздражением. –  Через лес – шагов пятьсот! Дверь – там!

- Учти, мила-а-ая, я тебя из-под земли доста-а-ану! – послышалось благословение мне в спину. – Пропустить ее!

Черные коридоры тянулись бесконечно, сумрачными окнами, вытянутыми, как солдаты, в постойке “смирно!”,  намекая на то, что  свет в конце туннеля - близок. Цитадель зла срочно требовала если не капитального ремонта, то, по крайней мере, таблички «На реконструкции!». На выходе можно было смело ставить кассу и водить экскурсии. Причем, вход бесплатный, а вот за вы-ы-ыход не распла-а-атятся.

Свежий воздух заставил меня расправить плечи и вздохнуть полной грудью.

- Эй, ты! Куда идешь?– мрачно буркнула охрана в черных доспехах, пригревшись на солнышке.  Пока все дистрофики где-то жались друг к дружке, с ужасом читая название фильма «Унесенные ветром», эти амбалы нависли надо мной, как бы намекая, что Джеки Чан, в случае чего, из меня не очень. Интересно, чем их кормят, что они вымахали под два метра? Судя по злобным и недовольным  взглядам, они сидели на диете из “завтраков” и обещаний.

- Куда послали! – не растерялась я, щурясь на яркое солнце и пытаясь понять, который час и в какую сторону двигаться.

- А куда послали? – не отставала охрана, прикидывая на глазок, куда меня могли послать.  Ага, еще скажите, что если на три буквы, то мне нужно вернуться обратно, а если в четыре, то весь новый, технически отсталый, но магически одаренный мир лежит у моих ног!

- В пешее эротическое. А так, куда дойду, - огрызнулась я, выдвигаясь в сторону утоптанной дороги. То, что круг узок, а от народа мы далеки, стало понятно, когда у меня стали отваливаться не привыкшие к долгим прогулкам ноги! Еще бы! Я, как истинная леди, ковыляю на каблучищах. Дорога широкой лентой тянулась в сторону леса, а я брела, чувствуя себя той самой гоп-моделью, которая обязательно разоденется в поход так, словно идет   не культурно жрать шашлыки, а эпатировать светский раут. Пока все нормальные девушки в кроссовках и мокасинах скачут по тропинкам горными козочками, наша гоп-модель с кислой и разукрашенной миной намекает, что вообще-то ее звали на яхту к миллионеру, а не в ближайшую посадку.  Ее сломанный каблук уже лег непомерным грузом на совесть тех, кто решил украсить свои посиделки такой неземной красотой. «Понесите меня!» - скулит она, поджимая губки, пока другие только и делают, что поносят ее со страшной силой.

Местные  дороги были далеки от ворсистых реалий красных ковровых дорожек, ослепительное солнце – от вспышек папарацци,  а шелест унылых кустиков – от перешептываний восхищенных зрителей, поэтому я мысленно раздавала автографы чужим самооценкам и вспоминала игру «в доктора»,  щедро и обильно распределяя диагнозы. Меня  утешала мысль о том, что однажды  я встречу своего патологоанатома, который их тут же проверит. Ноги отваливались и гудели, сумка тянула к земле, а я примостилась на ближайший камень, чтобы передохнуть.

Пока я медитировала, рассматривая местные красоты, перед глазами пролетела яркая зеленая бабочка, оставляя за собой светящийся след из пыльцы. Ух-ты! Бабочка сделала виток над головой, заставив меня умилиться до глубины души. Хотелось похлопать в ладоши и уйти в добрые девочки! Бабочка подлетела к моему лицу, сделала несколько взмахов крыльями, вызывая на губах непроизвольную улыбку.

- Ты перепутала меня с цветочком? – умилилась я, пытаясь прикоснуться к волшебству. Бабочка взмахнула крыльями и обернулась огромной, зеленой навозной мухой, с противным и назойливым жужжанием делая круг почета над моей головой, как бы намекая, что с выводами я слегка поторопилась.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям