0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » В академии поневоле » Отрывок из книги «В академии поневоле»

Отрывок из книги «В академии поневоле»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «В академии поневоле» обладает автор — Романовская Ольга Copyright © Романовская Ольга

ГЛАВА 1

 

Расчесав копну вьющихся смоляных волос, потянулась за косметичкой, чтобы поправить макияж. Пусть клиент немного подождет, лишние несколько минут погоды не сделают, а я предстану в лучшем виде. Сам виноват, нечего приходить за завтраком. Я как раз пила кофе и строила планы на день, когда в дверь настойчиво позвонили. В столь ранний час заходил только молочник, вот и отправила служанку открыть, а там клиент. Будто на двери конторы неясно написано, что до десяти мы закрыты. Сейчас девять, я завтракаю дома, а Агентство услуг Эльмиры Флин, то есть мое, через дорогу. Но нет, не поленился, нашел. В кого такой настырный?

Из зеркальца на меня смотрела женщина во всей естественной красе. Симпатичная, между прочим, никогда не прибегавшая к магической помощи, чтобы улучшить внешность. Природа одарила щедро, к тридцати годам лицо оставалось свежим, кожа — гладкой, а едва заметные морщинки возле глаз появлялись только, когда щурилась. При моей работе внешность — одна из составляющих успеха. Я трудилась в сфере услуг, чем нанесла жуткое оскорбление как родителям, так и пансиону благородных магесс, куда они меня определили за очень большие деньги. Увы, общество наследниц аристократических семейств не вытравило низость породы из дочери банкира, и, получив аттестат, я не нанялась на государственную службу, даже не вышла замуж, а бессовестно открыла собственное агентство. Чтобы не опозорить фамилию Флин в родном городе, пришлось уехать в это захолустье. Ладно, положим, Арвил не деревня, тут даже колледж имелся, но не столица, однозначно, не столица, зато аренда дешевая, и никто не спросит, не дочь ли я Ореста Флина.

Контора у меня скромная, зато на первом этаже, престижно. Сначала вела дела сама, потом, когда агентство пошло в гору, наняла помощницу и курьера. Год назад и вовсе потратилась на позолоченную табличку, видимо, она и привела клиента в столь ранний час, будь он неладен! Интересно, зачем пожаловал и отчего такая срочность? Нужно сыграть очередную невесту, чтобы она понравилась родителям? Девушка часто волнуется или недостаточно образована, а я помогаю получить согласие на брак. Или просят взглянуть, что за артефакт достался в наследство от бабушки. Словом, любой мелкий магический каприз за ваши деньги.

Ну вот, носик припудрила, переоделась, можно идти — не принимать же клиента в халате, пусть он безумно шел к моим ореховым глазам. Они у меня миндалевидные, ресницы длинные — словом, была бы первая красавица выпуска, если бы не острый подбородок. Такой никакими кремами не уберешь, а обращаться к мастерам красоты не хотела. Может, они и профессионалы, но с искусственной внешностью много хлопот, придется регулярно тратить круглую сумму на поддержание чар.

Служанка провела посетителя в гостиную и принесла утреннюю газету, чтобы не скучал. А тут уже вошла я, поздоровалась и, извинившись за долгое ожидание, расположилась в одном из кресел. Потенциальный клиент занял второе. Он с первого взгляда привлек внимание. Ради такого мужчины можно хоть в пять утра встать! Высокие скулы, тонкий рот, орлиный нос, умные, манящие темной бездной глаза — если он человек, съем свой аттестат. Одет с нарочитой небрежностью, которую позволяют себе только аристократы; в руках трость. Дерево отполировано до зеркального блеска. Что же брюнету понадобилось в моем агентстве? Сомневаюсь, будто такой важный господин испытывает какие-либо сложности.

Взгляд поневоле остановился на руках утреннего гостя — иногда они способны сказать больше, нежели визитная карточка. Увы, меня постигло разочарование: мужчина надел перчатки, дорогие, под цвет песочного костюма-тройки.

Не люблю мужчин, которые заставляют женщин чувствовать себя замарашками на их фоне, тут схожий случай: домашнее платье со старомодным белым воротничком, дань уважения семейным традициям, казалось убожеством на фоне пошитой на заказ, явно у столичного портного одежды брюнета. Да кто же он такой, я скоро умру от любопытства.

— Доброе утро! — на правах хозяйки поздоровалась первой.

— Доброе, — немного подумав, согласился гость. Голос его обволакивал, заставлял сердце биться чаще. Теперь понимаю, откуда он узнал мой адрес: вряд ли кто-то мог отказать обладателю столь волнительного баритона. — Вижу, — брюнет едва заметно усмехнулся, — вас не зря рекомендовали как хорошего специалиста.

— Кто рекомендовал? — живо уцепилась за его слова.

Может, так выясню, откуда взялся в Арвиле столь блистательный господин. Вероятно, друг или дальний родственник одного из клиентов.

— Вы посмотрели на руки, — мужчина нагло проигнорировал вопрос. — Любой другой смотрел бы на лицо, вы — нет. Совершенно верно, госпожа Флин.

Легкая улыбка вновь скользнула по его губам, вроде, безобидная, а, вроде, нет.

По спине пробежал холодок. Уж не демон ли пожаловал ко мне из Нижнего мира?

Брюнет медленно, словно издеваясь, стянул перчатки. С облегчением выдохнула — пальцы и ногти оказались обычными. Не демон и не вампир, хотя… Приглядевшись, поняла, передо мной действительно не человек. Обыватель не заметит разницы между обычными ногтями и ногтями гостя, бледно-розовыми, идеальной вытянутой формы. Однако определить по ним расу по-прежнему не могла. Десятки вариантов роились в голове, тех же демонов насчитывалось множество видов, а ведь существуют еще полукровки и банальные темные, которые и не люди, и не вампиры, и не обитатели Нижнего мира.

— Интересно? — незнакомца явно забавляли мои попытки угадать его происхождение.

— Чрезвычайно. Надеюсь, вы представитесь, — не терплю подобные игры.

— Это необходимо? — мужчина поднял смоляную бровь. — Достаточно, что я плачу деньги за работу.

Гость так и сидел, закинув ногу на ногу. Немного поднаторев в языке жестов, понимала, для него хозяин дома он, а не я. Желание избавиться от возмутителя утреннего спокойствия лишь окрепло, но бизнес обязывал улыбаться любому клиент. Вот и я растянула губы в искусственной улыбке и пропела:

— Не желаете ли чаю или кофе?

— Не желаю, — брюнет начинал бесить беспардонной наглостью.

Зачем он пришел, зачем оторвал от завтрака, лишил размеренного утреннего отдыха, если кормит одними загадками и ухмылками.

Я уже открыла рот, чтобы призвать незнакомца перейти к делу, но перехватила его взгляд и осеклась. По телу пробежала дрожь. Белый воротничок платья душил, пришлось расстегнуть верхнюю пуговку, чтобы не задохнуться. А еще… Что же это такое? Хотелось стянуть с себя одежду и устроиться на коленях мужчины. Раньше подобных желаний за мной не водилось, я предпочитала традиционные отношения, а не случайные связи, тем более столь спонтанные.

На лбу выступили капельки пота.

Стиснув ладони, не позволяла пальцам осуществить задуманное.

Глаза незнакомца затягивали, губы манили. Тело болезненно ныло, требуя определенного внимания.

— Все верно, — повторил клиент голосом, от которого мышцы превратились в желе, — я не человек, а инкуб, в чем вы только что убедились.

Наваждение спало словно по мановению руки, я снова дышала нормально и не стремилась устроить публичный стриптиз.

Инкуб. Это все объясняет. Тут любая забудет о благоразумии, противостоять чарам данного вида демонов без иммунитета или специального артефакта невозможно.

— Давайте сразу проясним, — застегнула пуговку и мельком глянула на истерзанные ногтями ладони, — я оказываю только услуги по профилю агентства.

— Никаких других не потребуется, — заверил мужчина, продолжая изучать чуть насмешливым взглядом, — я не рассматриваю вас в качестве любовницы или пищи.

Волнение и раздражение улеглись, их сменило любопытство. Какая надобность занесла в наш, скажем прямо, захолустный городок демона, пусть даже инкуба? Жители Нижнего мира предпочитали решать проблемы сами, в крайнем случае привлекали сотрудников местных агентств. Сомневаюсь, будто я столь известна за пределами Арвила.

— Итак, — чуть подалась вперед, вся обратившись в слух, — чем Агентство услуг Эльмиры Флин может вам помочь?

По щелчку пальцев в руках оказались блокнот и ручка — в нашем деле важна точность, нельзя упустить ни детали.

— Всего лишь вернуть невесту, — огорошил инкуб. — К несчастью, она сбежала и укрылась там, куда мне вход заказан. Вы же легко проникните на территорию академии и уговорите упрямицу вернуться. Как видите, задание несложное, но я щедро заплачу.

В подтверждение своих слов клиент вынул полный купюр кошелек. Новенькие, хрустящие, они подталкивали ответить согласием, только вот я не первый день в профессии и понимала, такие деньги за простую работу не платят.

— Простите, господин…

Выжидающе уставилась на клиента и с виноватой улыбкой добавила:

— Понимаю, среди жителей Нижнего мира не принято называть себя, но это чистая формальность для контракта.

— Отчего не принято? — инкуб положил деньги на столик и широко улыбнулся, щедро источая феромоны. — Знаете, я передумал и не отказался бы от чая. Черный, одна ложка сахара, заваривать ровно три минуты. И, — очередной взгляд, от которого стало тяжело дышать, — можете называть меня лордом Лукасом. Не сомневайтесь, имя настоящее, титул тоже.

— А фамилия?

Гулко сглотнула, прогоняя наваждение. На смену ему пришел голос разума, который советовал присмотреться к незнакомцу. То, что он пустил в ход обаяние, неслучайно, оно призвано усыпить бдительность, заставить подписать договор. Только дочь банкира не так легко провести, отец сызмальства учил деловой хватке.

— О, — лорд покачал головой, — уже не припомню, когда ее кто-то произносил вслух.

— А все же? — рискуя вызвать раздражение, настаивала на своем.

— Вар, — вопреки ожиданиям, быстро сдался инкуб и напомнил: — Чай. За ним обсудим детали, разумеется, если вы согласны.

— Посмотрим, — уклончиво ответила я и, извинившись, вышла.

Напиток готовила лично, памятуя о вспыльчивом характере всех демонов. У них потрясающее чутье, подать двухминутный чай под видом трехминутного не выйдет.

Когда я вошла обратно в гостиную, инкуб сидел в той же позе; полупустая кофейная чашка источала едва заметный аромат. Зачем ему понадобился чай? Загадка.

— Благодарю, — лорд Лукас привстал и забрал чашку с подноса. — И не изводите себя пустыми мыслями, госпожа Флин, я банально не люблю кофе.

Посмеялась над собственной подозрительностью и извинилась за неправильно выбранный напиток.

— Ничего страшного, у меня своеобразные вкусы. Итак, — инкуб задумался, словно решая, сколько мне можно рассказать, — мою невесту зовут Каролина Шарп. Она юна и, разумеется, прекрасна, блондинка с зелеными глазами. Сами понимаете, в Нижнем мире девушки с такой внешностью долго одни не остаются, поэтому, когда Каролина обратилась ко мне за помощью, я решил не ограничиваться кратковременным участием в ее судьбе.

— Простите, — оторвавшись от записей, уточнила я, — госпожа Шарп обручилась с вами по собственной воле?

Ответ крайне важен, если нет, придется отказаться.

— Да, — не раздумываясь, кивнул лорд, выходит, не лгал, — она приняла мое предложение, узнав, что ждет ребенка. Ей нечем было расплатиться, и Каролина добровольно подпитывала мои силы, проще говоря, стала любовницей. Я стал ее первым мужчиной и, узнав о беременности, решил жениться.

— Благородно.

Среди демонов подобная мораль не в почете, выходит, невеста зацепила лорда Лукаса, раз он жаждал подарить ей свою фамилию, а не выставил за дверь. Зато теперь понятно, отчего бедняжка сбежала: без опыта и сразу с инкубом. Если он тратил много энергии, Каролине пришлось туго.

— Итак, предысторию вы знаете, — вернул к реальности голос посетителя, — полагаю, она прояснила многие моменты. Поверьте, я действительно хочу видеть Каролину женой, а не источником пищи, убедите ее вернуться. В конце концов, упирайте на материнские чувства. Ребенку нужен отец.

— Оплата? — сентиментальность сентиментальностью, а без вознаграждения не останусь.

— Десять тысяч. Три дам в задаток, остальные получите после возвращения Каролины.

Не раздумывая, выкрикнула:

— Согласна!

Десять тысяч, да еще банкнотами Нижнего мира — баснословная сумма, на нее можно безбедно прожить пару лет и еще останется. Я эту Каролину за косы притащу, поработаю и свахой, и родной матерью.

— Чудесно! — сверкнул идеальными зубами инкуб. — Рад найти понимание в вашем лице.

— О да, конечно, — постаралась прикрыть собственную алчность благородным порывом, — я знаю, как важна для демонов семья и продолжение рода, печально, если бы досадная размолвка привела бы…

— Ах, оставьте! — невежливо оборвал на полуслове мужчина. — Нам обоим известно, почему вы согласились. Я хорошо изучил людей, госпожа Флин, и предлагаю им то, чего они хотят, чтобы получить то, чего хочу я. Вам надлежит отправиться в Академию магии и прикладного чародейства имени магистра Крайтоса. Это в Брайте, в Срединных землях.

— Но послушайте, туда допускают…

— Нет, — снова не дал договорить лорд Лукас, — за стены академии могут проникнуть только студенты и преподаватели, остальных задержит защита. В Срединных землях действительно мирно уживаются разные расы, но магистр Крайтос в свое время установил строгие правила. Они работают по сей день. Единственное исключение — родительские дни, но беседовать с невестой под присмотром дежурного преподавателя я не желаю, у вся надежда на вас.

Очевидно, академию основали в стародавние времена, когда магов недолюбливали, и подобным нехитрым способом основатель обезопасил юных питомцев от народного гнева. Не прояви он осторожность, студентов бы перебили одной темной ночью. Однако путешествие в Брайт затратно, неплохо бы потребовать оплаты накладных расходов. Пусть гонорар велик, торг при заключении сделки никто не отменял.

Вопреки ожиданиям, инкуб воспринял мои требования спокойно и согласился включить соответствующий пункт в контракт.

Заручившись моим устным согласием и обговорив детали, перешли в контору. О, это мое царство, там я ощущаю себя госпожой, пусть кабинет мал и наполовину завален бумагами, которые никак не подошьет для архива помощница. Мебели мало, но она подобрана со вкусом. Предпочитаю кожу: солидно. В прочей мебели ценю минимализм, никаких стульев с лировидными спинками и пузатых дубовых шкафов — открытые стеллажи, сосна, простые, ясные линии. Заодно значительно экономит средства.

Усадив инкуба на стул для посетителей, сама чинно устроилась за столом в том самом кожаном кресле. Такие стояли в офисе отца и с детства ассоциировались с респектабельностью. Блокнот с наметками для договора положила перед собой и быстро набросала черновик соглашения.

— Прошу, ознакомьтесь, выскажите замечания и пожелания, — протянула его лорду Лукасу.

Клиент кивнул и углубился в чтение. Через пару минут он поднял голову и попросил ручку, чтобы внести ряд исправлений.

— Вот, — инкуб вернул бумагу, — в таком виде меня устроит. Шаблон договора можете оставить стандартным, я с ним знаком.

— Пользовались услугами схожих агентств раньше?

Откуда же лорду Вару известно обо мне, отчего он не хочет признаться?

— Разумеется, — кивнул мужчина, но не стал вдаваться в подробности.

Демоны всегда остаются демонами, темнят и хитрят. Но меня инкуб не обманет, я оформлю все по закону, чтобы потом не отвертелся.

Пересчитала деньги, выданные на накладные расходы, и занесла их в приход. После выписала лорду Лукасу расписку в получении энной суммы. Копию оставила у себя, оригинал передала клиенту. Пусть он заверял, будто доверяет, деньги любят счет, а я не желаю проблем, отчитаюсь за все.

В соседней комнате, совмещавшей приемную и архив, звенела посудой Герда. Она только что пришла и собиралась выпить чаю. Милая девушка, мы сразу нашли общий язык.

Чирикали птички за окном, с улицы доносились редкие гудки самодвижущихся повозок, а я скрипела ручкой, заполняя два экземпляра того самого столь знакомого лорду Лукасу договора. На все про все ушло полчаса, за это время инкуб ни разу не пошевелился, не издал ни единого звука, словно его и не было — еще одна неприятная особенность демонов.

— Милорд, — промокнув написанное, пододвинула бумаги к краю стола, — пожалуйста, подпишите и внесите аванс. Его размер указан в подпункте два пункта три.

Лорд кивнул и, даже не взглянув на содержание, по очереди подписал каждый лист и оставил расшифровку подписи на последнем. Для легитимности сверху приложил личную печать с гербом. Она оказалась интересной — дракон кусающий собственный хвост. Постаралась запомнить ее, после гляну в справочнике, вдруг узнаю что-нибудь интересное о роде Вар. Раз фамилия односложная, то древняя, времен Первого Царства. Тогда еще на людей и нелюдей наводил ужас Темный Властелин. От его мавзолея не осталось и следа, царство давно распалось, а обитатели Нижнего мира влились в нашу жизнь, получили равные возможности с прочими расами, хотя у себя на родине по-прежнему придерживались собственных законов.

— Все еще сомневаетесь, госпожа Флин?

Подняла голову и встретилась с омутом темных глаз. Определенно, инкубов нужно изолировать от общества, а то сотни девушек навеки останутся незамужними, вздыхая по таким красавчикам. Повезло Каролине! Положим, любой демон — тот еще фрукт, но умелая хозяйка приготовит из него хорошего мужа.

— Всего лишь проверяю подлинность подписи. Расплатитесь чеком или наличными?

Всем хороши обитатели Нижнего мира, но ретрограды, до сих пор таскают пачки купюр, доверяют только своим банкам, а они с нашими неохотно контактируют.

— Чеком, — удивил лорд Лукас. А как же кошелек, полный денег, неужели они на личные расходы? Шикует инкуб! — И немного на непредвиденные случаи и разные мелочи. Купите билет на поезд, доберетесь до Брайта с комфортом. До Срединных земель путь не близок, жестоко подвергать столь обаятельную леди пыткой дилижансом.

Одарив ослепительной улыбкой, слишком идеальной, чтобы ей поверить, клиент вытащил знакомый кошелек… и передал мне. Удивить меня тяжело, но инкубу удалось. Сидела, не в силах вымолвить ни слова, уставившись на пачку банкнот. Ничего себе накладные расходы!

— Сколько тут? — облизнув губы, поинтересовалась я.

— Достаточно, — обтекаемо ответил лорд Лукас. — Не последние. Затем отчитаетесь и вернете остаток. Разрешаю купить пару нарядов — женщина всегда остается женщиной.

Непостижимая доброта инкуба вновь заставила засомневаться, но договор подписан, отступать некуда, можно лишь уточнить, чтобы некоторые не питали иллюзий:

— Я не сплю с клиентами. Бывшими тоже.

— Что вы! — замахал руками инкуб. — У нас чисто деловые отношения. Просто я привык щедро одаривать…ммм… исполнителей, но и не менее строго спрашиваю. Удачи, госпожа Флин, не подведите. Жду от вас писем и приятных известий.

На стол легла визитка на черной атласной бумаге — последний писк моды. Надпись нанесли не тушью — выжгли огнем: имя, фамилия и адрес. Спрятала ее в стол и поднялась.

— Рада была познакомиться, милорд, — по традиции обменялась с клиентом рукопожатием, мысленно отметив, какие сильные у инкуба руки. — Постараюсь решить вашу проблему как можно быстрее.

— Надеюсь, — неожиданно мрачно ответил лорд и вышел в приемную.

Я поспешила следом. Такому клиенту лучше открыть дверь самой и попрощаться не в кабинете. Внутри недовольно ворочалось непонятное предчувствие. Списала его на расу клиента: демоны всегда ассоциировались с опасностью, они ее буквально излучали.

Герда подскочила, едва не расплескав чай на белую блузку. На лице застыла дежурная улыбка. Вот за что ее ценю, в любой ситуации верна кодексу общения с клиентом. Вижу ведь, инкуб обаял, сама поправляю ворот, когда вижу его походку, спину и все остальное, но держится, не растеклась лужицей. Скольких девиц я просмотрела, пока на объявление не откликнулась Герда!

— Доброго утра и спасибо, что воспользовались услугами нашего агентства! — пропела помощница и поставила многострадальную чашку на стол.

Лорд неспешно обернулся к ней, изучил и многозначительно заметил:

— Благодарю, возможно, я еще чем-нибудь воспользуюсь.

Тут я не смолчала, вежливо, но строго напомнила: здесь не Нижний мир.

— Что вы, — деланно удивился инкуб; в глубине глаз мелькнул огонек раздражения, — ничего такого! Я имел в виду прогулку по вашему чудесному городу.

Так я и поверила! Нужно проинструктировать Герду, а то попадется. Магии в ней ни капли, зато милое личико и фигурка — идеальная игрушка. И ладно, если просто переспит, так выпить может. Обычный отъем энергии во время близости безобиден, инкуб в обмен отдает свою переработанную, однако пригодную для людей, а вот трапеза заканчивается для девушек печально. К счастью, представители данного вида редко доводят себя до истощения и ограничиваются поддержанием баланса сил.

— Надо же, — клиент внезапно очутился за спиной, хотя, ручаюсь, мгновеньем назад его там не было, — провинциальное образование не хромает на обе ноги. — Как же, провинциальное, столичное! — Передавайте привет директрисе и примите мое почтение, госпожа Флин, вы действительно магесса. Справитесь, подарю жемчужное ожерелье.

Пальцы инкуба скользнули по моей руке, завладели пальчиками.

— Черный жемчуг — большая редкость. — Казалось, пространство приемной сузилось до нас двоих. — Тридцать жемчужин на тончайшей серебряной нити.

Лорд опасно наклонился и прежде, чем успела помешать, поцеловал. В юности я читала об ощущениях, которые испытывает вынужденный донор, теперь узнала на практике, когда стоишь, не в силах пошевелиться, и тонешь в невидимом море, которое увлекает в бездну темных глаз. По жилам растекается тепло, сердце бьется, словно при влюбленности, но все обман, магия.

Вот гад!

Инкуб заливисто хохотал, откровенно потешаясь, а я стояла, прижав ладонь к губам. Смущал не поцелуй, он всего лишь прикрытие, а то, что мерзавец утянул-таки частичку энергии.

— Это абсолютно безвредно, — заверил клиент и обернулся к притихшей Герде. — Ну как, милая, проводишь меня?

— Нет! — помощница быстро умела делать выводы и нашла себе важное занятие — сортировать почту.

— Я провожу вас, милорд, — оправившись, шагнула к двери.

Внутри клокотала обида. Отомстил, обвел вокруг пальца. Все из-за Герды. Но что поделаешь, клиентов много, а помощница у меня одна, вряд ли сумею быстро найти адекватную замену, если инкубу приспичит развлечься по-крупному.

— Не сердитесь, госпожа Флин, — уже на пороге извинился утренний посетитель. — Так уж мы устроены, не терпим препятствий и возражений. Легкое недомогание пройдет через пять минут, а жемчуг я вам действительно подарю, на моей свадьбе. Найдите Каролину, судьба рода Вар в ваших руках.

Слегка поклонившись, — инкуб не носил шляпы, поэтому ему нечего было приподнять в знак почтения — клиент из Нижнего мира быстро шагал по улице к центру. Немного постояла, провожая взглядом прямую спину, потом тряхнула головой и вернулась в контору. Хватит лирики, пора приниматься за дело!

— Герда, — тут же развила кипучую деятельность, — купи мне билеты до Брайта на ближайшее число.

Поездов, изобретения недавнего времени, я побаивалась, но придется перебороть себя. На перекладных до Брайта почти три недели, по железной дороге доберусь дней за пять, плюс еще часа три, чтобы доехать до станции. Она находилась в соседнем городке; поговаривали, через год-два ветку дотянут до Арвила.

Сунула помощнице пару банкнот из кошелька инкуба и отправилась думать в кабинет. Полчаса меня нет.

Добраться до академии — полбеды, главное попасть в нее. Обычным способом не получится, выходит, придется временно там поселиться. В качестве кого? Самое простое — студентки. Сейчас как раз вторая волна набора, теоретически успею. Только вот стара я для гранита науки, обломала зубы в пансионе.

Взгляд упал на диплом, бережно помещенный под стекло. Обычно он привлекал клиентов, подтверждал мою квалификацию, теперь же подарил идею.

Курьер обернулся быстро, в конце дня Герда торжественно вручила хрустящий прямоугольный билет. Пока один: не знала, когда вернусь. Уезжать предстояло послезавтра — прекрасно, успею завершить срочные дела и дать необходимые указания.

***

 

В вагон ввалилась в последний момент, едва кубарем не полетев через чемодан и шляпные картонки — как всякая уважающая себя женщина, прихватила пару нарядных выходов, к которым полагался головной убор. Проклятые ступеньки, не могли сделать шире и ниже? И проводник старательно делал вид, будто вместо меня пустое место. Ну да, кто садится в такой глуши, где стоянка всего минута? Поэтому и торопилась, в результате заработала синяк.

Еще больше укрепившись в нелюбви к поездам, оправила юбку и огляделась.

— Да-а, мужчины выродились! — сказала нарочито громко, чтобы все слышали, якобы размышляя вслух. — Прежде девушки стремились замуж, чтобы быть за мужем, а теперь мужчинам нужно быть за женой.

— Дешевый спектакль! — не отрываясь от газеты, прокомментировал тип у окна. Он занял лучшее место, со столом, фактически отдельное купе, и попивал чай. Напитков в поездах не разносили, значит, незнакомец богат, раз уговорил проводника купить на станции, и маг, если чай до сих пор не остыл. — Вместо того чтобы проклинать мужчин, улыбнулись бы и попросили о помощи.

— От вас дождешься! Даже посмотреть не удосужитесь. Читайте дальше, меня здесь нет, — пробурчала я и потащила багаж к свободному дальнему месту.

Полка ожидаемо занята, картонки придется держать в шкафу для одежды у входа в вагон, а чемодан затолкать под обитую сукном лавку, которой предстояло стать моим домом на ближайшие пять дней. К сожалению, Герда сумела достать только билет в общий вагон, который больше напоминал старый добрый дилижанс: такая же скученность, отсутствие возможности спокойно вытянуть ноги. Правда, не всем приходилось мучиться, в головной части вагона имелось два уютных гнездышка на одного, правое оккупировал давешний хам.

Обернулась через плечо.

Клетчатый дорожный костюм, галстук, прическа волосок к волоску — настоящий пижон, а то хуже — аристократ или вовсе демон. Спасибо, одного хватило! И помогать не нужно, не стоит газету откладывать, на всех энергии не напасешься, да и не планировала я становиться почетным донором Нижнего мира.

— Но вы есть.

Вот ведь привязался! Знала бы, честила молча. И ведь один возникает, почему нельзя притвориться глухим, как остальные? Я не гордая, выпущу пар и забуду, благо в сумочке книга, которую давно мечтала почитать. Название интриговало — «Сорок способов понять, что вас собираются убить».

Обожаю разные нетривиальные справочники и руководства! Последний, «Тысяча и один способ сделать предложение ведьме без риска для здоровья», прибавил пару лет жизни, хохотала над ним как проклятая. Пусть способов оказалось меньше заявленного, книга оставила неизгладимое впечатление. Наверное, потому, что я чуточку ведьма, по маминой линии. Разумеется, в респектабельной банкирской среде об этом умалчивалось, я получила образование в чинном и благородном заведении, но различные зелья с детства были моей слабостью. Иногда они удавались, иногда нет. Сейчас бы, к примеру, не отказалась от зелья временной невидимости, чтобы вредный тип оставил в покое. Шел бы в спальный вагон второго или первого класса, где такому и место.

Хищные черты лица, тонко очерченные губы, немного раскосые выразительные черные глаза, блестящие темно-каштановые, с легким алым отливом волосы, постриженные по последней моде коротко на висках и длинно на темени. Дурно, я привлекла внимание вампира. Обычно они прятались под иллюзиями, но незнакомец не боялся предрассудков, путешествовал открыто. Впрочем, многие женщины находили вампиров красивыми, может, и этот собрался найти подружку? Еще решит, будто заигрываю, упаси небеса!

Торопливо затолкала чемодан под сиденье, торец ожидаемо не поместился, и потянулась за картонками, когда поезд мотнуло, и я невежливо завалилась на соседку.

— Вы таки нуждаетесь в помощи, — издевался обладатель клетчатого костюма.

Короткий взгляд на руки подтвердил: передо мной вампир. Что за неделя такая, то кровососы, то инкубы!

Утомленная поездкой по ухабистой дороге в дилижансе, который умудрился сломаться на подъезде к Ллошу, иначе бы не неслась как угорелая, извинилась перед соседкой и окрысилась на вампира:

— Обратно закопаться в гроб не хотите?

— Не хочу, — шатен продемонстрировал ровные зубы с характерными клыками.

— Придется, — я сегодня сама вежливость.

— Так закопайте, могу даже лопату дать, — продолжал издеваться попутчик.

— Как не стыдно, женщине — закапывать мужчину! Говорю же, перевелся мужской пол. Приятной поездки!

Мне нужно пройти мимо — нелегкая задача! Ладно, представлю, что вместо вампира кресло, или вовсе он не кровосос, а клиент. Последний разом терял для меня пол и расу, становился работой.

Подхватила шляпные коробки и направилась к шкафу. Вампир посторонился и с усмешкой поинтересовался, буравя взглядом спину:

— Вы, случаем, не ведьма? Только у них такой омерзительный характер.

— Может быть.

Устав зубоскалить, покончила с картонками и, вернувшись на место, достала книжку.

— У вас чай, — напомнила продолжавшему пялиться на меня вампиру, — остынет.

— Ничего, подогрею.

Вместо ответа показала обложку книги. Понял, отстал. Вот и хорошо, не люблю скандалов с нелюдьми, там ты заведомо в невыигрышном положении. Дело не в магии, а в особенностях других рас, например, скорости реакции.

Странно встретить вампира за пределами Срединных земель, в вагоне третьего класса столичного поезда. Они не жаловали мир людей, предпочитали жить оседло в собственном государстве к западу от Эшита. Оно обнимало королевство в форме подковы, устроившись между Нижним миром и Доратом — еще одним королевством, где оборотни уживались с дриадами и людьми. По сути, Лавид, государство вампиров, служило своеобразным буфером между нами и демонами, поэтому эшитцы предпочитали с ними дружить.

Но все же почему не первый класс? Сомневаюсь, будто черноглазому не хватало денег на отдельное купе, так он пристроился в общем вагоне, пусть и на лучшем, отдельном месте возле окна. Сидит, пьет чай, обозревает окрестности. От горячего напитка идет легкий голубоватый дымок — свидетельство работы чар. Сибарит, определенную температуру ему подавай!

Вздохнула, заерзав на сиденье. Жестковато, определенно, не диван в кабинете отца. Если так и дальше пойдет, рискую отсидеть пятую точку. И проход узкий, не погуляешь. Здравствуйте, затекшие ноги! А еще пить хочется. Может, тоже сунуть купюру проводнику, пусть принесет? Лорд Лукас Вар снабдил ими в достатке. Или таки встать и выяснить, где тут вагон-ресторан и пускают ли туда пассажиров третьего класса. Меня терзали смутные сомнения, нужно их развеять.

— Скучаете?

Вздрогнула, когда вампир перехватил мой взгляд. Он так близко! Незаметно переместился от окна к соседнему ряду. Не люблю тех, кто передвигается бесшумно: нервирует. И, похоже, только меня, раз остальные погружены в свои дела.

Ответом приставучему кровососу вновь стала обложка книги.

— Вы совершенно правы, жутко скучная вещь, — казалось, черноглазый не моргал. — Если хотите, могу поведать о более действенных способах.

— А я — о наказании за их использование. Спасибо, но книга меня полностью устраивает.

— Тогда отчего вы на меня смотрите?

— Очарована необычной красотой.

Вампир тихо рассмеялся. Напрасно он, ох напрасно, я ведь еще не закончила:

— Как таксидермист, не отказалась бы от столь ценного экземпляра, когда надумаете умирать, скажите.

Клыкастый переменился в лице и ретировался. Больше он не произнес ни слова. Меня это нисколько не огорчило, в вагоне нашлось, с кем поговорить. Словно желая исправиться, один из мужчин угостил кофе на станции, а второй сводил в ресторан, где, после короткой перепалки с официантом, мы смогли поужинать. Дабы кавалер ни на что не надеялся, заплатила за себя, пообещав, что он обязательно оплатит следующий обед. Разумеется, встречаться с ним я не собиралась, поэтому счастливчик мог не переживать за содержимое своего кошелька.

 Словом, путешествие пока складывалось неплохо, я даже изменила отношение к поездам. Не так уж странны железные монстры на колесах, извергающие клубы пара. И трясет меньше, чем в экипаже, только вот махина неслась с такой скоростью, что, казалось, на поворотах сойдет с рельсов.

Вечером, когда зажглись магические фонари, проводники выдали подушки и пледы, показали, как разложить скамьи. Выходило нечто вроде узкой койки. Отгородившись от соседа специальной перегородкой, можно поспать.

Черноглазый не стал раскладывать жесткое кресло, сложил руки на груди и погрузился в сон. Даже занавески не задернул. Так и подмывало подойти, проверить, действительно ли у него закрыты глаза, но я не попадусь на уловку, доподлинно знаю, кровососы спят только тогда, когда хотят, обычно притворяются, чтобы не отличаться от потенциальных жертв. Им требуется меньше времени для сна, чем людям и даже оборотням, вампиры способны целый месяц обходиться без отдыха, а тут каких-то четыре ночи.

Пошарила в сумке и надела на шею серебряное кольцо. Бабушкино средство, но помогает, особенно когда суеверие подкреплено чарами. Ставила их сама, тщательно сверяясь с книгой, заговорила от любой нежити. Нужно было бы поставить печать на ауру, чтобы подобные вампирам обходили стороной, но откуда я знала, с кем придется ехать. С другой стороны, он не сумасшедший, не вцепится в горло. Прошли времена, когда дикие вампиры резали людей по ночам, теперь они цивилизованные, не охотятся, пьют добровольно сданную кровь, а то и вовсе переходят на животную пищу.

Обошлось, ночью меня никто не пытался укусить, соседка — женщин сажали рядом — тоже не храпела, но все равно выспалась плохо. Видимо, с непривычки. Жестко все же, обратно не стану экономить, поеду первым классом. Там диванчики, отдельные купе с ванной, столами, мягкой постелью, можно спокойно вытянуться и слушать перестук колес.

Утром поджидал сюрприз — владелец клетчатого костюма исчез. Наверное, сошел на полустанке, на котором мы остановились около полуночи. Туда ему и дорога, меньше нервотрепки.

 

ГЛАВА 2

 

Разглядывая стены Академии магии и прикладного чародейства, поняла, почему Каролина Шарп выбрала ее в качестве укрытия. Даже такая, как я, ощущала мощные магические волны, исходящие от стен, нечего и думать взломать. В остальном академия как академия, ни ощетинившихся башен, ни сплошного высокого забора, все по-домашнему. Яркое солнце освещало ряд однотипных кирпичных корпусов с нарядными черепичными крышами, играло в струях фонтана на небольшой площади неподалеку от ворот. От них вела широкая аллея к главному зданию, немного отличавшемуся от прочих. Во-первых, у него имелось две башенки с флагштоками, во-вторых, оно было выше, в пять этажей. Большего пока не рассмотреть: далеко.

Прижавшись носом к ограде, изучала парк, больше подходивший для королевской резиденции — ровные ряды клумб, постриженные в форме геометрических фигур деревца. Как только студенты не испортили всю эту красоту? Догадывалась, передо мной парадная, репрезентативная часть парка, а за корпусами, укрытые от посторонних глаз, раскинулись огороды с ведьмовскими травами и учебные полигоны. Там деревья тоже пострижены, только не садовником, а заклинаниями неумелых студентов.

Обернулась к терпеливо дожидавшемуся меня извозчику и велела отвезти багаж в лучшую гостиницу. Хватит, надоело мыкаться вторым классом, пора пожить первым. Дала ему денег, чтобы снял номер, а сама решительно направилась к воротам. Сегодня они открыты: продолжался набор в Академию. Того, что вещи пропадут, не боялась — я записала номер возницы. А уж за ту сумму, которую я ему дала, можно подсуетиться, поработать личным слугой. Тратить время на общение с работниками гостиницы не хотелось, предпочитала сразу уладить дела.

На подъезде к Брайту переоделась в один из парадных костюмов, требовавших шляпки, и теперь походила на респектабельную даму. Встречают по одежке, а мне нужно сразить администрацию академии наповал, чтобы не задавали лишних вопросов. Легкая иллюзия подправила черты лица, сделав чуточку моложе, чем я есть.

В сумочке лежал проспект с рекламой академии. Из него я почерпнула сведения о факультетах и наметила несколько, где могла приложить свои силы. К сожалению, о руководстве в буклете ничего не сообщалось, только фамилия ректора. Ничего, разберусь на месте.

Под ботинками шуршал мелкий гравий. Подобрав подол юбки, я не спеша обошла фонтан и направилась к главному корпусу. Меня обгоняли студенты с видавшими виды чемоданами. Пару раз пришлось посторониться, чтобы пропустить самодвижущуюся повозку. Попадались и запоздавшие абитуриенты. Их определяла сразу по растерянному взгляду и неуверенной походке. Некоторые и вовсе явились с матерями, будто их присутствие увеличит шансы на поступление.

Ага, преподаватели тоже возвратились из отпусков. Вот тот мужчина, разговорившийся с привратником, явно не посторонний. Равнодушно мазнула по нему взглядом и, поправив вуаль, устремилась дальше, мысленно набрасывая схему академии. С ней разобралась быстро, благо во всем царил порядок: спальные корпуса слева, учебные — справа и впереди. Если верить буклету, в Академии магии и прикладного чародейства обучалась без малого тысяча человек и лиц иных рас, подтвердивших благонадежность. Много, поэтому и территория большая.

Главный корпус встретил столпотворением в холле: тут вывешивали списки поступивших. Крики радости перемежались со слезами, а проталкивавшие детей к дверям приемной комиссии мамаши давали последние наставления отпрыскам.

— Вам сюда, — лениво подал голос юноша, минуту назад беседовавший с веснушчатой девушкой в забавных полосатых чулках и розовом платье. — Первый стол.

Посмотрела, куда он указывал, и покачала головой — приемная комиссия. Спасибо за комплимент, но даже с иллюзией я не тяну на юную прелестницу.

— Где ректорат? — раз вызвался помочь, пусть помогает.

— Апелляции подаются там же, в приемной комиссии, — не глядя, ответил будущий маг.

Подруга волновала его больше некой брюнетки, но он еще не подозревал, какой настырной я могу быть.

— Молодой человек, у вас какой балл по магии сущностей?

Юноша удивленно уставился на меня.

— Полагаю, «неуд», раз не в состоянии отличить абитуриентку от дипломированного специалиста. Проводите меня в ректорат, уверена, ваша спутница сумеет продержаться в одиночку, ее не затопчут.

Веснушчатая девушка вспыхнула и торопливо налепила на грудь значок «Проблемы? Спроси у меня». Угадала, она тоже дежурная, их выбирали среди студентов старших курсов и отряжали помогать приемной комиссии в горячие деньки конца лета. Только парочка с обязанностями явно не справлялась, раз болтала в холле, а не заполняла анкеты. На месте председателя комиссии сделала бы замечание.

Ректорат и кабинеты руководящего состава занимали третий этаж. Сюда не доносился шум из холла, стояла чуть ли первозданная тишина. Магия, да и только! Много зелени, словно в оранжерею попала, птицы в клетках — ректор заботился о своем психическом здоровье. Его секретаря я застала за поливом герани. Женщина любовно курлыкала над каждым кустиком, сетовала, если какой-то лист пожелтел.

— Простите, — покашляла в кулак, — не подскажете, к кому обратиться по поводу работы?

Секретарь обернулась и поправила сползшие с носа очки. Она оказалась миловидной женщиной средних лет в строгом белом платье в черный горох. Судя по всему, полукровка: у людей не бывает волос, отливающих синевой.

— Не бойтесь, — женщина широко улыбнулась, показав острые зубки, — я совершенно безобидна.

Заметила мой интерес к волосам.

— Я и не боюсь, — пожала плечами, — просто гадала, к какой расе вас отнести. Извините, невежливо, конечно…

— Вам простительно, вы не местная, — секретарь проявила присущую работникам ее профессии проницательность. — В Срединных землях немало полукровок и квартеронов. А насчет работы — к проректору. Кабинет господина Ллойда чуть дальше, слева по коридору. Только, —предупредила она, — штат укомплектован, вряд ли найдется место. Зато иллюзия хорошая, Эштон оценит.

— Спасибо, — смутилась я и сделала пару выводов.

Секретарь не так глупа, как ожидаешь от работника ее профессии, то ли сама маг, то ли унаследовала от родителей особое зрение. И она в приятельских отношениях с проректором, если называет его по имени. Сомневаюсь, будто Эштон — это кто-то еще. Раз так, с женщиной лучше не ссориться, заодно так узнать нужную информацию легче.

Чтобы попасть к кабинету проректора, пришлось миновать приемную. Заглянула внутрь сквозь открытую дверь — то же буйство флоры. На табличке действительно значилось: «Эштон Ллойд, проректор». Подумав, снять ли иллюзию, не стала и постучалась.

Ладно, спокойно, вряд ли мое агентство столь знаменито, что возникнут сомнения. А если вдруг проверят, совру, будто решила кардинально поменять сферу деятельности, это не преступление. Не могут они узнать об инкубе, даже Герда не в курсе, зачем явился красавчик.

— Войдите! — послышалось отрывистое с той стороны.

Нажала на дверную ручку и окунулась в прохладу кабинета. От него веяло солидностью и консерватизмом: массивная мебель, стол весом с дракона, многочисленные кубки, награды и старомодные двойные шторы с ламбрекеном. Хозяин кабинета спиной ко мне поправлял грамоты на стене. Солидный мужчина, под стать обстановке.

— Опять молоко скисло? Надоело уже! — все в той же позе пробурчал он. — Ведьмам — взыскание, и пусть возвратят все, как было. Совсем распоясались без наставницы!

— Простите, но я не по поводу молока.

Мужчина вздрогнул и резко обернулся. Как и предположила по фигуре, он оказался человеком. С облегчением выдохнула: я предпочитала вести дела с себе подобными.

— Простите, — извинился господин Ллойд и опустился в обтянутое кожей массивное кресло, — я принял вас за… Впрочем, неважно. Чем могу?..

— Хочу устроиться на работу. Вот мои документы и рекомендации.

Смело шагнула к столу и положила папку поверх сегодняшней газеты, попутно рассмотрев грамоты за спиной проректора. Хм, академия — лучшее магическое высшее учебное заведение Срединных земель, победитель всеэшитских студенческих игр, заняла первое место на конкурсе некромантов и прочее, и прочее.

Проректор скептически хмыкнул и, не взглянув на бумаги, отказал:

— Штат укомплектован.

Ну уж нет, я не для того тряслась пять дней в поезде, чтобы сдаться.

— Я согласна пойти ассистентом или младшим преподавателем, на большое жалование не претендую.

— Да неужели? — мужчина явно издевался. — А что так? На оклад ассистента новую шляпку не купишь, а вы, вижу, модница.

— Ах, это! — отмахнулась я, придерживаясь плана. — Остатки былой жизни. Скоро придется продать, чтобы заплатить за квартиру. Понимаете, вы мой последний шанс. Я из хорошей семьи, не могу пойти в услужение.

Не забывая разыгрывать смущение и вовремя замолкать, изложила заготовленную заранее скорбную повесть о брошенной мужем без средств жене, заодно объяснила наличие шикарного наряда и странное желание всеми правдами и неправдами остаться в академии.

— Иллюзии тоже в долг наложили? — съязвил проректор. — Снимите уж, барышня, тут не дураки собрались, никого не обманете, зато мнение о себе попортите. Сразу задумаешься, с благими ли целями пожаловали.

Нехотя избавилась от любовно наложенного заклинания и попыталась сгладить свой промах:

— Я думала, юным легче найти работу. Сами знаете о предубеждениях.

— Вздор! — фыркнул господин Ллойд. — Тут не внешность оценивают, а способности. Но, повторяю, мне очень жаль, вакансий нет.

— Без места я никуда не уйду, — в доказательство своих слов угнездилась на стуле для посетителей и сложила руки на груди. — Выносите, если хотите, только предупреждаю, буду кусаться.

— Кусаться? — приподнял брови Эштон.

— Показать? — с энтузиазмом подалась вперед.

— Лучше не надо! — испугавшись, отшатнулся проректор и открыл-таки папку.

Довольно улыбнувшись, терпеливо ждала, покачивая ногой. Иногда главное напористость, для достижения цели все средства хороши.

Мое образование господина Ллойда устроило, отсутствие педагогического опыта, наоборот, огорчило, только…

— Мне очень жаль, действительно жаль, — развел руками проректор, — мест нет. Рад бы помочь, но даже острые зубы не выручат.

Приуныла. Плохо, иного способа попасть в академию нет. Неужели провал? Первый за время моей короткой карьеры.

— Ну разве… — он ненадолго задумался и просиял. — Конечно, осталось одно местечко, как раз младший преподаватель. Вам повезло, предыдущий специалист уволился в конце года. Согласны?

— Да, — не раздумывая, ответила я.

Такой шанс! Все-таки, меня любит удача.

— Вы справитесь, я в вас верю! — воодушевленно заверил проректор и, открыв второй ящик стола, начал рыться в бумагах. — Сейчас найду должностную инструкцию и форму типового контракта.

Мне бы тогда насторожиться, но я думала только о десяти тысяч гонорара. Право слово, вряд ли младшим преподавателям доверяют сложную работу, не ассистентом некроманта же поступала! Хотя и там бы приноровилась, главное, перебороть отвращение к трупам.

— Вот, заступаете наставницей юных ведьм, — реальность обухом ударила по голове.

Ведьма? Я? Пробовала отказаться, но господин Ллойд ничего не желал слушать, не иначе мстил за угрозу покусать. Он заливался соловьем, описывая, какая чудесная должность мне досталась и, быстро поставив подпись внизу контракта, подтолкнул его мне:

— Давайте, госпожа Флин, завершим формальности.

Отринув сомнения, подписала. В конце концов, подумаешь, ведьма! Не посудомойка же, справлюсь. Кое-что передалось от бабушки, остальное восполню самоподготовкой. В пансионе благородных магесс давали всестороннее образование, в том числе по ведовству. Я тут на месяц, не больше, не о чем переживать, сессию уже другая наставница примет.

Вот так я стала младшим преподавателем факультета практической магии. Это дарило много возможностей, в частности, допуск к спискам учащихся. Устроюсь и отыщу Каролину.

Проректор с облегчением отправил знакомиться с непосредственным руководителем. По его словам, декан уже вернулся из отпуска, должен быть на рабочем месте.

— Господин Адравин все покажет и расскажет. До свидания, госпожа Флин!

И меня невежливо вытолкали вон. Хмыкнула, поправив вуалетку, и отправилась на поиски таинственного декана. Чтобы не плутать по академии, прибегла к помощи все того же секретаря. Ее звали Адора, и она любезно согласилась проводить до нужного факультета.

Академия действительно оказалась огромной, даже не так — Огромной. После пансиона благородных магесс — целый город. Адора пыталась объяснить, что где находится, я слушала в пол-уха, запоминая ориентиры. Мне ведь после знакомства с деканом обратно в главный корпус, улаживать формальности: комнату, жалование и прочее в канцелярии. Затем в гостиницу — немного отдохнуть и перевезти вещи.

Неприметное кирпичное здание, увитое плющом, и… пасленом в кадках у входа? Присмотревшись, убедилась, действительно паслен, под окнами и вовсе омела.

Справа и слева от крыльца — странные приспособления, напоминавшие стойки для зонтов. Потом сообразила — сюда ведьмы ставили метлы. Снова закралось сомнение: может, я поторопилась, следовало дожать проректора и получить место на другом факультете? Пусть бабушка у меня и ведьма, я никогда не видела ее коллег и понятия не имела, как обращаться с метлой. Хороша наставница!

— Не переживайте, — Адора чутко улавливала эмоции собеседника, — вы справитесь, а господин Адравин — хороший начальник. Строг иногда, не сдержан на язык, но всегда поможет.

Угу, и личным примером покажет, как оседлать метлу. Интересно, он ведьмак или просто маг общего профиля?

Сославшись на дела, секретарь ректора оставила меня перед дверью с названием факультета и попросила в случае успешного собеседования зайти в ректорат.

— Какого собеседования? — насторожилась я. — Контракт подписан.

— По Уставу декан в праве наложить вето на кандидатуру.

Замечательно, просто прекрасно! Ладно, обаяю.

Нацепив на лицо приветливую улыбку, толкнула дверь. За ней оказался все тот же холл, только со стендами с расписанием и теми самыми метелками, которые, очевидно, запрещалось брать в классы. Им отвели нечто, вроде загончика, каждая снабжена биркой с именем. Забавно. Подошла ближе и осторожно коснулась первого попавшегося черенка. Вопреки опасениям, меня не ударило молнией. Обычное дерево, чуть шершавое. Метла принадлежала некой Аде Б.

Фыркнула, представив себя верхом на помеле. Юбка покороче, чулки с бантиками, остроконечная широкополая шляпа, и массовый падеж мужского населения Брайта обеспечен.

Ладно, шутки в сторону, пора к декану, а то уйдет куда-нибудь, лови его потом.

Кабинет отыскала быстро — по звуку. Кто-то слезно просил господина Адравина не выгонять за очередную шалость. Судя по молчанию декана, он оказался непреклонен. Вскоре мне навстречу сбежала по лестнице заплаканная девушка.

М-да, не лучшее время для знакомства, но какое есть.

На факультете практической магии обучались не только ведьмы, но и бытовики, и, как ни странно, иллюзорники. Профессии не самые почетные, зато нужные, редко какая фирма обходилась без их услуг. Едва не столкнувшаяся со мной девушка вряд ли ведьма, я бы поставила на иллюзорницу — подходящие тонкие кисти.

Выждав немного, поднялась на площадку и, немного поплутав, отыскала кабинет декана.

— Здравствуйте, меня зовут… — бодро начала с порога и осеклась, сообразив, к кому попала.

Вампир из поезда! Сейчас он выглядел иначе, солиднее, представительнее. Длинные пряди сзади собраны в низкий хвост, позволяя оценить мастерство парикмахера, который не просто выстриг виски, но и выбрил на них молнии. Судя по широкой ухмылке, декан тоже помнил женщину из вагона третьего класса, и мне предстояло пройти все круги застенков Нижнего мира.

— Что же вы, проходите, присаживайтесь, — его улыбка побуждала совершить самоубийство.

— Ничего, я попозже зайду.

Попыталась ретироваться в коридор, но владелец кабинета не позволил. Щелкнул замок, отрезая пути к отступлению.

— Это нечестно! — возмутилась я. — Вы нарушаете мои права! По уложению королевства Эшит, подобное карается тюремным заключением или крупным штрафом.

— А я подданный Лавида, — продолжал издеваться вампир.

— Зато я — Эшита.

— Очень приятно, — декан приложил руку к груди и представился: — Глэн Адравин. О вас мне уже доложили, изображать пустое место бесполезно.

— Очень неприятно. Куда сесть? — во мне проснулась стерва.

— Сюда, пожалуй, — Глэн указал на стул подле себя. — Но вдруг вам мое кресло больше нравится. Так и быть, уступлю даме, улягусь в гроб. Как думаете, сосновый подойдет или несолидно?

Он припоминал давнюю перепалку, когда я в сердцах посоветовала вампиру уединиться в гробу.

Промолчав, пересекла кабинет и уселась на стул.

В отличие от проректора, декан придерживался более экстравагантного стиля, хотя ни склянок с кровью, ни алых занавесок я не увидела, даже классического черного плаща не оказалось. Вместо этого много синего, белого и светло-коричневого. Вроде, обстановка казенная, все необходимые атрибуты в наличии: шкафы, массивный стол, ряд стульев у стены, расписание занятий на стене, сейф, — но чувствуется, хозяин привнес в кабинет нечто свое. Значит, вампир на службе не первый год. Что он здесь забыл? Я бы выбрала более солидный факультет, сомневаюсь, будто у Глэна проблемы с магией.

Сообщили обо мне, значит. А как? Ответ нашелся на столе декана — старомодный шар предсказателя. Не думала, что по нему можно наладить связь не только с тонким миром.

— Да вы не бойтесь, я не злопамятный, всего лишь ничего не забываю, — вампир сопроводил слова очередной улыбкой, блеснув характерными клыками. Брр, на вид острые! Если верить учебникам, способны прокусить железо. — Чайку хотите?

— С мухоморчиками? — мрачно буркнула я.

— Можно и без них, — милостиво разрешил Глэн, — хотя вам, как будущей ведьме, несолидно.

— Как и вам с метлами возиться, — Глэн вызывал непреодолимое желание хамить. — Может, все-таки найдете гроб? Так и быть, займусь тяжким физическим трудом, все лучше морального.

Реакция вампира удивила. Нет, чтобы оскорбиться, выставить с позором — он задумчиво подпер ладонью подбородок и протянул:

— Да-а, определенно, ведьма.

— Что, простите? — часто заморгала я.

Никак не могла понять, оскорбление это или нет.

— Вы идеально подходите, я одобряю. Поле деятельности сегодня посмотрим или?..

Он приподнял брови, выжидающе уставившись на меня. А я… Я поняла, что влипла, причем, настолько, что деньги инкуба не окупят веселой жизни, которую устроит Глэн. Вампир мог сколько угодно изображать дружелюбие, фраза про хорошую память произнесена не зря. Учитывая, что он мой начальник, заявление об увольнении хотелось подать прямо сейчас.

— Не вижу радости, — издевался кровосос. — Ах да, — он ударил себя ладонью по лбу, — тут ведь настоящих мужчин нет, никто даме ручку не подает. Так на то и академия, а не пансион благородных магесс.

Сверкнула глазами, едва не зашипев ошпаренной кошкой.

Откуда?!

Тихо, спокойно, Эльмира, он провоцирует. Проректор, несомненно, упомянул о моем образовании, вот теперь вампир и изгаляется.

— Ничего страшного, временно стану мужчиной. И да, я хочу посмотреть все сегодня, господин Адравин.

Вот так, по-деловому. Он клиент и только, капризный клиент с иномирскими замашками.

— Как угодно — вампир склонил голову набок, — только заранее предупрежу, чтобы не случилось беды: оскорбления по расовому признаку запрещены. Ректор сам дракон, узнает, мигом уволит по статье, а вам ведь деньги нужны.

Мне нужно кое-что другое, но тебе не следует об этом знать.

— И давайте сразу проясним, — Глэн совершенно невежливо пересел на стол, закинув ногу на ногу и с легким прищуром посматривая на меня свысока, — я умею делать некромантские заготовки на зиму, хоть в гробах, хоть без оных, и не люблю, когда меня пытаются употребить вместо овоща.

— Какие овощи, господин Адравин, — театрально всплеснула руками, — какие заготовки, только зелья из толченых костей.

— Наглеете и врете. Смотрите, — пригрозил вампир и спрыгнул со стола рядом со мной, чуть ли не коснувшись, — не разрешу называть Глэном.

— А чем это грозит? — насторожилась я.

Сомневаюсь, будто речь о попытке завести тесное знакомство.

— Видите ли, — декан остановился против меня, опершись рукой о стол; темные омуты глаз заставили потупиться, тут он переиграл по всем фронтам, — у нас принято обращаться к коллегам по имени, пусть и на «вы», я бы тоже вам предложил, но… — Глэн вздохнул. — Право придется зарабатывать, пока я для вас «господин декан» или «господин Адравин». И, — он практически мурлыкал, упиваясь минутной властью, — не думайте, будто я ничего не понимаю в ведовстве.

— А, так вас из клана выгнали? — наконец-то поняла, что декан делал на столь странном для кровососа факультете.

— Ммм, «господин Адравин» до конца семестра с обязательной аттестацией. Лично проведу.

От улыбки Глэна стало не по себе. Нет, чтобы смолчать! Вот зачем опять его дразню? Все потому, что бесит, с первой минуты в поезде. А еще боюсь, оттого и огрызаюсь.

— Хотите еще потренироваться? — как ни в чем не бывало продолжил декан. — Глядишь, до «многоуважаемого господина» договоримся, а то и до полного титулования. Якобы выгнавший клан от меня не отказывался, а родовое имя труднопроизносимое. Хотите попробовать?

— Нет, и простите, пожалуйста, я очень нервничаю.

Вот так, нужно было сразу повиниться и закончить балаган.

— Глэн, — он протянул ладонь.

— Эльмира, — чуть стушевавшись, обменялась с ним рукопожатием.

Оно выдалось крепким, а ладонь вампира оказалась сверху. Не возражала, он начальник.

А пальцы опять характерные, гладкие, длиннее человеческих, бледные и с идеальным бесцветным маникюром. И почти на каждом по колечку, на безымянном левой руки и вовсе два. Что же скрывает господин декан? Может, я училась в пансионе, но иллюзорный амулет узнаю — тоненькое витое колечко, которое традиционно прячут под массивным перстнем. Сейчас оно не активировано, а в рабочем состоянии способно менять ауру владельца.

 — Интересны мои руки?

Вздрогнула и подняла голову, чтобы встретиться с проницательным взглядом вампира. Он почти дословно повторил фразу, неделю назад произнесенную инкубом. Совпадение, или?.. Да ну, бред, откуда Глэну знать?

 — Разумеется, — не поддалась на провокацию, если таковая имелась. — У нас живут только люди, другие расы редкость, приезжие.

 — В Срединных землях всякой твари навалом! — добродушно рассмеялся декан, разом успокоившись.

Выходит, его волновал именно амулет, ни о каком лорде Лукасе он не слышал.

 — Отчего вы сошли с поезда раньше? — вспомнилось к слову.

Если мы оба ехали в Брайт, зачем Глэну глухой полустанок?

 — От любопытства кошка сдохла. Дела у меня, Эльмира, — излишне резко ответил декан и потянул к выходу. — Идемте! Занятия еще не начались, не все студенты подтянулись, самое время осмотреть будущий фронт работ. Только, — он наморщил нос, — форму одежды смените, не оценят.

 — Эм, а что носят ведьмы? — вопрос глупый, но бабушка к моменту моего рождения умерла, живого примера перед глазами не имелось.

Глэн тяжко вздохнул и возвел очи горе.

 — Чувствую, недолго проработаете, — изрек он.

Собственно, и не собиралась.

 — Хотя бы на метле летаете? — с надеждой поинтересовался декан.

Промолчала, понимая, что мой ответ его не устроит, и клыкастый составит записку о служебном несоответствии, а этого допустить нельзя, у меня задание.

Глэн остановился и нахмурился. Взгляд упал на переговорный шар.

 — Я научусь. Быстро! — выпалила, вцепившись в его руку клешнями. — Я способная, честно!

Никогда не чувствовала себя такой идиоткой, словно тринадцатилетняя девочка, обещающая больше не баловаться с огненным духом.

 — А остальное-то хоть умеете? — прищурился вампир. — Или диплом липовый?

 — Иллюзию, бытовые чары, теория плетения заклинаний? — с энтузиазмом перечислила варианты проверки.

 — Не надо, — отмахнулся декан, — верю.

И мы отправились осматривать будущие владения.

Боевое настроение постепенно улетучивалось, я начинала понимать, куда ввязалась и чему так радовался проректор. Ни одна, повторяю, ни одна наставница не продержалась с ведьмочками больше пары месяцев, их удавалось усмирить только декану. Неудивительно, я бы тоже притихла, если бы на меня рыкнуло клыкастое существо, для верности спеленав магической нитью, словно муху паук — сомневаюсь, будто Глэн действовал только словом.

— Собственно, классы, — начальник по очереди распахивал двери, иногда магией, а иногда просто пинком, не удосуживаясь пользоваться ручками. — Все стандартно: кафедра, скамейки. А тут лаборатория, — мне показали помещение, напоминавшее поле боя.

— Эм, — я уставилась на дыру в потолке, — а это нормально?

И закопченные стены — тоже? Хотя бы подоконники целы, а то бы решила, тут случилась неконтролируемая утечка магии.

Доска грязная, мел отсутствует. Тут вообще убирают? На преподавательском столе — мумия дохлой мыши. На хвосте любовно завязан розовый бантик. Прощальный подарок бывшей наставнице? Любили ее девчонки, души не чаяли, только я грызунов не боюсь.

— А, — отмахнулся декан, — до начала учебного года отремонтируем. Плотник придет завтра. Если хотите, можете помочь.

— Как, молоток подержать?

С трудом представляла, какой прок от женщины, ни дня не работавшей руками.

— Стены покрасить вместе с коллегами, — показалось, или вампир не думал шутить? А нет, издевается. — Знаете ли, сближает, помогает наладить контакты.

— А вы тоже красить будете? — прищурилась я.

Несмотря на запущенный вид, лаборатория заинтересовала. Прошлась между рядами портативных нагревательных установок, с облегчением констатировала, ни специальных поленьев, ни огненных духов в них нет. Буду строго контролировать использование. Надо поговорить с младшим персоналом, чтобы не давали юным ведьмам без спросу.

Уныло покачивались на цепочках котлы, часть больше напоминали кастрюли, один и вовсе сковородку, так его сплющило.

Зато вид из окна красивый, на тот самый учебный огород. Ровненько, зелено, тишь да гладь. Стоишь, медитируешь, пока подопечные разносят класс.

Чихнула, отведя от лица пучок лаванды. По-моему, сколько не вешай, нервы не успокоит.

Трав в классе хватало, они свисали с потолка над каждым учебным местом. Некоторые опознала, некоторые нет. Кое-какие растения превратились в труху, нужно заменить их на новые, путного зелья все равно не сваришь.

Еще раз обвела взглядом класс и тяжко вздохнула. Может, бежать, пока не поздно, расторгнуть контракт? Скажу, получила нежданное наследство. Ничего, придумаю, как еще проникнуть в академию. В конце концов, выходит же Каролина в город! А если нет, у нее наверняка есть подружки, сумею их обаять и доберусь до беглой невесты.

— Тоже хотите наладить контакт?

— А? — обернулась к декану, не сразу сообразив, о чем он.

Увлеклась собственными мыслями, потеряла нить разговора.

— Бэ! — передразнил декан. — Вас волновало, собираюсь ли я тоже красить стены.

— Что значит «тоже»? — напряглась я и, сообразив, к чему клонит собеседник в отношении контактов, предупредила: — У меня жених!

Сказала и сообразила, что по легенде неутешная брошенная жена. Вот ведь… вампир!

Похоже, проректор успел доложить историю моей жизни, раз Глэн удивленно приподнял брови.

— Быстро же! Вы с ним в поезде познакомились? Если в том вагоне, то не советую, одни бедные провинциалы.

По спине пробежал холодок.

Он наверняка помнил, на какой станции я села! Вроде, мелочь, но… Неплохо бы проверить, не ради ли Каролины Шарп вампир так старается. Клыкастые инкубов не жалуют, видимо, еду переманивают, сбежавшая невеста вполне могла обратиться за помощью к конкурирующей расе. Версия в форме бреда, но почему кровосос ко мне привязался, проходу не дает? Не любовь же у него! В любом случае, лучше отвадить, иначе вместо денег получу двойную головную боль. Смертельную, я бы сказала. Демоны понимали договоры по-своему, обычно скрепляли их кровью и мстили соответственно.

— Расслабьтесь! — улыбнулся декан. — Не люблю излишне самоуверенных женщин, только и всего. Я не собираюсь вас соблазнять, мифический жених не потребуется. И да, я тоже крашу стены, не первый год, потому что ведьмы на то и ведьмы, что сладу с ними нет. Ну как, — с надеждой спросил он, — уволитесь?

— Не дождетесь! — мысленно сложила фигуру из трех пальцев. — Что дальше? Тренировочное поле, план занятий.

— А вот его составите вы, — с приторной улыбкой порадовал вампир. — Жду на утверждение до следующего понедельника. Методички есть в библиотеке, пропуск выпишу. Может, какие-то наработки остались после последней штатной ведьмы, пользуйтесь.

Пожала плечами. Война, значит? Так я выиграю. Продержаться пару недель несложно, а дальше пусть ищет другую ведьму.

— Мне нужен новый инвентарь, — ткнула в испорченный котел. — Служебную записку предоставлю.

Декан промолчал. А что тут скажешь, права ведь.

Воодушевленная первой победой, продиктовала ряд других изменений, которые сделали бы лабораторию лучше. Декан, вроде бы, соглашался, раз не спорил, но кто знает, что на уме у вампира?

Показав фронт работ, декан откланялся, сославшись на дела. Я особо не возражала, благо общество вампира порядком нервировало. Напоследок спросила про таинственную форму одежды, которой он настойчиво пугал.

— Да так, — отмахнулся Глэн, просто ведьмы предпочитают полосатые гетры и короткие юбки. Традиция такая.

— Так во сколько завтра класс красить? — разрушила чужие сексуальные фантазии.

Наряжаться, как девица из квартала увеселений? Ну-ну. Может, восемнадцатилетним девочкам нравится эпатаж и мужской свист, я женщина взрослая, преподаватель, давно вышла из возраста юбочек, едва прикрывающих пятую точку.

— К десяти подходите, завхоз выдаст кисти и косынки, заодно познакомитесь. И да, все же переоденьтесь, а то запачкаете шляпку. Подойдут любые темные брюки и рубашка. До встречи, госпожа Флин.

И он направился к себе. Пристально наблюдала за походкой декана и восхищалась: в отличие от инкуба, Глэн хорошо маскировал суть. Движения вампиров обычно плавные, чуть замедленные, тут ничего подобного.

Стоп, комната!

— А как же общежитие? — крикнула удаляющейся деканской спине.

Увлеклась расовыми изысканиями и едва не забыла самое главное. Пусть вещи в гостинице, там бы и номер охотно предоставили, за такие-то деньги, но лучше не испытывать терпения заказчика, заодно не вызывать подозрений у коллег. Брошенные женщины без средств не спят на роскошных перинах.

— Сами договоритесь, — Глэн остановился, но не обернулся. — Я скажу коменданту.

— Хотя бы подскажите, в какой стороне искать.

Ну хам, невежливо так беседовать с людьми.

— К секретарю обратитесь. Лаура где-то бегает, в архиве, наверное. Все подобные вопросы через нее… Эльмира.

Он таки назвал по имени, явно, чтобы вывести из себя, но я улыбнулась. Пусть вампир не видел — почувствует.

И так, маленькая шпилька, налаживание отношений:

— Спасибо, Глэн.

Судя по тому, как стремительно удалился декан, фамильярность ему не понравилась. А я что, я ничего, он сам разрешил.

ГЛАВА 3

 

Вопреки опасениям, комната оказалась сносной, даже с окном, пусть оно выходило не в парк, а во двор, на глухую стену соседнего корпуса. Чистенько, бедненько, но жить можно. Мебель новая, еще пахнет. Белье льняное, небеленое. Удивительно, сколько всего удалось втиснуть в узкий прямоугольник! И кровать, и шкаф, и стол со стульями, даже крохотную ванную комнату, совмещенную с уборной и некое подобие прихожей с коробом для обуви.

Внимание сразу привлек странный предмет на стене, похожий на половинку гигантского гриба. Когда спросила о нем коменданта, выяснилось, это система оповещения. Она же — связь на случай пожара. Ничего подобного я прежде не видела и с интересом рассмотрела.

Комендант поселил в самом конце коридора, в угловой комнате. По его словам, соседи тихие. Слева — библиотекарь, напротив, на другой стороне коридора — преподаватель магической логики. Обе дамы пожилые, кавалеров не водят. Показалось, или это намек? Напрасно тревожится, заводить интрижки даже ради здоровья не собиралась, не на деньги клиента.

Под расписку мне выдали казенный скарб в виде чашек, полотенец и отчего-то кастрюли. Зачем она, не понимала, кухни все равно нет, а призывать дух огня через пластину парового отопления небезопасно, но я поблагодарила и взяла.

Оставшись одна, долго смотрела на ключ от комнаты. Казалось, я вернулась в прошлое, снова стала пансионеркой. Только ученицам не доверяли запирать классы, в мои же обязанности входил ежевечерний осмотр той самой лаборатории, которую показал декан. Все это рассказала Лаура, она же выдала пластины от учебных помещений. Секретаря факультета практической магии действительно отыскала в архиве. Бойкая и чрезвычайно деятельная девушка ловко расставляла папки с личными делами студентов, сданные на хранение.

Ведьма. Хмыкнула, представив себя верхом на метле. Я узнавала, левитация и прочие воздушные премудрости не по моей части, тут господин декан подвизался. Вот позор — вампир на метле! Точно из клана выгнали и родового имени лишили.

Ладно, временный пропуск оформила, ключи получила, пора за вещами.

Гостиницу, куда отвезли мои пожитки, отыскала не сразу. Кто же знал, что в Брайте не одно заведение высшего класса? Стоило оно соответственно, никогда бы не отдала собственные деньги.

В разных мелочах пролетел целый день. Кое-как обставила временное пристанище и без сил повалилась на постель.

Утро встретило двумя неприятными открытиями: за завтраком нужно идти в столовую, и я проспала, сейчас уже начало одиннадцатого, о чем услужливо сообщили карманные часы. Нужно обзавестись будильником, желательно магическим.

На малярные работы явилась, как приказывали, в самой простой одежде. Однако запачкать ее тоже не хотелось, нарядов на выброс в Брайт я не брала, равно как и брюк, которых отродясь не носила.

Из класса доносился веселый смех. Приоткрыв дверь, увидела, что все заняты делом. Настоящая малярная команда! И декан в клетчатой рубашке, штанах на подтяжках, руководящий плотником. Смотрелось настолько забавно, что прыснула в кулак.

— А вот и спящая красавица явилась! — я не осталась незамеченной. — Проходите, не стесняйтесь, свободная кисть найдется.

Бочком протиснулась мимо стремянки и с сожалением констатировала: выйти чистой из строительного хаоса не получится.

Глэн повернулся спиной, не прельстился показательной поркой, и ловко, явно не напоказ, поднялся к дыре в потолке ящик с гвоздями.

— Там домовой, господин, плюется! — пожаловался работник, добродушный на вид детина.

— Ведьмы! — в сердцах выругался вампир и поискал глазами меня.

Только успела соорудить шляпу из газет, примериться, как декан потащил к дыре. Отнекивалась, заверяла, домовые не мой профиль — Глэн ничего не желал слышать. Ведьма и все тут.

— Либо договоритесь, либо я его убью, — мрачно пригрозил декан.

Спасибо не меня.

Домовых в наших краях не водилось, но, видимо, Срединные земли — заповедник реликтов, один как раз рядом стоит. Словом, пожалела редкий вид и попросила подстраховать. Смело, придерживая юбку, забралась на перекрытия и нос к носу столкнулась с косматым существом непонятной половой принадлежности. Внешне он походил на шарик, только с ножками и ручками. И действительно плевался!

— Ах ты!.. — утерла лицо и попыталась ухватить паршивца за шкирку.

Домовой оказался прытким, ушел сквозь пальцы. Ладно, я тебя иначе достану.

Пансион пансионом, а сеть получилась, легкая, серебристая. И шансов укрыться от нее у домового не было. С самодовольной улыбкой дернула за край, затягивая ловушку, но не удержала равновесия и свалилась прямо на руки декану. Следом плюхнулся домовой, только его никто ловить не стал. Глэн отпустил не сразу, с минуту, не мигая, смотрел в глаза, затем сухо попросил: «В следующий раз осторожнее!» и поставил на пол. Смутившись, оправила одежду и покосилась на голосившего о несправедливости домового. Какой же он шумный! И как с ним поступить, что бы сделала ведьма?

— Печать наложите, — подсказал декан. — Это дикий, кто-то из новеньких привез.

Час от часу не легче, у них домашние питомцы! Интересно, какие еще диковинки меня поджидают?

— Какую именно печать? — деловито осведомилась я, заодно блесну знаниями. — Подчинения, забвения, метку…

— Да мне начхать, — невежливо оборвал вампир — лишь бы эта дрянь исчезла. Навсегда. И хозяйку найдите, воспитательную беседу проведите. Понабрали деревенщин!

С этими словами Глэн взял банку с краской и в сердцах открыл ее без помощи ножа. Содержимое ожидаемо выплеснулось, но декана внешний вид не волновал. Он подхватил добычу, нагнулся за свободной кистью и с невозмутимым видом безо всякой опоры устроился под потолком, только чуть придерживался за стену. Похоже, клыкастый шатен действительно собирался работать, а не только командовать. Придется и мне засучить рукава и заняться делом. Перво-наперво выключила живую систему оповещения, затем наложила печать подчинения и сделала внушение: вернуться домой. Вроде, все.

Странно, даже на ногах стою, а ведь печати отнимают много сил. Видимо, действительно позорю пансион, не став великой магессой.

— Глэн говорил, сразу вылетишь, а ты ничего, — похвалила женщина средних лет, пристально наблюдавшая за моими действиями.

— Он много чего говорил, — хмыкнула в ответ.

Значит, вампир заранее не верил в мои способности? Напрасно, после публичного испытания, теперь не сомневалась, домового между перекрытиями засунул любитель побелки, я приложу все усилия и втолкую хоть что-нибудь путное в неокрепшие умы.

— Нарываетесь, — лениво отозвался декан из поднебесья.

— Что вы, Глэн!

Привычная улыбка, скрывавшая истинные мысли, тронула губы. Сама собой родилась присказка: «Суровый Глэн и его гарем».

— Для вас — господин Адравин, — осадил вампир и обернулся. С кисточки на пол капала краска, отбивая дробь по сплющенному котлу. — Госпожа Айса Дорава отдала факультету пятнадцать лет, на всех трех специализациях лекции читает, а вы пока никто.

Пожала плечами и невинно, скрывая интерес, спросила, можно ли получить на руки списки студенток. Понимала, секретарь копировать их не станет, разрешит самой переписать, так и обнаружу Каролину.

Вышло, как и задумывала — меня послали в приемную деканата копировать все, что моей душеньке угодно. Прекрасно, обожаю раздраженных вампиров!

Мысленно поставив галочку в плане действий, на время выкинула из головы работу, и вступила в неравный бой с кистью. Никогда прежде мне не приходилось что-либо красить, да что там, заниматься физическим трудом, с непривычки устала и перемазалась. Одежду только на выброс! И покрасила плохо, полосами, спасибо, коллеги сжалились, переделали. Видимо, в этом и заключался пресловутый командный дух. Одно для себя вынесла точно: никогда больше не займусь ремонтом. А другим весело, хохочут. Странная академия!

***

 

Никогда бы не подумала, что Каролина Шарп поступит на боевой факультет. Казалось, защитное отделение, как никакое другое подходит для хрупкой зеленоглазой блондинки, однако она желала драться.

Устроившись в дальнем углу комнаты с ящиком картотеки на коленях, просматривала скупые данные. Вступительные баллы средние, замкнута, записалась на дополнительные занятия по самообороне, странно, не правда ли? Жених вполне защитил бы невесту от бед, расправился с обидчиками, благо обещал, опять же ребенок родится, а тут поразительная самостоятельность. Причем, на занятия уже ходит, потеет в зале, якобы чтобы набрать форму к началу учебного года, не пасовать перед однокурсниками, по факту… По факту Каролина опасалась за себя, теперь мне вдвойне нужно с ней поговорить.

Если честно, в картотеке рылась незаконно, кто застукает, вылечу как пробка, но Лаура убежала по делам, а местная работница халатно отнеслась к обязанностям, оставила новую преподавательницу одну. В итоге я благополучно переписала все данные по Каролине и заодно по своим подопечным. Их оказалось пятнадцать, пятнадцать на каждом из шести курсов. Вроде, немного, у нас классы были по двадцать человек, но предчувствие подсказывало, даже двое способны навеки внести Брайт в список мест, куда я больше не вернусь.

До начала учебного года делать особо нечего, с планом занятий пока не торопилась, может статься, и вовсе не потребуется, поэтому решила прогуляться до боевиков. Каждая женщина мечтает поглазеть на мускулистых красавцев, я не исключение. На самом деле собиралась подобраться к Каролине, может, даже подловить, поговорить.

Трудовой подвиг в лаборатории закончился полным фиаско, пришлось изрядно повозиться с волосами, чтобы привести их в приемлемый вид. Спасибо верной косметичке, спасшей уже не одну безнадежную ситуацию. Вот и теперь маска по собственному рецепту вернула прежнюю мягкость, а умелые руки и чуточку магии уложили волосы в элегантную прическу. Словом, на боевой факультет заявилась во всеоружии. Тщательно соблюдая конспирацию, стреляла глазками, а сама пыталась понять, с кем из этих мужчин или женщин после лекций занималась невеста инкуба.

Местные преподаватели нравились больше моих временных коллег: никаких подколок, хамства, да и моложе, все подтянутые, стройные. Чего стоила дроу, которая, казалось, гнулась в любых направлениях. Вопреки стереотипам, она не сторонилась людей и нелюдей, улыбалась и охотно заводила новые знакомства. Звали ее Инстра, по стечению обстоятельств дроу как раз преподавала основы рукопашного боя, которые посещала зеленоглазая блондинка.

Дружелюбие собеседницы объяснялось просто — она родилась в Срединных землях. Ее предки, выходцы из Нижнего мира, в свое время перебрались в Дорат, а потом и в Эшит. Немного поболтали, рассказали о себе и с моей подачи перешли на студентов. Я посетовала, что опасаюсь буйства своих подопечных, попросила дать пару советов и якобы случайно вспомнила о сестре подруги, которая недавно поступила в академию. Назвала имя, описала внешность, о фамилии намеренно умолчала.

Каролина, по словам наставницы, добросовестно занималась, набивала синяки, но упорно шла к цели. Правда, Инстра в нее не верила.

— Отчислят девочку! — безапелляционно предрекла она. — Ей надо на другой факультет переводиться, слабенькая для боевички. Опять же ладит с духами. Сколько раз говорила: покажись некромантам, с руками оторвут, нет, мне нужно уметь постоять за себя, и все тут.

Положим, лорд Лукас предупреждал о некой дурной ситуации, в которую угодила невеста, но отчего Каролина не обратилась к нему? Темнил инкуб, поэтому столько заплатил. Купил, проще говоря. Неужели я вляпалась в дурную историю? Тогда придется расторгнуть контракт за нарушение пунктов пять и шесть — обмана со стороны клиента и склонения к противоправным действиям, но сначала увижусь с Каролиной.

Инстра любезно согласилась показать студенческое общежитие и предложила вечерком заглянуть в тренировочный зал:

— Хорошая физическая нагрузка еще никому не вредила.

Вежливо отказалась, сославшись на новоселье. Дроу не настаивала и отправилась по своим делам.

Студенты Академии магии и прикладного чародейства устроились куда беднее преподавателей. Комнаты на четверых, удобства по одному на блок из двух комнат, выкрашенные грязно-коричневой краской стены, пыльная мухоловка в качестве домашнего питомца в холле. Общежитие явно давно не ремонтировали, но заселившаяся туда молодежь, казалось, не замечала бытовых неудобств. Она в кой-то веки вырвалась из-под родительской опеки и наслаждалась свободой до одиннадцати вечера, когда по распорядку отключались световые шары и запиралась входная дверь. Но кого это остановит, будто не помню, как совсем неблагородно вели себя леди из пансиона!

Тут же впервые в новом статусе встретила ведьмочек. Они устроились на подоконнике лестничной площадке и по очереди, хихикая, вдыхали пары из горшочка. Зеленый цвет испарений и излишнее веселье наводили на мысли, что подружки беззастенчиво нарушали Устав.

— Дурман — детям не игрушка!

Отобрала сомнительную жидкость и принюхалась. Так и есть «Веселящий газ», слабый наркотик. Ну девчонки, голову оторву!

— А ты вообще кто? — с апломбом пошла в атаку одна из провинившихся.

— А я твои три наряда на кухню вне очереди. За «ты» тоже что-нибудь придумаю, — мстительно добавила я и представилась.

Горшочек, поколебавшись, разбила и выпустила ядовитый пар через открытое окно.

Девчонки сразу преобразились, потупились, изображая всемирное раскаянье, только глаза блестели, не верю!

— Так, сейчас разыграем ценные призы.

А ведь действительно на всех троих полосатые гетры, не наврал декан.

Какое же наказание выбрать? Чистить картошку — мелко, домашний арест — глупо.

— Неделя без полетов, — ткнула пальцем в небо и попала.

Ведьмочки дружно застонали, понурились. Сами виноваты, еще спасибо скажете. Наркотики, пусть самые слабые, безобидными не бывают.

Моя педагогическая деятельность началась успешно: за спиной слышались шепотки с предложением отомстить «злобной ведьме». Напрасно они, ох, напрасно, потому что я не ведьма и уж точно не злобная, а руководитель конторы магических услуг, что гораздо хуже. Почему? Потому что умею организовать все, в том числе, проблемы. Пожалуй, начну прямо сейчас. Нехорошо заключать контракт на пакости без фамилии клиента, не по закону.

Развернулась на нижней ступеньке и улыбнулась мигом притихшим девушкам.

— Нехорошо получилось, вы меня знаете, а я вас нет.

Выразительно подняла брови. Мол, не стесняемся, называемся.

Студентки ожидаемо молчали.

— Хорошо, — смилостивилась я, — тогда имена заклятых подружек. Они с радостью вас сдадут. И, — добавила в голос патоки, — я сама не так давно училась и знаю все приколы, выдумайте новые.

Положим, приврала, зато заработала столь необходимый авторитет. Пакости студентов в мою программу не входили, лучше пресечь на корню. Пусть с ними следующая наставница мучается.

— Бэлла Фишт.

— Злата Зарецки.

— Нора Орти.

Ведьмочки по очереди представились.

— Курс?

Извлекла из кармана небольшой блокнот на металлическом креплении и приготовилась записывать. Меня частенько посещали озарения в самом неподходящем месте, поэтому привыкла всегда носить с собой бумагу и карандаш.

— Второй, — нехотя призналась Бэлла, судя по всему, заводила в компании.

— Отлично! — просияла я. — Приятного отдыха и до встречи на занятиях.

Боевики оккупировали второй этаж. Видимо, чтобы было невысоко падать. В том, что окна приходилось часто менять, убедилась, когда увидела в каком состоянии рамы. Некоторые залатали кое-как, видимо, чтобы зря не тратить деньги. В стенах общего коридора красовались дыры — представляю, какой холод здесь царил зимой! Но, признаться, состояние академии разочаровало, захотелось повидать ректора. То ли он как дракон озабочен только полетами, то ли не заглядывает во вверенные ему помещения.

Поджав губы и недовольно цокая языком, направилась в блок, который занимала Каролина. Надеюсь, она в комнате, а не отрабатывает приемы самообороны в парке. Попутно думала, что написать клиенту. Профессиональный долг требовал сообщать о каждом шаге, но интуиция советовала не торопиться до выяснения обстоятельств, побудивших юную госпожу Шарп резко полюбить синяки. Дроу щадить не умеют, выкладываться надо по полной, это всем известно, а Каролина пришла к Инстре добровольно, до начала учебного года. Решено, инкуб обождет до завтра.

Мне сопутствовала удача: девушка сидела в комнате, читала книгу в гордом одиночестве. Светляк в стеклянном плафоне давал достаточно света, чтобы различить буквы, но не более. При виде меня — дверь оказалась не заперта — Каролина встрепенулась и испуганно прижала книгу к груди. Да, права темная эльфийка, из такой боевой магессы не получится. Они сначала бьют, а потом разбираются.

Краем глаза уловила сгустившиеся в углу тени. Вроде, ничего особенного, вечер на дворе, но чутье мага подсказывало, что-то тут не так.

Раз — и световой шар вспыхнул на полную мощность. Старый и пыльный, он потрескивал от натуги, того и гляди лопнет.

А ведь я оказалась права!

Едва успела отскочить, когда нечто непонятное, походившее на сгусток плотного тумана, метнулось ко мне с прытью сторожевого пса. Рефлексы сработали, как должно, их в пансионе вбивали наравне с хорошими манерами. Благородная магесса должна не только отличать вилку для рыбы от вилки для салата, но и защитить себя и своих близких. Училась я хорошо, резервом в академии практически не пользовалась, поэтому удар вышел знатным. Яркая вспышка, несколько молний, пронзивших ладонь, побочный эффект чар, и нечто разлетелось на куски, бесследно растворившись в воздухе. Оно нематериальное? В недоумении переводила взгляд с того места, где минутой назад бесновался противник, на притихшую Каролину, а потом вспомнила: она некромантка, пусть дикая, не умеющая пользоваться собственными ресурсами, но некромантка. Выходит, существо пришло из мира Теней.

— Простите, — робко улыбнулась студентка и, наконец, положила книгу на покрывало, — он не отличает врагов от друзей, реагирует на эмоции. Я испугалась и вот…

Она виновато развела руками.

— Кто — он? И отчего я не враг? — решила сразу прояснить ряд вопросов.

— Он — это он, — пожала плечами Каролина. — Имени я не знаю, а говорить он не умеет. Дух, полагаю, или остаток ауры демона.

Остаток ауры демона! Как спокойно она это произнесла! Да такой остаток способен разнести весь корпус, если при жизни владелец ненавидел академию.

— А не враг, потому что у вас значок, — продолжила студентка.

Красивая, к слову, от поклонников отбоя, наверное, нет. Немудрено, что инкуб заинтересовался, из такой много энергии забрать можно, не единожды и с удовольствием супружеский долг исполнить.

— Какой значок? — отчего-то я туго соображала.

— Этот, — Каролина ткнула в бляшку, которую выдала Лаура.

Вот ведь, приколола и забыла.

— Ну, — улыбнулась, стараясь произвести благоприятное впечатление, — это еще не показатель.

— Показатель, — возразила девушка и запоздало предложила присесть. — Что вы хотели?

Вроде, раскрылась, и тут футляр снова захлопнулся, Каролина смотрела исподлобья, настороженно, выжидая. Тяжело с ней придется!

— Поговорить, — решила не лгать. — Знаком ли вам лорд Лукас Вар?

— Знаком, — односложно ответила студентка и нервно провела рукой по лбу.

— Насколько близко?

— Я его невеста.

Вот так поворот! Ожидала, она станет отрицать наличие отношений, а тут спокойно и четко.

— Госпожа… — Каролина умолкла и вопросительно посмотрела на меня.

— Флин, Эльмира Флин, — подсказала я.

— Так вот, госпожа Флин, — жестко продолжила девушка, — можете ему передать, что все бесполезно, я не вернусь. Никогда. И кольца не надену.

На мгновение потеряла дар речи, но быстро встрепенулась и пошла в атаку:

— Ну, поссорились, с кем не бывает! Понимаю, он инкуб, с ним тяжело, но ребенок… Хотя бы ради него стоит вернуться.

Каролина тихо рассмеялась и покачала головой.

— Нет никакого ребенка, Лукасу так удобнее, закон сразу на его стороне, позволит запереть, подчинить. А я не хочу. И замуж не хочу. Он обаятельный, верно? — девушка ждала ответа, и я, взрослая женщина, покорно кивнула. — Вот и я попалась. Хватило пары ночей, чтобы понять, что ему действительно нужно. И всего одного дня, когда Лукас столь благородно сделал предложение. А теперь, пожалуйста, оставьте меня.

— Обещай не сбегать снова.

Хорошо, временно оставлю ее в покое.

—— Куда? — снова смешок. — Он караулит за стенами, подослал вас. Думаете, — Каролина вновь взглянула на меня, по-звериному, исподлобья, — раз первокурсница, то ничего не понимаю? Нет, Лукас быстро научил думать. Один неверный шаг — и я леди Вар. Тогда все, конец.

Заинтригованная, тем не менее, ушла. Что толку давить, лишь вызову агрессию. Нужно действовать хитрее, через ту же Инстру. Зато теперь понятно, зачем красивой девушке боевой факультет и курсы самообороны.

Прогулявшись до преподавательского общежития, поняла, что поведаю заказчику полуправду: мол, нашла Каролину в списках, она напугана и не идет на контакт. О боевом факультете, странном даре и минутной откровенности умолчу.

Делать было особенно нечего, и, немного помаявшись, решила лечь спать. Завтра трудный день: оправлюсь знакомиться с оставшимся хозяйством и выбирать метлу. От последнего отчаянно отнекивалась, но не вышло. Летаешь или нет, метлу иметь следовало. Спасибо, насильно в небо не запустят. А еще программа, будь она неладна! Декан не отстанет, сдается, даже если признаюсь, что вливаться в доблестный коллектив не намерена, все равно заставит ее сочинять. Чтобы ему свернувшаяся кровь на завтрак попалась!

Заснула я быстро, только вот полноценно отдохнуть не смогла. Уж не знаю, сработало ли колдовское чутье, или просто стечение обстоятельств, но я проснулась около полуночи. Долго не могла понять почему. Вроде, пить не хочу, по другим надобностям тоже не тянет, а глаза не закрываются. Вздохнув, села и замерла. Показалось или нет?

Медленно, очень медленно выпростала руку из-под одеяла.

В моей комнате кто-то был! Сложно разобрать, кто именно, но точно не бесформенное пятно, вроде того, которое напало на меня в комнате Каролины. Нет, у него имелись ноги и руки. Некто, ощутив мой взгляд, обернулся, и я завизжала, вместо заклинания метнув в ночного визитера одеяло.

Никогда, никогда больше не оставлю окно открытым!

В мою комнату пробрался зомби, отвратительный, с местами оголившимися костями, жаждавший живой плоти. Для мертвого существа он двигался очень быстро, если бы не одеяло, на утро вместо Эльмиры Флин нашли бы обглоданный скелет.

Пух и перья разлетелись по всей комнате. Зомби играючи расправился с одеялом и, раскинув руки, ринулся на меня. Объятая ужасом, попятилась к двери. Заклинания разом вылетели из головы.

Ввалившиеся глазницы. Одна пустая, вторая… Ой, мамочки! Если зажгу свет, точно согнусь пополам от рвотных позывов. И зловонье, как я сразу его не почувствовала! Будто тебе в гости пожаловала компостная яма.

Дверь поддалась не сразу, но я таки успела раньше зомби. Оставалось порадоваться, что он пробрался в комнату с улицы, а не через коридор, тогда бы моя песенка спета.

Хрясь! И доски разлетелись в щепки.

Тут я немного пришла в себя, вспомнила о том, что магесса.

Ладони озарило легкое оранжевое сияние, между пальцами прошел разряд молний, и в зомби полетел шипящий сгусток огня. То ли нежить отправилась бродить по академии самостоятельно, не по приказу хозяина, то ли последний не озаботился защитой — удар нанес ожившему мертвецу непоправимый урон. Он взвыл, пытаясь потушить горящую плоть, и заработал еще один сгусток. Тут я била прицельно и снесла зомби голову.

Ну и вонь!

Зажимая нос рукой, второй нанесла контрольный удар и превратила останки зомби в пепел — нечего коридор портить. Теперь о нем напоминал только разгром в комнате, выбитая дверь и обожженный пол.

— Что случилось?

Хлопнула дверь, и в коридор высунулась соседка напротив, преподаватель магической логики. Библиотекарь благополучно спала, видимо, приняла снотворное. Старушка в старомодном ночном чепце смотрелась забавно. В пару к нему она подобрала розовую ночную рубашку с воланами и домашние тапочки с помпонами. В руке соседка держала лампу, внутри которой бились о стенки светлячки — не все преподаватели владели магией.

— Да так, выставила назойливого кавалера, — решила не пугать старушку, может, у нее сердце слабое.

— Совсем распоясались! — сочувственно покачала головой соседка. — Правильно, гони их в шею, деточка, а еще лучше к ректору сходи, пусть воспитательную беседу проведет.

Схожу, обязательно схожу, пусть расскажет, куда местные некроманты смотрят.

— А с дверью что? — преподавательница попалась глазастая.

— Так со страху, — виновато потупилась и встала на место убийства зомби, чтобы не пришлось объяснять еще пятна на полу.

Немного поболтала с соседкой и уговорила ее лечь спать. Думала, никогда не уйдет. Видимо, одинокая, рада поговорить с кем угодно о чем угодно.

Прежде, чем вернуться к себе, запустила в комнату поисковое заклинание. Оно никого не нашло, значит, можно спокойно одеться. Нацепив первое попавшееся, даже не расчесав волосы, отправилась искать справедливости. Если разобраться, нападение — это чрезвычайное происшествие, нужно немедленно известитесь руководство.

На улице оказалось свежо, пожалела, что не накинула жакет. Ни звездочки на небе, в такую ночь только зомби гулять. Даже луна, и та пряталась за облаками. Вслушиваясь в каждый шорох, свернула на боковую тропинку, которая вела к еще одному спальному корпусу, с квартирами по две-три на каждом этаже. Тут обитало начальство. Когда прогуливалась по академии, успела рассмотреть четырехэтажное здание и позавидовать. К услугам его обитателей балконы и отдельные черные входы. Подумаешь, нужно прыгать по лестницам снаружи здания, проходить под чужими окнами по общим площадкам, зато столько возможностей! Словом, где обитает ректор, я знала, оставалось только угадать, в какой именно квартире.

— Доброй ночи!

Вздрогнув, едва рефлекторно не поджарила ночного гуляку.

Декан собственной персоной! Чтобы точно узнала, сотворил светлячок. Стоит и пьет через трубочку из высокого стакана. Похоже на коктейль с томатным соком, только, учитывая расу Глэна, там совсем другое.

— Недоброй, — оправилась я и смело шагнула к вампиру. — Пока вы тут едите, с кладбища постояльцы убежали.

— Какие постояльцы? — нахмурился декан и быстро допил кровь.

Подумав, он сунул пустую тару в объемный карман мешковатого пиджака, какой частенько носили охотники. Второй такой оттягивала вторая бутылочка с кровью.

— Зомби.

Выжидающе уставилась на Глэна. Ну, что скажете?

— Так, — декан не стал ерничать или подозревать во лжи, — идем будить некроманта. Пусть выясняет, кто из его подопечных заслуживает ремня.

— А, может, он сам? — робко высказала предположение.

Я не специалист по загробному миру, но слышала, кладбища могут подниматься без посторонней помощи. Например, из-за наличия неподалеку источника силы.

— Само в Брайте ничего не происходит, — отрезал вампир, — особенно, если оно на территории академии. Тут защита, Эльмира, комар не пролетит, не то, что зомби. Его бы давно разорвало.

Хм, а ведь он прав, некто намерено пустил зомби в академию, кто-то из своих, кто знал, как дезактивировать чары. И случайно ли мертвец полез именно ко мне? В свете поручения инкуба и встречи с Каролиной в совпадение верилось все меньше. Может, сама сбежавшая невеста озаботилась? Мотив у нее имелся, только вот не способна едва поступившая в академию студентка справиться с чарами, умений не хватит. Это как с артефактами — можно выяснить все в теории, а на практике ничего не выйдет.

Шагала рядом с деканом и косилась на торчавший из кармана стакан. Интересно, откуда он доставал кровь?

— Внутреннюю гвардию подменяете? — хмыкнул Глэн, заметив мое косоглазие. — Надеетесь, по ночам я вонзаю клыки в студентов? Вы не стесняйтесь, спросите, может, даже продемонстрирую зверские наклонности.

Декан широко улыбнулся. Знал, даже при мерцании светлячка видны клыки. А когда их обладатель склоняется над тобой… Словом, я не специально, это рефлекс.

Глэн ругался, потирая челюсть, а я невинно хлопала глазами.

— Ничего, с ведьмами справитесь, — мрачно процедил вампир и сплюнул на землю.

Надеюсь не кровь.

— Зубы целы? — во мне проснулось расолюбие.

— Пока да, но такими темпами…

— Может, вам льда приложить или рот прополоскать? Существуют отвары.

— Может. Сделаете?

Вздохнув, кивнула. Виновата ведь, зачем со всей силы ударила.

За разговорами добрались до нужного здания и вошли внутрь. Глэн зажег свет, мало заботясь о чужом спокойствии. Догадываюсь, настроение вампиру изрядно подпортил зуб. Спасибо, дверь ногой не открыл.

Декан факультета некромантии обитал на первом этаже: удобно по ночам отлучаться. Вот и сегодня его дома не оказалось. Глэн долго стучал, под конец уже кричал — без толку. Зато на шум выглянул артефактор, который посоветовал искать проблемного соседа в трактире.

— Выпивает, значит? — прошипел взбешенный вампир. — Ничего, эль поперек горла встанет.

— Может, не надо? — взмолилась я.

Право слово, не убивать же некроманта из-за зомби!

— Надо, — мрачно процедил декан. — Пошли к ректору.

Странно, еще пару минут назад идея разбудить главу академию казалась правильной, а теперь я склонялась к тому, чтобы отложить разговор до утра. Невыспавшийся дракон хуже вампира со сломанным зубом.

— А ректора тоже нет дома, летает, — ядовито добавил артефактор.

Похоже, его забавляло дразнить коллегу.

— Зато ты вечно дома без всякой личной жизни, раз умудряешься за всеми шпионить, — огрызнулся Глэн и шагнул к мигом притихшему собеседнику. Он даже подумывал, а не спрятаться ли за дверью. — Может, еще точно время ухода каждого назовешь?

— Пойди выпей еще крови и остынь. Или спутницу помочь попроси, — артефактор кивнул на меня, — а то нервы как решето.

Декан раздраженно отмахнулся и потащил обратно на улицу. Пальцы стиснули ладонь так, что, казалось, вывихнут. Сделала замечание — чуть ослабил хватку.

— Простите, когда злюсь, не всегда себя контролирую, — неожиданно извинился кровосос.

— Видимо, настолько, что зовете по имени, — напомнила о дне вчерашнем и нынешней ночи.

Глэн застонал, но промолчал.

Запоздало сообразила, что мы направляемся к воротам академии. Зачем, догадаться несложно — искать некроманта.

— А вот и ректор.

Вампир остановился и ткнул пальцем в небо.

Сначала я ничего не заметила, но потом черничную темноту пронзила сиреневая вспышка, на мгновение мелькнул хвост дракона, яркий, как комета.

— Ух ты! — восхищенно протянула я.

— Ну да, ну да, драконы всегда нравятся женщинам, — поддел вампир.

— Кто бы говорил! — фыркнула в ответ.

— Живой пример перед глазами, — спутник нанес меткий удар.

Крыть было нечем, поэтому предпочла замолчать и, положившись на чутье кровососа, побрела по песчаным дорожкам.

Полагала, Глэн эффектно снимет чары, но он поступил банально: воспользовался особым ключом высшего преподавательского состава и кивнул встрепенувшемуся привратнику, словно отправился на обычную прогулку.

Тусклый свет фонаря над сторожкой остался позади, мы вступили на территорию ночного Брайта. В отличие от ставшего родным Арвила, с заходом солнца жизнь тут не замирала, а, наоборот, била ключом. То здесь, то там мигали подсвеченные магией вывески, кутили веселые компании, из открытых дверей доносился взрыв хохота.

Декан уверено пробирался все дальше от академии, срезая дорогу темными переулками. Одна бы я побоялась туда соваться, но с вампиром впору опасаться не мне, а хулиганам. Парочку мы спугнули. Хватало одного молниеносного движения пальцев, впившихся в горло не успевшего увернуться преступника, и желающие поживиться чужими деньгами резко испарялись.

— Что случилось? — встревоженно поинтересовался Глэн после очередной такой демонстрации.

Не сразу поняла, что дрожу.

— Нервы, — скупо пояснила я.

Стыдно признаться в собственной слабости, но вампир пугал, именно такой, когда выпускал наружу зверя. Сразу хотелось извиниться за прежние подколки. Ночью человек беззащитен, а для кровососа — это родная стихия.

— Я не кусаю подчиненных, — Глэн правильно угадал причину. — Да и вы, несомненно, изучали историю, в курсе, времена охотников и жертв миновали. Кровь я покупаю в аптеке. Еще что-нибудь?

Он стоял в ярком круге света от фонаря, чуть прикусив губу, сложив руки на груди.

— Только найти хозяина зомби, остальное отложу до утра.

Вампир рассмеялся и заверил, шутник не останется без наказания.

Декан местных властителей мертвых пил в заведении под неприметной вывеской «Укус змеи». Две ступеньки вниз, простой интерьер и море выпивки на любой вкус и цвет. Тут собирались те, кому наскучило обычное спиртное, хотелось развлечься в компании девочек без комплексов и даже подышать наркотическими парами. По словам Глэна, в заведение периодически наведывалась внутренняя гвардия, но хозяин всякий раз оплачивал штраф и продолжал торговать из-под полы. Не могла понять, что в таком месте забыл добропорядочный профессор, пока не увидела его. Вопросы тут же отпали.

Шон Марджи походил на вышибалу: такой же крепкий, высокий. На шее — татуировка с непонятными рунами. Он устроился на высоком табурете у барной стойки и осушал кружку за кружкой. Содержимое подозрительного зеленого цвета наводила на мысль об абсенте. Силен мужик!

— Эй, Шон! — Глэн щелкнул пальцами перед его лицом. — Зеленый змий подождет, а покойники нет.

Некромант обернулся и в недоумении уставился на вампира.

— У тебя зомби в академии. Как, сам пойдешь разбираться, или отволочь? Ты знаешь, я могу.

Видимо, действительно мог, раз Шон мигом поднялся и, бросив деньги на стойку, быстрым шагом направился к выходу.

Страшные существа — некроманты! Шон устроил мне допрос с пристрастием, а затем решил завернуть на кладбище, проверить, не раскопана ли какая могила. Некромант казался абсолютно трезвым, спать все равно не смогу, поэтому решила составить компанию мужчинам. Заодно не сумеют навешать лапши на уши: подозревала, истинную причину нападения постараются скрыть, а сам факт — замять.

Кладбище Брайта вплотную подходило к жилым кварталам, я бы побоялась поселиться напротив кладбищенской ограды, а местные ничего, строились. Сразу видно, погост с историей — добротные ворота, чугунная решетка, надгробные памятники, соревнующиеся друг с другом в вычурности. На фоне них обычные плиты смотрелись убого, хотя, по мне, мраморные плачущие женщины — это дурновкусие.

Среди человеческих могил выделялись приюты мертвых других рас. Вампиры ставили стелы с непонятными рунами и вписанным в круг крестом наверху, оборотни предпочитали плиты в форме полумесяца или гравировали ночное светило на камне. Редко встречавшиеся даже в других странах дриады просто сажали деревья и крепили к ним таблички с именами покойных. Словом, днем с интересом рассматривала бы творения камнетесов, ночью же за каждым кустом мерещился зомби, а воображение прятало в склепах упырей, ырок и василисков.

А Шону что, он с упоением рассказывал о погребальной культуре разных времен и народов.

— Ну, не надо бояться!

Вздрогнула, когда на талию легла рука Глэна. Возмущенно скинула наглую конечность, но она тут же вернулась обратно.

— Послушайте, — злобно прошипела я, — это переходит все границы!

— Вы не поняли, Эльмира, — с чувством оскорбленного достоинства вздохнул декан, — я не лапаю, а успокаиваю. На кладбище с вампиром совсем нестрашно.

— Угу, все родное, — пробурчала я. — И никакая я вам не Эльмира! Вот состарюсь, выпущу двадцать курсов оболтусов и начну падать с метлы, тогда смогу стать своей.

Глэн рассмеялся. Вспомнил-таки собственные слова.

— Вы и так на метле не держитесь, — интимно шепнул вампир.

Прекрасно знал, что нервирует, а некромант смотрит. Что он подумает? Само собой, припишет служебный роман. Как романтично — целоваться среди могил! Надеюсь, даже вампиру не придет в голову подобная дикость.

— Я? — во мне проснулся дух противоречия. Знаю, Глэн прав, а все равно хочется в пику доказать иное. — Да я потомственная ведьма!

Подумаешь, соврала немного.

— Завтра покажете? — нахал крепко прижал к себе, упиваясь моим негодованием. — Если провалитесь, а вы провалитесь, Эльмира, могу научить.

— Угу, в спальне, личным примером.

Острые у меня локти, вампир продышаться не может. А не следовало приставать, сам виноват, заигрался. Не терплю подобных мужчин!

— Могу и в спальне, если так сильно хочешь, — придя в себя, Глэн нацепил маску безразличия.

— Эй, ребята, — вмешался Шон, — вы либо по-быстрому в кустиках, либо работаем. Тошно слушать.

— Я с ней не стану, — прошипел вампир, с ног до головы окатив презрением.

— Тоже не горю взаимностью. Живой — с мертвым? — брезгливо поморщилась.

Ага, побелел кровосос, задела.

— Еще неизвестно, кто из нас живее, — высокомерно изрек декан и злобно пообещал: — Завтра при всех полетаете, хочу выяснить вашу физическую подготовку.

Мысленно застонала. Язык мой — враг мой! Так, спокойно, ситуацию еще можно исправить, главное, найти к вампиру подход и перестать остро реагировать на его провокации.

— Господин Адравин, — декан удивленно глянул через плечо, не ожидал подобной вежливости, — прошу прощения за детское поведение. Виной всему нервы и мои принципы. Может, они старомодны, но мне неприятно, когда меня касается незнакомый мужчина.

— Мы уже представлены, — возразил Глэн, но смилостивился: — Хорошо, больше не стану. В академии все не так строго, как в других учебных заведениях, вам, как новичку, действительно многое непонятно и неприятно. Тут приняты дружеские отношения. В пределах разумного, безусловно, — оговорился он.

Мог бы не уточнять, я все равно не собиралась навязываться, так, соблюдать нейтралитет.

Перебранка закончилась, на кладбище вновь воцарилась тишина.

Озябнув от страха, плелась за деканом по песчаным дорожкам. Недавно прошел дождь, они не успели толком просохнуть. Эх, плакали мои новые туфельки!

Светлячок, паривший над некромантом, дрожал, отчего надгробия казались еще более зловещими, а темнота — непрогляднее. Вот зачем увязалась следом, подождала бы у ограды! С другой стороны, там не многим спокойнее, а тут все-таки специалист по загробной жизни.

— Давайте руку, — обреченно вздохнул вампир и, не оборачиваясь, сграбастал мою ладонь.

Соврала:

— Я не боюсь.

Глэн промолчал. И правильно сделал. Боялась, еще как боялась, только никогда бы не призналась.

Рука вампира оказалась прохладной, но не как у трупа, а самую малость, в любой другой ситуации не почувствовала бы. А еще у него мозоль между средним и указательным пальцем, и на основании большого пальца ссадина.

Переборов неприязнь, сжала чужую руку. Декан не возражал.

Некромант ушел чуть вперед и методично прочесывал кладбище. Чтобы обезопасить себя от нападения мертвецов, он сотворил еще пару светлячков и запустил их в разные стороны.

— Присядем? — Глэн остановился и указал на каменную скамью возле склепа.

Мотнула головой. Там летучие мыши, покойники и прочая гадость.

— Я спиной к входу устроюсь, меня первым сожрут, — уговаривал декан.

Не понимала, издевается он или всерьез, но опустилась на отполированный временем и погодой камень. Первой. Магессы ничего не боятся, ведьмы — тем более, а по воле проректора я теперь работница котелка и метлы.

— Шону лучше не мешать, — пояснил вампир, примостившись рядом, — особенно после полынной настойки.

Мы сидели и терпеливо ждали. Мне по-прежнему везде мерещились монстры, а декан спокойно допивал содержимое заначки. Искоса взглянула на него: отрастают ли клыки от запаха крови? Эх, толком не разобрать!

— Тоже хотите? — Глэн по-своему воспринял мой интерес. — Вряд ли понравится, да и пить после малознакомого нечеловека негигиенично.

— Просто прежде я никогда так близко не видела вампиров, — впервые сказала правду.

— Ну смотрите, — милостиво разрешил Глэн и запустил пустой бутылочкой в склеп. Она со звоном разбилась, перепугав толстую крысу. Грызунов я не боялась, визжать не стала. — Существуют два облика, обычный и, скажем, охотничье-боевой. Но чтобы меня до него довести, нужно хорошенько постараться.

— Я постараюсь, — сорвалась с языка острота.

— Мм, Эльмира, а, может, кустики? — декан задумчиво оглядел меня с ног до головы. — Вы явно ко мне неравнодушны, любовник я неплохой, пока Шон отыщет пустую могилу, мы хорошо проведем время. Заодно научный интерес к вампирам удовлетворите.

— А если я соглашусь? — решила вогнать в ступор нестандартным ответом.

Кровосос наверняка ожидал криков и бурных возражений, а тут дева не против.

— Не успеете, — подал голос некромант.

Хороший у него слух!

— Не переживайте, — поднявшись, Глэн нарочито задел рукой мое лицо, — я с вами заночую. Приятная ломота в мышцах поутру — лучшая тренировка перед полетом на метле. Я помню, не надейтесь заставить забыть ласками.

Промолчала. Пусть упивается своим похабным сарказмом. Ну и ночью может заглянуть, дверь на место поставит, как раз до завтрака провозится.

Однако все мысли мигом улетучились, стоило мне приблизиться к краю пустой могилы. Судя по ломаным доскам и беспорядочным кучам земли вокруг, в ней раньше обитал знакомый зомби, а теперь… Родись я кисейной барышней, медленно бы осела на руки кого-то из мужчин, а так, зажав рот, чтобы не закричать, смотрела на дно ямы.

 

ГЛАВА 4

 

— Как думаешь, убийство или зомби? — склонив голову набок, обратился Глэн к некроманту.

Лично у меня сомнений не осталось, так изломать человека способна только нежить, да и зачем преступнику голова? Она у трупа отсутствовала. Мужчина, возраст определить сложно. От одежды мало что осталось. Кожа неестественно бледная даже для покойника.

Взгляд невольно обратился на декана.

— Э, нет! — замахал руками он, догадавшись о ходе моих мыслей. — Вампиры до такого не опустятся.

— Верно, — встал на его сторону Шон, — они чистюли и убивают в случае крайней необходимости, причем не столь зверским способом. Явно работали двое: убийца и зомби. Последний требовался, чтобы замести следы. Госпожа, — некромант почесал переносицу, — вспомните, кому вы перешли дорогу. Допускаю, зомби случайно выбрал ваше окно, но нельзя исключать взаимосвязи с убийством. Вам не знаком покойный?

Сложно сказать: темно, головы нет, лежит животом вниз.

— Сейчас поглядим!

Глэн сунул мне пиджак и смело спрыгнул на дно могилы. Вода доходила ему до голеней, но вампира подобные мелочи не смущали. Он ловко подхватил труп под изломанные руки и вышвырнул из ямы под ноги Шону.

Отшатнувшись, едва не выронила пиджак. Нет, я не узнала покойного, просто обезображенный мертвец в паре метров… Словом, я предпочитала держаться подальше.

Десять тысяч, значит. Да за такую нервную работу я бы прибавила.

Мужчины склонились над мертвецом, силясь рассмотреть ведомое только им. А я маялась в сторонке с пиджаком декана. Однако быстро он взял в оборот! В следующий раз кофе принести попросит, за газеткой сбегать?

— Послушайте, — теряя терпение, полюбопытствовала я, — вы там скоро? Мне, между прочим, спать хочется.

— Так идите, — Шон не отличался человеколюбием.

— После такого? — ткнула в могилу.

— Его убил не зомби, — авторитетно заверил некромант и ткнул пальцем в шею покойного. — Видите, края слишком ровные.

Он хочет, чтобы я взглянула?! Устроили тут прозекторскую!

— Ммм, вижу.

Разумеется, я ничего не разглядывала, наоборот, снова отвернулась, ощутив подступавшую к горлу дурноту. Похоже, сейчас я самым позорным образом попрощаюсь с содержимым желудка.

— Шон, — декан выхватил у меня пиджак, испугался, наверное, за чистоту вещи, — думай хоть иногда! Госпожа Флин не некромантка, зачем ты ей в нос разными обрубками тычешь! И мне тоже не надо.

— Трупов боитесь? — даже в таком состоянии умудрилась съязвить.

— Запах не нравится. А, — махнул рукой вампир, — не поймете. Давайте провожу.

— Куда? — насторожилась я.

— Спать. Мы тут еще немного побродим, властям доложим. Так и быть, — смилостивился Глэн, — на метле завтра упражняться не заставлю, все равно не умеете, а вот научить научу.

— Вы? — глазами с две плошки вылупилась на собеседника.

Слабо верилось, будто вампир бесшабашно рассекал небо на метле, слишком нелепо!

— Напрасно не верите, — устало улыбнулся декан и взял под локоток, — жизнь и не такое заставит сделать. Раз уж начали обучать ведьм, пришлось. Вот по зельям я пас, а метла — пожалуйста.

— Спасибо, — тихо поблагодарила и, повиснув на спутнике, заковыляла к выходу.

Ноги стали ватными, желудок упорно не желал опускаться на место.

— За что именно? — уточнил Глэн.

— За все. А разве раньше ведьм не набирали? — уцепилась за слова вампира, чтобы уйти от скользкой темы.

— Нет, двадцатый год только. От них одна морока! — пожаловался декан. Чувствовалось, они успели достать не только проректора. — Хуже пикси.

Ворота все ближе. Скорей бы очутиться по ту сторону.

— А вы сколько преподаете?

— А я старый, Эльмира, — рассмеялся Глэн, вызвав праведный гнев у ворон. Правильно, хохочет на кладбище ночью, спать мешает. — По человеческим меркам. Давно.

Ладно, не хочет говорить, не нужно, все равно спросила только, чтобы разрядить обстановку.

До академии добрались в полном молчании. Оставив кладбище за спиной, смогла идти сама, но все равно держалась ближе к спутнику. Он не возражал, убрал колючки. Только вот Глэн привел не к моему корпусу, а к своему. Как прикажите это понимать?

— Не с выломанной же дверью спать, — пояснил вампир. — Вы женщина взрослая, никто слова не скажет.

— О чем? — нахмурилась я и вслед за деканом второй раз за ночь вошла в холл общежития высшего преподавательского состава.

— О том, что ночевали с мужчиной. Предупреждая вопросы, без секса. Вот такая унылая ночь! — усмехнулся несносный кровосос и подтолкнул к лестнице. — Третий этаж. С улицы замок заедает, много шуму. Надо смазать.

Коридоры местного общежития отличались от нашего: и цветы, и фонтанчик с питьевой водой. И никакой мерзкой зеленой краски!

— Сюда, — декан развернул к нужной двери.

Практически бесшумно повернулся ключ в замке, и я оказалась в квартире вампира.

Вспыхнул ровный приглушенный свет, озарив небольшую прихожую. Ничего особенного: вешалка и встроенный в нишу шкаф.

— Можно не разуваться, — разрешил декан. — Ванная и прочее налево. Халат найдется.

— Эмм?

Уставилась на Глэна, ожидая объяснений. Он вел себя так, будто считал любовницей.

— Эльмира, взрослые же люди, — второй раз за ночь повторил вампир, теперь с укором. — Вы не голая ляжете, кровать большая, поместимся. Я обещал не трогать, чего еще?

— А то, что мужчины не трогать не умеют, — собственный опыт имелся.

— Хорошо, буду трогать, — раздраженно согласился декан, — только давайте быстрее, мне тоже ванная нужна.

Ладно, пущу на самотек. В крайнем случае похвастаюсь подругам бурным времяпрепровождением с кровососом, у них точно такого никогда не случится. Не откусит же он мне голову, как самка богомола! Тьфу, вот зачем голову помянула? Перед глазами встал труп с кладбища.

Вода помогла смыть треволнения дня. Плескалась я долго и в качестве мести воспользовалась эфирными маслами с полочки. Декан мне должен в качестве компенсации морального вреда.

Глэн дежурил под дверью. Он успел переодеться и распустить волосы. Длинная прядь падала на плечо, как у пирата. Какой контраст с выстриженными висками! Поймала себя на мысли, что он симпатичный, когда сердится.

— Спальня там, — декан указал нужное направление. — Забираетесь под одеяло и тушите ночник. Мне свет не нужен. Справа или слева, без разницы, главное, быстро и молча.

Пожала плечами и, подхватив вещи, с гордым видом прошествовала мимо хозяина квартиры. В его халате. Ничего, там второй на полке есть.

Спальня разочаровала — стандартный набор мебели, пастельные тона, спокойно, обыденно и скучно. То ли любовь к алому в вампирах перевелась, то ли Глэн не стал переделывать обстановку под себя.

Сложила одежду на стул, прикрыв халатом, и юркнула под одеяло. Да, я рисковая, но собираюсь спать с удобством, чтобы застежки не впивались в кожу.

— Спокойной ночи! — шепнула духу в ночнике.

Кристалл мигнул и потух.

Ммм, мягкая у вампира постель, и подушка удобная.

Зевнув, подложила руку под голову и засопела.

Разбудил меня соблазнительный запах свежей выпечки, от которого тут же потекли слюнки. Накинув халат, встала, с удивлением обнаружив возле кровати тапочки. Мило.

Запах доносился из кабинета, куда я вчера не добрела. Вальяжно развалившись в кресле, закинув ноги на стол, Глэн пил кофе. Перед ним на подносе стояла тарелка со сдобными булочками, розетка с вареньем и вторая, полная чашка кофе. Для меня, потому как никого другого в кабинете не наблюдалось.

— Присоединяйтесь, — декан спустил ноги на пол. — Доброго утра.

— Доброго, — придвинула стул и потянулась за ароматным соблазном. — Хорошо живете, из столовой еду носят!

— Связи, — таинственно ответил Глэн и чуть приподнял бровь. — Отчего не спросите про вампиров? Нам кофе пить не положено.

— Вздор! — фыркнула я и намазала булочку вареньем. — Любой первокурсник знает, кровь — это энергия, а еда — пища. Вам сколько оставить?

— Можете съесть все, я уже позавтракал.

Декан рассеянно смотрел поверх меня. Надо бы о трупе спросить, наверняка Шон уже заходил, но после, не стану портить аппетит.

Плотнее запахнув халат, принялась за завтрак. Жаль, не успела причесаться, накраситься, сижу лахудрой перед мужчиной, спишу на полевые условия.

Взгляд Глэна нервировал. Вот что интересного он во мне увидел? Женщину? Так они не редкость, а декан не мальчик пубертатного возраста, чтобы волноваться от близости загадочного существа иного пола. Хотел бы, ночью прижался, ничего не мешало, так не тронул.

— Ну? — отправив в рот очередной кусок, решила прояснить ситуацию.

— Да так… — вампир расплылся в наглой улыбке. — Вот думаю, компрометировать вас или нет.

— Компрометируйте, только красочно, чтобы повысить репутацию среди студенток. Хорошая ведьма мужиков улицами укладывает.

Нашел, чем пугать! Некромант давно всем рассказал, будто мы переспали, опять-таки у себя не ночевала, надо извлечь хоть какую-то выгоду из выдуманного служебного романа.

— Хм, пожалуй, я подпишу, — неожиданно сменил тему Глэн.

— Что?

— Официально оформлю в штат.

— Но вы ведь уже?.. — в голову закрались сомнения.

— Я не завизировал ваше назначение, принял только на словах. Вот теперь вы мне нравитесь, Эльмира Флин.

— А вы мне по-прежнему не очень, — невежливо буркнула с набитым ртом.

Вампир колкость проигнорировал и удалился в спальню, дав возможность спокойно позавтракать. Ни в чем себя не ограничивая, набила желудок и, бросив грязную посуду на столе, отправилась одеваться. Декан успел куда-то уйти, поэтому мне никто не помешал.

Захлопнув дверь, оставила маленькое ночное приключение позади. Предстояло найти коменданта, разобраться с разгромленным жилищем и отыскать Шона. Личность покойного и таинственный маг, подымавший мертвых, по-прежнему не давали покоя.

Но прежде я заглянула к Каролине. Сдается, юная госпожа Шарп замешана в этой истории, иначе почему нежить нанесла визит сразу после разговора с ней?

Интуиция не подвела, Каролина не ночевала в комнате. Вещи остались на месте, но ничего не мешало невесте инкуба сбежать налегке. Заспанная соседка не могла ничего толком сказать, потому как заехала в комнату всего пару часов назад, зато девочки с этажа поведали, что видели Каролину около полуночи. Якобы она кралась к лестнице. Тактично не стала уточнять, почему студентки не спали в такой час, и поблагодарила за помощь.

Привратник заверял, Каролина за пределы академии не выходила. По его словам, покинуть ее самовольно, например, перебравшись через забор, невозможно. Я, разумеется, проверила, нет ли разрыва контура, такое при некоторой сноровке можно почувствовать. Ничего. Куда, спрашивается, испарилась девчонка? Хоть бы тоже не нашлась в могиле без головы!

Пропажа нашлась сама, ухватила за руку и толкнула в кусты. От неожиданности ойкнула и не успела среагировать. Плохо, после зомби нужно быть всегда начеку. Впрочем, я не боевой маг, мне простительно. Не женское дело — кулачный бой, фехтование, кровь, вечные ранения. А вот Каролина так не считала. Рисковая девчонка! Видимо, выхода нет.

— Тсс! — она приложила палец к губам и нервно огляделась. — Вы кому рассказали про мою отлучку?

Неплохо начался разговор!

— Кому надо сообщила, — у ведьм скверный характер. — По кладбищам гуляла?

Ударила наугад, но попала в точку. Каролина вздрогнула и побелела еще больше, хотя куда уж, девочка и так больше походила на невесту вампира. К слову о кровососах, надо снова поболтать с дроу, может, она и про Глэна что-то знает, по какой причине его наказали, сослав на факультет практической магии. Пусть там не одни ведьмы, но все равно не профиль вампира.

— Вы… вы его видели? — запинаясь, спросила Каролина.

Только сейчас заметила за ее плечами самодельную котомку. Выходит, таки пыталась бежать, но не вышло.

— Кого?

Кого-то да видела, но сейчас выясним, одно и то же ли мы имеем в виду.

Девушка промолчала и испуганно шепнула:

— Лучше не вмешивайтесь, верните деньги.

Нахмурилась и в который раз прокляла инкуба. В какую грязную историю он меня втянул?

— Послушай, — вкрадчиво начала я, желая вызвать доверие, — я хочу тебе помочь. Ты попала в беду, запуталась, напугана…

— К лорду Лукасу не вернусь! — замотала головой Каролина и с мрачной решимостью добавила: — Никогда. И вы от работы откажитесь, он ведь большие деньги посулил? — Кивнула, не считая нужным скрывать очевидное. — Ну да, — грустно улыбнулась она, — иначе бы никто не согласился.

— А чего он действительно хочет? — решила выслушать версию второй стороны конфликта.

— Меня, — потупившись, выдохнула беглая невеста. — Зачем, не спрашивайте, — предупреждая вопросы, замахала руками она, — иначе вас тоже убьют.

Ох, не понравилось мне это «тоже»! Однако расспросить подробнее не успела: Каролину что-то спугнуло, и она не хуже зайца рванула с места, затерявшись в парке. Разрываясь между желанием кинуться за ней и выяснить, кто же напугал блондинку, выбрала последнее.

Возле клена, неподалеку от дорожки стоял высокий, статный, но в то же время плечистый мужчина с пронзительными зелеными глазами. Одет странно, непривычно — сплошная кожа, только рубашка выбивается из общего образа. И смотрел этот светловолосый субъект на меня, пристально, изучающе, словно на бабочку под стеклом.

— Мы знакомы? — взяла инициативу в свои руки.

— Нет, — отмер мужчина и моргнул.

Показалось, или на мгновение мелькнул узкий змеиный зрачок?

— Тогда исправим недоразумение.

Выразительно глянула на мужчину: этикет предписывал сильному полу представляться первым.

— Безусловно, — кивнул блондин и шагнул ко мне, протянув руку ладонью вверх. — Лорд Сонар Олдас, ректор Академии магии и прикладного чародейства. А вы?

Прикусила язык, но быстро взяла чувства под контроль. Ничего страшного, гадостей не наговорила, зато теперь понятного, отчего сбежала Каролина. Ее надо поймать и допросить, в присутствии того же ректора.

— Эльмира Флин, ваша новая ведьма.

— Кто? — глаза Сонара округлились.

— Ведьма штатная я, новый преподаватель факультета практической магии. И у меня к вам разговор, — сразу взяла быка за рога. — Возможно, срочный и очень важный.

— Однако, шустрая вы! — рассмеялся дракон, теперь, когда узнала его должность, сомнения насчет зрачка отпали. — Только устроились и сразу разговор. Ну пойдемте.

Засеменила вслед за ректором в уже знакомую приемную. Почему засеменила? Потому что шаги у дракона под стать его росту, ему требуется один, а мне — полтора.

Адора уже была на месте, возилась с любимыми цветами. Меня не покидали подозрения, что часть из них ядовита, даже не банальная мухоловка, а нечто серьезнее. Просто зубастая секретарь уделяла им слишком много внимания, ну очень бережно протирала листочки. Возможно, кое-кто перенервничал, но не верилось, будто нечеловек способен любить обычные растения.

— Доброе утро, господин Олдас, — пропела она, торопливо поставив лейку на место. — Я уже разобрала почту, сейчас сварю кофе. Сироп какой добавить?

О, дракон — сладкоежка? И хоть кто-то в академии господин. Помнится, проректора та же Адора звала по имени.

— На ваш выбор, — удивил ответом Сонар и обернулся ко мне: — Вы кофе хотите? Или, может, чаю?

— Чаю, с медом, — наглеть, так наглеть!

Адора взглянула на меня со странной улыбкой и удалилась в подсобку, звенеть чашками.

— Прошу! — ректор отворил дверь и посторонился, пропуская вперед.

Выходит, Сонар доверял секретарю, раз не запирал кабинет. Так и есть — на столе уже ровной стопкой лежали письма, газеты, служебные записки. Ректор сдвинул их к краю стола и распахнул шторы. Яркий солнечный свет залил комнату. Жаль, что он уже не греет: осень через два дня.

— Итак, — дракон эффектно опустился в кресло, одновременно развернув его к окну — любил солнце, — о чем вы хотели поговорить?

— А вы со студенткой Шарп? — люблю брать быка за рога.

— Это кто? — орешек попался твердый.

Сомневаюсь, будто дракон воспринял Каролину как часть пейзажа, то есть точно запомнил, может, даже знал.

— Виновница нашей беседы.

Простите, лорд Лукас Вар, ваше дело перестало быть личным, как только в нем появился труп. Каролине, несомненно, что-то известно, раз она пыталась бежать и подговаривала меня.

— И? — ректор явно не собирался помогать.

В это время в кабинет вошла Адора и водрузила на стол поднос с напитками. К кофе и чаю она принесла имбирного печенья. Пусть я неплохо позавтракала, но от парочки не откажусь.

— Рада, что Глэн теперь не одинок, — уходя, шепнула секретарь.

Что?!

Только присутствие дракона удержало от выяснения, когда это случайная ночь, со стороны все выглядело именно так, превратилась едва ли не в помолвку. Или декан хранил обет безбрачия? Если да, сочувствую ему, глупое решение.

— Да, вампир, женатый на ведьме, — это хорошо, — задумчиво пробормотал ректор.

 Они сговорились?!

М-да, то ли слух у драконов отменный, либо сплетни лорду Олдасу приносили вместе с утренней корреспонденцией.

— Чем хорошо?

— Для факультета. Меньше конфликтов.

Ничего страшного, если я удовлетворю любопытство, Каролина ведь никуда не денется, но вопрос сам напрашивался:

— Предыдущих наставниц господин Адравин выжил?

— Нет, но с ведьмами он не ладит, на дух не переносит, — улыбнулся ректор. — Помню, как противился, когда ввели новую специализацию, уволиться порывался, еле уговорил остаться.

— Слышала, декан ладит с метлой…

— Не от хорошей жизни. Ведьмы нервные, постоянно сбегают, нужно же кому-то учить студенток?

Ясно, но мелко для вампира — факультет практической магии, зелья, иллюзии, разбор полетов. Точно выгнали, вот и подался с горя. У кровососов с колдовством — полный порядок, а в Срединных землях их не боятся.

— Итак, что там со студенткой Шарп? — ректор вернул мысли в прежнее русло.

— Она не ночевала в комнате, пыталась сбежать. Полагаю, это как-то связано с ночным инцидентом.

— Кстати о нем, — нахмурился дракон, — впредь докладывайте мне о подобных вещах незамедлительно. 

Кивнула, умолчав о том, что собиралась, но некоторые потащили на кладбище.

Верно говорят, помянешь демона… Словом, в дверь постучали и, не дожидаясь разрешения, вошли. Декан выглядел серьезно, держал под мышкой пухлую папку и почему-то смотрел на меня. Молчала, пытаясь догадаться, чем же успела навлечь немилость вампира за те считанные часы, которые мы не виделись. Неужели нанесла урон репутации? Кто их знает, кровососов, вдруг им настоящие ведьмы для поддержания реноме нужны, а не такие, как я, липовые.

— Вот вы где! — Глэн не соизволил поздороваться с ректором и стремительно шагнул ко мне. — Везде ищу, а она тут. Ну?

Декан требовательно уставился в глаза. Да что ему нужно?

— Понедельник, — услужливо подсказал вампир.

Допустим, дальше что?

Ректор заинтересованно наблюдал за разыгравшимся представлением и пока не вмешивался. Надеюсь, он воспринял мои слова о Каролине всерьез, а не выпустил через другое ухо. Девушка, определенно, замешана в чем-то гадком и далеком от светлых чувств. А вместе с ней и я, в моих же интересах выяснить, кто или что мечтает меня убить — блондинка однозначно предупредила об опасности.

— План. Занятий. Где? — именно так, интонационно выделяя каждое слов, начал терять терпение декан.

Так ему в этот понедельник нужно было? Вот зараза! Да за столь короткий срок ничего путного не придумаешь, и он это знал, знал и издевался.

— Сделаю. В понедельник, — постаралась передать лицом все свои мысли.

Судя по дернувшемуся лицу, вампир понял, но не осознал. Губы тронула глумливая улыбка существа, которое собирается ударить по больному месту и точно знает, парировать противнику нечем.

— Тогда же, когда получите аванс? — подлости не пришлось долго ждать. — Хорошо, меня полностью устраивает, сдадите в понедельник. Один из — сколько их там в году? И в конце того же дня получите деньги.

На минуточку, по легенде я дама без средств, то есть Глэн предлагал жить впроголодь.

— Вот, — потеряв ко мне интерес, вампир сгрузил папку на ректорский стол, — все, как вы просили. У меня без потерь, ауры проверил лично. Разве только кто из новоприбывших. И, — Глэн выразительно глянул на меня, — есть еще кое-что…

Поняв намек, поспешила откланяться. В спину полетело:

— Проходите пока на учебный полигон, выбирайте метлу, я надолго не задержусь.

Мысленно застонала. Я надеялась, он забудет.

С надеждой перевела взгляд на дракона, но он уже склонился над принесенной вампиром папкой. Что же там такое? Дорого бы дала, чтобы заглянуть туда! Зуб даю, это связано с зомби и трупом с кладбища.

— Идите, — не отрываясь от чтения, махнул рукой ректор. — Я подумаю над вашим предложением.

Вот так меня культурно выставили сразу двое.

Нога за ногу поплелась на полигон. Там тренировались не только ведьмы, но и боевики. Представляю, как там шумно, сколько конфликтов на пустом месте! Вздорные мальчишки, не менее вздорные девчонки — гремучая смесь, теперь понимаю, отчего так радовался проректор.

При виде полигона стало совсем тоскливо. Во-первых, там уже закладывали виражи будущие подопечные со старших курсов. А, во-вторых… Хотя, «во-первых» вполне хватило. И мне предстояло опозориться у них на глазах.

Пользуясь последними деньками свободы и тем, что преподаватели не видят, прелестницы в полосатых гетрах в непозволительно коротких пышных юбках, к счастью, под них они надевали облегающие брючки, парили в небе. Послушные воле хозяек, метлы то замирали, то срывались в резкое пике, то выписывали восьмерки. Устроившись так, чтобы девушки меня не видели, завистливо вздыхала. Сумею ли я хотя бы оседлать метлу? Вряд ли. И одета не для воздушных прогулок. Положим, цветом нижнего белья с общественностью поделюсь, но ведь рискую разбиться, запутавшись в юбке. Словом, не мой день.

Закусив губу, трусливо подумывала бежать, даже сделала шаг назад… чтобы уткнуться в грудь декану. Пусть не массивную, но и не рыхлую — словом, носом приложилась знатно. Ойкнув, сердито зыркнула на вампира и потерла пострадавшую часть тела. Ходят тут всякие! Судя по усмешке Глэна, он все понял. От этого стало еще горше, и я не нашла ничего лучше, чем, выдумать несуществующее важное дело. От колкости на этот раз воздержалась, пора закопать топор войны и попробовать мирно сосуществовать с начальством.

— Куда это вы собрались? — яда в голосе вампира хватило бы на десяток гадюк. — Письма писать?

Вздрогнула, едва не выдав себя.

Неужели знает? Бред, откуда? Мы с Глэном знакомы всего ничего, договоры с собой не вожу, разве только вампир неведомым образом перехватил послание инкубу. Но тогда это преступление — вскрывать чужую корреспонденцию строго запрещено.

Искоса посмотрела на декана. Случайно брякнул или действительно подозревает? По виду не разберешь, Глэн Адравин всегда одинаков.

— Хотя бы письма, — подбоченилась. — Запрещено?

— Сейчас да. Идемте!

Вампир положил руку на плечо и подтолкнул обратно к полигону.

При виде декана баловавшиеся с метлами ведьмочки поспешно приземлились и виновато потупили взор. Только вот глаза хитрые, не верилось в их раскаянье.

— Доброе утро, господин Адравин, — послышалось нестройное приветствие.

Вампир хмыкнул и по очереди задержал взгляд на каждой студентке. Не иначе, запоминал.

— Метлы сдали, — лениво приказал Глэн.

— Вам лично? — сверкнула глазами одна из ведьм.

— Не-а, ей, — кровосос развернулся и ткнул в меня пальцем. — Знакомьтесь, девушки, ваша новая надзирательница, наставница и преподаватель госпожа Эльмира Флин. Прошу любить и жаловать.

Студентки слаженно вздохнули. Не иначе, надеялась остаться без пригляда. Ладно, отныне тщательно проверяю стулья и столы на предмет неприятных сюрпризов.

Ведьмочки с интересом рассматривали меня, я — их. Потом в руки дружно легли метлы, еще теплые. Стояла, как дура, не зная, как с ними поступить, прижимала к груди, словно детей.

— Нужно поставить в специальный отсек, — подсказал декан. — Помните, внизу корпуса есть.

Что-то такое припоминаю.

Неуверенно поплелась в указанном направлении. Глэн увязался следом, показал, как отпереть клеть, куда и как ставить.

— Теперь выбирайте.

— А? — не поняла я.

— Любая без ярлыка ваша. Примерьте по руке, попрыгайте, — посоветовал декан. — Затем, когда освоитесь, закажете новую.

— А ваша где?

Задумчиво водила рукой по черенкам. Какую же взять? Можно подумать, среди метелок тоже встречаются старые мерины, которые терпеливо сносят любых неопытных ездоков. Откуда мне знать, какие безопаснее: из сосны, ясеня или клена?

— Дома, — огорошил вампир.

— В Лавиде? — брякнула в ответ.

— В местной квартире, — терпеливо пояснил декан, посмотрев, как на умалишенную. — В Лавиде меня бы неправильно поняли.

— Послушайте, — поколебавшись, решила выяснить все из первых рук, — а вам самому не стыдно возиться с метелками?

— Метлами, — поправил Глэн. — И меня никто не спрашивал. Декан — это не только права, но и обязанности. Выбирайте метлу и идемте. У меня полтора часа, за них вы должны научиться хотя бы не падать. Студенты — что дети, ошибок не прощают, заклюют.

Выхватила первую попавшуюся метлу и возвратилась обратно на полигон. Отвлеклась на минутку, а когда обернулась, узрела в руках вампира обязательный атрибут ведьм. Метла Глэна оказалась черной, с отполированным до блеска черенком. А вот прутья щегольские, красноватые. Интересно, из чего они?

Размышления на крайне важную тему прервал голос декана:

— Ну как, готовы?

— Нет! — с неподдельным энтузиазмом отозвалась я и в последний раз с надеждой спросила: — А можно не летать?

Если вчера в пылу спора я пообещала стать покорительницей неба, сегодня точно поняла: тут даже позора не выйдет, просто несчастный случай.

— Нельзя, — вампир явно получал удовольствие от происходящего. — Посмотрите на меня и перестаньте трусить.

— У вас крылья, вам привычно летать, — зло парировала я, хотя прекрасно знала, кровососы отродясь летучими мышами не оборачивались. В подобные глупости верили только в отдаленных деревнях, а выпускницам пансиона благородных магесс и подавно стыдно распространять суеверия. — А я всего лишь…

Вовремя прикусила язык.

Так, вдох-выдох. Как же просто клыкастому вывести меня из себя! Сама поражаюсь. Никогда не считала себя вспыльчивой, спокойно вела дела, подбивала прибыль, а тут как девчонка. И вижу ведь — провокация, а загораюсь как спичка. Видимо, у меня аллергия на вампиров.

— Ну, и кто же вы? — Глэн перекинул метлу из руки в руки; в глазах блеснул огонек любопытства.

— Бедная брошенная разведенная женщина, — огрызнулась в ответ и, подхватив метлу, стремительно зашагала к полигону.

— Я вам мужа напоминаю?

Неожиданный вопрос заставил резко затормозить.

Медленно обернулась и оторопело, растеряв былую пылкость, уточнила:

— Почему мужа?

— Вы с самого начала на меня взъелись, Эльмира, — вампир подошел и оперся о метлу. Его взгляд нервировал, вынуждал потупиться, чтобы декан не смог прочитать правду. Казалось, он что-то знает, подозревает, силился заглянуть в душу, словно желая удостовериться в правдивости догадок. — А в поезде разродились тирадой в адрес мужчин. Легко сложить два и два.

— Немного, — решила подыграть вампиру. Так даже лучше, быстрее отстанет.

— Изменил? — продолжил бестактный вопрос Глэн.

— Какая разница? — нервно передернула плечами, давая понять, разговор мне неприятен.

Право слово, реальная женщина в моем положении выразилась грубее. На каком основании она должна откровенничать с начальником?

— Никакой, — поразительно легко согласился декан и попросил: — Не переносите прошлое на рабочие отношения. И, — назидательно добавил он, едва заметно усмехнувшись, — вам с метлой подружиться куда проще, как женщине и ведьме. Я же существо, не созданное для полетов, однако чего только не сделаешь, если ректору вздумается набрать курс неуправляемых существ. Иначе их не приструнишь.

— Не любите ведьм? — сделала логичный вывод.

— На дух не переношу, — скривился вампир и с ненавистью покосился на метлу. — Мой факультет был приличным местом, пока они не появились.

Если бы могло, ведьминское орудие самоликвидировалось — столько эмоций Глэн вложилво взгляд, даже лицо чуть перекосило, отчего губы приподнялись, обнажив характерные клыки. «Интересно, — мелькнула глупая мысль, — какой длины они достигают во время охоты? Вроде, все зависит от клана, чем старше, древнее, тем опаснее».

— Что еще? — хмуро осведомился декан.

Оказалось, он смотрел уже не на метлу, а на меня, а я самым бессовестным образом пялилась на его рот. Нехорошо!

— Ничего, давайте учиться.

Обреченно ступила на песок учебного ристалища и воткнула метлу в землю черенком вниз.

— Эээ, — покачав головой, цокнул языком Глэн, следом за мной стукнув деревянными воротцами, — так делать категорически нельзя, она обидится.

— Кто — она?

— Метла, разумеется. И вы напрасно так халатно отнеслись к выбору. Вдруг она с норовом, или держать неудобно?

Какая разница, если это первый и последний полет в моей жизни? Возьму инкуба за грудки, выбью нужную информацию, а дальше — по обстоятельствам. Либо хитростью выманю Каролину, либо уволюсь под любым предлогом. Пусть юные ведьмочки остаются головной болью декана. Жалко, конечно, вампира, немного жалко, потому как в минуты просветления он неплохой мужик, только вот редко они случаются, подобные минуты, как у всякой нечисти.

— Ладно, — шутки кончились, началось учение, — встали ровно. Хват свободный. Постарайтесь почувствовать метлу, поговорите с ней, найдите удобные точки соприкосновения.

Не понимая, о чем он, уставилась на метлу. Ну, и что с ней делать? Дерево и дерево, с сучком вот тут, нужно запомнить, чтобы не поставить занозу.

— Ну, как? — через некоторое время осведомился декан.

Вяло кивнула, лишь бы он отстал.

— Ясно.

Глэн с такой интонацией это произнес, что стало стыдно. Он точно понял, путной ведьмы из меня не выйдет, и подстегнул ведь! Теперь точно знала, что справлюсь с норовистым средством передвижения, только чтобы доказать, я не неумеха-первокурсница. Студентки могут, и я смогу.

Проворно оседлала метлу и деловито осведомилась:

— Что дальше?

— Прыгать, — издевался вампир. — А вы решили, будто сразу в облака?

Решила и минимум час провела за странным занятием — прыгала, крепко сжав метлу пальцами и ногами. Простейшее упражнение подтвердило, хват — это важно, а еще очень трудно удержаться от соблазна и не отпустить деревяшку. Вампир расхаживал рядом и строго командовал: «Ноги не отрывать, не халтурить!» Взмокнув, проклинала все на свете и гадала, зачем мне уметь летать, ведь узнавала, учить ведьмочек небесной премудрости предстоит другим. А я… Подумаешь, позор, будто сейчас момент триумфа. Потная, в дурацкой позе, скачу, словно коза, перед мужчиной, который… Стоп! Резко остановилась и отпустила метлу. Та плюхнулась на землю, больно ударив по ноге — отомстила. Как и Глэн Адравин за поезд. Вот мерзавец! Первое впечатление — самое верное, я сразу поняла: отвратительный тип, где только умудрилась отыскать хоть какие-то достоинства?

— Устали? — вроде нейтрально, но со срытой ехидцей осведомился декан.

— Да.

Нагнувшись, подобрала метлу и, грубо поправ правила, оперлась на нее.

— Давайте покончим с разногласиями, потому что это уже мелочно для мужчины. Понимаю, вампиры обидчивы, я тоже не образец благородной леди, — легкий смешок подтвердил, былое ехидство не привиделось, — но история затянулась. Каждый успел наказать другого за хамство сторицей.

— Я не издеваюсь, госпожа Флин, — в голосе мужчины сквозила обида, — это стандартное упражнение. И мне не смешно оттого, что у вас что-то не выходит, в моих же интересах научить вас летать. Декан отвечает за подчиненных, в том числе, понесенные ими увечья.

— Тогда, давайте продолжим. Заверяю, метлу я фиксирую хорошо.

Ненавижу неловкие ситуации! В одну из таких как раз угораздило угодить. И я злилась: на саму себя, на Глэна, — отчего говорила отрывисто, грубо, торопилась срочно чем-то занять тело и разум.

Вампир фыркнул, всем своим видом показывая: не верит, но продолжил занятия.

— Сначала просто смотрите, я потом медленно повторю.

Декан оседлал метлу с видом обреченного на казнь, даже глаза закатил, наверняка мысленно проклял всех ведьм, и, хлопнув по черенку, подпрыгнул. Смотрелось потешно, только ироничная улыбка быстро сошла с губ, сменившись восхищением. Глэн парил! Более того, сложил руки на груди, показывая, что ему не нужна дополнительная опора. Пусть расстояние до земли невелико, с человеческий рост, но все же.

Нахмурилась. Тут какой-то фокус, обычная левитация.

Словно угадав мое недоверие, вампир прикрыл глаза, нарушив зрительный контакт с предметом. По законам магии он должен был упасть, но не падал. Выходит, действительно освоил метлу. Поразительно!

— Как вы это делаете?

Ощущала себя восторженным ребенком, который впервые увидел простейшую магию, вроде вспыхнувшей свечки.

— Сейчас покажу.

Лучась от тщательно скрываемого самодовольства, вампир приземлился и, отложив свою метлу, взялся за мою. Глэн заставил повторить отрепетированную позу, хмурясь, тщательно выверил положение корпуса, рук и ног.

— Так, замрите и внимательно смотрите. Пока не повторяйте! — сурово добавил он.

Да, давненько Эльмира Флин не сгорала от жажды знаний! Подобное нетерпение вызывал не каждый мужчина, а тут не сводила взгляда с вампира, могла бы, дыру в нем прожгла.

Глэн улыбнулся, открыто, как ловелас, вскруживший голову очередной девице, чуточку порочно и, не скрою, притягательно. Вслух ничего не сказал. Выходит, хотел-таки покрасоваться. Пусть!

Вампир очень медленно повторил давешние движения, крутнулся, чтобы смогла лучше рассмотреть хват и прочие премудрости.

— Первый секрет — магия. С воздухом дружите?

Кивнула. В пансионе учили всему, чему-то больше, чему-то меньше, но со стихиями в обязательном порядке знакомили.

— Тогда постарайтесь облегчить вес тела. Не сейчас, потом! — торопливо добавил Глэн, заметив, как я сосредоточенно нахмурилась. — Затем контакт с метлой. Все они разные, кто любит ласку, кто доброе слово, кого нужно укротить.

— А вы что предпочитаете? — язык опять опередил разум. — Последний вариант?

— Почему? — приподнял брови вампир.

— Вы же мужчина.

— Увы, — картинно вздохнул декан, сверкнув темными глазами, — выбираю первый вариант. Мужчины, Эльмира, не ведут себя столь грубо с женщинами, даже если они метлы.

Кашлянув, напомнила о цели, ради которой мы топтались на полигоне.

— Решили, будто флиртую? — Вот привязался! -Таки рассчитывали на приставания? Увы, моя репутация не настольно подмочена, чтобы домогаться подчиненных. Итак, ласка. Ваш способ найдете сами. Далее — простая команда и, собственно, полет. Как управлять метлой, объясню в процессе. Вверх!

Думала, он это мне — оказалось, метле. Она дрогнула и взмыла вверх, замерев. Странно, почему метла не рванулась прочь, в небеса?

— Я не задал направление и не добавил одно слово, — пояснил Глэн.

Он терпеливо ответил еще на пару вопросов и предложил повторить.

Я утверждала, что самые позорные минуты моей жизни позади? Людям свойственно ошибаться. Надо отдать должное декану, он не смеялся, хотя мог бы позлорадствовать, зато сторонние зрители, которых привлекли мои ругательства, всласть хохотали за оградой, пока Глэн не рыкнул, пригрозив наказанием на кухне. Видимо, картофельные очистки вселяли в будущих магов суеверный ужас, раз они разбрелись. А ведьмочки остались. Мои ведьмочки. Они устроились неподалеку, руки сложены на коленях, сама серьезность, и приглушенно шушукались, стреляя глазками в сторону полигона.

Закусив губу, постаралась выровнять положение тела. Я обязана завоевать авторитет студентов, я укрощу бесову метлу! Удалось, отныне временная наставница ведьм позорно не висела вниз головой. Юбка задралась до ушей — сущие мелочи. Глэна нижнее белье не привлекало, он действительно волновался, порывался подстраховать сетью, чтобы не ушиблась. Один раз таки едва не соскользнула, ладонь до сих пор саднила.

— Хор-р-рошо, — удивленно похвалил сквозь зубы не ожидавший такого прогресса вампир. — Теперь выровняйте дыхание и попробуйте подняться выше. Не торопитесь и не делайте резких движений.

Он парил рядом, не сводя взгляда с подрагивавшего, словно кошачий хвост, изогнутого кончика моей метлы.

Напомнив о ведьмочках внизу, отдала необходимую команду. Метла дернулась. Сейчас сбросит! Ну уж нет! Во мне проснулось упрямство и решимость, которая помогла убедить отца позволить уехать в другой город и открыть свое дело, столь далекое от банковского и еще дальше — от замужества. Какой-то кусок дерева не станет управлять моей жизнью! «Поджарю!» — наклонившись, мрачно шепнула метле. Она, кажется, поверила, раз перестала дрожать, как горячий скакун. Откуда строптивице знать, что я не стихийник?

— Дальше? — опасливо выпрямившись, обернулась к Глэну.

— Хватит с вас, — махнул рукой вампир и, чуть помедлив, посоветовал: — А метлу смените, с этой не сработаетесь.

Вопреки опасениям, на землю спланировала плавно, даже элегантно спешилась, оправив юбку. Декан спрыгнул следом, забрал обе метлы и куда-то унес. Видимо, обратно в клеть. А я решила завершить утро воспитательной беседой со студентками, иначе первый же день учебного года завершится грандиозным фиаско.

Разговор увенчался успехом, опыт победил молодость. Наглядная демонстрация магических способностей стерла, пусть и временно, из девичей памяти картину мучений псевдоведьмы на метле.

 

ГЛАВА 5

 

Задумчиво замерла перед лавкой готового платья, решая, может ли женщина в моих обстоятельствах позволить новый наряд. Эльмира Флин из Арвила, безусловно, могла, а вот разведенная преподавательница госпожа Флин — вряд ли. Но деньги инкуба отяжеляли карман, а после пережитого стресса хотелось побаловать себя обновкой.

Декан таки заставил составить и сдать план занятий. Я потратила на него больше суток, ночь не спала, не ела, но в установленный срок положила на стол вампира исписанную бисерным почерком тетрадь. Судя по выражению лица Глэна, он ожидал пару листков, пестрящих зачеркиваниями, а не аккуратную систематизированную работу.

Стояла и довольно улыбалась. Пусть знает, кое-кто умеет не только хамить и падать с метлы. Да, случился со мной такой казус, но ведь успела зацепиться. Бабушкина кровь, разбавленная деловой хваткой отца, не позволили вконец опозориться.

— Поражен, право слово, поражен, — листая страницы, бубнил декан. — Вполне рабочий план, даже по нужному предмету. О, даже факультативы! Признайтесь, — он поднял на меня глаза и посмотрел так, словно пытался проникнуть в мои мысли, — решили выслужиться?

— Нет, всего лишь преподавать. Сами говорили, нужно равняться на коллектив, а тут сплошь ответственные люди и нелюди.

— Угу, — углубившись в чтение, поддакнул вампир.

Он взялся за карандаш и внес ряд небольших правок. После вернул тетрадь мне и вторично похвалил. Холодно улыбнулась и тоном, которым обычно беседовала с клиентами, заверила:

— Я всегда выполняю работу качественно и в срок.

— Безусловно.

Насторожилась. Не понравился мне этот тон, легкий сарказм и быстро сошедшая с губ ухмылка человека, знающего чужую тайну. Глэн не поверил, только не в мой профессионализм. В его «безусловно» сквозила недоговоренность, вампир оставил за скобками целую фразу.

— К вам приходил муж? — сделала ход конем.

Легенду разработала досконально, пусть не обзавелась бывшим супругом, зато могла часами говорить о его подлом существе. Вот и теперь не попалась на удочку, не запаниковала, а прикрылась выдумкой. Может, декан ничего такого не знает, только вот второй раз намекает, посмеивается, откинувшись на спинку кресла, сложив руки на груди. Кот, забавляющийся с мышью, хищник, которым, собственно, он являлся. Пусть сотню раз повторят, будто вампиры давно не те, но инстинкты никуда не делись.

— Вы не замужем, — нанес удар под дых Глэн, — и никогда не были.

— Как это?

Голос не выдал, но глаза, лишь бы глаза не забегали!

— А так. Я ваш паспорт видел. Настоящий.

В кабинете воцарилось молчание.

Кусая губы, переваривала новую информацию. Отправляясь в Брайт, по своим каналам я обзавелась копией документов, куда внесли сведения о разводе. Фальшивка высокого качества, намеренно, чтобы не посадили в тюрьму, чуть отличавшаяся от настоящего паспорта. Словом, если не давать в руки, смотрится отлично, а при обыске всегда можно назвать бумажку розыгрышем — водяных знаков нет, печать с вымышленными инициалами.

Настоящий паспорт я тщательно спрятала, до обратной поездки он мне не понадобится. И тут треклятый торжествующий вампир, поймавший меня на горячем. Или нет, опять провокация?

— Дурная шутка, — нахмурилась я. — Хотя чего еще ожидать от нелюдя, который с самого начала демонстрировал блестящее воспитание.

— В академии трудятся домовые, — Глэн не ответил на колкость, но ухмыляться перестал. Прежде не видела его таким серьезным, разве в ту ночь, когда искали некроманта. — Они любят порядок, но иногда по моей просьбе или по желанию иного руководства оставляют фронт работ для трудового сплочения коллектива или наказания нерадивых студентов.

— Так мы лабораторию не просто так красили! — догадалась я.

— Именно, — кивнул декан. — Монотонный физический труд лучше всего раскрывает личностные качества, способствует единению преподавателей. Так что да, раз в год, Эльмира, — он отчего-то сделал ударение на моем имени, — мы что-то ремонтируем, а после пьем чай. Но вернемся к насущным вопросам. Вы не замужем, хотя утверждали иное, появились в академии внезапно, незадолго до убийства инкуба…

— Инкуба? — невежливо перебила я.

Из легких на миг выбили воздух.

Пыталась лихорадочно вспомнить, походил ли обезображенный безголовый труп на лорда Лукаса Вара, и не могла ничего толком сказать. Мы виделись лишь однажды, я обратила внимание на то, что он непозволительно, как все представители его вида, красив и только. Руки покойного на кладбище по известным причинам не рассматривала, поэтому все могло статься. Тогда понятно, отчего Каролина пыталась бежать. Неужели она его?.. Хрупкая девушка, повелевающая тенями.

— Воды? — услужливо предложил Глэн и торопливо поднялся. — Вы побледнели.

Промычала в ответ и плюхнулась на стул, прижимая тетрадку к груди. В голове не укладывалось: Каролина — убийца. Так вот о какой опасности она предупреждала! Банально советовала не копаться в чужих делах, чтобы не последовать за нанимателем.

Стоп!

Паника схлынула, сметенная здравой мыслью. Зомби не вписывался в общую картину. Или талант Каролины настолько велик, что она безо всякой учебы способна подымать мертвых?

В ладони ткнулся холодный стакан.

Поблагодарив вампира кивком головы, хлебнула живительной влаги.

— Ничего не хотите мне сказать?

Глэн отодвинул второй свободный стул от стены и, развернув, оседлал, положив руки на спинку.

Покачала головой. Тайна договора священна.

— Вы знали некого инкуба и полагали, что его могут убить, — напирал декан.

— Вам показалось, — холодно отчеканила я.

— Эльмира?

— Вам показалось, — зло повторила в ответ.

Лорд Лукас не вышел на связь, хотя по моим подсчетам уже получил первый отчет. Сомневаюсь, что ему не хотелось дать новые инструкции или хотя бы прояснить ряд туманных вопросов. Потребовать зря не тратить его деньги, наконец! Но он пропал, поневоле задумаешься, не лежал ли лорд сейчас в прозекторской городского госпиталя.

— Госпожа Флин? — и голову набок склонил.

— Показалось! — я почти кричала.

Едва не выронив стакан, порывисто встала и сухо попрощалась.

— Э, нет, — кровосос легко преградил дорогу и ухватил за руки, — так просто вы не уйдете! Или это вы прикончили беднягу? Очень удобно, заодно алиби обеспечили.

— Мелко!

Захотелось дать ему пощечину.

Сердце билось так, что стало трудно дышать. А вдруг действительно заявит? Никогда я так не волновалась, прежние заказы казались детскими развлечениями.

— Правду, — уже чуть мягче, потребовал Глэн и отпустил.

Потерла запястья, хотя вампир не оставил следов, так, нервы, и решила пожертвовать малым:

— Я действительно никогда не была замужем. Хотелось попасть в место, где меня никто не найдет, заодно заработать денег. Отец закрыл счет, а всей наличности — копилка «на булавки». Прихватила ее, часть вещей и сбежала.

— От жениха? — сам додумал Глэн.

Умница, не заставил лгать.

Кивнула.

Декан успокоился, уже не смотрел с подозрением. Пусть и дальше думает, будто меня хотели выдать замуж за некого инкуба. Ради такого случая готова рассказать правду о семье, в разумных пределах. Успешный банкир хотел продолжения династии, а дочь — свободы. Только в реальности мой смирился, а вымышленный шел напролом.

— Инкуб приезжий, все возможно, но вряд ли ваш. Совсем молоденький.

Обиженно фыркнула:

— То есть мне молоденькие не походят, только старые хрычи?

Вампир закатил глаза и поспешно поменял мнение:

— Хорошо, хорошо, ваш. Все инкубы на свете ваши, госпожа Флин, только пусть им головы больше не отрубают.

Можно подумать, это в моих силах!

Декан еще немного попытал и уверился, я не хранила под матрасом двуручный меч и не пила на брудершафт с Шоном Марджи, уговаривая поднять всего одного крошечного зомби для острых ощущений в постели. В ответ тоже получила ряд полезных сведений, хотя Глэн не горел желанием ими делиться. Самое главное — беднягу убил человек (или нечеловек, но из плоти и крови), а нежить лишь скрыла следы преступления. Между преступлением и пиршеством зомби прошла пара часов, Каролина никак не могла стать ночным маньяком Брайта. Словом, от сердца отлегло, и я отправилась по магазинам, лечить стресс. Начала, разумеется, с кондитерской, где выпила чашку ароматного кофе и съела безе. И вот замерла перед витриной, раздираемая противоречиями. Глэн обещал сохранить мой секрет, а слово вампира, при всей их гадливости, нерушимо. Выходит, для всех остальных я по-прежнему бедная разведенная женщина, которая таки купит новое платье. Самое скромное, честно.

Приняв решение, повернула дверную ручку. Громко звякнул колокольчик, предупреждая о новом посетителе. Глаза продавщиц дружно обратились на меня. Сладкоголосые сирены ринулись к добыче, стремясь смутить, запутать и заставить купить больше. А потом они внезапно, словно по команде, смолкли и с обожанием уставились на что-то за моей спиной. Обиженная подобным небрежением, обернулась и поняла, отчего у бедняжек едва не случился сердечный приступ.

Повторюсь, мужчинам нужно запретить быть столь обаятельными, даже если они инкубы. А еще улыбаться, потому что даже у меня задрожали колени, а ноги превратились в желе. Лорд Лукас мог бы прямо здесь удовлетворить голод и насытиться на месяц вперед, однако он явился в лавку с другими целями. Как и в первый визит, безукоризненно одетый, в явно сшитом на заказ костюме, инкуб шагнул ко мне и склонился над рукой.

— Что угодно госпоже?

Демоны Нижнего мира, если так пойдет дальше, я ему отдамся, возьму и изнасилую!

Как же тяжело! Ни выдержка, ни знания не помогали, обаяние инкуба парализовало.

— Любой наряд для прекрасной дамы.

Губы оставили после себя влажную дорожку из мурашек. Мерзавец чувственно прошелся от запястья до фаланги мизинца и отпустил.

Живот скрутило от непреодолимого желания. Чтобы прийти в себя, прокусила губу. Боль и вкус крови отрезвили, теперь я хотя бы могла двигаться.

— Полагаю, мне нужно немного погулять? — намекала на планы инкуба по отъему энергии. — Условия контракта не предусматривают подглядывания или оказания интимных услуг.

Лорд тихо рассмеялся и развеял дурман.

Продавщицы шумно глотали воздух, словно рыбы, стреляли глазами в сторону красавца, тайком прихорашиваясь. Глупые, он высосет и выбросит, подарив мигрень и дикую слабость, а то и вовсе убьет.

— Абсолютно серьезно, вы можете купить любую вещь, — заказчик обвел рукой стойки и полки с одеждой.

— Благодарю, предпочитаю не принимать подарков от мужчин.

— В таком случае пройдемся? Уверен, шляпки и перчатки никуда не денутся.

Кивнула и вслед за инкубом вышла на улицу. Теперь он вызывал глухое раздражение. Право слово, зачем лорд вздумал испытывать на мне свои чары, разве в прошлый раз я неясно выразилась? Между прочим, могу расторгнуть договор, или заказчик надеялся, что корыстолюбие возьмет вверх? Нет, дочка банкира обожает деньги, но не настолько. Мне уже приходилось отказываться от работы. Клиент просил изобразить невесту, словом, стандартное задание, только вот приударить он решил по-настоящему. Сначала отшучивалась, пыталась довольствоваться словами, но, когда мужчина залез ночью в окно, пришлось применить грубую силу и расторгнуть контракт. Более того, я еще штраф за моральный ущерб отсудила. Словом, инкуб не станет первым.

— Я полагала, вы ограничитесь письмом, а не приедете в Брайт смущать местных жительниц.

Улица бурлила. Повсюду яркие вывески лавок, продавцы каштанов и соленого миндаля. Его готовили тут же, на специальных тележках, запах от жаровен дразнил голодные желудки прохожих.

Мы неспешно спускались к бульвару. Там, под деревьями, можно было уединиться посреди города и спокойно поговорить. Не стоя, сидя — мэр приказал установить скамейки.

— И вас тоже? — губы спутника тронула едва заметная улыбка.

— Боюсь, я выросла из пубертатного возраста и вполне довольна личной жизнью, — поставила точку во фривольном разговоре. — Лучше скажите, что делать дальше.

— С Каролиной? — лорд почесал подбородок и отвел к одной из скамеек. — Все то же. Девочка напугана, сами видите.

— Вижу, — кисло улыбнулась я, — что вы много не договариваете. Полноте, милорд, стали бы вы приезжать, чтобы дать столь скупые указания.

На миг показалось, будто лицо инкуба изменилось. Только что рядом стоял обаятельный мужчина, а теперь я увидела монстра. Демоническая порода исказила черты, выпустила наружу дремлющую агрессию. Глаза Лукаса расширились, зрачок практически исчез, скулы заострились, а губы дернулись. Неужели покажет зубы? Признаться, испугалась, выдернула руку из его руки, но обошлось. Инкуб глубоко вздохнул, и его внешность стала прежней. Урок на будущее: демоны милыми не бывают. Положим, в теории и так это знала, теперь убедилась воочию. Понимаю Каролину, я бы тоже за такого замуж не вышла. Может, ну их, деньги, зачем уговаривать девочку стать супругой монстра? С другой стороны, новоиспеченная студентка тоже не так проста, как бы не оказалась достойной парой инкубу.

Лорд пристально наблюдал за мной и явно злился на себя за несдержанность. Затем отмер и взмахнул рукой. Я кожей ощутила колдовство и приняла единственно верное решение — попрощаться. Инкуб не позволил, твердо, но без синяков стиснул запястье и принудил сесть на скамейку.

— Простите, не желаю, чтобы нас подслушали: разговор конфиденциальный.

— Какое заклинание вы применили? — мрачно осведомилась я.

— Самое безобидное — мы временно стали невидимы и неслышимы для окружающих. А теперь, — голос лорда Лукаса изменился, в нем зазвенел металл, — слушайте внимательно. В Эшите немало специалистов вашего уровня, а я плачу достаточно щедро, чтобы мои желания исполнялись. Задание простое, даю месяц — более чем достаточно. Если по истечении данного срока Каролина Шарп окажется у меня дома, получите оговоренное вознаграждение, если нет… Очень бы не советовал узнавать, госпожа Флин, что произойдет в данном случае. В средствах вы не ограничены, действуйте. И сообщайте о конкретно предпринятых действиях, а не отделывайтесь общими фразами.

— Каролина Шарп не беременна, — пошла в наступление я.

Не люблю, когда мне угрожают.

Инкуб никак не отреагировал. Хоть бы отрицал, рассмеялся — ничего, стоял такой же безразличный ко всему.

— Меня не волнуют подобные мелочи, — отрезал он. — Каролина Шарп выйдет за меня, остальное вас не касается.

Нахмурилась. Вот, значит, как! Похоже, контракт придется разорвать.

— Советую перечитать условия договора, — я тоже умела окатить холодом. — Если наниматель нечестен с исполнителем, последний вправе разорвать отношения и вернуть аванс за вычетом понесенных расходов.

— Вы исполните договор, — напористо возразил инкуб. Казалось, еще немного, и он зарычит.

— Нет, пока вы не введете в курс дела. Почему Каролина Шарп вас боится?

Об угрозе смерти пока решила умолчать. Вдруг лорд озвереет и свернет шею?

— Многие девушки боятся брака, — чуть смягчился инкуб, — особенно с такой судьбой, как у Каролины. Напоминаю, за ней охотились, логично, что она даже в спасителе видит врага.

Поджала губы, всем своим видом выказывая недоверие. Лорд даже не пытался выдумать правдоподобную ложь, прямым текстом говорил: свои тайны раскрывать не станет.

— Хорошо, милорд, — неохотно пошла на компромисс, — пока не стану разрывать контракт, но если узнаю о чем-то противоправном…

И тут будто кто-то свыше надоумил спросить:

— Что за инкуба убили на кладбище? Наверное, их не так много, вы должны знать.

Лорд Лукас напрягся, вновь потемнел лицом и отрезал:

— Ваше дело не по кладбищам шататься, а заниматься устройством моей личной жизни. Из-за вас род Варов может прерваться. Надеюсь, понимаете, какова будет расправа?

Я понимала, поэтому предпочла не спорить, лучше покопаюсь в прошлом и настоящем клиента. Аванс и размер оплаты, изначально казавшиеся непомерно большими, теперь вызывали все больше подозрения. Складывалось впечатление, будто я ввязалась в темную историю, а то и вовсе стала соучастницей преступления, отсюда и пресловутые десять тысяч.

Проводила взглядом парочку, чинно прохаживавшуюся по бульвару. Они нас не слышали и не видели, мило ворковали, смеялись. Он явно полукровка с корнями темных эльфов, она — полная противоположность, конопатая, рыжеволосая. Словом, идиллия противоположностей.

— Лорд Вар, — решительно поднялась со скамейки, — вероятно, вы принимаете меня за кого-то другого. Свою служанку, например. И полагаете, будто мое агентство работает по законам Нижнего мира. Так вот, если вы внимательно ознакомитесь с подписанным контрактом, то убедитесь, что у вас существуют не только права, но и обязанности. Последними вы манкируете, более того, угрожаете. Такое недопустимо. Всего хорошего. Деньги переведу на ваш счет в течение трех дней, оставьте, пожалуйста, реквизиты.

Именно так, не нужно бояться. Пусть он инкуб, но существуют законы, они на моей стороне. Сегодня же пойду к декану с выдуманной слезливой историей и никогда больше не увижу ведьм, метлы и всяких нахальных вампиров.

Лукаса словно подменили. С лица как бы стерли холод и злобу, нарисовали учтивую улыбку, только меня не обманешь, в глубине черных глаз горел прежний хищный огонек.

— Простите, госпожа Флин, — он галантно склонился над моей рукой, — я нервничаю, злюсь, срываюсь на окружающих. Право слово, не хотел. Это все любовь, вы, наверное, знаете.

Не знала и знать не хотела. Только безумства мне не хватало!

— Каролина, — короткая пауза и взгляд в сторону, — похитила сердце, отсюда и ложь. Но она боится меня, считает монстром.

— Однако, по вашим словам, — напомнила клиенту, — вы спасли госпожу Шарп от некой опасности. Почему же тогда она прячется от вас?

— Предрассудки! — отмахнулся лорд. — И некоторые особенности моей расы. Вы ведь тоже боитесь, госпожа Флин, хотя, можете проверить, инкубы не совершили ни одного преступления на территории Эшита за последние сто лет.

Ушел от ответа. Хорошо, за неискренность придется платить.

— Полагаю, справедливо увеличить гонорар, — выразительно посмотрела на клиента.

— Хорошо, — поразительно быстро согласился он. — На сколько?

— На десять процентов.

Инкуб пожал плечами. Мол, сущая мелочь. Сколько же у него денег и как сильно ему нужна Каролина, если мужчина не собирался торговаться. Внутренний голос настойчиво советовал отказаться, уйти, как и собиралась, но кошелек напоминал, нужно что-то отложить на старость, поэтому, скрепя сердце, подарила инкубу второй шанс. Лорд Лукас просиял и предложил оплатить покупки в лавке готового платья. Вежливо отказалась — мы не в тех отношениях.

— В таком случае вынужден вас покинуть, — губы инкуба дрогнули то ли в улыбке, то ли в усмешке, точно не разобрать. — Я остановился в «Белом вепре», теперь не нужно писать.

Если лорд рассчитывал удивить, ему это удалось. «Белый вепрь» — лучшая гостиница Брайта, та самая, где пару часов провел мой багаж, а сама я успела перекусить. Выходит, инкубу не сиделось дома, он волновался и перебрался поближе к сбежавшей невесте.

— Заходите на чашечку чая или кофе, буду рад, — продолжал сомнительный клиент. — И Каролину выманите. В кафетерии подают вкуснейшие пирожные, она ничего не заподозрит.

Покачала головой.

— Агентство услуг Эльмиры Флин не занимается обманом и подлогом.

— Что вы, — взмахнул руками инкуб, — какой подлог, какой обман! Всего лишь девичьи посиделки. Полагаю, во время них вы опишете мои достоинства и развеете нелепые страхи.

Обтекаемо обещала сделать все возможное и распрощалась с лордом Лукасом Варом. Шла и ощущала его взгляд, прожигающий спину. В мозгу молоточками билась мысль: «Небеса, во что же я ввязалась?!»

Настроение испортилось, покупки не задались. Практически не глядя, выбрала пару нарядов, немного нижнего белья и направилась, нет, не в академию — в комиссариат.

Здание из красного кирпича выделялось среди прочих, оштукатуренных. Четырехэтажное, с острым козырьком над входом, оно оккупировало угол площади Согласия. С кем или с чем некогда согласились жители Брайта, неизвестно, но названию, по словам местных, вот уже пятьсот лет. Комиссариату значительно меньше, здание построили в начале столетия. Привело меня в него не любопытство, а конкретное дело. Если уж той ночью я оказалась на кладбище, видела труп и едва не стала жертвой зомби, имею право знать, что происходит.

На допрос меня не приглашали: Глэн не счел нужным сообщить о свидетельнице. О зомби он и вовсе умолчал — внутреннее дело. Полагаю, Шону тоже сделали внушение, иначе бы давно познакомилась со следователем.

Внутри стоял несмолкающий шум. Люди и нелюди, перекрикивая друг друга, стремились добраться до конторки меланхоличной блондинки. Она с кукольным, под стать внешности, спокойствием неспешно перебирала бумажки. Казалось, блондинка не замечала ничего вокруг, вообразила, будто она не на работе, а, скажем, на пикнике. Только синее строгое платье и бляха на груди напоминали о том, что сие существо — часть института правосудия.

Протиснувшись мимо страждущих внимания секретаря, направилась прямиком к лестнице. Вслед полетел мужской голос:

— Эй, барышня, вы куда?

Крутнулась на каблуках, удобнее перехватила пакеты и поправила:

— Я не барышня, а госпожа, более того, преподаватель. Мне нужен следователь по делу об убийстве инкуба.

— У вас есть, что сообщить? — оживился служащий.

Мысленно отнесла его к нижним чинам внутренней гвардии, охранявшим покой комиссариата.

— Возможно, — чуть погрешила против истины, чтобы получить желаемое.

В итоге через пять минут я стояла у обшарпанной двери сразу с тремя табличками. Несмотря на четыре этажа, места следователям не хватало, многим приходилось делить кабинет с коллегами. Для приличия постучалась и, не дождавшись ответа, вошла.

Комната, определенно, требовала ремонта, чего только стоили выцветшие обои. Зато мебель оказалась на редкость опрятной, пусть и старой. На такие стулья можно присесть без боязни поставить «стрелку» на чулке.

— Вам кого? — оторвал голову от бумаг русый мужчина средних лет.

Вздрогнула, когда поняла, что один глаз у него стеклянный. Как же он работает, тяжело, наверное.

— Меня интересует дело инкуба, того, с кладбища.

— Ганс, это к тебе, — одноглазый кинул бумажный шарик в затылок копавшегося в сейфе абсолютно лысого мужчины.

Тактично отвернулась, чтобы не увидеть даже краешек документов под грифом «секретно».

Гулко звякнула дверца, щелкнул кодовый замок. Ну вот, все в порядке, можно оборачиваться.

— Слушаю! — следователь оказался немногословным. — Я вас вызывал?

— Нет, я сама пришла и хотела бы кое-что узнать.

— Тут не справочное бюро, — отрезал лысый. — До свидания.

Это он напрасно, меня тяжело выставить за дверь.

— То есть свидетели вам не нужны? Хорошо, я пойду.

И действительно повернулась к нему спиной, когда услышала команду:

— Стоять!

Да что за день сегодня такой, мужчины словно с цепи сорвались. Куда делась вежливость, воспитанность?

— Я не крестьянка, сбавьте обороты, — осадила грубияна и потребовала стул, с некоторыми можно общаться только таким образом.

Лысый хмыкнул, переглянулся с товарищами — кроме одноглазого в углу трудился еще один мученик, настолько тщедушный, что, казалось, сдует первым же сквозняком, — и предложил присесть.

— Я вас внимательно слушаю, — с вежливой издевкой продолжил он.

— Разве не следователи задают вопросы, а свидетели на них отвечают?

Слуги местного правосудия раздражали, в Арвиле они не такие, знакома с парочкой. Пусть мрачные, нелюдимые, зато не хамят.

— Хорошо, давайте вас допросим.

Лысый достал стопку чистой бумаги и проверил, пишет ли ручка.

Терпеливо поведала о скромном участии в ночной эпопее. По мере рассказа скептицизм следователя успел улетучиться, он уже не издевался, а пытался уточнить каждую мелочь, заставив поверить в его профессионализм.

— Зомби, говорите? — лысый в задумчивости постукивал ручкой по бумаге. — И никаких предположений, кто бы мог его послать?

— Никаких, — решила умолчать о Каролине. — Грешила на убитого инкуба, но тогда ничего не сходится. Кстати, кто он?

— Приезжий, — следователь повторил уже известный факт. — Так, младший отпрыск одного из родов Нижнего мира.

А вот и сюрприз, не зря зашла. Что же делал юный инкуб столь далеко от дома?

— Простите, — не особо надеясь на ответ, поинтересовалась я, — а он не связан с родом Вар?

Рисковала, следователь мог уцепиться за фамилию, заставить раскрыть тайну договора, но лысый ограничился отрицательным ответом и моими скупыми объяснениями: мол, у меня есть знакомый среди Варов, волнуюсь.

В общей сложности я провела в комиссариате около двух часов. За это время успела возненавидеть зомби, трупы и особенно некромантов, от которых одни проблемы. Согласитесь, если бы Шон лучше следил за покойниками, ничего бы не произошло. Глупо, конечно, преподаватель некромантии не всесильный демиург, но усталости и злости требовалось найти виновного, и я его нашла.

— Благодарю, госпожа Флин. — Лысый проводил до двери и попрощался. — Если вы понадобитесь, мы знаем, где вас искать.

Ох, не сглупила ли я, связавшись с правосудием? И Глэну влетит за сокрытие свидетеля, не особо ценного, но все же. С другой стороны, случившееся вышло за рамки безобидности, могли пострадать другие.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям